ФЭНДОМ


Sword Art Online (Ранобэ, Том 9)
SAO v09 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) ソードアート・オンライン9 アリシゼーション・ビギニング
Название (англ.) Sword Art Online 9: Alicization Beginning
Название (рус.) Sword Art Online 9: Начало Алисизации

Номер 9
Автор Рэки Кавахара
Иллюстратор Abec
Команда RuRa-team
Перевод Rindroid
Редактирование Diplomat
Работа с иллюстрациями Eragot
Дата публикации 10 февраля 2012 г.
Количество страниц 405
Персонажи на обложке Кирито, Юдзио
ISBN ISBN 978-4-04-886271-4
Выпуски
Ссылки

Вики-статья

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Стартовые иллюстрации

Пролог 1

Седьмой месяц по календарю Мира Людей, год 372

Глава 1

Схватить топор.

Размахнуться.

Ударить.

И если бы дело было только в этих движениях, однако если отвлечёшься хоть на мгновение, неудачный удар по твёрдой коре моментально отразится резкой болью в руках. Дыхание, момент, скорость, перенос веса тела, всё это необходимо контролировать с самого начала, передавая скрытую силу топора дереву, и тогда раздастся приятный чистый и высокий звук.

Теорию он понимал хорошо, но на деле это было не так-то просто. Юдзио получил это задание весной, когда ему было десять. С тех пор пришло уже второе лето, однако лишь каждый десятый его удар получался правильным. Знакомые Юдзио рассказывали, что его предшественник, дедушка Гаритта, всегда попадал в яблочко и даже после размахивания топором оставался полон сил, а вот Юдзио уже после пятидесяти ударов чувствовал онемение в руках, плечи были готовы отвалиться, и он не мог больше поднять топор.

— Сорок… три! Сорок… четыре!!!

Он громко подсчитывал удары, подбадривая себя на следующий, пот попадал в глаза, отчего взор мутнел, руки становились скользкими, а его точность стремительно падала. В состоянии отчаяния, он крепко схватил топор и замахнулся всем телом.

— Сорок… девять! Пять… де… сят!..

Его последний удар был плох даже для него, топор угодил мимо прорубленного участка в стволе, и раздался душераздирающий лязг. От такой жути могли хоть искры из глаз полететь, потому Юдзио отбросил топор, после чего попятился назад и уселся на плотный мох.

Пока переводил дыхание, он услышал насмешливый голос справа от себя.

— Хороший звук раздался три раза за пятьдесят ударов, так что всего выходит, ммм, сорок один. Похоже, сегодня водой Сирал угощаешь ты, Юдзио.

Сказавший это был мальчик примерно того же возраста, лежащий неподалёку. Юдзио не ответил, а стал рыться в поисках кожаной фляги. Подняв её, он жадно выпил воды, которая уже стала совсем тёплой. Вдоволь напившись, он плотно закрыл флягу пробкой и лишь затем сказал:

— Хмм, а у тебя сорок три, да? Да я скоро догоню тебя. Так, сейчас твоя очередь… Кирито.

— Иду-иду.

Кирито был другом Юдзио с детства, да к тому же лучшим другом. А в довесок к этому теперь он стал его партнёром в выполнении этого депрессивного «Священного долга», которым они были обременены с весны прошлого года. Кирито смахнул грязь с чёрной чёлки, вытянул руки и поднялся на ноги. Однако он не взялся за топор; он упёрся рукой в бок и устремил взор ввысь. Привлечённый этим движением Юдзио тоже посмотрел в небо.

Небо середины лета, в седьмом месяце, было восхитительно синим, в его центре будто застрял Солус — солнечная богиня, посылающая своё неисчерпаемое благословение свыше. Однако, ветви великого древа распростёрлись во всех направлениях, и прямой солнечный свет почти не достигал Кирито и Юдзио.

Что ещё печальнее, бесчисленные листья пожирали благословение Солус, а гигантские корни поглощали дары богини земли Террарии, что позволяло древу восстанавливаться после упорной работы Кирито по рубке его ствола. Как бы они ни старались, за ночь, пока они отдыхают, древо восстанавливало половину того, что они прорубили за день.

Юдзио вздохнул, переведя взгляд с неба обратно на дерево.

Великое древо — «Гигас Сидар» — получило своё священное имя от жителей деревни. И это было не просто дерево, это был монстр диаметром четыре мэру, а в высоту семьдесят. Башня с колоколом, что была в церкви, является высочайшим зданием в деревне, однако древо было в четыре раза выше; для Юдзио и Кирито, недавно доросших до одного с половиной мэру, этот титан был подходящим оппонентом.

Это вообще нормально, пытаться срубить такое дерево человеческими силами? — только и мог размышлять Юдзио, глядя на прорубленную часть в стволе, которая достигла в длину одного мэру, а оставшаяся часть ствола была совсем нетронутой.

Весной прошлого года, когда они достигли нужного возраста для миссии по «рубке дерева», его и Кирито позвали в дом главы деревни, а там они услышали ошеломляющую историю.

Гигас Сидар пустил корни задолго до основания деревни, и миссия по его вырубке передавалась из поколения в поколение с момента первых поселенцев. Считая дядюшку Гаритту за шестое поколение, Кирито с Юдзио это седьмое поколение. Прошло более трёхсот лет перед тем, как эта роль досталась им.

Три сотни лет!

В тот момент это была непостижимая цифра для Юдзио, которому едва исполнилось десять. Конечно, мало что изменилось и сейчас, когда ему уже одиннадцать. Всё что он понимал, так это тот факт, что со времён его родителей, дедушек и даже более ранних времён топор ударял по этому дереву бесконечное число раз, а прорубить смогли жалкий мэру.

Почему рубить это чёртово дерево так важно? Глава деревни объяснил это суровым тоном.

Гигас Сидар, обладая невероятными размерами и огромной жизненной силой, поглощает с чудовищной территории благословение богов солнца и земли. Семена, посаженные под тенью этого дерева, никогда не вырастут, как ни старайся.

Деревня Рулид была частью «Северной империи Норлангарт», одной из четырёх империй, на которые разделён весь мир людей. К тому же деревня лежит в самом отдалённом северном регионе. Другими словами, это место можно назвать буквально краем света. С севера, востока и запада оно окружено горной грядой. Чтобы расширить поля и пастбища, не остаётся иного пути, кроме как в южный лес, однако на самом его входе расположился Гигас Сидар.

Было сказано, что кора дерева твёрдая, словно металл, и огонь не причиняет ей вреда. Копать тоже бесполезно, поскольку корни уходят так глубоко, как высоко древо. Потому жители деревни решили рубить это древо с помощью топора «Драконья кость», который способен разрубить даже сталь, и обязанность делать это переходила сквозь поколения.

Глава закончил свой рассказ дрожащим голосом, и услышанная история повергла Юдзио в шок. Потому он спросил, почему бы просто не оставить в покое Гигас Сидар и не заняться лесом дальше на юге?

Тогда глава рассвирепел и прокричал, что это была воля их предков, выбирать двоих из деревни, чтобы возложить на них эту службу. Услышав это, Кирито наклонил голову и проскрипел, зачем вообще надо было основывать деревню в таком месте? Глава пришёл в бешенство и хорошенько зарядил обоим тумаков.

Прошёл уже год и три месяца, как они попеременно брались за топор из драконьей кости, сражаясь с Гигас Сидаром. Однако их неокрепшие ручонки не могли нанести дереву серьёзных повреждений. Та прорубленная часть была результатом трёхсотлетней работы до них, потому ребята не чувствовали никакого удовлетворения от своих стараний.

Бесполезно — депрессия не просто читалась в их глазах, нет, казалось, можно было протянуть руку и пощупать её.

Стоя в стороне от Юдзио, Кирито думал о том же самом, разглядывая Гигас Сидар. Затем он быстро направился к стволу и вытянул вперёд левую руку.

— Ой, Кирито, не делай этого. Глава говорил не подглядывать часто за «Жизнью» великого древа, — торопливо окликнул Юдзио, однако Кирито продолжал смотреть прямо перед собой, и озорная улыбка заиграла в уголке его рта.

— В прошлый раз мы смотрели два месяца назад, так что это не очень уж и часто, это просто случайно.

— Как всегда одно и тоже. Выбора нет… Эй, погоди, дай тоже посмотреть, — Юдзио, к тому моменту отдохнувший, подбежал к Кирито.

— Готов? Открываем, — тихо сказал Кирито, выставив левую руку перед собой. Указательный и средний пальцы были вытянуты вперёд и прижаты друг к другу, остальные пальцы были прижаты к ладони. Кирито нарисовал в воздухе символ в виде ползущей змеи. Это был базовый символ богини творения.

Вычертив необходимый символ, Кирито ударил кончиками пальцев ствол Гигас Сидара. Звука сухого удара не последовало, вместо этого раздался чистый звук, похожий на звон столового серебра. Затем из ствола появилось маленькое прямоугольное окно.

Всё во вселенной, способно оно двигаться или нет, существует в форме бытия под управлением богини творения Стасии, которая наделяет объект «Жизнью». Насекомые и растения обладают небольшой, лошади и коты чуть большей, а люди ещё большей Жизнью. А деревья в лесу и мох, растущий на камнях, обладают Жизнью даже большей, чем у человека. Во всех формах у Жизни есть общая черта: она увеличивается с момента рождения, достигает пика, а после этого уменьшается. Когда жизнь полностью иссякает, животные и люди перестают дышать, растения увядают, а камни рассыпаются.

«Окно Стасии» показывает, сколько Жизни осталось. Оно может быть вызвано, если человек с необходимыми знаниями о Священных искусствах нарисует нужный символ и ударит интересующий его объект. И хоть с галькой и травой это работает без проблем, с животными и людьми возникает много сложностей, потому без знаний священного искусства было не обойтись. К тому же довольно страшно смотреть в своё собственное окно.

Вообще, вызвать окно обычного дерева не составляет труда, однако Гигас Сидар совсем другое дело, и Кирито с Юдзио научились его вызывать лишь полгода назад.

Существует история, согласно которой однажды в «Центральной Церкви Аксиом», в столице Центории, старейший знаток священных искусств после продолжительного семидневного ритуала смог вызвать окно самой богини Террарии. Однако, взглянув на количество Жизни Земли, мастер впал в глубокую депрессию, потерял рассудок и в конце концов исчез.

Услышав эту историю, Юдзио стал бояться открывать окна других людей и больших объектов, таких как Гигас Сидар, однако Кирито, похоже, было всё равно. И снова его возбуждённое лицо уставилось в парящее светящееся окно. Пока Юдзио думал о том, что порой он совсем не понимает своего друга, любопытство взяло верх, и он тоже заглянул.

В бледно-пурпурном квадратном окне были изображены символы, составленные из прямых и изогнутых линий. Юдзио мог прочесть их, однако писать их самому было строго запрещено.

— Что ж…,— Юдзио стал водить пальцем по фигурам, произнося их по очереди, в результате получилось число 235542.

— Эээ… Сколько было два месяца назад?

— Где-то… 235590.

Услышав ответ, Кирито демонстративно поднял руки, упал на колени, ударившись о землю, и растормошил пальцами чёрные волосы на голове.

— Всего пятьдесят! Мы так старались эти два месяца, а в итоге смогли осилить только пятьдесят из 235 тысяч! Такими темпами мы ни за что не срубим это дерево за всю жизнь!

— Это было невозможно с самого начала, — только и мог ответить Юдзио со слабой улыбкой. — Шесть поколений дровосеков усердно работало в течение трёхсот лет, и результат этого — лишь четверть от толщины ствола. Проще говоря, понадобится ещё восемь поколений, или же девятьсот лет.

— Т-ты,.. — Кирито, валявшийся на земле, схватившись за голову, посмотрел на Юдзио и внезапно схватил его за ногу. Тот от неожиданности потерял равновесие и свалился спиной на мох. — Почему ты так просто это принимаешь? Даже нисколько не возмущаешься!

Он разозлился и стал тормошить волосы Юдзио, навалившись на него сверху.

— Уааа… да что с тобой? — Юдзио схватил его за запястье и потянул на себя. Поймав момент, когда Кирито отклонится назад, пытаясь сопротивляться, Юдзио прокатился с ним кувырком на земле, и теперь он оказался сверху. — Время расплаты!

Юдзио стал в ответ тормошить грязными пальцами волосы Кирито, однако у того они были чёрными, в отличие от его светло-русых, и пытаться их замарать было бесполезно. Тогда Юдзио принялся щекотать ему бок.

— Угяяя… ты… это… хаа... — Кирито изо всех сил сопротивлялся, пытаясь вырваться, но внезапно позади них раздался громкий голос.

— Вы двое! Опять отлыниваете!!!

В этот момент борьба между Юдзио и Кирито моментально прекратилась.

— Ууу…

— Это плохо…

SAO v09 06

На камне неподалёку от них нарисовалась фигура с упёртыми в бока руками. Юдзио немного выдвинулся вперёд и произнёс, улыбаясь:

— О… Алиса, ты довольно рано сегодня.

— Не раньше, чем обычно, как раз в обычное время.

Она недружелюбно взглянула на них. Длинные волосы, подвязанные с обеих сторон от головы, сияли золотом, отражая свет Солус, который кое-как просачивался через листву. Девочка проворно спрыгнула с камня. Одета она была в светло-голубую юбку с передником и держала плетёную корзину в правой руке.

Девочку звали Алиса Щуберг. Это была дочь главы деревни, и ей было столько же, сколько Юдзио с Кирито — одиннадцать.

Для детей в деревне Рулид — нет, во всей империи Норлангарт, было положено получать свой «Священный долг» в одиннадцатую весну своей жизни; однако Алиса была исключением, она вместо этого ходила в церковную школу. Она была в обучении у сестры Азарии, чтобы улучшить свои знания в священных искусствах. А всё потому, что она была лучшим ребёнком в деревне.

Однако Рулид не настолько обеспеченная деревня, чтобы одиннадцатилетняя дочь главы занималась только лишь учёбой, несмотря на её таланты. Каждый способный работать должен работать, постоянно требуется бороться с последствиями засухи, продолжительных дождей, с порослью сорняков; со всем, что может уменьшить Жизнь колосьев и скота — другими словами, с озорством «бога зла Вектора». Только лишь с приходом суровой зимы жители деревни могли позволить себе отдых.

У семьи Юдзио было посевное поле на большом обрабатываемом участке, отец Орик и его предки были фермерами. Когда отец узнал, что один из его сыновей выбран для миссии рубить великое древо, из его рта посыпались слова восхищения, но в глубине души он определённо расстроился. Разумеется, семья получает денежное вознаграждение за рубку древа, однако это не отменяет факта, что в поле на одного работника меньше.

На практике старший сын в семье наследует Священный долг своего отца. В случае с фермерским хозяйством их дочь, второй и третий сын также следуют этому стандарту. Дети у владельца магазина инструментов продолжают работать в магазине инструментов, дети стражников становятся стражниками, и ребёнок главы деревни наследует соответствующий титул. Деревня Рулид беспрекословно поддерживала этот порядок в течение сотен лет, веря, что этот порядок был ниспослан как благословение Стасии, однако Юдзио задумывался о нестыковках в этой истории.

Почему, раз взрослые с таким усердием твердят о расширении деревни, не происходит никаких изменений за всю его жизнь? Он никак не мог этого понять. Если бы они по-настоящему хотели расширить деревню, они бы сдвинулись с места, оставили в покое злополучный Гигас Сидар и стали бы осваивать земли на юге. Однако глава, который считался мудрейшим в деревне, никогда даже на миг не помышлял о нарушениях вековых традиций.

Потому-то, неважно, как много времени проходит, деревня оставалась бедной, и дочка главы не могла себе позволить всё время посвящать учёбе, ей приходилось следить за скотом и прибирать в доме после полудня. Её первой задачей после утреннего обучения было доставить обед Юдзио и Кирито.

С плетёной корзинкой в правой руке она проворно слетела с валуна. Её маленькие губы уже собрались выплеснуть новую порцию грома и молнии, и Юдзио резко поднялся, замотав головой.

— Мы не отлыниваем, правда! Мы уже закончили нашу утреннюю работу!

Пока Юдзио оправдывался, Кирито сзади вяло поддакивал. Алиса бросила на них пронзительный взгляд, а потом смягчила лицо.

— Раз у вас столько сил для драки, возможно, стоит попросить дедушку Гаритту увеличить утреннюю норму?

— Что угодно кроме этого!

— Просто шучу. Ладно, быстрее ешьте. Сегодня так жарко, если вы не поторопитесь, оно пропадёт.

Алиса поставила корзинку на землю, извлекла оттуда ткань и расстелила её на ровном участке почвы, где стоял Кирито. Тот резко отпрыгнул, а потом уселся на неё. За ним последовал Юдзио, и после этого продукты были выложены наружу один за другим, дразня голодных работяг.

Сегодня меню состояло из печёного пирога с фасолью и мясом, бутербродов с чёрным хлебом и сыром, кусочков копчёного мяса, нескольких видов сушёных фруктов и утреннего молока. И хотя еда была прекрасно упакована, солнечный свет седьмого месяца мог украсть «Жизнь» из неё без какой-либо пощады.

Только парочка собралась налететь на еду, как Алиса скомандовала «стоять», как будто командует собаками. Затем она стремительно начертила в воздухе символ и проверила «Окна» у каждого продукта, начиная с фарфоровой банки с молоком.

— Уааа, у молока осталось всего десять минут, у пирога жалкие пятнадцать. И это я ещё бежала… Что ж, надо есть быстрее. Но смотрите, прожёвывайте тщательно.

Когда Жизнь еды иссякает, та принимает статус «протухшей еды», и единственный укус может вызвать сильнейшие боли в желудке, если он не достаточно крепок. Юдзио и Кирито уже изрядно поднадоели лекции, и они тут же принялись молча поглощать куски пирога.

Они продолжали жевать в тишине. Для двух голодных мальчиков это было очевидно, но насчёт себя Алиса удивилась, как столько еды помещается в её маленьком животике. Продукты были съедены один за другим. Сперва куски пирога, потом хлеб, а под конец была опустошена банка с молоком, после чего троица выдохнула с облегчением.

— Как было на вкус?

Юдзио ответил серьёзным тоном, заметив её косой взгляд:

— Сегодня пирог был хорош. Твои навыки определённо улучшились, Алиса.

— П-правда? Не могу отделаться от мысли, что во вкусе чего-то не хватает, — Алиса смущённо отвела взгляд в сторону, а Юдзио переглянулся с Кирито перед тем, как улыбнуться.

Алиса готовила им обеды с прошлого месяца, однако разница между едой, приготовленной ей самой и с помощью мамы Садины, была очевидна. Они понимали, что для успешности в каком-то деле нужна долгая практика, и это касается чего угодно, но ещё они понимали, что такие слова лучше держать за зубами.

— В любом случае, — проговорил Кирито, очищая от кожуры сушёный фрукт. — Столько сил уходит на готовку такого обеда, я хочу есть его не спеша. Интересно, почему от тепла еда так сильно портится?

— Почему? Хммм...— в этот раз, не скрывая горестной улыбки, Юдзио демонстративно пожал плечами. — Ты странные вещи говоришь. Просто напросто летом Жизнь у еды уменьшается быстрее. Будь то мясо, рыба, овощи или фрукты — летом они испортятся в мгновение ока, если оставишь их без присмотра.

— Я знаю это, я спрашиваю почему. Вот зимой если оставишь на улице сырое подсоленное мясо, оно не испортится за много дней.

— Это… потому что зимой холодно.

Кирито скривил губы как непонятливый ребёнок в ответ на слова Юдзио. Его чёрные глаза, нехарактерные для северного региона, сияли несогласием.

— Точно как сказал Юдзио, холод сохраняет еду надолго. Необязательно зимой, если будет холодно летом, еда тоже будет хорошо храниться.

На этот раз ошарашен был Юдзио. Затем он слегка пнул его по голени.

— Не говори это так просто. Холод? Летом жарко, потому-то оно и лето. Или ты подумал о запрещённой магии изменения погоды? Да за тобой на следующий день прилетят Рыцари Всецелого из столицы.

— Да уж… И ничего не можем сделать? У меня такое чувство, что есть какой-то способ… — пока Кирито бормотал себе под нос, нахмурившись, Алиса молча наблюдала за разговором мальчиков, крутя кончик волос, а потом сказала:

— Интересно.

— Ч-что ты имеешь в виду, Алиса?

— Нет, я не про запрещённые умения. Я говорю не о том, чтобы заморозить всю деревню. А только корзинку с едой.

Услышав, как она непринуждённо говорит о таких странных вещах, Юдзио непроизвольно повернулся к Кирито, который кивал ей в ответ. Улыбка заиграла на её лице, и она продолжила:

— Есть несколько вещей, которые холодные даже летом. Например, вода из глубокого колодца и листья Сильве. Если мы поместим их в корзинку, внутри неё ведь станет холодно?

— А… Вообще-то, да, — Юдзио сложил руки и задумался.

Прямо перед церковью расположен невероятно глубокий колодец, который выкопали ещё во времена основания деревни: вода в нём была настолько холодной, что даже летом от неё немели руки. Помимо этого, в северном лесу растут деревья Сильве, листья которых холодные, а когда их разомнёшь, они источают едкий аромат. Эти листья хорошо лечат синяки. Возможно, если наполнить кувшин водой из колодца и положить его в корзинку, можно будет спокойно донести еду по жаре.

Однако Кирито, тоже погрузившийся в раздумья, слегка потряс головой и сказал:

— Так просто это не сработает. Вода из колодца нагревается уже через минуту, листья сохраняют холод дольше, но вряд ли этого хватит, чтобы успеть дойти от дома до Гигас Сидара.

— У тебя есть другие предложения? — надулась Алиса, услышав волну критики. Кирито почесал свой чёрный затылок, немного помолчав, затем тихо выдал:

— Лёд. Вот если б у нас было много льда, этого хватило бы, чтобы в корзинке было холодно долго.

— Ну ты… — Алиса тряхнула головой в изумлении. — Сейчас лето, где собрался искать лёд? Даже на центральном рынке в столице его не найти!

Она проговорила это так, как будто мамаша учит непонятливого ребёнка.

Юдзио почувствовал неладное, увидев Кирито, который явно что-то задумал. Когда в глазах его друга детства начинал сверкать огонь, и он начинал говорить таким тоном, Юдзио уже знал из опыта — Кирито явно замыслил нечто плохое. В памяти всплыл случай, когда Кирито потащил мёд императорских пчёл к восточной горе, или когда он разбил кувшин с молоком, который стоял в погребе церкви уже сотню лет. Эти сцены быстро пролетели перед глазами и столь же стремительно исчезли.

— Что ж… Не так уж это и плохо, да? Подумаешь, придётся есть быстрее. И кстати, давай браться за работу, а то поздно вернёмся домой, — сказал Юдзио, в спешке складывая опустевшие тарелки в корзинку и надеясь прервать неугодную тему.

Однако, увидев всё тот же огонёк в глазах Кирито, будто он загорелся какой-то идеей, Юдзио почувствовал, что его страхи становятся реальностью.

— И чего на этот раз ты придумал? — смирился Юдзио, и Кирито улыбнулся.

— Слушай… Давныыыым давно твой дедушка рассказывал нам историю, помнишь?

— Хммм…

— Какую историю? — Алиса, стоявшая рядом с Юдзио, слегка наклонила голову.

Перед тем, как Стасия призвала к себе дедушку Юдзио два года назад, за его белой бородой хранилось множество историй. Сидя на каменном стуле в саду, он любил рассказывать всякие истории трём детишкам, сидящим рядом с его ногами. Странные истории, волнующие истории, страшные истории: он рассказывал сотни, и Юдзио не понял, о какой конкретно сейчас говорит Кирито. Его черноволосый друг прокашлялся, очищая горло, затем сказал:

— Летний лёд, именно оно! «Беркули и Белый…».

— Эй, хватит так шутить, а? — вмешался в рассказ Юдзио, не дослушав до конца и замахав руками.

Беркули был в числе первых поселенцев в этих землях, он был величайшим мечником и первым начальником стражи. Жил он триста лет назад, потому осталось мало историй о нём, но история, упомянутая Кирито, была самая причудливая из них.

Однажды в середине лета Беркули топтался на востоке от деревни и заметил в реке плавающий камень. Подобрав его, он понял, что это лёд. Беркули, поражённый находкой, прошёл дальше по реке. Пройдя немного на север, он дошёл до горной гряды на Грани, где река впадала в узкий проход в скале.

Беркули вошёл в пещеру, несмотря на ледяной ветер, дувший оттуда, превозмог различные опасности и оказался в просторном месте. А там оказался гигантский белый дракон, охранявший границы мира людей. Огромная туша распласталась на несметных сокровищах, и лишь затем стало понятно, что она спит. Даже со всей своей храбростью Беркули шёл на цыпочках. Среди сокровищ он приметил прекрасный длинный меч и захотел завладеть им во что бы то ни стало. Он осторожно вытащил меч из кучи, стараясь не разбудить дракона, и побежал что есть сил. Это в общих чертах. Название истории было «Беркули и Северный Белый Дракон».

Даже для проказника Кирито это уже слишком, нарушать правила деревни и идти к Северному проходу на поиски дракона, думал Юдзио. Молясь про себя, он спросил:

— Ты имеешь в виду, мы будет ждать около реки Рур, когда там проплывёт кусочек льда… так?

Однако Кирито фыркнул и ответил:

— Мы скорее дождёмся конца лета, а не кусочка льда. Я не хочу повторять историю Беркули и искать дракона. В той истории, вспомни, говорилось о сосульках у входа в пещеру. Нам всего лишь надо раздобыть парочку, чтобы проверить их на корзинке.

— Ты меня поражаешь… — Юдзио на несколько секунд потерял дар речи, потом повернулся к Алисе, надеясь, что хоть она помешает ему в его детском желании. Однако глаза Алисы тоже загорелись, и от этого Юдзио опустил руки.

Юдзио и Кирито были наверху списка деревенских бездарей, взрослые читали им нравоучения на ежедневной основе. Однако никто из взрослых был не в курсе, что большинство злоключений этой парочки скрывалось Алисой — лучшим учеником.

Эта Алиса прижала указательный палец к губам, сохраняла молчание несколько секунд, а затем внезапно выдала:

— Не такая уж плохая идея.

— Ну нет… И ты туда же, Алиса…

— Говорили, что детям запрещено проходить за Северный проход. Дословно в правиле говорится: «Без разрешения взрослых детям запрещается играть в Северном проходе».

Юдзио и Кирито непроизвольно переглянулись.

Свод правил деревни носил формальное название «Нормы деревни Рулид» и был записан половину на бумаге, половину на коже; толщиной в два цэн эта кипа лежала в доме главы деревни. Это были те вещи, которые дети должны были запомнить прежде всего, приходя в церковь. Взрослые постоянно ссылаются на этот свод со словами «в правилах…», «согласно правилам…», и к одиннадцатилетию у детей уже выжжены в голове эти уставы. В отличие от остальных, Алиса, похоже, запомнила всё слово в слово.

Не может быть… Не говорите мне, что она помнит даже фундаментальные законы империи, которые в два раза толще… Нет, даже правила деревни очень толстые, чтобы всё запомнить… Пока взор Юдзио полнился такими мыслями, Алиса прочистила горло и продолжила, словно учитель:

— Ведь так? Идти туда играть запрещено правилами. Но поиск сосулек не игра. Продлить Жизнь пище это важно не только нам, но и всем жителям, которые работают на пастбищах. Так что это можно рассматривать как работу.

После таких слов Юдзио вновь переглянулся с Кирито. Сперва в чёрных глазах его партнёра закралась лёгкая нерешимость, однако она быстро растаяла, словно кусок льда в летней реке.

— Да, это верно. Абсолютно верно, — сложив руки на груди, Кирито с серьёзным видом закивал. — Если это будет работа, то мы не нарушим никаких правил, даже зайдя за Грань. К тому же вспомни слова Барбоссы. Работа это не только то, что велено. Во время отдыха не упускай возможности самому найти себе работу. Или типа того. Если они разозлятся, мы просто ткнём их носом в его слова.

Барбосса была обеспеченной семьёй с самым большим полем. Главой семьи был пятидесятилетний Найгел Барбосса, который до сих пор был в отличной форме. Несмотря на то, что их семья собирала урожай больше, чем кто-либо в деревне, ему всегда было мало. Встречая Юдзио на улице, он каждый раз шутил на тему «до сих пор не срубил этот назойливый кедр? Ха-ха-ха». Поговаривают, что он договорился с главой, и тот согласился предоставить ему право первому забрать себе поле на новой земле, сразу после победы на Гигас Сидаром. В ответ на это Юдзио говорил: «Прежде чем это произойдёт, твоя Жизнь давно иссякнет». Разумеется, говорил про себя.

Хотя сослаться на слова Найгела было заманчивым делом, всё-таки Юдзио не мог заставить себя не возразить.

— Но… заходить за Грань это не просто нарушение деревенских правил. Это также нарушение «того самого». Даже если мы дойдём до нужного места, мы не сможем войти в пещеру.

Услышав это, Кирито и Алиса состроили серьёзные лица.

«То самое», что упомянул Юдзио, было не просто «верховным законом Норлангарта» и тем более не правилами деревни. Это был «Индекс Табу», который установлен «Церковью Аксиом», башня которой устремлялась словно в небеса и располагалась в столице мира Центории. Толстая книга с обложкой из белой кожи содержала правила, которые распространялись не только на Норлангарт, но и на поселения на юге, востоке и западе.

Индекс Табу, в отличие от правил деревни или имперских законов, как и говорит имя, был списком «вещей, которые ни в коем случае нельзя делать». Начинался список с широкого перечня наподобие «измены церкви», «убийства», «воровства». Были и мирские пункты наподобие ограничения на количество пойманной рыбы или зверья в течение года, ограничение на пищу, которую можно давать скоту. Число таких пунктов запросто перевалит за тысячу. Для всех детей, которые уже научились писать и считать, наиболее важным является знание всех этих пунктов Индекса Табу. Можно сказать иначе — не обучать детей в школе этим правилам является нарушением правил.

Ужасающая власть Церкви Аксиом с её Индексом Табу распространялась на весь мир, однако была область, где церковь не имела власти. По ту сторону за горной грядой, именуемой Гранью, которая опоясывает мир со всех сторон, простирается страна тьмы — Тёмная территория, «Dark Territory», говоря священными словами. Так что путешествие к Грани само по себе было под запретом. Юдзио считал, что это бессмысленно, идти к горной гряде на Грани без возможности войти в пещеру.

Алиса что-нибудь придумает, чтобы обойти это правило, однако думать в таком ключе уже само по себе запрещено. Юдзио уставился на своего друга, пока размышлял об этом.

Её длинные ресницы сияли ярко под светом полуденного солнца, который кое-как проникал сквозь листву, и в этом сиянии её ресницы походили на золотые нити. Она погрузилась в молчание на некоторое время, затем резко подняла голову и произнесла с прежним непокорным огоньком в глазах:

— Юдзио. Твоя трактовка опять неправильная.

— Эээ… Ты врёшь.

— Я не вру. В Индексе сказано так: первая глава, третий пассаж, одиннадцатый параграф. «Никто не должен заходить за горную гряду на Грани, минуя Мир Людей». За гору, это буквально значит «перебраться на другой край горы». Тут ничего не сказано о пещере. К тому же наша цель это не выйти за Грань, а собрать в пещере сосулек. В Индексе ничего не сказано наподобие «Не ходите в пещеру в поисках льда», так ведь?

Услышав эти слова, сказанные мелодичным, сладким голосом, походившим на церковный колокольчик, Юдзио ничего не вымолвил. Действительно, сказанное Алисой очень походило на истину.

Но ведь мы никогда раньше не ходили к Северному проходу, максимум до прудов-близнецов дальше по реке Рур. Что лежит за ними, мы не знаем, да и назойливых насекомых там сейчас полным полно…

Пока Юдзио упорно искал повод отказаться, Кирито хлопнул его по спине — не настолько сильно, чтобы уменьшить его Жизнь — перед тем, как заявить:

— Слушай, если это говорит лучшая ученица Алиса, то нет смысла сомневаться в этом! Отлично, решено! В следующий выходной мы идём искать белого дра… эээ, то есть, искать пещеру со льдом!

— Тогда нужно будет взять с собой обед из продуктов, что хранятся дольше.

Глядя в яркие лица своих друзей, Юдзио вздохнул и провякал «ладно».

Глава 2

Судя по всему, погода в этот день будет хорошей. Шёл третий выходной седьмого месяца.

Дети старше одиннадцати могли гулять вплоть до ужина лишь в выходные дни. Юдзио и Кирито обычно проводили такие дни за рыбалкой или за тренировками с мечом, однако сегодня они покинули свои дома ещё до того, как рассеялся утренний туман, и теперь ждали Алису под старым деревом на краю деревни.

— Она такая медленная! — проворчал Кирито, хотя ждал вместе с Юдзио всего несколько минут. — Я не понимаю, почему хорошо одеться для девочки важнее, чем прийти вовремя. Поди через пару лет она станет как твоя сестра, которая если чуть замарает одежду в лесу, то уже отказывается её после этого одевать.

— Ничего не поделаешь, все девочки похожи, — говоря это с горестной улыбкой, Юдзио вдруг задумался о том, что может произойти за два года. Алиса всё ещё будет ребёнком без Священного долга, люди вокруг будут терпимы к тому, что она предпочитает проводить время с Юдзио и Кирито? Однако не стоит забывать, что она дочь главы деревни, и частично решено, что она должна быть примером для всех девочек в деревне. В недалёком будущем ей запретят играть с мальчиками, а помимо священного искусства она будет учиться управлять деревней.

Потом… что будет потом? Она выйдет замуж за кого-то из деревни? (как старшая сестра Юдзио Сулинея). Если это так, интересно, что думает Кирито?

— Ау, ты как будто спишь на ногах. Ты хорошо отдохнул прошлой ночью? — Кирито неожиданно уставился на него вопрошающим взглядом, и Юдзио стремительно закивал.

— Я… я в порядке… О, она идёт, — услышав звуки лёгких шагов, он указал пальцем в направлении деревни.

Из густого утреннего тумана появилась Алиса. Её золотые волосы были изящно собраны и подвязаны ленточкой, спускавшейся до кристально чистого передника. Юдзио невольно переглянулся со своим близким другом, пытаясь не улыбаться, и затем они вдвоём проорали:

— Ты опоздала!

— Это вы слишком рано пришли. Хватит вести себя всё время как дети, — как только она закончила причитать, она впихнула Юдзио корзинку из своей правой руки, а фляга с водой, что Алиса держала в левой, досталась Кирито.

Парочка растерянно посмотрела на предметы, внезапно оказавшиеся у них в руках, затем развернулись и взглянули на узкую тропинку, уходящую на север. Алиса наклонилась, чтобы сорвать колосок травы, затем распрямилась и указала на высокую гору вдалеке. Затем воскликнула:

— Итак… команда по поиску летнего льда, вперёд!

Почему всегда это смотрится как «принцесса и её поклонники»? Пока Юдзио думал об этом, они с Кирито опять обменялись взглядами и последовали за Алисой, которая уже ушла вперёд. У деревни была дорога, которая тянулась с севера на юг, и в южной её части было оживлённое движение людей и обозов, однако в северной части дорога пришла в запустение. На ней проросло множество древесных корней, была разбросана галька, и идти по такой дороге было не так-то просто. Однако Алиса играючи гарцевала, идя впереди, и что-то мурлыкала себе под нос.

Как бы выразиться, у неё отличный контроль тела? думал Юдзио. Несколько лет назад Алиса ни с того, ни с сего захотела поиграть с местными ребятишками, сражающихся на деревянных мечах. С тех пор её тонкая палка ударяла Юдзио и Кирито бессчётное число раз. Её палка двигалась так, что, казалось, способна победить даже духа воздуха. Если бы она продолжила тренироваться, она стала бы первой женщиной-стражницей в деревне.

— Стражница, хе… — тихо бормотал Юдзио. Ещё до того, как он получил Священный долг, вполне возможно, это была его мечта, быть стражником, но мечта расплывчатая. Каждый мальчишка в деревне мечтал стать стражником, выкинуть деревянные палки и получить настоящие стальные мечи, пусть и использованные до них. И, разумеется, поступить в школу боевых искусств.

И не только это. Каждую осень мечники со всего северного региона принимают участие в чемпионате, который проводится в Заккарии, что на юге. Если кому-то удаётся занять высокое место и доказать, что он великолепно обращается с мечом, то он становится стражником-часовым, кому положен табельный меч, выкованный искусными кузнецами в столице. И даже это не предел мечтаний. Если они смогут выделиться среди стражников-часовых, они могут получить квалификацию для поступления в «Академию мастеров меча», которая является древней и почётной организацией. После тяжёлых экзаменов проходит два года непрерывного обучения, в конце которого ученики принимают участие в чемпионате боевых искусств, на котором присутствует император Норлангарта. Легендарный Беркули выиграл этот чемпионат играючи.

А в самом конце сильнейших бойцов из всех четырёх империй собирает Церковь Аксиом на «Чемпионат Союза Четырёх Империй». И только один победитель из всех, чья победа будет явлена даже богам, будет одарён высшей привилегией, он будет назначен на должность наездника драконов — он станет «Рыцарем Всецелого».

Глядя с нынешней позиции, это уже было за пределами воображения. Но порой Юдзио размышлял в другом ключе, об Алисе. Как она покинет деревню в качестве мечника, или же как ученица колдуна с целью поступить в какую-нибудь школу в Заккарии, или даже в «Академию мастеров меча», и как рядом с ней идёт он, закутанный в зелёную и светло-коричневую форму часового со сверкающим мечом на поясе…

— Мечта ещё осуществима, — внезапно раздался шёпот Кирито, идущего рядом с ним. Юдзио в удивлении поднял лицо.

Похоже, по одному единственному вздоху, что выпустил Юдзио чуть раньше, Кирито смог прочесть те мысли, что крутились у того в голове. Его интуиция была пронзительна как всегда. Юдзио показал кривую улыбку и пробормотал:

— Нет, мечты уже в прошлом.

Да, время для мечтаний ушло. Весной прошлого года Священный долг стражника достался Джинку, сыну нынешнего начальника стражи. Это несмотря на то, что его владение мечом было куда хуже, чем у Юдзио и Кирито, и тем более Алисы. Юдзио продолжил говорить с примесью раздражения:

— Когда Священный долг уже дан, никто, даже глава деревни, не может поменять его.

— Правда, с одним исключением.

— Исключением?

— Когда долг будет выполнен.

В этот раз он с горечью улыбнулся в ответ на упорство Кирито. Его партнёр до сих пор не избавился от своих великих амбиций срубить Гигас Сидар в этом поколении.

— Как только мы завалим это дерево, наша работа будет блестяще завершена. После этого мы сможем выбрать другой Священный долг. Как насчёт этого?

— Это так, но…

— Я был так рад, когда не получил долг быть каким-нибудь пастухом или фермером. Эти задания не имеют конца, однако наше отличается. Я уверен, есть способ. Через три… нет, два года мы повалим его, а потом…

— Мы примем участие в чемпионате в Заккарии.

— Что? Ты думаешь о том же, Юдзио?

— Я не могу позволить Кирито выглядеть круто в одиночку, — после такого ободряющего обмена мнениями Юдзио почувствовал, что это не такая уж несбыточная мечта. Парочка шла, ухмыляясь, и представляла момент, когда они получают табельные мечи, возвращаются в деревню и заставляют местных мальчишек, включая Джинка, давиться от зависти. Алиса, которая шла впереди всё это время, неожиданно развернулась к ним.

— Вы двое, о чём вы там секретничаете?

— Н-не, ничего такого. Просто думали, не пора ли перекусить.

— А-ага.

— Мы же только начали идти. К тому же, глядите, отсюда уже видно реку.

Они посмотрели вперёд, куда указывал колосок травы в руках Алисы, и увидели колышущуюся поверхность реки. Источник реки Рур был где-то в горной гряде на Грани. Протекая через деревню, река поворачивала на восток, а затем на юг, к Заккарии. В месте, где дорога встречалась с рекой, дорога разделялась на две. Правый путь проходил через северный мост и уходил на восток, левый же путь тянулся на север вдоль западного берега реки. Выбран был, разумеется, северный путь.

Стоило Юдзио добраться до пересечения, как он прильнул коленями к берегу, опустил правую руку в чистейший поток и испил воды. Воистину, была середина лета, стоило воде выйти из источника, как она уже немного нагревалась. Юдзио с удовольствием запрыгнул бы в реку, но он удержался от этой идеи, поскольку рядом была Алиса.

— Это не та температура, при которой тут может плавать кусок льда, — сказал Юдзио, повернувшись к Кирито. Тот надулся, прежде чем возразить.

— Вот почему мы идём к пещере, откуда приплывает лёд.

— Это понятно, но мы должны будем вернуться до того, как прозвенит вечерний колокол. Дай-ка подумать… Когда Солус будет в середине неба, мы должны будем двинуть назад.

— Ничего не поделать. Раз так, давай поторопимся!

Алиса ступала по мягкому подлесью впереди, и парочка ускорилась, чтобы догнать её. Ветви деревьев выступали слева и закрывали свет Солус как балдахин, а от реки поднимался прохладный воздух, потому идти ребятам было совсем нежарко, хотя Солус уже поднялась довольно высоко. Дорога, тянущаяся вдоль берега, была примерно мэру в ширину и была покрыта летней травой. На ней почти не было гальки, мешающей идти. Юдзио удивился, почему это они никогда не заходили дальше прудов-близнецов, ведь идти тут совсем нетрудно.

Северный проход, куда было запрещено ходить детям, всё ещё был далеко от прудов-близнецов. Если они будут бродить где угодно в пределах этого места, взрослые не должны разозлиться, однако идти дальше уже под запретом — вполне возможно, что из боязни перед правилами они не смогут сдвинуться с места при виде входа в пещеру. Хотя он и Кирито постоянно слушали жалобы ортодоксальных взрослых о том, что они только думают о долге вместо того, чтобы выполнять его, на самом деле парочка никогда не нарушала ни Индекс Табу, ни правил деревни. Сегодняшнее скромное приключение было ближе всего к границе дозволенного.

Юдзио почувствовал лёгкое беспокойство. Он посмотрел на Кирито и Алису, беззаботно шагающих впереди и напевающих в унисон пастушью песенку. Эти двое.. Неужели они совсем не боятся? думая об этом, Юдзио удручённо вздохнул.

— Ой, стойте, — позвал он, парочка продолжала идти вперёд, но развернулась к нему.

— Что такое, Юдзио? — Алиса наклонила голову и спросила с угрожающе серьёзным тоном.

— Мы уже довольно далеко от деревни… Тут точно нет опасных диких животных?

— Э… Я никогда о таком не слышала, — сказала Алиса, глядя на него, а Кирито слегка пожал плечами.

— Донетти с огромными когтями, которого видел дедушка. Где именно он его видел?

— Это было около чёрной яблони на востоке, так? Но этой истории уже десять лет.

— Если тут кто и водится, то только четырёхухая лисица. Юдзио, ты как пугливая кошка.

Пока они смеялись, Юдзио пытался оправдаться.

— Нет… дело не в том, что я испугался. Мы ещё никогда не заходили дальше прудов-близнецов, я просто говорю, что нам надо быть осторожнее.

Услышав это, Кирито буквально засветился озорством.

— Да, кстати. Ты знал? Когда деревня только строилась, иногда демоны из Страны тьмы… наподобие «гоблинов» или «орков»… выходили из-за Грани и похищали овец. А иногда детей.

— Чего? Вы пытаетесь напугать меня? Я знаю об этой истории. В конце концов Рыцарь Всецелого прилетел из столицы и расправился с вожаком гоблинов.

— «С той поры в летний день порой можно увидеть сверкающего белого дракона, парящего в вышине над Гранью», — промямлил Кирито, повторяя последние строки сказочки, которую знали все дети в деревне. Его взор устремился на небо на севере. Юдзио и Алиса неосознанно посмотрели туда же и поняли, что что-то выискивают в чистом голубом небе над горами. На какой-то момент им показалось, что в облаках блеснул какой-то свет, однако присмотревшись сильнее, они ничего не увидели. Все трое переглянулись и залились смехом от смущения.

— Это просто сказка, так ведь? Ледяной дракон, живущий в пещере. Да это выдумка того Беркули.

— Эй-эй. Если ты ляпнешь подобное в деревне, глава точно врежет тебе по лицу. Мечник Беркули это герой деревни, в конце концов, — слова Юдзио вновь заставили всех улыбнуться, и Алиса ускорила шаг.

— Мы узнаем, как только доберёмся туда. Слушайте, если вы будете идти так лениво, мы не доберёмся до пещеры к обеду.

Вообще-то, Юдзио совсем не был уверен, что они могут добраться до горной гряды на Грани за половину дня. «Грань», как ясно из названия, является краем света; другими словами, это граница страны людей, которая состоит из четырёх империй на севере, юге, западе и востоке; деревня Рулид, расположенная в отдалённом северном регионе, это не то место, откуда дети способны на своих ногах добраться до Грани.

Оттого-то Юдзио сильно удивился, когда не прошло и половины дня, как река Рур изрядно сузилась и исчезла во входе в пещеру, рот которой распахнулся в основании крутого утёса.

Глубокий лес, распростершийся по обеим сторонам, тут внезапно прерывался. Перед ними был крутой грубый утёс, тянущийся вверх. Если посмотреть ввысь, то можно расплывчато увидеть вдалеке место пересечения голубого неба с белой вершиной горы. Этот каменный склон, без сомнения, и есть горная гряда.

— Мы на месте?.. Это… и есть Горная гряда на Грани, так? А не слишком ли быстро мы пришли? — сказал слабым голосом Кирито, не спешивший верить в это. То же самое было с Алисой, которая шептала, широко распахнув веки.

— Тогда... Где «Северный проход»? Мы прошли его и не заметили?

Именно так, как она сказала. Вполне возможно, что дети могли — да даже взрослые могли пройти через проход и вовсе не заметить этого. И кстати, когда мы прошли примерно тридцать минут за пруды-близнецы, там было место с многочисленными подъёмами и спусками. Неужто это и был Северный проход?

Пока Юдзио озирался по сторонам в сомнениях, необычно серьёзный шёпот Алисы достиг его ушей.

— Если это Грань… тогда на другой стороне Страна тьмы, так? Если так… мы шли всего четыре часа и уже уткнулись в горную гряду. За то же время добраться до Заккарии нереально. Похоже, деревня Рулид действительно на самой границе мира…

Юдзио стоял в замешательстве. Мы так долго жили в деревне и не знали, где она расположена на карте мира? Не может быть — неужели даже взрослые не в курсе, что горная гряда на Грани настолько близка к деревне? За триста лет единственные, кто пробрался через лес на севере деревни к горам, кроме Беркули, это… мы?

Это как-то… странно, думал Юдзио. Однако, он даже не знал, почему именно это странно. Каждый день, в одно и то же время взрослые едят свой завтрак как днём ранее, идут работать на пастбищах или полях, занимаются ковкой в магазинах как в предыдущий день. Как сказала Алиса ранее, четыре часа явно недостаточно, чтобы добраться до Заккарии. Никто из нас троих никогда не был там. Я слышал от взрослых, что требуется идти более двух дней по южной дороге, чтобы достичь города. Однако многие ли из взрослых путешествовали туда и обратно?

Водоворот депрессивных мыслей, затягивающий Юдзио, был начисто сдут голосом Алисы:

— В любом случае, теперь нам ничего другого не остается, кроме как войти в пещеру. Но перед этим давайте пообедаем, — сказав это, она выхватила корзинку из рук Юдзио, затем опустилась на землю, где подлесок сменялся серым гравием. «Вот чего я ждал, мой животик проголодался». Вдохновлённый голосом Кирито, Юдзио тоже уселся на траву. Ароматный запах пирога прогнал его последние сомнения, и всё, о чём он сейчас думал, это о жалобах своего желудка на голод.

Алиса стала сражаться с загребущими руками Юдзио и Кирито, хлеща по ним и рисуя символы для вызова окон всех продуктов. Убедившись, что у всех них есть хороший запас Жизни, она подала рыбный пирог, мандзю, яблоки, пирог с орехами и сушёные персики. В завершение, она разлила воду Сирал из большой фляги в стаканы, предварительно проверив её на сохранность.

Стоило ей дать добро, как Кирито раздражённо впился в рыбный пирог, потом пробубнил с набитым ртом:

— Эта пещера… Если мы найдём много льда, завтра нам не придётся есть в спешке.

Глотая свой обед, Юдзио повернулся к нему и спросил:

— Но если подумать, даже если мы найдём лёд, как мы сохраним его Жизнь? Он же растает до завтра, так ведь?

— Э… — Кирито опустил плечи, как бы говоря «я не подумал об этом», затем Алиса равнодушно произнесла:

— Если мы поторопимся и успеем притащить его в погреб моего дома, за одну ночь он не исчезнет. Вы двое, надо было думать об этом раньше.

После того, как в очередной раз их ткнули носом в их недальновидность, Юдзио и Кирито принялись жадно лопать остатки пищи, пытаясь скрыть смущение. Хотя у них было достаточно времени, Алиса съела свою часть в обычном быстром темпе и запила водой Сирал.

После того, как Алиса свернула белую ткань и аккуратно сложила в корзинку, она поднялась на ноги. Она направилась к реке и сполоснула там три чашки.

— Уяяя, — со странным визгом Алиса поднялась от реки, закончив там свою работу. Расставив в стороны руки, которые она вытерла о передник, Алиса повернулась к Юдзио. — Вода в реке такая холодная! Прям как в колодце зимой.

Он увидел, что её ладони стали совсем красными. Неосознанно он протянул к ней свои ладони, обхватил ими её руки и постарался согреть.

— Стой… Прекрати, — щёки Алисы окрасились в тот же цвет, что ладони, и она притянула руки к себе. В тот момент Юдзио осознал, что он сделал вещь, какую в обычной ситуации никогда не сделал бы, и затряс головой:

— Аа... Нет, это…

— Что ж, не пора ли нам отправляться, сер и мадам?

«Ты так пытался помочь мне?» промелькнуло в ухмылке Юдзио, когда он легонько пнул Кирито по ноге. После столь грубого поступка он повесил большую флягу себе на плечо и поплёлся в пещеру без оглядки.

Было трудно поверить, что источник реки Рур, вдоль которого они шли, настолько мал. С шириной примерно полтора мэру река вытекала из пещеры в крутом утёсе; слева торчал камень примерно того же размера, что поток воды, Юдзио ступил на него и вошёл в пещеру.

Юдзио размышлял, Беркули ступил на этот камень триста лет назад, пока старался зайти в пещеру глубже. Внезапно, температура резко упала, он стал тереть руки, торчащие из коротких рукавов туники.

Он сделал ещё десять шагов вперёд, когда, наконец, до него донеслись шаги сзади. В тот момент Юдзио осознал свою вопиющую ошибку, он не взял с собой свет. Опустив плечи, он раздосадовано посмотрел назад.

— О нет… Кирито, я забыл лампу. А ты взял? — хотя он стоял всего в пяти мэру от входа, темнота обволокла его, и он даже не мог рассмотреть выражение их лиц. В кромешной тьме его последней надеждой был партнёр, который мог взять вещь, что забыл он сам, однако в ответ он услышал: «Как я мог догадаться о чём-то, о чём не догадался ты?», сказанное с полной уверенностью.

— Во вы даёте…

Пока Юдзио думал о том, сколько раз за сегодня он уже слышал этот прелестный голос, он вглядывался в слабое сияние золотых волос. Алиса посмотрела по сторонам несколько раз и засунула руку в карман передника, откуда извлекла что-то тонкое и длинное. Это был колосок травы, что она сорвала в самом начале их приключения.

Она держала колосок в правой руке, а левой придерживала его кончик, закрыв глаза. Её маленькие губы задвигались, в воздухе заиграли незнакомые строки из священных писаний, каких Юдзио никогда прежде не слышал.

Наконец, её левая рука начертила сложный символ, и бледный мягкий свет полил из разбухшей верхушки травинки. Затем свет резко усилился, отгоняя тьму пещеры на приличное расстояние.

— Ооо.

— Ого…

Кирито и Юдзио в унисон издали возгласы удивления. Хотя они и знали, что Алиса практикуется в священных искусствах, им редко доводилось видеть это своими собственными глазами. Как учила сестра Азария, священные искусства, черпающие силу у богини Стасии, у богини солнца Солус и у богини земли Террарии — за исключением бога зла Вектора, чьи адепты поклоняются тьме — эта сила, направленная на поддержание порядка и спокойствия в мире, а потому их нельзя применять абы как.

Сестра применяла свои священные знания на деле только тогда, когда раны или хворь не могли быть вылечены лечебными травами. Юдзио это хорошо понимал, потому посмотрел на Алису, которая держала светящийся колосок, и спросил:

— Слушай, Алиса… а использовать его так, это нормально? Тебя не накажут за это?..

— Хммм. Если бы меня наказывали за такое, меня бы уже десять раз ударила молния.

— …

Сказав это, Алиса протянула ему правую руку с зажатым колоском, и он принял это без раздумий, но лишь затем до него дошло.

— Я-я иду первым?

— Разумеется, или ты позволишь беззащитной девочке идти впереди? Юдзио пойдёт впереди меня, Кирито сзади. Хватит терять время, давайте поторопимся.

— Х-хорошо.

Смирившись с этой ситуацией, Юдзио поднял маленький факел и боязливо направился вглубь пещеры.

Извилистый каменный проход простирался вперёд. Стены сверкали голубовато-серым свечением, как будто были влажные. Тут послышался треск откуда-то впереди, куда не доходил свет. Встревожившись, Юдзио пытался всмотреться в тьму, но не увидел ничего, что напоминало бы лёд. Хотя там виднелись заострённые выступы, похожие на сосульки, Юдзио понимал, это всего лишь камни.

После того, как они прошли несколько минут, Юдзио обратился к Кирито:

— Слушай… Ты же говорил, что сосульки будут у самого входа в пещеру, так?

— Я говорил? Ну типа того.

— Ты говорил! — Юдзио хотел уже направиться к своему партнёру, который отвёл глаза в демонстративном безразличии, но Алиса остановила его.

— А ну-ка, поднеси свет ближе.

— А?... — Юдзио поднёс колосок к лицу Алисы. Она округлила губы, затем глубоко выдохнула на свет.

— Смотри, вы ведь видите это? Наше дыхание стало белым, как зимой.

— Ух ты, точно. Я как раз подумал, что стало очень холодно… — игнорируя объяснения Кирито, Юдзио закивал в ответ Алисе.

— Хоть сейчас и лето снаружи, тут внутри настоящая зима. Тут точно есть лёд.

— Точно. Давайте ещё поищем.

Юдзио развернулся и пошёл вперёд. Его не покидала мысль, что проход становится всё шире и шире по мере их углубления.

Ступая сквозь мрак, они слышали лишь слабые звуки своих шагов вперемешку с журчанием подземной реки. Хоть они и достигли её источника, тут она слабее не была.

— Была бы у нас лодка, добраться назад было бы проще простого, — беззаботно сказал Кирито сзади, в ответ на что Юдзио промямлил «не ори так громко». Они уже прошли куда дальше того, что планировали, и то, что было сейчас на уме Юдзио…

— Слушайте, если на нас нападёт белый дракон, что нам делать? — прошептала Алиса, как будто прочла его мысли.

— Что ещё остаётся… только беж…

Кирито перебил его тихий ответ своим безрассудным воплем:

— Д-да всё в порядке. Белый дракон погнался за Беркули, потому что тот стащил его драгоценный меч, разве не так? Наверняка он не обидится из-за сосульки. Хмм... но вообще я б отскрёб от него чешуйку на память…

— Э, ты о чём думаешь, Кирито?

— Смотри, если мы вернёмся в деревню и докажем, что видели дракона, Джинк со своей бандой сдохнут от зависти.

— Не шути так! Сразу говорю, если за нами погонится дракон, мы бросим тебя и убежим.

— Тише ты. Юдзио, ты кричишь слишком громко.

— Это потому что Кирито несёт всякую чушь…

Внезапно под его ногой раздался странный звук, и Юдзио заткнулся. Будто что-то треснуло. Он в спешке поднёс огонь к ноге и непроизвольно выпалил:

— Ух ты, взгляните на это.

Алиса и Кирито нагнулись, чтобы посмотреть, и Юдзио поспешил убрать ногу. Вода, скопившаяся на камне, обратилась тонким льдом, распростёршимся по гладкой серой поверхности. Протянув пальцы, он поднял прозрачный кусочек на свет.

После того, как кусочек попал на ладонь, через несколько секунд он превратился в капельки воды. Троица переглянулась и невольно заулыбалась.

— Это лёд, без сомнений. Наверняка дальше его целая куча, — сказал Юдзио, освещая окрестности. Свет отражался от кусочков льда, и получалось голубоватое свечение. Впереди простиралась кромешная тьма пещеры, откуда вытекала вода.

— О… Там какой-то свет впереди.

Как и сказала Алиса, Юдзио двинул рукой и увидел вдалеке бесчисленные огоньки, тускло мерцающие в темноте. Полностью забыв о страхе перед драконом, он рванул в том направлении.

Если смотреть по времени, сколько они идут, прошли они примерно сотню мэру. Внезапно, слева и справа стены оборвались. В тот же момент перед ними предстала картинка, от которой перехватило дыхание.

Очень широкое пространство. Трудно было поверить, что они стоят в подземной пещере, так как это пространство было фантастически большим. Оно было явно больше, чем площадь перед деревенской церковью.

Изогнутая стена, почти полностью окружавшая это место, была не такой мокро-серой, как предыдущие стены, она была покрыта чем-то прозрачным, тонким, светло-голубым. Взглянув на пол, Юдзио понял: «Ясно, так это источник реки Рур». Это был огромный водоём — нет, скорее, озеро. Однако его поверхность совсем нисколько не тряслась. Озеро было полностью замёрзшим, от края до середины.

Поводив взглядом по поверхности озера, можно было увидеть посреди него странной формы колонны, высота которых превышала рост троих ребят. Это были гексагональные колонны, скошенные у верхушек. Походило это на куски сырой руды, которую дедушка Гаритта раньше показывал Юдзио. Однако эти были куда больше и куда красивее. Полупрозрачные колонны поглощали священный свет от колоска, что держал Юдзио, отражали его в шести направлениях, отражали свет друг друга и освещали весь купол. Число колонн увеличивалось по направлению к центру озера, в котором совсем не было свободного от них места.

Это был лёд. Стены, озеро, колонны — всё это состояло изо льда. Изогнутые стены сверху над головами сходились вместе, образуя потолок, и это место от этого походило на церковный купол.

Троица совсем забыла о холоде, что пронзал их кожу, стояла неподвижно несколько минут и выпускала туманное дыхание. Пока это не продлилось ещё дольше, Алиса молвила дрожащим голосом:

— С таким количеством… мы можем заморозить еду всей деревни.

— Мы даже можем устроить зиму во всей деревне. Ладно, давайте осмотримся, — сказал Кирито, после чего сделал несколько шагов вперёд, прежде чем ступить на замёрзшее озеро. Постепенно он перенёс весь вес на лёд и в конце концов встал на него обеими ногами. Звука трескающегося льда, к счастью, не послышалось.

Вот всегда он так. Хотя обычно Юдзио старается отговорить Кирито от необдуманных действий, сейчас любопытство взяло верх. Даже если тут обитает Белый дракон, я всё равно хочу получить кусочек льда.

Подняв священный свет выше, Юдзио вместе с Алисой последовали за Кирито. Стараясь не делать громких шагов, они переходили от одной гигантской сосульки к другой, стараясь продвинуться к центру.

Это круто, если мы увидим дракона, история о нас будет переходить из поколения в поколение. И если, вот просто если, мы сможем сделать то, что не смог Беркули, сможем стащить что-нибудь из сокровищ, что припас дракон. Может быть, глава пересмотрит наш Священный долг?

— Мугу, — пока Юдзио мечтал на ходу, он воткнулся носом в затылок Кирито, который внезапно остановился. Нахмурившись, Юдзио заворчал: — Блин, Кирито, не останавливайся так резко.

Но ответа от его партнёра не последовало, а лишь тихое бормотание:

— Это… оно…

— А?..

— Именно оно!

Юдзио наклонил голову одновременно с Алисой рядом с ним и посмотрел вперёд на Кирито.

— Да о чём вы болтае?.. — увидев то, что видел Юдзио, Алиса не смогла закончить фразу.

Это была груда костей.

Все они были сделаны из голубоватого льда. Они слабо светились, словно были кристальными скульптурами. Каждая кость была огромной и лежала на другой, от чего эта груда была выше, чем троица. На вершине этой горки лежал огромный кусок льда, вида которого было достаточно, чтобы сразу догадаться о бывшем владельце этих костей.

Это был череп, Юдзио понял это с первого взгляда. Пустые глазницы, вытянутые ноздри. Сзади торчали рога, а на отвисшей челюсти располагались бесчисленные зубы, длинные и острые слово меч.

— Кости… Белого дракона? — тихо прошептала Алиса.

— Он уже мёртв?

— Ага… Но он умер точно не своей смертью, — пришёл ответ от Кирито, который был спокоен, как лёд. Юдзио редко видел его таким, обычно Кирито переполнен различными эмоциями.

Кирито сделал ещё несколько шагов и подобрал огромный коготь, по-видимому, выпавший из передней лапы дракона.

— Смотрите… тут много ран. А верхушка вообще отрублена.

— Он с кем-то сражался?.. Но… кто вообще способен убить дракона?..

Такой же вопрос, что задала Алиса, завертелся в голове Юдзио. Говоря о Северном Белом драконе, он ведь из тех, кто живёт на горной гряде у Грани, что опоясывает весь мир, и защищает людей от демонов с Тёмной территории. Кто вообще способен одолеть такое существо?

— Сражение с дикими животными или другим драконом не привело бы к таким ранам, — проговорил Кирито, постукивая пальцем по когтю.

— Тогда… что же?

— Тут раны от меча. Тот, кто убил дракона — человек.

— Н-но… ну, Беркули, герой, который победил на чемпионате в столице, даже он не справился с драконом и убежал. Это абсурд, никакой мечник не… — договорив до этого места, Алиса будто что-то осознала и замолчала. Тишина окутала озеро, которое оказалось гигантским надгробием. Через несколько секунд, борясь со страхом в голосе, её губы прошептали:

— Рыцарь Всецелого?.. Рыцарь Всецелого из Церкви Аксиом убил Белого дракона?

Глава 3

Рыцарь Всецелого — высшее воплощение закона и порядка, к тому же символ справедливости, и он убил белого дракона, который тоже был защитником Мира Людей? О подобных историях Юдзио никогда не слышал за все одиннадцать лет своей жизни, потому он не мог так просто это принять. Этот вопрос он не мог так просто прожевать и проглотить, он мучил его душу, и Юдзио посмотрел в сторону своего партнёра, надеясь получить ответ от него.

— Я не понимаю, — однако бурчание Кирито тоже выдавало его озадаченность.

— Может быть… в Стране тьмы тоже есть свои рыцари, и один из них убил дракона… Но в таком случае странно, что до сих пор они не ворвались в наш мир через Грань. По крайней мере, его точно не хотели обворовать.

Когда он закончил, Кирито пошёл наверх к останкам дракона и бережно положил коготь на место. Затем, кряхтя как старик, он вытащил из груды костей нечто длинное.

— Оооох… ужасно тяжелый… — протащив его всего мэру, Кирито показал его Юдзио и Алисе. Это был длинный меч с серебристой рукоятью и ножнами, сделанными из белой кожи. Гарда была инкрустирована великолепной синей розой. Одного взгляда хватало, чтобы все трое поняли — этот меч стоит больше, чем любой другой меч в деревне.

SAO v09 07

— Ааа… это, наверно… — сказала Алиса, вглядываясь в меч. Кирито кивнул:

— Ага. Меч «Синяя роза», который Беркули пытался стащить из логова спящего Белого дракона. Странно, почему убивший дракона не взял его себе? — говорил он, наклонившись к мечу. Он попытался поднять его за рукоять, однако со всей своей силой он смог оторвать его лишь на десять цен от пола. — Слииииишком тяжёлый!

Кирито завопил и разжал руки, отчего меч с грохотом вернулся на землю. На поверхности толстого льда после этого можно было увидеть небольшую трещину. Меч был невообразимо тяжёлым, несмотря на свой элегантный вид.

— И что нам с ним делать?..

— Да ничего. Даже вдвоём мы не сможем дотащить его до деревни. Хотя мы и машем топором каждый день… К тому же походу под костями ещё много сокровищ.

— Ага… Но даже не думай что-нибудь забрать.

Парочка кивнула в ответ на серьёзный тон Алисы. Хоть прихватить что-то с собой и похвастаться перед мальчишками, чтобы про тебя сложили легенду о походе к дракону, это круто, но если прихватить сокровища, это уже будет расхищение могилы. И хотя положение Индекса Табу о «воровстве» не применим к данной ситуации, это не значит, что они могут делать всё, что им заблагорассудится.

Юдзио посмотрел на Кирито, затем на Алису и снова кивнул.

— Давайте следовать плану и добудем лёд. Если это будет просто лёд, то даже если бы дракон был жив, он не рассердился бы, — сказал Юдзио, после чего подошёл ближе к сосульке и отодрал верхнюю маленькую часть, которая росла словно свежий бутон. Затем поднял глыбу с пола и протянул Алисе, которая аккуратно упаковала её в опустевшую корзинку.

Трое принялись отколупывать кусочки льда и посылать их в корзину, не произнося ни слова. Когда основание очередной сосульки истощалось, они шли к следующей. Таким темпом корзинка за две минуты заполнилась кусочками льда, которые сияли голубым светом словно прозрачные драгоценности.

— Ии… эх, — пропыхтела Алиса, приложив все силы, чтобы поднять корзинку. Посмотрев на неё, она стала любоваться переливающимися огоньками меж её рук. — Так красиво… Так жалко относить их отсюда, чтобы они растаяли.

— Мы не собираемся притащить это домой, чтобы продлить Жизнь еде? — прозаично сказал Кирито, нахмурившись, и Алиса внезапно свалила корзинку на черноволосого мальчика. — Чего? Я должен нести это аж до деревни?

— А разве не очевидно? Для меня она слишком тяжёлая.

Стараясь прервать их типичную перебранку, Юдзио поспешно сказал:

— Я помогу, можем нести её по очереди. И если мы не пойдём домой прямо сейчас, мы не доберёмся до деревни к вечеру. Мы, наверно, уже целый час в этой пещере.

— Ага… тут не видно Солус, потому не знаю точное время. Есть какое-нибудь священное искусство, способное показать время?

— Неа! — Алиса быстро отвела взгляд. С этого участка озера виднелся выход из пещеры. Повернувшись кругом, можно было увидеть ещё один выход, в противоположном крае. От увиденного она опустила плечи и спросила: — А откуда именно мы пришли?

Юдзио и Кирито тут же указали на выход, в котором были уверены. Разумеется, они указали на противоположные стороны.

Должны были остаться следы. К сожалению, на твёрдом льду не было ни одного отпечатка ног; возможно, ответ подскажет череп — в какую сторону он смотрит, там и выход. К сожалению, и это не помогло, поскольку взгляд дракона не был устремлён ни на какой из выходов. Когда варианты закончились, Алиса принялась рассуждать вслух.

— Слушайте, там ведь была замёрзшая лужа, в которую наступил Юдзио. Если мы пройдём чуть дальше от выхода и увидим её, это и будет выход.

Точно, как она сказала. Смущенный от того, что не додумался до этого сам, Юдзио кашлянул, потом кивнул.

— Ладно, решено. Проверим ближайшую сторону.

— Думаю, всё-таки тот путь верный… — недовольно проворчал Кирито, и Юдзио толкнул его в спину левой рукой, держа в правой сверкающий колосок. Затем они пошли к ближнему проходу.

Когда ледяные колонны исчезли позади, свет от них перестал отражаться, и стало значительно темнее. Троица решила ускорить шаг.

— Хм, мы совсем не знаем пути назад, прямо как братья Берин из старой истории. Надо было так же разбрасывать орехи, всё равно тут нет птиц, — глупо сказал Кирито, что выглядело как притворство. Так значит, мой беспечный партнёр тоже может заволноваться? Эта мысль позабавила Юдзио.

— О чём ты говоришь вообще? У нас с самого начала не было никаких орехов. Если хотел блеснуть своими познаниями, мог бы оставлять что-нибудь из одежды на каждом повороте, что мы делали.

— Прекрати. Я б тогда заболел, — Кирито стал изображать чиханье, и Алиса хлопнула его по спине.

— Хватит нести чушь, и смотри под ноги. Если мы пропустим её, это будет проблемой… или даже хуже… — отрезала она, затем нахмурилась и продолжила. — Мы прошли уже далеко от входа, а так и не заметили её. Значит, это не тот путь.

— Нет, давайте пройдём ещё немного… аа, слушайте, — поскольку Кирито внезапно поднёс палец к губам, Юдзио и Алиса перестали говорить и внимательно прислушались. Определённо, был какой-то странный звук с примесями звуков журчащего подземного потока. Будто это был печальный свист, то усиливающийся, то ослабляющийся.

— Эээ… звук ветра? — пробормотала Алиса. В самом деле, Юдзио показалось, что это звук похож на то, как ветер играет в верхушках деревьев.

— Выход рядом! Круто, что мы выбрали этот путь. Быстрее! — облегчённо заявил он и побежал трусцой в сторону звука.

— Стой, ты подскользнёшься, если будешь бегать в таком месте, — сказала Алиса, но несмотря на это тоже побежала. Сзади за ними следовал Кирито с лицом, полным сомнений.

— Но… разве летний ветер может так завывать? Это больше похоже на... зимний ветер.

— Сильный ветер из долины тоже так задувает. Как бы там ни было, давай валить отсюда быстрее.

Огонь в правой руке Юдзио сильно затрясся, как только он подошёл к выходу. Я хочу как можно быстрее вернуться в деревню, домой. Наверняка моя семья сильно удивится, когда я покажу им кусочек льда, взятый у Алисы.

Но лёд растает быстро. Может, стоит вернуться и взять хотя бы старую серебряную монетку? Пока он размышлял, впереди показался маленький проблеск света в кромешной тьме.

— Выход! — прокричал он с улыбкой на лице, затем нахмурился. Свет стал слабовато-красным. Но ведь вошли в пещеру они в полдень и были внутри чуть больше часа. Неужто прошло гораздо больше времени? Если Солус уже направилась на запад, то им надо срочно бежать в деревню, иначе могут не успеть к ужину.

Юдзио ускорил шаг. Высокий звук ветра уже полностью перекрыл звук журчания реки.

— Погоди, Юдзио. Погоди немного! Это странно. Прошло всего два часа, но… — Алиса, бегущая сзади, от беспокойства повысила голос. Однако Юдзио не остановился. Достаточно я натерпелся за это приключение. Хочу оказаться дома ни мгновением позже.

Повернул направо, повернул налево и снова направо, наконец, свет засиял во всю силу. Выход был всего в нескольких мэру от них. Он прищурил глаза, которые привыкли к темноте, и постепенно замедлил ход, пока совсем не остановился.

Пещера кончалась прямо здесь.

Однако перед глазами Юдзио был мир совершенно не тот, который он знал.

Всё небо было тёмно-красным. И это был не цвет заката. И вообще, никакой Солус в небе не было видно. Как будто выжатый спелый горный виноград или овечья кровь, тусклый красный свет затмил собой всё перед его глазами.

Земля была чёрной. Горная гряда, что простиралась с этой стороны, была утыкана странной формы камнями; вода, что была видна отсюда, была грязная, словно смешанная с чем-то чёрным, напоминающим пепел. Кора искривлённых деревьев была белая словно отполированная кость.

Ветер, который гудел так жутко, будто хотел разнести всё на куски, шатал верхушки деревьев, издавая печальный вой. Без сомнений, тот самый ветер, который они слышали в пещере. В таком случае… то, на что они сейчас смотрят, это…

— Тёмная… территория… — прохрипел Юдзио, но его голос был мгновенно заглушён ветром.

Место, куда не дотягивалась длань Церкви Аксиом, место, где обитают дьявольские племена, служа богу тьмы Вектору, мир, который был для них лишь местом из деревенских сказок, был в двух шагах от них. Стоило ему это осознать, как его голову пробрал мороз, и он не мог двинуться с места. Всё-таки это в первый раз в своей жизни он сталкивается с подобным, огромное количество новой информации проникало в участки его разума, которые до этого никогда не использовались. Он больше не мог совладать с собственными мыслями.

Внутри его головы сейчас было белым бело, однако одно единственное предложение всплыло из глубин памяти, где оно было выскоблено навеки. Строчка из Индекса Табу. Первая глава, третий пассаж, одиннадцатый параграф, который уже должен был быть забыт после вчерашнего разговора с Алисой. «Никто не должен заходить за горную гряду на Грани, минуя Мир Людей».

— Нет… не идите дальше... — Юдзио опрометчиво задвигал своим одеревенелым ртом и выжал эти слова. Он расставил руки в стороны, чтобы не дать Кирито и Алисе, которые были сзади, пронестись дальше.

И в тот момент. Мощный металлический звук удара раздался откуда-то сверху. Юдзио вздрогнул от неожиданности и рефлекторно задрал голову ввысь, в красное небо.

На кроваво-красном фоне он смог разглядеть нечто белое вперемешку с чёрным. Они летели на пугающей высоте, и отсюда сливались в маленькие пятнышки. Похоже, их реальный размер был куда больше, чем у человека. Летающие объекты переменялись местами, то отлетали в разные стороны, то сближались, а в момент их соприкосновения раздавался прерывистый металлический звук ударов.

— Драконьи рыцари… — прохрипел рядом с Юдзио Кирито, смотря в небо.

Как он и сказал, двое сражающихся имели длинные шеи и хвосты, это были огромные летающие драконы, с парой треугольных крыльев каждый. На их спинах можно было увидеть наездников, вооружённых мечами и щитами. Тот, кто восседал на белом драконе, был закован в светлую броню, а чёрный дракон нёс на себе чёрного всадника. Их мечи были соответствующими; луч яркого света, вырвавшийся из меча светлого рыцаря, был отражён излучением чёрного меча.

Когда два рыцаря врезались друг в друга своими мечами, раздавался звук ужасающего удара, а в воздухе играли бесчисленные огоньки.

— Интересно, что если светлый это… Церковный Рыцарь Всецелого… — пробубнила Алиса, на что Кирито кивнул.

— Точно. А чёрный парень наверняка рыцарь сил тьмы… Раз он такой же сильный, как Рыцарь Всецелого.

— Не может быть… — Юдзио невольно затряс головой. — Рыцари Всецелого сильнее всех в этом мире. Его не может победить какой-то там рыцарь тьмы.

— Любопытно. На вид между их мастерством нет большой разницы. Оба способны пробить защиту врага, — сразу же ответил Кирито. Будто услышав его слова, светлый рыцарь резко потянул поводья и увеличил разрыв. Чёрный дракон в ответ яростно замахал крыльями, чтобы сократить дистанцию.

Однако до того, как дистанция могла быть сокращена, белый дракон резко повернул голову, изогнув шею, и как будто принялся накапливать энергию для выстрела. Сразу после этого, всё ещё вращая шеей, белый дракон широко распахнул пасть. Бесцветное прямое пламя полилось из его пасти и полностью окутало тёмного рыцаря.

От воя, который перекрыл гул ветра, у Юдзио заложило уши. Чёрный дракон искривился от боли, яростно затрясся в воздухе и стал снижаться. Не упуская своего шанса, Рыцарь Всецелого поменял меч на красноватый лук, натянул его до максимума и выпустил стрелу.

Стрела прочертила в воздухе слабый след и без промаха пробила тёмному рыцарю грудь.

— Ах… — Алиса повысила голос, который сейчас звучал как визг.

Поскольку кожа на обеих чёрных крыльях полностью сгорела, дракон больше не мог лететь и теперь яростно извивался в воздухе. Тёмный рыцарь оторвался от драконьей спины и с кровавым следом полетел вниз, прямо ко входу в пещеру, где стояли они.

Сперва в чёрный гравий воткнулся меч, издав сухой звук. Затем, в десяти мэру от них, влетел в землю рыцарь. Наконец, дракон свалился на отдалённую скалу, замахал хвостом и закричал в агонии, а спустя несколько мгновений полностью замер.

Перед тремя детьми, которые уставились на него без слов, рыцарь пытался совладать с болью и приподняться. В тускло сияющей грудной пластине брони виднелось отверстие от пронзившей его стрелы. Лицо, скрытое за толстым забралом, смотрело прямо на них троих.

Его правая, слегка дрожащая рука протянулась к ним, будто прося помощи, однако в следующее мгновение из его шеи хлынула кровь, и рыцарь свалился на землю. Широкая, красная лужа растеклась от неподвижного тела, просачиваясь в щели в тёмном гравии.

— Ах… ааа… — раздался тонкий голосок Алисы, стоящей рядом с Юдзио. Она двинулась вперёд, будто её засасывало вовне пещеры. Юдзио не успел среагировать, а Кирито, стоящий слева, резко выкрикнул «Нееет!». Алиса услышала его, её тело затрепетало в попытке остановиться. Но её ноги запутались, и тело начало падать вперёд. Теперь Юдзио успел среагировать одновременно с Кирито, и они потянули руки, пытаясь схватить её за одежду.

К сожалению, их пальцы схватили лишь воздух.

Алиса свалилась на землю в пещере, и волосы накрыли её следом.

Это всего лишь падение. Даже если я проверю «Окно», Жизнь у неё уменьшилась всего на одно или два очка. Однако проблема была не в этом. Когда Алиса упала, её правая рука вылетела вперёд и угодила на двадцать цен за некую границу между синеватой поверхностью пещеры и пепельной землёй. Чистая, белая ладонь коснулась чёрного гравия. Страны тьмы, поверхности Тёмной территории.

— Алиса!.. — одномоментно позвали Кирито и Юдзио, после чего протянули руки и потянули Алису назад. В обычной ситуации она стала бы на них орать, пока её не отпустили бы, однако сейчас она стояла словно в трансе, и они понеслись обратно в пещеру.

Кирито и Юдзио тянули её за руку, а она ещё раз взглянула назад, на поверженного рыцаря. Затем перевела взгляд на правую руку. Нежная ладонь всё ещё была покрыта песком и маленькими камешками, каждый из которых был абсолютно чёрным.

— Я… Я… — бормотала Алиса загробным тоном, пока Юдзио протянул к её ладони руку и принялся её оттирать, счищая песчинки. Он сказал серьёзным тоном:

— Всё в порядке, Алиса. Ты не выходила из пещеры. Твоя рука просто коснулась земли. Это ведь не запрещено, так? Так, Кирито?! — Юдзио поднял лицо, взглянув на своего партнёра, от которого ждал спасительного ответа. Но Кирито не смотрел ни на Юдзио, ни на Алису. Стоя на коленях, он всматривался в окружающую обстановку, слово в поисках чего-то.

— Что случилось, Кирито?

— Ты не чувствуешь, Юдзио?.. Похоже… кто-то… что-то… — он нахмурился и снова принялся бегать глазами, но в пещере не было даже жука, не говоря уже о людях. Единственное, за что цеплялся глаз, было тело мёртвого рыцаря, распластавшееся в десяти мэру от них. Рыцарь Всецелого, одержавший победу, скрылся в небе.

— Это просто твоё воображение, не более…

Нужно скорее перетащить Алису на другую сторону пещеры.

Только хотел Юдзио произнести это, как Кирито изо всех сил схватил его за плечо. Нахмурившись, Юдзио проследил за взглядом Кирито и как только увидел то, что видел он, оторопел.

Около потолка пещеры было кое-что странное.

Фиолетовый круг диаметром примерно пятьдесят цен колыхался словно водная гладь. А внутри него расплывчато высвечивалось нечто — человеческое лицо. Сложно было сказать, мужское оно было или же женское, молодое или старое, черты лица ничего этого не выдавали. Бледная кожа, ни единого волоска. Глаза, распахнутые словно шары, не выражали никаких эмоций. Однако интуиция Юдзио подсказала ему, что смотрит оно ни на него, ни на Кирито, а на человека, сидящего сзади с отсутствующим взглядом — на Алису.

Рот незнакомца задвигался, и сквозь фиолетовую мембрану полились слова:

Singular unit detected. ID tracing… — оба глаза, похожие на стеклянные шары, быстро моргнули, затем загадочный голос раздался вновь: — Coordinates fixed. Report completed.

Затем фиолетовое окно внезапно растворилось. Запоздало Юдзио заметил, что, возможно, эти странные слова были частью некоего священного искусства. Он быстро пробежал глазами по Кирито, Алисе и себе, но не почувствовал каких-либо изменений.

В любом случае, это событие было слишком необычным, чтобы его игнорировать. Разок он переглянулся со своим партнёром, затем оба помогли Алисе подняться, и поддерживая ей дрожащее тело, потопали дальше.

Юдзио не помнил, как именно они вернулись в деревню Рулид. Пройдя через замёрзшее озеро, где была лежанка белого дракона, они пустились во всю прыть после перехода в противоположный проход. Они поскальзывались много раз, наступая на мокрые камни, но они смогли пробежать оставшуюся часть пещеры за малую долю того времени, за которую пришли сюда изначально. И наконец, они вынырнули из ненавистной тьмы, что заканчивалась впереди. Полуденный солнечный свет всё ещё заливал лес.

Однако Юдзио не мог так просто отделаться от беспокойства, что их могут схватить. Ему казалось, что это фиолетовое окно может появиться перед ними в любой момент и вновь заговорить своим странным голосом, потому Юдзио не мог позволить себе отдыхать.

Под деревьями, где пели маленькие птички, а в близкой реке около берега проплывали стайки рыбок, торопливо шли трое. Перейдя через холм, который, видимо, и есть Северный проход, далее мимо прудов-близнецов, они наконец достигли северного рулидского моста.

Пройдя ещё немного, они уселись под старым деревом, которое было их местом встречи на рассвете, и всё ещё были немногословны. Троица обменялась взглядами, потом слегка улыбнулась.

— О, Алиса, смотри, — сказал Кирито и вытащил тяжёлую корзинку вперёд. Внутри был улов от сегодняшнего приключения — «Летний лёд». Юдзио только сейчас вспомнил о существовании корзинки, о которой успел позабыть. Скрывая смущение, он произнёс со спокойным лицом:

— Когда придёшь домой, скорее отнеси это в подвал. В этом случае он должен дотянуть до завтра, так?

— Да… так, — кивнула непривычно послушная Алиса после того, как взяла корзинку. Затем она в привычной манере взглянула на двух мальчишек, и у неё на лице заиграла улыбка. — Можете с нетерпением ждать следующий обед. В награду за хорошую работу, я постараюсь изо всех сил.

Ты имеешь в виду, мама Садина постарается изо всех сил? что Юдзио и Кирито, разумеется, не стали произносить вслух. Парочка посмотрела друг на друга, а затем они одновременно кивнули.

— Эй… О чём это вы думаете? — спросила Алиса с недоумевающим выражением. Мальчики хлопнули её по плечам, а затем сказали в унисон:

— Ничего такого! Ну, давайте возвращаться в деревню!

Ко времени, когда они дошли до деревенской площади и расстались там, над ними уже зависло небо, по-настоящему красное от заката. Кирито жил в церкви, Алиса вернулась в дом главы деревни. Юдзио вернулся в свой дом на западе поселения всего за несколько секунд до вечернего звона.

Он молчал до конца ужина, на который едва успел. Хоть он и был уверен, что никто из его родителей, братьев и сестёр никогда не были в приключении, в котором побывал сегодня он, но он не мог заставить себя похвастаться перед всеми.

Он не мог заговорить с ними о том, что он видел Страну тьмы, ожесточённую битву Рыцаря Всецелого с тёмным рыцарем, странный фиолетовый круг с лицом. Потому что несложно догадаться, какая будет реакция у домашних, услышь они такую историю.

Этой ночью Юдзио пошёл спать рано, в надежде, что сможет забыть всё, связанное с этим приключением. Однако его попытки были напрасными, так как его восхищение Церковью Аксиом и Рыцарями Всецелого вскоре полностью обратилось в нечто совершенно иное.

Глава 4

Солус зашла, а затем поднялась вновь — это был обычный день, без каких-либо изменений.

Обычно в первый рабочий день после выходного Юдзио шёл к месту работы с плохим настроением, однако в этот раз он чувствовал себя куда лучше. У меня было достаточно приключений, в конце концов, я прежде всего дровосек. Пока он думал об этом, проходя через южные ворота деревни, с ним встретился Кирито на тропинке, где лес граничит с полями.

Юдзио заметил, что его партнёр, которого он знал уже очень давно, тоже чувствует себя прекрасно. Это же заметил в нём и Кирито. Парочка косо переглянулась, пытаясь скрыть смущение.

Они немного прошли по узкой лесной тропинке и взяли Драконью кость из складской хижины, затем прошли ещё несколько минут и оказались у основания Гигас Сидара. Юдзио был благодарен за то, что он может рубить это дерево как ни в чём ни бывало.

— Ну ладно, постарайся хоть несколько раз ударить как надо, а потом угостить меня водой Сирал.

— Не ты ли это недавно делал? — подколов друг друга, Юдзио взялся за топор. От первого удара раздался высокий «гооон». Сегодня я в отличной форме, подумал Юдзио.

Утро подходило к концу, и ребята продолжали наносить один отличный удар за другим. А всё потому, что они старались погрузить все свои мысли в работу. Если они хоть на секунду бы отвлеклись, картины прошлого дня заиграли бы вновь перед глазами — это не то, что можно просто так отбросить.

После девяти подходов по пятьдесят ударов каждый желудок Юдзио начал урчать. Он посмотрел ввысь, смахивая пол со лба. Солус уже заняла центр неба. Как обычно, после следующего удара появится Алиса с долгожданным обедом. Но сегодня мы можем поесть его не спеша, запивая холодным молоком. Как только он представил это, его пустой живот заболел.

— Ой, — от одних только мыслей об обеде руки Юдзио стали скользить. Вытерев обе влажные ладошки, он с осторожностью схватился за рукоять.

Внезапно солнечный свет потускнел.

Неужели дождь? Как досадно, подумал Юдзио, глядя вверх.

Над ветвями Гигас Сидара на огромной скорости пронеслась какая-то тень. Сердце Юдзио дрогнуло.

— Летающий дракон?.. — невольно крикнул Юдзио. — Видел, Кирито, только что?!

— Ааа, это вчерашний Рыцарь Всецелого! — голос его партнёра был закован в страх.

Дракон, на котором восседал серебристо-белый рыцарь, пронёсся над верхушкой дерева и исчез с их глаз в направлении деревни.

Почему он прилетел в такое место? думал Юдзио в замешательстве, в полнейшей тишине, словно даже насекомые боялись шелохнуться. Рыцари Всецелого ведь сражаются с врагами Церкви Аксиом, поддерживая порядок. Нынешний мир людей разделён на четыре империи, которые живут в мире, никаких повстанческих группировок давно нет, потому единственные враги Рыцарей — это силы Тьмы. Я слышал о многочисленных битвах между Рыцарями Всецелого и демонами на горной гряде на Грани, да и сам видел такой бой.

Это был первый раз, когда я своими глазами увидел Рыцаря. С самого моего рождения они никогда не прилетали в деревню. Так почему сейчас…

— Не может быть… Не может быть, Алиса… — бормотал Кирито рядом с ним.

Стоило ему услышать эти слова, как в ушах снова заиграл мистический голос, слышанный ранее. Человеческое лицо со странными чертами исторгало этот голос из фиолетового круга. Напряжение спустилось вниз по спине, как будто он уселся в ледяную воду.

— Это ложь… Это не может быть правдой, ведь мы просто… просто… — проговорил Юдзио, глядя в лицо Кирито, ища согласия. Однако на лице его партнёра висело редкое для него мрачное выражение, пока он смотрел в сторону, куда улетел дракон. Мгновением позже он взглянул прямо в глаза Юдзио и коротко позвал:

— Пошли!

Он выхватил Драконью кость из рук Юдзио и помчался прямо на север.

Произойдёт что-то плохое. Подумав об этом, Юдзио пнул землю и погнался за Кирито.

Они бежали по знакомому пути как можно быстрее и старались оббегать корни с камнями. Дальше тропинка соединялась с главной дорогой, проходящей через поле. Они не видели тень дракона над деревней, потому Кирито слегка притормозил и громко окрикнул фермера в синей одежде, стоявшего рядом с колосьями пшеницы и смотрящего в небо.

— Дядюшка Ридек! Куда направился дракон?

Фермер будто очнулся ото сна, часто заморгал и лишь потом выдал ответ:

— А… ах… здравствуй. Похоже, он приземлился на площади…

— Спасибо!

Раздражённо поблагодарив его, они продолжили бежать что есть сил.

Вдоль главной дороги стояло много деревенских. Вполне возможно, никто из них, даже самые старые, раньше не видел Рыцаря Всецелого. Каждый смотрел на деревню с выражением ничегонепонимания на лице. Юдзио и Кирито отчаянно пробежали мимо них.

Они пробежали через южные ворота, потом по короткой дороге с магазинчиками, затем минули маленький каменный мост и лишь после этого они увидели его. От увиденного они тут же отдышались, даже не успев остановиться.

Длинная дугообразная шея и хвост дракона заняли собой всю северную часть площади перед церковью.

Огромные крылья были сложены, почти полностью загородив обзор на церковь. Серая чешуя и стальная броня на различных участках его тела отражали свет Солус, отчего фигура дракона походила на ледяную скульптуру. Налитые кровью глаза, лишённые эмоций, смотрели вниз, на площадь.

Перед драконом, сверкая ещё сильнее него, стоял рыцарь. Он был куда больше, чем любой в деревне. Тяжёлая броня была отполирована до блеска, словно зеркало, без единого куска одежды, а сочленения были покрыты высококачественной кольчугой. Головная часть повторяла форму драконьей головы с выступающим вперёд лбом и декоративными рогами, устремлёнными назад. Лицо рыцаря было скрыто огромным забралом.

На его поясе слева свисал длинный меч с серебристой рукоятью. На его спине расположился красно-бурый лук длиной примерно мэру. Несомненно, это был тот самый Рыцарь Всецелого, подстреливший тёмного рыцаря, что Юдзио видел вчера у выхода из пещеры.

Через крестообразную щель в забрале рыцарь безмолвно глядел на юг от площади, а собравшиеся толпы жителей смиренно склонили головы.

В последнем ряду можно было увидеть девочку, державшую в руках корзинку. Увидев её, Юдзио слегка расслабил напряжённые плечи. Алиса, одетая в своё обычное синее платьице и белый передник, выглядывала из просветов между взрослыми и смотрела на Рыцаря.

Юдзио подал знак Кирито, ткнув его локтем. Они повернулись и зашагали, а когда оказались позади Алисы, Кирито прошептал:

— Алиса…

Их подруга детства развернулась, и её волосы чуть колыхнулись в сторону. Её удивлённое лицо выглядело так, словно она хотела что-то сказать. Кирито резко поднёс палец к губам, затем прошептал:

— Алиса, тише. Я думаю, нам надо выбираться отсюда.

— Ээ… почему? — прошептала Алиса так же тихо, не понимая опасности, что нависла над ней. Юдзио посчитал, что без пояснения она не поймёт.

— Нет… это Рыцарь Всецелого. Возможно, он…

И как мы это объясним? потерялся в мыслях Юдзио. В тот момент…

Голоса тихо забегали по толпе. Выглянув из толпы, можно было увидеть высокую фигуру, выходящую из деревенского холла.

— Ах… Отец, — пробормотала Алиса. Мужчина был отцом Алисы, и по совместительству главой деревни Рулид, Гасуфт Щуберг. Он был одет в простое облачение, его чёрные волосы и борода были опрятно подстрижены. Хотя он получил свой Священный долг главы деревни от своего предшественника всего четыре года назад, его пронзающая проницательность принесла ему уважение всех жителей деревни.

Гасуфт приближался к Рыцарю Всецелого без тени колебания. Подойдя к нему вплотную, он выставил вперёд руки, как того требует этикет Церкви Аксиом, и поклонился.

— Я служу в качестве главы деревни Рулид, моё имя Щуберг.

Рыцарь поднял перед собой кулаки в ответ на жест Гасуфта, броня издала слабый звук, когда он поклонился. Затем он начал говорить:

— Надзор Северного Замка Норлангарта, Рыцарь Всецелого Церкви Аксиом, Деусолберт Синтез Семь.

Трудно было поверить, что это исходит из горла живого существа, поскольку голос звучал, словно какофония тональностей. Стальной голос разлетелся эхом по всей площади, заставив всех присутствующих замолчать. Юдзио насупился, почувствовав, словно этот голос пронзил его голову прямо сквозь лоб, минуя уши, хотя он стоял в целых двенадцати мэру. Даже глава деревни Гасуфт отпрянул на полшага назад под давлением этого голоса.

Однако, как и следовало ожидать от отважного мужчины, он вернулся в свою позу и продолжил выразительно глаголить:

— Это честь принимать Сера Рыцаря Всецелого, который охраняет порядок во всём Мире людей, в нашей маленькой деревне в этом удалённом регионе. Если бы я был заранее уведомлён о вашем прибытии, я бы распорядился устроить пир в вашу честь.

— Я не могу принять это, пока не выполню свои обязанности, — раскатисто произнёс рыцарь и с ледяным взглядом, что выглядывал из забрала, продолжил: — Я здесь из-за дочери Гасуфта Щуберга, Алисы Щуберг, которая совершила преступление, нарушив правило из Индекса Табу. Я должен арестовать её для допроса, за чем последует её наказание.

Было видно, как спина Алисы, стоящей рядом, задрожала. Однако Юдзио и Кирито не могли ничего сделать, даже сказать что-то. Слова Рыцаря повторялись снова и снова в их головах. Сильное тело главы тоже тряхнулось на мгновение. Ненадолго, но его лицо явно искривилось.

После долгой паузы Гасуфт снова заговорил, но уже без глянца в голосе:

— Сэр Рыцарь… Что за грех совершила моя дочь?

— Индекс Табу, первая глава, третий пассаж, одиннадцатый параграф, нарушение границ Тёмной территории.

В тот момент пронеслось волнение среди терпеливо слушающих жителей, задержавших на миг дыхание. Дети широко пораспахивали глаза, пока взрослые принялись бурчать священные церковные тексты, вырисовывая в воздухе символы, считавшиеся защитой от проклятий.

Юдзио и Кирито, наконец, начали действовать, почти неосознанно. Они встали прямо перед Алисой, закрыв её от остальных взрослых, что были перед ними. Однако больше они не смогли ничего сделать, так как их действия привлекли внимание взрослых, и те развернулись к ним.

Юдзио думал лишь «что же нам делать, что же нам делать», повторяя одну и ту же фразу про себя. Хоть он и не почувствовал упадка сил, он всё ещё не знал, что ему делать.

Всё, что он сейчас делал, это стоял прямо, взирая на сцену перед собой, на главу Гасуфта, который задумчиво стоял и ничего не предпринимал.

Всё в порядке, раз это он, думал Юдзио. Хоть он никогда помногу не говорил с главой деревни, он был наиболее уважаемым человеком в деревне, после деда Гаритты.

Однако…

— В таком случае… я позову свою дочь, мы должны услышать причину этого поступка от самого человека, — только и сказал глава, подняв голову.

Нет, мы не можем позволить Алисе пойти к Рыцарю, недолго думал Юдзио. Рыцарь поднял правую руку, и его броня издала слабый звук. Когда его палец указал прямо на него, сердце Юдзио ёкнуло.

— В этом нет необходимости. Алиса Щуберг уже здесь. Ты, и ты… — Рыцарь указал пальцами на двоих взрослых из толпы. — Приведите дочь главы сюда.

Толпа перед Юдзио тут же раздвинулась. Теперь между Рыцарем Всецелого и Алисой находились лишь Кирито и Юдзио.

По освободившейся дороге медленно шли двое знакомых. Цвет их кожи стал бледным, словно кровь покинула их, а в глазах замелькал странный свет.

Мужчины с силой схватили Юдзио и Кирито, заграждавших проход, и оттолкнули их в стороны, после чего схватили Алису за руки.

— Ах… — воскликнула Алиса, после чего плотно сжала губы. Её розовые щёчки совсем побледнели, а на лице показалась слабая улыбка. Всё в порядке, кивком попыталась передать она двоим.

— Алиса… — позвал Кирито. В тот момент Алиса выронила корзинку из-за того, что её грубо тянули. Крышка открылась, и содержимое вылетело на каменный тротуар. Двое деревенских тащили Алису вперёд, не позволяя подобрать упавшее.

Взгляд Юдзио остановился на корзинке, лежавшей на дороге. Пирог и чёрный хлеб были завёрнуты в белую ткань, промежутки между ними были заполнены льдом. Кусочек льда, что вылетел наружу, отражал солнечный свет и великолепно сиял. Всего за мгновение от жары солнечного света кусочек растаял и превратился в тёмное пятно.

Кирито, стоявший рядом с ним, резко вдохнул. Как и ожидалось, он поднял голову и последовал за Алисой, которую волокли вдаль. Юдзио сжал зубы и заставил свои тугие ноги последовать за партнёром.

Двое мужчин отпустили руки Алисы, подведя её к главе, затем отошли немного назад и встали на колено. Они сложили руки и глубоко поклонились, показывая своё послушание.

Побледневшая Алиса, которую, наконец, отпустили, посмотрела в лицо отца. Тот ненадолго взглянул на свою любимую дочь, после чего отвернулся и снова опустил взгляд.

Рыцарь Всецелого слегка кивнул и извлёк странное приспособление из задней части своей брони. Это была толстая железная цепь с тремя ремнями, прикреплёнными к ней параллельно. На конце цепи была большая петля.

Рыцарь передал это приспособление Гасуфту.

— Приказ главе деревни. Заковать преступника.

— ….

Когда глава взял оковы, его опущенный взгляд выразил замешательство, а в следующий миг перед рыцарем возникли Кирито и Юдзио. Огромный шлем медленно повернулся и взглянул на них.

SAO v09 08

Юдзио не мог ничего разглядеть в крестообразной вырезке в забрале шлема, поскольку там была кромешная тьма, однако он чувствовал на себе тяжёлый взгляд, от которого становилось больно. Он машинально посмотрел вниз, пытаясь сказать что-то Алисе, однако он не смог сказать ни слова, его горло как будто пылало внутри.

Кирито точно также уставился вниз, как Юдзио, пока переводил дыхание, а затем неожиданно поднял голову и закричал чистым голосом, всё ещё дрожа:

— Господин Рыцарь!!!

Он глубоко вдохнул и продолжил.

— Алиса не заходила на Тёмную территорию! Всего лишь её рука ненадолго коснулась земли! Только рука!

Однако ответ Рыцаря был прост:

— Требуются дополнительные действия.

Говоря эти слова, он махнул рукой двум мужчинам, стоящим на коленях. Мужчины поднялись и схватили Кирито за спину, а Юдзио за шею, и потащили их назад. Сопротивляясь, Кирито снова закричал:

— Т-тогда мы тоже совершили тот же грех! Мы были в одном и том же месте! Если вы собираетесь забрать её, заберите и нас!!!

Однако Рыцарь Всецелого больше не смотрел на них.

Вот именно… если Алиса нарушила Табу, я с ней в одной лодке, думал Юдзио. Думал где-то в глубинах своего сердца. Тогда почему я ничего не говорю? Я хочу закричать, как Кирито, но мой рот будто забыл, как двигаться, всё что я могу, это лишь хрипло дышать.

Алиса повернулась к ним и сказала взглядом «всё в порядке», затем улыбнулась и кивнула.

Её отец, лицо которого больше не выказывало ни единой эмоции, затряс зловещими цепями сзади её хрупкого тела. Он закрепил три кожаных ремня на её плечах, животе и пояснице. Лицо Алисы скривилось лишь немного. Завершив застёгивать металлические фиксаторы, глава отошёл назад и снова опустил взгляд. Рыцарь подошёл к Алисе и схватил конец цепи, торчащий из её спины.

Юдзио и Кирито дотащили до центра площади и силой поставили на колени. Изобразив, будто он пошатнулся, Кирито прильнул к уху Юдзио и прошептал:

— Юдзио… слушай, я нападу на Рыцаря Всецелого с этим топором. Я должен буду выиграть несколько секунд, ты должен успеть схватить Алису и убежать. Беги к пшеничным полям на юге, затеряйся в промежутке между полями и иди в лес, там тебя так просто не заметят.

Когда Юдзио взглянул на топор, что был в руке у Кирито, каким-то образом он смог выдавить из себя:

— Ки… Кирито… но…

Разве ты не видел вчера, как Рыцарь Всецелого невероятно сражался и стрелял? Если ты сделаешь что-то такое, он моментально тебя убьёт… прям как того тёмного рыцаря.

Как будто способный прочесть мысли Юдзио, который не мог это сказать, Кирито продолжил:

— Всё нормально, этот рыцарь не будет наказывать Алису прямо тут. Наверно, без допроса он и меня не сможет убить. Я найду способ сбежать. И… — пылающий взгляд Кирито был нацелен на Рыцаря Всецелого, который проверял надёжность замков на цепях арестантки. Всякий раз, когда он тянул за ремень, проверяя его, Алиса кривилась от боли. — И… Всё нормально, даже если проиграем. Пока мы будем с Алисой, у нас будет шанс вместе убежать. Но если летающий дракон заберёт только Алису, надежда будет потеряна.

— Это…

Наверно, это правильно. Но… Такая безумная идея даже не походила на план. «Измена Церкви»? Индекс Табу, первая глава, первый пассаж, первый параграф. Определённо, величайший грех….

— Юдзио… зачем вообще сомневаться? Да кого волнует это Табу? Разве это важнее жизни Алисы? — тихий, но напряжённый голос Кирито ударил по уху Юдзио.

Верно. Всё так, как он и сказал.

Внутри своего сердца, Юдзио закричал. Было решено, что мы трое всегда будем вместе, от рождения до самой смерти. Работать вместе, чтобы каждый мог жить ради двух других, такова была наша клятва. В таком случае, нет причин сомневаться. Церковь Аксиом и Алиса, что важнее? Ответ предопределён. Предопределён. И ответ был… был…

— Юдзио… о чём ты думаешь, Юдзио?! — раздался голос Кирито, который теперь уже разрывал горло в вопле.

Алиса смотрела на них двоих. Встревожившись, она затрясла головой.

— Это… это… — хриплый голос выходил из его горла, как будто оно было чужим.

Однако он не смог закончить свою фразу. Даже в своей голове он не мог сложить оставшуюся часть слов. Внезапно, его правый глаз заныл от боли. Продолжительная, пульсирующая боль ворвалась в его мысли. Зукин, зукин, кроваво-красный свет затмил его взор, покрыв всё вокруг, и ощущения в конечностях пропали.

В этот момент глава деревни приметил что-то неладное, творящееся с ними двумя. Он медленно двинул рукой, приказывая двум деревенским, стоящим за ними.

— Уберите этих детей подальше от площади.

Сразу после этого Юдзио и Кирито схватили за шкирку и потащили назад.

— Чёрт… отпусти! — Глава! Дядюшка Гасуфт! И это нормально?! Это нормально, позволить так просто забрать Алису?! — надрывался Кирито, как будто впав в безумие. Стряхнув удерживающую его руку, он приготовил топор, собираясь пустить его в дело. Однако его нога, обутая в простую обувь из кожи, не могла больше ступить ни шагу дальше. Потому что до того, как он начал бежать, кое-что произошло.

В тот момент, когда Рыцарь закончил проверять цепи на Алисе, он бросил взгляд на Кирито, крепко сжимавший в руках Драконью кость, и в следующий миг топор с резким металлическим звуком вылетел из его рук. Рыцарь не прикасался ни к мечу на поясе, ни к луку на спине. Он даже не повёл пальцем. Как будто он лишь это представил, как меч выбивает топор из рук Кирито, и это произошло в действительности.

Кирито почувствовал последействие этого странного удара, на его тело будто что-то навалилось, и он упал. Незамедлительно после этого несколько мужчин подбежали к нему и полностью лишили возможности двигаться.

Его правая щека была вжата в асфальт, а лицо исказилось от боли. Он отчаянно закричал:

— Юдзио, пожалуйста, беги!

— Аа…уу… — всё тело Юдзио затрепетало.

Бежать. Я должен бежать. Я должен забрать Алису из рук рыцаря, а потом убежать в южный лес.

Тихий голос играл эхом в уголке его разума. И тут же в правом глазу раздалась острая боль, будто его выкололи, и все устремления пропали. В аккомпанемент пульсирующему красному свету раздался чужой голос, разлетающийся с шумом, будто сломанный колокольчик.

Церковь Аксиом абсолютна. Индекс Табу абсолютен. Неподчинение недозволительно. Никому не позволено делать это.

— Юдзио, хотя бы стряхни этих типов с меня! Тогда я смогу!..

Рыцарь Всецелого больше не был заинтересован в волнениях на площади, он закрепил конец цепи на седле, что было на спине дракона. Поскольку дракон склонил шею, рыцарь без особых усилий забрался в седло. Серебристая броня ярко блеснула.

— Юдзио!!! — закричал Кирито так, будто его рвало кровью.

Белый дракон приподнял тело и широко расправил крылья. Громкий звук прозвенел дважды, трижды.

Алиса, прицепленная к седлу, смотрела прямо на Юдзио. Она улыбалась. Как будто она говорила «прощай» своими голубыми глазами. Её золотые волосы развивались на ветру, что дул от крыльев, и в своём божественном сиянии выглядели, словно доспехи её пленителя.

Однако Юдзио не мог двинуться с места. Он не мог издать ни звука.

Будто его ноги вросли в асфальт корнями, он не мог даже пошевелиться.

Пролог 2

Глава 1

Июнь 2026 года.

Сделав глоток ароматного кофе с брошенными туда кусочками замороженного молока, Асада Сино глубоко вздохнула.

Сквозь старомодное окно она наблюдала за картиной носящихся туда-сюда разноцветных зонтов. Она не любила дождь, однако наблюдение за мокрой улицей, пока сидишь за столиком в кофейной забегаловке, походившей скорее на некое убежище, не могло ухудшить её настроение. Мебель этого заведения была лишена налёта современных технологий, и кухню за стойкой обволакивал привкус ностальгии, словно она пребывала на границе между реальным и виртуальным мирами. Как будто происходящее в школе час назад относилось к совершенно другой реальности.

— Сильно заливает, правда?

Прошло мгновение, и она поняла, что баритон, раздавшийся из-за стойки, обращался к ней. По-другому и быть не могло, поскольку она единственный клиент в заведении. Обратив взгляд на темнокожего хозяина, кто налил ей café au lait[1] и теперь бережно протирал стакан, она ответила:

— Да уж, в конце концов, сейчас сезон дождей. Похоже, дождь будет лить до завтра.

— Я уверен, это магия ундин, — издал гигант со страшным красноватым лицом, после чего невольно улыбнулся.

— Когда вы шутите с таким выражением лица, пропадает весь эффект… Эгиль-сан.

— Эх…

Эгиль, заведующий кофейным магазинчиком-баром под названием Dicey Café[2], коснулся пальцами бровей и рта в ответ на замечание о «таком выражение лица», которое могло заставить ребёнка заплакать. От этого зрелища Сино слегка рассмеялась. Затем она поднесла чашку ко рту и сделала новый глоток.

Как он расценит действие Сино? После того, как выражение его лица стало ещё страшнее, зазвенел дверной колокольчик. Новый посетитель сделал шаг внутрь помещения и остановился. Увидев лицо управляющего, он тряхнул головой и произнёс:

— Привет, Эгиль… Если ты будешь встречать своих клиентов с таким лицом, то очень быстро вылетишь из бизнеса.

— Да нет… Это только когда я шучу.

— Не уверен…

Опровергая Эгиля, гость вставил свой зонт в бочонок из-под виски рядом с дверью, затем посмотрел на Сино и поднял правую руку.

— Оцу[3]!

— Ты опоздал, — ответила она, нахмурившись. Человек, которого она ожидала — Киригая Казуто — вжал голову в плечи, прежде чем извиниться:

— Прости, я довольно долго ждал электрички… — он уселся напротив Сино и расстегнул пуговицу своего воротника.

— Ты не взял свой мотоцикл сегодня?

— Не хочу кататься на нём в дождь… Эгиль, мне Caffè Shakerato.

Сино взглянула на расслабленного Казуто, который сделал незнакомый заказ. Его шея была тонкая, как и у виртуального аватара. Да и всем телом он не выглядел здоровым.

— Не слишком ли ты похудел?.. Тебе надо больше есть, — хмурясь, сказала Сино, но Казуто лишь помахал руками.

— Я быстро наберу свой прежний вес. Но вот с пятницы по воскресенье потеряю его снова…

— Тренируешься в горах?

— Нет, просто сплю.

— Тогда почему ты так худеешь?

— Потому что я ничего не пью и не ем.

— Чего?.. Ты медитируешь в поисках просветления? — слегка наклонила голову Сино, совсем не понимая, что он имеет в виду, а затем за стойкой раздался щёлкающий звук. Там она увидела хозяина, который мастерски тряс серебристым шейкером, элегантный вид которого совсем не сочетался с огромной фигурой негра, о чём лучше бы помалкивать. Пока Сино обдумывала это, Эгиль осторожно вылил содержимое шейкера в широкую чашку, поставил её на блюдце и подал клиенту. Чашка, поставленная перед Казуто, была наполнена светло-коричневой жидкостью, покрытой мягкой коричневой пеной.

— Это caffe… что-то там, что ты заказал сейчас? — спросила Сино, после чего Казуто подвинул чашку к ней. Пробормотав «итадакимас», она поднесла чашку ко рту и пригубила. Густая пена смешалась с освежающей прохладой насыщенного кофейного аромата, а после глотка во рту ощущалось мягкое изумительное послевкусие. Это был совершенно другой мир, по сравнению с охлаждённым café au lait, что можно было купить в школьном автомате.

— Очень вкусно… — пробормотала Сино. Эгиль хлопнул по своей плотной руке и выдал:

— Без этих фантастических рук бармена не получился бы такой сливочный вкус.

— Хватит хвастаться своим уровнем умений даже после выхода в реальность. Кстати, Эгиль, чем это пахнет? — спросил Казуто, пока незнакомый запах проникал в его нос. Владелец магазина прочистил горло и ответил:

— Тушёная фасоль по-бостонски. Эти фантастические руки из камня…

— Хе-хе… запах родного города твоей жены? Тогда я возьму это.

Эгиль, чью пафосную речь бестактно прервали, ушёл прочь, скривив губы в форме японской буквы へ. Казуто забрал чашку, что была около Сино, и сделал глоток. Затем он выдохнул, поправил свою позу и посмотрел прямо вперёд.

— Как он?..

Она сразу же поняла, что он имеет в виду. Но вместо ответа она выхватила чашку из руки Казуто и глубоко глотнула. Мягкие сливки спустились по её пищеводу, а в нос ударил насыщенный аромат, собравший воедино её разорванные мысли, соединившиеся в ответ:

— Да… Он стал довольно спокойным.

Полгода назад, в 2025, произошёл случай с Дэс Ганом.

Одного из преступников, который был тогда её единственным другом, Синкава Кёдзи, после длительного судебного разбирательства в прошлом месяце перевели в исправительное учреждение для несовершеннолетних.

Во время следствия он сохранял гробовое молчание, даже при психиатрическом обследовании он ни разу не проронил и слова. Однако через полгода после инцидента он начал отвечать на предложение адвоката, но лишь понемногу. Сино смутно понимала почему. Шесть месяцев, или 180 дней, было максимальным сроком, на который можно отложить абонентскую плату в VRMMO-игре Gun Gale Online. По истечению этого срока его игровое воплощение, нет, его истинное Я в виде «Шпигеля», было навсегда удалено с серверов GGO, оставляя его наедине с суровой реальностью.

— Я планировала навестить его, когда ему станет лучше. Думаю, теперь он согласится увидеться со мной.

— Понятно, — коротко ответив, Казуто взглянул на льющий дождь. После нескольких секунд тишины Сино решила нарушить молчание с недовольным лицом:

— Слушай, обычно в такой ситуации надо спросить, в порядке ли я. Ведь так?

— Аа… это. Да-да. Это… Как насчёт Синон?

Заставив Казуто запаниковать, что получалось редко, Сино ухмыльнулась с подступившим чувством удовлетворения.

— Я уже посмотрела всю коллекцию боевиков, что ты мне одолжил. Наверно, больше всего мне понравился фильм про парня, который уклонялся от путь, перекатываясь к укрытиям. Если надумаешь вернуться в GGO, я научу тебя этому трюку.

— В-вот как? Это будет круто… Пожалуйста, позаботься обо мне… — слегка искривился в улыбке Казуто, и Сино пришлось сдерживать смех.

Страх Сино перед пистолетами, что мучил её на протяжении пяти лет, всё ещё нельзя было считать полностью ушедшим. Хоть она с наслаждением смотрела фильмы, где частенько мелькали пистолеты, каждый раз от неожиданно появившегося постера с рекламой фильма или изображения игрушек в витринах магазинов её сердце вздрагивало. Когда она думала об этом сейчас, это казалось нормальной настороженностью. Ведь она не была уверена, что больше никогда реальное оружие не будет ей угрожать в реальном мире.

К тому же отсутствия интенсивной реакции на фото оружия в виде обморока и рвоты уже было достаточно. И она больше не чувствовала себя чужой в школе. Теперь она стала обедать с несколькими друзьями. Но что неприятно, от них постоянно сыпались настороженные вопросы касательно парня, который часто встречал её у школы на мотоцикле.

Не отдавая себе отчёт, Сино погрузилась в свои мысли. Подметив её выражение лица, Казуто кивнул:

— В таком случае, инцидент с Дэс Ганом полностью закончился?

— Ага… Именно… так, — тоже кивнула Сино, после чего закрыла рот. Было кое-что, что она припомнила, кое-что, что крутилось в уголке её разума и пыталось вырваться наружу. Но прежде чем это произошло, из кухни вернулся управляющий магазином и поставил перед ними две тарелки, от которых исходил пар.

Вид фасоли глянцевито-янтарного цвета с кубическими кусочками бекона посередине вызвал в её желудке вспышку голода, поскольку её обед был давно переварен. Сино резко схватила ложку, будто её кто-то подтолкнул, но затем успокоилась и отодвинулась назад.

— Ааа… Я…я не заказывала это.

Еле заметная ухмылка нарисовалась на массивном лице здоровяка.

— Всё в порядке, это угощение… от Кирито.

Только Казуто собрался открыть рот в протесте, как хозяин успел смыться. Сино постаралась сдержать смех, а потом снова взялась за ложку, помахав ей перед Казуто.

— Спасибо за угощение.

— Что ж… всё в порядке. Я только что закончил свою подработку, мой кошелёк пока что тёплый.

— Хех, ты устроился на подработку? Что за работа?

— Как раз про неё я упоминал, когда я не ел и не пил целых три дня. Ну, мы можем поговорить об этом после того, как разберёмся с сегодняшней главной темой. Для начала, давай поедим, пока оно горячее.

Казуто схватил маленькую бутылку с горчицей и побольше выдавил на край тарелки, прежде чем передать бутылку Сино. Она проделала то же самое и зачерпнула ложкой горку фасоли, после чего отправила её в рот.

Она почувствовала знакомый западный вкус фасоли, которая была словно воздушная внутри, и слегка сластила. Толстый кусочек бекона, в котором почти не было жира, рассыпался у неё на языке.

— Это так… так вкусно, — пробулькала она, глядя на жадно жующего Казуто. Затем она спросила: — Он сказал, это по-бостонски, так? Что тут за специи?

— Хммм… Забыл название, но это какая-то грубо сделанная патока. Скажи ещё раз, Эгиль?

Управляющий, вернувшийся к стойке протирать бокалы, приподнял лицо и взглянул на них, затем ответил:

— Меласса.

— Ага, она.

— Хех… Я думала, знания об Америке ограничены гамбургерами и жареным цыплёнком, — последнюю часть своих слов Сино прошептала. Казуто натянуто улыбнулся:

— Какие предрассудки. Между прочим, я довольно много говорил о еде с несколькими отличными парнями оттуда.

— Ну точно. Прям как я когда-то разговорилась о снайпинге с девочкой из Сиэтла, мы проболтали аж три часа на международном сервере GGO. Ах… но… вот только его я не смогла понять.

— Его? — повторил жующий Казуто, к тому времени разоривший уже половину своей тарелки.

— Как раз об этом я хотела поговорить. Ты ведь знал, что на прошлой неделе прошёл финал четвертого чемпионата Золотая пуля?

Обычно его название сокращают до ЗП, это название турнира по типу королевской битвы за звание сильнейшего игрока в Gun Gale Online. Казуто незамедлительно кивнул:

— Ага, я смотрел со всеми трансляцию. Ох, я всё ещё не поздравил тебя… Ну, наверно это не тот результат, что может утроить Синон. В любом случае, поздравляю со вторым местом.

— С-спасибо, — сказала она с серьёзным лицом, скрывая смущение, потом продолжила: — Раз ты смотрел трансляцию, это будет проще. Хотя победителем стал игрок с ником «Сетрайзер»… Он уже второй раз стал чемпионом.

Услышавший это Казуто моргнул несколько раз, его сознание улетело куда-то вверх вместе со взглядом.

— Если подумать… Во время третьей ЗП, на поле боя ты рассказывала об игроке из штатов, который победил в первом чемпионате, сражаясь исключительно ножом и пистолетом… Но... Я уверен, что со времён второго чемпионата сервер был разделён на американский и японский, и стало невозможно объединиться с заокеанскими игроками. Это так?

— Должно быть… Вообще-то, во втором и третьем чемпионате не было участников с западными никами. Но в этот раз каким-то образом он смог обойти это ограничение, или это связано с командой разработчиков… Что ж, как бы там ни было, он был принят. Но ты должен был понять его легендарность хотя бы по одному увиденному матчу.

— Ага. Хоть я и смотрел с экрана, было ясно видно, как Синон поджарили, — ухмыльнулся Казуто, говоря это. Сино надулась, прежде чем ответить.

— Не… не только меня! Все тридцать… нет, не считая его самого, он поджарил всех 29 игроков. К тому же среди нас были те, кто проиграл ему во время первого чемпионата. Хоть Америка это и сердце шутеров, но так беспардонно врываться в королевскую битву на японском сервере, который изначально вышел из Семени… но раз дверь уже приоткрыта…

— Словно первый чемпионат был репетицией… да?

Сино кивнула, сложив губы в форму буквы へ. Ложка в её правой руке поднесла последний кубик бекона ко рту. Смакуя его простой, но всё ещё богатый вкус, перезапустивший её мысли, она вспомнила события прошлой недели.

— Хотя его результат был впечатляющим и без того, его победа стала главной темой для обсуждения, потому что изначально у него не было при себе никакого оружия.

— Эээ… с голыми руками?

— Ага. Ну, вместо оружия он использовал умение «армейского боя». Он побеждал свою первую цель врукопашную, крал оружие и использовал его на следующей цели… и так и повторял. Причём это было отнюдь не один или два раза, когда он с голыми руками нападал на жертву, которая только собралась перезарядиться… можно сказать, его бой проходил в совершенно другом измерении, — бормотала Сино, вздыхая. Казуто сложил руки, после чего тряхнул головой.

— Но… билд Сетрайзера направлен на ближний бой, так? Если так, он не должен выстоять против средне и дальнобойного билда, каким играет больше половины сервера…

— Ты… ты ведь видел тот момент, когда я проиграла ему?

— Ага, в ALO. Когда этот Сетрайзер несся прямо к точке, куда направлялась ты, мы дружно кричали «нет, не туда!», «сзади, Синон!»

— Да уж, — глубоко вздохнула Сино в восхищении, одновременно вспоминая позорный момент, всплывший в уме, затем она сказала наиболее спокойным тоном, на какой была способна. — Я слышала от одиннадцати игроков после чемпионата, кого он победил, что действовал он всегда одинаково. У него не должно было быть никаких сведений о них, однако он мог отчётливо читать их движения и нападать из засады, вступая в бой на сверхблизких дистанциях и убивая их, не давая ни малейшего шанса применить огнестрел. Не знаю насчёт Америки, но на японском сервере сражаться в рукопашную, пускай с ножом, это неслыханно…

— Эээ… я слышал, что после третьего чемпионата увеличилось число игроков, использующих световой меч… — невнятно сказал Казуто, на что Сино угрюмо улыбнулась.

— Это… просто попытка имитировать твой впечатляющий стиль. В самом деле, чуть ранее в этом году было много игроков, кто пытался научиться разрубать пули световым мечом. Но никто из них так и не научился.

Хотя Сино говорила про других, на самом деле и она сама прикупила себе световую саблю и в тайне тренировалась на солдатах-мобах. За месяц упорной практики она пыталась применять меч уже после начальной очереди из штурмовой винтовки, однако она так и не смогла защищаться хотя бы от трёх пуль, выпущенных подряд, потому практическая ценность меча для неё отпадала. Мечта достичь уровня Кирито, который мог отразить целых десять выстрелов подряд, так и осталась мечтой, и в конечном счёте Синон сдалась. С тех пор световая сабля валялась в её инвентаре как талисман.

Однако в тот момент сабля болталась на её поясе в надежде, что Синон сможет задеть ей Сетрайзера. Она резко тряхнула головой. Сейчас не время для этого. Переключи мысли, вернись к теме.

— В любом случае… на японском серваке нет ни единого игрока, кто мог бы хотя бы навести ствол винтовки на него, и тем более подстрелить. Что по-настоящему ужасает, это не его навыки рукопашного боя, а способность предсказывать боевую ситуацию.

— Ага... Понимаю… Но разве что-то подобное возможно?.. Это возможно против нубов, но те, кто участвуют в главных битвах ЗП, ветераны. Вряд ли это возможно, предсказать их поведение со стопроцентной точностью…

Слова Казуто звучали с налётом сомнений. Сино слегка пожала плечами и ответила:

— Он победил более десяти человек одним и тем же способом, так что это нельзя расценивать как простую веру в свою удачу. Ну… Хоть они и ветераны, всё равно есть некий паттерн в их действиях. На определённом ландшафте занять такую-то позицию, или пойти определённым путём. В их теории возможна брешь, — договорив, Сино почувствовала, что осознание новых фактов пришло к ней слишком поздно, и она печально вздохнула.

В тот момент, прямо перед тем, как закончить говорить о четвёртом турнире ЗП…

Сино, которая была уже последним противником Сетрайзера на карте, заняла отличную снайперскую позицию со своей любимой Hecate II на втором этаже полуразрушенного дома. По её предсказанию, со второго этажа она сможет раскрыть позицию Сетрайзера, который стал бы перебегать через дорогу внизу.

Однако враг опередил её предсказание, и занял выжидающую позицию в том же доме. Дождавшись, когда она установит снайперскую винтовку на сошку и разляжется на полу… он подкрался к ней словно кошка к мышке.

Вообще-то, Сино изначально не хотела занимать второй этаж, а собиралась ограничиться нижним, поскольку оттуда открывался достаточный угол обзора. Причина, по которой она не захотела оставаться внизу, была библиотека на первом этаже. Она напоминала ей о единственном месте в школе, где она могла спокойно уединиться. Всплывшие воспоминания могли снизить её концентрацию, и она не успела выйти из своих мыслей, как уже оказалась на втором этаже. А там, в тени, её уже поджидал враг…

Другими словами, Сетрайзер смог предсказать, что Сино не займёт позицию на первом этаже, а поднимется на второй. Однако это решение она приняла не из рациональных соображений снайпера, а из личных соображений. Быть способным прочитать Сино как снайпера это одно, но он не должен был увидеть настоящую её, книжного червя Асаду Сино. Может ли это быть совпадением, что Сетрайзер выбрал для засады тот же дом и этаж? Или же он увидел книги на первом этаже и заключил, что Сино тут не задержится?..

Если дело было в последнем, он не строил свои предположения на каких-то данных или опыте. Но он полагался на нечто, лежащее на пределами понятия VRMMO, всматриваясь в мысли других людей…

— …нон… Ау, Синон.

Расставив пальцы и держа руку в воздухе, Сино поморщилась и подняла лицо. Встретившись взглядом с встревоженным Казуто, она быстро сказала:

— Ааа… П-прости. На чём мы остановились?

— Паттерны поведения ветеранов, в теории.

— О-ох. Ну… это… Я думаю, что игрок, который не полагается на какие-то паттерны в своих действиях, основанные на теории, способен подобраться к Сетрайзеру сзади… — почти на автомате сказала она, наконец, вспомнив главную причину, почему она позвала сегодня Казуто. Её настроение изменилось, она допила холодную воду из стакана, лёд в которой уже подтаял. Но напряжение не покинуло её полностью.

Да… он подполз и схватил Сино сзади, одолел её всего за несколько секунд, прервав её дыхание. Полоска её хитпойнтов была близка к обнулению, как вдруг он прошептал. В тот момент она не смогла разобрать смысл почти беззвучной, английской речи, а сейчас фраза словно зазвучала в её ухе вновь.

«Your soul will be so sweet».

Странное значение у этой фразы. В сетевых PvP играх такая фраза могла быть сказана после битвы, или же как упрёки внутри партии. Всего лишь отыгрыш роли.

Услышав свои собственные мысли, Сино решила продолжить дискуссию весёлым тоном.

— Итак… Говоря о человеке, который не приемлет теории, «без-причины-без-смысла-без-осторожности». Чьё же это имя? Возможно, я поспешу, но я хочу внести одно имя в пятый чемпионат ЗП, — выдала Сино, после чего сложила правую руку в форму пистолета и наставила его на Казуто, сидящего перед ней. — В общем, это моё приглашение.

— Э… Я?

Улыбнувшись своему спутнику, которого буквально отбросило назад, она выдала заранее подготовленную речь.

— В общем так. Я не говорю о всяких чрезмерных вещах типа конвертации своего персонажа из ALO в GGO, я просто хочу сказать, что ты в долгу передо мной. Как там твой легендарный меч, удобный?

— Уууу…

Казуто вспомнил про Экскалибур — золотой длинный меч, на который он наложил руки в Alfheim Online благодаря Сино, которая успела его схватить до того, как тот свалился в бездонную яму. Передав Кирито меч столь редкий, какой сыщется всего один на всём сервере, она вполне могла потворствовать своим желаниям, говоря это ему в лицо. Да к тому же это будет заманчиво для него самого, сражаться с сильным противником.

Поскольку он не хотел разбивать надежды Сино, Казуто прочистил горло и заговорил:

— Я чувствую, что хочу сразиться с этим Сетрайзером, но… Я думаю, в прошлый раз я выиграл по той простой причине, что никто из остальных игроков не был подготовлен к перестрелке с мечником. А вот Сетрайзер, как ты сказала, является экспертом в ближнем бое, да к тому же неплох в обращении с пистолетом. Есть ли у меня шансы против него?..

— Что за слабина? Это на тебя не похоже. Это правда, он очень силён, однако он всё ещё игрок в VRMMO. Говорить о новичках и ветеранах это как-то…

— Ага, пожалуй, — Казуто прильнул к спинке старомодного деревянного кресла, заложив руки за голову. — Что если Сетрайзер новичок… в качестве игрока?

— Что ты имеешь в виду? Если он не игрок, кто он ещё?

— Профессионал. Чьи цели не игра, а отработка умений. Как солдат… или член специального отряда полиции.

— Эээ? Ты не может просто так это говорить, — криво улыбнулась Сино, будто ожидая от Казуто, что он всего лишь шутит. Однако, тот оставался серьёзен.

— Я читал это на новостном сайте, однако не знаю деталей… Но, похоже, армия, а также полиция нескольких стран, плюс ЧОПы, уже обзавелись устройствами для полного погружения с целью тренировать своих бойцов. Не кажется ли тебе, что для профессионала в этом есть смысл, сперва отработать навыки на виртуальном тренажёре, а затем проверить навыки в турнире по типу ЗП?

— Этого… не может быть..

Сино собралась возразить, что Казуто читает слишком много об этом, однако потом она припомнила сверхъестественную способность Сетрайзера предугадывать поведение врага, а также его безупречные движения. Его стиль игры может быть описан как боевая машина. С учётом этого, его никак нельзя причислить к начинающим.

Однако, если этот человек в самом деле профессиональный солдат или полицейский, зачем он прошептал перед убийством эти странные слова, сладкая душа чего-то там. Если он и профессионал, то не солдат, а скорее… наёмный убийца.

Но на этом моменте Сино заставила себя прекратить поток подобных мыслей. Любой виртуальный мир, включая GGO, создан для развлечений. Совершенно не важно, кем является Сетрайзер в реальности. В следующий раз, когда она встретит его в игре, она как следует продует ему трубы своим пятидесятым калибром. Удовлетворившись своим решением, она выдала:

— Неважно, кто он, в GGO мы в равных условиях. Я не проиграю одному и тому же оппоненту дважды, я совершенно точно выиграю в следующий раз, я применю все свои уловки, чтобы сделать это.

— Эта «уловка» — это я?

— Одна из них, если быть точной.

Ну и? Пока Казуто примерял вопрошающее лицо, Сино хитро ухмыльнулась и разъяснила:

— Чтоб ты не волновался из-за будущей драки с экспертом рукопашного боя, я позвала ещё одного человека. В основном, чтобы сдерживать твои необдуманные действия. Так сказать, надсмотрщик.

— Н-надсмотрщик? — повторил Казуто, будто смог что-то понять. Его кресло заскрипело, когда он исправил осанку. Он извлёк из кармана тонкий коммуникатор и забегал пальцем по экрану. Затем он приподнял лицо и сказал с кислой улыбкой:

— Ясно.

— Что тебе ясно?..

В этот раз Сино наклонила голову вбок. Казуто положил аппарат на стол и повернул его к Сино. Она взглянула в чёткий четырёх-дюймовый экран, на котором была изображена карта Окатимати и окрестностей кафе в центре. От станции к магазину направлялась мигающая синяя точка.

— Что это за точка?

— Человек, кого ожидает Синон. Ещё около ста метров, — только и сказал Казуто, а синяя точка приближалась к магазину. Прошла перекрёсток, зашла на аллею, появилась в центре карты, и в следующий момент.

Караран, прозвенел дверной колокольчик. Сино подняла голову. Человек, вошедший в магазин, держал зонт. Её длинные каштановые волосы взметнулись в сторону, когда она повернулась по направлению к Сино. Улыбка на её лице сияла так ярко, что, казалось, была способна разогнать тучи.

— Яхоооо, Синонон!

Глава 2

Отреагировав на ник, который она не слышала уже лет пять, Сино невольно подскочила и широко заулыбалась.

— Асуна, здравствуй.

Асуна с хлёстким звуком развернулась на деревянной половице и пошла к ним, две девушки переплели пальцы в знак приятного воссоединения. Они сели на кресла рядышком, а Казуто с лёгким выражением восхищения на лице просил:

— Вы двое… когда вы только успели так сблизиться?

— А? В прошлом месяце я даже провела целую ночь с ней, у неё дома.

— Что-о?! Даже я ещё не был у неё дома.

— Разве не Кирито-кун говорил, что ему нужно морально подготовиться к этому, перед тем как убежать?

От хмурого взгляда Асуны Казуто засмущался и быстро принялся потягивать напиток из своей чашки. Асуна подумала, что ничего уж не поделать, и стала снова улыбаться. Наконец, она заметила Эгиля, принёсшего ей холодной воды и полотенце. Она поднялась и, придержав волосы, поклонилась.

— Простите за долгое молчание, Эгиль-сан.

— Добро пожаловать. Это напоминает мне о времени, когда вы временно жили на втором этаже моего магазина.

— Хоть ты и говоришь так, мы до сих пор на халяву обживаем твой магазинчик в Иггдрасил Сити… Хм… Что бы заказать сегодня… — пока Асуна, являвшаяся давним другом хозяина магазина, пялилась в меню, Сино ещё раз взглянула на экран коммуникатора на столе. Синяя метка неподвижно замерла на месте, разместившись идеально в центре кофейни. — Тогда… Я возьму имбирный эль. Пряный, пожалуйста.

После того, как Асуна сделала свой заказ, а Эгиль вернулся за стойку, Сино сказала, ухмыляясь:

— Слушайте, вы что, отслеживаете GPS-координаты друг друга? Похоже, вы хорошо ладите.

Казуто серьёзно на неё посмотрел, и она замахала рукой со фразами «нет нет нет».

— Мой способен показывать местонахождение телефона Асуны, и для этого не требуется никаких действий с её стороны. А вот со мной не всё так просто. Асуна, покажи ей.

— Окей, — кивнула Асуна и вытащила свой коммуникатор из сумки, висящей на спинке кресла, после этого показала Сино экран в режиме ожидания. Когда она взяла его и бросила на него взгляд, на экране засветилась милая анимированная заставка.

В центре экрана располагалось розовое сердце, перевязанное красной ленточкой. Сердце пульсировало с интервалом примерно в секунду. Под сердцем располагались две линии нескольких фигурок, значение которых Сино не разобрала. С левой стороны была фигура в виде числа 63, изображённого крупным шрифтом, а с правой стороны было мелкое число 36.2. Когда Сино наклонила голову, левая фигура повысилась до цифры 64.

— Это… — когда Сино собралась спросить «что это?», Казуто засмущался и ответил «не смотри так». В тот момент Сино моментально поняла значение экрана ожидания. — Эээ… Это… неужто… частота пульса и температура Кирито?

— Всё верно. Как и ожидалось от Синонон, у тебя хорошая интуиция, — сказала Асуна, сцепив руки. Бегая взглядом с телефона на Кирито и обратно, Сино выдала первый вопрос, завертевшийся у неё на уме.

— Н-но… что за устройство?..

— Оно здесь, под моей кожей… — Казуто ткнул правым большим пальцем в центр своей груди. Потом он вытянул перед Сино руку и сделал двумя пальцами зазор примерно в пять миллиметров. — Это очень маленький сенсор-имплант. Он измеряет частоту сердечных сокращений с температурой и посылает это в мой коммуникатор через беспроводную связь. А потом в реальном времени эта информация передаётся через сеть в телефон Асуны.

— Эээ? Датчик жизненных показателей? — сильно удивилась Сино, потерявшая на несколько секунд дар речи, и лишь потом продолжила: — Зачем вам это?.. Аа… наверно, это система предотвращения измены?

— Нет-нет-нет!

— Нет!

Ответы Казуто и Асуны превосходно наложились друг на друга, они даже замотали головами в такт.

— Нет, это случилось, когда я взялся за эту подработку, они рекомендовали мне имплантировать его, поскольку это ужасно, каждый раз прицеплять к себе электроды. После того, как я рассказал об этом Асуне, она настояла на том, чтобы я собирал эту информацию. Она заставила меня установить приложение на мой и её телефон.

— Это потому что… Я не хочу, чтобы какая-то там компашка монополизировала сердце Кирито-куна. Изначально я была против вживления в его тело странных предметов.

— Хм, разве ты не счастлива от того, что всегда можешь посмотреть в свой экран, когда выпадает свободная минутка? Так уж это плохо? — от слов Казуто щеки Асуны еле заметно покраснели.

— Я чувствую себя немного спокойнее, когда вижу это. Смотреть, как бьётся сердце Кирито-куна, это словно отправиться вместе в путешествие…

— Уааа, Асуна, это звучит подозрительно, — хихикнула Сино, снова бросив взгляд на экран в своей ладони. Пульс уже поднялся до 67, температура тоже слегка увеличилась. Хоть Казуто и демонстрировал покерное лицо, жадно потягивая жидкость из чашки, терминал выдавал его сильное смущение.

— Хахаха, понятно… Точно… Всё-таки… это мило…

Потом она поняла, что бездумно бормочет, и Сино резко подняла лицо, затрясла головой, заставив Казуто и Асуну заморгать от удивления.

— Ах, нет… Я ничего такого… правда. Ну… в G-GGO тоже есть сенсор пульса, он применяется в условиях плохой видимости во время боя, а не для девичьих штучек типа этого, вот о чём я только что подумала, — Сино быстро вернула телефон Асуне и продолжила: — О-ох, я почти забыла о главной теме. Хмм, Я спросила Асуну по почте насчёт пятого чемпионата в GGO, ты сможешь участвовать? Раз это требует конвертации персонажа, я не хочу принуждать помогать мне.

— А, насчёт этого, нет проблем. У меня есть запасной аккаунт в ALO, так что дом и шмотки можно оставить на него, — радостно улыбнулась Асуна и нежным тоном успокоила Сино, которая глубоко продышалась, прежде чем заговорить.

— Спасибо тебе, с поддержкой Асуны это словно дать огру дубину, или как установить пулемёт в бункере. Думаю, тебе нужно будет попрактиковаться несколько дней с фотонным мечом, чтобы научиться ловить момент.

— Ага. Я переконвертируюсь за месяц до чемпионата. Потом покажешь мне город.

— Конечно. И о еде не надо забывать в GGO. Ну, в общем… я позабочусь о вас, — выставленная рука Сино была обхвачена гибкими пальцами Асуны. После того, как они крепко схватились за руки, Сино слегка ударила по поверхности стола. — Итак, с главной темой разобрались. Посмотрим, следующая тема это…

Она уставилась на Казуто, жующего оставшиеся кусочки льда.

— Теперь-то мы можем всё узнать? О твоей подозрительной подработке. Что за работа? Зная Кирито, наверняка это альфа-тест какой-то новой VRMMO-игры, — выложила вопрос Сино, томящий её разум по меньшей мере полчаса, и уставилась в ожидании на Казуто.

— Что ж, не в самую точку, но и не так далеко от правды, — кивнул он, угрюмо улыбнувшись, затем провёл пальцем по груди чуть выше сердца, где расположился сенсор. — Это правда, насчёт теста. Но то, что я тестирую, это не игровое приложение, а технология полного погружения нового поколения.

— Хех! — удивилась Сино, но её взгляд оставался на Казуто. — Это значит, что скоро выйдет, наконец, новое поколение амусферы? Неужели это тестирование для компании отца Асуны?

— Неа, это не связано с Recto. Как бы это объяснить… да я сам плохо представляю себе картину, что это за компания… это рисковая компания, имя которой я никогда раньше не слышал, но они воротят достаточными финансами, чтобы покрывать затраты на разработку. За ними наверняка стоит какая-то организация-спонсор… — объяснение Казуто было расплывчатым, и Сино наклонила голову направо и спросила:

— Хех… так что за название компании?

— «RATH».

— Звучит обычно, но никогда не слышала о такой. Хммм, есть английское слово для неё?

— Я тоже думал об этом, кстати, Асуна знает.

Сидящая рядом с Сино Асуна почти осушила свой стакан с имбирным элем, после чего кивнула и ответила:

— В «Путешествии Алисы в Зазеркалье» есть странная строка, где описывается существо, что приходит во сне. Оно описывается как что-то типа черепахи или свиньи.

— Хех… — хотя она читала эту книгу когда-то, она не помнила таких слов. Сино представила себе сюрреалистическое существо с поросячьей головой, торчащей из круглого панциря, после чего продолжила: — RATH… Тогда, они независимо от всех разрабатывают новое поколение устройств полного погружения для последующей продажи?

— Нет, я так не думаю… — пробормотал Казуто тем же тоном, без каких-либо изменений: — Главная машина огромна. Добавить к ней консоль и систему охлаждения, и она легко заполнит всю эту комнату… Хотя первые экспериментальные образцы устройств для полного погружения были такими же огромными, прошло время, появился нейропривод, компактный размер которого оставался неизменным в течение пяти лет. И та же амусфера-2 (рабочее название), что в процессе допиливания в недрах Recto, появится в продаже в следующем году… Ой, это как бы секретно.

Когда Кирито пожал плечами, Асуна слегка улыбнулась, прежде чем говорить:

— Всё в порядке, поскольку они анонсируют её на Tokyo Game Show в следующем месяце.

— Ах, Recto тоже будет участвовать? Надеюсь, она не будет слишком дорогой…

Асуна взглянула на Сино, которая закатила глаза, затем дочь президента компании состроила серьёзный взгляд и глубоко кивнула:

— Тоже надеюсь… В данный момент решается вопрос о цене… Ну, хотя мне полностью хватает ALO, они заявляют, что новая модель обладает куда большей скоростью рендеринга. И она будет обратно совместима со старыми играми.

— Вон как. Кууу… Найти бы и мне подработку… — буркнула Сино, проматывая в голове записи в своей мысленной записной книжке, затем продолжила и спросила Казуто: — Значит, эта компания RATH не планирует новое устройство для домашнего использования? Только для корпоративных клиентов?

— Нет, не думаю, что они уже хотя бы на этом уровне. Строго говоря, они применяют совершенно другую технологию для полного погружения.

— Другую?.. Они что ли не создают виртуальный мир из полигонов, в который может погрузиться игрок?

— Не знаю, — пожал плечами Казуто, затем сказал нечто неожиданное своим обычным тоном. — Из-за мер безопасности память о событиях, случившихся внутри виртуального мира, не может быть перенесена в реальный мир. Всё, что я видел или делал, это было во время первого теста, а обо всём остальном совсем ничего не помню.

— Х…хах? — невольно проскандировала Сино, затем понизила голос. — Не может быть перенесена?.. Как что-то подобное… может быть возможным? Неужели тебя загипнотизировали сразу после выхода в реальность?

— Нет-нет, там был чисто электронный механизм. Нет… его даже можно назвать квантовым… — прервался Казуто, взглянув на коммуникатор, лежащий на столе. — Половина четвёртого? Синон, Асуна, у вас ещё есть время?

— Да.

— Нет проблем.

Поскольку парочка одновременно кивнула, Казуто навалился на спинку старомодного кресла и продолжил.

— Тогда ладно, позвольте объяснить вам с самого начала. Вопрос о… «Трансляторе души», — раздалось новое незнакомое слово от Казуто.

Звучит, как внутриигровое заклинание, подумала Сино. От слов, связанных с новой технологией, она почувствовала себя не в своей тарелке. Асуна, сидящая рядом с ней, слегка наклонила голову и прожевала:

— …Души?

— Когда я впервые услышал, тоже подумал, какое пафосное название, — слегка пожал плечами Казуто перед неожиданным вопросом. — Человеческий разум, по вашему, где он расположен?

— Разум? — рефлекторно Сино собралась тронуть середину своей груди, но потом одумалась и прочистила горло. — В голове… в мозгу, так?

— Тогда давай увеличим мозг, где теперь будет разум?

— Где…

— Мозг, или другими словами куча нервных клеток. Смотри… — Казуто протянул правую руку и потянул пальцы к Сино. Затем он ткнул середину её ладони указательным пальцем и провёл им по всей кисти. — Центр это ядро, окружённое телом клетки…

Ударив по каждому пальцу, он прочертил линию между запястьем и локтем.

— Это дендриты, которые встречаются с аксонами, соединяя эту клетку со следующей. Так где именно содержится разум в этой структуре? В ядре? В митохондриях?

— Хммм…

Асуна ответила вместо Сино, которая только исторгала бормотание.

— Кирито-кун, как ты и сказал, что эта клетка соединяется со следующей, а разве разум это не сеть нейронов? Это как спросить… «Что такое интернет?» Ответ никогда не получить, если смотреть на одиночный компьютер.

— Ага, — глубоко кивнул Казуто, услышав их близкую догадку. — Определённо, сеть нервных клеток составляет разум, это подходящий ответ в данной ситуации. Но… насчёт «Что такое интернет?», если исследовать этот вопрос глубже, могут быть получены самые разные ответы. Например, интернет это структура, в которой компьютеры по всему миру соединены друг с другом по одному протоколу.

Затем он указал пальцем на телефон Асуны и свой, выложенные рядом на столе.

— Аналогичным образом, каждый компьютер это компонент интернета. В дополнение, можно сказать, что пользователи перед мониторами тоже составляют интернет.

После этого Казуто прервался со словами «дайте передохнуть» и сделал глоток имбирного эля Асуны, прикрыв глаза.

— Оо… как и всегда. Пряный вкус невероятен.

— Это совсем другое дело по сравнению с тем, что продаётся в магазинах около дома. И хотя это как коктейль, в нём присутствует вкус имбиря.

Сино припомнила вкус имбирного эля, когда она в первый раз попробовала его полгода назад по совету Казуто. Если бы она не повстречала его в GGO, она бы никогда не узнала вкуса этого напитка, никогда бы не вошла в этот магазин, снаружи выглядящий неприветливо, да и вообще развитие событий со времён их встречи похоже на чудо… Лелея это приятное чувство в своём сердце, Сино продолжила тему:

— Тогда… Как связан человеческий разум и интернет?

Вернув чашку Асуне, Казуто разок кивнул, после чего сложил руки в формочку.

— Ну… Хммм, если связь между сервером и роутером, ПК и мобильниками выглядит как «форма» интернета….

— «Форма»?..

— Тогда, в чём его «сущность»?

Сино коротко подумала, прежде чем открывать рот:

— Короче, это то, что течёт в этой форме… в структуре сети?.. Электрические сигналы?..

— Может и так, ведь электрические и световые сигналы устойчивы. Сущность сети в том, как они проходят по этой структуре и передают информацию… Давайте временно представим это так, — закончив изображать жест, что он делал до этого обеими руками, Казуто положил обе руки на стол и соединил вместе свои тонкие пальцы. — Вот, как я сказал раньше, миллиарды нервных клеток соединены друг с другом… Теперь видя форму разума, где его сущность?

— Передача данных… другими словами, электрический пульс, бегущий по нервным клеткам… это и есть информация?

— Неа, электрический пульс это как… — Казуто поднёс правый кулак к распластавшейся левой ладони. — Синапс в промежутке между двумя нейронами это единичный трансмиттер субстанции. Раз он распространяет её по нервным клеткам, может ли этот феномен быть назван сущностью разума?

— Хммм… — нахмурилась Сино, а в тот же момент Асуна озадаченно улыбнулась и сказала:

— Больше мы не сможем что-то сказать, Кирито-кун~ Потому что до сих пор наука не нашла ответ на вопрос «что такое разум».

— Что ж, может и так, — в конечном счете, Казуто улыбнулся и кивнул.

— Х-хах? Стойте, то, что ты сейчас рассказывал, ничего не объясняет? — пока яростно запротестовала Сино, Казуто поймал шанс взглянуть на слякоть за окном, после чего продолжил серьёзным тоном:

— Но есть люди, которые подобрались к ответу на этот вопрос в своей теории.

— В своей… теории?

— «Квантовая динамика мозга». Похоже, она была предложена в конце прошлого века английским учёным. Тогда эту теорию решили закопать поглубже, однако теперь «RATH» смогла, наконец, создать машину, похожую на монстра… С этого момента даже я плохо всё понимаю. Минуту назад мы говорили о структуре нервной клетки.

Сино и Асуна одновременно кивнули.

— Клетка имеет собственное образование, которое поддерживает её структуру. Похоже, это называется «микротрубочками». И это образование не просто каркас, оно действует как череп. Череп внутри нервной клетки.

— Х-хах?

— Этот череп имеет форму трубы, другими словами, полой трубки. Конечно, она очень маленькая… мы говорим о нанометрах, но она не пуста. Внутри трубки кое-что содержится.

Сино невольно обменялась взглядами с Асуной, после чего взглянула на Казуто и тихо спросила:

— Что там внутри?..

— Свет, — коротко ответил Казуто. — Частицы света… или «Недолговечный фотон», вот как называется. Этот фотон, другими словами, это квант. Его существование не подчиняется законам детерминизма, он бесконечно флуктуирует, согласно теории вероятностей. Флуктуации… вот что такое разум, в рамках этой теории.

От услышанного Сино сразу почувствовала содрогание, побежавшее по её спине к рукам. Разум и колеблющийся свет. Этот мистический и оттого прекрасный образ заполнил её ум, и одновременно с этим — А не божье ли это ведомство? — вопрос возник в её голове.

Асуна была охвачена теми же глубокими эмоциями, её коричневые глаза мерцали с тревожным свечением, и она заговорила слегка дрожащим голосом:

— Кирито-кун, название нового устройства это… «Транслятор души», так? Душа… другими словами, скопление этого света — это человеческая душа?

— Инженеры RATH называют её «квантовым полем». Но, давая машине такое название, они точно задумывались об этом… Это квантовое поле похоже на человеческую душу.

— Но тогда, что всё это значит? Транслятор души — это устройство, которое контактирует не с мозгом, а напрямую с душой?..

— Если так говорить, то это вообще становится больше похоже на магическое устройство, а не на машину, — сказал Казуто, слегка разрядив обстановку, затем продолжил, ухмыльнувшись. — Но это не магия и не божественное чудо. Давайте ненадолго окунёмся в объяснение этого… Что она делает, так это записывает спин и вектор каждого фотона внутри микротрубочки, так называемый «кубит» информации. Другими словами, нервная клетка — это не просто какой-то переключатель, перенаправляющий импульс к другой клетке. Можно сказать, что каждая клетка сама по себе это единица квантового компьютера… ладно, эта часть уже за пределами моих возможностей…

— Всё нормально, мой предел настал давно.

— Мой тоже…

Сино и Асуна одновременно сдались, и Казуто облегчённо выдохнул.

— Скопление фотонов, которое является памятью этого компьютера, возможно, даже может быть человеческой душой… RATH дала этому оригинальное название. Колеблющийся, «Флуктуирующий свет», что они сократили до… — выдержал секундную паузу он. — «Флактлайт».

— …Флакт… лайт, — мягко вторила Сино новосозданный термин мистическим тоном. Если всё, о чём они говорили до этого, было правдой, тогда этот Флактлайт существует и в её голове. Даже не так, можно сказать, то, что она рассматривала как «её»…

Дрожь, что недавно бегала по ней, вернулась, Сино потёрла руки, вытянув рукава летней формы. Рядом с ней Асуна проделала похожее движение, будто обхватывает себя, и тихо заговорила:

— Чтение флактлайта… Нет, машина, которая «транслирует» его, вот что такое «Транслятор души». В этом случае… Трансляция идёт не в одну сторону, так?

Сино слегка наклонила голову, не понимая точный смысл её слов, в тот же момент, Асуна взглянула на неё глазами, полными беспокойства.

— Синонон, подумай об этом… Амусфера не просто перехватывает сигналы, идущие к телу. Ещё зрение, слух… все ощущения, которые поступают к нам в мозг, создающие впечатление виртуального мира. Это ядро полного погружения, что там используется, так? Тогда Транслятор, являющийся следующим поколением этой машины, должен делать так же, правда?

— ….Другими словами… он может записывать данные в душу человека, который подключён к нему?..

После этого момента обе девушки направили взгляд на Казуто.

Хотя было видно, что черноволосый парень слегка колеблется, он утвердительно кивнул.

SAO v09 09

— Ага… Транслятор души слишком длинно, и RATH сократила это до «STL». На самом деле, эта машина транслирует в двух направлениях. Сотни миллиардов кубит информации, содержащейся в нашем флактлайте, переводятся в сигналы, доступные машине, и в то же время она преобразует цифровую информацию в доступную нам. Если бы это было не так, как сказала Асуна, мы не смогли бы погружаться в виртуальный мир. Короче, она поддерживает и расставляет всю сенсорную информацию, преобразуя её в то, что мы видим, слышим и так далее.

Асуна подалась вперёд и задала вопрос, кажущийся для неё главным:

— А возможно ли… что это может повлиять на память души? Кирито-кун, ты ведь сказал, что совсем ничего не помнишь о времени погружения. Это значит, что Транслятор… STL способен записывать и удалять твою память, так?

— Нет… — Казуто слегка коснулся руки Асуны, чтобы успокоить, и тряхнул головой. — Та часть, что отвечает за долговременную память, имеет очень сложную архивную структуру, так что можно сказать, на нынешнем уровне это недоступно. Причина, по которой я не помню ничего из своего погружения, в том, что, возможно, путь к моей долговременной памяти был пресечён. Другими словами, это совсем не стирание памяти, я просто не могу вспомнить это… или что-то типа того.

— Но… мне страшно, Кирито-кун. Что-то, что манипулирует памятью… — тревога всё ещё читалась на лице Асуны. — Кроме того, человек, который подкинул тебе эту подработку, это Крисхайт… нет, Кикуока-сан из Министерства внутренних дел и коммуникаций, да? Хоть я и не думаю о нём как о плохом человеке, я чувствую, что совершенно не понимаю, что таится у него в сердце. Это похоже на Лидера гильдии. Почему-то… мне кажется, что вновь произойдёт что-то плохое…

— …Это правда, он никогда не показывает своих мыслей. И я до сих пор не знаю о его истинном статусе или занимаемом посте, да и много чего ещё. Но… — прервался Казуто, и его взгляд не был сфокусирован ни на чём в заведении. — В первый день демонстрации первого коммерческого образца нейропривода в развлекательном парке Синдзюку, я впервые ощутил это чувство. В тот момент я ещё был в начальной школе… «Вот оно», вот что я подумал. «Это тот мир, который звал меня всё это время». Стоило нейроприводу появиться в продаже, я тут же купил его на скопленные деньги… и погрузился в различные игры. Тогда меня совершенно не заботил настоящий мир. В конечном счёте, меня выбрали на бета-тест SAO, за которым последовал ужасный инцидент… повлекший смерти многих игроков. После двухлетнего плена и возвращения в реальность, один за другим произошли инциденты с Суго и Дэс Ганом. Я… хочу знать. Куда ведёт технология полного погружения… Узнать, что стояло за этими инцидентами… Хоть Транслятор это абсолютно новая инкарнация технологии полного погружения, МедиКубоид служил прототипом.

Пока Асуна вслушивалась в слова Казуто, приспустив голову, её плечи задрожали. Вскоре после этого её уверенный голос пролетел по всему помещению.

— Это моё предчувствие. О том, что внутри Транслятора. Что, если он уже не будет какой-то развлекательной машиной… Возможно, у него есть некая опасная сторона…

Казуто изобразил, будто он выхватывает из-за спины меч и взмахивает им перед собой.

— С этого момента, неважно, что там за мир, я всегда смогу вернуться назад. Я точно вернусь и в этот раз. Ну… В реальном мире я всего лишь худощавый беззащитный геймер.

— Без моей поддержки твоя спина открыта, — слегка улыбнулась Асуна, глубоко выдохнув, затем посмотрела на рядом сидящую Сино. — В самом деле, этот парень такой самоуверенный.

— Ага, ну, в конце концов, он легендарный Герой-сама.

После таких разговоров, которые она, наконец, смогла понять, хотя многие термины она слышала впервые, Сино постаралась сильно не вмешиваться и проговорила лёгким шутливым тоном:

— Я уже прочла «Все записи об инциденте с SAO», что вышли в прошлом месяце. Трудно поверить, что это именно тот «Чёрный мечник», о котором говорится в книге.

— Лучше прекрати…

Асуна хихикнула от вида Казуто, который замахал руками, изогнувшись назад, и закивала со словами «да уж».

— В книге сказано, что лидер обладал большим влиянием на всю гильдию. Сама по себе история описана очень детально, да к тому же подробно расписана биография некоторых персонажей. Даже описано сражение Кирито с оранжевыми персонажами…

— «Когда я вынимаю второй меч, никому не позволительно стоять у меня на пути!»

— Кяхахахах, — две девушки взорвались от смеха, отчего Казуто удручённо утоп в кресле с пустым выражением лица. Асуна вернула свою сияющую улыбку, почувствовав облегчение, и Сино подытожила:

— Эту книгу перевели и издали в Америке. Так что теперь Герой-сама вышел на мировой уровень.

— …И это после того, как я долго пытался забыть это… И я уже согласился получать отчисления.

Сино всё ещё улыбалась, пока Казуто ворчал, потом она припомнила один вопрос и поспешила выложить его.

— Но Кирито. Ведь этот STL делает то же самое, что Амусфера, так? Создаёт виртуальный мир из полигонов и посылает его в мозг подключённого человека. Какой смысл тратить огромный бюджет на разработку такого устройства?

— Оо, это хороший вопрос, — потянулся Казуто, прежде чем сделать кивок. — Что сказала Синон только что. «Создаёт виртуальный мир из полигонов». Полигоны это, другими словами, набор координат и поверхностей… цифровые данные. Современный уровень позволяет достичь такой детализации, что деревья и мебель будут неотличимы от реальности, но суть остаётся той же.

Он быстро потыкал в экран телефона и включил установленную мини-игру. Появилось изображение футуристической машины, медленно вращающейся на демо-экране. Внутреннее убранство было хорошо проработано, то же можно было сказать о искривляющихся формах корпуса. Несомненно, модель, состоящая из полигонов.

Сино подняла лицо и слегка наклонила голову.

— Это… Ну… в ALO или GGO, когда в одном месте скапливается много народу, системе трудно поддерживать высокий уровень детализации. Но разве фундаментальная основа STL и Амусферы не одинакова? Чтобы создать трёхмерную модель объекта, которого нет в природе, чтобы человек мог пощупать его.

— Ага, так и есть. Хммм… Как бы это объяснить…

Казуто сохранил тишину на несколько секунд, после чего поднял пустую чашку Caffè Shakerato и показал его Сино.

— Синон, эта чашка существует в реальности?

— …Ага… — кивнула она с выражением сильного сомнения. Затем Казуто поднёс чашку ещё ближе к ней и сказал вещь, которую было трудно понять.

— Теперь послушай, эта чашка сейчас в моей руке, и в то же время она существует в сознании Синон… или во «флактлайте» Синон, в терминологии RATH. Чтобы быть точным, свет, что отражается от чашки и поступает на твою сетчатку, преобразуется там в электрические сигналы, которые в сознании снова превращаются в чашку. А потом я сделаю это… — его рука внезапно закрыла полностью глаза Сино. Рефлекторно она прикрыла веки, увидев темноту с расплывчатой примесью красного. — Как оно, чашка уже исчезла из твоего сознания?

Поскольку она не поняла, что имеет в виду Казуто, она честно ответила:

— … Ну… я не могу так быстро её забыть. Увидев её раз, я могу вспомнить её цвет и форму. Вообще, это естественно. Ах… но довольно быстро картинка становится размытой…

— Ага, так и есть, — после того, как он убрал руку, Сино подняла веки и хмуро глянула на Казуто.

— Что так и есть?

— Слушай… в момент, когда мы видим чашку, стол или лица друг друга, воссозданная информация, поддерживаемая зрением, записывается в участок флактлайта. Даже закрыв глаза, оно не исчезнет сразу. Это не какой-то театр теней. Или иначе, в момент, когда чашку не видно, она исчезает из памяти Синон... — затем Казуто спрятал чашку под столом. — В момент, когда Синон видит чашку, та же самая информация о её форме поступает через канал зрительного восприятия в участок флактлайта. Это позволяет Синон видеть чашку в своём разуме даже после того, как чашки нет на столе. Детализация этого образа лежит за гранью возможностей полигонов… Можно сказать, она такая же, как в реальном мире.

— …. Это возможно в теории… Но приходится иметь дело с задержкой человеческого сознания, другими словами, с «памятью», разве не так? Манипуляция памятью извне без использования гипноза, как такое возможно?.. — договорила Сино, после чего прикрыла глаза.

Только что — разве Кирито не говорил о машине именно с такими возможностями? думала она. Молча слушая до этого момента, Асуна тихо нашептала в сторону Сино:

— Амусфера позволяет пользователю видеть полигональные данные… А STL записывает их прямо в сознание… в краткосрочную память… короче… Это не искусственные объекты. Объекты, созданные с помощью STL, зрение, слух, прикосновение… всё на таком же уровне, как в реальности, внутри нашего сознания. Это так?..

Казуто кивнул и продолжил, вернув стакан на стол.

— Информация оптической памяти… или «Мнемонические визуальные данные», как это называют в RATH. Что до меня, я помню самое первое своё погружение… Оно было другим. Совсем другим, не таким, как в виртуальном мире через амусферу. Это было всего лишь пустое пространство, размером с тесную комнатку, но я… — прервался он на момент и продолжил, с усилием выжав из себя нечто, похожее на улыбку. — Впервые… я не понял, что это был виртуальный мир.

Глава 3

Виртуальный мир, не отличимый от реальности.

На эту тему было создано много фантастики в прошлом веке. Сино могла прямо сейчас припомнить, как минимум пять названий книг и фильмов на эту тему.

В эру, когда на рынке доступны невероятные технологии полного погружения типа Нейропривода или Амусферы, пришла пора, когда уместен вопрос — «эта реальность в самом деле реальна?» — интернет полнится статьями и блогами об этом. Сино вспоминала, как она сильно волновалась перед своим первым погружением.

Однако когда дверца была приоткрыта, можно ли с уверенностью сказать, что все тревоги от скрывающегося за ней были напрасны, удовлетворяясь таким самоубеждением? Мир, создаваемый Амусферой, несомненно, был чудом, возможным благодаря ошеломляющим технологиям. Виртуальный мир, воспринимаемый всеми органами чувств[4], был великолепен — но как раз потому, что он был отличен от реальности. То, что она видела, что она слышала, что она трогала, всё это было слишком чистым, или, другими словами, слишком простым. В воздухе не было пыли, одежда не мялась, а столы не могли сломаться. 3D-объекты создаются из цифрового кода, который ограничен своими создателями, а так же мощностью процессоров. Конечно, она не знала, как в будущем изменится мир, но использовать современные технологии для создания мира, ничем не отличимого от реальности, это невозможно…

Это то, что она думала. До сегодняшнего дня, пока не услышала историю Киригаи Казуто.

— …Это значит, Кирито. Ты… возможно, даже сейчас… всё ещё внутри STL… той машины? «Воспоминания» Асуны и меня, что ты сам вложил в неё.

Чтобы предотвратить внезапную дрожь, ещё до того, как Казуто ответил, Сино ухмыльнулась и продолжила. «Но это нелепо», засмеялась она, думая, что так и надо. Но её компаньон нахмурился, сосредоточив свой взгляд на ней.

— Пог… С-стоп. Я настоящая, — поспешила замахать руками она, но Казуто остался преисполненный сомнениями.

— Если ты настоящая Синон… Ты должна помнить, что обещала мне вчера.

— О-обещала?

— Чтобы поблагодарить меня за то, что я согласился придти, ты обещала угостить меня самыми дорогими блюдами из здешнего меню, какие я захочу.

— Э… эээээ?! Я никогда такого не обещала! Ах, но… я не самозванка! Я настоящая! Правда, Асуна?

Глядя в её сторону, Асуна крепко схватила её за руку и прошептала:

— Синонон… ты уже забыла? Ты обещала угостить меня в «Berry&Cherry Tart»…

— Эээээ?

Я действительно в виртуальном мире, и моей памятью оперируют откуда-то?.. Когда она подумала об этом, щёки Казуто и Асуны сперва слегка задёргались, а затем они разразились громким смехом. В тот момент она поняла, что её план подразнить Казуто обернулся против неё.

— Так… не честно! Асуна! В следующий раз, в ALO, приготовься отведать сотню самонаводящихся стрел!

— Ахаха, извини-извини, прости меня, Синонон! — улыбнулась Асуна и крепко обняла Сино. Ощущая, что оцепенелость постепенно покидает её сердце от обнимашек Асуны, невинных и преисполненных дружбой, она отвела в сторону надутое лицо. Но её рот немедленно открылся и издал такой же смех, как у тех двоих.

Поддерживая расслабленную атмосферу, Кирито не спеша проговорил:

— Будь это флактлайт или Мнемоническая визуальная информация, просто услышать эти термины в отрыве от всего только вызовет вопросы об этой сомнительной технологии… Но мир, созданный с помощью STL, по факту, намного лучше, чем любой из Амусферы, с которым мы знакомы. То есть, это можно назвать «Реальным сном»…

— С-сном?.. — заморгала Сино, услышав эти неожиданные слова. Мечник-спригган, от присутствия которого в ALO можно было запросто захрапеть, кивнул с серьёзным лицом.

— Да. Создание мира посредством сбора воедино предметов, хранящихся в памяти… это ведь почти как работает сон. Вообще-то, мозговые волны, которые регистрируются во время работы STL, очень схожи с образцом мозговых волн спящего.

— Тогда выходит, что твоя подработка проходит во сне? Зарабатываешь деньги во время сна, что длится три дня?

— Э-это то, что я сказал тебе в начале, разве не так? Не что иное, как сон, без еды и питья. Разумеется, я получал еду и воду парентерально.

Когда он упомянул это, в самом деле, он говорил такое, как только пришёл сюда. Но я никак не думала, что он имеет в виду настоящий сон в течение трех дней, лёжа на гелиевой кровати. Взглянув вверх, Сино пробормотала, глубоко вздохнув:

— Аж три дня продолжительного сна… Если ты можешь спать так долго, есть много вещей, которые можно сделать. Например, не просыпаться сразу после того, как съешь тортик.

— Слишком плохо, что ты ничего не будешь помнить о своём сне. Ну, хватит каждый день говорить о всех-пироженках-что-хотим.

Прохихикав, Казуто замолчал на середине. Маленькие брови, что Сино видела под его чёлкой, нахмурились.

— … Что случилось, Кирито-кун?

Он не ответил сразу, а проделал жест, будто кладёт что-то себе в рот.

— …Пироженка… нет, не это… твёрже… солёное… но вкусное, что же это…

— Ты помнишь что-то, что ты ел в виртуальном мире?

— … Неа, не могу вспомнить. Но я предположу, на вкус оно не похоже ни на что из этого мира… — продолжал Казуто, всё ещё хмурясь несколько секунд, пока не сдался и не вздохнул. Сино, молчавшая до этого момента, задала вопрос, который больше не могла держать в себе.

— Слушай, Кирито. А что-то подобное возможно? Съесть что-то в виртуальном мире, чего нет в реальности? Если STL собирает мир из обрывков воспоминаний человека, как тогда человек может увидеть что-то, чего он не видел, или съесть что-то, чего он никогда не пробовал?

— Аа… это правда. Как и сказала Синонон… В таком случае, виртуальный мир STL должен быть очень сильно ограничен, да? Невозможно тогда создать мир, сильно отличающийся от реальности, типа Айнкрада или Альвхейма, — медленно кивнул Казуто, на которого уставилась Асуна, перед тем как улыбнуться, сбрасывая раздражение. — Вы двое довольно смышлёны, это хорошее замечание. Когда я впервые услышал о Мнемоданных, я не подумал, что эта технология такая ограниченная. В следующий раз я спрошу об этом персонал RATH, но если честно, поскольку это связано с ядром технологии, не думаю, что они ответят… Но есть кое-что… Когда объясняли суть их виртуального мира, что он формируется из памяти людей, они не говорили, что это память именно того человека, который погружается в него.

— Ээ… тогда как они его создали?.. — Сино не смогла ухватиться за ответ, Асуна, сидящая рядом, втянула воздух.

— Неужто… воспоминания других людей? Нет… возможно ли такое, что эти данные взяты не от каких-то людей, а созданы с нуля?..

Услышав такие слова, которые больше походили на шёпот, Сино наконец догадалась.

Что если оптическая зрительная информация… Мнемонические визуальные данные разных людей имеют общую структуру? И анализ этой структуры уже завершён?.. В теории будет возможно создать настоящий «сон», наполненный вещами, которых человек не знал, едой, какую он никогда не ел, сценами, каких даже не воображал.

И тогда слова, на которых строились сейчас её мысли, вдруг посыпались изо рта Казуто.

— Я занят этой подработкой в RATH уже два месяца… Во время первого тестового погружения ещё не было ограничения памяти, и я помню виртуальный мир. Один из них был комнатой с целой кучей всяких кошек, которых было чуть ли не сотня.

— … Куча… — рот Сино поплыл в умилении, когда она представила себе кошачий рай, но она поспешила отбросить эти мысли. Казуто смотрел прямо перед собой, с выражением, будто перекапывает огород своей памяти:

— Что я могу припомнить, там было очень много пород кошек, которых я не знал. И не только это… некоторые из них имели крылья и летали по комнате, некоторые свернулись в клубок и катались туда-сюда. Что-то вроде этого просто не могло быть в моей памяти.

— …И в то же время, такого не могло быть и в чужой памяти, так? Поскольку крылатых котов нет в реальности[5]. — сказала Асуна. — Эти летающие коты были сделаны персоналом. Вероятно, STL сгенерировал их из ничего.

— Последняя часть это нечто. Если это возможно, то это уже может быть не единичный объект, это позволит в конечном счёте создать целый мир, — слова Казуто заставили всех замолчать на какое-то время.

Создание виртуального мира без вмешательства человека…

Эта идея заставила грудь Сино трепетать. Поскольку она вспомнила, как ей недавно было совсем не по себе в «эгоистично спроектированных» VRMMO-играх типа GGO и ALO.

Существующие виртуальные миры целиком и полностью собраны дизайнерами в компаниях, производящих эти игры. И хотя деревья, здания и реки были разбросаны хаотично, в любом случае они установлены именно таким образом из чьих-то предпочтений.

Во время игрового процесса, когда бы она ни думала об этом, что-то странное назревало в груди Сино. В конце концов, её игровое воплощение тоже было обязано существованию руке разработчика, так называемого Бога, и эта мысль не покидала её разум, нравилась она ей или нет.

Изначально Сино стала играть в Gun Gale Online не забавы ради, и теперь, справившись с проклятьем своего прошлого, она могла задуматься о значении виртуального мира для реальности. Не похоже было, что она симпатизирует кому-то из своего отряда, кто хранил игрушечный пистолет в реальной жизни, одевая одежду с соответствующей эмблемой. Она верила, что стойкость и самоконтроль внутриигровой Синон медленно усилит Асаду Сино в реальности, но в то же время она задумывалась, стоит ли и дальше тратить столько времени и денег на погружение в виртуальный мир.

Она думала, что есть какая-то причина, по которой очень стеснительная Сино повстречала и подружилась с такими людьми как Асуна несколько месяцев назад. Эта девочка, которая постоянно выдавала нежную улыбку, несомненно, ценила себя так же, как Сино. Играть в VRMMO-игры не ради бегства, а чтобы получить опыт и связи внутри виртуального мира, чтобы питать своё настоящее я. Асуна, несомненно, была таким человеком, то же самое можно применить и к Казуто.

Из-за этого Сино не хотела думать, что VR-мир лишь подделка, что всё внутри него лишь плод воображения. Она не хотела думать о том, что виртуальный мир не сможет просуществовать без разработчиков.

В прошлом месяце, в ночь, что она провела у Асуны, когда в комнате погас свет, она показала свою слабость, которую скрывала. Асуна, лежащая рядом, сперва подумала, а затем сказала:

«Синонон, разве это не то же самое, что настоящий мир? Даже сейчас, то, что даёт нам обстановка, будь это дома, города, или статус ученика в обществе, всё является результатом чьих-то усилий, ведь так?.. Возможно, быть сильным — значит продвигаться вперёд сквозь всё это, как ты думаешь?»

Сделав небольшую паузу, Асуна продолжила, смеясь.

«Но я хочу увидеть его, хотя бы раз. Виртуальный мир, никем не проектированный. Если это станет реальностью, то выйдет «Реальный мир», который ещё более реальный чем реальность…»

— Реальный… Мир… — неосознанно пробулькала Сино. Асуна, по-видимому думавшая о том же самом, кивнула с противоположного края стола.

— Кирито-кун… тогда, это значит… Используя STL, можно создать реальность, которая субъективно будет более реальна, чем наша реальность? Другой мир, без вмешательства дизайнера?

— Хммм… — немного подумал Казуто перед тем, как тряхнуть головой. — Нет… в данной ситуации это всё ещё очень сложно. Лес и траву на естественных ландшафтах можно отдать на откуп системе, но я думаю, здания и крупные города, в которых нужно поддерживать целостность, без дизайнера всё еще невозможны. Говоря о других возможностях… можно подготовить несколько сотен тестеров и позволить им построить город на дикой равнине, или другими словами, построить свою цивилизацию. Думаю, в этом случае мир без Бога-создателя возможен…

— Уааа, этот путь займёт уйму времени.

— Завершить карту получится за несколько месяцев, я думаю.

Асуна и Сино одновременно засмеялись от шутки Казуто. Однако сказавший это оставался в раздумьях, нахмурив брови, а через некоторое время он начал речь, будто говорил сам с собой:

— Итак, это симуляция строения цивилизации. Но… Можно сказать, что по этой необходимости будет задействована функция УФЛ, так что STL позволит им разработать… да если ещё есть ограничение памяти во время пребывания внутри…

— УФЛ?.. что это? — нахмурилась Сино, повторив аббревиатуру. Казуто поднял лицо и моргнул.

— Ааа… это вторая магия Транслятора. Только что я говорил о мире, подобном сну, созданном с помощью STL, так?

— Ага.

— Когда-нибудь у тебя был невероятно длинный сон, после которого ты чувствовала себя уставшей? Особенно, плохие сны…

— Аа, да, был, — кивнула Сино, хмурясь. — Убегая от чего-то, думаешь — это, наверно, сон — без возможности проснуться. Когда думаешь об этом уже после того, как проснулся, понимаешь, что это точно был сон, в котором за тобой долго гнались.

— Как думаешь, сколько времени ты провела в этом сне?

— Ээ? Два… или может три часа.

— Что ж, тогда мониторинг мозговых волн во время сна показывает, что тот сон, что казался таким длинным, длился всего несколько минут, — прервался на этом месте Казуто, внезапно протянув руки и закрыв ладонями оба телефона. После этого он стрельнул в Сино озорной улыбкой. — Мы начали говорить о STL где-то в полпятого, так? Синон, как ты думаешь, сколько сейчас времени?

— Хммм, — пойманная врасплох Сино заколебалась с ответом. Летнее солнцестояние уже прошло, и небо всё ещё было ярким, так что она не могла ориентироваться по свету за окном. Она была вынуждена положиться на предположение. — Около… 4:50?..

После этого Казуто показал экраны и повернул один из них к Сино. Посмотрев на индикаторы, она поняла, что уже давно перевалило на пять.

— Фуу, я не заметила, что мы проговорили так долго.

— Ощущение времени субъективно. Не только во время сна, но и в реальности. В состоянии тревоги выделяется адреналин, от которого время будто течёт медленнее, или по-другому, время проходит быстрее, когда мы поглощены расслабляющим разговором. RATH исследует процессы, происходящие в человеческом сознании… или во флактлайте, и они выдвинули скороспелую теорию. По-видимому, в ядре сознания кружит нечто, действующее как «сигнал контроля частоты мыслей». Но, похоже, они до сих пор не могут определить, как оно работает.

— Частота?..

— Это то, что ты слышала, даже когда речь заходит о каких-то там гигагерцах в компьютере.

— Число операций, которые возможны в секунду, так? — кивнула Асуна. Казуто постучал по столу пальцем, издав тот тон.

— Обычно в документации указывают максимальное число, но вообще-то, оно не постоянно. Обычно оно снижено, чтобы производить меньше тепла, а вот когда требуется повышенная производительность, — тон тон тон увеличился в ритме. — Увеличивается количество операций в секунду, увеличивается производительность. Квантовый компьютер в виде флактлайта такой же. Оказавшись в экстремальной ситуации, обрабатывая огромное количество поступающей информации, скорость мыслей будет увеличена, чтобы совладать с этим. Синон точно с этим знакома, когда ты полностью сосредоточена на поединке, тебе кажется, что ты способна увидеть летящую пулю.

— Аа… ну… Ага, когда я в отличной форме. Но я никогда не смогу подражать твоему «предвидению траектории пули и последующему уклонению», — сказала Сино, надувшись. Казуто улыбнулся с досадой и тряхнул головой.

— Да и для меня это теперь невозможно. Мне нужно будет тренироваться перед следующей ЗП… В любом случае, это ускорение мыслей влияет на чувство времени. Во время этого ускорения человеку кажется, что время течёт медленнее. Момент во время сна — это очевидный пример. Имея дело с большим количеством информации, флактлайт ускоряет свою работу, и как результат, мы видим многочасовой сон, который на самом деле длится несколько минут.

— Хммм, — простонала Синон, сложив руки. Её мозг, или лучше сказать разум, является компьютером, в основе которого лежит свет, это что-то такое, что лежит за пределами здравого смысла. Хоть и было сказано, что процесс «Размышления» мог ускоряться и замедляться, ей казалось, что это что-то невозможное. Однако Казуто нахмурился и продолжил.

— В этом случае… Как ты думаешь, если бы мы могли делать свою домашку во сне, это было бы здорово? Хоть это каких-то несколько минут в реальности, во сне пройдёт несколько часов.

— Это звучит… как чушь.

— Да, тоже так думаю… Я ещё не видела в своей жизни таких удобных снов.

Хотя Сино и Асуна одновременно выдали свой протест, Казуто не переставал улыбаться, продолжая своё объяснение.

— Настоящий сон непоследователен, он является вторичным продуктом процессов в нашей памяти. Сон, созданный с помощью STL, намного чище… Я имею в виду, виртуальный мир собирает этот сон согласно какой-то логике. В том мире скорость мыслей в сознании изменена и ускорена. В то же время, стандартное время внутри виртуального мира тоже ускорено в синхронности. В результате, время погружения в виртуальный мир получается больше, чем по-настоящему прошедшее время в реальности. Это потрясающая, убийственная особенность STL, «Ускорение флактлайта», сокращённая до УФЛ.

— Это уже…

Похоже, мы больше не говорим о реальности, вздохнула Сино. Это уже не «немного отличающееся от Амусферы».

Социальная жизнь претерпела невероятные изменения лишь от внедрения технологии полного погружения. Сино слышала, что подешевевшие версии применялись в обычных компаниях, и это стало обыденным делом, выходить в виртуальный мир на презентацию или конференцию, даже велись трансляции настоящих 3D драм и фильмов каждый день, где зрители могут следить за происходящим под любым углом. Программы для путешествий, показывающие вид с большой высоты, были очень популярны среди старшего поколения. Со слов Казуто, настала эра, когда и военные тренируются в виртуальности.

С увеличивающимся числом людей, которые не хотят выходить за пределы своих домов, пришёл бум «гуляк», которые бесцельно бродят по улочкам виртуальных городов. Затем последовал выпуск «софта для виртуальных гуляк», который удовлетворил спрос такой специфической группы людей и впоследствии стал очень популярным. Но этот феномен был ещё не самым показательным. Совсем недавно крупнейшие магазины фастфуда стали открывать свои виртуальные воплощения.

Виртуальный мир захлёстывает реальный — хотя такова была социальная ситуация, каковой она может стать с Транслятором, который способен ускорять время? Сино почувствовала напряжение в спине. Хмурая Асуна думала о том же самом и, издав вздох, начала бурчать:

— Длинный сон… хмм…

Затем она подняла глаза на Казуто через стол и еле заметно улыбнулась.

— Было бы здорово, если бы Транслятор поступил в продажу до инцидента с SAO… мне интересно, что бы тогда было. Если бы мы использовали вместо Нейропривода STL, тогда, даже если бы в Айнкраде было тысяча этажей, расчистка которых заняла бы двадцать лет…

— Д… дай передохнуть, — вздрогнул Казуто, завертев головой, что заставило Асуну снова улыбнуться, и она продолжила спрашивать:

— Тогда, в эти выходные Кирито-кун опять увидит длинный сон, так?

— Ага, это будет длинный, продолжительный тест. Я погружусь на целых три дня, и не буду ни есть, ни пить. Думаю, я ещё немного похудею…

— Не так уж и немного. Ну, правда… эта работа требует слишком многого, — Асуна сделала по-милому злое лицо и сложила руки на груди. — Завтра я отправлюсь в Кавагоэ готовить! Мне надо будет попросить Сугуху-тян купить побольше овощей.

— Э-это очень мило с твоей стороны.

Пока Сино улыбалась, наблюдая за ними, у неё в голове вдруг возник вопрос.

— Слушай… это значит, в эти три дня в полном погружении твои мысли ускорены, так? Ты знаешь, сколько для тебя проходит внутри времени?

— Хмм, как я уже объяснил, память внутри ограничена… Но я слышал, что максимум нынешнего уровня УФЛ это три раза…

— Это значит… девять дней?

— Или, может, десять.

— Хммм… Интересно, чем ты занимаешься в том мире. Воспоминания не могут оттуда выйти, но как насчёт взять свою память туда с собой? Там есть другие тестеры?

— Нет — что касается этого, я не думаю. Лишние знания могут повлиять на ход теста. Они могут блокировать воспоминания во время погружения, так что ограничение уже существующих знаний не должно составить труда… В любом случае, в том здании в Роппонги, где я работаю, есть только одна тестовая машина STL, так что единственный, кто там погружается, это я. Я почти ничего не знаю о том, что «внутри». Так что я не смогу стать там Битером и накосячить с результатами теста. Единственное, что я могу рассказать, это кодовое имя виртуального мира, который задействован в эксперименте.

— Хех… какое?

— «Underworld».

— Under… подземный мир? Интересно, этот виртуальный мир спроектирован именно так?

— Что там за дизайн, реальность, фентези или sci-fi, не представляю. Но если судить по названию, это какое-то мрачное подземелье…

— Хммм. Значит, мы не можем точно сказать, — тряхнула одновременно с Казуто головой Сино. Асуна тронула свой тонкий подбородок и тихо пробормотала:

— Возможно… это тоже связано с Алисой.

— Алиса?..

— Раз название RATH взято из «Алисы в Зазеркалье»[6]. Первое частное издание этой книги называлось «Приключения Алисы в Подземелье»

— Хех… в первый раз о таком слышу. Если так, то это какая-то… компания из сказки, — немного улыбнулась Сино и продолжила: — Говоря о книге про Алису, есть две книги, в которых рассказывается о длинном сне… Возможно, во время своего погружения он участвует в чайной вечеринке у кролика или играет в карты с королевой.

Услышав это, Асуна весело захихикала. Но Казуто, будто захваченный этим вопросом, с задумавшимся лицом уставился в одну точку на столе.

— Что случилось?..

— Не…

Голос Сино заставил его взгляд подняться. Всё ещё хмурясь, он раздражённо заморгал.

— В тот момент, когда я услышал об Алисе… Я почувствовал, будто что-то вспоминаю… Как будто уже было время, когда я так же веселился или попадал в неприятности, но неважно, как сильно пытаться, я так и не могу вспомнить. Довольно беспокойное ощущение.

— А, ага. Прямо как проснуться после страшного сна и не помнить, что в нём было.

— Что-то… я почувствовал, что я забыл что-то плохое…

Асуна с тревогой взглянула на Казуто, который стал тормошить свои волосы, и спросила:

— Возможно ли, что это воспоминания от эксперимента?..

— Но… Разве ты не говорил, что все воспоминания о виртуальном мире были удалены? — сказала Сино сразу после Асуны. Казуто всё ещё держал глаза закрытыми, когда опустил плечи и проворчал:

— …Что ж, это воспоминания о десяти днях. Вполне возможно, что какой-то кусочек просочился сквозь блок…

— Ах да, если мы будем думать в этом направлении, если воспоминания на самом деле сохранились, тогда выходит, что ты становишься старше нас. Это довольно… страшно.

— Ну а я немного… рада. Ведь разница между нами сужается, — сказала Асуна, поскольку она была на год старше. Казуто ответил со слабой улыбкой:

— Если подумать, после вчерашнего погружения и тем, как сегодня я попал в класс, у меня был некий дискомфорт. Как будто прошло очень много времени, пока я не увидел свой город или телепередачи. И одноклассники… «кто этот парень?». Что-то типа того…

— Не преувеличивай, это всего лишь десять дней.

— Согласен. Не стоит об этом волноваться.

Сино и Асуна нахмурились, услышав слова Казуто.

— Кирито-кун, ты должен отказаться от этого бездумного эксперимента. Это слишком большая ноша для твоего тела.

— А, если продолжительное тестирование пройдёт успешно, это будет означать разрешение фундаментальной проблемы. Следующей частью будет придание новой формы машине, чтобы облегчить её внедрение, но мне интересно, сколько лет потребуется, чтобы уменьшить её невообразимый размер до приемлемого для продажи… Да и я в любом случае не проработаю в этом эксперименте долго, финальный тест запланирован на следующий месяц.

— Ууу... — снова скривила мрачное лицо Сино в ответ на слова Казуто.

— Слушай, не беспокойся так сильно. У вас-то просто, почти уже нет бумажных тестов. А у меня до сих пор в ходу листочки, дай мне перерыв…

— Хуху, тогда как насчёт организовать совместный учебный лагерь? — сказала она, и Асуна взглянула на стену позади Сино, после чего тихо сказала «Вах».

— Уже около шести, пора нам порхать отсюда, а не болтать.

— Тогда давайте заканчивать. Но я всё равно не думал, что разговор на главную тему займёт всего пять минут, — угрюмо улыбнулся Казуто. Сино ответила, тоже улыбнувшись:

— Что ж, ещё много времени до ЗП, давайте потом определим билд персонажей и тактику.

— Ага, хорошо. Но в любом случае, вряд ли я буду использовать что-то кроме световой сабли.

— Я говорила тебе, это фотонный меч.

«Вон как?» — засмеялся Казуто, соскользнув со стула и направившись к стойке, чтобы расплатиться за всех деньгами, заработанными во время 72-часовой подработки. Сино и Асуна вместе выстрелили «спасибо за угощение!», после чего направились к выходу.

— Эгиль-сан, я ещё зайду.

— Спасибо за пир, тушёная фасоль была великолепной.

Получив ответ от владельца магазина, который был занят приготовлениями на ночь, Сино вытащила свой зонт из бочки из-под виски и толкнула дверь. Караран, прозвенел колокольчик, и городской шум вперемешку с дождём полился в её уши.

Хотя до наступления темноты ещё оставалось время, из-за плотных облаков вечерняя темнота уже покрыла собой мокрую улицу. Сино открыла зонт и стала спускаться по маленькой лестнице — вдруг она резко остановилась, бросив взгляд на обстановку.

— Синонон, что случилось?.. — послышался удивлённый голос Асуны сзади. Сино сразу пришла в чувства и поспешно развернулась.

— Нет… Ничего, — быстро посмеялась она, скрывая смущение. Не может быть, я почувствовала прицел снайпера на своём затылке. Может, снайперская привычка сработала оттого, что я вышла на открытое пространство? Думая об этом, она изумилась.

Асуна стояла, наклонив голову вбок, и сзади снова зазвенел дверной колокольчик, сопровождая звуки шагов спускающегося по ступеням.

Когда Казуто, вышедший из магазина и убирающий кошелёк в сумку, спустился и остановился посреди улицы, он глубоко вздохнул и произнёс единственное слово:

— Алиса…

— Что, ты всё ещё думаешь об этом?

— Нет… Я припомнил, что я случайно слышал в разговорах персонала в пятницу, перед погружением с STL.. А, L, I.. Arti.. Labile… Intel… хммм, вот что-то такое…

Сино держала свой зонт над Казуто, жевавшего слова, которые она не могла разобрать. Асуна точно о нём забеспокоится, от этой мысли она горестно улыбнулась.

— В самом деле, если что-то так сильно тебя отвлекает, не должен ли ты в следующий раз просто спросить их об этом?

— Ну… действительно, — тряхнул головой Казуто ещё два, три раза, после чего, наконец, открыл свой зонт. — Увидимся, Синон, при следующей встрече мы поговорим о конвертации в GGO.

— Поняла. Было бы хорошо встретиться в ALO. Спасибо, что пришёл сегодня.

— Увидимся, Синонон.

— Увидимся, Асуна.

Казуто и Асуна, отошедшие в сторону, помахали ручками, и после этого Сино пошла к станции метро в противоположном направлении.

Ещё раз она незаметно позыркала по сторонам из-под зонта, но жуткое ощущение чужого взгляда, что настигло её ранее, исчезло без следа.

Интерлюдия 1

Температура человека — странная штука. Такие мысли внезапно посетили разум Юки Асуны.

Дождь уже закончился, и под тёмным, синим небом, в котором плыли окрашенные оранжевым облака, шли двое, держась за руки. Рядом с ней Киригая Казуто, у которого было угрюмое лицо уже несколько минут от атаковавших его мыслей, опустил взор на кирпичную плитку тротуара, не говоря ни слова.

Асуна, живущая в Сэтагая, и Казуто, направляющийся назад в Кавагоэ, обычно расставались на станции Синдзюку, пересаживаясь на разные поезда, однако по какой-то причине Казуто сказал: «Я провожу тебя до дому». Хотя ему потом пришлось бы на час дольше добираться до дома из Сибуи, в его взгляде читалось нечто необычное, отчего Асуна покорно кивнула.

Выйдя из поезда на станции Мияносака на линии Сэтагая, которая была ближайшей станцией к дому Асуны, они всё ещё держались за руки.

Во время этой прогулки Асуна расплывчато вспоминала произошедшее когда-то. Что-то, от чего становилось приятно и одновременно горестно. Обычно это воспоминание не возвращалось к ней, однако оно без спроса проникало в разум каждый раз, когда они брались за руки.

Это воспоминание было не из реального мира, но из города с железными башнями «Грандум» на 55-ом этаже Айнкрада, который больше не существовал.

В тот момент Асуна служила в качестве вице-лидера гильдии Рыцари Крови. К ней был приписал великий мечник Крадиль, который всё время следовал за ней. Крадиль, охваченный ненормальной тягой к Асуне, применил паралитический яд на Казуто/Кирито, что убедило Асуну покинуть гильдию.

Крадиль заодно убил двух членов гильдии. Асуна успела как раз до того, как он добьёт Кирито, вытянула рапиру и яростно атаковала мерзавца без какой-либо пощады, опустив его хитпойнты до уровня, когда они могут обнулиться от одного завершающего удара, и в тот момент она заколебалась. Крадиль поймал момент для ответной атаки, однако действие паралича прекратилось, и Кирито добил его голыми руками.

После этого они явились в штаб-квартиру Рыцарей крови на 55-ом этаже. После уведомления о том, что они оставляют гильдию, они взялись за руки и бесцельно прогулялись по Грандуму.

Сохраняя спокойствие внешне, внутренне она корила себя за то, что не убила Крадиля. Вина за то, что она переложила ношу убийства на плечи Кирито, кружилась вокруг неё. Она чувствовала, что не может расценивать себя частью группы по прохождению и не имеет право стоять рядом с Кирито. И хоть она страдала от этого чувства, она слышала голос. Я хочу отправить тебя в реальный мир, неважно как.

В тот момент сильное чувство влилось внутрь Асуны. В следующий раз я спасу этого человека своими собственными руками. Нет, не только в следующий раз, но в любой момент. И неважно, в каком из миров.

Асуна помнила отчётливо, как её рука, которая чувствовала лишь холод воздуха, несмотря на то, что сжимала его, в следующий миг наполнилась теплом, как будто они уселись у камина. После разрушения парящего замка, перенесясь в мир фей и, наконец, вернувшись в реальный мир, она взяла его настоящую руку, Асуна до сих пор помнила тепло, растекающееся в ней в тот момент от его ладони.

В самом деле, температура человеческого тела — странная штука. Хотя она знала, что жар продуцируется в результате потребления энергии на поддержание телесных функций, обмен этим теплом с другим человеком, казалось, передаёт ещё и некую информацию. Потому что сейчас, держась за руки, она ясно чувствовала, как Казуто не решается что-то сказать.

«Человеческая душа — это световые кванты, содержащиеся в микроскопических структурах нервных клеток». Вот, что сказал Казуто. Но этот свет существует не только в нервных клетках, но и в любой клетке тела. Квантовое поле, состоящее из тех частиц колеблющегося света и производящее человеческую форму, соединялось сквозь их ладони. Вероятно, так можно расценивать тепло тела.

Асуна плавно закрыла веки прежде, чем нашептать самой себе в уме:

Смотри, всё в порядке, Кирито-кун. Я всегда прикрою твою спину. Потому что мы с тобой сильнейшая в мире пара из нападающего и поддержки.

Тут Казуто внезапно остановился, побуждая и Асуну придержать шаг. Её глаза распахнулись. Уже семь? Так как старомодный литой уличный фонарь испускал оранжевый свет над головой.

В этот вечер, сразу после дождя, на улице не было видно никого рядом с ними. Казуто медленно повернул голову, его тёмные глаза всмотрелись в Асуну.

— Асуна… — только он отбросил своё сомнение, как продолжил. — …Я всё ещё думаю о том, чтобы отправиться.

Асуна, сразу понявшая первопричину его беспокойства, улыбнулась и спросила:

— В Америку?

— Ага. Я потратил год на изучение этого вопроса, и я думаю, что «Мозговой имплантат», который исследуется в Университете Санта Клара, это истинный преемник технологии полного погружения. Машина, читающая мозг, движется в этом направлении. Я по-настоящему хочу увидеть, где родится новый мир.

Асуна посмотрела прямо в глаза Казуто, после чего глубоко кивнула.

— Были не только весёлые воспоминания, но и печальные и болезненные. Зачем существовал тот замок, ты хочешь узнать об этом, так?

— … Я думаю, что даже несколько сотен лет не хватит, чтобы это понять, — слегка улыбнулся Казуто и снова замолчал.

Определённо, это трудно, говорить о расставании, о чём догадалась Асуна. Не убирая улыбки с лица, она постаралась озвучить ответ, который теплился у неё в груди всё это время. Однако до того, как она смогла, на лице Казуто появилось такое же выражение. Какое он принял в Айнкраде — то же самое, как перед его предложением выйти за него, и он сказал, запинаясь:

— Вот почему… Я-я хочу, чтобы ты отправилась со мной, Асуна. Я в самом деле не хочу жить без тебя. Я знаю, что говорю необдуманные вещи. Я знаю, что у Асуны есть путь, каким она хочет идти. Но даже так, я… — в этом месте он прервал свою речь, поскольку совсем сбился. Глаза Асуны расширились, и она издала лёгкий смешок.

— Ээ?..

— П-прости, что смеюсь. Но… неужели это то, из-за чего Кирито-кун страдал всё это время?

— А-ага.

— Чтооо. Если дело было в моём ответе, то я решила это очень давно, — её левая рука вцепилась в правую, которая всё ещё держалась за Казуто. Сделав глубокий кивок, он сказала:

— Конечно, я поеду… Мы поедем вместе. Вместе с тобой я пойду куда угодно.

Глаза Казуто широко раскрылись, и он поморгал множество раз. Редкостная яркая улыбка заплыла у него на лице. В то же время он положил руку на плечо Асуны.

Асуна ответила, крепко обняв Казуто обеими руками.

Стоило их губам соприкоснуться, как холод немедленно покинул их, уступив место теплу любви. Асуна ещё раз почувствовала, как они обмениваются информацией посредством бессчётного количества излучающих частиц, которые составляют их души. Хоть в далёком будущем, неважно в каком мире, неважно как долго мы будем путешествовать, наши сердца не разделятся, в этом я уверена.

Нет, наши сердца были связаны уже очень давно. В небе, над рушащимся Айнкрадом, когда он исчез, завернувшись в радужное сияние — или, возможно, даже до этого, в тот момент, когда мы встретились в глубоком, тёмном лабиринте в качестве похожих, одиноких соло-игроков.

— В любом случае, — несколькими минутами позже, когда они уже шли вдоль аллеи, держась за руки, Асуна задала вопрос, внезапно возникший у неё в голове. — Ты считаешь, что Транслятор Души, в эксперименте с которым ты участвуешь, не является преемником технологии полного погружения? Мозговой чип контактирует с нервными клетками на том же уровне, что Нейропривод, но STL выше этого, его интерфейс на квантовом уровне. Так?

— Хммм, — Казуто принялся старательно тыкать наконечником зонта в асфальт, когда ответил. — Его концепция лежит далеко впереди Мозгового чипа. Но, как бы это сказать… Возможно, она слишком продвинута. Чтобы уменьшить эту машину до практичных целей, пройдёт больше нескольких лет, скорее несколько десятилетий. У меня такое чувство, что нынешний STL создан не совсем для того, чтобы позволить человеку нырять в виртуальный мир…

— Эээ? Тогда для чего он?

— Может, эта машина предназначена для понимания человеческого сознания… Флактлайта.

— Хммм.

Так ты думаешь, что STL это не цель, а средство? Пока Асуна думала, куда может завести понимание человеческой души, Казуто продолжил.

— Кстати, я думаю, что STL — это… расширение идей Хитклифа. Тот человек, неважно, зачем он создал Нейропривод, он пожертвовал тысячами людей, поджарил собственный мозг, и как вершина всего, он распространил Семя по миру… Я не знаю, планировал ли он это с самого начала, но я чувствую, что его сущность каким-то образом витает вокруг STL. Хотя я хочу знать, в чём была его цель, я не хочу, чтобы это повлияло на мой собственный путь. Я не хочу чувствовать себя танцующим на его ладони.

Лицо того человека в этот миг появилось где-то в глубине разума Асуны, и она кивнула.

— Понятно… О, слушай, сознание Лидера, программа-эмуляция его мыслей, до сих пор обитает где-то на сервере, так? Как до этого упоминал Кирито-кун.

— Ага, но это было лишь однажды. Машина, что использовал тот тип для самоубийства, была прототипом STL. Чтобы прочитать флактлайт, потребовался высокоэнергетический луч, которого было достаточно, чтобы запечь нервные клетки. Возможно, он испытывал гораздо более продолжительную боль и мучения, чем те, кому выжгли мозги с помощью Нейропривода… Стремясь сделать копию себя… я не думаю, что это совсем никак не связано с тем, что сейчас делает RATH. Может, что-то в моём сердце, о чём я думаю до сих пор… я хочу увидеть какой-нибудь ответ, почему я принял предложение Кикуоки… — когда он сказал это, взгляд Казуто устремился ввысь, на облака, утопающие в красновато-оранжевой подсветке. Взглянув ненадолго в его лицо, Асуна чуть сильнее сжала своей рукой его и прошептала:

— … Обещай мне, только одну вещь. Не делай ничего опасного.

Казуто, повернувшись к ней, улыбнулся и глубоко кивнул.

— Конечно, обещаю. Раз я всё равно отправляюсь в Америку с Асуной следующим летом.

— Прежде чем это произошло, не стоит ли тебе заниматься усерднее, чтобы получить хороший балл в Школьном оценочном тесте?

— Ууу… — моментально потерял дар речи Казуто, после чего слегка кашлянул и поменял тему. — В любом случае, сперва мне нужно должным образом поприветствовать родителей Асуны. Я иногда обмениваюсь письмами с господином Сёзо, но вот у твоей матери обо мне довольно скверные воспоминания…

— Нет проблем, нет проблем, недавно она стала такой понимающей. Ах да… почему бы не сделать это прямо сейчас?

— Ээээ?! Н-нет… может, будет лучше после финального экзамена, ага.

— Ну ты вообще…

Пока они говорили, они подошли вплотную к парку, что был рядом с домом Асуны. Обычно тут Казуто говорил «пока», и они расставались. Асуна остановилась и неохотно развернулась. Она посмотрела в лицо Казуто, а его взгляд был зафиксирован на ней.

Расстояние между ними сократилось до пятнадцати сантиметров. Внезапно, сзади послышались шаги, и Асуна рефлекторно отошла назад.

Повернув голову, она увидела фигуру человека, бегущего от перекрёстка. Это был низкий мужчина, одетый в чёрное. Его взгляд остановился на Асуне и Кирито, прежде чем он сказал «Простите» пронзительным голосом.

— Этто, вы знаете, где станция? — молодой человек опустил голову, спрашивая это, после этого Асуна указала на восток левой рукой.

— Следуйте этой дорогой немного и поверните направо после первого светофора… потом…

Неожиданно Казуто, стоявший позади, с силой потянул Асуну к себе за плечо. Потом он вышел вперёд, закрывая её собой.

— Ч-что..

— Ты… шёл за нами от Dicey Café, да? Кто ты? — резко указал Казуто на то, что Асуна даже не заметила. Она задержала дыхание, посмотрев на лицо незнакомца ещё раз.

У него были спутанные длинные волосы. Его щёки были покрыты густой щетинистой бородой. В ушах торчали серебряные серьги, а на шее толстое серебристое ожерелье. Одет он был в выцветшую чёрную футболку и штаны того же цвета. На поясе болталась цепь, издавая звенящий звук. Его ноги были обуты в высокие зашнурованные ботинки, казавшиеся слишком тяжёлыми в этот сезон, и в целом этот тип выглядел потрёпанно.

Суженные глаза глядели из пробора в неопрятно зачёсанной чёлке, и он улыбался. Тип нахмурился и наклонил голову вбок, как будто он не понимал, к кому обращается Казуто. И внезапно, его глаза загорелись нездоровым светом.

— …Значит, внезапная атака не сработает, хе, — с его кривыми уголками рта Асуна не могла разобрать, улыбается он или же он раздражён.

— Так кто ты? — повторил свой вопрос Казуто. Мужчина пожал плечами, тряхнул головой два, три раза, затем медленно издал глубокий вздох.

— Эй, эй, так не годится, Кирито-сан. Ты уже забыл моё лицо… ох, я же был в маске, да? Но… Я ни на один день не забыл твоё лицо.

— Ты… — спину Казуто охватило напряжение. Он притянул правую руку к себе и немного опустился. — «Джонни Блэк»!

Негромко крикнув, Казуто метнул правую руку подобно молнии и ухватил воздух возле своего плеча. Когда-то в том месте находился любимый меч «Чёрного мечника» — «Толкователь».

— Бу… Ку.. Кухахахахахаха! Нету, нету меча!!! — человек, кого звали Джонни Блэк, изогнул верхнюю часть тела и залился пронзительным смехом. Казуто опустил свою руку, но всё его тело было напряжено.

Асуна знала это имя. Оно принадлежало убийце в старом Айнкраде, хорошо известное имя даже среди красных игроков. Принадлежавший к ПК-гильдии «Смеющийся гроб» и сформировавший дуэт с «Красноглазым ЗаЗа», для поимки которого потребовалось больше десяти человек.

….. ЗаЗа. Она услышала это имя только полгода назад. Вдохновитель ужасного «Инцидента с Дэс Ганом».

Она слышала, что сразу после этого ЗаЗа, Синкава Сёдзи, был схвачен вместе со своим младшим братом, но последний их приятель смылся. Третьего человека, которого, как она считала, давно схватили, звали Канэмото… другими словами, мужчина, стоящий перед ней, был…

— Ты… всё ещё в бегах? — сказал Казуто дрожащим голосом. Джонни Блэк, Канэмото ухмыльнулся, выставив вперёд оба указательных пальца.

— Разумееееется. Ты думал, я сдамся после поимки ЗаЗы? Я последний из Смеющегося гроба. Я обнаружил эту кофейню где-то пять месяцев назад, а ошивался около неё где-то месяц… каждый день был наполнен ненавистью… — говоря это, Канэмото склонял голову то влево, то вправо. — Но Кирито-сан, без меча… ты жалкий слабак, правда? Хотя лицо то же самое, трудно поверить, что ты тот же Мечник-сама, кто так жестоко меня избил.

— То же самое можно сказать про тебя… что ты можешь сделать без своего хвалёного отравленного оружия?

— Эй, как это непрофессионально, судить об оружии по внешнему виду, — Канэмото двинул правой рукой за спиной со змееподобной скоростью и что-то вытащил из футболки.

Это был странный предмет. Из цилиндра, сделанного из гладкого пластика, торчала, словно игрушечная, рукоять. На момент Асуна подумала, что это водяной пистолет, однако у неё перехватило дыхание от вида Казуто, чья спина резко напряглась. Её озадаченность мигом перешла в страх, когда она услышала голос Казуто.

— Это… «Дэс Ган»!..

Его правая рука метнулась назад, ободряя Асуну бежать. В то же время левой рукой он держал зонтик, кончик которого направил в сторону Канэмото.

Один шаг, два шага, что неосознанно сделала Асуна, она не отрывала взгляд от пластикового «пистолета». Это был не какой-то там водяной пистолет, а шприц, в механизме которого был газ под высоким давлением, а в самом шприце содержалось жуткое химическое вещество, способное остановить сердце.

— У меня есть… У меня есть отравленное оружие — Хотя прости, это не совсем кинжал, — скрипуче засмеялся Канэмото, помахивая верхушкой шприца, которая была единственным его металлическим элементом. Казуто схватил зонт обеими руками, осторожно направляя его прямо на Канэмото, а затем тихо обратился:

— Асуна, убегай. Позови кого-нибудь на помощь.

Спустя мгновение колебания Асуна кивнула, развернулась и начала бежать. Сзади послышался голос Канэмото:

— Эй, «Вспышка»! Проследи, чтоб все узнали… что тот, кто достал до шеи «Чёрного мечника», это Джонни Блэк!

Дверной звонок ближайшего дома был примерно в тридцати метрах.

— Кто-нибудь… помогите!!! — бежала она и кричала, что есть сил. Не делаю ли я ошибку, убегая и оставляя Казуто одного? …Если бы мы одновременно прыгнули на него, мы бы смогли его обезоружить? Она преодолела половину расстояния, как она думала, и в тот момент судьбоносный звук достиг её ушей.

Будто звук открытой банки с газировкой или от флакона лака для волос; короткий звук резкого нажатия. Она сразу же поняла его смысл. Переполненная страхом Асуна изогнула ногу, пошатнулась и упёрлась рукой о влажные кирпичи тротуара.

Она медленно повернулась и посмотрела из-за своего плеча.

Ужасная сцена открылась её глазам.

Шпиль зонта в руке Казуто воткнулся в основание правого бедра Канэмото. И шприц, что был в руке Канэмото, угодил в левое плечо Казуто.

Их тела отделились друг от друга и вместе свалились на дорогу.

Через несколько секунд ей стало казаться, что это всё нереально, что она смотрит какое-то чёрно-белое кино.

Она подбежала к неподвижному телу Казуто. Оттащила его от Канэмото, который схватился в агонии за свою правую ногу. «Держись!» звала она, вытаскивая из кармана коммуникатор и открывая его.

Она не чувствовала своих пальцев, будто они были заморожены. Её кончики пальцев неуклюже нажимали на тачскрин, и она сообщила, задыхаясь, об их нынешнем местонахождении и о ситуации оператору скорой помощи.

Вокруг собрались зеваки. Потом сквозь толпу прорвался полицейский. Асуна коротко ответила на его вопросы, крепко прижимая Казуто к себе.

Его дыхание было слабым и поверхностным. Болезненно дыша, он прошептал всего два слова.

— Асуна, прости.

Последующие несколько минут продлились для неё словно вечность. Казуто уволокли в одну из двух скорых, что появились на месте происшествия, и Асуна залезла туда же.

Казуто лежал без сознания на носилках, фельдшер опустил лицо к его рту, проверяя дыхание, после чего позвал другого спасателя.

— Остановка дыхания! Быстрее аппарат!

Чтобы в срочном порядке поддержать дыхание, на лицо Казуто надели прозрачную маску. Каким-то образом Асуна смогла подавить внутри себя желание закричать и сообщила фельдшерам название вещества, которое она запомнила благодаря чуду.

— Эммм, с-сукцинилхолин… ему вкололи это лекарство. В левое плечо.

Фельдшер в восхищении посмотрел на неё, после чего поспешно дал новые инструкции.

— Ввести IV эпинефрина… нет, атропина! Убедись, что IV!

Игла для трансфузии была помещена в левую руку Казуто, футболка которого была задрана вверх. На грудь ему поместили электроды для снятия ЭКГ. В дополнение к голосам, наполнившим кузов, завыла сирена, разрывая воздух на части.

— ЧСС падает!

— Начать массаж сердца!

Лицо Казуто с закрытыми веками выглядело ужасно бледным в свете внутренних ламп автомобиля. «Нет… нет… Кирито-кун… только не так…» тихий голосок продолжал сыпаться изо рта Асуны, что она сама поначалу не замечала.

— Остановка сердца!

— Продолжать массаж!

Кирито-кун, это ложь, да? Ты собираешься оставить меня? Ты сказал, мы будет вместе вечно… разве ты не говорил?

Асуна бросила взгляд на телефон, сжимаемый в руке. Розовый рисунок, отображающий биение его сердца, слегка дрогнул один разок, после чего замер. Цифровая фигурка безжалостно оставалась в виде ноля, и всё оказалось поглощено тишиной.

Часть первая — Underworld

Третий месяц по календарю Мира Людей, год 378

Глава 1

В воздухе присутствовал аромат.

Мои разорванные мысли казались словно пришедшими из сна.

Воздух, проникающий в меня через носовую полость, нёс с собой огромное количество информации. Сладкий аромат цветов. Аромат светлой зелёной травы. Освежающий аромат деревьев, который будто был способен прочистить мои лёгкие. Аромат воды, который провоцировал моё пересохшее горло.

Когда моё сознание стало пробуждаться, меня захлестнул поток звуков. Звук бесчисленных листьев, трущихся друг о друга. Звук маленьких птичек, жизнерадостно посвистывающих неподалёку, ниже которых на земле жужжали насекомые. Где-то вдалеке размыто слышалось журчание реки.

Где я? По крайней мере, это не моя комната. Обычно когда я просыпаюсь, в своей комнате всегда ощущается запах простыни, нагретой солнцем, треск кондиционера и шум машин, носящихся недалеко, по объезду в Кавагоэ, но ничего из перечисленного тут не было. Более того — зелёный свет, что прерывисто освещал мои закрытые веки, явно исходил не от настольной лампы, что я забыл выключить, а от солнца, свет которого прорывался сквозь листву.

Я отбросил желание вернуться ко сну, который требовал продолжения, и наконец, распахнул глаза.

В глаза мне сразу ударило множество лучей света, попеременно сменяющих друг друга, отчего я быстро проморгал несколько раз. Протерев слезящиеся глаза тыльной стороной правой руки, я медленно приподнял верхнюю часть тела.

— ….Где я?.. — непроизвольно прокряхтел я.

Первое, что я увидел, были зелёные кусты с навешанными на них маленькими белыми и жёлтыми цветочками, вокруг которых кружили сверкающие голубые бабочки. Примерно в пяти метрах ковёр из травы прерывался, а далее тянулся дремучий лес из огромных искривлённых деревьев, которым было явно несколько десятков лет.

Я сфокусировал взгляд на мрачных промежутках между деревьями, роща уходила дальше того места, докуда доставал свет. Массивная шероховатая кора деревьев и поверхность земли были покрыты густым мхом, сияющим золотым и зелёным под лучами солнца.

Я взглянул направо, потом развернулся кругом, меня приветствовали стволы деревьев со всех сторон. Другими словами, я лежал на маленькой окружности с поросшей на ней травой на опушке леса. Наконец, я посмотрел вверх, в пространстве между сучковатыми верхушками деревьев виднелось голубое небо, в котором дрейфовали облака, как я и ожидал.

— Что это… за место? — снова пробурчал я, вздохнув. Но ответа не последовало.

Я прочесал каждый укромный уголок своей головы, но никак не смог припомнить, как же я докатился до того, что прилёг вздремнуть в таком месте. Я ходил во сне? Амнезия? Подобные опасные слова проходили сквозь мой разум, не может быть, я быстро их отмёл.

Я… моё имя Киригая Казуто. Семнадцать лет и восемь месяцев. Я живу в Кавагоэ, префектура Сайтама, со своей мамой и младшей сестрой.

Я почувствовал, что наружу выходят какие-то факты, которые способны что-то прояснить, и я напряг память.

В данный момент я во втором классе старшей школы. Но поскольку я уже выполнил требования для поступления на первый семестр следующего года, я подумываю поступить осенью в университет. Да, я кое с кем консультировался по этому поводу. В прошлое июньское воскресенье, когда было дождливо, я отправился в магазин Эгиля, «Dicey Cafe» в Окатимати после школы и поговорил со своим другом Синон, Асада Сино, о Gun Gale Online.

Потом Асуна — Юки Асуна — присоединилась к нам, мы немного поговорили втроём, после чего покинули магазин.

— Асуна…

У меня есть любимый человек, я мягко проговорил имя девушки, которая была моим партнёром, которому я с полной уверенностью мог доверить спину. Я множество раз обежал кругом взглядом, пытаясь увидеть её фигуру, которая отчётливо существовала в моей памяти, однако так и не смог увидеть вообще ни единого человека на траве в этом дремучем лесу.

Сражаясь с внезапным приступом чувства одиночества, я постарался разобраться со своими воспоминаниями.

Асуна и я разделились с Сино после того, как вышли из магазина. После того, как мы сошли с линии Гинза в Сибуе, мы пересели на линию Тоёко в Сэтагая, где был дом Асуны.

Дождь уже прекратился, когда мы вышли из метро. Мы шли рядом по кирпичному тротуару и говорили о поступлении в университет. Я открыто высказался о своём желании отправиться в университет в Америке и сделал Асуне неблагоразумное предложение отправиться туда вместе, в тот момент она одарила меня своей привычной нежной улыбкой, и потом…

Моя память прерывалась на этом месте.

Я не мог припомнить. Что ответила Асуна? Как я сказал «пока» и вернулся на станцию? В какое время я вернулся домой, в какое время я лёг в постель? Ничего из этого я не мог вспомнить.

Я был немного поражён этим открытием и отчаянно попытался вытянуть из своей головы что-нибудь ещё.

Однако улыбка Асуны расплывалась, словно отражение в воде, и происходящее далее никак не могло сложиться в ясную картинку, как бы я ни старался. Я застонал, закрыв глаза, и попытался стремительно раскопать хоть что-нибудь в вакууме, что заполнил мою память.

Я стал задыхаться от мысли, что схожу с ума.

Лишь те две картинки всплыли в уме, как маленькие пузыри. Я непроизвольно сделал глубокий вдох, позволяя сладковатому воздуху проникнуть глубоко в грудь. И я ощутил своё изнывающее от жажды горло, о котором позабыл до этого момента.

Нет сомнений, вчера вечером я точно был в Миясака в округе Сэтагая. Тогда как я мог оказаться посреди леса, который даже не знаю?

Нет, а правда ли это было вчера? Ветерок, что тёрся о мою кожу, был прохладным и приятным. В этом лесу нет и намёка на влажность конца июня. В этот момент подлинный страх пробежал по моей спине.

«Память о вчерашнем дне», за которую я так отчаянно цепляюсь, будто это маленькая шлюпка посреди грохочущего моря, на самом ли деле существует? Я… тот, кто я думаю?..

Погладив лицо и немного подёргав волосы, я опустил руки и всмотрелся в них. Я немного успокоился, увидев именно то, что было у меня в памяти. У основания большого пальца располагалась родинка, на тыльной стороне среднего пальца левой руки был небольшой шрам, который я заработал в средней школе.

В тот момент я, наконец, приметил свой странный внешний вид.

Вместо своей привычной пижамы была не футболка и не школьная форма, нет, ничего из моих вещей. Более того, сколько бы я ни смотрел на неё, это была не штампованная одежда, что можно достать в магазине.

Туника была окрашена в бледно-голубой, это была более грубая хлопковая или льняная футболка с коротким рукавом. Ткань была неровной и ощущалась довольно грубой. Нити, из которых была сшита манжета, были сшиты скорее вручную, а не на машинке. Воротника не было, а на груди красовался V-образный вырез, перевязанный светло-коричневым шнурком. Взглянув на этот шнурок, поддев его пальцами, я заметил, что он сделан не из заплетённых волокон, а из хорошо вырезанной кожи.

Штаны были сделаны, по-видимому, из того же материала, но они были бежевыми, как будто не отбеленные. Не было карманов, а на кожаном ремне, что был затянут у меня на поясе, не было металлической пряжки, а был узкий, длинный зажим. Обувь тоже была из кожи ручной обработки, несколько стежков было вбито в шпунты в толстой подошве.

Я никогда раньше не видел такую одежду и обувь. В реальном мире.

— …Что… — пробормотал я, с лёгким вздохом расслабив плечи.

Хотя это была совершенно другая одежда, в то же время она выглядела знакомо. Эта так называемая туника, хлопковые штаны и обувка из кожи могли быть из Европы периода Средневековья, или же из фэнтези. Этот мир не является реальностью, это фэнтезийный мир, или же виртуальный, с которыми я знаком.

— Что… — снова сказал я, наклонив голову вбок.

Это значит, я спал во время полного погружения? Но в какой игре я находился? Почему я ничего не могу вспомнить?

В любом случае, я узнаю это как только разлогинюсь, подумав об этом, я задвигал рукой.

Прошло несколько секунд, но окно и не подумало открываться. Тогда я проделал то же левой рукой, но результат был прежним.

Вслушиваясь в непрерывное чириканье маленьких птичек и шум трения листьев друг о друга, я безнадёжно пытался стряхнуть неприятное чувство, подбирающееся ко мне снизу.

Это виртуальный мир. Он должен быть им. Но — как минимум, это не Альвхейм, с которым я знаком. Да и вообще, это не обычный VR-мир, созданный из Семени.

Но разве я не видел родинку и шрам, которые у меня есть в реальном мире? Игра в виртуальном мире, способная воспроизвести всё настолько достоверно, просто не существует.

— Команда… Выход, — проговорил я со слабым проблеском надежды, но ответа не последовало. Сев скрестив ноги, я снова посмотрел на свою руку.

На кончиках пальцев виднелся узор, составляющий отпечатки пальцев. На суставах виднелись морщины. На коже росли тонкие мягкие волоски. С недавнего времени там даже проступили капельки пота.

Я протёр их своей туникой и проверил материал одежды ещё разок. Грубые нитки были переплетены посредством старого метода шитья. На поверхности можно было увидеть ворсистые и очень тонкие волокна.

Если это виртуальный мир, то машина, создающая его, обладает по-настоящему устрашающей производительностью. Я направил взгляд на рощу перед собой, быстро сорвал травинку правой рукой и поднёс её к глазам.

В мире, основанном на Семени, используется технология «детальной фокусировки», которая не справилась бы с моим внезапным движением. Произошла бы небольшая задержка перед тем, как я смог бы увидеть высоко детализированную текстуру травинки. Однако и тонко идущая жилка, и неровные края, и капля воды, сбегающая по ней выглядели ультра-детализированными с самого начала.

Это значит, что объекты, попадающие в поле моего зрения, генерируются в реальном времени с точностью до нескольких миллиметров. Тогда память, требующаяся для одной единственной травинки, может составлять несколько десятков мегабайт. Разве что-то такое возможно?

Не хочу больше думать о траве, подавил я подобные мысли внутри своего разума и принялся копать правой рукой, как лопатой, в траве между своими ногами.

Влажная чёрная земля оказалась на удивление мягкой, запутанные корни травы тут же показались перед глазами. Я увидел нечто извивающееся между корней и подцепил это пальцами.

Это был маленький земляной червяк, примерно три сантиметра в длину. Блестящее зелёное создание, что было извлечено из безопасного рая, безнадёжно боролось с нарушителем. Это новый вид? Только я подумал об этом, червячок поднял один из своих концов, который, по-видимому, был его головой, и издал кюкю. Ошеломлённый этим я вернул его в вырытую ямку. Затем взглянул на свою правую руку, которая была вся замарана чёрной грязью, под ногти забилась земля.

Секунд на двадцать я словно растерял свой разум, а потом неохотно стал обдумывать гипотезы, которые могли в полной мере объяснить происходящее.

Во-первых, возможно, это мир, созданный расширением технологии полного погружения. Место в лесу, где я пробудился, походит на стандартное начало фентезийных RPG.

Однако в этом случае никакого суперкомпьютера, известного мне, не хватит для генерации этих ультра-детализированных 3D-объектов. Можно также сказать, что я потерял часть своих воспоминаний, и на самом деле в реальности прошло уже несколько лет, или даже несколько десятилетий.

Следующая, вероятность того, что это место может находиться где-то в реальности. Это значит, что кто-то совершил преступление, или незаконный эксперимент, или ужасный розыгрыш, кто-то одел меня в эту одежду и выбросил где-то в лесу — судя по погоде это Хоккайдо или же где-то в южном полушарии. Однако не думаю, что в Японии водятся металлически зелёные червячки, способные кюкюкать, да и не только в Японии, а вообще в мире.

И последняя гипотеза, это может быть другим измерением, другим миром, или даже загробным миром. Что-то знакомое было в манге, рассказах и аниме. Согласно тамошним сюжетам вскоре я должен буду спасти девушку от монстров, выслушать рассказ главы деревни о том, что я должен стать героем-спасителем и сразиться с владыкой демонов. Но на моём поясе не висит «стальной меч».

Я схватился за живот, словно ко мне подкатывало желание взорваться от смеха, но каким-то образом я смог унять это желание. Я решил исключить третью версию из перечня вопросов. Раз я потерял видимость границ между виртуальностью и реальностью, я почувствовал, что могу в довесок потерять свой рассудок.

В конце концов — это виртуальный мир? Или реальный мир?

Если этот мир кем-то создан, неважно насколько мощным суперкомпьютером, это несложно проверить. Мне всего лишь нужно забраться на дерево и сигануть вниз головой. Если я после этого разлогинюсь или воскресну на точке сохранения где-нибудь в храме, тогда это виртуальный мир. Но если это реальный мир, этот эксперимент закончится плачевно. В рассказе, что я давно читал, определённая криминальная организация для того, чтобы заснять настоящую смертельную игру, похитили десять человек и оставили их убивать друг друга на необитаемой дикой местности. Хотя вряд ли такое можно сказать о реальности, подобный ненормальный инцидент уже был, инцидент с SAO. Если это действительно сцена, устроенная в реальном мире, не думаю, что совершать самоубийство — это лучший выбор.

— … Если это что-то в этом духе, они ещё не сделали это… — неосознанно сказал я. По крайней мере, Акихико Каяба сподобился появиться в самом начале, чтобы объяснить главные детали игры. Я снова посмотрел на небо сквозь верхушки деревьев, прежде чем заговорить снова. — Ау, ГМ-сан! Если вы слушаете, ответьте!

Но сколько бы я ни прождал, ни огромного лица, ни человека в капюшоне я не дождался. В тот момент я снова начал проверять окружающие меня заросли, после чего пошарил по одежде в поисках чего-то наподобие гайда, но ничего не нашёл.

Очевидно, что кто бы ни закинул меня в это место, он не горит желанием отвечать на зов о помощи. Если это не несчастный случай, то… но…

Я слушал беззаботное чириканье птиц и безнадёжно пытался придумать, что же делать дальше.

Если это в реальности произошёл несчастный случай, позволю предположить, что бездумно носиться по окрестностям — не лучшая мысль, спасательная группа уже в пути.

Но что за несчастный случай такой мог приключиться?

Если притянуть за уши, то возможно, что произошла неприятность во время моей транспортировки в грузовике — летающем или на колёсах, и я без сознания упал в этом лесу, от шока потерял память о событиях, произошедших до и после этого момента. Но это не объясняет странную одежду, да и на теле ни единой царапины.

Или же несчастье приключилось во время полного погружения в виртуальный мир, что-то вроде этого тоже ведь возможно. Некое препятствие, возникшее на пути, и приведшее к тому, что я очутился не в том мире, в каком следовало. Но в таком случае нет объяснения для столь высокой детализации предметов.

К тому же, если признать, что эта ситуация кем-то была задумана. Тогда можно будет считать, что ситуация не сдвинется с точки, если я ничего не буду делать.

— Так какая из них?..

Это реальность? Или виртуальный мир? Должен быть способ выяснить это, думал я, бурча себе под нос.

Должен быть способ. Виртуальный мир, достигающий такого уровня, что внутри него сложно определить, реальный он или нет… и хотя это избитая фраза, невозможно создать виртуальный мир, в котором абсолютно всё выполнено со стопроцентной точностью.

Уже почти пять минут я сижу на короткой траве, думая о таких вещах. Однако я не мог найти ни одной годной идеи для данной ситуации. Если бы у меня был микроскоп, я мог бы попытаться найти микроорганизмы в земле, или если бы был самолёт, я мог бы долететь до края поверхности. Но, к моей печали, с одними только руками и ногами, что были у меня в наличии, копаться в грязи было всем, что мне доступно.

Если бы в такой момент тут была Асуна, она бы мигом разобралась, что это за мир, до чего я сам не мог допереть, подумал я и глубоко вздохнул. Или, если бы это была она, она бы не рассиживалась, погружённая в отчаяние, а сразу бы начала действовать.

Я прикусил губу от безнадёжности, что ударила по мне снова.

Я был удивлён, что я чувствовал себя таким потерянным лишь из-за невозможности связаться с Асуной, но я принял этот факт. За прошедшие два года я обсуждал с ней почти всё. Теперь же, без рассуждений Асуны, мой мозг походил на процессор, половина ядер которого отключилась.

Казалось, что ещё вчера я несколько часов веселился с ней в магазинчике Эгиля. Если бы я знал, что подобное произойдёт, я бы не говорил так много про RATH или STL, а о том, как отличить реальность от ультра-детализованного виртуального ми…

— Ааа…

Я невольно приподнял тело. Окружающие меня звуки поспешно отступили.

Вот оно что, а я не понял с самого начала.

Разве я уже не знал об этом? Существование чего-то за пределами машины полного погружения, технология, способная создать виртуальный мир сверхвысокого качества. Значит, этот мир…

— Внутри Транслятора Души?.. Это место… Underworld?..

На моё бормотание не последовало ответа, и я неосознанно посмотрел вокруг в замешательстве.

Лес с искривлёнными, старыми деревьями, о котором я мог думать только как о настоящем. Качающаяся трава. Летающие бабочки.

— Это… сон, созданный людьми и записываемый прямо в мой флактлайт?..

В первый день моей подработки в рисковой компании, «RATH». Исследователь и оператор, господин Хига Такэру, с гордостью объяснил мне в общих чертах структуру STL и насколько реальный мир он может создать.

И вскоре после тестового погружения я понял, что его слова вовсе не были преувеличением — однако в тот раз я увидел всего одну комнату. Хотя стол, кресла и различные маленькие вещи, разложенные там, были неотличимы от реальных, комната сама по себе не могла быть названа «Миром».

Однако размер леса, что окружает меня, составил бы несколько километров в реальности. Нет, если горная гряда, что размыто виднеется над деревьями, настоящая, то размер этого места вполне может составить несколько десятков или сотен километров.

При попытке создать подобное с применением существующих технологий, хоть со всей памятью из интернета, не хватит никакого количества данных. Только абсолютно новая технология… такая, как «Мнемовизуальные данные» из STL, может позволить не только создать место, которое невозможно в реальности, но и наполнить его огромным количеством объектов. Это даже сложно вообразить.

Тогда, если моя догадка о том, что это место является Underworld`ом, виртуальным миром, созданным посредством STL, была верна, то нет никакой возможности изнутри найти различия с реальным миром.

Это потому что каждый объект, существующий здесь, нет, каждая «вещь» здесь выполнена на том же уровне, как реальная вещь в моём сознании. Неважно сколько травинок я сорву, та же информация, как если бы я сделал это в реальном мире, будет послана в моё сознание — мой флактлайт, так что теоретически невозможно найти признаки виртуальности. Совершенно точно.

Итак, если STL пойдёт в коммерческое использование, абсолютно необходим ориентир того, что это виртуальный мир… подумал я, поднимаясь на ноги.

Хотя я ещё не собрал достаточно доказательств, лучше считать это место за Underworld. Это значит, что в этот момент настоящий я лежу внутри экспериментальной машины STL в офисе RATH в Роппонги, делая две тысячи йен в час.

— Но… разве не странно?..

Спустя мимолётное облегчение, я снова склонил голову набок.

Оператор, Хига, определённо сказал, чтобы предотвратить влияние на тестовые данные, воспоминания Киригаи Казуто из реального мира будут блокированы. Но сейчас их сложно назвать блокированными, я не помню лишь один день, с момента расставания с Асуной до момента прихода в офис RATH на следующий день.

К тому же — да, поскольку приближается финальный тест, разве я не решил оставить эту подработку ради учёбы? Не думаю, что я тот человек, кто так легко рушит свои обещания, данные Асуне, на следующий же день, из-за какой-то там высокой оплаты.

Более того, судя по этой ситуации, хотя это тестовое погружение с STL, наверняка случилась какая-то проблема. Я посмотрел в голубое небо в промежутке между верхушками деревьев и громко закричал:

— Хига-сан! Если вы наблюдаете, остановите погружение на секунду! Похоже, тут какая-то проблема!

Я стоял и стоял, ожидая более десяти секунд.

Однако бесчисленные листья продолжали покачиваться под безмятежным солнечным светом, бабочки продолжали вяло махать своими крылышками. Никаких изменений.

— Ууу… возможно, это… — проворчал я тихим голосом, осознав некую вероятность.

Возможно, я сам согласился на этот эксперимент — в этом ли дело?

Другими словами, чтобы собрать данные о действиях, которые я совершу, оказавшись в ситуации, в которой не могу разобрать, виртуальный это мир или реальный, они заблокировали мою память только одного дня, предшествующего погружению и забросили меня в этот сверхреальный другой мир, созданный STL.

От мысли, что дело именно в этом, я стал мысленно шлёпать по лицу себя-идиота, который дал согласие на такой злой эксперимент. Не будет ошибкой сказать, что это было мелочно, думать, что я смогу без лишних усилий найти правильный путь и сбежать из этой ситуации.

Я подсчитал количество процентов у вероятностей, которые могли в достаточной мере объяснить сложившуюся ситуацию, сгибая пальцы на правой руке.

— Хммм… вероятность, что это реальность… три процента. Виртуальный мир нынешнего уровня… семь. Моё согласие протестировать погружение с STL.. двадцать. Внезапный несчастный случай во время погружения.. 69,9999 процентов…

В уме я оставил 0,0001 процента на то, что я затерялся в другом мире. И это был максимум, что я мог выцедить из своей скудной мудрости. Чтобы получить больше информации, я должен превозмочь свой страх перед опасностями и попробовать установить контакт с другими людьми, игроками или тестерами.

Итак, время что-то делать.

Прежде всего, я хочу промочить пересохшее горло, которое уже начало возмущаться. Я развернулся кругом на участке земли, покрытом травой, где я стоял. Направление, откуда размыто доносился звук потока, был, если судить по солнцу, где-то на востоке.

Перед тем, как начать идти, моя правая рука снова пошурудила по спине, разумеется, там не нашлось ни палки, ни тем более меча. Я откинул чувство безнадёжности и двинул правую ногу, и через десять секунд дошёл до края травы. Я прошёл под двумя старыми деревьями, росшими так, словно это были какие-то врата, и вошёл в дремучий лес.

Почва в лесу была покрыта плотным мхом, который походил на бархат. Пространство казалось очень странным. Листья вымахавших деревьев преграждали почти весь солнечный свет, который лишь узкими лучами мог достичь земли. Бабочки, плясавшие над травой, здесь сменились на стрекоз и мотыльков, которые беззвучно порхали в воздухе. Был слышен странный звук. Вся эта картина совсем не походила на то, что могло быть в реальности.

Я прошёл примерно пятнадцать минут, молясь не повстречать местных крупных животных или монстров. Я почувствовал огромное облегчение, когда впереди показался путь, залитый светом. Звук воды стал отчётливым, и я решил, что впереди река. Естественно, я ускорил шаг, подавляя сухость в горле.

В тот миг, что я вылетел из тёмного леса, который отделялся тремя метрами травы, в мои глаза угодил яркий серебряный свет солнца, отражающийся от поверхности реки.

— В-вода!

Жалко простонав, я зашатался, проходя остатки расстояния, после чего опустил своё тело на подлесок на берегу.

— Уоо… — непроизвольно издал я, лишь только улёгся на живот.

Какой прекрасный ручей. Река не была широкой, я немного подполз и смог увидеть дно в прозрачной реке. Как будто слегка подкрашенная синим, я мог ясно видеть в ней белый песок на дне сквозь невероятно чистый горный ручей.

Вспомнив, что ещё несколько секунд назад я предполагал, что этот мир настоящий, я подумал об опасности пить некипячёную воду. Однако глядя на поток, который выглядел словно растаявшие кристаллы, было невозможно устоять перед искушением, и я погрузил правую руку в воду. С ошеломляющим звуком, будто разрубают куски льда, моя рука залила воду в рот.

Назвать ли её сладкой? Я не чувствовал в ней никаких примесей, сладковатый освежающий вкус воды способен был заставить меня навсегда отказаться покупать минералку в универмагах. После того, как я обеими руками залез в ручей, я опустил туда весь рот.

Пока я думал, что это мог бы быть вкус воды жизни, вероятность в уголке моего разума, что этот виртуальный мир мог быть создан с помощью нынешних технологий полного погружения, была отброшена полностью.

Потому что для недавно созданной машины, именуемой Амусферой, было невозможно воссоздать жидкость на таком уровне. Полигоны имеют бесконечное число координат, которые формируют поверхность, когда они соединяются вместе для создания объекта. Это не очень подходит для создания случайной и бесформенной воды. Однако вода в моей ладони утекала сквозь пальцы без каких-либо следов искусственности.

Ещё я хотел отбросить вероятность, что это реальный мир. Пока я думал об этом, я поднялся и снова посмотрел вокруг. Такая чистая река, фантастический лес, что продолжается по другую её сторону, и эти ярко окрашенные маленькие животные, не думаю, что такое место есть где-то на Земле. В общем, для человека природа — это довольно жестокое окружение. К тому же, почему это меня до сих пор не укусило никакое насекомое, хотя я одет в такую открытую одежду?

Думая об этом, я почувствовал, что STL как раз может вызвать рой ядовитых насекомых, и я постарался вытряхнуть эти мысли из головы. После того, как я уменьшил шансы этого места быть реальным миром до одного процента, я взглянул направо и налево.

Русло реки в виде дуги пролегало от севера на юг. Конец обоих концов утопал посреди деревьев. Однако глядя на чистоту, прохладу и ширину, я подумал, что источник реки может быть где-то неподалёку. Если так, то высока вероятность обнаружить дома и города ниже по течению.

Было бы проще, если бы была лодка… подумал я, зашагав вниз по течению. И в этот момент.

Ветер, что внезапно поменял своё направление, принёс в мои уши странный слабый звук.

Ударяли по чему-то твёрдому, какому-нибудь большому дереву или чему-то подобному, вот какой был звук. И он был не единичным. Слышимый звук раздавался с определённым интервалом, который составлял примерно четыре секунды.

Это издаёт не животное, и это не естественный звук. Безусловно, его издаёт человек. Должно быть, это звук от кого-то, кто рубит дерево в этом лесу. Но попытка приблизиться может быть опасной, горестно улыбнулся я, подумав момент. Но это не MMORPG, где поощряются драки и убийства. Самое главное сейчас установить контакт с людьми и получить больше информации.

Я развернулся на полукруг, повернувшись в сторону вверх по течению, откуда доносилось сухое эхо. Внезапно у меня появилось чувство, что я смотрю на нечто странное.

Справа можно было увидеть рябь на поверхности реки. Дремучий лес был слева. А впереди тянулась зелёная тропа, уходящая вдаль.

А там рядышком шли трое детей. Между черноволосым мальчуганом и мальчуганом со светло-коричневыми волосами шла девочка в соломенной шляпке, с длинными золотыми волосами, ослепительно раскачивающимися на ветру. Под солнцем середины лета от них щедро исходило золотое сияние.

Это… воспоминание?..

Далёкие дни, которые никогда не вернутся. Вечная клятва, что они дали навсегда, но подобно кусочку льда под палящим солнцем, она беспардонно растворилась…

Дни, по которым так сильно тоскуешь.

Глава 2

Стоило мне моргнуть, как иллюзорная сцена пропала, будто её и не было.

Что это только что было? Хотя иллюзия уже исчезла, переполняющее чувство ностальгии не прошло, внутри моей груди всё сжалось и заболело.

Память из детства — вот что я почувствовал, увидев сзади троих детей, идущих вдоль берега. Черноволосый мальчик шёл справа, неужто это был я?

Но подобное воспоминание невозможно. Поскольку в Кавагоэ, где я живу, нет ни такого густого леса, ни чистой реки, и у меня никогда не было друзей с такими волосами. К тому же все трое детей были одеты в ту же фентезийную одежду, что была сейчас на мне.

Если это происходит внутри STL, то иллюзия, что я только что видел, исходила из памяти продолжительного погружения в первые выходные? Но даже если думать в таком ключе, функция STL ускорения флактлайта позволила бы мне находиться в погружении почти десять дней. Такого короткого отрезка времени не должно хватить, чтобы вызвать пульсирующую боль в груди от чувства ностальгии, как только что.

Ситуация всё больше и больше становилась непостижимой. Я действительно тот, кто я думаю? Подобные сомнения вернулись ко мне, и я с опаской посмотрел в отражение в реке, но я не смог ничего рассмотреть, моё лицо исказилось в волнистом потоке.

Я попытался пока что забыть колкую боль от странных воспоминаний, а непрекращающийся звук, что достигал моих ушей, стал чище. Когда я постарался прислушаться к нему снова, этот звук вызвал во мне ту же ностальгию, но я не знал, слышал я этот звук рубки дерева раньше или нет. Я слегка тряхнул головой перед тем, как продолжить идти вверх по течению.

Пока я целеустремлённо двигал ногами, у меня был шанс насладиться прекрасным видом ещё разок, и тогда я заметил, что я поменял направление налево. По-видимому, источник звук находился не около берега, а похоже, где-то глубже в лесу.

Странный звук, который я старался подсчитать на пальцах, не раздавался постоянно. Он повторялся ровно пятьдесят раз, затем следовал промежуток в три минуты, после чего начинались следующие пятьдесят ударов. Наконец, я был убеждён, что этот звук не может исходить ни от кого другого, кроме как от человека.

В течение трёх минут тишины я направлялся в сторону, откуда до этого доносился звук, немного сбивался, а потом корректировал направление после его возобновления. Я уже порядочно отошёл от реки и снова угодил в глубину леса. Я молчаливо следовал сквозь него, воссоединяясь со странными стрекозами, синими ящерками и гигантскими грибами.

— … Сорок девять, пятьдесят… — раздался неожиданный тихий голос, подсчитавший удары как раз, когда наносил последние. Это произошло, когда я заметил в просветах между деревьями, что дальше роща становится светлее. Так вот где заканчивается лес? Или это даже деревня. Я ускорил свой шаг навстречу свету.

Я карабкался по корням деревьев, которые возвышались из земли, словно ступени, и тогда моё лицо оказалось в тени ствола старого дерева. Перед моими глазами возникла картинка, в которую было трудно поверить.

Хотя лес кончался прямо здесь, тут не было деревни, однако у меня не было времени на разочарование, поскольку я таращился на увиденное с открытым ртом.

Это была круглая поляна в лесу. Несомненно, она была шире того места, где я недавно пробудился. Диаметр составлял примерно тридцать метров. Также земля, покрытая зелёным и золотистым мхом, сильно отличалась от той, по которой я шёл весь этот путь. Здесь не было ни папоротников, ни лоз, никаких кустарников.

Затем мой взор сфокусировался на чём-то возвышавшемся в центре поляны.

Какое огромное дерево!

Прикинув на глаз, диаметром оно было не менее четырёх метров. Те деревья, что встречались мне в этом лесу до этого, были все широколиственными с шероховатыми и искривлёнными стволами, но огромное дерево, тянущееся вверх перед моими глазами, было хвойным. Его кора была тёмная, приближаясь по цвету к чёрной, и я мог отсюда видеть, как его ветви распространяются выше всех других прямо в небо. Пока в моей голове вертелись мысли об огромном кедре эпохи Дзёмон в Якусима или об американской секвойе, что я видел на фотографиях и видео, я не мог подумать, что в природе может быть настолько величественная сила, возвышающаяся над всем сущим, подобно императору.

Я перевёл взгляд с верхушки, которая полностью заслонялась ветвями, к его основанию. Я заметил, что корни, походившие на больших змей, извивались во все стороны, едва не дотягиваясь до границы леса, где я стоял. Или сказать иначе, корни этого дерева забирали себе всё плодородие, и вокруг него не могло расти ничего кроме мха, отчего в середине леса сформировалась крупная поляна.

От мысли, что я вторгаюсь в императорский сад, меня немного затрясло, но искушение прикоснуться к коре великого древа заставило мои ноги задвигаться вперёд. И хоть я несколько раз споткнулся о корни, извивающиеся подо мхом, я продолжал идти, задрав голову вверх.

Я, который подступал к стволу великого древа, множество раз вздыхая в восхищении, уже полностью позабыл об осторожности. В результате этого было уже слишком поздно, когда я осознал это.

Мой опущенный вперёд взгляд встретился с чьим-то лицом, чьи глаза уставились на меня, выглядывая из-за ствола. Я проглотил своё дыхание. Испугавшись, я отступил шаг назад и свалился наземь. Моя правая рука нащупала что-то позади меня, но, разумеется, это был не меч.

К моей удаче, похоже, первый человек, встреченный мной, не проявлял враждебности или подозрительности, а только в удивлении склонил голову вбок.

Возрастом он был примерно как я — я посмотрел на парня, кто был возрастом около семнадцати или восемнадцати. Его мягкие на вид пепельно-русые волосы немного вились. Одет он был в такую же неотбеленную тунику с короткими рукавами и штаны, как у меня. Он сидел на корнях дерева как на скамье, а в правой руке держал что-то круглое.

Что было странным, так это его внешний вид. Хоть его кожа была сливочного цвета, он не походил на человека с Запада, и в то же время, он не походил на человека с Востока. Я всматривался в тёмно-зелёные глаза на его утончённом мягком лице.

В момент, когда я увидел его лицо, моя голова… внутри моей души возникла пульсирующая боль. Однако это чувство исчезло, как только я попытался ухватиться за него. Я терпеливо постарался забыть его и открыл рот, чтобы заявить о своих благих намерениях… — Но что я должен сказать? И пока я не начал. На каком языке мне говорить? У меня не было никаких идей. Когда я открыл и быстро закрыл рот, словно идиот, парень заговорил первым:

— Кто ты? Откуда ты пришёл?

Немного акцента в интонации — не считая этого, чистый японский.

Я испытал тот же шок, когда впервые увидел блестяще чёрное великое древо, и на несколько мгновений растерял свой разум. Это место, неважно как я выгляжу, не могло быть Японией, услышать в этом другом мире родной мне японский я никак не ожидал. Когда я слушал речь, тёкшую изо рта этого парня, одетого в экзотичную одежду, характерную для Западной Европы периода Средневековья, это казалось чем-то нереальным, будто я смотрел дублированный западный фильм.

Однако этого ещё было недостаточно, чтобы заставить меня запаниковать. Я постарался быстро подумать. Я принялся отчаянно раскручивать свои мозги, которые начали казаться мне проржавевшими.

Принимая этот мир за виртуальность, созданную STL, другими словами, за «Underworld», можно предположить, что этот паренёк: 1) тестер, погрузившийся в игру и сохранивший свою реальную память, как я, 2) тестер, воспоминания которого ограничены, из-за чего он превратился в местного обитателя, 3) NPC, управляемый программой.

Если первый вариант, то будет быстро. Просто объяснить ему ситуацию и спросить его о том, как выйти.

А вот если второй вариант или же третий, это будет не так-то просто. Если это человек, действующий словно житель этого мира, или NPC, если я внезапно ляпну что-то непонятное ему, типа про нарушение в работе Транслятора души или как мне отсоединиться, это может вызвать повышенную подозрительность, из-за которой позже может стать трудно извлечь из него какую-нибудь полезную информацию.

Так что необходимо подобрать какие-нибудь нейтральные слова для этого паренька и определить, кто он. Я незаметно протёр вспотевшие ладони о штаны и принялся улыбаться, открыв рот:

— Уммм… моё имя…

На момент я заколебался. Японский стиль или западный, какой используется в этом мире? Затем я выдал имя, молясь про себя, что оно удовлетворяет обоим вариантам:

— …Кирито. Я пришёл вон оттуда, но я немного заблудился… — проговорил я, указывая в сторону за собой, наверно, на юг. Парень удивлённо посмотрел на меня. Опустив круглый предмет, что был в его руке, он ловко вскочил на ноги и указал в том же направление, что и я.

— Там… южный лес? Ты из Заккарии?

— Н-нет… не совсем.

Я почувствовал себя неповоротливым от внезапной дилеммы, но я смог ответить:

— Это, этто… вообще я не знаю, откуда я пришёл… когда я очнулся, я лежал посреди леса…

«Ох, что-то случилось с STL? Погоди секунду, я свяжусь с оператором» — был ответ, что я ожидал всем сердцем, однако парнишка всё ещё удивлённо смотрел на меня, проговаривая ответ:

— Хммм… не знаешь, откуда ты пришёл… что насчёт города, где ты до этого жил?..

— …А-ааа… я не могу вспомнить. Всё, что я знаю, это своё имя…

— …Удивительно… «Шалость Вектора» что ли. Хотя я слышал об этом раньше… но это впервые, когда я сам это вижу.

— Ш-шалость… Вектора?..

— Эх, ты никогда не слышал об этом в своём городе? Так жители моей деревни называют человека, кто в один день внезапно исчезает, а потом внезапно появляется в лесу или поле. Бог тьмы Вектор любит играть с людьми, похищая их, забирать их память и выбрасывать их далеко от дома. Давныыыым давно в моей деревне исчезла старая женщина.

— Х-хех… тогда, возможно, это мой случай…

Эта ситуация становится ещё более подозрительной. Подумал я и кивнул. Парень, что был предо мной, не был похож на тестера, отыгрывающего свою роль. Мои эмоции словно взбирались по стене, и я начал говорить немного опасные вещи:

— А ещё… есть одна проблема, и я хочу разок выйти отсюда. Но… я не знаю, как это сделать…

Я отчаянно молился, чтобы это заставило его всё понять, сочувствие появилось в его зелёных глазах, когда он кивнул и ответил:

— Ага, не зная пути, проще некуда заблудиться в дремучем лесу. Но всё в порядке, если ты пойдёшь на север, ты найдёшь дорогу.

— Н-нет… эмммм…

Что ж, просто сделай это. Я произнёс ключевое слово.

— …Я хочу разлогиниться.

В ответ на слово, на которое я поставил последний луч своей надежды, парень склонил голову вбок и спросил:

— Разлогиниться?.. что это? Что ты имеешь в виду?

Похоже, теперь всё ясно.

Он никакой не тестер, а обитатель этого мира без каких-либо догадок о том, что это «Виртуальный мир», или же он NPC. Пока я старался не выражать разочарования, каким-то образом я смог добавить парочку фраз, чтобы сбить его с толку:

— П-прости, похоже, я неправильно назвал это место. Хмм… я имею в виду, тут поблизости есть деревня или город, где я мог бы остановиться? — говорить это было болезненно. Затем парень с пониманием кивнул.

— Хех… это в первый раз я услышал такую фразу. Твои чёрные волосы тоже редкое зрелище в этих местах… вполне возможно, что ты родился где-то на юге.

— А-ага, возможно, — выдал тугую улыбку я, глядя на парня, улыбающегося без всякой задней мысли. Затем он жалостно нахмурился.

— Хммм, где остановиться. Хотя моя деревня сразу на севере, поскольку в этих землях нет путешественников, у нас нет постоялого двора. Но… если ты объяснишь своё положение, возможно, сестра Азария поможет тебе и позволит остаться в церкви.

— В-вон как. Здорово.

Это были мои истинные чувства. Если там была деревня, там мог быть и кто-то из персонала RATH, или же они могли наблюдать за деревней снаружи.

— Тогда я отправлюсь в деревню. Это прямо на север отсюда?

Мой взгляд двинулся прямо в противоположную сторону той, откуда я пришёл, и где я видел узкую тропинку, растянувшуюся передо мной. Однако до того, как мои ноги задвигались, парень жестом левой руки преградил мне путь.

— А, погоди немного. Там стража, будет трудно объяснить, если ты отправишься туда один. Я пойду с тобой и помогу объяснить обстоятельства.

— Ты здорово мне поможешь, спасибо, — улыбнулся я в благодарности, и в то же время пробормотал про себя. Очевидно, ты не NPC. Твои ответы слишком естественны для программы-имитации личности, которая способна выдавать только прописанные ответы, и активные действия, что я только что видел, совсем не походили на действия NPC.

Хоть я не знаю, погрузился он из офиса в Роппонги или же из главного офиса откуда-то в районе бухты, хозяин флактлайта, что управляет этим пареньком, действительно хороший человек. Как только я сбегу отсюда, я хочу поблагодарить его должным образом.

Пока я думал об этом, парень снова сделал мрачное лицо.

— Аа… но я не могу пойти прямо сейчас… ведь я ещё работаю…

— Работаешь?

— Ага. Сейчас у меня перерыв.

Я перевёл взгляд на что-то, что было завёрнуто в белую ткань рядом с ногами парня, два предмета, один из которых, похоже, был куском круглого хлеба. Так вот что он держал вначале. А другой предмет был флягой, сделанной из кожи. Довольно простое меню для обеда.

— Ааа, я отвлёк тебя от еды? — втянул голову в плечи я, а парень застенчиво улыбнулся.

— Если ты сможешь подождать, пока я закончу работать, я сопровожу тебя до сестры Азарии, чтобы она позволила тебе остаться в церкви… но на это уйдёт более четырёх часов.

Вообще-то, я как можно быстрее хотел отправиться в деревню и поискать человека, способного объяснить сложившуюся ситуацию, но ощущение, что я хочу избежать лишних бесед со стражей, подобных танцам на тонком льду, было сильнее. Четыре часа не так уж мало, но если подумать о функции ускорения сознания, то в реальности пройдёт всего-то час с небольшим.

К тому же была непонятная причина, по которой мне хотелось поговорить с этим пареньком немного больше. Я кивнул и сказал:

— Хорошо, я подожду. У тебя могут быть неприятности из-за меня, но прошу, позаботься обо мне.

И на его лице появилась улыбка, ещё более яркая, чем была ранее, и он кивнул в ответ:

— Понятно, тогда… просто посиди тут какое-то время. Ааа… я всё ещё не представился, — парень вытянул правую руку и продолжил. — Я Юдзио. Приятно познакомиться, Кирито-кун.

Когда я схватил его сильную руку, контрастирующую с его нежными чертами, я несколько раз повторил его имя про себя. Его не было в моей памяти, я не знал язык, из которого оно пришло, но каким-то образом я почувствовал, что мой язык уже произносил это имя.

SAO v09 10

Парень, назвавший себя Юдзио, убрал руку и вернулся на своё сиденье в основании великого древа, после чего извлёк из ткани круглый хлеб и предложил мне.

— Н-нет, я не могу… — поспешно замахал я руками, но парень не собирался отказываться от своего предложения.

— Кирито-кун, должно быть, голоден, правда? Ты ещё ничего не ел, так? — только он сказал это, я непроизвольно положил руку на живот, чтобы подавить переполняющий меня голод. Хотя вода из реки была вкусной, не сказал бы, что она могла меня насытить.

— Нет… но… — я всё ещё воздерживался, но когда рука с хлебом приблизилась ещё больше, я принял неизбежное. Парень — Юдзио — ухмыльнулся и пожал плечами.

— Всё в порядке. Хотя я сказал так, будто хочу тебя угостить, на самом деле этот хлеб мне в горло не лезет.

— …Тогда я с благодарностью приму это. Если быть честным, я голоден настолько, что мог свалиться в любой момент.

«Это то, о чём я подумал» — засмеялся Юдзио и уселся на корень перед деревом. Я добавил:

— Кстати, можно просто Кирито.

— Ох? Тогда ты можешь звать меня просто Юдзио… Ааа, погоди немного, — Юдзио поднял левую руку, останавливая мою, готовую засунуть хлеб в рот.

— ?..

— Ну, раз это не «хлеб», который хранится долго, просто чтобы убедиться, — сказал он, и левая рука Юдзио задвигалась, пока правой он держал буханку. Его указательный и средний пальцы вытянулись вперёд, пока остальные были сжаты. Сложив пальцы в такую форму, он нарисовал в воздухе фигуру, которая походила на букву S или C.

Я ошеломлённо уставился на него, и на моих глазах его пальцы слегка ударили хлеб, отчего раздался странный металлический звук удара. Появился бледно-пурпурный полупрозрачный прямоугольник. Шириной он был примерно пятьдесят сантиметров, а в высоту примерно восемь. С моими знаниями я мог сразу же понять, что это за знакомый прямоугольник вместе с отображающимися в нём простым шрифтом буквами и арабскими цифрами. Это было — без всяких сомнений — так называемое «статусное окно».

Открыв рот, я подумал про себя:

Тогда не может быть никаких сомнений. Это место не было ни реальностью, ни другим миром, а было виртуальным миром.

Я почувствовал облегчение в теле, как только осознание этого поселилось где-то в глубинах моего живота. Теперь я на 99 процентов убеждён. В самом деле, беспокойство съело бы меня изнутри, не найди я неоспоримых доказательств.

Хоть я не знаю точных деталей своего погружения, вполне можно позволить себе немного расслабиться и получить от этого мира удовольствие. Во-первых, я должен попробовать открыть это окошко. Я вытянул два пальца своей левой руки. Я повторил то, что делал Юдзио, изображая букву S и C, с опаской ткнув в хлеб, отчего раздался звук, напоминающий колокольчик, и всплыло пурпурное окошко. Я приблизил лицо и взглянул туда.

Отображающиеся полоски символов были необычно простыми. Там было всего лишь [Durability: 7], я мог легко понять, что это была долговечность этого хлеба. И я подумал о том, что произойдёт после обнуления этого числа, уставившись на него; Юдзио, стоящий передо мной, сомнительно спросил:

— Слушай, Кирито. Не говори мне, что ты в первый раз увидел священное искусство «Окна Стасии».

Когда я поднял лицо, я увидел Юдзио с наклонённой вбок головой, он держал в руке хлеб, а его окошко уже исчезло. Я моментально изобразил типа «не говори всякую чепуху». Когда я коснулся поверхности окна и от него в разные стороны полетели слабые искорки, я почувствовал лёгкое облегчение.

К счастью, Юдзио не стал высказывать больше никаких сомнений и кивнул.

— Осталось довольно много «Жизни», так что можно не спешить его есть. Вот если бы сейчас было бы лето, оставалось бы не так много.

Вероятно, «Жизнь», что он упомянул, это цифра, отображаемая рядом с долговечностью предмета, а статусное окно, отображающее это, называется «Окном Стасии». Смотря на то, что Юдзио расценивает вызов этого окна как священное искусство, можно заключить, что он не знает о том, что это функция системы, а вместо этого принимает это за религиозный или магический феномен.

Есть ещё много вещей, что надо обдумать, но сейчас лучше отложить их на дальнюю полку, чтобы сперва разобраться с насущным голодом.

— Тогда, итадакимас, — только я сказал это и сразу поднёс хлеб к открытому рту, но в следующий миг в моих глазах потемнело оттого, насколько он твёрдый. Однако я не мог это высказать и с силой откусил кусок. Невольно я поразился от ощущения движения зубов в этом реалистичном виртуальном мире.

Он походил или даже был ещё более твёрдым, чем хлеб с зёрнами, что покупала моя младшая сестра Сугуха. Челюсть, движимая голодом, вгрызалась в этот хлеб, который был немного более хрустким, чем надо, но в целом был сносным. Вот с маслом или кусочком сыра… нет, просто немного поджарить его было бы намного лучше. Пока у меня вертелись эти неблагодарные мысли, нахмурившийся Юдзио, тоже кусая хлеб, сказал с кислой улыбкой:

— Не очень хорош, да?

Я поспешно тряхнул головой.

— Н-нет, не то чтобы.

— Да всё нормально, ни к чему заставлять себя. Обычно я покупаю его в хлебной лавке в деревне перед тем, как идти, но поскольку я ухожу рано утром, у них в наличии всегда лишь вчерашний хлеб. В полдень у меня нет столько времени, чтобы сбегать до деревни…

— Хех… тогда лучше бы брать с собой бэнто из дома…

От моих небрежных слов Юдзио опустил глаза на хлеб в своих руках. Я неуверенно вжался в плечи от мысли, что я ляпнул что-то грубое, но, к счастью, вскоре он поднял лицо и слабо улыбнулся.

— Очень давноооо… был человек, который в полдень приносил мне бэнто сюда. Но сейчас…

Зелёные глаза дрогнули, наполнившись чувством огромной утраты, и в тот момент я забыл о том, что это был искусственный мир, подавшись вперёд.

— Этот человек… что случилось?.. — спросил я, после чего Юдзио, некоторое время смотрящий на верхушку дерева над головой, медленно задвигал губами.

— …Мой друг детства. Девочка, что была такого же возраста, как я… мы всё время играли вместе с утра до вечера. Даже после того, как я получил свой Священный долг, она продолжала носить мне бэнто каждый день… но… шесть лет назад… во время моего одиннадцатого лета Рыцарь Всецелого явился в деревню… и забрал её в столицу…

Рыцарь Всецелого. Столица.

Эти неизвестные слова представляли собой нечто, что поддерживало постоянство в этом мире. Я сохранял молчание, вдохновляя его продолжить.

— Это была… моя вина. В выходной мы отправились в северную пещеру… но мы заблудились по пути назад и вышли по другую сторону Горной гряды на Грани. Ты ведь знаешь? Тёмная территория, ступать на которую запрещено Индексом Табу. Хоть я и не выходил из пещеры, она споткнулась, и её ладонь угодила на землю снаружи… и всего лишь из-за этого… Рыцарь Всецелого пришёл в нашу деревню и заковал её в цепи на глазах у всех… — Юдзио раздавил полусъеденный хлеб в своей правой руке. — Я хотел помочь ей, я думал, пусть он заберёт меня вместе с ней, и собирался напасть на него с топором… но… и руки… и ноги… я не смог ими двигать. Всё, что я делал… просто смотрел, как её забирают… ничего не произнося…

Его лицо ничего не выражало, и он устремил ненадолго взгляд в небо, но вскоре после этого самоуничижительная улыбка всплыла на его губах. Затем он закинул раздавленный хлеб в рот и принялся его жевать, глядя вниз.

Я не знал, что мне следует сказать, так что я тоже немного укусил хлеб и принялся изо всех сил его пережёвывать.

Существование статусного окна доказывало, что это был виртуальный мир, созданный невероятными технологиями, это мог быть чей-то эксперимент. Однако почему произошёл такой «ивент»? Проглотив хлеб, я нерешительно спросил:

— …Ты знаешь, что с ней сталось?..

Юдзио немного тряхнул головой, смотря вниз.

— Рыцарь Всецелого сказал, что она будет наказана после допроса… но что за наказание, я не знаю. Я однажды… слышал от её отца, главы деревни Гасуфта… что она уже мертва… Но Кирито, я верю в то, что она до сих пор жива.

В следующий момент.

— Алиса… несомненно жива и находится где-то в столице…

Я резко вдохнул, стоило мне услышать это имя.

Снова я почувствовал странное ощущение внутри своей головы. Чувство раздражения. Чувство одиночества. И кроме них, чувство ностальгии, что встряхнула мою душу.

Это был не какой-то там бред. Убеждал я себя. Это то, что оставлял после себя шок. Не может быть причин, по которым у меня могли быть личные связи с другом детства Юдзио, или другими словами, с «Алисой». Да — разве не Асуна говорила мне вчера в Dicey Cafe? «RATH», компания-производитель STL и виртуального мира Underworld, ведь все эти названия исходят из «Алисы в Стране чудес»?

Её имя поразительно подходило к остальным, за этим что-то должно стоять. К тому же я почерпнул ещё один кусочек информации со слов Юдзио.

Только что он сказал про шесть лет, когда ему было одиннадцать. Это означает, что сейчас ему семнадцать, но это слишком долго — он говорит так, словно обладает всеми этими воспоминаниями обо всех этих годах своей жизни, прям как я.

Но что-то подобное невозможно. Исходя из того, что я сказал, флактлайт может быть ускорен лишь до трёх раз. Чтобы симулировать этот мир семнадцать лет, потребовалось бы шесть лет в реальном мире. Однако не прошло и трёх месяцев с тех пор, как выкатили машину для этого эксперимента.

И что мне думать об этом?

Это не тот STL, что я знаю, я внутри неизвестной машины для полного погружения, и она работает уже семнадцать лет. Или, может быть, тот факт, что УФЛ-функция ограничена тремя разами, это ошибка, а на самом деле она может ускорять более чем в тридцать раз. В обе эти догадки одинаково трудно поверить.

Беспокойство и любопытство стремительно распространялись внутри моей головы. Я хотел отключиться прямо сейчас и попросить кого-нибудь снаружи объяснить эту ситуацию, а с другой стороны, я также хотел остаться внутри и продолжать гнаться за ответами.

Когда я проглотил последний кусочек хлеба, то с опаской спросил Юдзио.

— Тогда… ты разве не хочешь отправиться на её поиски? В эту… столицу, — только я спросил это, как подумал «вот чёрт». Поскольку они привели к неожиданной реакции Юдзио. Парень со светло-коричневыми волосами глядел несколько секунд в моё лицо пустым взглядом и вскоре после этого ответил: «Немыслимо».

— …Эта деревня Рулид находится на краю северной империи. Чтобы добраться до столицы на юге, даже если скакать на быстрой лошади, потребуется неделя. Если мы будем идти пешком, мы сможем дойти до ближайшего города, Заккарии. Невозможно достичь того места, даже если я выйду на рассвете выходного дня.

— Тогда… просто приготовься как следует к долгому путешествию…

— Слушай, Кирито… ты вроде бы такого же возраста, как я, разве у тебя не было Священного долга в твоей деревне? Забрасывать свой Священный долг и отправляться в путешествие — это не то, что нам велено, так?

— …Э-это так, — закивал я, осторожно следя за реакцией Юдзио.

С самого начала было очевидно, что этот мальчик не NPC. С его изобилием выражений и естественными ответами он не мог быть никем иным, кроме как человеком.

Но в то же время, похоже, его действия жёстко ограничены правилами, которые действуют более эффективно, чем закон в реальном мире. Да, это похоже на то, как действуют NPC в VRMMO, где они не могут выйти за свои рамки.

Юдзио сказал, что его не арестовали только потому, что он не пересёк черту, запрещённую «Индексом Табу». Другими словами, этот Индекс — это абсолютный закон, который спутывает его, вероятно, это прямой контроль флактлайта. Пока я не знаю, в чём состоит его Священный долг… нет, что у него за занятие, я не смогу представить, какая работа может быть важнее жизни или смерти девочки, которая всё время была с ним с самого рождения.

Чтобы подтвердить это, я осторожно выбрал слова и спросил Юдзио, который в тот момент пил воду из фляги:

— Это, в деревне Юдзио есть кто-то ещё, кроме Алисы-сан, кто нарушил бы Индекс… Табу, и кого забрали бы в столицу?

Юдзио снова округлил глаза, после чего вытер рот и затряс головой.

— Неа. За три сотни лет истории Рулид Рыцарь Всецелого прилетал сюда лишь шесть лет назад, это как сказал дедушка Гаритта, — закончил свои слова он и передал мне флягу. Я принял её и вытащил пробку, после чего поблагодарил его. Затем я поднёс её ко рту и выпил жидкости, которая не была холодной, но обладала ароматом лимона и неких трав. Сделав три глотка, я вернул флягу Юдзио.

Пока я вытирал рот с невинным видом, мою грудь изнутри разрывала буря от очередного сюрприза, одному Богу известно в который раз.

Три сотни лет?!

Без так называемой «настройки», при непосредственной симуляции такого долгого периода. Тогда настоящая возможность по ускорению должна составлять несколько сотен раз… или даже тысяч. В таком случае, если такая скорость была установлена во время моего продолжительного тестового погружения в первую неделю, сколько именно времени я провёл внутри? В тот момент я вздрогнул, по рукам побежали мурашки, но у меня не было времени восхищаться от такой реалистичной физиологической реакции.

От полученной новой информации загадка оказалась куда сложнее. Так Юдзио человек или программа? И какая точная цель существования такого мира?

Я не могу этого узнать, пока не пойду в деревню Юдзио, зовущуюся Рулид, и не установлю контакт с другими людьми. А там, было бы замечательно встретить кого-нибудь из RATH, кто понимает ситуацию… Пока я думал об этом, каким-то образом я смог улыбнуться перед тем, как заговорить с Юдзио:

— Спасибо за еду. Но прости, я съел половину твоего обеда.

— Нет, не волнуйся. Меня скоро будет тошнить от этого хлеба, — ответил он с очень естественной улыбкой, упаковывая остатки обеда. — Теперь просто подожди какое-то время. Пока я не закончу свою послеполуденную работу.

Юдзио ловко поднялся на ноги, после чего я спросил:

— Раз ты упомянул об этом, твоя работа… Священный долг, в чём он?

— Аа, да… отсюда ты не увидишь, — снова улыбнулся Юдзио, маня меня к себе. Я наклонил голову вбок и поднялся на ноги, после чего пошёл вокруг ствола дерева, где стоял он.

А потом, от очередного сюрприза, мой рот широко распахнулся.

В стволе огромного дерева, которое было чёрным, словно безлунная ночь, виднелась прорубленная борозда длиной около двадцати процентов или чуть больше от диаметра дерева — примерно метровой глубины. Чёрное дерево внутри походило на уголь, толстые годичные кольца поблёскивали словно металл.

Мой взгляд спустился ниже борозды, на топор, подпёртый к стволу. Хоть его простая односторонне-наточенная форма не годилась для битвы, лезвие этого очень большого топора и длинная рукоять были сделаны из одного серовато-белого материала. Когда я уставился на его мистическое свечение, будто это была матовая сталь, каким-то образом я догадался, что он вырезан из цельного куска сырого материала.

Юдзио схватил правой рукой топор за рукоять, которая была покрыта чёрной, сверкающей кожей, и положил его на плечо. Затем он подошёл к левому краю полутораметровой прорубленной борозды, расставил ноги, приспустил пояс и крепко вцепился в ручку.

Тонкое тело изогнулось, топор, сильно потянутый назад, остановился на мгновение, собирая силу, прежде чем резко рассечь воздух. Лезвие, выглядящее тяжёлым, ударило точно в центр прорубленной борозды. Гаан! Раздался чистый, оглушительный металлический звук. Без сомнений, это и есть тот звук, что привёл меня сюда. Звук рубки дерева, моя беспочвенная интуиция оказалась верна.

Я смотрел с восхищением на то, как прямо перед моими глазами Юдзио идеально контролировал своё тело, повторяя удары в одном ритме и траектории, что было за пределами возможностей машины. Отведение назад занимает две секунды, накопление сил одну, взмах ещё одну. Цепочка его действий была настолько плавной, как будто навыки мечника существовали в этом мире.

Ровно пятьдесят раз, по четыре секунды на удар, топор продолжал наносить удары в течение двух сотен секунд, и после завершающего удара Юдзио вытянул топор из дерева и выпустил глубокий выдох. Затем он положил топор, приставив его к дереву, и уселся на корни поблизости. Капельки пота сияли на его лбу, пока он переводил дыхание. Пока я смотрел на него, я подумал, что, наверно, махать этим топором куда сложнее, чем я мог вообразить.

Я подождал, пока его дыхание придёт в норму, и спросил:

— Значит, работа Юдзио… нет, Священный долг — это «дровосек»? Надо рубить деревья в этом лесу?

Достав платочек из кармана своей одежды и вытерев им лицо, Юдзио немного наклонил голову вбок и ответил, секунду подумав перед этим:

— Ага, ну… не совсем так. Просто дерево, относящееся к моему Священному долгу, на которое я потратил семь лет своей жизни, пытаясь срубить, вот это одно.

— Эээ?

— Название этого огромного дерева на священном языке — «Гигас Сидар». Но старшие в деревне называют его злым деревом.

Священный язык? Гига… Цидар?..

Юдзио понимающе улыбнулся в лицо мне, полному сомнений, и задрал голову высоко вверх, вглядываясь в вершину дерева.

— Причина, почему его так называют, в том, что оно поглощает всё благословение Террарии из окружающей земли. Так что ничего, кроме мха, не растёт под его ветвями, и другие деревья никогда не вырастут в его тени.

Террария, хоть я не знаю, что это, но похоже, моё первое впечатление об этом дереве и открывшаяся правда были недалеки друг от друга. Я кивнул, подбадривая его продолжать.

— Взрослые в деревне хотят расширить пшеничные поля на месте этого леса. Но это бесполезно, пока это дерево тут. Так что они хотят срубить его, но, как и ожидалось от злого дерева, его ствол ужасающе твёрд. Если пытаться использовать стальной топор, от одного единственного удара он сломается и навсегда выйдет из строя. Из-за этого они потратили огромные деньги, чтобы заказать из столицы этот топор, который вырезан из кости древнего дракона, и стали назначать «долг по вырубке» кому-нибудь, кто будет рубить дерево на ежедневной основе. И им стал я.

Я чередовал взгляд между Юдзио, который беззаботно говорил такое, и прорубленным местом в стволе великого древа, которое составляло четверть от его толщины.

— …Значит, за прошедшие семь лет Юдзио каждый день рубил это дерево, и с тех пор удалось прорубить лишь столько?

В этот раз Юдзио округлил глаза и затряс от удивления головой.

— Вовсе нет. Если бы на это ушло всего семь лет, я бы был гораздо более воодушевлён. Послушай-ка это, я являюсь седьмым поколением, которое занимается этим деревом. С тех самых пор, когда деревня Рулид была основана триста лет назад, каждое поколение кто-то приходил сюда каждый день, чтобы рубить его. Вероятно, когда я стану дедушкой и передам топор восьмому поколению, я смогу осилить… — Юдзио показал двумя руками промежуток примерно двадцати сантиметров. — Примерно столько. Полагаю.

Я даже не мог выдохнуть.

В фэнтезийных ММО, хотя ремесленники и добытчики руды считались за профессии, для освоения которых нужно быть сосредоточенным и терпеливым, потратить всю жизнь и так и не свалить единственное дерево — это чересчур далеко от понятия нормы. Поскольку этот мир искусственен, должно быть, это дерево установлено здесь по чьей-то прихоти, хотя у меня не было никаких идей зачем.

Но, как бы там ни было, у меня было странное ощущение, подбирающееся вниз по спине. Частично из-за импульса, я сказал Юдзио, который уже поднялся и взялся за топор после трёхминутного отдыха.

— Слушай, Юдзио… можно мне попробовать?

— Ээ?

— Это, я взял половину твоего обеда. Так что мне надо задействовать свои мышцы, чтобы выполнить половину твоей работы, правильно? — я чувствовал себя так, словно впервые предлагаю кому-то помощь — вполне возможно, так оно и было — Юдзио слегка открыл рот и вскоре нерешительно выдал ответ:

— Хммм… что ж, хоть и нет никаких запретов помогать в Священном долге… ну, это невероятно трудно. В первый раз я даже не мог попасть в нужное место.

— Мы не узнаем, пока не попробуем, правда? — ухмыльнулся я и протянул руку, выхватив «Драконью кость» из рук Юдзио, лицо которого по-прежнему выражало сомнения.

Топор был тяжёлый, хотя и выглядел так, словно сделан из кости, от его веса моя рука приспустилась. Я быстро схватил рукоять обеими руками и взмахнул им, проверяя балансировку.

Хотя я никогда не применял топоры в качестве главного оружия в SAO и ALO, я должен был быть способен ударить неподвижную цель без каких-либо проблем. Я встал слева от прорубленного участка, потом повторил позу Юдзио, расставив ноги и опустив пояс.

Юдзио всё ещё источал сомнение, но в то же самое время он смотрел с интересом. Когда я убедился, что он достаточно далеко, я поднял топор над плечами, сжал зубы и направил все силы в руки, после чего взмахнул топором вниз, целясь в центр глубокой борозды в стволе Гига Цидара.

Гаги, с глухим ударом топор угодил на пять сантиметров выше борозды. В тот момент оранжевые искры разлетелись в стороны, а в мои руки отдало жестокой болью. Я не смог её выдержать и отбросил топор, после чего опустил руки, онемевшие до костей, между ногами.

— Ооооой, аааааа!

Глядя на меня убогого, кто не может единственный раз ударить по дереву, Юдзио залился весёлым смехом.

— …Хватит смеяться…

— Ахахаха… нет, прости. Кирито, ты не использовал силу своих плеч и пояса. Тебе нужно использовать силу всего тела… хммм, как бы тебе объяснить…

Пока я смотрел, как Юдзио медленно повторяет движения топора, я запоздало понял свою ошибку. Вероятно, строгие законы физики и сокращения мышц не симулировались в этом мире в полной мере. Это был реалистичный сон, созданный STL, и наиболее важной вещью была сила моего воображения.

Наконец, когда онемение покинуло мои руки, я подобрал топор со своих ног.

— Просто наблюдай, в этот раз я точно ударю, — проворчал я, в этот раз я постараюсь направить свою силу в нужном направлении. Я продолжал мысленно следить за движениями всего своего тела, пока делал большой и медленный замах. Прежде чем начать движение, похожее на горизонтальный рубящий навык меча «Горизонталь», который я часто применял в SAO, я совместил силу от поворота пояса с силой моих запястий, направляя энергию в топор… и ударил по дереву.

В этот раз я попал по коре гораздо дальше от борозды. Гаин, топор отскочил от коры, издав неприятный звук. Однако мои руки не онемели, как в первый раз. Похоже, я совсем позабыл о своей цели, полностью сосредоточившись на движении своего тела. И опять Юдзио есть, над чем посмеяться. Я повернул голову, думая об этом, однако Юдзио сделал неожиданно серьёзное лицо, дав комментарий:

— Ооо… Кирито, вот сейчас было неплохо. Но ты не следил за топором, когда махал им. Твой взгляд не должен уходить от центра борозды. Попробуй снова, пока ты не забыл это!

— О-окей.

Следующий удар был никудышным. Но сразу же Юдзио давал советы, и я продолжал махать топором. Я позабыл, сколько раз я ударил, прежде чем смог вызвать оглушительный металлический звук, когда топор угодил точно в центр борозды, посылая вокруг маленькие чёрные кусочки.

После этого я поменялся с Юдзио и смог наблюдать за пятьюдесятью превосходными ударами. После этого я сам взял топор и сделал новые пятьдесят ударов.

Мы продолжали так некоторое время, и как только я понял это, солнце уже приблизилось к горизонту, и поляну окутал мглистый оранжевый свет. Когда я допил последний глоток из большой фляги, Юдзио также сделал свой последний удар и сказал:

— Отлично… получилось две тысячи.

— Ого, мы сделали так много?

— Ага. Пять сотен моих, пять сотен твоих. Вместе с утренней частью получается две тысячи ударов по Гигас Сидару в день. В этом и состоит мой Священный долг.

— Две тысячи раз… — я снова посмотрел на сверкающую чёрным борозду в стволе великого древа. Неважно сколько раз я смотрел на него, она ни насколько не углубилась с момента, когда мы начали её рубить. Какая неблагодарная работа. Пока я поражался, жизнерадостный голос Юдзио настиг меня сзади.

— Вообще-то, у Кирито хорошие мышцы. За последние пятьдесят раз у тебя получалось ударить с хорошим звуком два… три раза. Благодаря тебе я сегодня хорошо повеселился.

— Не… работа быстрее бы выполнялась, если бы Юдзио делал её один. Прости, я должен был помочь, а вместо этого затормозил тебя… — извинился я, смущаясь, но Юдзио просто улыбнулся и затряс головой.

— Разве я не говорил тебе, я не смогу срубить это дерево за всю жизнь? Потому что половина от того, что мы сегодня прорубили, за ночь восстановится… о, я покажу тебе кое-что классное. Хотя я и не должен открывать его часто, — пока он говорил это, Юдзио подступил к великому древу и протянул левую руку вперёд. После того, как он двумя пальцами вычертил символ, он ударил чёрную древесную кору.

Понятно, у этого дерева тоже есть установленная долговечность, подумал я и метнулся к Юдзио. Со звуком, похожим на колокольчик, выплыло статусное окно, нет, «Окно Стасии». Я посмотрел на него вместе с Юдзио.

— Буэээ… — невольно простонал я. Символы, отображающиеся в окне, составляли число из двух сотен и ещё тридцати двух тысяч, такое несусветное количество.

— Хммм, примерно на пятьдесят меньше, чем когда я смотрел в прошлом месяце… — сказал это Юдзио воистину уставшим тоном. — Кирито, это значит… даже если потрачу целый год, Жизнь Гигас Сидара уменьшится примерно на шестьсот. Ко времени, когда я уйду в отставку, останется более двухсот тысяч. Теперь-то ты понимаешь… какая-то половина дня не играет никакой роли. Всё-таки, мой противник не просто дерево, а «Титанически великий кедр».

Когда я услышал эти слова, я понял происхождение названия Гига Цидара. Это комбинация латинского и английского. Это слово было не Гига, а Гигас Сидар… гигантский кедр.

Другими словами, для паренька, стоящего передо мной и способного бегло говорить на японском, английский и прочие языки были чем-то наподобие заклинаний, «Священных слов». Тогда, вероятно, он даже не осознаёт того, что говорит на японском. Язык мира Underworld… нет, язык империи Норлангарт? Но погодите-ка, только что он сказал слово «хлеб». Хлеб это даже не английское слово… португальское? Испанское?[7]

Пока у меня крутился этот поток сошедших с катушек с мыслей, прежде чем я заметил, Юдзио закончил собирать свои вещи и сказал:

— Кирито, прости за ожидание. Давай вернёмся в деревню.

После всего этого Юдзио, нёсший на плече топор Драконью кость и опустевшую флягу, жизнерадостно рассказывал о разных вещах, пока мы шли к деревне. О своём предшественнике, старике по имени Гаритта, кто был знатоком топора; о том, что все прочие дети его возраста в один голос твердили ему о том, что ему достался лёгкий Священный долг, что его тогда раздосадовало; пока я продолжал отвечать на его истории, мой разум всё ещё был сконцентрирован на одном моменте.

Это был вопрос о цели существования этого мира, как им управляют.

Если для того, чтобы проверить технологию Мнемоданных STL, тогда эта цель достигнута в совершенстве. Поскольку мне уже сложно найти отличия этого мира от реального.

В соответствии с внутренним временем этого мира, было симулировано как минимум триста лет. Ужасающая штука это дерево — учитывая то количество долговечности, что отбирается у Гигас Сидара работой Юдзио, я думаю, это будет продолжаться ещё почти тысячу лет.

Поскольку я не в курсе о точном верхнем лимите у функции ускорения флактлайта, в худшем случае погрузившийся сюда человек с блокированной памятью может прожить тут целую жизнь. Определённо, это никак не отразится на мышцах в реальности, и если воспоминания об этом мире будут также блокированы по прекращению погружения, человек, наверно, будет ощущать это как неясный «долгий сон» — однако как это отразится на душе, флактлайте, который испытает такой сон? Конгломерат световых квантов, составляющих человеческое сознание, разве не должен обладать собственным сроком жизни?

Неважно сколько я думаю, должна быть какая-то цель всего этого — но какая? В Dicey Cafe Синон сказала, что всего лишь для создания реалистичного мира вполне хватает Амусферы. Должно быть «Что-то», чего можно достичь лишь бесконечным временем, проведённым в мире, настолько же реальном, как реальность.

Я поднял своё лицо и увидел оранжевый свет, заливающий пространство между верхушками деревьев, впереди, по узкой тропе. На обочине тропы рядом с выходом из леса располагалась хижина, видимо, служащая складом. Юдзио направился к ней и привычно отворил дверцу. Уставившись из-за его спины на имеющееся там внутри, я увидел несколько обычных топоров, инструмент с маленьким лезвием, похожее на мачете, кучку инструментов, такие как верёвка и ведро. Ещё там был вытянутый кожаный свёрток, что в нём, я не знал.

Юдзио положил «Драконью кость» среди этих вещей и прикрыл дверцу. Когда он развернулся и пошёл назад к тропинке, я быстро спросил:

— А это нормально не запирать дверь? Это ведь такой важный топор.

Юдзио от удивления округлил глаза.

— Запирать? Зачем?

— Зачем… а его не украдут… — сказал я и тут же догадался. Воровства не существовало. Потому что это должно быть указано в «Индексе Табу», который он упоминал ранее, что запрещает акт воровства. Юдзио бросил серьёзный взгляд на меня, прервавшего собственное предложение, и дал ответ, какой я уже ждал:

— Невозможно, чтобы такое случилось. Потому что только я заглядываю в эту хижину.

«Вот именно» — кивнул я в ответ, и новые вопросы посыпались из моей головы.

— Эээ… но… разве ты не сказал, что в деревне стражники? Если нет воров, тогда для чего нужна их работа?

— Разве не очевидно? Чтобы защищать деревню от сил тьмы.

— Сил… тьмы?..

— Посмотри вон туда, видишь?

Мы как раз прошли под последним деревом, и Юдзио поднял свою правую руку.

Перед моими глазами лежали пшеничные поля. Пшеница была ещё молодая, раскачивающимся на ветру зелёным колоскам ещё предстояло набухнуть. В сумерках эта картина смотрелась прекрасно, словно это было море. Тропинка извилисто проходила сквозь поле, вдалеке которого возвышался небольшой холм. Когда я сосредоточился на этом холме, окружённом рощей, я увидел песочной окраски здания, скопившиеся рядом, и там была примечательная башня в центре. По-видимому, это было местом, где живёт Юдзио, деревня Рулид.

Однако Юдзио указывал дальше деревни — на нечёткую, чистейше-белую линию горной гряды на огромной дистанции. Крутой горный хребет, который выглядел словно пила, протянулся налево и направо от моего взгляда.

— Это «Горная гряда на Грани». По ту сторону находится место, куда не может проникнуть свет Солус, страна тьмы. Даже в полдень небеса там затянуты тёмными облаками, свет, что льётся с небес, окрашен кровью. Земля, деревья, всё там чёрное, словно древесный уголь… — голос Юдзио ослабел и задрожал, должно быть, он вспомнил определённые события из далёкого прошлого.

— …Живущие в стране тьмы — это проклятые полулюди, такие как гоблины и орки, вместе с прочими ужасающими монстрами… также тёмные рыцари, которые погоняют чёрных драконов. Конечно, Рыцари Всецелого, которые защищают горную гряду, не допускают их проникновение, но иногда некоторым удаётся прошмыгнуть через подземные пещеры. Хотя я ещё ни одного не видел. Также, согласно легенде Церкви Аксиом… раз в тысячу лет, когда свет Солус тускнеет, силы тьмы, ведомые тёмными рыцарями, пересекут горную гряду и начнут атаковать нас. В той великой войне защитники деревень, часовые со всех городов и имперская армия последуют за Рыцарями Всецелого, чтобы сразиться с ордами монстров, — ответил Юдзио, в сомнениях склонив голову вбок. — …Это история, которую знает самый маленький ребёнок в деревне. Ты забыл даже её?

— А…ага. У меня такое чувство, что я слышал это раньше… только… полагаю, немного в других деталях, — с опаской я постарался уйти от этого вопроса. Выражение Юдзио сменилось на улыбку, лишённую сомнений, и он закивал.

— Понятно… Вероятно, ты явился даже не из империи Норлангарт, а из другой.

— В-вполне может быть, — закивал я, и одновременно пытался увести его в сторону от опасной темы, указав пальцем на холм, ставший изрядно ближе. — Ведь это деревня Рулид? А где дом Юдзио?

— Сейчас мы видим южные ворота, мой дом рядом с западными, так что отсюда мы его не увидим.

— Хммм. Самая высокая башня — это… Сестры… церковь Сестры Азарии?

— Да, совершенно верно.

Я сфокусировал взгляд на вершине башни, там виднелся символ, представляющий собой комбинацию окружности и креста.

— Это даже… более изящно, чем я думал. Кто-то вроде меня в самом деле может остановиться здесь?

— Не волнуйся. Сестра Азария по-настоящему великий человек.

Это может оказаться не так-то просто, но если Азария-сан точно так же верит во внутреннюю доброту других людей, как Юдзио, тогда проблемы не возникнет, если я дам вразумительное объяснение. Но прямо сейчас я являюсь парнем, страдающим явным недостатком здравых идей касательно этого мира.

В идеале, если сестра Азария является живущим тут наблюдателем от RATH, тогда история станет простой. Но есть высокая вероятность, что персонал, цели которого наблюдать, не будет назначен на какую-то важную роль, как глава деревни или сестра. Вероятность, что это будет обычный житель, высока, я должен учитывать все значимые возможности.

Но это только если они на самом деле расположились в этой маленькой деревеньке… пока я волновался об этом, мы пересекли поросший мхом каменный мост, который протянулся над узким ручейком, и ступили в «деревню Рулид».

Глава 3

— Вот подушка и одеяло. Если погода будет слишком холодной, продвинься дальше по дому. Утренний молебен в 6 утра, а завтрак начинается в 7. Тебе следует прийти посмотреть, так что постарайся рано проснуться. И выходить наружу после того, как потух свет, запрещено. Пожалуйста, имей это в виду.

Простая подушка и шерстяное одеяло полетели ко мне со словами, звучащими подобно потопу, и я поспешил потянуться, чтобы схватить их.

Я уселся на кровать, а передо мной стояла девочка, выглядящая на двенадцать. Одета она была в чёрное одеяние с белым передником, и светлые волосы чайного цвета спускались до пояса. Глаза, что были того же цвета, шустро бегали по мне, но она стала походить на совершенно другого человека в момент, когда вошла в роль сестры.

Девочка по имени Селка была ученицей сестры, оставаясь в церкви изучать священные умения. Только потом я узнал, что кроме этого она ещё заботится о других мальчиках и девочках, также оставшихся в церкви, потому говорила она со мной резко, словно старшая сестрёнка или мать. Я мог только улыбаться и терпеть.

— Тогда, есть ещё что-нибудь, что ты не понимаешь?

— Нет, никаких проблем. Большое тебе спасибо.

От моих слов благодарности лицо Селки немного смягчилось, но очень быстро снова нахмурилось.

— Тогда, спокойной ночи — ты ведь знаешь как выключить лампу?

— …Угу. Спокойной ночи, Селка.

Селка снова кивнула. Я подождал, пока её шаги стихнут, и глубоко вздохнул.

Место, где я остановился, находилось на втором этаже церкви и вряд ли вообще использовалось. Шириной примерно в шесть татами эта комната содержала чугунную кровать, стол со стульями, маленькую книжную полку и шкаф. Я положил шерстяное одеяло и подушку себе на колени, положил руки себе за голову и улёгся на кровать. Над моей головой поскрипывала лампа, слегка раскачиваясь от сквозняка.

— Что же здесь творится?..

Что здесь творится? Эти слова я пробормотал в уме и припомнил всё, что произошло с момента моего прибытия в деревню.

Юдзио взял меня в эту деревню, и первым делом мы двинулись к постам Дозорных рядом с воротами. Там был молодой человек похожего с Юдзио возраста, кого тот обозвал Джинком, и он одарил меня подозрительным взглядом, но услышав о том, что я «потерянное дитя Вектора», он незамедлительно согласился пропустить меня.

Пока Юдзио вдавался в подробности, мои глаза были прикованы к длинному мечу, что висел на талии у Джинка, так что совсем не слышал их речей. Как же я хотел позаимствовать у него этот немного странный длинный меч и попробовать себя в этом мире — или если сказать более точно, проверить навыки виртуального мечника Кирито. Мне не оставалось ничего, кроме как изо всех сил контролировать свои порывы.

Потом Юдзио и я покинули пост часовых, и мне пришлось терпеть на себе подозрительные и озадаченные взгляды деревенских жителей, пока мы шли по главной улице. Вокруг градом сыпались вопросы типа «кто это?», Юдзио не вытерпел и пустился в объяснения. Мы потратили около получаса на то, чтобы достичь центральной площади деревни. По пути мы повстречали старую женщину с большой корзинкой, и едва увидев нас, она залилась фразами типа «вот бедняжка» и положила мне в руку яблоко (или нечто похожее на яблоко), отчего я почувствовал лёгкое чувство вины.

Солнце уже почти опустилось за горизонт, когда мы достигли церкви, что была возведена на холме на территории деревни. Мы постучали, и появилась сестра, своим внешним видом олицетворявшая понятие строгости. Это была сестра Азария, о которой я уже успел наслышаться. Я взглянул на неё, и моментально вспомнил Минчин-сенсея из «Маленькой принцессы». «Мне конец!», прокричал я в своём сердце. Однако сестра сразу же пустила меня внутрь, чего я уже не ожидал, и даже накрыла для меня стол.

Договорившись встретиться завтра, я попрощался с Юдзио и вошёл внутрь. Познакомившись с Селкой, со старшей, и с другими шестью детьми, что были младше неё, мы уселись за дружный стол: на тарелках была разложена картошка, отдающая жареной рыбой. После того, как мы поели, меня завалили вопросами, что было вполне ожидаемо. Когда я ответил на все их вопросы и думал, что не выдал ничего лишнего, трое мальчиков позвали меня с собой в ванную… вот как-то так, я выдержал все испытания и в данный момент, наконец, освободился от них, отлёживаясь на кровати в гостевой комнате — вот что произошло до этого момента.

Накопленное за день истощение уже полностью захватило моё тело, и если бы я закрыл глаза, я быстро бы уснул. Но атаковавшее меня недоумение не позволило сделать это.

— Что здесь творится? — бесшумно пробормотал я сам себе.

Как стоило заключить, все в деревне, кроме меня, являются NPC. С момента моей встречи с Джинком, до момента, когда мы шли по деревне мимо жителей, в тот момент, когда мы встретили угостившую меня яблоком старушку, потом строгую, но вежливую сестру Азарию, её ученицу Селку, шестерых осиротевших детишек; все они походили на Юдзио, обладали настоящими эмоциями, как у меня, были способны нормально разговаривать и изысканно двигаться. В основном, каждый походил на человека. По крайней мере, они не были привычными персонажами из VRMMO, которые лишь автоматически отвечают на вопросы.

Но… что-то подобное просто не могло быть реализовано.

В данный момент в штаб-квартире в Роппонги есть лишь один Транслятор, а компания собиралась дополнить его ещё тремя, и всего получилось бы четыре. Это то, что сказал разработчик Хига. Даже если мы добавим одно или два устройства, всё равно невозможно создать систему полного погружения, чтобы сформировать целую деревню. Даже если учитывать только виденных мной, тут было по меньшей мере триста жителей в Рулиде, а та здоровенная STL-машина ещё не годится для массового производства. И даже если приплюсовать сюда людей из нескольких деревень и даже из былинной «столицы», даже если их профинансируют невероятными суммами, всё равно будет невозможно в тайне собрать несколько тысяч тестеров.

— Кстати об этом…

Юдзио и остальные — это ненастоящие люди. Это игроки с ограниченной памятью, я прав? Или они автоматизированные программы, лежащие за пределами моего воображения?..

Пока я думал об этом, мой разум поспешил выдать термин «Искусственный интеллект». В последние годы электронные охранные системы, автомобильные навигаторы и домашние электроприборы очень сильно развились. Как только они получают команду, персонаж, похожий на человека, или животное может правильно себя повести или добыть необходимую информацию. Кроме этого, существуют другие типы ИИ, как NPC, с которыми я знаком по VR-играм. Хотя их главная функция — это предоставлять квесты или информацию об ивентах, они в определённой степени могут вести обычный диалог. Даже водятся такие группы игроков, которые поклоняются «красавицам-NPC» и постоянно остаются рядом с ними на привал, чтобы болтать с ними.

Конечно, у этого ИИ нет настоящего интеллекта. В основном, это лишь набор команд, который знает, как отвечать на определённые вопросы. А если перед ними предстаёт вопрос, которого нет в их базе данных, NPC чаще всего просто мило заулыбается или склонит голову на бочок и скажет что-то типа «я не понимаю, что вы имеете в виду».

Однако Юдзио ни разу не показал ничего такого за весь день. Он показывал весь спектр естественных эмоций, «удивление», «сомнение», «смех», размышляя над всеми моими вопросами и давая подходящие ответы. И не только Юдзио, сестра Азария, Селка и те маленькие дети, все они были такими же. Не было ни единого случая, когда они бы выражали «неспособность отыскать нужные данные».

Насколько я знаю, среди нынешнего искусственного интеллекта на высочайшем уровне находится ИИ под именем Юи, программа-советчик, что была разработана для поддержки игроков в старом SAO, а теперь стала моей с Асуной «дочкой». В течение тех двух лет она продолжала разговаривать с бесчисленными игроками и следила за ними, она смогла собрать большую и удивительную базу данных ответов. Прямо сейчас она находится на том уровне, чтобы быть признанной «автоматической системой ответов» и «настоящим интеллектом».

Однако даже Юи несовершенна. Иногда она трясёт головой, когда её база не находит информацию, а иногда путает «явный гнев» с «неловкостью от попытки скрыть смущение». Вот только в такие моменты она ведёт себя как слабый ИИ.

Но Юдзио, Селка и остальные такого не показывали. Если все жители Рулида были… ИИ, которых разработчики создали в виде мальчиков, девочек, старушек, взрослых и так далее, то в определённом смысле STL — это очень продвинутая Сверх-технология. Но, в конце концов, я никак не могу такое представить, как бы оно работало…

Я пораздумал об этом, поднялся с кровати и спустил ноги на пол.

Над кроватью на стене висела старая лампа. Оранжево-желтоватый свет подрагивал, разнося с собой странный, горелый запах. Конечно, я никогда не притрагивался к таким вещам в реальной жизни, но в комнате, что я делил с Асуной в Альвхейме, была похожая, и я подсознательно протянул руку, чтобы коснуться её.

Однако никакого всплывающего управляющего окна не появилось. Внезапно я подумал кое о чём и двумя пальцами проделал движение, которое не было командным жестом, а тем, что называлось «Печатью Стасии». Затем я коснулся поверхности лампы, и от неё полилось пурпурное свечение. Но в окне не было ничего, кроме долговечности, не было никаких кнопок выключения.

Проклятье. Селка не сказала мне точный способ выключить свет, а только ворчала на меня с самого начала… Как только я начал паниковать, я, наконец, отыскал в основании лампы маленькую кнопку. Лучше просто попробую повернуть её. Кюкю. С металлическим звуком фитиль зажался, и лампа потухла, пустив перед этим тонкую струйку дыма. Лунный свет проникал сквозь окно, освещая лишившуюся огня комнату, оставляя за собой серебристо-белую полосу.

Наконец-то я справился с этой невероятно трудной миссией и вернулся к кровати, положил подушку как надо и улёгся. Я почувствовал лёгкий холод и решил накрыться одеялом, что дала Селка, и вскоре почувствовал, что засыпаю.

Если они не люди и не ИИ, то кто они?

В уголке моих мыслей я уже держал наготове ответ. Однако было довольно страшно его озвучивать. Допуская то, что я прав — разработчики, именуемые RATH, уже дотянулись руками до Царствия Господня. Тогда процесс использования STL для понимания человеческой души уже дошёл до той стадии, когда они стали играть с ключом от ящика Пандоры в своих пальцах.

Я погрузился в царство снов и прислушался к голосам глубоко внутри своего сознания.

Сейчас не время искать выход, я должен направиться в столицу. Как только я туда доберусь, я найду причину своего существования в этом мире…


Бомммм!

Похоже, я слышу колокол откуда-то издалека.

Как только я решил списать этот звук на сновидение, я почувствовал, будто меня толкают в лечо. Я уткнулся головой в одеяло и проворчал:

— Ууу… ещё десять минут… нет, пять…

— Ни за что. Уже пора вставать.

— Три минуты… только три минуты и всё.

Пока меня продолжали трясти за плечи, от лёгкого чувства дезориентации я растерял всю свою сонливость. Если бы это была младшая сестра Сугуха, она бы не действовала так вяло, а стала бы орать, щипать за ухо, дёргать за волосы или нос и делать всякие такие жестокие вещи. Или даже сделала бы воистину садистскую вещь, стянула бы с меня футон.

В следующий момент я понял, что нахожусь совсем не в реальности и даже не в Альвхейме, потому высунул нос из-под шерстяного одеяла. Я приоткрыл глаза и обменялся взглядом с Селкой, которая была в опрятном монашеском одеянии. Эта сестра-ученица склонила голову и посмотрела на меня.

— Уже 5:30. Все дети проснулись и умылись. Если ты не поторопишься, то не успеешь к Служению.

— ...Окей, я иду…

Я оставил тёплую постель и спокойный отдых без сожалений и приподнялся. Я оглядел вокруг комнату, она была совсем как вчера. Это гостевая комната на втором этаже рулидской церкви. Другими словами, моё тело пронеслось сквозь виртуальный мир Underworld, созданный Транслятором души. Такое удивительное приключение не собиралось заканчиваться за одну ночь.

— Значит, это выглядит как сон?

— Ээ, что?

От моего бормотания лицо Селки выразило удивление. Увидев это, я поспешно затряс головой.

— Ничего, ничего такого. Я переоденусь и спущусь. Этот зал для служения на первом этаже, да?

— Уху, хоть ты гость или потерянное дитя Вектора, но ты должен молиться богине Стасии, пока находишься в церкви. Каждый стакан воды — это божья благодать, и мы должны быть благодарны за это. Вот что нам говорит сестра… — всё продолжала грохотать она, и я поспешил оторваться от кровати. Я задрал свою тонкую рубаху, собираясь снять с себя ночную одежду, и Селка издала неистовый звук.

SAO v09 11

— Она… она начнётся через двадцать минут. Не опоздай! Ты должен умыть лицо из колодца там на улице!

Топтоп, она вышла из комнаты и быстро закрыла дверь, исчезнув с моих глаз. Эта реакция, очевидно, не то, на что способен NPC… подумал я об этом, стащил с себя рубаху, забрал свои «стартовые вещи» со стула и натянул на голову свою синюю тунику с коротким рукавом. Я поднёс её к носу и понюхал, убедившись, что не пахнет потом. Как и ожидалось, микроорганизмы и подобные штуки не могут быть воспроизведены здесь. Может быть, повреждения, такие как пятна или дырки, контролируются долговечностью, именуемой «Жизнью».

Подумывая об этом, я вызвал «Окно» туники, и указанная в нём долговечность составляла 44 из 45. Похоже, это нестрашно, если речь идёт о маленьком промежутке времени, но если я собрался задержаться в этом мире надолго, мне следует запастись комплектом сменной одежды, да и не мешало бы найти источник денег.

Я продолжал размышлять, пока переодевался, затем вышел из комнаты.

Я спустился по лестнице и вышел через задний вход около кухни. Прекрасное восходящее солнце уже было у меня над головой. Она сказала, что ещё нет шести, но как местные жители определяют время? Я не видел ничего наподобие часов ни в столовой, ни в жилой комнате.

Я опустил голову и ступил на каменную тропинку. Вскоре я увидел колодец, обложенный камнем. Похоже, дети уже были здесь, поскольку окружающий участок, покрытый мхом, был влажный. Я открыл крышку, закинул ведро с привязанной к нему верёвкой в глубину колодца, и раздался забавный звук калакалапон. Я потянул за верёвку и поднял наверх ведро, полное прозрачной воды, разместив его на подставке рядом с собой.

Я зачерпнул ледяную воду обеими руками, чтобы умыться, и заодно наполнил ей рот. В тот момент остатки моей сонливости канули в лету. Я подумал, вчера я лёг раньше девяти вечера, и хотя я проснулся так рано, я спал около восьми часов... размышляя об этом, я снова глубоко погрузился в свои мысли.

Если это Underworld, механизм УФЛ всё ещё работает. Если его коэффициент равен трём, мой настоящий сон должен был длиться менее трёх часов. А если вспомнить мою фантастическую идею о коэффициенте тысяча, то мой сон длился всего полминуты. Такого времени разве достаточно, чтобы чувствовать себя выспавшимся?

Реально, я совсем ничего не понимал. Я должен выбраться отсюда как можно быстрее и прояснить ситуацию... однако когда я собирался уснуть, в ушах продолжал звучать успокаивающие слова.

Я смог пробудиться в этом мире с сознанием Кирито — Киригая Казуто. Думаю, из-за какого-то необычного инцидента или же по чьей-то воле я существую в этом мире, вероятно, чтобы выполнить какую-то миссию? Я не большой знаток жизненных философий, но я и не отрицаю того, что каждый существующий человек имеет определённую цель. Если это действительно так, почему же столько людей расстались со своими жизнями во время инцидента с SAO…

Плюх! Я зачерпнул ещё одну порцию воды из колодца и плеснул себе в лицо, прогоняя надоевшие мысли. Прямо сейчас у меня два направления, в которых следует копать. Во-первых, мне нужно искать рабочих RATH, кто знает способ разлогиниться, а во-вторых, мне нужно каким-то образом попасть в столицу, чтобы определить цель моего существования в этом мире.

Список не казался мне слишком сложным. Я не уверен насчёт частоты УФЛ, но насчёт техников RATH, замаскированных под жителей, кое-что мог сообразить, они не стали бы оставаться тут на целые годы, тем более десятилетия. Другими словами, если здесь имеются жители, которые покидают это место по делам или во время праздников, то скорее всего, это и есть наблюдатели.

Касательно последнего — честно говоря, сложно найти способ сладить с этим. Юдзио сказал раньше, что поездка на лошади к столице займёт примерно неделю, если ехать коротким путём. Если возможно, я очень хотел раздобыть лошадь, но я понятия не имел, как это сделать, и у меня не было ни вещей, ни денег для путешествия. А также мне явно не хватало знаний об этом мире, и мне нужен был проводник. Я чувствовал, что Юдзио — это лучший выбор, однако у него есть «Священный долг», который он не выполнит за всю жизнь.

Я мог бы также нарушить Индекс Табу и быть арестован рыцарем или ещё кем, чтобы получилось быстрее. Однако меня скорее доставят прямо в тюрягу, и после этого я буду терпеть несколько лет монотонной работы, таская туда-сюда булыжники в каменоломне. Это потребует некоторого терпения. Но ещё до этого меня могут приговорить к смерти.

Так что лучше я спрошу Юдзио, есть ли священные умения освобождения или воскрешения. Как раз когда я подумал об этом, физиономия Селки показалась из чёрного входа, и пронзив меня взглядом, она окликнула:

— КИРИТО, И КАК ДОЛГО ТЫ ЕЩЁ БУДЕШЬ УМЫВАТЬСЯ?! СЛУЖЕНИЕ УЖЕ НАЧИНАЕТСЯ!!!

— Ааа, эээ… прости. Уже бегу.

Я поспешно поднял руки, вернул крышку колодца и ведро в исходное положение и помчался обратно в здание.

Пройдя через торжественное служение и шумный завтрак, детишки отправились убираться и стирать одежду, пока Селка и сестра Азария направились в библиотеку вместе изучать священные умения. У меня, живущего тут фактически на халяву, это положение дел вызвало некое чувство вины. Оно не покидало меня, пока я выходил из ворот церкви и направлялся к центральной площади, где мы должны были встретиться с Юдзио.

Спустя несколько минут знакомый профиль с волосами льняного цвета появился с того направления, в котором исчезло утреннее зарево. Потом со стороны часовой башни позади церкви раздалась простая, но изящная мелодия.

— Ааа… Ясно, — сказал я в момент нашей с Юдзио встречи, и от услышанного у него расширились от удивления глаза.

— Доброе утро, Кирито. Что ты имел в виду, говоря «ясно»?

— Доброе утро, Юдзио. Ну, просто… я понял, что каждая мелодия колокола отличается каждый час. Другими словами, жители деревни так определяют время.

— Само собой, так и есть. Песнь восхваления «Света Солус» разделена на двенадцать ритмов. Каждые полчаса раздаётся перезвон. К сожалению, звук не может достичь Гигас Сидара, так что я могу определять время лишь по высоте Солус.

— Ясно… стало быть, в этом мире нет часов, — беззаботно ляпнул я, и Юдзио слегка наклонил голову вбок.

— Часы?.. Что это?

Это плохо. Только не говори мне, что даже такого понятия здесь не водится. Моё сердце облилось холодным потом, и я попытался наскрести слов на объяснение:

— Это… Часы — это... устройство с круглой пластиной с цифрами на ней, и со стрелками, которые указывают время…

Услышав это, Юдзио неожиданно засветился и кивнул.

— Ааа… это. Я видел такое в книге с картинками, когда был юн. Давным-давно, в центре столицы, было здание, именуемое «Божественное орудие запечатлённого времени», но люди часто смотрели вверх на божественное орудие и никогда не работали со всей серьёзностью, что разгневало бога, который разрушил это орудие молнией. С тех пор люди могут отмечать время только по звону колокола.

— Хех… что ж, я всегда волновался о времени, когда урок в классе подходил к концу… — сказал я такие беззаботные вещи, о чём даже не подумал, и к счастью, мне удалось безопасно проскользнуть в этот раз.

— Ахаха. Вон оно как. Когда я учился в церкви, я всё время ждал полуденного звона, — усмехнулся Юдзио, посмотрев в сторону. Я проследил за его взглядом и увидел часовую башню церкви. В окне, что было сделано как фаска в форме монеты, сияли колокола всевозможных размеров. И хотя колокола звенели, никого рядом с ними видно не было.

— Этот колокол… как именно он звенит?

— …Ну в самом деле, Кирито, как ты мог забыть об этом? — сказал Юдзио ошеломлённым, но при этом восхищённым тоном, кашлянул на середине и продолжил. — Чтобы им зазвенеть, люди не нужны. Это единственное Божественное орудие в деревне. Каждый день оно регулярно проигрывает гимн хвалы, не опаздывая ни на секунду. Конечно, это не только в деревне Рулид. Заккария и другие деревни с городами обладают своими… ааа, но это не единственное Божественное орудие…

Энергичный Юдзио вдруг замолчал, что было редкостью, и полностью прервал свою речь, отчего я нахмурился. Но не похоже, чтобы он хотел продолжать беседовать об этом. Он слегка хлопнул ладонями и сказал:

— Теперь мне нужно кое-чем заняться. Какие у тебя планы на сегодня, Кирито?

— Ну… — задумался ненадолго я. Хоть я сильно хотел пошататься по деревне, в одиночку я мог угодить в неприятности. Если я мог спросить Юдзио о людях, покидающих деревню, о чём думал ранее, или даже мог попробовать уговорить его отправиться в столицу, чтобы выполнить мой бессердечный план, я должен разобраться в его Священном долге.

— … Если можно, позволь помочь тебе сегодня, Юдзио, — произнёс я такие слова, хорошенько обдумав их сперва. Юдзио ухмыльнулся и кивнул.

— Конечно, я с радостью. Я так и думал, что ты это скажешь. Смотри, я взял деньги на хлеб для двоих, — он вытащил из штанов две бронзовые монетки, и они звякнули на его ладони.

— Этто, что ж, мне довольно неприятно напрягать тебя.

Увидев, как я затряс головой и руками, Юдзио пожал плечами и улыбнулся.

— Тебе не нужно беспокоиться. Я получаю своё жалование за работу, и мне совершенно некуда его тратить, так что мне приходится сваливать его в кучу.

Ооо, это хорошо, очень хорошо. В таком случае, у меня есть деньги на путешествие к столице. Мой разум стал полниться столь бессмысленными идеями. Прямо сейчас, единственное, что осталось сделать, это всего лишь выполнить Священный долг Юдзио и срубить гигантское дерево.

Моё сердце загорелось таким хитрым планом, но взглядом я демонстрировал извинения за причинённое неудобство. Заметив такой взгляд, Юдзио продолжал улыбаться и сказал «пошли», после чего затопал на юг. Я последовал за ним и потом обратил взгляд назад, на колокольню, что автоматически перезванивала каждый час.

Это был действительно поразительный мир. Хотя сельская жизнь была проработана невероятно реалистично, никак не получалось игнорировать привкус VRMMO. На центральных городских улицах на каждом этаже парящей крепости Айнкрад имелся колокол, сообщающий время.

Священное искусство — (и Церковь Аксиом) наверняка это всего лишь фейковые названия заклинаний и системы контроля. Если это так, то как объяснить наличие «Страны тьмы»? Ведь это получается противоборствующей системой…

Пока я был занят своими мыслями, рядом идущий Юдзио подошёл к дому, выглядящему как хлебная лавка. В ней мы поприветствовали старую женщину-заведующую в фартуке, и Юдзио прикупил четыре буханки. Я заглянул внутрь лавки и увидел там мужчину, одетого как лавочник, замешивающего хлеб. Запах, заполоняющий помещение, сквозь большое окошко просачивался наружу.

Через час или даже полчаса я смогу прикупить свежевыпеченный хлеб, однако быть настолько гибким, по-видимому, было запрещено Священным долгом. Работа Юдзио состояла в том, чтобы вовремя появляться в лесу и до вечера рубить там дерево, отклониться хоть чуть-чуть от своего графика было для него непросто. Поскольку я смогу потащить Юдзио с собой в путешествие только лишь после окончания его Священного долга, мой план мог быть выполнен не так уж быстро.

Но это неважно, в каждой системе всегда есть дыры. Даже такой, как я, с неизвестным происхождением и личностью, может отправиться с ним в качестве помощника.

Мы прошли через арку на юг и ступили на тропу, ведущую сквозь зелёные пшеничные поля и уходящую глубоко в лес. Отсюда я мог отчётливо видеть Гигас Сидар, возвышающийся над прочими деревьями и уходящий высоко в небеса.

Мы продолжали по очереди махать топором и не заметили, как солнце по имени Солус поднялось в своё полуденное место в небе. Я продолжал двигать руками, которые казались тяжёлыми, как свинец, и нанёс пятисотый удар по монструозно-огромному дереву. Кооон! От дерева полетели опилки, словно оно разбрасывалось песком, что свидетельствовало о приличной потере его долговечности.

— Уваааааа… я не могу. Я больше не смогу взмахнуть топором! — прорыдал я и бросил топор на землю, после чего свалился на мох, словно меня закоротило. Я схватил флягу, что передал мне Юдзио, и жадно принялся глотать сладковатую жидкость, называвшуюся «Водой Сирал» — я всё ещё понятия не имел, из какого языка это слово.

Юдзио лишь беззаботно улыбнулся и посмотрел сверху на меня, распластавшегося в таком виде, и принялся говорить словно учитель:

— У тебя в самом деле талант, Кирито. Правда. Ты смог постичь основы всего за два дня.

— Но я всё ещё не могу догнать тебя, Юдзио… — вздохнул я и присел, навалившись спиной на Гигас Сидар. Пока я махал топором всё утро, у меня сложилось грубое понимание своих статов в этом мире. Было очевидно, что мои здешние статы были ни в сравнение ниже моего сверхчеловеческого уровня силы и ловкости в старом SAO. Вполне возможно, что настоящий я, Киригая Казуто из реального мира, использовался как эталон при создании моего виртуального тела. Если бы я в реальности без передыху махал топором целый час, то на следующий день не смог бы поднять руки.

Другими словами, моя сила сейчас соответствует среднему 17-18 летнему парню из этого мира. А сила Юдзио намного превышает мою, что ожидаемо после его семилетнего труда.

К счастью, восприятие своего аватара или сила воображения играет в этом мире ту же, а может быть, даже более существенную роль, чем в других VRMMO. Кроме того, взмахнув топором несколько сотен раз, представляя его вес и траекторию, я стал убеждён, что для полноценного владения им требуется огромная сила.

Да и не стоит забывать, что в старом SAO я уже проделывал одни и те же движения ради их закрепления, даже ограничивая себя во сне, так что на этом поле я был знатоком. По крайней мере, по решительности я Юдзио не проиграю…

Стоп, у меня такое чувство, что я что-то упустил.

— Тогда, Кирито… — Юдзио бросил мне две буханки, что прервало мой поток мыслей. Я поспешно схватил их. — Что случилось? У тебя странное выражение лица, ты знаешь?

— Ааа… ничего.

Наконец, я смог ухватить за хвост ту мысль, что пыталась ускользнуть от меня, однако она принесла с собой ощущение фрагментарности, будто я забыл что-то очень важное. Что ж, если оно важное, я ещё доберусь до этого. Я пожал плечами и поблагодарил Юдзио.

— Спасибо. Тогда я возьму их. Итадакимас.

— Прости, что хлеб такой же, как вчера.

— Да ничего.

Я открыл рот и хорошенько кусанул. Вкус был неплох, но честно говоря, хлеб был слишком твёрдым. Юдзио думал, скорее всего, то же самое, пытаясь изо всех сил двигать нижней челюстью.

Несколько минут мы провели за уминанием первой булки и слегка улыбались каждый раз, встречаясь взглядами. Юдзио глотнул воды Сирал и посмотрел вдаль.

— …Я так хочу, чтобы ты попробовал пирог Алисы… с хрустящей корочкой и сочной начинкой. Запить это свежим молоком… когда я ел такой обед, мне казалось, что это редчайший деликатес, — сказал Юдзио, от слов которого мой язык непостижимым образом словно ощутил этот вкус, и у меня потекли слюнки. Я поспешил отхватить кусок от второй булки и спросил, не подумав:

— Тогда, Юдзио… Тот человек… Алиса, она изучала священное искусство в церкви, так? Чтобы стать преемником сестры Азарии?

— Угу, так оно и было. Её окрестили званием первого чуда с момента основания деревни, потому что в свои десять она обладала многими священными умениями, — с гордостью сказал Юдзио.

— Тогда… девочка по имени Селка, что учится сейчас в церкви…

— Угу. Когда Рыцарь Всецелого забрал Алису, сестра Азария была настолько опустошена, что зареклась больше не брать себе никого в послушницы. Однако глава деревни Гасуфт смог убедить её, и два года назад в церкви появилась новая ученица Селка. Это младшая сестра Алисы.

— Младшая сестра, хех.

Если бы спросили меня, я бы её охарактеризовал как строгую старшую. В моей голове вертелся образ Селки, которая выглядела именно так, как я сказал. Раз Алиса её старшая сестра, должно быть, она тоже любила о всех заботиться и быть всегда занятой. Она хорошо смотрелась бы в качестве пары Юдзио. Я думал о таком, поглядывая на него. У него, похоже, тоже возникла некая мысль, поскольку он нахмурился.

— ...Раз у нас разница в возрасте пять лет, я не играю много с Селкой. Когда я иногда прихожу в дом Алисы, она стеснительно прячется за своей матерью или бабушкой… её отец Гасуфт, да и все в деревне, верят в то, что младшая сестра Алисы обладает теми же талантами, которые непременно проявятся в будущем… однако…

— Селка не такая талантливая, как сестра, так?.. — услышав мой прямой вопрос, Юдзио только лишь поморщился и кивнул.

— Хотя мы не можем точно так говорить. Неважно кто это, только получив свой Священный долг, невозможно сразу выполнять его хорошо. То же самое про меня, я смог должным образом овладеть топором лишь более чем за три года. И неважно, что это за Священный долг, при должной выдержке однажды он будет в совершенстве освоен. Но вот Селка, которой только двенадцать, старается слишком сильно…

— Слишком сильно?

— Когда Селка только начала постигать священное искусство, она не оставалась в церкви. Она занималась там только до полудня, потом относила мне бэнто, а после этого приступала к работе по дому. Однако Селка заявила, что у неё недостаточно времени для занятий и ушла из дома. Просто так получилось, что Жана и Алгу переселились в церковь, и у сестры Азарии не хватало сил следить за всеми, что стало ещё одной причиной переезда Селки в церковь.

Я помнил, как видел Селку, возящуюся с детьми. Сложно было сказать, насколько это жёстко, но для двенадцатилетней девочки, которая должна изучать искусство, ещё следить за шестью сорванцами было явно нелегко.

— Ясно… да ещё я, «дитя Вектора», свалился на голову. Я точно доставляю лишние проблеме Селке.

Мне нужно самому подняться завтра в 5:30. Порешив так, я продолжил тему со словами «раз ты заговорил об этом».

— А те дети в церкви, кроме Селки. Они потеряли своих родителей? Их родители умерли? Как такое могло произойти, что у шестерых детей одновременно умерли родители в такой мирной деревне?

От моего вопроса Юдзио немного загрустил и опустил взгляд на участок заболоченной земли, что был не так далеко.

— ...Это произошло три года назад. В деревне началась эпидемия болезни, не появлявшейся уже сотню лет. От неё умерло двадцать человек всех возрастов. Сестра Азария и травник Ивенда перепробовали все средства, но не смогли вылечить этих людей от лихорадки. Именно тогда дети из церкви потеряли родителей.

Неожиданный ответ заставил меня ненадолго замолчать.

Зараза? Но ведь это виртуальный мир. Ни бактерии, ни вирусы не могут здесь существовать. Другими словами, смертельная инфекция была вызвана по желанию людей, контролирующих этот мир, или же самой системой. Но зачем? Скорее всего, они решили устроить бедствие жителям деревни, чтобы немного обременить их, но зачем им понадобилось симулировать такие вещи?

Это всё идёт в одном направлении. Должна быть ясная причина существования этого мира.

— Хотя это была не просто эпидемия. Незадолго до этого приключились странные вещи. Заблудшие саблезубые медведи, тёмношёрстные волки, что атаковали людей группами, колосья пшеницы, что не могли раскрыться… даже обычная телега с лошадьми, что отправлялась в Заккарию, не возвращалась порой несколько месяцев. Решили, что причина в… племенах Гоблинов, что рыскают по округе.

— Что… что ты сказал? — я моргнул несколько раз. — Гоблины? Разве рыцари не защищают границу?

— Конечно, защищают. К этому моменту тёмные племена рядом с горной грядой на Грани уже должны быть истреблены Рыцарями Всецелого. Они обязаны выполнять свой долг, потому что эти племена наводнены парнями, которые гораздо хуже Алисы… которая всего лишь коснулась рукой их земли.

— Юдзио…

Я почувствовал, что ровный голос, которым сейчас говорил Юдзио, можно было расценить как мрачный, и это меня удивило. Но это чувство поспешило раствориться, поскольку на губах Юдзио снова появилась улыбка.

— Вот поэтому я считал это всего лишь слухами. Хотя за последние два-три года количество могил сильно увеличилось, дедушка заверил, что это нормально.

Поймав момент, я прикинулся, будто заговорил об этом случайно, и осторожно спросил:

— Слушай, Юдзио… а есть священное умение, возвращающее к жизни?

Он лишь стрельнул в меня неверящим взглядом. Неожиданно, он слегка прикусил губы и посмотрел на меня так, словно сам не был уверен в этом.

— Среди жителей деревни никто не знает об этом, но среди высокоуровневых священных умений есть такие, которые увеличивают продолжительность жизни. Это то, что сказала Алиса.

— Увеличить… Жизнь?

— Угу. Нельзя так просто добавить жизни предмету или человеку, тебе или мне, Кирито. Например, у человека Жизнь продолжает увеличиваться, пока он не вырастет, и достигает максимума примерно в двадцать пять лет. Затем она начинает уменьшаться и достигает ноля в возрасте семидесяти-восьмидесяти лет, когда её призывает Стасия. Ты забыл всё это, Кирито?

— Аа… ага... — безусловно, я слышал это впервые, и я осторожно кивнул. По словам Юдзио, количество хитпойнтов увеличивается и снижается с возрастом.

— Однако если человек ранен или болен, его Жизнь истощается быстрее. Если раны окажутся слишком серьёзными, человек может от них умереть. Но человек может восполнить потерю с помощью священных умений, хотя они не увеличат максимальное значение. Состарившийся человек не сможет вернуть свою Жизнь из молодости, сколько бы лекарств он ни принял, то же самое касается слишком тяжёлых ран.

— Но ведь есть заклинания, способные сделать это?

— Алиса сказала, что она была по-настоящему шокирована, когда увидела их в старинной книге. Она спросила о них сестру Азарию, но та в ужасе уставилась на неё и велела забыть то, что та видела… так что я не знаю деталей. Только слышал, что эти заклинания могут использовать только Cтарейшины Церкви Аксиом, и это заклинания, воздействующие прямо на Жизнь… или типа того. Разумеется, я никогда не видел подобных заклинаний в действии.

— Хех… Cтарейшины? Значит, монахи Церкви Аксиом владеют священными умениями?

— Конечно. Источник Священных искусств лежит в «Священной силе», что богини Солус и Террария разбросали с неба и земли по всему миру. Мощные заклинания требуют большого количества Священной силы. Думаю, если речь пойдёт о Священном умении, способном контролировать Жизнь, то не хватит даже Силы, собранной со всего это леса. Я сомневаюсь, что даже в Заккарии сыщется столь могучий заклинатель, владеющий такими умениями, — даже так; он ненадолго прервался и продолжил тихим голосом. — И… если бы у сестры Азарии были такие умения, она не допустила бы те смерти.

— Ясно…

Другими словами, если я умру, я не воскресну где-нибудь в алтаре и не пробужусь там под органную музыку. Если я умру, я очнусь в STL в реальном мире. А если это не так, мне стоит поволноваться. STL по идее не способен уничтожить флактлайт. Он должен отличаться от Нейропривода.

Однако попытку свести счёты с жизнью нужно оставить как крайнюю меру. Хоть в глубине души я уже понимал назначение этого мира, нормально ли будет так просто покинуть его без понимания цели моего пребывания в нём? Моя душа наговаривала мне подобные сомнения откуда-то из глубин.

Я действительно хотел попасть в столицу, завалиться в штаб-квартиру Церкви Аксиом или чего-то там и завалить вопросами, что вертелись у меня на уме, «Cтарейшин», но я понятия не имел, как это сделать. Не ходило никакого транспорта между городами, но должен же быть предел недоработкам в игровом мире. Даже в том же SAO были телепорты почти во всех городах.

Если бы это была обычная VRMMO, я мог бы послать письмо с жалобами оператору. Однако, раз я не могу так сделать, я должен приложить максимум усилий и зайти так далеко, сколько позволит мне система. Да, точно так же я думал во время битв с боссами в старом Айнкраде.

Доедая вторую буханку, я поднёс флягу, переданную мне Юдзио, и глотнул из неё воды, после чего задрал голову вверх, глядя на уходящий в небеса гигантский ствол.

Я должен заставить Юдзио помочь мне, если я собираюсь отправиться в столицу, однако он не оставит так просто свой Священный долг, поскольку это, должно быть, запрещено Индексом Табу. Есть только один путь, и он заключается в том, чтобы завалить это непомерно разросшееся дерево.

Я развернулся и увидел, что Юдзио отряхивает штаны, собираясь встать.

— Отлично, пора начать нашу послеполуденную работу. Можешь передать мне топор?

— Ага.

Я собрался поднять инструмент рядом с собой правой рукой, чтобы передать его Юдзио. Неожиданно я почувствовал, словно меня изнутри поразил электрический ток. Эта мысль уже почти ускользнула из моей ладони, но я смог ухватить её за хвост. Я осторожно подумал.

Юдзио сказал, что обычный топор разлетится на куски, потому они заказали из столицы этот большой топор Драконью кость. В таком случае, нам просто нужен более мощный топор. Мы применим топор с более высокой атакой и прочностью, который требует больше силы.

— Слушай, Юдзио. — я задержал дыхание и спросил. — В деревне есть более мощный топор? Даже если не в этой деревне, если в городе Заккарии… ведь прошло уже триста лет с тех пор, как вы заказали этот?

Но Юдзио затряс головой.

— Откуда ему взяться? Драконья кость — это лучший материал для оружия. Она крепче, чем дамасская сталь с юга и драгоценная сталь с востока. Если и есть что-то твёрже.. то только оружие Рыцарей Всецелого… Священные орудия, — конец этих слов растворился в дрожащем голосе, и я наклонил голову вбок, ожидая продолжения. После пяти секунд тишины Юдзио начал шептать, как будто боялся, что у деревьев есть уши. — Топора нет… но есть меч…

— Меч?

— Я упоминал об этом перед церковью, когда сказал, что в деревне есть ещё одно Божественное орудие кроме Часовой башни, что вещает время. Помнишь?

— Аа… га.

— По правде, это тут рядом… и только я знаю о нём. Эти шесть лет я прятал его ото всех… хочешь взглянуть, Кирито?

— Конечно, хочу! Покажи мне! — воодушевился я, но на лице Юдзио всё ещё читалось сомнение. Но он кивнул и передал мне топор.

— Тогда начинай послеобеденную работу, Кирито. Нужно некоторое время, чтобы притащить его.

— Это далеко?

— Нет, это в том сарае… но он невероятно тяжёлый.

Как и сказал Юдзио. Когда я закончил свои пятьдесят ударов, он вернулся даже более уставшим, чем я, его лоб обильно вспотел.

— Ты в порядке?

Услышав вопрос, отвечать на который у него уже не было сил, Юдзио кивнул и сбросил с плеча на землю длинный предмет. Буммм. С тупым звуком он проделал огромную вмятину во мху. Я передал флягу с водой Сирал запыхавшемуся Юдзио и принялся таращиться на вещь, лежащую на земле.

Будто я видел его раньше. Это был длинный и тонкий кожаный свёрток, примерно 1,2 метра в длину. Без сомнений, его я видел в избушке, куда Юдзио прибирал драконий топор.

— Я могу открыть?

— Ага… только будь осторожен, если лезвие приземлится тебе на ногу, ты не отделаешься простым порезом… — сказал запыхавшийся Юдзио. Я кивнул и осторожно протянул руки.

В следующий момент я почувствовал шок в спине, как будто её разорвало. Нет, если бы это была реальность, я бы точно вывихнул себе позвоночник. Реально, эта запакованная вещица была очень тяжёлой. Я попытался поднять её двумя руками, но она даже не сдвинулась с места, как будто была приколочена к земле.

Моя сестра Сугуха уже довольно долго занимается кендо и нарастила приличную мускулатуру, отчего она стала гораздо тяжелее, чем выглядит. Разумеется, я никогда не говорил ей этого в лицо. Это я к тому, что этот завёрнутый предмет в этом смысле очень походил на мою сестру. Я укрепил свою стойку и направил всю силу со своей талии на то, чтобы оторвать свёрток от земли, будто поднимаю штангу.

— Фуууу!..

Хрусть хрусть. Я почувствовал, что суставы по всему моему телу начали стираться в порошок, но свёрток всё-таки начал двигаться. Я поднял конец, перемотанный верёвкой, и повернул его на 90 градусов, оставляя противоположный конец втрамбованным в землю. Я придерживал его рукой, что есть мочи, не давая ему свалиться на землю полностью. Правой рукой я размотал верёвку и приспустил кожаную обёртку.

Внутри неё был длинный меч, настолько прекрасный, что даже такой, как я, только и мог, что восхищаться. Эфес меча был изящно выполнен с серебристой гравировкой, а рукоять была осторожно обмотана белой кожей. Гарда была украшена листьями, и было очевидно, что за растение там было изображено. И на рукояти, и на ножнах, покрытых белой кожей, была изображена сверкающая роза, вырезанная из нефрита.

Он выглядел очень древним, однако на нём не было никаких пятен. Как будто всё это время меч спал, ожидая появления своего хозяина. Такое у меня было чувство.

— Это?.. — спросил я, подняв руку, и Юдзио, который уже привёл в норму своё дыхание, с ностальгией взглянул на меч, после чего ответил:

— Меч «Синяя роза». Я не знаю его настоящего названия, но в сказках фигурирует это слово.

— В сказках?..

— Все дети в деревне знают её… нет, даже взрослые её знают — триста лет назад среди первопроходцев, заселявших деревню, был мечник по имени Беркули. Про его приключения есть много легенд, но самая известная из них — это «Беркули и Северный белый дракон», — неожиданно Юдзио стал смотреть куда-то вдаль и продолжил печально говорить. — Проще говоря, этот Беркули отправился к горной гряде на Грани и заблудился глубоко в пещере, из-за чего угодил прямо в логово белого дракона. Белый дракон, защищающий границы людей, в тот момент дремал, и Беркули воспользовался шансом убежать. Однако посреди кучи сокровищ, разбросанных по логову, он приметил меч, которым захотел, во что бы то ни стало, завладеть. Он бесшумно поднял его и направился к выходу, однако синяя роза неожиданно проросла и спутала Беркули. Тот упал, и от шума пробудился белый дракон… вот что говорится в истории.

— А что было потом?.. — спросил я. Ничего не попишешь, история разожгла во мне интерес. Юдзио улыбнулся и сказал, что это длинная история, но продолжил.

— В общем, много чего потом произошло, и в конце концов Беркули простили. Он положил меч на место и сбежал в деревню. Может, история чего-то и стоит… но она такая скучная. Если бы мы только не захотели проверить её правдивость во времена нашего детства, — проговорил Юдзио, и в его голосе чувствовался солидный налёт сожаления. В тот момент я понял, что под «детством» он подразумевал времена его общения с подругой по имени Алиса. В этой деревне только они могли быть такими шустрыми.

Спустя мгновение тишины Юдзио продолжил.

— Шесть лет назад мы с Алисой отправились к горной гряде на Грани, чтобы найти белого дракона, но мы его так и не нашли. Но мы нашли гору костей со следами от ударов мечом.

— Эээ… дра… кто-то смог убить дракона? Но кто конкретно?..

— Не знаю. Наверно, кто-то… заинтересованный в сокровищах. Там много золота и прочих сокровищ, раскиданных повсюду. Этот меч «Синяя роза» был среди них. Разумеется, я не взял его с собой, потому что он был слишком тяжёлым, и мы пошли обратно… и случайно вышли по другую сторону горной гряды, оказавшись в Тёмной территории. Потом произошло то, что ты уже слышал.

— Понятно… — я перевёл взгляд на руки, поддерживающие меч. — Но этот меч. Почему он здесь?

— Во время лета двухгодичной давности я снова отправился в северную пещеру и забрал его. Каждый свой выходной я протаскивал его на несколько килолу и спрятал в лесу. Потом я притащил его в сарай. В итоге это заняло у меня три месяца, а насчёт того, зачем я это сделал… честно говоря, я даже не знаю.

Возможно, он всё не может забыть про Алису? Или же он хочет вооружиться этим мечом и спасти её?

Подобные мысли вспышкой пронеслись в моём разуме, однако моё уважение к Юдзио не позволяло мне дать его действиям столь простую трактовку. Я сделал резкий рывок и поднял меч, придерживая правой рукой его рукоять. Я думал, что такой меч, который зарылся в землю, словно столб, будет сложно двигать, однако я немного сдвинул его, и он с лёгкостью расчехлился. С бодрящим звуком меч вышел из ножен, и я почувствовал огромный вес на запястье и плече. Левой рукой я отбросил ножны, что держал в ней, и ухватился за рукоять меча двумя руками. Ножны, похоже, были сделаны из металла и составляли солидную часть веса меча, и с глухим ударом врезались в землю. Они чуть было не упали мне на ногу, но у меня уже не было времени отставлять её. Я сосредоточился на поддержании баланса меча.

К счастью, меч потерял две трети своего веса, лишившись ножен, и я смог его поддерживать некоторое время, заворожено глядя на лезвие.

Это в самом деле непостижимый материал. Толщиной всего три с половиной сантиметра, этот похожий на металл предмет сиял тёмно-синим свечением, отражая полуденный свет, что сочился сквозь листья. Если присмотреться, меч отражал своей поверхностью не весь свет, часть его проходила вглубь, диффузно отражаясь во все стороны. В общем, меч казался в какой-то степени прозрачным.

— Это ни обычный металл, ни серебро. Он отличается и от драконьей кости. И очевидно, что это не стекло… — проговорил Юдзио, охваченный благоговейным страхом. — Другими словами, этот меч создан не руками людей… вот что я чувствую. Его мог сделать могущественный заклинатель с помощью Священного искусства, позаимствованного у бога… или же он сделан непосредственно богом. Такая вот вещь и называется Божественным орудием. Этот меч Синяя роза без сомнений тоже Божественное орудие.

Бог.

Имена Солус и Террария, часто звучащие у Юдзио и Селки, а также упомянутые в молитве сестры. Должно быть, это часть сеттинга этого мира, и я не уделял этому достаточно внимания, такое я сделал заключение. Однако раз тут есть бог, который создаёт оружие или что-то подобное, я почувствовал, что мне стоит пересмотреть свои религиозные убеждения.

Похоже, это был вопрос, найти ответ на который было мне не по силам, сколько бы я ни думал. Прямо сейчас я лишь мог сказать, что эта Церковь Аксиом очень близка к понятию «центральная система».

В любом случае, этот меч должен обладать довольно высоким приоритетом, выданным системой, и теперь нам нужно сравнить его уровень с уровнем приоритета у Гигас Сидара и определить, чей уровень выше — исход этого определит, отправлюсь ли я с Юдзио в столицу.

— Юдзио, можешь проверить Жизнь Гигас Сидара? — сказал я, продолжая удерживать меч, и Юдзио сомнительно на меня глянул.

— Только не говори, Кирито… что ты собираешься ударить этим мечом по Гигас Сидару.

— Раз ты притащил его сюда, другой причины не было?

— Это так… но…

Я продолжал сыпать слова на Юдзио, который стоял, опустив голову, и пытался убедить его отбросить сомнения.

— Или в Индексе табу есть строчка, где указано, что запрещено рубить Гигас Сидар мечом?

— Нет… насчёт этого, такого там не упоминается…

— Или глава деревни… или предки… дядька Гаритта говорил тебе не использовать ничего, кроме Драконьей кости?

— Нет, не говорил … у меня чувство… будто это уже было, — пробормотал Юдзио, но всё же встал рядом с Гигас Сидаром. Он нарисовал левой рукой символ и ударил ствол, призывая окно.

— Что ж. 232 315.

— Отлично. Запомни это число.

— Но Кирито. Ты даже не можешь должным образом держать меч. Ты даже стоять с ним в руках не можешь.

— Без разницы, просто смотри. Ты не используешь силу, чтобы поднять тяжёлый меч, ты используешь центр гравитации.

Это была память из далёкого времени, но в старом SAO я любил мечи потяжелее. Я предпочитал полагаться на ощущение, когда огромная масса оружия обрушивается на врага одним ударом, чего не давало лёгкое оружие, при использовании которого полагаешься на скорость и огромное количество ударов. При повышении моего уровня и соответственном увеличении своих статов, меч в моей руке становился всё легче. Вот почему я постоянно менял мечи — и рано или поздно в мои руки попадал такой, который становился моим последним партнёром; точно так же ощущался и меч Синяя роза. Да и к тому же у старого меня в каждой руке было по мечу, и я был мастак работать ими.

Конечно, в этом мире основа боевой системы совсем другая, и я не мог использовать те же методы. Но моё представление о движении тела должно здесь сработать. Юдзио ждал далеко от дерева, и я направился к левой стороне прорубленной борозды в стволе, слегка нагнувшись и поддерживая позу с низко выставленным мечом. От одного только удерживания мои руки стремительно изматывались.

Не было никакой нужды наносить продолжительные удары. Хватит одного горизонтального взмаха по центральной части. Если бы мне пришлось называть этот удар по системе SAO, это был бы «Горизонталь». Это базовый навык, который можно было выучить в самом начале.

Я подстроил дыхание и перенёс вес на правую ногу, слегка отведя меч назад. Моя левая нога приподнялась от инерции меча. Выглядело это так, словно я собирался усесться на задницу, но я должен был сражаться с этим, неважно как, до тех пор, пока кончик меча не достигнет цели. Я впечатал правую ногу в землю и перенёс вес в левую часть тела, направляя силу рук и талии в ноги, в результате чего мне удалось совершить горизонтальный взмах.

Меч засветился, и хотя он не ускорился благодаря системе, моё тело превосходно сохраняло позу для удара. Позволив левой ноге приземлиться, вызвав сотрясение земли, я двинул большой и тяжёлый меч и направил его вперёд, справляясь с инерцией, которая пыталась повалить меня назад.

Однако это годилось лишь для демонстраций. Я не смог устоять твёрдо на ногах, и лезвие угодило по коре.

Гиннннн! Раздался резкий звук, спугнувший птиц с ближайших ветвей. Однако этого я уже не видел, поскольку я не смог превозмочь инерцию, выпустил из рук меч, а моё лицо пустилось в интимные отношения с мхом на земле.

— Мда. Разве я не сказал, что что-то такое уже было?

Юдзио подбежал ко мне, и с его помощью я смог присесть и очистить рот ото мха. Кроме лица, которое пропахало землю, мои запястья, талия и колени раскалывались так, что я хотел кричать. Боль продолжалась ещё какое-то время, но я смог выжать из себя слова.

— Не сработает… статус всё ещё красный…

В старом SAO, если экипированная вещь требует больше наличного уровня STR, вылезет соответствующее предупреждающее окошко. Однако вряд ли мои слова способны были достичь Юдзио, и тем более забеспокоить его. В тот момент я поспешно добавил:

— Нет, это… просто мне не хватает силы. И вообще, тут есть мечник, способный держать такое монструозное оружие?

Я дал своим плечам опуститься и принялся потирать правое запястье. Затем я развернулся, и Юдзио проследовал за моим взглядом.

Мы оказались потрясены.

Синяя роза, этот прекрасный меч, которым взмахнули в воздухе, наполовину своей толщины вошёл в Гигас Сидар.

— Не может быть… всего один удар привёл к такому… — сказал Юдзио дрожащим голосом, неожиданно поднявшись на ноги, после чего он потерял дар речи на какое-то время. Он нерешительно протянул вперёд правую руку и пощупал место пересечения меча с деревом. — Лезвие нисколько не повредилось… и оно, в самом деле, прорубило кору на два цен.

— Это, это была лишь проба. Этот меч Синяя роза намного превосходит Драконью кость… по силе атаки. Попробуй взглянуть на жизнь дерева.

— Угу, — кивнул Юдзио и снова вычертил символы, после чего ударил по коре. Он взглянул на выскочившее окошко. — 232 314.

— Чего?! — в этот раз была моя очередь быть шокированным. — Так мало. Хотя он так глубоко вошёл… почему… только не говори, что это не работает из-за того, что это не топор…

— Нет, причина не в этом, — Юдзио притянул руки к себе и затряс головой. — Это потому что ты ударил в неправильном месте. Если бы ты ударил не кору, а сердцевину, то его Жизнь уменьшилась бы куда больше. Вот так я думаю… и если это произойдёт, мой Священный долг будет выполнен… но… — Юдзио отвернулся со сложным выражением на лице и прикусил губы. — Но это если мы будем использовать меч правильно. Если от одного единственного удара будет такая боль, если мы не сможем точно попадать куда надо, это займёт ещё больше времени, чем при использовании топора.

— Я не смогу это сделать. Но что насчёт тебя, Юдзио? Ты должен быть куда сильнее. Попробуй разок взмахнуть, — продолжал докучать я, и хотя лицо Юдзио выражало сомнение, он сказал, что попробует, и снова встал лицом к Гигас Сидару. Его руки обхватили рукоять Синей розы, которая застряла в стволе, и сделали пытливое движение. Наконец, меч вышел из коры, и туловище Юдзио закачалось. Верхушка меча приземлилась, издав чистый и бодрящий звук.

— Он по-настоящему тяжёлый, Кирито. Я не смогу сделать это.

— Если уж я могу, то ты подавно, Юдзио. Основы должны быть такими же, как у топора. Ты должен использовать больше своего веса, чем с топором. Не используй силу одних только запястий. Используй всё своё тело.

Я не мог заручиться, что мои слова достигли его. Юдзио был тем, кто очень долгое время использует топор, так что ему не нужно даже напрягаться, чтобы понять эти слова. Его честное лицо стало серьёзным, и он наклонился, чтобы поднять меч. Подавшись назад, он на момент остановился, делая глубокий вход, а затем с поразительной скоростью взмахнул мечом. Его правая нога ступила вперёд, и эта последовательность движений с поднятием веса потрясла меня до глубины души. В воздухе остался синий след, а кончик лезвия устремился вперёд, в центр борозды.

Однако в последний момент его левая нога, поддерживающая всё его тело, слегка соскользнула. Меч, которым успели взмахнуть, прорубил в стволе V-образный знак, издал высокий звук и остановился. Затем Юдзио упал в противоположном направлении, что сделал и я, и ударился о заднюю часть коры толстого ствола, застонав.

— Буээээ…

— Ох, с тобой всё в порядке?

Я подбежал к Юдзио, а тот приподнял правую руку, показывая, что с ним всё нормально, но он всё ещё хмурился. Глядя на него в тот момент, я понял одну истину, боль существует в этом мире.

SAO, ALO, эти VRMMO-игры посылают болевые ощущения, которые должны достичь мозга, в «поглотитель боли», который сводит её на нет, когда аватар получает урон. Без него ни один не захотел бы участвовать в боях, в которых он мог получить хоть какие-то повреждения.

Однако в этом мире нет никакой развлекательной подоплёки. Хотя боль уже ослабла, мои запястья изнывали от острой боли, как будто я их вывихнул. Если же меня серьёзно покалечат оружием, насколько это будет больно?

В мире Underworld если мне предстоит сразиться с кем-то, мне нужно полностью пересмотреть подход к битве. В конце концов, неважно как, я не мог представить себе боль от удара увесистым мечом по телу.

Для Юдзио, который был более терпим к боли, понадобилось только тридцать секунд на то, чтобы его выражение боли исчезло с лица, и он осторожно поднялся.

— Да, я всё ещё не могу это осилить, Кирито. Наши Жизни сильно сократятся, прежде чем мы сможем нанести точный удар.

Мы снова уставились на дерево. Синяя роза ударила ствол чуть выше щели под небольшим углом, отскочила от него и воткнулась в землю.

— Но я думаю, ты хорошо работал ногами…

Я хотел добавить, что он немного нерешителен, но когда увидел, что он всем видом был против лекций, я мог только забыть об этом и сдаться, после чего подобрал лежащие на мхе ножны, отделанные белой кожей. Юдзио вынул Синюю розу из земли и осторожно убрал её в ножны в моих руках. Затем он завернул их в кожаный мешок, завязал верёвкой и уложил не так далеко отсюда.

После глубокого выдоха он поднял рядом с Гигас Сидаром Драконью кость и вскричал:

— Увааааа, этот топор лёгкий, как пёрышко — ладно, мы достаточно бездельничали. Давай как следует поработаем после полудня.

— Ааа… прости, что заставил проделать такое…

Услышав мои извинения, юноша развернулся и невинно улыбнулся. Такую улыбку можно было описать только как искреннюю.

— Всё нормально, Кирито. Это порадовало меня… теперь, я начну первые пятьдесят.

Конкон. От взмахов топора понёсся ритмичный звук. Я посмотрел в сторону от Юдзио, подошёл к Синей розе и погладит кожаный чехол.

Определённо, я думал в верном направлении. Если буду рубить Гигас Сидар этим мечом, он наверняка быстро свалится. Но не стоит сбрасывать со счетов слова Юдзио. Если я буду безумно махать им, я могу заплатить непомерно высокую цену.

Поскольку этот меч существует в этом мире, где-то должен найтись такой человек, который сможет владеть им без каких-либо затруднений. Мы с Юдзио просто-напросто не отвечаем требованиям системы.

В таком случае, что это могут быть за условия? Класс? Уровень? Статус? Что именно из этого, и в каком направлении мне начать копать?..

Размышляя об этом, я слегка приоткрыл рот. Из-за того, что я поразился собственному тугодумию.

Ну конечно, мне всего лишь нужно открыть моё статусное окно. Вчера я смог вызвать окошко у круглой буханки, что Юдзио дал мне… а вечером пытался выключить с его помощью лампу, и я до сих пор не подумал про самого себя, как глупо.

Я выставил вперёд левую руку и начертил командный символ, что делал ранее. Я обдумал свои действия и коснулся своей правой руки. Как и ожидалось, раздался звон, и перед моими глазами появился пурпурный прямоугольник.

В отличие от оного у хлеба, в этом было куда больше строчек. Я подсознательно стал искать ключ, но как бы я ни старался, найти его не удавалось.

В самом верху была строчка UNIT ID:NND7-6355. UNIT ID, от этой фразы по моей спине пробежал озноб, но у меня не было времени заострять внимание на своих ощущениях. Я постарался сохранить в уме буквы с цифрами, поскольку это мог быть серийный номер, использующийся в этом мире в разные моменты времени. Под этой строкой красовалась английская надпись «Долговечность», которая была и у хлеба, и у Гигас Сидара, и которую Юдзио называл «Жизнью». Её значение составляло [3280/3289]. Обычно слева в таких случаях указывается количество в данный момент, а справа — максимальное количество. Причина, почему оно снизилось, могла заключаться в моём безумном размахивании мечом. Затем я взглянул ниже.

Следующая строка содержала в себе [Контроль объектов: 38]. Ещё ниже — [Контроль системы: 1].

И на этом всё. Количество приобретённого опыта, уровень, статус, ничего этого не было. Я прикусил губу и повторил их.

— Так… Контроль объектов… это…

От этого термина у меня появилось ощущение, что это числовое значение относится к предметам. Однако я не имел понятия, насколько 38 много по местным меркам. Я вздохнул и уставился в спину Юдзио, который прилежно кромсал дерево. Пока я смотрел на него, мне в голову пришла идея, я убрал своё окошко и решил проверить информацию касательно Синей розы. Я ослабил верёвку, приоткрыл конец рукояти, нарисовал символ и коснулся её.

Появившееся окно показало значение жизни, равное 197 700. Это почти доходило до уровня Гигас Сидара, но помимо этого я увидел другую интересующую меня информацию. Ниже значения Жизни была строчка [класс объекта 45]. Была очень высока вероятность, что это имеет отношение к Контролю объектов, что я только что видел у себя. Мой Контроль равен 38, это куда меньше 45.

Я замотал меч обратно в тряпку и затянул верёвкой, после чего уселся рядом. Я пытался рассмотреть небо, что виднелось в промежутках между листьями Гигас Сидара, и только и мог, что вздыхать. Я собрал много информации, но я всё ещё не способен держать этот меч. Этот факт подтверждался цифровыми значениями, что я только что видел. Мне всего лишь нужно поднять своё значение с 38 до 45, но я понятия не имел, как это устроить.

Если в этом мире работает обычная система VRMMORPG, то мне стоит долго практиковаться или убивать монстров, чтобы получать опыт. У меня не было идей, достаточно ли у меня времени, чтобы опробовать вышеупомянутое, да и монстра я ещё ни одного не видел. Обычное решение ситуации, когда «находишь высокоуровневый предмет, на который у тебя не хватает очков умений», это поработать и получить больше экспы. Однако сейчас я начинал впадать в отчаяние, поскольку не имел представления, как повысить свой опыт.

ММО наиболее интересна тогда, когда отсутствует сайт с описанием, и новичок, попадая в новую игру, должен испробовать всё, что попадается ему под руку — так говорят игроки со стажем, и они определённо готовы сказать это не единожды по возвращению к реальности. Пока я обдумывал это, Юдзио закончил свои пятьдесят ударов, вытер пот и развернулся ко мне.

— Как насчёт немного поработать, Кирито? Ты ещё хочешь помахать топором?

— Ага… вроде моя боль отступила…

Я пошатнулся, поднимаясь на ноги, и протянул правую руку, чтобы взять Драконью кость. В самом деле, топор намного легче, чем Синяя роза.

Что ж, будем надеяться, что размахивание топором может повысить этот параметр. Думая об этом, я взялся за топор и утянул его себе за спину.


— Увааааа….это настоящий рай… — только и мог высказать я, смачивая тёплой водой своё тело, которое никогда ещё не было доведено до такой степени усталости.

Банная комната в рулидской церкви имела бак с водой, стоявший на обгорелом камне, а за стеной снаружи имелась топка, в которую подбрасывали дрова для нагрева воды. Это в самом деле напоминало мне бани средневековой Европы. У меня не было идей, дизайнерская ли это мысль создателя или же результат эволюции, прошедшей за несколько сотен лет симуляции.

После ужина ванной комнатой пользовались две женщины, сестра Азария и Селка, а уже после них сюда заявился я с другими четырьмя ребятишками. Немного погалдев, дети, наконец, ушли. Но в ванне не было никакой грязи. Двумя руками я зачерпнул немного прозрачной жидкости и плеснул себе в лицо, после чего издал запоздалый возглас. Уфэээээ.

К этому моменту я нахожусь в этом мире уже 33 часа. Настоящая частота УФЛ во время погружения мне неизвестна, так что я не мог точно определить прошедшее время в реальности. Если скорость одинакова, то моя семья и Асуна уже должны запаниковать из-за моего исчезновения. От таких мыслей к моему горлу подступило беспокойство, и я неистово стал перебирать в голове возможные способы выхода. Но с другой стороны, я очень сильно хотел прикоснуться к остальным тайнам этого мира.

Я, Киригая Казуто, кто прибыл в этот мир со всеми своими воспоминаниями, чувствовал нечто странное, происходящее с этим миром. Потому что одни только мои действия могут привести к радикальным переменам в результатах симуляции. Наверно, исследователи не захотят смотреть, как я порчу их великий эксперимент, длящийся уже более трёхсот лет.

Другими словами, эта кризисная ситуация, с которой я столкнулся, возможна в одном случае из тысячи. В такой ситуации я смогу узнать истинную сущность RATH — которая обладает такими финансами, которые никак не соответствуют её внешнему виду. Весьма загадочная организация. Это мой первый и последний шанс.

— Нет… это может быть другим... поводом... — пробулькал я, опустив рот в воду.

Или может, я движим своими желаниями как VRMMO-игрок? Быть может, мной двигало глупое и незрелое желание «пройти этот мир» — мир, в котором отсутствуют инструкции, пронестись сквозь него, полагаясь лишь на собственные знания и инстинкты, прокачать свои навыки обращения с мечом, побить кучу крутых парней и достичь конечной цели, стать сильнейшим.

Быть сильным в таком мире, говоря начистоту, это фальшь, создаваемая цифровыми значениями характеристик, я думал об этом множество раз в прошлом. Когда Хитклифф прорвался сквозь мой высокоуровневый двухклинковый навык, когда я свалился перед королём фей Обероном в очень неприглядной обстановке, когда меня гнал Дэс Ган, каждый раз, когда время для искромётных шуток уходило, я каждый раз сжимал зубы и обещал себе больше никогда не совершать прежних ошибок.

Но в то же время, то пламя, что горело внутри меня, казалось, способно поглотить меня полностью. Этот меч Синяя роза, который я не мог держать, как много людей среди здесь живущих способно орудовать им? Насколько сильны эти Рыцари Всецелого, охраняющие закон, или тёмные рыцари из мира тьмы? Что за типы стоят в верхушке Церкви Аксиом?..

Я бессознательно махнул правой рукой и ударил водную поверхность, брызнув водой в стену перед собой. Вода издала негромкий звук. И в тот же момент послышались звуки из-за двери, ведущей в раздевалку, отчего я сразу пришёл в себя.

— Арэ… тут кто-то есть?

Я догадался, что это Селка, и торопливо поднялся.

— Ага! Это я, Кирито. Прости, я выйду отсюда стремглав!

— У…угу. Не спеши. Не забудь, потом вынуть пробку из бака, когда будешь уходить, и выключи лампу. Так что до свидания… Я вернусь в свою комнату. Спокойной ночи.

Когда я понял, что Селка собирается уходить, я поспешил её окликнуть из-за двери.

— Ааа… Селка, мне нужно кое-что спросить у тебя. У тебя найдётся время этой ночью?

Селка сразу остановилась и ненадолго замолчала, по-видимому, колеблясь, но потом высказала едва слышимым голосом:

— Только недолго. Дети в моей комнате должны уже спать, я буду в твоей комнате.

Она ушла маленькими шажками, не дождавшись моего ответа. Я пулей вылетел из воды, вытащил пробку, потушил лампу и направился к раздевалке. Даже если я не вытру себя полностью, капли воды очень быстро высохнут. Я накинул на себя домашнюю одежду и вошёл в спокойный коридор, после чего поднялся по ступеням.

Я открыл дверь гостевой комнаты и увидел Селку, которая махала ногами, усевшись на край кровати. Она подняла голову. В отличие от вчерашнего дня она была одета в ночную сорочку, а её длинные волосы были подвязаны в три хвостика.

Её лицо нисколько не переменилось в выражении, когда она взяла со стола рядом с ней стакан и подала мне.

— О, спасибо.

Я принял напиток и уселся рядом с Селкой на кровать, после чего глотнул ледяной воды из колодца. Я почувствовал, словно она просачивается в моё жаждущее тело и капля за каплей наполняет меня до кончиков пальцев. От такого ощущения я воскликнул:

— Уу… прям как нектар!

— Нектар? Что это? — наклонила голову вбок Селка, видимо, не понимающая моих слов. Проклятье, такого понятия не существует в этом мире. Я запаниковал, но додумался.

— Эээ… это что-то такое вкусное, это вода, которая как будто способна вылечить того, кто её выпьет… что-то типа такого…

— Хмм… что-то типа эликсира?

— Чт… что это?

— Святая благословенная вода жрецов. Ты ещё, наверно, не видел такое, но всего одна маленькая бутылка этого эликсира может восстановить Жизнь, которая уменьшилась из-за раны или болезни.

— Ээ…

Если доступна такая штука, почему тогда вирус унёс столько жизней? Я подумал об этом, но предпочёл не задавать таких вопросов и сохранять молчание. Теперь можно сказать, что этот мир, управляемый к месту упомянутой Церковью Аксиом, совсем не походил на рай, как я думал раньше.

Селка получила назад мой стакан и проговорила в высоком темпе:

— Если у тебя есть, что спросить, поспеши, пожалуйста. Вообще, это запрещено, заходить в комнату мальчиков после принятия ванны, но гостевая комната не считается. Но сестра Азария отругает меня, если узнает.

— Аа… мне правда жаль. Тогда я спрошу. Вообще-то, я хочу спросить о твоей сестре.

Неожиданно её тонкие плечи под ночной сорочкой задрожали.

— У меня нет сестры…

— Имеешь в виду сейчас? Я слышал об этом от Юдзио, о твоей сестре Алисе… — ещё не успел я договорить, как Селка подняла голову, отчего я слегка удивился.

— От Юдзио? О сестрёнке Алисе? С какого момента?

— Аа… га… угу, ну… Алиса училась священным умениям в этой церкви… а шесть лет назад её забрал в столицу… Рыцарь Всецелого.

— Ясно… — прошептала Селка, слегка вздохнув, и продолжила. — Юдзио… он всё ещё не позабыл… о сестрёнке Алисе…

— Эээ?..

— Все в этой деревне… что отец, что мама, что сестра Азария, никто и словом не обмолвится о сестрёнке Алисе. Несколько лет назад её комнату убрали… словно её никогда не было. Потому я подумала… что вообще все в деревне позабыли Алису… значит, и Юдзио…

— Почему ты говоришь, что Юдзио забыл? Он по-настоящему скучает по ней. Из-за его… если бы у него не было этого «Священного долга», он мог сразу же рвануть в столицу.

Услышав мои слова, Селка немного помолчала, а затем прошептала:

— Вот как… тогда причина, почему он больше никогда не улыбается, именно в том, что случилось с сестрёнкой Алисой.

— Юдзио… никогда не улыбается?..

— Угу. Когда Алиса была в деревне, он всё время улыбался. Это была настоящая редкость, увидеть его без улыбки на лице. Я была тогда совсем маленькой, но я отчётливо это помню… но когда сестрёнка покинула нас, я больше не видела на нём улыбки. А в свои выходные, если он не запирался дома, он шёл в лес и проводил там время совсем один.

Я продолжал всё это слушать и одновременно думал. В самом деле, Юдзио всегда всё делает в спокойной манере, но вокруг него не ощущалась аура отрешённости. Он довольно много улыбался, когда мы болтали в лесу, когда возвращались в деревню, да даже во время нашего отдыха.

Причина, по которой он не мог показывать улыбку перед Селкой и остальными жителями, была… его вина. Алиса, которую любили и возлагали высокие ожидания, пропала, и вероятно, он испытывал чувство вины за то, что ничего не смог сделать?.. Он не винил себя передо мной, поскольку я был чужак, ничего не знающий о произошедшем, может, дело в этом.

Если это так, то душа Юдзио совершенно точно не создана программой. У него настоящее сознание и душа, как у меня… и флактлайт. Истёкшие шесть лет он испытывал сильную боль от доставшихся ему проблем.

Я должен отправиться в столицу. Я снова заострил внимание на этой мысли. Это не только ради меня, но и чтобы взять с собой Юдзио, утащить его из этой деревни в столицу и воссоединить их с Алисой. Эта идея оставалась в моём разуме, и я никак не мог её выкинуть оттуда. В таком случае, я обязан срубить Гигас Сидар…

— Эй, о чём ты думаешь?.. — слова Селки вырвали меня из пучины раздумий. Я поднял лицо и сказал:

— Ничего… просто подумал кое о чём. Как ты сказала, Юдзио действительно хорошо относился к Алисе, — стоило мне высказать эти слова от всего сердца, лицо Селки дрогнуло. Прекрасные брови и глаза выражали чувство одиночества.

— Ясно… как я и ожидала, — прошептала она и опустила плечи, так что даже такой дубоголовый как я, смог догадаться.

— Селка… тебе нравится Юдзио?

— Ч-чтоо ты сказал? — её брови сморщились, чем она пыталась опровергнуть моё предположение, однако её лицо успело залиться краской, которая даже спустилась к её шее. Я думал, она опустит взгляд, однако она лишь немного напряглась и сказала: — Я просто… не могу это выдержать. Что папа, что мама… хоть они не говорят это вслух, они каждый раз вздыхают, сравнивая меня со старшей сестрой, когда её уже нет рядом. Все взрослые одинаковые. Вот почему я ушла из дома в церковь. И даже когда я пришла сюда… даже сестра Азария. Я просто чувствую нутром, когда мы занимаемся, она сдерживает себя, чтобы не сказать, что Алисе нужно было повторить это заклинание ещё раз, чтобы выучить его. Юдзио не такой… но он продолжает избегать меня. Наверно, он думает о сестрёнке каждый раз, когда меня видит. Всё это… не моя вина! Я даже не могу вспомнить её лицо…

Изящный силуэт под ночной сорочкой дернулся, и, сказать по правде, её слова тронули моё сердце. Возможно, потому что до сих пор, в уголке разума, я постоянно думал о том, что этот мир представляет собой некую симуляцию. Хоть Селка и остальные не могли быть программами, они были некими временными сущностями. Я смотрел на двенадцатилетнюю девочку, которая продолжала плакать, и не знал что делать, моё тело словно закоченело.

Селка вытерла слёзы правой рукой.

— Прости… я переволновалась.

— Нет… всё в порядке. Ну, я думаю, что если хочется плакать, то лучше выплакаться.

Почему я говорю такое? Хотя я говорил эти слова искренне, они были взяты из какого-то сериала с популярной актрисой, от них Селка улыбнулась и искренне кивнула.

SAO v09 12

— ...Угу. Я теперь чувствую себя немножко счастливее. В последний раз я плакала у кого-то на глазах очень давно.

— Хех, ты удивительна, Селка. Я постоянно плакал на чужих глазах, когда был в твоём возрасте, — сказал я, вспоминая себя, плачущего перед Асуной и Сугухой. Селка расширила глаза и уставилась на меня.

— Ну, это… Кирито, твоя память вернулась?

— Ааа… нет... конечно, нет… Просто у меня возникло такое ощущение… в любом случае, я это я, и никто другой. Вот почему я думаю, что ты должна делать то, что ты сможешь, Селка, — ещё одна штампованная фраза. Услышав её, Селка призадумалась и кивнула.

— Ага… наверно, я просто не могла признать то, что у меня сестра прямо перед глазами…

Глядя, как она говорит такие слова с решительной позиции, я испытал чувство вины, ведь я собираюсь забрать Юдзио с собой, увести его от неё. Когда в моей голове завертелись такие мысли, над нами зазвучала мелодия колоколов из башни.

— Ааа, уже 9. Я должна вернуться к себе. Ах да… это всё, что ты хотел услышать, Кирито? — спросила она, наклонив голову вбок, и я поспешил ответить «да, это всё». — Вот как. Тогда я ухожу.

Селка поднялась с кровати и направилась к двери, однако через несколько шагов она остановилась и повернулась ко мне.

— Слушай, Кирито… а ты вообще знаешь, почему Рыцарь Всецелого унёс сестрёнку из деревни?

— Эээ… ага. А что с этим не так?

— Я не знаю этого точно. Отец ничего не сказал бы… однажды я спросила Юдзио, давным-давно, но он не рассказал мне. Так в чём причина?

На короткий момент я заколебался, но лишь стоило мне вспомнить детали, как я не смог не поведать их:

— Ну… думаю, дело в том, что они отправились в некую пещеру севернее по реке и прошли через горную гряду на Грани, и её рука коснулась земли Тёмной территории. Это как я слышал…

— Ясно… она перешла через горную гряду на Грани… — было похоже, что Селка задумалась о чём-то, но затем она кивнула и продолжила. — Завтра выходной, но утренняя молитва начинается в обычное время. Постарайся проснуться. Я не хочу тебя будить.

— Я, я постараюсь.

На мгновение она улыбнулась, открыла дверь и исчезла за ней. Я услышал, как её шаги растворились вдали, и лёг на кровать. Я очень хотел получить какую-нибудь информацию об этой загадочной девочке Алисе, но, как я и ожидал, Селка, похоже, ничего не помнит о событиях пяти-шестилетней давности. Что я знал точно, чувства Юдзио к Алисе были воистину велики.

Я закрыл глаза и попытался представить силуэт этой девочки по имени Алиса. Но мой разум никак не мог нарисовать её лицо, в моих глазах вспыхивал золотой свет.

На следующее утро я с болью осознал, как мало я порой думаю.

Глава 4

Бомммм. В 5:30 зазвенел колокол, и я открыл глаза, полный раздумий о том, что я должен сделать и что я могу сделать, и поднялся с чистой постели.

Я открыл окно на север, размял спину и вдохнул холодный воздух, окрашенный рассветом. От нескольких глубоких вдохов моя сонливость полностью выветрилась из головы. Я навострил уши и услышал, как в противоположной по коридору комнате также проснулись дети. Быстро переодевшись, я решил воспользоваться шансом и умыться раньше них. Я взглянул на свои «стартовые вещи» — тунику и хлопковые штаны — на них не было ни одного явного пятнышка, однако Юдзио сказал, что если я не буду их стирать, их Жизни быстро иссякнут. Если это так, то мне надо скорее поменять свою одежду. Нужно поговорить об этом с Юдзио, подумал я, выходя через чёрный ход к колодцу.

Я зачерпнул несколько ковшей из бадьи и налил в корыто, а когда нагнулся, чтобы умыть лицо, сзади послышались шаги. Наверняка это Селка, подумал я, поднимая лицо. Я развернулся, вытирая руки.

— Ааа… Доброе утро, сестра.

Там стояла сестра Азария в своём привычном одеянии, на котором не было и следа неопрятности. Я поспешил склонить голову, и сестра кивнула, ответив «доброе утро». Меня потрясло то, что её всегда строгие губы в этот раз сильно сморщились.

— Это… сестра.. что-то случилось? — решил прояснить ситуацию я. Сестра сначала заморгала, заколебавшись, но потом сказала:

— Селки нигде нет.

— Эээ?

— Кирито-сан, тебе что-нибудь известно? Похоже, Селка стала очень близка с тобой…

Она заподозрила, что я сказал что-то Селке? Я почувствовал лёгкое смущение, припомнив вчерашний разговор, но быстро отбросил эти мысли, поскольку вряд ли дело было в этом. В таком мире, в котором существует абсолютный закон, что не в силах никто нарушить, сестра Азария, вероятно, не могла помыслить о таком ужасном преступлении, как похищение. Она должна думать, что Селка пропала по своей собственной воле, и сейчас пытается узнать у меня, известно ли мне, куда.

— Ну… я ничего такого не слышал… Сегодня выходной, она не могла пойти домой? — сказал я, пытая свой всё ещё спящий мозг, но сестра быстро тряхнула головой в ответ.

— Селка никогда не ходила домой с тех пор, когда поселилась в церкви два года назад. Даже если бы она пошла, она сказала бы мне об этом без утайки. Она даже не посетила утреннее служение. Хотя… нет такого правила, запрещающего ей делать это.

— Тогда… может, она пошла что-нибудь купить? Как насчёт запаса ингредиентов к завтраку?

— Вчера мы купили двухдневный запас, потому что сегодня все магазины закрыты.

— Ага… ясно… — в тот момент моё скудное воображение дошло до своего предела. — Должно быть, у неё появилось какое-то срочное дело. Она должна скоро вернуться…

— Надеюсь, так и будет… — всё ещё хмурилась сестра Азария, но в конце слегка вздохнула. — Тогда мы подождём до полудня. Если она не вернётся к этому времени, я отправлюсь на совещание в деревню, чтобы обсудить это. Прости, что напрягла тебя. Мне ещё нужно приготовиться к служению, так что я ухожу.

— Что ж, тогда я попробую поискать её по округе.

Посмотрев, как сестра кивнула, поклонилась и ушла, я вылил остатки воды из корыта обратно, а моя голова заполнялась тревожными мыслями. Я помню, что вчера немного поволновался, когда поговорил с Селкой, но вот о чём именно. Что я мог такого сказать, из-за чего Селка исчезла?

Я окончил служение, успокоил детишек, которые не переставали закидывать меня вопросами, куда ушла сестрёнка, закончил свой завтрак, но девочка так и не объявилась. Я в спешке убрал посуду от завтрака и вышел через парадную дверь церкви.

Я не договаривался встретиться с Юдзио сегодня, но в 8 утра в поле видимости нарисовался парень с волосами цвета льна, прогуливающийся в сторону площади по дороге, идущей с севера. Я рассмотрел его, приподнявшись на носках, и подбежал к нему.

— Привет, Кирито. Доброе утро.

— Доброе утро, Юдзио.

Он улыбался прямо как вчера, и я продолжил.

— Ты тоже отдыхаешь целый день, Юдзио?

— Вот именно. Как раз сегодня я хотел показать тебе окрестности, Кирито.

— Отличная мысль, но перед этим мне нужна твоя помощь. Селки нигде нет с самого утра… Я хочу её поискать по округе.

— Эээ? — Юдзио широко раскрыл глаза и тревожно нахмурился. — Она ушла из церкви, ничего не сказав сестре Азарии?

— Походу да. Сестра сказала, что такое происходит впервые. Юдзио, ты не знаешь, куда она должна была пойти?

— Куда она могла бы?.. Хоть ты и спрашиваешь…

— Вчера я кое-что рассказал ей про Алису, так что нужно посмотреть места, которые, возможно, связаны с ней, — и в тот момент осознание запоздало налетело на меня, и я понял, что за беспокойство было у меня на сердце. — Ааа….

— Что-то не так, Кирито?

— Не говори мне… Слушай, Юдзио, ты ведь не сказал Селке, почему конкретно Рыцарь Всецелого забрал Алису, даже если она спрашивала?

Юдзио моргнул несколько раз и слегка кивнул.

— Ну… что случилось до этого… Почему я не сказал? Наверно, я не хотел, чтобы Селка пошла по следам Алисы…

Я тихо простонал.

— Вчера ночью я рассказал Селке, что Алиса прикоснулась к земле Страны тьмы… Наверно, она отправилась к горной гряде на Грани.

— Ээээ?! — лицо Юдзио мгновенно побледнело. — Это очень плохо. Мы должны привести её назад до того, как об этом прознают жители деревни и погонятся за ней… Во сколько именно она ушла?

— Не знаю точно… она ушла ещё до того, как я проснулся в 5:30.

— В этот сезон… рассвет начинается в 5. Если бы она вышла раньше, она не смогла бы идти через лес… это значит, что уже три часа… — Юдзио взглянул в небо и продолжил. — Когда мы с Алисой пошли к пещере, для наших детских ног на это потребовалось пять часов. Наверно, Селка сейчас на полпути. Я не уверен, что мы сможем её теперь догнать…

— Надо поторопиться. Погнали! — тревожно сказал я, и Юдзио кивнул.

— Нет времени подготавливаться. К счастью, по пути течёт река, так что о воде не стоит беспокоиться. Ладно… сюда!

Мы направились в сторону севера, стараясь не бежать слишком быстро, чтобы не привлечь внимание. Лавки становились всё реже, и когда пешеходов совсем не осталось на виду, мы втопили по каменному покрытию что есть сил, чуть ли не падая. Ещё пять минут потребовалось на то, чтобы добраться до каменного моста над рекой. Минув пост часовых, мы выбежали из деревни. В отличие от южной стороны деревни, где за горизонт уходили пшеничные поля, на севере расположился густой лес. Река огибала холм, на котором была возведена деревня, и уходила далеко в лес, простираясь и в южном, и в северном направлении. Впереди была маленькая тропинка рядом с берегом реки, на котором росла тонкая трава.

Юдзио обратил внимание на тропу, что сдвигалась в сторону реки, сделал несколько шагов и остановился. Левой рукой он велел мне тоже остановиться, а потом встал на колени, правой рукой прикасаясь к высокой траве.

— Тут… явные признаки того, что тут кто-то пробежал, — пробормотал он и быстро вычертил символы, чтобы вызвать «окно» травы. — Жизнь уменьшилась немного. Если бы это был взрослый, она уменьшилась бы сильнее. Поспешим!

— А-ага, — кивнул я и последовал за ускорившимся Юдзио.

Сколько бы мы ни бежали, картина с рекой по правую руку и лесом по левую так и не менялась. По этому пути мы прошли мимо озера и ступили на скошенный участок. У меня возникло чувство, будто я захожу в «замкнутый ландшафт», ловушку, что была во многих RPG. Я уже не слышал отсюда колокола деревни, потому мог определять течение времени только по солнцу, что по чуть-чуть поднималось выше.

Мы с Юдзио продолжали бежать вдоль реки, и если бы это был я из реального мира, я бы упал без чувств менее чем через полчаса. К счастью, в среднем мужчины в этом мире восстанавливают свои силы быстрее, отчего было куда удобнее выкладываться на полную. Я предложил Юдзио немного ускориться, однако тот возразил, сказав, что если мы побежим быстрее, наши жизни сильно укоротятся, и мы не сможем продолжить бег, пока не отдохнем, как следует.

В прежнем темпе мы пробежали два часа, сохраняя подходящую скорость, но никакой девочки перед нами не возникло. Говоря об этом, если ориентироваться по времени, Селка уже могла достичь пещеры. Нетерпеливость и беспокойство заиграли металлическими красками в моём голосе:

— Слушай, Юдзио… — сказал я, стараясь не сбить дыхание. Юдзио, бежавший передо мной, развернулся и ответил.

— Что такое?

— Для ясности… но если Селка уже вошла в страну тьмы, Рыцарь Всецелого тут же её заберёт?

Юдзио сделал вид, словно копается в памяти, после чего сразу же отверг это.

— Нет… Я думаю... Скорее Рыцарь Всецелого прилетит в деревню завтра утром. Так было шесть лет назад.

— Ясно… так что даже в худшем случае ещё будет шанс спасти Селку.

— … О чём ты думаешь, Кирито?

— Всё просто. Мы можем спрятаться вдали от деревни, чтобы избежать преследования Рыцарем.

Юдзио повернулся вперёд, сохраняя молчание, и зашептал:

— Как такое возможно?.. а как же Священный долг?

— Я не говорил, что ты тоже должен идти, — сказал я нарочито дразнящим тоном. — Я уведу Селку. Это я наговорил лишнего, так что ответственность лежит на мне.

— Кирито…

От увиденного со стороны болезненного выражения его лица моя грудь залилась острой болью. Однако это должно сотрясти его твёрдую «Покорную волю». Хотя в глубине души я корил себя за то, что использую эту ситуацию с Селкой, я должен был удостовериться в сути Индекса Табу, часть ли это мировоззрения или же фундаментальное правило этого мира.

Спустя несколько секунд Юдзио слегка затряс головой.

— Нет… это невозможно, Кирито. У Селки тоже есть Священный долг. Хоть я и знаю, что Рыцари Всецелого схватят её, я не позволю тебе уйти с ней. И я не думаю, что дело зайдёт так далеко. Селка не в силах совершить такое страшное преступление.

— Но Алиса смогла, — дал простой пример я. Услышав это, Юдзио сильно закусил губу и отчаянно замахал головой в протесте.

— Алиса… она была особенной. Она отличалась от любого из деревни. Даже от меня… и тем более от Селки, — сказав это, он ускорил свой темп, словно не хотел говорить об этом. Я продолжал следовать сзади, нашёптывая имя этой девочки, что я только и знал о ней.

Алиса. Да кто ты вообще такая?

Для обитателей, таких как Юдзио и Селка, нарушить Индекс Табу не представляется возможным, даже если они захотят. Это подобно реальным людям, которые не могут нарушить законы физики и взмыть в небо. Это было то, что подтверждало моё наблюдение, которое показывало, что «эти люди сильно отличаются от меня, хотя у них настоящие флактлайты».

Однако… нарушить могущественное Табу… что же за сущность такая у этой девочки по имени Алиса, кто смогла нарушить такой могущественный запрет?

Мои ноги двигались сами по себе, пока я пытался собрать воедино свои разомкнутые мысли. В тот момент Юдзио прервал тишину.

— Я вижу его, Кирито.

Я поднял лицо, и как он и сказал, у окончания леса я увидел серовато-белые камни, выстроенные в ряд.

Мы рванули вперёд, быстро преодолев оставшиеся несколько сотен метров, и оказались на участке земли, покрытой травой, который переходил в гравий. Я стал немного нервно переводить дыхание, и открывшаяся картина заставила меня оцепенеть.

Это был не виртуальный мир, такие мысли возникли у меня, потому что смена местности была слишком резкой. Здесь была очень узкая переходная зона, а сразу за ней уже была скала, которая была практически вертикальной. Что удивительно, когда я прикоснулся к ней, она оказалась покрыта тонким слоем снега. Я не мог сказать, насколько она высока, но рядом с ней мерцал слабый свет.

Скала уходила и налево, и направо от того места, где стоял я, и невозможно было увидеть её края. Было такое чувство, словно хотели точно отделить «эту сторону» от «той». Если и был некий дизайнер, кто надизайнил такое, мне нужно высказать ему пару ласковых об излишней простоте такой границы.

— Это… горная гряда на Грани? А по другую сторону страна тьмы?.. — с неверием прошептал я. Юдзио кивнул.

— Я был шокирован, когда увидел это в первый раз. Эта горная гряда на Грани…

— …Сейчас так близко к нам, — вздохнул и продолжил я, незаметно для самого себя склонив голову вбок. Это была дорога без препятствий, без разветвлений, её можно было преодолеть за два с половиной часа быстрым шагом. Как будто… как будто она манила к себе меня, манила нас, манила всех жителей деревни нарушить Табу. Или с другой стороны, она манила парней из тёмной территории проникнуть сюда…

Юдзио повернулся на меня расслабленного и тревожно сказал:

— Давай поспешим. Нас с Селкой разделяет примерно тридцать минут. Когда мы нагоним её и потащим обратно, мы должны успеть вернуться в деревню засветло.

— Ага… ты прав, — я посмотрел, куда указывал пальцем Юдзио, и увидел, что река, по которой мы шли, втекает — или сказать точнее, вытекает из выступающего отверстия в скале.

— Что там?

Мы побежали туда. Стены были не такими уж маленькими и узкими, слева от водного потока, что тёк наружу, был каменный путь, достаточно широкий, чтобы идти по нему вдвоём. Дыра была окутана темнотой, и иногда из неё выдувал холодный ветер.

— Это, Юдзио. А как мы подсветим это место? — сказал я, запаниковав от мысли, что не предусмотрел необходимых вещей для обследования пещеры. Юдзио кивнул, показывая «предоставь это мне», затем достал из кармана траву, которую каким-то образом умудрился сорвать незаметно от меня. И что ты намерен делать с этим щетинником? Когда я ошарашенно уставился на него, Юдзио окатил меня серьёзным взглядом.

— System Call! Lid Small Rod!

System Call? Стоило мне начать удивляться, как вдруг…

Кончик травы, что выхватил Юдзио, со свистом засиял голубоватым светом, которого было достаточно, чтобы разогнать темноту на расстоянии нескольких метров. Юдзио поднял его и ступил в пещеру.

Моё удивление и не думало растворяться, я последовал за ним сзади и спросил:

— Ю-Юдзио, только что… что это было?

Юдзио нахмурился, но затем выдал явно торжествующее выражение лица и сказал:

— Это священное умение, но довольно простое. Я очень долго ему учился, чтобы вытащить отсюда Синюю розу.

— Священное умение… System в смысле чего-то там зажечь…

— В смысле… нет. Это точная фраза. Это предложение, которое взывает к богу и молит о чуде. Высокоуровневые умения требуют проговаривать гораздо более длинные фразы.

Ясно, значит, он принимает это за заклинание, а не как фразу на другом языке. Посчитал я глубоко внутри себя. Но это заклинание проявляется действительно моментально. Дизайнер этого мира бесспорно реалист.

— Слушай… а я могу его использовать? — это была не лучшая ситуация для такого вопроса, но я всё ж попытался. Юдзио стал размышлять в сомнениях.

— Я практиковал это заклинание каждый раз, когда мне выпадала свободная минутка, и на это ушёл месяц. Алиса сказала, что если есть способности к этому, человек может выучить его за один день, а если их нет, то он может безуспешно потратить на это всю жизнь. Я не знаю насчёт твоих способностей, Кирито, но вполне возможно, что ты сможешь моментально его освоить.

Другими словами, если я хочу использовать магию… священные умения, я должен практиковать их бесчисленное количество раз, чтобы поднять свои навыки. Это, в самом деле, не то, что можно провернуть сразу. Пока что я мог только сдаться и всматриваться во тьму впереди.

Влажный каменный проход извивался впереди. Ледяной ветер, что вполне мог содрать кожу, временами дул мне в лицо. Со мной был спутник, но у меня не было с собой даже палки, не говоря уже о мече, и это меня весьма беспокоило.

— Слушай... А Селка в самом деле могла прийти в такое место? — только и мог бормотать я. Юдзио сохранял молчание, подсвечивая ярким щетинником землю перед собой.

Голубой шар света высветил внизу мелкую замёрзшую лужу. Центр лужи был продавлен, с расходящимися во все стороны трещинами. Я попробовал наступить туда, и лёд продавился ещё, сильно захрустев. Другими словами, кто-то легче меня не так давно прошёлся по этому льду.

— Ясно. Значит, мы на правильном пути. Вот… Я не знаю, безрассудна ли она или не знает страха… — только и мог пробурчать я. Услышав это, Юдзио озадаченно склонил голову вбок.

— Вообще-то тут нечего бояться. В этой пещере больше нет белого дракона, нет и летучих мышей с крысами.

— В-вот как…

Я снова вспомнил, что хоть тут и были враги, тут не было атакующих монстров. По крайней мере, я мог считать, что горная гряда на грани находится посреди поля в VRMMO. Моя спина, что до этого была напряжена, по какой-то причине вдруг расслабилась. И в этот момент.

Ветер, прилетевший к нам из далёкой темноты впереди, вдруг принёс с собой странный звук. Я переглянулся с Юдзио. Гы Гы. Это походило на крик какой-то разновидности птиц или диких зверей.

— Слышь… что это только что было?

— Ну… я в первый раз такое слышу…

— И... что на этот раз?

— Ты чувствуешь запах, Кирито?

После его слов я постарался принюхаться к ветру.

— Ага… пахнет чем-то горелым… и…

Запах горелой смолы был смешан с противным запахом зверей. Выражение моего лица в миг поменялось, когда я принюхался к нему. Это определённо был не тот запах, под который можно расслабиться.

— Что это? — только я принудил себя к этим словам, как раздался ещё один звук, и я ахнул.

КЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!! — надолго растянулся крик, который без всяких сомнений принадлежал не девочке.

— ПЛОХО ДЕЛО!

— СЕЛКА!

Мы выкрикнули это одновременно и рванули вперёд по скользкому проходу, камни в котором были покрыты льдом. В меня вцепилось сильнейшее чувство страха — настолько сильное, что я не мог припомнить, чтобы ещё когда-нибудь испытывал его настолько сильно, словно от него мои конечности занемели.

Как и ожидалось, Underworld не был настоящим раем. В тонкий слой спокойствия была завёрнута кромешная тьма, угрожающая всему. В противном случае это было бы нецелесообразно. Этот мир скорее был тисками, между которыми зажаты все его жители. Какой-то человек в течение сотен лет постепенно развинчивает эти тиски, наблюдая за поведением людей — объединятся ли они против врага или будут раздавлены им.

Деревня Рулид была, наверно, ближе всех к этим тискам. «Финальный момент», когда души всех жителей деревни будут уничтожены, продолжал приближаться. Но я совершенно точно не допущу, чтобы Селка стала первой. Потому что это я привёл её в эту пещеру. Я должен позаботиться о её благополучном возвращении, чтобы принять на себя ответственность за втягивание её судьбы в это дело…

Мы продолжали с Юдзио рваться вперёд, полагаясь на слабый свет травы. Наше дыхание сбилось, и когда бы мы ни вдыхали, в груди раздавалась боль. Мы несколько раз поскользнулись, и наши коленки с запястьями ныли от боли. Нетрудно было представить, что наши Жизни стали сокращаться. Однако даже если так, мы не могли затормозить.

Пока мы продолжали двигаться вперёд, запах горелого дерева усилился, и звериное зловоние стало сильнее бить в нос. Раздавался звук Гы Гы, вперемешку с металлическими звуками Гача Гача. Я не знал, что за люди ждут нас впереди, но я мог легко представить, что это не особо дружелюбные парни.

Раз у меня нет при себе даже кинжала, я должен придумать какую-то стратегию, а потом осторожно пробраться дальше, шептал я себе, словно я игрок, однако меня захватывало ощущение, что сейчас не время для таких мыслей. Лицо Юдзио было даже мрачнее моего, и он рванул вперёд на огромной скорости. Я уже никак не мог его остановить.

Неожиданно на стене впереди нас закачался оранжевый свет. По отражению можно было предположить, что впереди находится огромное пространство. Я отчётливо почувствовал на своей коже покалывание, словно от вражеского присутствия — кололо сильно, очень сильно. Я молился, чтобы с Селкой всё было в порядке, и мы с Юдзио вступили в обширный купол.

Я должен осмотреться и занять наиболее выгодную позицию — как можно быстрее, быстро поразмыслил в уме я и распахнул широко глаза, чтобы получать доступ к максимальному обзору, подобно камере наблюдения с широким углом видимости.

Вообще, круглое куполообразное пространство было примерно пятьдесят метров в диаметре. Поверхность была покрыта толстым слоем льда, но в середине была большая трещина, в которой мерцала голубым светом вода. Оранжевый свет исходил от двух костров. А рядом с ними была группа человекоподобных существ, но очевидно, они не были ни людьми, ни диким зверьём, и их было около тридцати.

Каждый из них, или лучше сказать каждый в отдельности, был не очень большим. Высотой они были всего лишь с меня ростом, однако их сгорбленные спины были гораздо мускулистее, особенно это можно было сказать про руки, а на пальцах красовались острые когти, которые, казалось, способны разорвать всё что угодно. На них была светлая кожаная броня, а на талиях висел разного рода мех, кости и мешочки с позвякивающим содержимым. Также в их руках были хоть и грубо сделанные, но источающие мощь кустарные мачете.

У них была тёмная, серо-зелёная кожа, на которой росли щетинки. Все они без исключения были лысые, а мех, словно проволока, рос только около заострённых ушей. Бровей у них не было, и под выступающим вперёд лбом располагались ржаво-жёлтые глаза, которые были настолько большие, что не соответствовали телу.

Они были очень странными — хотя я видел много всяких монстров на своём веку.

Они были низкоуровневыми «гоблинами», встречающимися во многих знакомых мне RPG. Осознав это, я глубоко вздохнул. Гоблины, в основном, это монстры, на которых новички могут потренироваться и набраться опыта, и у этих монстров обычно очень низкие параметры.

Однако это чувство безмятежности длилось ровно до того момента, пока ближайший ко мне и Юдзио не развернулся и не приметил нас.

Мои кости словно заледенели, когда я испытал на себе взгляд его жёлтых глаз. Глаза, сначала выражающие сомнение и удивление, затем залились жестоким восхищением и бесконечным голодом. Этого хватило, чтобы я почувствовал себя маленькой букашкой, застрявшей в паутине.

Эти парни тоже не были программой. Я осознал это своим рассудком, переполненным страхом. Эти гоблины обладали в определённой степени такой же душой, как у Юдзио и меня, они были рождены из флактлайтов. Но почему? Почему тут есть такие вещи?

За эти два дня, что меня пустили в этот мир, у меня сложилось смутное представление о сущности Юдзио, Селки и остальных виденных жителей. Скорее всего, это были «Искусственные флактлайты», находящиеся в каком-то искусственном хранилище и не сохранённые в мозгах живых людей. Я не мог себе представить, какое хранилище способно вместить человеческую душу, но если вспомнить, что STL способен прочитать душу, то он может и скопировать её.

Это были довольно страшные мысли, но вполне возможно, что источником для копирования послужили флактлайты новорожденных. Они могли размножить то, что они назвали «изначальной формой души», и поместили в этот мир в виде новорожденных детей. Это было единственное объяснение того, почему в этом мире жителей, обладающих «реальным интеллектом» гораздо больше, чем самих STL. То, чего я боялся в первую ночь, почему они бросили вызов богу — они могли создать настоящий искусственный интеллект, используя человеческие души как матрицу.

Эта цель уже на девяносто процентов достигнута. Предусмотрительность Юдзио даже превзошла мою, а глубина его эмоций была ещё больше. Другими словами, не будет ничего странного, если RATH вскоре окончит этот великий, но надменный эксперимент.

Но эксперимент продолжается, потому что-то в результатах ещё не удовлетворяет RATH. Чего им не хватает? Я всё думал об этом, быть может, это связано с Индексом Табу, которое Юдзио и остальные не могут превозмочь?

В любом случае, это предположение может объяснить сущность Юдзио и остальных. Они отличались от меня в физическом плане, однако их души были полностью «человеческими», ничем не отличными от меня.

Но — если дело в этом, кто тогда эти гоблины? Эта дикая ненависть, что была готова вылиться из жёлтых глаз, была?..

Я не желал думать о том, что происхождение их души тоже идёт от человека. Может, RATH поймали настоящего гоблина и засунули его в STL — такие воспалённые мысли вспыхнули в моей голове.

Гоблин и я смотрели друг на друга менее секунды, но этого хватило, чтобы перепугать меня. Я понятия не имел, что делать, и тупо смотрел, а гоблин издал Гыыы, похожее на смех, и поднялся на ноги.

И тогда оно заговорило.

— О, глядите! Что у нас сегодня? Ещё парочка белых иумных ребятишек забежала на огонёк!

Сразу же купол залился кудахтаньем, Гыыы, гыыыыы, гыыыы. От ближайшего к нам гоблины повставали на ноги и подняли свои мачете, глядя голодными глазами.

— ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ? ТОЖЕ ИХ ЗАБРАТЬ? — закричал первый гоблин. В следующий момент откуда-то сзади послышался рёв, и все гоблины прекратили смеяться. Из середины кучи вытоптал гоблин вдвое выше остальных. Похоже, это был вожак.

На нём была чешуйчатая кольчуга, а на лбу виднелось декоративное украшение простых цветов. Глаза, что были под украшением, отдавали красным и испускали неисчерпаемую злобу, а холодный ум, что читался в них, мог заставить любого упасть в обморок одним взглядом. Лидер гоблинов усмехнулся и обнажил грубые зубы, после чего заговорил дрожащим голосом.

— Мы не получим больше, если принесём мужской иум. Слишком много мороки. Давайте просто убьём их и разделаем на мясо.

Убить.

И как я должен расценивать это высказывание? Я растерялся.

Я должен был исключить вероятность реальной смерти, и что моё тело может получить критический удар. Эти гоблины не способны повредить моей физической оболочке, что сейчас лежит в STL в реальном мире.

Но даже так, я не мог расценивать это как обычную VRMMO и думать об этом лишь как об отрицательном статусе. Это потому, что в этом мире отсутствует воскрешающая магия или вещи, созданные для этих целей — даже в центральном отделении Церкви. Это значит, что если я тут умру, этот «Кирито» вполне может встретить свой конец.

Если я умру, что станется со мной, что будет с главным сознанием? Пробужусь ли я в офисе RATH в Роппонги, и оператор Хига протянет мне стакан со словами «отлично поработал»? Или я очнусь в одиночестве в лесу? Или я стану бесплотным духом, который будет наблюдать за этим миром до момента его тотального уничтожения?

К тому же — какая судьба постигнет Селку и Юдзио, умри они здесь? В отличие от меня, у кого есть естественное хранилище в виде мозга, их флактлайты пребывают в некоей цифровой памяти, и если они умрут, они могут полностью исчезнуть — такое ведь возможно?

Ах да, Селка… где она?

Я прервал ход своих мыслей и вгляделся в картину, что была передо мной.

Следуя указаниям вожака, четверо подручных вытащили свои мачете и направились к нам не спеша, скаля зубы и кудахча, показывая своим видом, что они действительно намерены нас убить. Остальные гоблины, которых было около двадцати, выражали возбуждение и восхищённо кудахтали. За их спинами я, наконец, приметил искомое. Я не мог отчётливо рассмотреть в темноте, но это точно была Селка в её сестринском облачении, лежащая в грубой корзине. Её тело было связано соломенной верёвкой, глаза плотно закрыты, а по её выражению лица она как будто только что отключилась.

Если я точно помню, их лидер упомянул, что мужской «иум» — слово, по-видимому, относящееся к людям — не может быть продан, даже если они возьмут его с собой, потому их надо убить.

Говоря иначе, девочка будет продана. Они намеревались похитить Селку, отнести её в страну тьмы и продать там как товар. Если так и продолжать ничего не делать, меня и Юдзио просто убьют, но судьба Селки будет ещё более жестокой. Я не могу просто сдаться и позволить этому стать частью симуляции, абсолютно не могу. Она, как и я, человек, да к тому же двенадцатилетняя девочка.

В таком случае, что мне делать?

— Есть только один выбор, — пробормотал я. Рядом стоящее промёрзшее тело Юдзио двинулось.

Мы должны спасти Селку, неважно как, даже если я пожертвую своей временной жизнью.

Разумеется, это было не так-то просто. Разница в боевой мощи была слишком велика. Когда здесь тридцать гоблинов с мачете и в доспехах, у нас даже нет палки в руках. Но даже так, мы должны были действовать. Завели нас сюда мои слова, ляпнутые в начале.

— Юдзио, — прошептал я, уставившись вперёд. — Мы спасём Селку. Не двигайся.

— Понял, — услышал я незамедлительный ответ. Как я и ожидал, его сердце было сильным.

— Я считаю до трёх, мы собьём с ног этих четверых впереди и прорвёмся через них. У нас другие размеры, и мы непременно преуспеем, если не будем бояться. Я беру левого, ты правого, потом мы бросим огонь в озеро. Не выбрасывай светящуюся травинку. Как только пламя потухнет, подними с земли меч и прикрой мне спину. Не пытайся уделать их. Я воспользуюсь нашим шансом и попробую разобраться со здоровяком.

— …Я никогда не взмахивал мечом.

— Это как топор… Вперёд, один, два, три!

Под нами был лёд, но мы не подскользнулись, побежав с такой скоростью, какая только была доступна нам. Мы продолжали молиться, чтобы удача не покинула нас, и я зарычал из глубин своего брюха.

— УВООООООХХХХ!!!

Юдзио чуть запоздал со своим рыком и зарычал «ВААААААААААХХХХХ!!!». Это походило на крик, но он возымел эффект, поскольку четвёрка гоблинов широко пораспахивала жёлто-зелёные глаза. Однако они были ошарашены не криками, а скорее самим фактом того, что «иумные ребятишки» рванули прямо на них.

Я пробежал десять шагов, прижимал тело к земле и нацелился на самого левого гоблина, а также на соседнего. Я замахнулся с плеча. Может, это было из-за неожиданности или эффекта разных масс, но двое гоблинов прокрутились два раза на месте и повалились на лёд. Я посмотрел в сторону, удар Юдзио прошёл великолепно, и его пара закрутилась на льду подобно черепашьим панцирям.

Я продолжал нестись с ускорением в сторону остальных гоблинов. К счастью, было непохоже, что они способны на быстрое реагирование, большинство из них тупо смотрело вверх, усевшись на пол, включая вожака.

Да, так и оставайтесь в стороне и даже не шевелитесь! Молился я и ругал их про себя, пробегая в промежутках между гоблинами. Оставалось пролететь всего несколько метров.

В тот момент, их вожак, который, видимо, обладал интеллектом чуть выше остальных, злобно зарычал.

— НЕ ПОЗВОЛЯЙТЕ ИМ ПОДХОДИТЬ К ОГНЮ!

Но он немного опоздал. Мы с Юдзио подбежали к огню и поскидывали его в воду. Огромное количество пепла разлетелось в стороны, когда огнища утопли в чёрной воде и с шипением потухли, испустив напоследок клубы белого пара.

Купол моментально погрузился во тьму — и в следующий момент её пронзило слабое, голубоватое свечение. Это был свет от щетинника, что Юдзио держал в левой руке.

В тот момент случились удачные вещи. Некоторые гоблины из окружающих нас завопили и закрыли морды, а некоторые развернулись спинами. Я выглянул и увидел, что даже их вожак, уставившийся в сторону озера, наклонил туловище назад и правой рукой прикрывал глаза.

— Кирито… это… — удивлённо прошептал Юдзио. Я быстро ответил.

— Скорее всего… эти парни боятся нашего света. Это наш шанс!

Среди разбросанного вокруг озера оружия я подобрал грубый прямой меч в виде большой металлической пластины и кривой кинжал, расширяющийся у верхушки. Кинжал я вложил в руку Юдзио.

— Используй этот кинжал как топор. Слушай, держи этих парней на расстоянии светом щетинника и отгоняй подошедших.

— К… Кирито?

— Я разберусь кое с кем, — коротко ответил я и взглянул на вожака гоблинов, который злобно выглядывал сквозь пальцы, что прикрывали его морду. Я схватил прямой меч обеими руками и взмахнул им в разные стороны. В отличие от своего внешнего вида в руке меч казался слишком тупым, однако он был намного лучше Синей розы, которая была слишком тяжёлой.

— АХ ТЫ МЕРЗКИЙ ИУМ!.. КАК ТЫ ПОСМЕЛ ПОМЕРИТЬСЯ СИЛАМИ С «УБИЙЦЕЙ ЯЩЕРОВ УГАЧИ»? — главарь злобно смотрел на меня одним глазом, а зарычав, прикрыл и его, извлекая правой рукой со своего пояса мачете. На чёрном словно бездна клинке были видны пятна крови, и в некоторых местах меч проржавел, отчего складывался весьма пугающий образ.

А я смогу его одолеть?

Стоя лицом к лицу с врагом, который не был высоким, но был гораздо тяжелее и мускулистее меня, я на мгновение запаниковал. Однако я тут же стиснул зубы и рванул вперёд. Если сейчас я не одолею этого парня и не спасу Селку, ситуация для неё будет весьма печальной, и это буду я, кто допустил такое, заявившись в этот мир. Размер не проблема. В старом Айнкраде была масса случаев, когда я сражался с противниками в три-четыре раза больше меня, в условиях, при которых виртуальная смерть означает настоящую.

— Нет, я не собираюсь мериться с тобой силами… я собираюсь победить тебя! — прокричал я, частично обращаясь к вожаку, частично к самому себе, и молниеносно пронёсся оставшееся расстояние.

Левой ногой я сделал большой шаг вперёд и рубанул правой рукой по направлению от левого плеча врага по диагонали. Я не собирался недооценивать противника, но вожак гоблинов среагировал быстрее, чем я мог представить. Он проигнорировал мою атаку и махнул мачете горизонтально. Я пригнулся и кое-как смог уклониться, но почувствовал, что мои волосы коснулись клинка, поскольку те оказались сорваны. Мой меч угодил в цель, но повредил лишь металлическую броню на плече.

Меня бы просто раздавили в лепёшку, если бы я остановился. Думая об этом, я держал центр тяжести низко, маневрировал вокруг врага и целился в открытый бок живота, совершая горизонтальный взмах. В этот раз получилось то же самое. Хоть я почувствовал мощный удар меча по броне, я не смог пробить её, только пустил в полёт пять, может быть, шесть пластинок.

Наточи свой собственный клинок как надо! Прокричал я про себя хозяину меча, стараясь уворачиваться от контратаки, когда вожак замахнулся на меня сверху. Толстое лезвие мачете пронзило лёд под ногами, и я вздрогнул от того, насколько сильны гоблинские руки.

Я точно не разберусь с ним, если буду применять простые атаки. Сделал я такое умозаключение, и пока гоблин не вышел из своего неуклюжего состояния после неудачной атаки, я сделал огромный шаг вперёд и запустил свой контрудар. Моё тело задвигалось по своей воле в полуавтоматическом режиме, как со мной было бесчисленное количество раз в других мирах, когда я применял убийственную технику, «навыки мечника».

В тот момент произошёл феномен, какой я не мог себе вообразить. Мой меч издал слабое свечение, которое не исчезло сразу. В то же время моё тело пронеслось вперёд на скорости, намного превышающей физические законы этого мира. Как будто кто-то невидимый толкал меня сзади.

SAO v09 13

Первый удар, что пришёлся вверх из нижней правой позиции, зацепил левую ногу врага и остановился. Второй удар прочертил горизонтальную линию слева направо, разрубив грудную пластину брони и задев плоть под ней. Третий удар моментально устремился вниз справа и отрубил левую руку гоблина чуть ниже локтя, которым тот попытался закрыться. Из отрубленной руки хлынула кровь, что в тусклом голубом свечении казалась абсолютно чёрной. Отлетевшая рука гоблина улетела в сторону и с брызгами упала в озеро.

Я победил!

Твёрдо поверив в это, я был основательно шокирован. Только что… трёхударный навык мечника для одноручного оружия, «острый коготь», не просто внешне похожий, а проведённый в точном соответствии. В середине удара меч стал оставлять за собой красный свет, а моё тело ускорилось благодаря невидимой силе. Говоря иначе, это была «помощь системы» со «световыми эффектами».

Другими словами, в мире Underworld в самом деле существуют навыки мечника. Они были прописаны в системе ускорения мира. «Воссоздание воображения» не могло объяснить этот феномен. Я даже почти не заметил, что применённый удар был одним из них. Система распознала мои начальные движения и запустила в действие навык мечника, суть которого в корректировке моих движений. Если не так, то такого феномена просто не произошло бы.

Но если всё на самом деле так, назревает другой вопрос.

Вчера я применил одиночный навык «Горизонталь», чтобы срубить демоническое дерево Гигас Сидар. Этот навык намного проще, чем «Острый коготь», всего-то один единственный взмах. Однако я не почувствовал помощь системы. Меч не засветился, а моё тело не ускорилось. Лезвие ударило мимо цели, а я неуклюже свалился.

Но тогда почему я смог применить навык мечника сейчас? Потому что это настоящая битва? Но как система определяет, серьёзно ли сражается игрок или же нет?.. Серьёзно задумался я и заморгал. В старом SAO было не так много брешей в защите, после продолжительных ударов я оставался неподвижным какое-то время, а враг, получивший большой урон, тоже не мог двигаться несколько мгновений.

Хотя здесь присутствуют навыки мечника, этот мир не является VRMMORPG. Как глупо было забыть об этом.

Вожак гоблинов с отрубленной рукой не был привычным монстром из старых игр, он не останавливался ни на мгновение. Его пылающие жёлтые глаза не выражали ни пустоты, ни страха, а только запредельную злобу. Чёрная кровь хлестала из раны вперемешку со жгучим рёвом.

— ГУУААААУУАААА!!!

Стремительный взмах мачете в правой руке.

Я не смог увернуться от несущегося на меня тяжёлого лезвия, пущенного в горизонтальный полёт. Верхушка оружия задела моё плечо, и от навалившегося давления я отлетел назад на два метра, влетев спиной в поверхность льда.

В тот момент вожак гоблинов присел на корточки, взял клинок в пасть и правой рукой зажал отрубленную руку. Раздался ужасный звук. Гоблин с огромной силой размозжил свою плоть, чтобы остановить кровотечение. Очевидно, такие действия не входили в стандарты обычного ИИ. Да… я заметил это ещё в тот момент, когда тварь назвала себя «Угачи». Это не было битвой человека и монстра, это была битва между двумя вооружёнными людьми, пытающимися перерезать друг другу глотки.

— Кирито? Ты ранен?

Немного в стороне стоял Юдзио, в правой руке держащий изогнутый кинжал, а в левой сияющую травинку, которой держал на расстоянии гоблинов-подручных. Я хотел сказать «это царапина», но мой оцепенелый язык не подчинялся моим мыслям, и я только кивнул с дрожью в голосе. Одной рукой я помог себе подняться на ноги и…

В плече почувствовалось жжение, и настолько сильное, что казалось, будто пламя прожигает мою плоть насквозь, обугливая нервы. В моих глазах заискрилось. Я мог только закричать, выпуская из горла жуткий стон.

Какая… ужасная боль!

Это было намного выше уровня моей болевой терпимости. Я ничего не мог сделать, только скривиться всем телом и поверхностно дышать. И даже так, я пытался посмотреть назад и разглядеть своё повреждённое плечо. Рукав туники был полностью разодран, а под ним виднелась большая, зловещая рана. Кожа и плоть под ней были содраны чуть ли не до кости, и из раны струилась алая кровь. Левая рука полностью онемела, в ней лишь остался жар, а пальцы совершенно не двигались, будто стали инородным телом.

Как такое может быть виртуальным миром? Закричал я про себя.

Цель так называемого виртуального мира — это устранить все трудности и боль реального мира, злобу и порок, и создать условия, которые будут неосквернёнными и комфортными, разве не так? Какая цель в столь реалистичном воссоздании боли и страдания? Нет — эта боль была даже за пределами реалистичности. Если бы я получил такую рану в реальности, мой мозг начал бы выделять нейромедиаторы, или же я мог погрузиться в кому как в защитный механизм. Никто не способен выдержать такой уровень боли.

Возможно, дело не в этом.

Я изо всех сил постарался отвести взгляд от раны и стал насмехаться над собой, переключая мысли. Я, человек по имени Киригая Казуто, был совершенно не приспособлен к боли. В реальной жизни я вообще не получал сколько-то серьёзных ранений с тех пор, как вырос. Когда дед заставил меня заняться кендо, я быстро бросил. Было жёстко и во время реабилитации после SAO, но то было благодаря продвинутым тренажёрам и дополнительным лекарствам, с которыми можно было не беспокоиться о таком пустяке, как боль.

Разумеется, нельзя сказать больше и о виртуальном мире. В Нейроприводе и Амусфере была функция поглощения боли, которая устраняла болезненные ощущения практически полностью, и делала это до такой степени, что порой это казалось мне чрезмерным. Из-за этого бои воспринимались лишь как увеличение или уменьшение хитпойнтов. Ах да, если бы в SAO был такой уровень боли, я бы совершенно точно остался бы в стартовом городе.

Underworld был страной сновидений и по совместительству другой реальностью. Я не мог точно сказать, сколько с того момента прошло дней, но я понял всю важность слов, сказанных мной Эгилю в его магазине. С так называемым реальным миром связана боль, лишения и печаль. Только те, кто может превозмочь все эти несчастья, что непрерывно атакуют его, и может встать на ноги даже в ураган трагедий, сможет стать сильнее в том мире. Угачи, вожак гоблинов, уже понял это, а я до сих пор об этом не задумывался.

На моих замутнённых от слёз глазах Угачи остановил кровь из своей отрезанной левой руки и безмолвно взирал на меня. Его пробивающий насквозь взор был преисполнен чувством воздаяния, и воздух вокруг словно задрожал. Он вынул меч, сжимаемый в зубах, и сделал взмах.

— Какое унижение… ты не воздашь мне за него, даже если я нарежу тебя на куски и сожру заживо. Как бы там ни было, сделаем это.

Угачи крутанул мачете над головой и стал медленно приближаться. Я посмотрел в сторону от него, на Селку, что лежала накрепко связанная. Разумом я понимал, что я должен подняться, подняться и сражаться, однако моё тело не двигалось. Словно поток негативных мыслей убил всякую веру в свои силы, и я остолбенел.

Тяжёлые шаги приблизились ко мне и внезапно остановились. Звук содрогнулся, и я почувствовал, что огромный клинок был занесён вверх. Было слишком поздно для уклонения или контратаки. Я сжал зубы и принялся ждать момент, когда я буду освобождён из этого мира. Однако даже по прошествии времени лезвие гильотины не опустилось на мою шею. Вместо этого раздался звук, будто топтали поверхность льда, и раздался знакомый голос.

— КИРИТО!!!

Я шокировано распахнул глаза, увидев, как Юдзио выпрыгнул вперёд и атаковал Угачи. Он продолжал бешено взмахивать правой рукой, в которой был искривлённый кинжал, и заставил врага отступить на два, три шага. Сперва вожак просто таращился, но очень быстро вернул своё хладнокровие и умело двинул мачете одной единственной рукой, парировав атаки Юдзио слева и справа.

— Хватит, Юдзио! Скорее убегай!

Но он лишь кричал, теряя контроль и продолжая размахивать кинжалом. Как и ожидалось, у того, кто так долго махал топором, каждое движение было сногсшибательно быстрым, однако все его удары были слишком просты. Сперва Угачи смотрел так, словно развлекается со своей жертвой, с азартом отбивая все его атаки, а затем носком пнул по поддерживающей его ноге. Как только Юдзио потерял равновесие и споткнулся, тварь без препятствий занесла мачете.

— Стооойййй!!!

Ещё до того, как мой крик достиг их, клинок ударил горизонтально. Юдзио получил удар в живот и отлетел назад, приземлившись с тупым звуком справа от меня. Я инстинктивно развернулся, и острая боль в левом плече вернулась словно вспышка, однако в этот раз я проигнорировал её и резко оттолкнулся.

Рана Юдзио была намного серьёзнее моей. Его туловище было надрублено горизонтально, из его шероховатой раны с ужасающей скоростью текла свежая кровь. В голубом свете от травинки, всё ещё сжимаемой в левой руке Юдзио, были видны подёргивающиеся внутренние органы, выступающие из раны.

С тяжёлым звуком Юдзио выплюнул кровь, смешанную с белой пеной. Зелёные глаза растеряли свой блеск, безмолвно воззрившись в пустоту.

Однако Юдзио не оставил попытки приподняться. Из его рта выходило дыхание вперемешку с красным туманом, и он поддерживал себя обеими руками на земле.

— Довольно… Юдзио… — только и мог проговорить я. Боль, что испытывал Юдзио, не могла идти ни в какое сравнение с моей. Это было во много раз больше того, что способно выдержать нормальное сознание.

В тот момент Юдзио, уже не способный фокусировать взгляд, посмотрел в мою сторону и исторг слова, пропитанные кровью.

— Когда… когда мы были маленькими… мы обещали… я, Кирито, Алиса… с момента, когда мы родились вместе, до момента, что мы умрём вместе… потому я… я обязательно должен защитить…

Руки Юдзио внезапно растеряли всю силу. Я стремительно метнул свои, чтобы подхватить его тело. Лишь когда на мои руки навалился вес худого, но сильного тела…

Мой взор оказался окружён заслоняющей белой вспышкой, а в глубине изображения мелькали размытые тени.

Я спускался по тропинке между пшеничными полями, залитых огнём от красного заката. Мою правую руку держал мальчик с волосами цвета льна, а мою правую руку сжимала блондинистая девочка.

Правильно… я верил в то, что мир никогда не изменится. Я верил, что мы так и продолжим жить вместе. Однако мы не смогли уберечь её. Мы ничего не смогли сделать. Как я мог забыть то отчаяние, ту безнадёжность? В этот раз… в этот раз я определённо…

Больше я не чувствовал боли в своём плече. Я осторожно положил обмякшее тело Юдзио на лёд и протянул правую руку, положив её на рукоять упавшего неподалёку прямого меча. Я внезапно воззрился вверх и сделал горизонтальный замах на Угачи, который как раз в тот момент производил удар сверху.

— ГУРААА!!! — от неожиданности прорычал гоблин, слегка качнувшись. Воспользовавшись моментом, я вскочил на ноги и нацелился ему в живот. Гоблин снова зашатался и сделал два, три шага назад. Я направил меч в правой руке в центр врага, сделал глубокий вдох и выдохнул.

Это правда, я был совсем новичком, когда речь пошла о боли в физическом теле. Однако я испытывал боль, которая с лёгкостью заткнёт эту. Такая боль ничто по сравнению с болью от потери дорогого человека. Боль утраты не могла исчезнуть со временем, неважно насколько продвинутые машины будут помогать в этом.

Угачи издал громкий рёв, давая понять, что не намерен сдаваться, и окружающие гоблины-подручные, до этого гоготавшие, все заткнулись.

— Белый иум… дерзкий, да?

Я собрал своё сознание на кончике мачете, что Угачи заряжал в мою сторону. Кииннн. С этим звуком всё остальное исчезло из моего взгляда как ненужное. Появилось чувство ускорения, которое я долго не вспоминал, когда раскаляются нервы. Нет — применительно к этому миру должно сказать, что раскаляется моя душа. Когда перед моим лицом оказалось мачете, которым взмахнули вниз, я сделал шаг вперёд, чтобы уклониться, а затем проделал вертикальный взмах с левой стороны, отрубив правую руку гоблина около плеча. Гигантская рука, пущенная в полёт вместе с мачете, закрутилась в воздухе и приземлилась в толпе подручных, заставив их закричать. В жёлтых глазах Угачи, который лишился обеих своих рук, появилось ещё большее удивление, и он отшатнулся назад. Чёрная жидкость, под напором лившаяся из раны, попадала на лёд, посылая вокруг пар.

— …Как же великий я мог проиграть такому… жалкое иумное отродье…

Не дожидаясь, пока запыхавшийся голос затихнет, я бросился вперёд со всем, что у меня оставалось внутри.

— Нет. Меня зовут не «Иум», — неосознанно сказал я. В тот момент моя левая ступня, кончики пальцев на правой руке и остриё клинка стали резкими, как хлыст. Клинок снова засиял, в этот раз бледно-зелёным светом. Будто невидимая рука подтолкнула меня сзади, и я выполнил атакующий навык мечника для одноручного оружия «звуковой скачок». — Я — мечник Кирито!!!

Когда звук сотрясённого воздуха достиг моих ушей, огромная голова Угачи уже взмыла высоко в воздух. Голова пролетела прямо вверх, затем развернулась и упала. Я протянул руку и схватил её за украшение, которое стояло торчком как перо, и поднял. Из головы всё ещё лился ручей крови, даже был слышен вой.

— У меня голова вашего вожака!!! Любой, кто хочет сражаться, пусть выйдет! А кто не хочет, пусть катится к чёрту в свою страну тьмы!!!

Юдзио постарайся продержаться ещё немного. Бормотал я глубоко внутри себя, мои глаза зыркали по сторонам, испуская беспредельное желание убивать. От увиденной смерти своего вожака гоблины запаниковали и стали глазеть друг на друга, издавая нервные гыы гыы.

Спустя некоторое время из переднего ряда вышел один из них, держа посох за плечом.

— Гэгэ, стоит мне тебя убить, как я, Абули-сама, стану новым вожаком…

У меня не было времени терпеливо выслушивать его слова до конца. Левой рукой я сжал голову и рванул вперёд, выполнив тот же удар, что только что, чем разрубил наглеца на две части, от правого бока до левого плеча. Во все стороны забрызгали фонтаны крови, и верхняя половина тела соскользнула вниз, приземлившись на лёд.

Вот теперь оставшиеся гоблины точно приняли решение. Все они завопили и дружно понеслись к выходу из купола. Несколько гоблинов расталкивали остальных, прорываясь к выходу, не к тому, через который мы пришли, и вскоре исчезли без следа. Эхо от шагов и криков постепенно ослабло и растворилось. Выполненный изо льда купол тут же погрузился в ледяную тишину, словно недавние беспорядки были чьей-то ложью.

Я глубоко вздохнул, терпя подступившую обратно боль в левом плече, и бросил в сторону меч из правой руки, что сделал и с головой в левой. Я развернулся и побежал к своему другу, упавшему на землю.

— Юдзио! Держись!!! — прокричал я, но его бледное лицо не шелохнулось. Я ощущал слабое дыхание, что исходило от слегка приоткрытых губ, но оно могло остановиться в любой момент. Катастрофическая рана в его животе продолжала кровоточить. Я знал, что кровь нужно остановить, но я не знал как.

Правой задубевшей рукой я вычертил символы и ткнул плечо Юдзио, заглядывая в появившееся окно молящим взглядом.

Жизнь — очки долговечности — была на уровне [244/3425]. К тому же левое значение опускалось с ужасной скоростью — по одному очку в две секунды. Другими словами, жизнь Юдзио иссякнет где-то через 480 секунд — осталось приблизительно восемь минут.

— Держись!.. Я незамедлительно спасу тебя! НЕ УМИРАЙ!!! — снова завопил я и сразу вскочил на ноги, бросившись к тележке, что была слева. Там, в корзине, лежала Селка, связанная по рукам и ногам посреди деревянных бочек, контейнеров с неизвестным содержимым и кучи оружия. Я вынул кинжал из ближайшего ящика и разрезал путы.

Я перенёс её маленькое тело, опустил его на широкий настил и проверил её, однако явных внешних ран на ней не было. Её дыхание было гораздо устойчивее, чем у Юдзио. Я схватился за её сестринское одеяние, за плечи, и тряхнул с минимальной силой.

— Селка! Селка! Проснись!

Длинные брови Селки сразу же дёрнулись, и светло-коричневые глаза, моргнув, открылись. Похоже, она не смогла распознать меня в тусклом свете щетинника, что валялся на земле рядом с Юдзио, и её горло всхлипнуло.

— Нет… нееет… — Селка замахала руками и попыталась оттолкнуть меня, но я схватил её и закричал.

— Селка! Это я, Кирито! Не бойся, гоблинов прогнали!

Услышав мой голос, Селка тут же замерла. Она протянула на ощупь пальцы и нежно коснулась моего лица.

— Кирито… это в самом деле ты, Кирито?..

— Ага, я пришёл спасти тебя. С тобой всё в порядке? Где-нибудь болит?

— Нет… нет, я в порядке, — губы Селки скривились, и она прыгнула вперёд, обхватив меня за шею.

— Кирито!..

Возле моего уха послышалось тихое дыхание, переходящее в детский плач, но я молниеносно подхватил Селку, развернулся и побежал.

— Прости, поплачешь потом! Юдзио серьёзно ранен!

— А?.. — висевшее на мне тело тут же замерло. Я отпинывал в стороны куски льда и хлам, оставленный теми гоблинами, подбежал к Юдзио и опустил Селку.

— Слишком поздно для обычного лечения… используй священные умения, чтобы спасти его, Селка, пожалуйста!

Селка выслушала меня, задержав дыхание, опустилась на колени и робко протянула к нему правую руку. Она прикоснулась к глубокой ране и тут же отдёрнула руку. Прошло несколько мгновений, и она сильно затрясла головой, на которой были повязаны три хвостика.

— Я не… такие раны… такие… мои священные умения не… — после того, как она прикоснулась к Юдзио, она побледнела. — Юдзио, ты ведь обманываешь?.. из-за меня… Юдзио…

Слёзы залили лицо Селки, приземляясь в лужу крови на льду. Она убрала от него руки и закрыла ими лицо, горестно заплакав. Я чувствовал, что, наверно, это жестоко, так кричать на девочку, но я закричал.

— Плачь после того, как вылечишь Юдзио! Неважно, верный ли способ, просто попробуй!!! Разве ты не собиралась стать следующей сестрой? Ты преемник Алисы, так?

Плечи Селки на миг дёрнулись, но затем безвольно опустились.

— …Я не смогла быть как сестрёнка… Я не могла даже за месяц запомнить заклинания, которые она выучивала за три дня. Прямо сейчас я могу вылечить только самые простые раны…

— Юдзио, он… — мной задвигали эмоции, что разгорались во мне, и я отчаянно заговорил. — Юдзио пришёл спасти тебя, Селка! Он рисковал своей жизнью не ради Алисы, а ради тебя!

В этот раз плечи Селки дёрнулись сильнее. За истёкшее время жизнь Юдзио приближалась к нулю. Оставалось всего две минуты, а может, даже одна. Короткий момент тишины казался таким длинным, что это было невыносимо.

Неожиданно Селка подняла лицо. Выражение страха и нерешительности, что было у неё секундой раньше, полностью исчезло.

— Слишком поздно для обычного лечения. Мы только можем попробовать опасное высоуровневое умение. Но мне будет нужна твоя помощь.

— П-понятно. Я сделаю, как ты скажешь.

— Дай мне левую руку.

Я незамедлительно протянул руку, и Селка крепко взялась за неё своей правой. Затем левой она крепко взяла правую руку Юдзио, которая лежала на ледяной поверхности.

— Если не получится, мы оба можем умереть. Подготовься.

— Просто позаботься, чтобы умер только я — готов когда ни скажешь.

Селка твёрдо взглянула прямо на меня, кивнула и закрыла глаза, глубоко вдохнув.

— System Call! — заиграло громкое эхо в ледяном куполе. — Transfer Human Unit Durability. Right to Left!

Её голос отражался от стен. Резкий голос стал громче, и возник столб синего света с Селкой в центре. Этот синий свет был гораздо ярче накалённой травинки, поскольку освещал каждый уголок в этом куполе. Я только и мог, что зажмуриться, но лишь на секунду, поскольку странное ощущение в левой руке, что держала Селка, заставило меня распахнуть глаза. Мне казалось, словно моё тело растворяется в этом свете, утекая сквозь левую руку.

Присмотревшись, можно было заметить, что на самом деле моё тело создавало многочисленные сферы света, которые перемещались из моей левой руки в правую руку Селки. Я наблюдал, как светящиеся сферы двигаются к Селке, а в ней загораются сильнее перед тем, как быть поглощёнными рукой Юдзио.

Transfer Durability. Другими словами, это было священное умение, которое переносит Жизнь от одного человека к другому. Если я сейчас открою своё окно, скорее всего, увижу, как моя долговечность снижается.

Всё в порядке, можешь забрать всё. Думал я в глубине своего сердца, посылая в левую руку больше силы. Селка, действующая словно канал передачи энергии и усилитель, по внешнему виду тоже страдала от боли. Я снова осознал жестокость этого мира, и какова бывает высока цена за жизнь.

Боль, страдание и скорбь. Умышленное намерение заострить внимание на таких вещах, очевидно, тесно было связано с первопричиной существования Underworld. Если техники RATH намеревались наделать себе открытий, подвергая страданиям искусственные флактлайты местных жителей, похоже, непрошеный гость вроде меня стал помехой для них, помогая Юдзио.

Но что до меня, просто пошлите меня к чёрту. Хоть Юдзио — это бесплотная душа, в довесок к этому он мой друг, и я не дам ему так просто умереть.

Пока продолжался перенос Жизни, я чувствовал в теле нарастающий озноб. Своим угасающим взором я наблюдал за Юдзио. Рана выглядела немного меньше, чем до начала, однако кровотечение нисколько не ослабло.

— К-Кирито… ты ещё в порядке?.. — прерываясь, сказала Селка, которая задыхалась от боли.

— Без проблем… ещё немного… дай Юдзио ещё немного! — быстро ответил я, но мой взор полностью потух, а правая рука и нога немели. Левая рука Селки, что держала меня, осталась последним местом, где я чувствовал пульс.

Даже если я потеряю в этом мире жизнь, это будет абсолютно нормально. Если я смогу вернуть Юдзио к жизни, я смогу выдержать эту боль, которая была сильнее, чем когда-то. Единственное сожаление по этому поводу было в том, что я не смогу увидеть развитие этого мира до самого его конца. Если те гоблины лишь начало, если вторжение из страны тьмы продолжит нарастать, мне стоит побеспокоиться за деревню Рулид, которая первая подвергнется нападению. Я могу потерять все свои воспоминания об этом мире после того, как отсоединюсь, а потому могу больше не вернуться обратно.

Нет, даже если я исчезну…

Юдзио, кто повстречал гоблинов и смог применить в бою меч, обязательно что-то предпримет. Он предупредит главу деревни, усилит охрану и предупредит соседние деревни и города. Он несомненно сделает это.

Итак, я не могу позволить Юдзио умереть.

Ааа… но вот моя жизнь собирается закончиться. По какой-то причине я это знал. Юдзио всё ещё не открыл глаза. Даже израсходовав все свои жизни, я не смогу залечить его раны и вырвать его из цепких лап смерти?

— Я не могу… если я продолжу, твоя Жизнь… — издалека прилетел плач Селки.

Не останавливайся, продолжай. Хотя я хотел сказать это, мой язык не двигался, и даже поддерживать свои мысли становилось всё труднее.

И это смерть? Симулированная смерть души в этом мире… или же смерть души разрушит и тело в реальном мире? Заставившим меня думать о таком был холод, что я не мог вынести, и чувство ужасающего одиночества…

SAO v09 14

Внезапно я почувствовал чьи-то руки на своих плечах.

Они были тёплыми. Словно от их тепла моё промёрзшее насквозь тело начало оттаивать.

Я… знаю эти руки. Мягкие, как птичий пух, но при этом они хватались за будущее сильнее, чем кто-либо ещё.

Кто… ты?..

Я сказал это без слов, и рядом с левым ухом послышалось мягкое дыхание. В следующий миг я услышал голос, и этот голос заставил меня заплакать, словно я тосковал по нему все эти годы.

『Кирито, Юдзио… Я ждала вас обоих. Я продолжу ждать… на вершине Центрального собора…』

Её блондинистые волосы испустили свет, подобный звезде, и он полностью заполнил меня. Неиссякаемая энергия забилась в каждый уголок моего тела, и словно найдя выход в моей левой руке, просочилась сквозь неё.

Глава 5

Чистые звуки ударов улетали в весеннее небо.

Юдзио закончил свои пятьдесят ударов топором, вытер пот со лба и развернулся. Я опустил флягу с водой Сирал и спросил:

— Как твоя рана? Она ещё болит?

— Фух, я полностью восстановился за день отдыха. Но остался небольшой шрам… Да ещё, не знаю, воображение ли это, но… по-моему, Драконья кость стала невероятно лёгкой.

— Что-то не похоже. В центр попали сорок два удара из пятидесяти.

Услышав моё заявление, Юдзио приподнял брови и улыбнулся.

— Серьёзно? Тогда я выиграю сегодня.

— Вряд ли, — в ответ улыбнулся я, правой рукой поднял Драконью кость и слегка им взмахнул. В самом деле, топор по ощущениям лежал в руке гораздо увереннее, чем было на моей памяти.

Прошло две ночи с ужасающих событий в пещере у горной гряды на Грани. Юдзио смог выкарабкаться благодаря священному умению Селки. Уже близился закат, когда я принёс его на себе в деревню, вместе с головой гоблина в левой руке. Все жители уже собрались на площади и обсуждали, собирать ли им поисковую группу. Увидев нас, они облегчённо выдохнули, а глава деревни Гасуфт и сестра Азария обрушили на нас волну праведного гнева. Возможно, они больше волновались из-за самого того факта, что сразу трое детей нарушили по идее нерушимые «Нормы Рулид».

Однако стоило мне показать всем башку вожака в своей левой руке, как выражение лиц всех собравшихся тут же поменялось. Свирепая морда с кривыми, острыми зубами и желтовато-зелёными глазами, чтобы были вдвое больше человеческих, уставилась прямо на них, и спустя миг тишины взрослые залились криками ужаса, которые каждый раз становились всё громче.

Затем Селка и Юдзио рассказали основные детали о том, что в северной пещере оказался лагерь этих гоблинов, которые могли быть разведывательным отрядом из страны тьмы. Глава деревни с остальными уже хотели расценить это как детский бред и нелепицу, однако они не могли смеяться под взглядом гоблинской башки, усевшись на каменные приступки. Тема обсуждения моментально поменялась на защиту деревни, и нас, наконец, отпустили, после чего мы приволокли свои уставшие ноги домой.

В церкви Селка подлечила мою рану на плече, и я завалился на койку, словно кучка нечистот, тут же заснув. На следующий день мы с Юдзио были освобождены от работы и с утра до ночи купались в комфорте и безделье, посапывая себе на боку. Прошла ещё одна ночь, и наступило сегодняшнее утро. Боль в плече и общая усталость в теле полностью исчезли.

Закончив свой завтрак, мы пошли с Юдзио в лес с привычными воодушевлёнными лицами. Он как раз закончил свой полтинник.

Я посмотрел на топор в своей правой руке и перевёл взгляд на Юдзио, сидящего неподалёку.

— Слушай, Юдзио, ты помнишь?.. В той пещере, когда ты кромсал гоблина, ты кое-что сказал. Будто ты, Алиса и я были друзьями давным-давно…

Юдзио не ответил сразу. Он хранил молчание некоторое время, и задул ветерок, шумно завывающий у деревьев. Вместе с ветром в мои уши подлетел мягкий голос.

— Я вспомнил… Но это невозможно… Но каким-то образом я отчётливо это вспомнил. Я, Алиса и Кирито родились в этой деревне и вместе выросли… Алиса стояла там в тот день, когда её забрали.

— Ясно… — кивнул я и погрузился в раздумья.

Может быть, в экстремальной ситуации его память перемешалась. Возможно, так я смог бы объяснить это. Поскольку то, что формирует сознание и личность Юдзио, было флактлайтом, таким же, как у меня, нет ничего непостижимого в том, что на грани смерти из его памяти всплыли ошибки прошлого.

Однако проблема в данной ситуации была в том, что я был точно так же озадачен своими воспоминаниями. Я смотрел на Юдзио, постепенно умирающего в пещере, и почувствовал в себе свежие воспоминания, будто я в самом деле вырос с ним в деревне Рулид. Я также припомнил блондинистую девочку по имени Алиса, которую я никак не мог встречать раньше.

Это было невозможно. Я, Киригая Казуто, отчётливо помню во всех деталях своё прошлое, что я вырос с сестрёнкой Сугухой в префектуре Сайтама (или сказать точнее, я помню прошлое до момента своего появления в этом мире). Я не чувствовал и не хотел чувствовать, что все эти воспоминания сфабрикованы.

Был ли этот феномен иллюзией, что я с Юдзио увидел одновременно?

Если дело в этом, оставалось кое-что, что было не в силах объяснить. Когда Селка применяла священное умение, чтобы оживить Юдзио, своим увядающим сознанием я почувствовал за спиной присутствие четвёртого человека. И этот человек даже произнёс слова: «Кирито, Юдзио, я буду ждать вас на вершине Центрального собора».

Я не мог расценить этот голос как ещё одну галлюцинацию, возникшую в моём потухающем сознании. Это потому, что я никогда до того момента не слышал слово «Центральный собор». Разумеется, речь идёт не о чём-то из реального мира, да и в виртуальных мирах, ни в одном из них, я не слышал о таком строении, тем более не был в нём.

Другими словами, этот голос не мог принадлежать ни мне, ни Юдзио, даже Селка была маловероятна; кто-то в самом деле говорил со мной. Не будет ли… притянуто за уши, если предположить, что это была Алиса, которую увели из деревни шесть лет назад? Если это была она, возможно ли, что моё маловероятное предположение о прошлом с ней и Юдзио в этой деревне имело под собой основу?..

Я в энный раз прервал ход таких мыслей, что лезли мне в голову с момента пробуждения, и сказал:

— Юдзио, когда в пещере Селка использовала на тебе священное умение, ты не слышал ни чей голос?

В этот раз Юдзио ответил сразу.

— Неа. Тогда я был полностью в отключке. Ты что-то слышал, Кирито?

— Нет… просто моё воображение. Забудь… так, пора поработать. Я собираюсь сделать минимум сорок пять удачных ударов.

Я поспешно прогнал прочь свои мысли, развернулся к Гигас Сидару, сжимая топор в руках, и сосредоточился на каждом участке своего тела. Я представил себе взмах топора и начертил в уме траекторию его полёта, после чего топор ударил с точностью, как я хотел, будто он был притянут полулунным прорубом в стволе.

Сегодня мы окончили нашу совместную тысячу ударов на полчаса раньше. Всё благодаря тому, что мы были полны сил, и нам не требовалось долго отдыхать. Мы даже наносили больше критических ударов по стволу, чем на той неделе, и это могло быть моим воображением, но будто мы чувствовали, как щель в стволе чуть-чуть увеличивается, когда прицеливались по стволу гигантского дерева.

Юдзио лениво потянул руки с довольной физиономией и предложил пообедать несмотря на более ранее время. Он уселся на своё насиженное место на корне дерева, а я присел рядом. Юдзио извлёк из тряпки две буханки и передал мне.

Я взял одну и с кривой ухмылкой взглянул на булку, что была твёрдая как камень.

— Было бы круто, если бы хлеб стал мягче, подобно полегчавшему топору.

— Ахаха, — усердно засмеялся Юдзио, отхватывая большой кусок, и пожал плечами. — …К сожалению, он такой же. Кстати говоря… интересно, почему топор стал казаться легче?

— Кто знает, — сказал я, хотя я уже предвидел такое явление, заглянув прошлой ночью в своё окно. Те сомнительные параметры, «контроль объектов», «контроль системы» и «жизнь», заметно подросли.

Я также мог представить себе причину. Мы смогли обратить в бегство большую группу гоблинов из пещеры — другими словами, мы выполнили очень сложную миссию, за тем последовало явление «повышения уровня», которое работает в большинстве нормальных VRMMORPG. Не сказал бы, что хочу снова пережить те впечатления, но интенсивная битва принесла свои плоды.

Этим утром я притворился, что ничего не знаю, и спросил у Селки, произошли ли с ней те же изменения. Те заклинания, что ещё на прошлой неделе с высокой вероятностью прерывались, теперь срабатывали во много раз лучше. Селка, никогда не принимавшая участие в битвах, тоже испытала влияние эффекта повышения уровня. Скорее всего, мы трое посчитались системой как пати, потому опыт был распределён на всех. Это было приемлемое объяснение.

Контроль объектов у Юдзио должен был повыситься до 48, как и у меня. В таком случае, нет причин для того, чтобы не попробовать снова.

Я покончил с двумя буханками за несколько укусов и поднялся на ноги. Юдзио всё ещё ел не спеша и взглянул на меня. Я прошёлся вперёд по поляне вокруг Гигас Сидара и тронул свёрток с Синей розой, что был положен сюда несколькими днями ранее. Я схватился за кожаное покрытие меча и, на половину молясь, на половину зная это, со всеми силами постарался его поднять.

— Ииэх.

После резкого движения я чуть не улетел назад, отступив на несколько шагов. Меч, что на моей памяти был тяжелым, словно штанга со всеми навешанными на неё блинами, теперь сбросил свой вес, приблизившись к весу небольшой металлической рейки.

Меч продолжал сильно давить на запястье. Однако вес этого меча казался мне восхитительным, напоминая о моих мечах времён конца старого Айнкрада. Левой рукой я взялся за кожаную обёртку и приподнял её, взявшись крепко правой рукой за рукоять, что была украшена восхитительными инкрустациями. Юдзио вцепился зубами в булку и широко распахнул глаза, а я послал ему в ответ улыбку и вынул меч с характерным звуком, от которого промерзала спина.

В отличие от нескольких дней ранее, меч не казался ни капли громоздким, а оставался спокоен в руке, словно робкая, прекрасная принцесса. Чем больше я смотрел на него, тем красивее он казался. И рукоять с белой кожей, которая ощущалась в руке словно влитая, и прозрачное лезвие, что удерживало свет внутри, и переплетение розы с её лозоподобным узором, всё это было тем, что невозможно передать с помощью полигонов, с какими я был знаком. Ничего удивительного, что былинный Беркули хотел стащить этот меч у дракона.

— О… Кирито, ты можешь держать этот меч? — Юдзио выглядел шокированным. Я дважды взмахнул мечом вокруг себя, чтобы показать ему.

— Хлеб не стал мягче, но вот меч стал легче. Вот… взгляни.

Я снова повернулся к Гигас Сидару и опустил талию. Я убрал правую ногу чуть назад, смотря на Гигас Сидар чуть сбоку, и этим поворотным движением выравнивал меч в правой руке. Как только я подготовил удар, лезвие охватило мягким синим светом.

— Сэйй! — быстро крикнул я и втоптал ноги в землю. Система распознала мои начальные движения как соответствующий навык мечника, моё тело ускорилось и произвело рубящий удар с ужасающей скоростью и точностью. Это был одиночный навык «Горизонталь».

Синяя роза будто метнулась горизонтально, словно молния, и нанесла аккуратный удар с невероятной точностью, отчего раздался ужасающий звук сотрясения. Ствол древа слегка дрогнул, и с его ветвей взлетели в панике все рассевшиеся там птички.

Я был заворожен чувством «единения мечника с мечом», что я не испытывал уже очень давно, и взглянул на свою правую руку, выставленную вперёд. Голубоватое и серебристое лезвие наполовину вошло в древесину, что лоснилась металлическим чёрным блеском.

В этот раз Юдзио распахнул глаза и рот, отбросив недоеденную булку на мох. Однако парень, бывший дровосеком согласно своему Священному долгу, похоже, не заметил, как заговорил дрожащим голосом:

— Кирито… это что …. это был «навык фехтования», так?

Я полагал, что да. Из того, что я слышал, в этом мире существовала идея навыков мечника. Я только не знал, относится ли это к навыкам мечника, управляемым системой, или же нет. Я убрал меч в ножны, что были в моей левой руке, и осторожно ответил.

— Ага… полагаю, что так, да.

— В таком случае… твой Священный долг был, до похищения злым богом, — ты был землевладельцем или даже часовым в крупном городе. Только солдаты могут разучивать настоящие боевые навыки, — грохотал Юдзио, а его зелёные глаза сверкали, что было для него редкостью. Увидев его таким, я моментально всё понял. Он был назначен рубить дерево, что он и делал без возмущений в течение шести лет, однако было очевидно, что в душе он был мечником. Восхищение этим мечом и желание овладеть навыками обращения с ним было запечатлено глубоко в его душе.

Юдзио сделал шаг вперёд, потом ещё один и наконец приблизился ко мне, вглядываясь прямо мне в глаза, и с дрожью в голосе спросил:

— Кирито… твои навыки мечника, к какой школе они относятся? Ты помнишь название школы?..

Я подумал лишь мгновение и тряхнул головой.

— Нет, я помню. Мои навыки мечника идут из стиля Айнкрад.

Разумеется, я сказал первое пришедшее в голову, но если так поразмыслить, это единственное название, что подходило. Это потому, что все мои навыки были выучены и отточены в парящем городе.

— Стиль… Айнкрад, — повторил Юдзио и кивнул. — Такое интригующее название. Я никогда раньше такого не слышал. Возможно, это имя твоего учителя или город, в котором ты должен был жить… Кирито… ну... я...

Внезапно Юдзио посмотрел вниз и запнулся. Но он быстро поднял взгляд обратно, полный решимости.

— Ты можешь научить меня навыкам стиля Айнкрад? Хотя я не солдат и даже не страж деревни, так что это, наверно, против каких-то правил…

— Разве в Индексе табу или имперском законе есть пункт, в котором говорится «тот, кто не является солдатом, не имеет право учить навыки мечника»? — спокойно спросил я. Юдзио слегка закусил губу и спустя недолгое время прошептал.

— Такого пункта нет… но запрещено иметь несколько Священных долгов. Обычно только те, кому достался долг быть солдатом или стражником, может изучать навыки мечника. Так что, если я начну изучать их… возможно, это будет расценено, как отказ от своей Священной службы, — плечи Юдзио медленно опустились. Однако его кулаки были сжаты, а мышцы в напряжении слегка тряслись.

Как будто в этот момент я смог разглядеть оковы, что стягивали его сердце. Живущие в Underworld люди являются искусственными флактлайтами, которых инженеры RATH намереваются каким-то образом использовать для массового производства, однако эти люди обладали чем-то особенным, чего не было у людей в реальном мире.

Скорее всего, это тот факт, что эти люди не могут пойти против высших правил, которые въелись глубоко в их сознание. Высший закон Церкви Аксиом, «Индекс табу», кроме него «Фундаментальный закон» империи Норлангарт, а в довесок ещё и правила самой деревни Рулид, которые наследуются по их собственной воле, они не могут нарушить даже их.

Таким образом, Юдзио мог только подавлять своё устремление отправиться за Алисой, которую утащили в столицу. Он заковал свои чувства и продолжал взирать на Гигас Сидар, который совершенно точно не срубит за всю жизнь.

Но в этот самый момент он пытался сбросить эти оковы, чтобы изменить свою судьбу по собственной воле. Конечно, он попросил меня обучить его навыкам обращения с мечом, потому что восхищался ими, но дело не только в этом, это была его величайшая надежда, погребённая глубоко в его сердце, отправиться за Алисой и спасти её… для этого ему нужна была сила. Разве это не показывает то, что у него есть собственные желания?

Юдзио склонил голову и задрожал. Я сохранял молчание и продолжал мысленно наговаривать ему.

Старайся изо всех сил, Юдзио. Не сдавайся. Не проигрывай каким-то рамкам. Иди вперёд… сделай свой первый шаг. Ведь ты мечник.

И в тот миг…

Будто услышав мои слова, парень с волосами цвета льна резко поднял лицо. Красивые зелёные глаза выражали такую силу, что ещё никогда в нём не было, они пронзали меня насквозь. Прерывистый, дрожащий голос полился сквозь зубы, которые он всё ещё сжимал.

— Но… но… я хочу… стать сильнее. Я не позволю… прежней ошибке… повториться вновь. Нужно… вернуть потерянное…. Кирито... прошу…. научи меня навыкам фехтования.

Я был тронут до глубины души, но продолжал сдерживать эти эмоции. Я улыбнулся и кивнул.

— Понял. Я научу тебя тому, что знаю — но обучение не будет лёгким, — я сменил выражение лица на озорное и протянул правую руку. Губы Юдзио, наконец, расслабились, и он крепко схватил её.

— Отлично. Это… в самом деле, что-то такое… Что я продолжал искать всё это время, — снова опустил голову Юдзио, и по его щекам сбежали две, три бусинки. Сквозь листья струился солнечный свет. Юдзио резко прошёл вперёд прежде, чем я успел удивиться, и уткнулся лицом мне в правое плечо, издав очень тихий стон, который прошёл сквозь наши прижатые друг к другу тела. — Теперь… я понял. Я ждал тебя всё это время, Кирито. Шесть лет в этом лесу… я ждал твоего появления.

— Ага, — ответил свойственным себе тоном я и осторожно хлопнул его по спине правой рукой, в которой держал Синюю розу. — Я пробудился в этом лесу, чтобы тоже встретиться с тобой, Юдзио.

У меня возникло очень сильное ощущение того, что эти неосознанно сказанные слова были чистой правдой.


Демонический кедр, тиран леса, подобный стали, Гигас Сидар был, наконец, — или я должен сказать, это было слишком просто — срублен. Прошло всего пять дней с того момента, когда мы с Юдзио стали использовать Синюю розу для отработки навыков мечника стиля «Айнкрад».

Причина была простой. Гигантское дерево было идеальной грушей для битья. После каждого раза, что я демонстрировал «Горизонталь» и Юдзио старался вторить, борозда в стволе становилась всё глубже. Когда в глубину она составила 80 процентов от толщины ствола, это произошло.

— Сээээяяяя!!!

Гигантское дерево испытало на себе горизонтальный рубящий удар, что мастерски выполнил Юдзио, и послышался угрожающий скрипучий звук, какого не было слышно прежде.

Мы как тормоза уставились друг на друга, а затем на Гигас Сидар, устремляющийся до самых небес, и мы закоченели от вида падающего прямо на нас монструозного ствола.

В тот момент нам казалось, что это не дерево падает на нас, это поднимается земля под ногами. Поддавшееся гравитации древо со стволом в четыре метра толщиной склоняло свою голову к нам, и картина перед нашими глазами казалась сюрреалистической.

Только 80 сантиметров — используя систему единиц этого мира, нужно сказать 80 цен — корни не могли удержать собственный вес дерева и прорвались наружу, словно глыбы угля. Последний крик древа был громче десяти ударов молнии, поскольку, как потом сказали, он достиг центральной площади деревни и даже северного поста часовых.

Юдзио и я завопили в один голос и разбежались влево и вправо соответственно. Чёрный словно смоль Гигас Сидар рассёк небеса, которые уже становились оранжевыми, и медленно-медленно продолжил падать. Огромное тело, наконец, обрушилось и разлеглось на земле. Вокруг пронеслась ударная волна возмутительной силы и подбросила нас в воздух. Когда мы вернулись на землю и приземлились на задницы, наши жизни уменьшились примерно на полтинник.


— Я по-настоящему удивлён… в этой деревне так много народу, — пробормотал я, получая от Юдзио большую кружку с сидром.

На тот момент на центральной площади Рулид горело два костра, огонь которых подсвечивал лица собравшихся. Группа рядом с фонтаном играла на музыкальных инструментах, похожих на волынки и очень длинные флейты. Помимо них в такт музыке отплясывали танцоры, одетые в звериные шкуры. Деревенские жители хлопали в ладоши и постукивали подошвами в ритме ночного танца.

Я уселся за стол чуть поодаль, а моя нога продолжала выстукивать в такт. Внезапно я почувствовал очень сильное желание вскочить и пуститься в пляс с остальными деревенскими, что было невероятно для меня.

— По-моему, я впервые вижу, чтобы жители собрались все вместе. Сейчас даже больше народу, чем в фестиваль перед Днём Святого в конце года, это точно, — сказал Юдзио, улыбаясь, и я выставил вперёд свой бокал. Я понятия не имел, сколько раз мы уже выпили за здоровье. Пенящееся пиво было похоже на яблочный сидр, но каждый раз, когда я хлебал его, моё лицо пылало от жара.

Стоило узнать о падении Гигас Сидара, глава собрал деревенский совет, куда явились все важные жители. Во время этого совещания они, похоже, устраивали жаркие дебаты по поводу судьбы «срубившего древо-гигант» Юдзио — и меня.

Что было страшно, нашлись даже такие люди, с пеной у рта утверждавшие, что Гигас Сидар был срублен слишком рано. В общем-то, это произошло раньше на 900 лет, и окончание этого задания было нашей вопиющей ошибкой, за которой должна последовать кара. Однако Гасуфт подвёл итог и заявил, что независимо от результата нужно устроить грандиозный праздник, а с Юдзио решить вопрос потом согласно закону.

Что до закона, о котором было сказано, я так же не знал, потому спросил его. Он всего лишь улыбнулся и ответил, что я узнаю очень скоро. Взглянув в его лицо, я понял, что как минимум сейчас он точно не разговорится.

Я осушил свою здоровенную кружку с пивом и ухватил шампур с жареным мясом, налил соуса из рядом стоящего блюда и хорошенько кусанул. Если подумать как следует, с момента моего появления в этом мире вся моя еда была пресной, что круглый хлеб, что еда в церкви, состоящая в основном из овощей, так что это был первый раз, когда я уминал что-то со словом мясо в названии. Кроме того, эта нежная говядина была полита толстым слоем соуса, от которого тоже отдавало мясом — было трудно поверить, что это еда виртуального мира. Одного этого запаха было достаточно, чтобы жестокая битва с Гигас Сидаром прошла не напрасно.

Однако на этом ничего не кончалось. Я чувствовал, что в этот момент мы, наконец, только увидели стартовую полосу. Я сместил линию взгляда и увидел там Юдзио, с гордостью державшего Синюю розу.

За прошедшие пять дней он достаточно натренировался базисному одноударному навыку, что рубит горизонтально, — «Горизонтали», который отрабатывал на гигантском кедре. Прям как и соответствует произвольно обозванному стилю «Айнкрада», этот навык берёт своё начало из старой VRMMORPG «Sword Art Online».

Но кое-что я всё не мог понять, почему такие вещи смогли быть воспроизведены здесь. Ещё до этого, когда я подключился к игре с огнестрельным оружием, Gun Gale Online, я пытался проделать знакомые движения с мечом, однако моё тело всего лишь следовало моим командам, я не почувствовал ни помощь системы, ни световых эффектов. Как и ожидалось, они попросту не были прописаны в игре.

Однако в совершенно другом мире Underworld навыки мечника обладали своей силой. Если я сделаю нужное движение и воображу необходимый навык, мой меч засветится и ускорится. Как только мы начали заниматься с Юдзио, я волновался, что я единственный, кто способен овладеть навыками мечника в этом мире. Но уже на следующий день Юдзио смог выполнить Горизонталь, после чего стало ясно, освоить эти навыки может любой, главное, выполнить все необходимые условия.

Теперь же вопрос стоял так, почему такое происходит. Не должно было быть никаких отношений между техниками RATH, создавшими STL, и ныне не существующим Аргусом, создателем SAO. Если они и были, то… то тот человек, что представил меня этой компании RATH, а ещё до этого входил в группу быстрого реагирования времён инцидента SAO, был…

— Только не говорите, что… — пробормотал я и принялся кромсать второй кусок нанизанного мяса. Если мои мысли были верны, то тот человек не просто представитель, а тот, кто тесно связан с ядром всего происходящего — однако у меня не было возможности это проверить. Если я хочу получить больше информации, мне следует первым делом покинуть деревню Рулид и отправиться в столицу на юг.

Самое большое препятствие на пути, Гигас Сидар, устранено. Так что осталось только одно. Я покончил с мясом и овощами на шампуре и развернулся к своему партнёру, кто глядел на кольцо людей.

— Слушай, Юдзио…

— Угу… что такое?

— Отныне ты…

Прежде чем я смог продолжить, сзади над нашими головами раздался пронзительный голос.

— Ааа, вот вы где. Вы что тут торчите, главные виновники этого торжества?

Я потратил какое-то время, чтобы врубиться, что стоящая перед нами девочка со сложенными руками и выпрямленной спиной была Селка. Она уже распустила свои три хвостика, и на её голове была сейчас повязка. Вместо своего чёрного сестринского облачения на ней была красная фуфайка и юбка цвета травы.

— Ааа… нет, я плох в танцах…

Юдзио продолжил уплетать за обе щёки, пытаясь выразить во взгляде извинение, а я затряс правой рукой.

— Уггууу. Я потерял свою память.

— Это всего лишь танцы! Ты выучишь их, как только затанцуешь!

Она схватила меня и Юдзио за руки и вытащила из-за стола. Она притянула нас в центр площади, игнорируя наши протесты, и вытолкнула в середину. Толпа сразу приободрилась, и нас проглотило кольцо танцующих.

К счастью, этот танец был довольно простой, очень напоминал программу спортивного фестиваля. Сменив трёх партнёров, я смог подражать им и, наконец, начал танцевать. Постепенно, под простую мелодию, мои движения стали весёлыми, а ноги лёгкими.

На лицах девушек вокруг меня, что не были ни европейками, ни азиатками, виднелся здоровый румянец, и они весело смеялись. Держа их за руки во время танцев, у меня было странное чувство, а был ли я странником без памяти. Такое своеобразное ощущение.

Кстати говоря, я однажды уже танцевал в виртуальном мире. Моим партнёром было виртуальное альтер-эго моей сестры Сугухи, мечница-сильф Лифа. Её улыбку прогнало из моих мыслей лицо девушки, что танцевала передо мной, отчего мой нос слегка заболел.

Когда я оказался поглощён внезапным приступом тоски по дому, музыка стала более интенсивной и быстрой, после чего неожиданно прекратилась. Я взглянул на группу и увидел, что плотный мужчина с ухоженной бородой поднимается на подиум, заставленный музыкальными инструментами. Это был глава деревни Рулид, отец Селки Гасуфт.

Глава два раза хлопнул и призвал всех своим баритоном.

— Все присутствующие, я понимаю, что это была кульминация праздника, однако послушайте недолго то, что я должен сказать.

Жители подняли свои бокалы с элем и сидром, по-видимому, чтобы остудить свои разгорячённые в танце тела, и выкрикнули тост главе деревни. После этого все замолчали, и глава окинул толпу взглядом, прежде чем снова заговорить.

— Величайшее желание праотцов этой деревни наконец исполнено! Демоническое дерево, что забирало Террарию и Солус из пышных южных земель, повалено! Мы получим новые земли, где сможем растить пшеницу с фасолью и пасти скот!

Великолепный голос главы опять перекричали. Он поднял руки и подождал, пока толпа утихнет, и продолжил. — Молодой человек, что совершил этот подвиг — сын Орика, Юдзио, подойти!

Глава помахал в край площади, и там на ноги поднялся Юдзио, выглядящий напряжённым. Немного низкий и громкий мужчина рядом с ним, должно быть, был его отец, Орик. Он ни чем не походил на Юдзио, кроме цвета волос, и на его лице не было гордости, а только какое-то волнение.

Юдзио подбадривал не отец, а окружающая толпа. Он взошёл на подиум и встал рядом с главой, после чего в толпе раздалось третье и самое громкое ободрение. Я увлечённо захлопал в ладоши, стараясь не проиграть им в громкости.

— Согласно правилам… — снова зазвенел голос главы, и все жители навострили уши. — Юдзио, который полностью выполнил свой долг, теперь наделён правом выбрать свой новый Священный долг. Он может продолжать рубить деревья в лесу, следовать по стопам отца на ферме, может пасти скот, сбраживать вино или быть торговцем, он может выбрать любой путь, какой пожелает.

Чего?!!

Я почувствовал, что полностью охладел к танцам. Сейчас был неподходящий момент для того, чтобы держать за руки дивчин и носиться вокруг. Мне надо было дать Юдзио финальное наставление ещё до праздника. Это будет такой потерей, если он додумается сказать, что хочет выращивать пшеницу или что-то в таком духе.

Я задержал дыхание, вытаращившись на Юдзио на подиуме. Он беспокойно склонил голову, правой рукой схватился за волосы, а левую сжал в кулак и расслабил. Я хотел тоже забежать за подиум, схватить его за плечо и проорать, что мы отправляемся в столицу, но тут около меня зазвенел голосок.

— Юдзио намерен покинуть деревню… я полагаю, — это была Селка, которая стояла около меня, не дав о себе знать. Её рот скривился в улыбку, что выражала сразу одиночество и восторг.

— Вот… вот как?

— Угу, это точно. Разве есть сомнения?

Похоже, Юдзио услышал её голос и правой рукой крепко схватился за Синюю розу на своей талии. Он поднял свой взгляд на главу Гасуфта, а затем обежал взглядом всю толпу деревенских жителей, после чего заговорил громко и отчётливо.

— Я хочу стать… мечником! Я хочу вступить в ряды стражи Заккарии и улучшить свои навыки. Однажды я отправлюсь в столицу.

Спустя мгновение тишины по толпе прокатилось волнение, и на этот раз оно не казалось дружелюбным. Все взрослые нахмурились, собрались в кучки и, по-видимому, принялись что-то обсуждать. Его отец и двое молодых людей рядом, похоже, являющиеся старшими братьями Юдзио, тоже не выглядели счастливыми.

Нынче лишь Гасуфт мог контролировать толпу, он поднял руку, призывая людей к тишине, и со строгими очами продолжил:

— Юдзио, ты… — договорив до этого места, Гасуфт пригладил бороду и продолжил. — …Нет, я не собираюсь спрашивать причину. Церковь постановила, что у тебя есть право выбрать себе Священный долг. Хорошо, я, старейшина Заккарии, признаю за сыном Орика Юдзио Священный долг быть мечником. Если ты пожелаешь, ты можешь покинуть деревню и оттачивать свои навыки.

Фууууухх. Я сделал долгий вздох.

В таком случае, я смогу, наконец, увидеть своими глазами ядро этого мира. Если бы Юдзио стал фермером, я был бы вынужден отправиться в столицу один, а поскольку у меня нет ни знаний об этом мире, ни денег, это могло бы растянуться на несколько месяцев или даже лет бесцельных скитаний. Я подумал о том, что тяжёлый труд этих нескольких дней в полной мере отплачен, и почувствовал в плечах значительное расслабление.

Похоже, жители приняли решение Гасуфта, поскольку их недавние сомнения сменились громкими аплодисментами. Однако до того, когда хлопанье в ладоши стало громче, ночное небо пронзил внезапный рёв.

— ПОГОДИТЕ-КА!!! — высокий молодой человек раздвинул толпу и выскочил перед подиумом.

Я прекрасно представлял себе, кто этот тип с короткими волосами цвета увядших листьев, суровым взглядом и простым длинным мечом на поясе. Он был стражником деревни с южного поста часовых.

Молодой человек, похоже, столкнулся взглядом с Юдзио на подиуме и грубо завопил:

— Это должно было быть моим правом, стать стражником в Заккарии! По логике, Юдзио может покинуть деревню только после меня, так?

— Да, вот именно! — сказавший это был подошедший мужчина средних лет, с теми же волосами и строением лица, только с выпирающим брюхом.

— Кто это?.. — спросил я, поднеся лицо к Селке. Та на секунду задумалась и ответила:

— Это бывший капитан стражи, Дойке-сан, и его сын, нынешний начальник стражи. Они самые умелые в деревне, но и самые назойливые.

— Ясно…

Только я начал обдумывать, что делать теперь, Гасуфт выслушал мнение Джинка и его отца и поднял руки, пытаясь их образумить.

— Но Джинк, ты всего лишь шесть лет в роли стражника. Согласно правилам, ты можешь принять участие в чемпионате Заккарии только через четыре года.

— В ТАКОМ СЛУЧАЕ ЮДЗИО ТОЖЕ ДОЛЖЕН ЖДАТЬ ЧЕТЫРЕ ГОДА! КАК ВЫ МОЖЕТЕ ПОЗВОЛИТЬ ЕМУ УЙТИ, А МЕНЯ ОСТАВИТЬ, Я ЖЕ ЛУЧШЕ НЕГО!!!

— Фм, а как ты это докажешь? Как ты собираешься доказать, что ты лучше Юдзио?

— Что…

Джинк и его отец в момент покраснели как помидоры. На этот раз забурлил гневом отец и приблизился к Гасуфту.

— ХОТЬ ВЫ И ГЛАВА ДЕРЕВНИ ГАСУФТ, Я НЕ МОГУ ПРИТВОРИТЬСЯ, СЛОВНО НЕ СЛЫШАЛ СТОЛЬ ВОЗМУТИТЕЛЬНЫХ РЕЧЕЙ! ПОСКОЛЬКУ ВЫ ЗАЯВИЛИ, ЧТО НАВЫКИ МОЕГО СЫНА ХУЖЕ, ЧЕМ У НОВИЧКА, ДАВАЙТЕ НЕМЕДЛЕННО УСТРОИМ ДУЭЛЬ!

Услышав это, толпа стала легкомысленно орать. Они все искренне надеялись увидеть во время этого празднества дополнительное зрелище, подняли свои кружки, затопали ногами и стали выкрикивать «дуэль, дуэль»!

Не успел я обалдеть, как Джинк вызвал Юдзио на поединок, от которого тот не мог отказаться. В конце концов, они встали напротив друг друга в расчищенной области около подиума, откуда расступились люди. Да вы издеваетесь, подумал я и нашептал Селке.

— Я ненадолго тебя оставлю.

— Чт-что ты собираешься сделать?

Я не ответил и пробился сквозь толпу, подойдя к фонтану перед тем, как направиться к Юдзио. В заметном контрасте со своим врагом, который рвался в бой, словно разъярённый жеребец, выражение лица Юдзио говорило о том, что он совсем не понимает, как сладить с этой ситуацией. Он облегчённо выдохнул, когда увидел меня рядом с собой и зашептал:

— Что мне делать, Кирито? Кажется, всё стало немного сложнее.

— Бессмысленно извиняться теперь. Забудь об этом. Вы действительно собираетесь покромсать друг друга в этой дуэли?

— Ни за что. Хоть мы и с мечами, драться мы будем до тех пор, пока кто-нибудь не приблизит меч.

— Фууу… но если меч не остановится во время атаки, оппонент может умереть. Слушай, не целься в самого Джинка, целься в его меч. Просто направь удар в бок его меча, как будто бьёшь в живот.

— С-серьёзно?

— Абсолютно, даю гарантию, это сработает, — я похлопал Юдзио по спине и кивнул в сторону Джинка, отец которого одарил меня подозрительным взглядом и отступил в толпу.

На подиуме глава Гасуфт захлопал в ладоши и прокричал «ТИШИНА!».

— Итак, хотя это не было запланировано, сейчас состоится поединок между главой стражи Джинком и дровосеком… нет, мечником Юдзио! Обе стороны будут сражаться до тех пор, пока чей-нибудь меч не приблизится к оппоненту. Уменьшать Жизнь не позволительно. Понятно?

Ещё до того, как Гасуфт закончил, сиииин, Джинк извлёк меч со своей талии, а за ним, слегка припозднившись, то же сделал Юдзио. Жители уставились на Синюю розу, восхитительно засиявшую в свете костров.

Похоже, что Джинк был подавлен великолепием его меча. Он слегка наклонил голову назад, после чего вернул её в исходную позицию. Лицо молодого стражника залилось ещё большим гневом, и он указал пальцем на Юдзио, выдав неожиданные слова:

— ЭТОТ МЕЧ В САМОМ ДЕЛЕ ТВОЙ, ЮДЗИО?!! ЕСЛИ ТЫ ПОЗАИМСТВОВАЛ ЕГО, Я ИМЕЮ ПРАВО ЗАПРЕТИТЬ ТЕБЕ ИСП…

Юдзио не стал дожидаться окончания его воплей, а ответил с уверенной позицией.

— Этот меч. Я нашёл его в пещере на севере. Прямо сейчас он принадлежит мне!

Жители тут же принялись бормотать что-то, а Джинк не мог выговорить и слова. Я думал, Джинк захочет увидеть доказательства его слов, но, похоже, у него не было такого намерения. Скорее всего, в таком мире, где не существует воровство, если кто-то заявляет о своих правах на какую-то вещь, то требовать у него или неё доказательства считалось нарушением прав человека.

Я не знал, верна моя догадка или же нет, но Джинк прекратил толкать речи, дважды посмотрел на свои руки, державшие меч, и затем высоко поднял его.

Напротив него Юдзио держал меч только правой рукой, направляя кончик клинка прямо в глаза оппонента. Он убрал свою левую руку и ногу назад, держа центр тяжести ниже. Несколько сотен жителей затаили дыхание, когда Гасуфт занёс вверх руку, прокричал НАЧАЛИ! и махнул ей.

— Уоооооо!!!

Как я и ожидал, Джинк тут же рванул вперёд с мечом наизготове и замахнулся им впереди себя, и в тот момент было сомнительно, что он собирается лишь приблизить меч к оппоненту.

В тот миг я слегка ахнул. Меч Джинка сменил направление на середине удара. Сначала он сделал вид, что собирается атаковать сверху, а теперь его меч понёсся горизонтально справа. Это был элементарный финт, однако если Юдзио прямо сейчас последовал бы моему предложению и выполнил «Горизонталь», его горизонтальный взмах плохо бы сочетался с горизонтальным взмахом врага, который настиг бы его раньше.

— И…иияяяя!!!

Раздавшийся крик, в котором не хватало боевого духа в сравнении с Джинком, нарушил ход моих мыслей. Навык, что применил Юдзио, не был «Горизонталью».

Он поднял меч к своему правому плечу и был готов к действию. Лезвие послало слабое, голубоватое свечение. Он как будто сотряс землю, сделав громкий шаг вперёд, и прочертил перед собой острую дугу под углом 45 градусов. Это был навык… которому я никогда не учил его, диагональный удар «Откос». Меч Юдзио, который был пущен в дело на миг позже вражеского, на световой скорости обрушился на меч Джинка в горизонтальном ударе. На моих глазах железное лезвие с лёгкостью рассыпалось.

Я спросил себя.

Должно быть, Юдзио отрабатывал навыки с деревянной палкой каждый раз, когда был дома. Он должным образом открыл существование «Откоса» и выучил его, потому что сейчас в его действиях не было ощущения сиюминутного озарения. Объединённые движения Юдзио и Синей розы не просто сработали, они были элегантны.

Если он продолжит отрабатывать навыки и даже проходить сквозь реальную проверку своих сил на поле боя, мечником какого уровня он может стать? Если… если когда-нибудь мне придётся сразиться с ним, выстою ли я в этом бою?..

Жители воочию увидели решительную победу Юдзио, которую никто не ожидал, и весело заорали. Я тоже увлечённо захлопал вместе со всеми, но ещё чувствовал, как холодный пот струится по спине.

Парочка из отца и Джинка выглядела убито и отошла назад, и музыка тут же продолжилась. Празднество продолжилось с новой силой и не прекращалось, пока колокол церкви не засигналил о пришествии 10 часов вечера.

Я выжрал ещё три кружки сидра прежде, чем забыть откуда-то подступившее беспокойство, и снова пустился в весёлый пьяный пляс, пока Селка не выволокла меня за шкирку и не увела в церковь. Перед входом мы с Юдзио, у кого на лице была кривая улыбка, договорились вместе отправиться поутру из деревни. После этого я, наконец, добрался до своей комнаты и прижал спину к койке.

— В самом деле, Кирито, хоть это было празднество, ты выпил слишком много. Вот, держи воды.

Я принял от Селки холодную воду из колодца и выпил её, отчего мои мысли прояснились, и я глубоко выдохнул. Сколько бы я ни пил в Айнкраде или Альвхейме, я не пьянел, но пиво в Underworld, похоже, действовало как настоящее. Я подумал, что в будущем стоит иметь это в виду, и взглянул на девочку, стоявшую напротив меня и выглядящую взволнованно.

— Ч-что-то случилось?

Я не знаю, что за выражение она увидела на мне в тот момент, но она испугалась. Я поспешно склонил голову.

— Ну… прости. Ты не хочешь побольше поговорить с Юдзио?

В своей лучшей одежде, Селка снова залилась краской.

— Почему ты так внезапно это говоришь?

— Потому что завтра утром ты уже не… прости, мне нужно сперва извиниться. Прости, это выглядит так, словно я забираю Юдзио из деревни. Если бы этот парень продолжал рубить деревья в лесу, однажды… он мог бы сформировать с тобой семью… или типа того, Селка.

Селка тяжело вздохнула и села на кровать рядом со мной.

— Ну в самом деле, что ты такое говоришь... — выглядела она удивлённой, сильно тряхнув головой несколько раз, после чего продолжила. — Ну… не важно. В любом случае, из-за ухода Юдзио я буду чувствовать себя одиноко… но в то же время я буду счастлива. С тех пор, как сестрёнку Алису забрали, он выглядел потерянным, и теперь он снова улыбается, и он нашёл силы отправиться искать её. Думаю, отец должен быть счастливым, видя, что он не забыл сестрёнку.

— Вот как…

Селка кивнула, подняла лицо и взглянула на полнолуние, видневшееся из окна.

— А что до меня… когда я отправилась в пещеру, я не пыталась скопировать сестрёнку и коснуться страны тьмы. Я не смогла бы этого сделать. И хоть я это и знала… я хотела хоть немножко стать ближе к сестрёнке. Я хотела быть как можно ближе к ней… пока я не достигла места, откуда уже не способна пройти дальше… в тот момент я отчётливо уяснила… я никогда не смогу заменить сестрёнку Алису.

Я задумался о значении этих слов Селки и слегка тряхнул головой.

— Нет, ты удивительна. Обычная девочка развернулась бы назад, дойдя до моста, или до леса, или же до пещеры. Но ты продолжала углубляться в неё и встретила там гоблинов-разведчиков. Ты сделала то, на что способна только ты.

— …Способна… только я? — Селка широко распахнула глаза и наклонила голову вбок. Я кивнул в ответ.

— Ты не замена Алисы, Селка. У тебя действительно есть то, что можешь лишь ты. Тебе только нужно взрастить свой талант.

Как факт, я верил, что отныне священные умения Селки будут расти значительно интенсивнее. Это потому, что она вместе со мной и Юдзио прогнала из пещеры целую ораву гоблинов, благодаря чему её Контроль системы значительно увеличился.

Однако это не было вопросом таланта. Она превозмогла в себе того человека, каким была ранее, и нашла для себя ответ. Одно только это наделит её такой силой, какой нет больше ни у кого. Вера в себя — это сильнейшее оружие, созданное человеческой душой.

А теперь настала пора узнать мне ответы на вопросы, что было отложено по чьей-то воле.

Моё сознание — Кирито или Киригая Казуто — это именно я и никто другой? Я — это флактлайт, проживающий в настоящем мозге, в «реальном мне»? Или же я «клон», созданный с помощью STL и хранимый в некоем хранилище?

Есть только один путь проверить это.

Юдзио, Селка и остальные жители Underworld, их флактлайты не способны нарушить Индекс табу или Фундаментальный имперский закон. Но даже если я могу прорваться сквозь этот запрет, это не доказывает того, что я не искусственный. Я даже не знаю содержание Индекса табу… другими словами, эти строки не высечены в моём флактлайте.

С другой стороны, я должен проверить, способен ли я нарушить другой закон… закон своей морали, которому следовал в течение всей своей жизни. За последние несколько дней, о чём я только не думал, но всё ещё было довольно трудно придумать действенный способ. Покалечить кого-нибудь мечом или украсть что-нибудь явно не входило в границы дозволенного, но если это всего лишь приведёт к сквернословию в мой адрес, от этого не будет никакой пользы. Прямо сейчас я мог положиться лишь на это.

Я развернулся и взглянул на Селку, сидящую рядом.

— …Что такое?..

Я протянул руку к озадаченному лицу Селки и принялся в глубине своей души извиняться перед Асуной и Юи. Я извинился перед Селкой, приблизил лицо к ней и прикоснулся губами к её белоснежному лбу, что открывался под повязкой.

Тело Селки внезапно дёрнулось и замерло. Спустя три секунды я отдалился от неё, и её лицо вплоть до ушей сильно покраснело. Селка уставилась на меня.

— Ч-ч-что ты только что сделал?

— Полагаю… это что-то типа «Клятвы мечника», — постарался дать приличное извинение я, стиснув зубы. Глубоко внутри меня появилось осознание кое-чего.

SAO v09 15

Если я способен на что-то, на что не способен настоящий я, то я — это я. Если бы я был клонированным флактлайтом, я не смог бы поцеловать Селку, моё лицо замерло бы около её лба.

Пока я думал об этом, Селка всё ещё глядела на меня и прикоснулась к своему лбу, глубоко вздохнув.

— Клятва… наверно, это такая традиция в твоей стране, но если бы ты поцеловал не в лоб, а… тогда, наверно, за тобой бы прилетели Рыцари Всецелого. Индекс табу вроде запрещает это.

Что она говорила в середине, я не расслышал, но не удосужился спросить. Селка снова тряхнула головой, слегка улыбнулась и вновь спросила:

— Тогда… какова твоя клятва?

— Разве это не определено?.. Я отправлюсь с Юдзио за Алисой и приведу её обратно в деревню. Я гарантирую это, — я на момент прервался и затем сказал следующее. — Потому что я — мечник Кирито.

Глава 6

Следующим утром была прекрасная погода.

Ощущая вес в своих правых руках от бэнто, что сделала нам с собой Селка, мы с Юдзио шли на юг по дороге, по которой нам не суждено будет пройтись снова ещё очень долго.

Когда мы приблизились к развилке, от которой уходила узкая тропа в лес, к некогда возвышавшемуся Гигас Сидару, я увидел там старика. На лице, покрытом глубокими морщинами, были белые усы, спина была прямая, а мерцающий свет в глазах, казалось, мог пронзить меня насквозь.

Как только он увидел старика, Юдзио засветился от радости и побежал.

— Дедушка Гаритта! Я не смог встретиться с вами вчера.

Я стал припоминать, когда уже слышал это имя. Это явно был предшественник в «службе по вырубке Гигас Сидара».

Мягкая улыбка растеклась под его усами, и дед Гаритта положил руки на плечи Юдзио.

— Ты точно смог срубить Гигас Сидар, хотя я за всю жизнь смог прорубить лишь с палец… как ты умудрился сделать это?

— Всё дело в этом мече и… — он вытянул немного Синюю розу из ножен, что болтались слева на его талии, затем развернулся ко мне. — Больше, чем что угодно… нужно благодарить моего друга. Его имя Кирито. Он по-настоящему восхитительный парень.

Я поспешно опустил голову с мыслями «что, чёрт возьми, это за представление»? Дед Гаритта подошёл ко мне и пронзил острым взглядом, после чего мигом расплылся в широкой улыбке.

— Так ты «Потерянное дитя Вектора», о котором ходили слухи, хех… Ясно. Какой непостоянный компаньон.

Впервые я услышал о себе что-то подобное, и пока я склонял голову в бок, пытаясь разобрать смысл его слов, Гаритта направил руку в сторону леса и продолжил.

— А теперь, простите, что задерживаю ваше желанное отбытие, но я хотел бы, чтобы вы пошли со мной ненадолго. Нужно, чтобы вы кое-что сделали.

— Эээ… Кирито, пойдёт?

Я кивнул, поскольку у меня не было конкретной причины отказывать. Дед улыбнулся и поманил нас за собой, ступив на узкую тропинку.

Хотя я на ежедневной основе проходил по этой тропе в течение недели, меня обуревало чувство ностальгии, когда мы приблизились к большой поляне через десять минут.

Правитель леса, что некогда возвышался до самых небес целые столетия, теперь безмолвно лежал на земле. Тонкий плющ уже начал взбираться вверх по его лоснящейся чёрной коре, и я думаю, уже через год могучее тело сгниёт и вернётся в землю.

— …Что такое с Гигас Сидаром, дедушка Гаритта?

Дед Гаритта не ответил на вопрос Юдзио, а лишь продолжал идти к верхушке поваленного дерева. Мы поспешили следовать за ним, но были встречены лабиринтом из ветвей Гигас Сидара, переплетённых с ветвями других деревьев. Когда я присмотрелся, даже самые тонкие чёрные ветви не получили ни малейшего повреждения и кое-где протыкали почву и камни. Прочность его ветвей была воистину поразительной.

Мы оцарапали свои голые руки, пытаясь прорваться сквозь ветви, и вскоре настигли деда Гаритту, который выглядел ещё бодрым и твёрдо стоял на ногах. Вытирая ладонью пот со лба, Юдзио проворчал.

— А что конкретно с Гигас Сидаром?

— Это, — он указал на самую верхушку поваленного ствола, острый кончик, что выступал вдалеке. Это была ветвь, что ещё не выросла, её длина была довольно большой, а верхушка была заострена как у рапиры.

— И что с этой веткой?

На мой вопрос дед протянул свою шишковатую руку и ударил по верхушке, что была примерно пять сантиметров в толщину.

— Из всех ветвей Гигас Сидара эта впитала больше всего света Солус. Теперь используй тот меч и отруби её. Сделай это одним ударом, несколько ударов могут повредить её.

Дед отмерил ребром ладони от верхушки примерно метр и двадцать сантиметров и сделал несколько шагов назад. Я переглянулся с Юдзио, и мы кивнули. Взяв его бэнто, я тоже отступил назад.

Когда Синяя роза была извлечена из ножен, в солнечном свете она засветилась синим, и дед Гаритта невнятно зашептал рядом со мной. «Дела пошли бы совсем по-другому, если бы у меня в молодости был такой меч» — попытался угадать его сожаления я, однако было невозможно прочесть на его спокойном лице какие-либо мысли.

Хотя Юдзио привёл меч в готовность, он не двигался. Вершина меча слегка дрожала, видимо, из-за сомнений в его сердце. Ветвь толщиной с запястье, возможно, у него нет уверенности в том, что он сможет отхватить её одним ударом.

— Юдзио, позволь мне.

Я протянул вперёд правую руку, и Юдзио покорно кивнул и передал мне рукоять. Получив от меня бэнто, он встал рядом со стариком.

Я без раздумий взглянул на чёрную ветвь, потом занёс меч вверх и незамедлительно провёл рубящий удар. Киши — с чистым звуком и небольшой ответной реакцией лезвие прошло сквозь ветвь в том месте, куда я целился. Длинная, чёрная ветвь сразу после этого отпала, но была подхвачена лезвием меча, прежде чем совсем упасть. Она закрутилась в воздухе, и в этот раз я поймал её левой рукой. Она была холодная, словно лёд, и я слегка качнулся от большого веса, свалившегося мне на запястье.

Вернув Синюю розу Юдзио, я двумя руками преподнёс ветвь старику.

— Просто погодите немного, — сказал Гаритта, доставая из-за пазухи толстую ткань и оборачивая ей ветвь в моих руках. В дополнение, он обвязал её полоской кожи. — Теперь пойдёт. Когда вы придёте в столицу Центорию, найдите в северном седьмом районе ремесленника по имени Садре, у которого там магазин. Он сможет сделать из этого могучий меч. Определённо, он не будет уступать этому прекрасному серебристому мечу.

— П-правда, дедушка Гаритта? Будет круто, потому что я волновался из-за того, что у нас всего один меч на двоих. Да, Кирито? — счастливо затараторил Юдзио, я ответил «вот именно», улыбнувшись и кивнув. Но я почувствовал, что блестящая чёрная ветвь в моих руках стала немного тяжелее, пока я радовался.

Мы оба несколько раз поклонились, и Гаритта ответил с улыбкой.

— Это просто мой прощальный подарок. Будьте осторожны на пути. Потому что в наши дни в мире царствуют не одни лишь добрые боги… Я останусь тут ещё немного понаблюдать за великим древом. Прощайте, Юдзио и юный путешественник.

Когда мы вышли по узкой тропе из леса и вернулись на главную дорогу, прекрасная до этого погода стала ухудшаться, с востока поплыли маленькие чёрные тучи.

— Ветерок стал немного влажнее. Нам лучше идти, пока не стало слишком поздно.

— … Верно. Поспешим! — кивнул я в ответ, толстая полоска кожи, обвившая свёрток с ветвью Гигас Сидара, плотно повисла на моей спине. Большой груз за моей спиной завибрировал от громогласного рёва с востока, и мой разум слегка дрогнул.

Пара человек, два меча.

Это какая-то подсказка, признак чего-то, что приключится в будущем?

Не следует ли мне закопать этот свёрток поглубже в лесу? Такой момент раздумий заставил меня остановиться. Но какова причина моего страха, будто лучше бы я это сделал? Я совсем не понимаю.

— Слышишь, Кирито, пошли!

Когда я поднял взгляд, передо мной засияла яркая улыбка на лице Юдзио, предвкушающего неизвестный мир.

— Ладно… погнали.

Прошла всего неделя после нашей встречи, однако по какой-то причине меня не покидало чувство, что он был моим лучшим другом уже очень давно. Мы шли рядом по дороге, тянущейся на юг — прямо к сердцу Underworld`а, месту, где собраны воедино ответы на все наши вопросы, и мы ускорили шаг.

Послесловие автора

С вами Кавахара Рэки. Сейчас я представляю первый том 2012 года — "Sword Art Online 9: Alicization Beginning.

С момента выхода предыдущего тома прошло полгода. За это время много чего произошло при разных обстоятельствах, потому перво-наперво я должен извиниться за столь долгое ожидание. Простите меня! В следующий раз я приложу все свои силы!

Теперь, когда следует поговорить о содержании этой книги… что же мне написать… Хотя я хотел бы избежать спойлеров, потому что многие читатели просматривают послесловие в самом начале, как бы я ни расставлял слова, в любом случае получается лавина спойлеров! Так что я решил провести оградительную черту. Пожалуйста, имейте в виду, что за этой чертой простирается Тёмная территория!.. ха, ладно, давайте поспойлерим.


Спойлеры прямо по курсу!----------------------------------------

События 7 тома, где главным действующим лицом выступает Асуна, и 8 тома, что является сборником побочных историй, происходят до нового путешествия Кирито-сенсея в 9 томе. Хотя он прошёл сквозь разные виртуальные миры, такие как SAO, ALO и GGO, в этот раз, наконец-то, он столкнётся с «чрезмерно сложной новой игрой», поскольку он должен будет начинать с самого первого уровня… И хотя так и должно было быть… Но он сможет из места в карьер применять различные навыки мечника, прошу отнестись к этому с любовью и уважением.

Как писатель, я опробовал много новых фишек в новом мире, что появляется в этом томе, — мире Underworld. Как пример, Кирито не встречает девушку… нет, не совсем так; как далеко может зайти целенаправленная фантазия в контексте сетевых игр, об NPC, или другими словами, ИИ, темы которого ещё не затрагивались, как я смогу заострить на этом внимание, и завернуть таким образом в обёртку VRMMO побольше материала. Обдумывая то, как история будет раскрываться дальше, я чувствую, что со следующими томами предстоит как следует повозиться!

Теперь следующее, может быть, запоздало, но я хочу поговорить об аниме-адаптации Sword Art Online. Когда в конце 2001 года я потихоньку начал писать серию рассказов SAO, весь последующий год, находясь в дальнем углу интернета, я начал задумываться о дне, когда моя история сможет стать аниме… я помню тот момент, когда сказал без какой-либо уверенности: «Давайте сделаем GIF-анимацию». Чудо свершилось лишь благодаря тяжёлым стараниям иллюстратора abec-сана; Мики-сана, кто был ответственным за это и сказал три года назад: «давайте опубликуем и это!»; Цутия-сана, ассистента, чья полоска хитпойнтов из-за плотного графика постоянно была в красной зоне; и разумеется, стоит поблагодарить читателей, которые всё это время поддерживали работы писателя, я снова вас благодарю. Разумеется, работа над оригинальной новеллой далека до завершения!

Один день в декабре 2011 года, Кавахара Рэки

Примечания

  1. Сafé au lait — букв. «кофе с молоком» (фр.).
  2. Слово Dicey (англ.) означает «рискованный», «связанный с неожиданностями».
  3. Оцу — трудно переводимая фраза. В данном случае близко к понятию «добрый вечер».
  4. В оригинале — пять органов чувств. Однако не стоит забывать, что таковых гораздо больше пяти (5 + проприо-, вестибуло-, баро-, ноцицепция и тд.).
  5. На самом деле крылатые коты существуют. Генетическая аномалия неизвестной природы. Хотя для полёта такие «крылья» не годятся.
  6. Название компании RATH происходит от фразы Mome Raths из абсурдной поэмы Льюиса Кэррола «Бармаглот», в которой описано зелёное свиноподобное создание.
  7. Имеется в виду слово «pan», пришедшее в японский язык из голландского.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.