ФЭНДОМ


Sword Art Online (Ранобэ, Том 13)
SAO v13 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) ソードアート・オンライン13 アリシゼーション・ディバイディング
Название (англ.) Sword Art Online 13: Alicization Dividing
Название (рус.) Sword Art Online 13: Распутье Алисизации

Номер 13
Автор Рэки Кавахара
Иллюстратор Abec
Команда RuRa-team
Перевод Futyn
Редактирование Rindroid

Леди БугАга

Перевод иллюстраций Rindroid
Работа с иллюстрациями Eragot
Дата публикации 10 августа 2013 г.
Количество страниц 277
Персонажи на обложке Кирито и Алиса
ISBN ISBN 978-4-04-891757-5
Выпуски
Ссылки

Вики-статья

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Аннотация

— Цвети, Синяя Роза!

Будучи заключёнными в Центральный собор Церкви Аксиом, Юдзио и Кирито, следуя планам последнего, кое-как удалось совершить побег.

Юдзио намеревался вернуть в Рыцаре Всецелого Алисе ту девушку, что он знал, а Кирито желал предотвратить уничтожение Underworld’а. Движимые этими целями, они, по указанию Кардинала, у которого скрывались в отрешенной от мира Большой Библиотеке, попытались добиться аудиенции у Первосвященника, «Администратора».

Только пройдя через сражения с близнецами-стажерами, владельцем «Опаляющего лука» Деусолбертом и сублидером Рыцарей Фанацио, обладателем меча «Сокрушитель небес», Кирито и Юдзио смогли встретиться с Оливовым Рыцарем Всецелого Алисой.

Однако когда Кирито и Алиса, использовав священное искусство «Полный контроль вооружения», разрушили стены Собора, они оказались в ловушке по ту сторону обвала. Тем не менее, всё ещё веря, что его партнёр выживет, Юдзио продолжил своё восхождение. Но его путь преградил старейший и сильнейший Рыцарь Всецелого, Беркули Синтез Один. Встретившись с легендарным мечником, которого он ещё с детства мечтал увидеть, Юдзио выхватил Синюю Розу.

По другую сторону стен Собора Кирито, наконец, поднялся выше, преисполненный надеждой снова встретиться со своим партнёром. Но — внезапно представ полностью вооруженным в броню Рыцарей Всецелого, Юдзио одарил Кирито лишь ледяным взглядом!..

Стартовые иллюстрации

Интерлюдия 4

6-ое Июля, 2026 год от рождества Христова.

На гигантском корабле, который мог похвастаться размерами в четыреста метров в длину и двести пятьдесят метров в ширину, было двенадцать палуб. Вот что представляла собой «Океаническая черепаха».

И если учитывать, что даже самое большое в мире круизное судно, «Оазис морей», которое по размерам было даже меньше, чем «Океаническая черепаха», имеет целых восемнадцать палуб, то подобное использование свободного пространства казалось достаточно необычным. Вот только «Черепаха» была создана не для круизных плаваний по морям, а для океанографических исследований и удобной установки всевозможного оборудования для анализа и наблюдения этих самых исследований. Естественно, что даже у Асуны не было никакого дискомфорта относительно высоты здешнего потолка.

Первый этаж, или первая палуба, была ниже ватерлинии. Машинное отделение заняло второй этаж. А всё остальное, начиная с третьего этажа и вплоть до восьмого, было занято всевозможными видами научно-исследовательских центров, занимающихся как морской биологией и глубоководными ресурсами, так и тектоникой дна. На девятом и десятом этаже располагались жилые каюты, на одиннадцатом — рекреационные комнаты с гостиными, тренажёрными залами, бассейнами и всем прочим. Ну а в стороне от этого всего, на последнем, двенадцатом этаже, а именно в смотровой будке, располагались радары и антенны.

Судно принадлежало японскому агентству морских геологических наук. По крайней мере наполовину это было правдой.

Строительство этого корабля велось в сотрудничестве с Силами Самообороны, которые, помимо использования внутреннего ядерного реактора с водяным охлаждением, ещё и охраняли его во время строительства, да и до сих пор его не покинули.

Но не только. Главный стержень корабля — композитный титановый столб, пронзивший центральную часть корпуса судна — так и остался под контролем Сил Самообороны, которые занимались там далеко не исследованиями океана. А вернее, они занимались проектом, в котором душу новорожденного ребёнка воспитывают в виртуальном мире, создавая таким образом первый в мире искусственный интеллект типа «снизу вверх», сильный искусственный интеллект… Проект получил название «Алисизация».

6 июля 2026 года, понедельник, 7:45 утра.

Посетив Кирито… Кадзуто Киригаю, проходящего лечение в верхней части главного стержня, Асуна Юки решила позавтракать в гостиной на одиннадцатой палубе вместе с Кодзиро Ринко, исследователем технологии полного погружения.

Она решила, что просто не стоит на что-либо жаловаться. Как никак, она была не гостем на каком-нибудь люксовом корабле… да что там, скорее всего, её держали бы здесь, как под стражей (хотя она не знала, возможно ли здесь такое), если бы не слова подполковника Кикуоки Сейдзиро, руководителя проекта. Единственное, с чем Асуна могла полностью согласиться, так это то, что еда на шведском столе была приготовлена просто великолепно.

Ринко, сидя напротив неё, вонзила нож в кусок белой рыбы и произнесла, пристально глядя на поперечный разрез:

— Интересно, была ли эта рыба поймана на «Океанической черепахе»?

— К-кто знает…

Положив на свою тарелку то же самое, Асуна робко поднесла маленький кусочек ко рту. Нежное белое мясо легко прожёвывалось и даже после этого не теряло свой вкус. Она не сомневалась, что мясо было достаточно свежим, но понятия не имела, действительно ли рыбу можно было поймать, бросая удочку здесь, в открытом океане.

Переложив нож в правую руку, Асуна перевела взгляд на окно, слева от стола, попутно поднимая стакан, наполненный чаем со льдом. Спокойная гладь океана была абсолютно тёмной, без единого намёка даже на рыболовецкое судно, не говоря уж о самих рыбах.

Если призадуматься, то Асуна совершенно ничего не знала о текущем расположении «Океанической черепахи», кроме слов, что: «Она в море, недалеко от островов Идзу». Даже если они совсем рядом с островами Идзу, то с севера на юг там всё равно получается огромное водное пространство. Если она не ошибается, то даже остров Хатиёдзима, расположенный примерно в середине, находится на расстоянии почти три сотни километров от Токио.

— Ринко-сан, знаете ли вы что-нибудь о текущем расположении этого судна? Я не слышала ничего, кроме слов, что мы в море рядом с островами Идзу.

— …Сейчас, когда ты это озвучила, я понимаю, что знаю не более твоего…

Закончив препарировать рыбу, Ринко слегка наклонила голову и сунула руку в карман своего белого халата. Казалось, что она хотела достать свой портативный терминал, но, видимо, вспомнив, что здесь невозможно просто так войти в интернет, слегка нахмурилась:

— Эээ, кажется, Хига-кун говорил что-то про то, что мы где-то километров в сотне или двух к западу от острова Микура… или от острова Мияке[1].

Выдавая эти смутные крупицы информации, Ринко перевела взгляд на необычайно большое для корабля окно. Асуна тоже ещё раз взглянула на чёрно-синюю поверхность моря.

Утреннее солнце светило в противоположное окно, так что их лица сейчас должны были быть обращены на запад. Если «Океаническая черепаха» и правда сейчас западнее островов Идзу, то ни острова Микура, ни Мияко не будет видно, и уж тем более Хонсю…

Слабое «Ах» слетело с губ Асуны, когда та перевела взгляд влево. Ранее она не заметила этого, поскольку утреннее солнце светило прямо в окно. Что-то небольшое, созданное человеком, плавало далеко в море… корабль. Сравнить его размеры было не с чем, но всё равно он казался довольно большим.

— Ринко-сан, там…

Асуна указала туда ножом, чем заставила Ринко слегка прищуриться и согласно кивнуть:

— О! Это ведь корабль? Может быть, то самое рыболовецкое судно, что поймало эту рыбу… или нет, кажется…

— Эээ, нет?

Он был слишком большой для рыболовецкого судна, да и цвет был слишком однородным… Кроме того, на нём было ужасно много антенн.

Ринко встала и подошла к окну, Асуна последовала за ней. Нельзя сказать, что у неё было плохое зрение, но далекий корабль качался, размывая детали, а может ей просто мешали брызги воды. Однако не было сомнений, что на мачте, в середине корабля, виднелось множество круговых антенн. Очень было похоже на ту антенную мачту на «Океанической черепахе», которая была прямо над этой гостиной. У судна был обычный линейный дизайн, так что кроме рыболовецкого корабля это мог быть и транспортник, или нет, это мог быть…

— Военный корабль?..

И сразу, как только Асуна пробормотала это, сзади раздался мрачный голос:

— Это японское судно. Но Япония не имеет права владеть никакими военными кораблями.

Она обернулась одновременно с Ринко. Тем, кто стоял сзади, держа в руках поднос с завтраком, был человек в чистой, белой униформе с короткими рукавами… лейтенант Наканиси.

— Доброе утро, Наканиси-сан…

— Доброе утро.

Когда пара поприветствовала его, высокий Наканиси добросовестно положил поднос на ближайший столик, а затем уже снова повернулся и поприветствовал их с поклоном.

— Доброе утро, профессор Кодзиро, Юки-сан.

— Такой шанс выпадает редко, так что может вы позавтракаете за нашим столиком?

Он какое-то время обдумывал предложение Ринко, прежде чем кивнуть, словно говоря тем самым «Я соглашусь с вашим предложением». Подождав, пока Наканиси переставит свой поднос, Асуна и Ринко снова сели на свои места. Взглянув на завтрак члена Сил Самообороны, они обе удивились его количеству: большая тарелка вся была заполнена яйцами, беконом и горьким салатом.

— И как на вкус, по сравнению с едой в Силах Самообороны?

Наканиси немного натянуто засмеялся, показывая тем самым сложность вопроса Ринко, но затем, взяв вилку, ответил:

— Честно говоря, еда на «Океанической черепахе» намного лучше. Ведь даже эти помидоры и огурцы выращены прямо на корабле.

— Ух ты, так тут есть огород?

Член Сил Самообороны в этот раз ответил со слегка гордой улыбкой, как никак, перед ним были широко раскрытые глаза Асуны:

— Да, в кормовой части восьмой палубы. Правда, я подозреваю, что это был эксперимент по выращиванию растений на дне моря.

— Будет интересно, если именно это и придало помидорам солоноватый вкус.

А это уже была шутка Ринко.

— В самом деле?

Глядя на Наканиси, который с серьёзным видом жевал помидор, Асуна и Ринко расхохотались. Только взяв снова в руки вилку и нож, чтобы возобновить завтрак, Асуна вспомнила первые слова Наканиси и, задумавшись, склонила голову.

Япония не владеет военными кораблями, так он сказал, но дело должно быть не в этом. Разве его первоначальное место работы, как члена ВМС, не связанно именно с военными кораблями? Нет, Силы Самообороны — это не армия, так что корабли у них считаются не военными, как подсказывает логика. Другими словами, корабли с той стороны окна…

Асуна вновь перевела взгляд на окно и уставилась на силуэт большого линкора, заговорив:

— Тогда, раз это не военный корабль, то… этто… корабль Сил Самообороны Японии?..

— Близко. Суда, принадлежащие Морским Силам Самообороны, называются сторожевыми.

Наканиси улыбнулся во все зубы и, обернув взгляд к далёкому кораблю, продолжил:

— Этот корабль — недавно изготовленный эсминец, DD-127 «Нагато»[2]. Как и почему корабли такого класса плавают в этой части моря, к сожалению, говорить не уполномочен… ммм?..

Его слова отодвинули прочь все загадки. Прежде чем снова взглянуть на море, Асуна посмотрела на лицо Наканиси.

Пока она глядела, на сером военном корабле, по-видимому, что-то произошло, и он стал менять курс. Развернувшись кормой к «Океанической черепахе» менее, чем за десять секунд, он продолжил идти куда-то вдаль.

Увидев это, Наканиси без предупреждения встал и развернулся спиной к девушкам, вынимая из кармана необычный портативный терминал. Отточенным движением приложив его к уху, он начал тихим голосом говорить:

— Подполковник Кикуока, прошу прощения, что нарушаю ваш покой, это Наканиси. Это касается «Нагато». Разве не предполагалось, что они будут сопровождать нас до 12:00 завтрашнего дня… Нет, они изменили курс на запад… Да, немедленно буду.

Закончив телефонный разговор, он быстро развернулся, не убирая от лица терминал. На его лице было жесткое и резкое выражение:

— Профессор, Юки-сан, извиняюсь, но вынужден вас покинуть.

— Удачи вам. Я уберу вашу посуду.

— Я приму ваше любезное предложение. Простите.

Коротко поклонившись в ответ Ринко, Наканиси покинул зал с предельной скоростью.

— …Интересно, в чём дело?

— Кто знает…

Слегка наклонив голову, она ещё раз посмотрела в окно…

Чувствуя слабое и на первый взгляд совершенно необоснованное беспокойство из-за исчезнувшего в утреннем тумане корабля, Асуна слегка сжала левую руку.

Часть девятая — Рыцарь Всецелого Алиса

5-ый месяц по календарю Мира людей, год 380

~Скрип~.

~~Скриип~~.

Моё сердце вздрагивало каждый раз, как я слышал этот звук.

Этот звук исходил от кончика моего Чёрного меча, которому я так и не успел дать имя. Тот на цен вошёл в крошечную щель между белыми мраморными блоками, из которых состояла внешняя стена Центрального Собора Церкви Аксиом.

Моя правая рука, мёртвой хваткой держащая Чёрный меч, была вся влажная от пота, а плечевые и локтевые суставы были уже не в состоянии выдерживать такой вес, грозя в любой момент предать меня. Это было естественно — ведь моя совсем не мускулистая правая рука удерживала двух людей, меч с ужасно высоким приоритетом и целый набор брони.

На гладкой, как зеркало, стене было не за что зацепиться, да и глубже вонзить в стену меч я тоже не мог. А ниже меня было лишь пустое пространство. Причём на пределе была не только правая рука — левая, державшая девушку-рыцаря в блестящих золотых доспехах, была так же на грани.

Физическая усталость в Underworld’e мало чем отличалась от её эквивалента в реальном мире. Так же, как и в реальном мире, если долго идти или носить тяжести, то тело в конце концов устанет. Вот только усталость здесь имеет те же эффекты, что и травма, а именно влечёт к потери Жизни… а жизнь всех жителей Underworld’a записывается как числовое значение, сродни хит-поинтам в играх.

В реальности вряд ли можно умереть от усталости. Скорее всего, до того, как пострадает твоё тело, ты просто не сможешь больше ходить или двигаться. И тем не менее, в этом мире сила воли способна преодолеть все физические пределы. Может даже получиться так, что ты будешь продолжать двигаться, превозмогая усталость и боль, до тех пор, пока твоя Жизнь не достигнет нуля, и ты в мгновение ока свалишься и умрёшь.

И вот сейчас я могу удерживать этот огромный груз лишь силами своего физического тела. А это значит, что моя Жизнь постепенно снижается, и сколько бы я ни висел вот так, всё равно рано или поздно она дойдёт до нуля, и я умру. Тогда эта девушка-рыцарь продолжит падать вниз ещё несколько сотен метров и тоже умрёт. Хотя то же самое произойдёт, если я сорвусь раньше.

И я не единственный, кто получает урон в этой ситуации. Мой любимый меч одним своим кончиком держит этот же вес. А так как я использовал «искусство полного контроля вооружения», то уже вдвойне беспокоился за оставшуюся у него Жизнь. Сейчас я не могу заглянуть в окно Стасии, но даже так ничего удивительного не будет, если его Жизнь закончится в ближайшие несколько минут. Затем меч сломается, и будет уже невозможно восстановить его, просто вернув в ножны.

Будет ужасно обидно сломать его, даже не назвав. Ну а кроме того, если это всё-таки произойдёт, то я точно упаду и умру. Поэтому я просто обязан предпринять хоть что-то и приложить все усилия…

— Хватит, отпусти руку!

Девушка, висящая ниже… Одетая в золотую броню Рыцарь Всецелого со своим священным оружием, мечом Душистая Олива, Алиса Синтез Тридцать, снова закричала мне:

— Я не желаю жить в бесчестии, спасённая таким преступником, как ты!

Хотя я и смог ухватить её правую руку, мои ладони стали покрываться потом, и перчатки начали слегка выскальзывать.

— …Уооо… ты…

Неосознанно раскачиваясь, я сдавленно заговорил, сам того не понимая. Тем не менее, от каждого движения Чёрный меч слегка выходил из стены. Я отчаянно восстановил стабильность и, взглянув вниз, закричал:

— Дура, не двигайся. Если ты хочешь быть Рыцарем Всецелого, то и сама должна понимать, что если просто отчаешься сейчас, это ничего не решит, дура!

— Что…

Белое лицо, что выглянуло снизу, сразу покраснело:

— Ты… ты решил снова посмеяться надо мной! Не смей этого делать, преступник!

— Заткнись! Я зову тебя дурой, потому что ты дура, дура! Дура!

Не знаю, хотел ли я заставить её говорить путём провокации, или же мне просто кровь ударила в голову, но я вновь и вновь кричал:

— Достаточно?! А ты знаешь, что если ты упадёшь и в одиночку умрёшь тут, то Юдзио бросит вызов Первосвященнику! А ведь твой долг предотвратить это! Разве тогда для тебя, как для Рыцаря Всецелого, не самое ли важное — выжить? Просто ты дура, которая не понимает этого, вот почему я называю тебя дурой.

— Куу…т-так ты даже осмелился назвать меня этим унизительным оскорблением восемь раз, так…

Видимо, никто с тех пор, как она стала Рыцарем Всецелого, не называл её дурой, так что её щёки покраснели, а в глазах засияла ярость. Душистая Олива в её левой руке слегка приподнялась, и по моему телу пробежал холодок при мысли, что она решила ударить меня и, тем самым, убить нас обоих. Но, видимо, её долг был превыше секундного импульса, и меч бессильно опустился.

— …Я понимаю, что твои слова не лишены смысла, вот только…

Рыцарь Всецелого с силой сжала жемчужные зубки так, что те заскрежетали, и стала высказывать свои сомнения:

— Тогда почему ты не отпускаешь мою руку? Если это из жалости, то мне легче будет умереть. Так что ты можешь мне сказать относительно этого?

Жалость не была причиной. В конце концов, само спасение Алисы было одной из двух причин, по которым мы с Юдзио наметили своей целью Центральный Собор.

И тем не менее, у меня не было времени объяснять ей всё. А главное то, что фактически Юдзио хотел спасти не Рыцаря Всецелого Алису, а свою подругу детства, которую восемь лет назад похитили из деревни Рулид, Алису Щуберг.

Я изо всех сил старался придумать своим почти перегревающимся мозгом оправдание, которое удовлетворит Алису. Вот только я был просто не способен придумать что-либо подходящее. Так что выхода не было, пришлось слегка приоткрыть для неё завесу истины:

— Я… Юдзио и я проделали этот путь вовсе не для того, чтобы уничтожить Церковь Аксиом.

Глядя вниз на голубые глаза Алисы, что прямо источали свет, мне пришлось продолжить:

— Мы тоже хотим спасти Мир людей от вторжения со стороны Тёмной Территории. Мы даже сражались с группой гоблинов в Горной Гряде на Грани два года назад… Хотя ты, скорей всего, не поверишь моим словам. Вот почему мы не можем позволить одному из самых сильных Рыцарей Всецелого умереть здесь. Твоя сила очень важна.

Наверное, такого ответа она никак не ожидала, поэтому сначала она, ничего не говоря, сдвинула брови. Но потом жёстким голосом спросила:

— Тогда почему ты поднял свой меч на другого человека и нарушил самое важное Табу, пролив человеческую кровь?

В голосе Алисы и в её глазах отразилась вся её подлинная праведность, пусть даже слегка искажённая целями Первосвященника.

— И почему вы причинили вред другим Рыцарям Всецелого, начиная с Элдри Синтез Тридцать Один?!

Я просто не мог ничего сказать в ответ на слова этой девушки. В конце концов, хотя мои слова о спасении Мира Людей и были правдивыми, они в то же время были и самым большим моим обманом.

Если бы я достиг высочайшего этажа Собора, а затем сразился и победил бы Первосвященника, Администратора, то отшельник-Кардинал завладела бы всеми её полномочиями. И наверняка эта девушка попытается вернуть Underworld в первоначальное состояние, чтобы предотвратить приближающееся бедствие. И я не имею ни малейшего понятия, как избежать такой развязки.

И тем не менее, если мы с Алисой умрём тут, то мир ждёт ещё более ужасная участь.

Если Кардинал так и останется лишённой своих полномочий, то «заключительный этап эксперимента по нагрузке»... иными словами, вторжение со стороны Тёмной Территории, начнётся, и Рыцари, которых ранили мы с Юдзио, не смогут противостоять врагам. Вот тогда люди окажутся брошенными в умирающем мире, где не спасётся совершенно никто.

И чего я просто не могу принять, так это то, что я просто очнусь в Трансляторе души, даже если умру в этом мире. Жители этого мира же будут умирать в адских мучениях, пока я живой и невредимый вернусь в реальный мир. И я просто не могу позволить этому случиться.

— …Я…

Интересно, что я вообще могу донести до теперешней Алисы, хранителя Церкви и порядка, за то время, что у нас осталось. Даже если эти слова не дойдут до неё, у меня нет выбора, я должен уйти в сторону от разговора и поведать то, что хочет сказать моё сердце.

— Юдзио и я атаковали Райоса Антиноса и Умбела Зизекка потому, что Церковь Аксиом и Индекс Табу несовершенны! Неужели ты и сама в глубине души этого не понимаешь? Индекс Табу позволяет дворянам высшей ступени распоряжаться ни в чём не повинными девушками, такими как Рони и Тейза, как они хотят… Ты и правда думаешь, что это простительно?!

Перед моими глазами всплыла сцена, что произошла два дня назад в одной из комнат дортуара элитных мечников при Академии Мастеров Меча. Рони и Тейза полностью связаны, а их щёки сырые от слёз… — от этих воспоминаний моё тело начало дрожать. Кончик меча в стене слегка заскрипел, но это меня совершенно не взволновало, и я продолжил кричать:

— И что ты думаешь? Ответь мне, Рыцарь Всецелого!

Мои бушующие эмоции превратились в одинокую слезу, которая сорвалась с моих ресниц и упала прямо на лоб висящей ниже Алисы, разлетевшись крошечными брызгами. Дыхание Золотого рыцаря участилось, и она широко распахнула глаза.

Голос, раздавшийся из её слегка дрожащих губ, казалось, потерял былую жёсткость:

— …Закон есть закон… а преступление есть преступление. Как можно сохранить порядок, позволив людям решать всё самим?

— Точно, тогда кто может решать? Может тот, кто сделал эти законы, первосвященник Администратор? Или же нет? Боги небесного мира? Тогда почему бы им не покарать меня прямо сейчас, ударить молнией и заставить сгореть!

— Действия богов… Стасии-сама, выражаются в том, что делаем мы, её слуги!

— Юдзио и я прошли этот путь, чтобы ясно дать вам понять! Чтобы победить Администратора и доказать, что это ошибка! И по этой причине…

Я глянул вверх и убедился, что мой любимый меч, вклинившийся между плитами, уже на пределе. Кончик меча или сломается или просто выскользнет оттуда, как только Алиса ещё раз шелохнётся. Хотя нет, хватит и малейшего порыва ветра, чтобы заставить нас двоих полететь вниз.

— …Я не могу позволить тебе умереть здесь!

Сделав глубокий вдох и задержав дыхание, я собрал все свои силы и начал двигаться.

— …Увооо!

Весь мой дух взбушевался, но я поднял Алису, что висела на моей левой руке. Сильнейшая боль пробежала по моим суставам, но я всё-таки смог поднять её до моего уровня и, тратя остатки своих сил, закричал:

— Воткни свой меч в этот шов!.. Пожалуйста, я больше не могу держаться!

Я пристально посмотрел своим безумным взглядом на искажённое лицо Алисы, висящей справа от меня.

После мгновения тишины Алиса двинула левой рукой, которой держала свою «Душистую оливу», и меч с резким звоном глубоко вошёл в зазор между мраморными плитами.

Почти в то же мгновение Чёрный меч выпал из зазора, и я, отпустив руку Алисы, стал падать.

Меня с головы до ног сковало страхом, мгновенно в моей голове пронеслось долгое-долгое падение и в конце «Смерть».

Но на самом деле то, что я ощутил, было лишь мгновением невесомости и внезапным шоком. Блестящая правая рука Алисы крепко схватила меня сзади за ворот рубахи.

Убедившись, что меч Алисы сможет выдержать вес двух наших тел, я сделал глубокий вдох. Моё сердце, до этого колотившееся как заведённый будильник, постепенно успокаивалось, и я, наконец, смог почувствовать себя достаточно непринуждённо.

— …

Я молча посмотрел на ту, с кем мы за одну секунду поменялись местами как физически, так и морально.

Всем своим видом показывая все те противоречивые чувства, кипевшие у неё внутри, золотой Рыцарь Всецелого с силой сжала зубы. Держащий меня за шиворот кулак раз за разом то начинал ослабевать, то вновь хватал с полной силой.

В Underworld’e я не знаю никого, кроме Юдзио, кто бы мог колебаться в такой ситуации. Остальные люди… искусственные флактлайты, слепо уверены в своих стандартах добра и зла, так что не будут колебаться в случае важного выбора. Грубо говоря, все решения за них принимает что-то ещё или кто-то ещё.

Другими словами, даже из одного этого происшествия я могу понять, что в Алисе скрывается больше «человечности», нежели во многих других. Особенно с учётом того, что первосвященник Администратор, сделала с её душой.

Не могу даже представить, какой внутри неё сейчас конфликт. Тем не менее, после нескольких долгих секунд моё тело с лёгкостью вернулось на прежнюю высоту.

В отличие от девушки, мне не нужно было стесняться. Я тут же сунул чёрный меч в мраморный шов и, проделав это, ещё раз глубоко вдохнул.

Как только моя позиция стабилизировалась, Алиса отдёрнула свою правую руку и даже гневно отвернулась. Её голос, которым она говорила сейчас, обдуваемая ветром, был слабым, чего нельзя было сказать о тоне.

— ...Я тебе не помогала, я лишь отдавала долг… Кроме того, с нашими мечами мы просто не можем решить эту проблему.

— Ясно… в этой ситуации мы равны.

Решив говорить осторожно, я снова открыл рот.

— Итак, у меня есть предложение… Очевидно, что при таком положении дел мы просто обязаны вернуться в башню любой ценой. В таком случае, не согласишься ли ты на временное перемирие?

— …Перемирие?

Я чувствовал, что взгляд от её слегка наклонённой ко мне головы был полон подозрений.

— Да. Больше не получится сломать внешнюю стену собора, да и забраться вверх по ней задача тоже не из лёгких. Наша выживаемость увеличится, если мы будем работать в паре, а не поодиночке. Конечно, всё решилось бы совсем иначе, если бы у тебя был лёгкий способ вернуться внутрь.

— …

Алиса огорчённо прикусила губу, но тут же шёпотом возразила:

— …Если бы у меня был такой способ, я бы давно им воспользовалась.

— Так и есть. Так могу я рассчитывать на наше перемирие и сотрудничество?

— До этого… Ты сказал о сотрудничестве, но что к этому относится?

— Помогать другому, если тот будет близок к падению, только лишь. Было бы замечательно, будь у нас верёвка, но, наверное, я прошу слишком много.

Больше не оглядываясь на меня, Рыцарь Всецелого погрузилась в долгое молчание, но, в итоге, почти незаметно кивнула:

— Твоё предложение разумно… Но я должна признаться. Это не помощь, а…

Решив сказать другое, Алиса продолжила, одарив меня последним коротким взглядом:

— Как только мы вернёмся в башню, я тебя уничтожу. Будь в этом уверен и не забывай.

— …Я буду иметь это в виду.

Ещё раз мне кивнув, Алиса прочистила горло, будто отказываясь от старых мыслей:

— Ну тогда… тебя нужна верёвка? У тебя нет ненужной ткани?

— Ткани…

Я посмотрел вниз, на своё тело, но если задуматься, в моих карманах не было даже платочка. В Alfheim’e я мог носить горы запасной одежды в своём инвентаре, но, к сожалению, в Underworld’e такой функции не было.

— …Даже если ты спрашиваешь, у меня нет ничего, кроме этой рубашки и штанов. Правда, я могу их снять, если надо.

Только лишь я слегка пожал левым плечом, как Алиса показала на лице самое яркое чувство за всё время, да ещё и закричала:

— Мы не опустимся до этого! Боже мой, это отвратительно! Как вы могли идти в бой лишь с одним мечом?!

— Эй, эй, тем, кто связала нас в Академии Мастеров Меча и оставила лишь с одеждой, была вообще-то ты.

— Да, но после вы ворвались в оружейную палату, так? Там должна была быть связка высококачественных верёвок… ааа, ладно, это пустая трата времени.

Алиса качнула головой в сторону, и, издав «хммм», подняла правую руку, одетую в золотую перчатку. Видимо поняв, что не может отвести левую руку от меча, она нахмурилась. Махая рукой у моей головы, она приказала:

— Выверни перчатку своей свободной рукой.

— Ааа?

— И не смей коснуться моей кожи. Поспеши!

— …

В воспоминаниях Юдзио Алиса была самой весёлой, энергичной и нежной девочкой из тех, что жили в Рулид. Тогда откуда появилась прямо ей противоположная нынешняя личность?

Думая об этом, я поднял левую руку, которая наконец-то восстановилась, и расстегнул застёжку на её перчатке. Алиса, заставив меня держать её перчатку, быстро вытащила оттуда свою бледную руку и, размахивая тонкими пальцами, начала кричать.

— System Call!

Сказав начальную фразу для священного искусства, она начала быстро скандировать сложное, незнакомое искусство. Перчатка у меня в руке стала испускать ослепительный свет и с большой скоростью менять форму. В считанные секунды моя левая рука схватила аккуратную связку золотых цепей.

— …Оооо, превращение?..

— Ты что, не слушаешь? Или твои уши забиты насекомыми-паразитами? Это было обычное преобразование формы, никто не способен изменять свойства материала, кроме, конечно, её почтения Первосвященника.

Сказав Алисе, что, видимо, не собиралась успокаивать свой острый язычок, «прости», я проверил прочность цепи. Когда я сунул её конец себе в рот и потянул, мне казалось, что зубы просто вылетят, так что я взволновано ослабил челюсть. Сомнений в том, что она была достаточно жёсткая, даже будучи тоньше мизинца, не было. На ней были крепкие, даже с виду, застёжки-крепления.

Я прикрепил один конец цепи к своему поясу и предложил второй конец Алисе, та взяла его рывком и прикрепила к металлическому креплению на ремне. Длина этой цепи была где-то метров пять. Можно было сказать, что мы находились в относительной безопасности, если у кого-то соскользнут руки. Правда, даже так нам придёт конец, если будем падать вместе.

— А теперь…

Осмотревшись, я понял, в какой ситуации мы оказались.

Судя по направлению солнца, мы болтались на западной стене Центрального Собора. Небо над нами было местами синим, местами уже фиолетовым, солнце за ним окрашивало белую башню в рыжий цвет. Соответственно, сейчас было где-то три часа дня.

Нерешительно глянув вниз, я увидел бледные облака, летавшие над миниатюрным садом, каменные стены, что охватывали его, и даже «бессмертные стены» Центральной Центории. Всё это заставляло ещё раз понять, насколько ужасно высоким является собор.

Каждый этаж башни был где-то шесть метров, включая толщину пола, так что до восьмидесятого этажа, где мы с Алисой боролись, было где-то метров четыреста восемьдесят. Хотя, если вспомнить «Великий Коридор Духовного Света» на пятидесятом этаже и его высокие потолки, то лезть нам пришлось бы метров пятьсот. И если мы упадём, то, безусловно, умрём. Кроме того, это тело, скорее всего, просто превратится в мелкие ошмётки даже до того, как я умру. Ветер пока что был спокойным, но я уверен, что рано или поздно это закончится.

Моя спина дрогнула, и я схватил меч правой рукой, тут же вытерев потную левую ладонь о штаны.

— Этто… я просто проверю, но…

Алиса, которая также разглядывала всё под своими ногами, находившимися рядом со мной, услышав мой голос, подняла лицо. Может быть мне просто показалось, но её цвет лица стал хуже, но вот речь оставалась такой же резкой:

— Что?

— Нет, ну… Я думал, что знатные бойцы, вроде тебя, которые способны использовать передовые священные искусства, вроде изменения формы объекта, должны знать и искусство для полётов… или нет, ааа, прости…

Несмотря на то, что я быстро извинился, увидев, как поднимаются её брови, Алиса начала ругать меня, не проявляя милосердия:

— Да чему тебя учили в академии? Даже самые маленькие послушники знают, что единственный человек, способный пользоваться искусством полёта, это её почтение Первосвященник!

— Вот почему я сказал «просто проверю». Тебе не на что злиться!

— Это из-за твоего странного оскорбления!

Постепенно до меня стало доходить, что личность этого Рыцаря Всецелого Алисы имеет ужасное сходство с моей, даже если закрыть глаза на наши точки зрения. Но я всё равно продолжал задавать вопросы, задавив своё желание поскандалить с ней:

— …Тогда я ещё раз просто проверю… А что насчёт того огромного дракона, на котором мы сюда прилетели?

— Ты задаёшь всё более и более глупые вопросы. Взять летающего дракона можно только на посадочной площадке на тридцатом этаже. Ни один дракон не поднимется выше, даже… нет, даже для Командира Рыцарей.

— В-всё равно, лучше, если я буду знать об этом, да?

— Ты должен был понять всё это, когда нашёл посадочную платформу для драконов на тридцатом этаже!

Не знаю, сколько времени уже прошло, но друг на друга мы пристально смотрели секунды три, прежде чем я проглотил весь свой гнев от неоправданных замечаний великого Рыцаря Всецелого, повернул голову назад и заговорил.

— …Продолжим развивать идею с полётом… наверное.

Казалось, ещё секунды две Алиса пыталась успокоиться, но потом её голубые глаза посмотрели вверх и она кивнула.

— Даже птицы не подбираются к верхним этажам собора. Я не знаю всех подробностей, но я слышала, что это работа уникального искусства, созданного самим Первосвященником.

— Так вот оно что… это весьма и весьма дотошно.

Я снова огляделся и увидел вдалеке силуэты птиц, которые, разумеется, даже и не собирались приближаться. Это с лёгкостью можно назвать воплощением туманной магической способности и нездоровой настороженности самого влиятельного существа, Администратора. Если смотреть на это так, то и гигантскую башню можно считать не только символом её власти, но и выражением страха к невидимым врагам.

— В таком случае, у нас только три пути… продолжать опускаться, начать подниматься или снова пробить стену.

— Третий, наверное, будет очень трудный. Как и «бессмертные стены», наружные стены собора имеют просто бесконечное количество Жизни и способность восстанавливать себя. То же самое относится и к стеклу на нижних этажах.

— Тогда будет бесполезно спускаться к окнам, да…

Когда я пробормотал это, Алиса сначала слегка кивнула, а потом уже заговорила:

— Во-первых, раньше я вообще не верила, что возможно изнутри проделать дыру в стене башни… Невозможно не думать о происшествии, которое случается один раз на миллион, о той необъяснимой мощи, что появилась при контакте нашего с тобой искусства полного контроля. Боже мой, насколько же бессмысленный акт ты сотворил.

— …

Если я сейчас возражу ей, то мы опустимся в спираль ссор. Так что я держал всё внутри, заставлял себя успокоиться и избавиться от этого тяжёлого дыхания, ну а потом я спросил:

— …Но тогда разве не логично будет, что мы сможем сломать стену, если всё повторим?

— Нельзя полностью отказываться от этого, но… будет трудно попасть внутрь всего за несколько секунд, пока она сама не восстановится. И ещё кое-что… Следует отметить, что я уже использовала это дитя… этот меч, «Душистую Оливу» дважды в режиме полного контроля. Я не смогу больше использовать её, пока не дам ей полежать под большим количеством солнечного света или дать ей отдохнуть в ножнах.

— Да, у меня то же самое, мне надо дать ему отдохнуть в ножнах… вернее, для нас самым плохим вариантом будет просто болтаться здесь, да? Лучше всего нам будет уже начать двигаться, независимо от того, вверх или вниз.

Я пытался осмотреть всю мраморную стену, чтобы подкрепить свой план, но количество как выбоин, так и неровностей вообще было равно нулю. Блоки размером в два метра были необычайно аккуратно приставлены друг к другу, вдобавок на западной стороне не было ни одного окна. Хотя, со слов Алисы, у нас бы всё равно не было шанса разбить его, даже если бы оно здесь было.

Что касается способа перемещения, было бы неплохо подготовить что-то типа питонов[3], используемых в скалолазании; их можно было бы вбивать в зазоры между мраморными блоками. Разницы, куда двигаться, не было, так что я бы пошёл вверх, вот только была одна проблема…

Я взглянул на Алису, висевшую слева от меня с самым серьёзным выражением лица. Я собрался с духом и спросил, смирившись c низкой вероятностью положительного ответа:

— Если мы пойдём вверх… там мы где-нибудь сможем забраться в башню?

Алиса начала нерешительно покусывать губы. Если мы и правда сможем забраться внутрь где-то вверху, то это, наверное, место, очень близкое к верхнему этажу, где находится Администратор. Послать туда врага Церкви для Рыцаря Всецелого будет аналогично нарушению табу.

Однако…

Алиса сделала глубокий вдох, наполнила свой взгляд силой и кивнула:

— Сможем. На девяносто пятом этаже есть «Смотровая Утренней Звезды», она полностью пустая, там есть только колонны с четырёх сторон. Мы сможем легко забраться внутрь, если дойдём дотуда. Но…

Тут в её голубых глазах появился удивительно сильный блеск:

— Даже если мы доберёмся дотуда, я всё равно обязательно уничтожу тебя.

Увидев в её взгляде достаточно решимости, чтобы вызвать покалывание у меня в затылке, и глядя прямо на неё, я кивнул:

— С самого начала мы так и договаривались. Ну… тогда, ты готова забираться?

— …Замечательно. Всё-таки этот план более уместный, нежели спуск к земле. Однако… хотя ты и сказал об этом так самоуверенно, как ты собираешься подняться по вертикальной стене?

— Ну, очевидно же, что мы просто будем двигаться вертикально вверх… нет, это шутка…

Избегая взгляда Алисы, которая мгновенно стала холоднее льда, я прочистил горло и, сменив руку, держащую меч, на левую, протянул правую ладонь вперёд и произнёс текст искусства:

— System Call! Generate metallic element!

Блестящий металлический элемент, похожий на ртуть, тут же появился; затем, используя ещё одно искусство и силу своего воображения, я изменил его форму. Тот вытянулся в длину где-то на пятьдесят сантиметров и слегка заострился с одной стороны, став похожим на небольшое лезвие. После я создал небольшой импровизированный крюк, за который можно было бы держаться.

Глядя на каменный шов, куда втиснулся кончик моего Чёрного меча, я с силой замахнулся правой рукой:

— Хы!

Я загнал крюк с такой силой, с которой только мог, и, к счастью, лезвие не сломалось, войдя в настолько узкий проход. Я попытался вырвать его, дёргая то вверх, то вниз, но казалось что оно встало настолько крепко, что сможет выдержать даже мой вес.

Жизнь у объектов, созданных священным искусством, чрезвычайно мала, так что, даже если их оставить в покое, они исчезнут в течение нескольких часов. Следовательно, страховочная цепь между Алисой и мной могла оказаться в итоге ненужной, но будет достаточно, если с её прочностью она будет поддерживать нас во время подъёма по стене.

Ощутив на себе уже привычный подозрительный взгляд Алисы, я с силой схватил крюк своей правой рукой, одновременно до предела напрягая левую руку с Чёрным мечом в ней и пытаясь достать его. Вложив в итоге его в ножны, что болтались у меня на поясе, я вогнал в стену ещё один сорокасантиметровый питон и схватил его уже двумя руками, пытаясь использовать как подобие перекладины, будто я выполнял кип[4].

Хотя моё физическое состояние в Underworld’e и не дотягивало до времён окончания SAO, когда я мог дать прикурить ниндзя из фильмов категории Б, я был куда проворнее и мускулистее, чем в реальном мире. Придерживаясь левой рукой за стену, я поместил ногу на полосу: мне повезло за одно движение взвалить всё тело на металлический прут.

— Ты… ты в порядке?

Посмотрев вниз, я увидел бледную Алису, которая плотно держала свободной рукой золотую цепь, глядя на меня. Это её выражение лица было неожиданно детским, и мне страсть захотелось сделать вид, будто падаю, но я понял, что сейчас не время для этого.

- Я в порядке... я думаю.

Небрежно дав ей знак правой рукой, я снова прочёл искусство и создал новый питон. Вбив его в следующий зазор с достаточным нажимом, я повторил аналогичные действия. Ощущая скромное чувство выполненного долга, как никак, мы смогли продвинуться вперёд, пускай это и были всего пара метров, я окликнул Алису, что была ниже:

— Ладно, похоже, что это работает! Хорошо, что я сделал и придумал этот первый питон…. Нет, этот металлический стержень.

Тем не менее, Рыцарь Всецелого так и продолжила просто смотреть на меня. Её губы слегка двинулись, и вскоре до меня дошёл её слабый голосок.

— …огу.

— Ааа? Что ты сказала?

— …Я не могу, вот что!

— Нет… нет, ты можешь. С твоей-то силой, приподнять собственное тело было бы…

— Я не об этом говорю!

Алиса решительно покачала головой, делая вид, будто я ей ужасно нагрубил:

— …Это первый раз, когда я застреваю в подобной ситуации… я… Может, это и позорно, просто так висеть… Но это просто невообразимый план, идти по настолько тонким опорам, это просто…

На какое-то время я элементарно потерял дар речи; её голос казался настолько хрупким, будто в любое мгновение мог просто исчезнуть.

В целом, жители Underworld’a, как правило, вообще плохо переносят ситуации, которых не ожидали, или тех, что находятся вне их здравого смысла. С самого начала их приспособляемость к «обычно невозможным ситуациям» была просто минимальна, как у элитного мечника Райоса, когда ему отрезали обе руки, и пока его Жизнь исчезала, рушился и его флактлайт… по крайней мере так я думаю.

Полагаю, даже являющиеся Рыцарями Всецелого не способны справиться с ситуацией вроде выпадения прямо в небеса из огромной дыры в стене башни, которая должна быть нерушима, по идее. Да и застрять там, свисая без опоры на огромной высоте, где не летают даже драконы… Или, может, просто Алиса Синтез Тридцать, что могла похвастаться идеальным мастерством меча, в глубине души была просто обычной девушкой, как и все.

SAO v13 06

В любом случае, услышать от гордого Рыцаря Всецелого подобные слова — истинная редкость, которая возможна только в рамках этой ситуации. Всё обдумав, я крикнул:

— Ладно! Я буду тянуть тебя до опоры цепью!

Алиса прикусила губу с таким видом, будто внутри она взвешивала свою гордость и страх. Но, поскольку я совершенно не собирался отказываться от её предыдущих условий, она всё-таки ухватила золотую цепь и слегка кивнула:

— …Я в твоих руках.

Хотя внутри у меня и появилось желание подразнить её из-за этого почти немого голоса, я схватился за цепь, а ещё:

— Угу, я буду поднимать тебя медленно. Я начинаю.

Сказав лишь это, я осторожно потянул цепь вверх. Моя опора, питон, слегка заскрипела, но, видимо, он мог выдержать вес и нас двоих, если, конечно, не стоять на нём долго. Стараясь не трясти его, я сразу поднял великого рыцаря в золотом до момента, когда пришлось перехватить цепь.

— …Ладно, теперь ты должна прямо сейчас вынуть свой меч.

Алиса кивнула и деликатно извлекла свою Душистую Оливу из каменной стены, где она была. В этот момент цепь снова потянула вниз, так как её вес увеличился, но я был уже готов к этому.

Убедившись, что она убрала свой меч в ножны, я продолжил подтягивать её. Как только она достигла первого питона, я снова заговорил.

— Держись за стену обеими руками… Ладно, я отпущу цепь.

С моей точки я не мог видеть выражение её лица, однако Алиса отчаянно пыталась удержаться на стене и случайно покачала головой. Представляя, какое у неё сейчас будет выражение лица, и её золотые волосы, развивающиеся на ветру, я осторожно опустил правую руку. Рыцарь закончила это всё, сначала слегка пошатываясь на узком крюке, но потом сразу восстановила равновесие.

— Вот так…

Я глубоко вздохнул.

Я понятия не имел, сколько было до этой «Смотровой Утренней Звезды», что на девяносто пятом этаже. Но в конечном счёте, если мне удастся повторить это, то мы всё-таки сможем забраться. Проблемой могла стать лишь ночь, ведь засветло мы бы не смогли добраться, и если мы хотим продолжать забираться, то должны быть морально готовы ночью спать в висячем положении.

— Я попробую другую.

После того, как я бросил это вниз, Алиса посмотрела на меня жёстким взглядом и ответила голосом, едва различимым среди шума ветра:

— …Пожалуйста, будь осторожен.

— Понял.

Я инстинктивно поднял вверх правый палец, хотя в Underworld’e никто и не понимал этого жеста, а затем начал петь искусство для создания третьего питона.

Хотя в Центории и была середина лета, солнце всё быстрее и быстрее заходило.

Белая стена, ранее окрашенная солнцем в рыжий цвет, сначала стала ярко красной, затем фиолетовой, ну а потом вообще оказалась синей или цвета индиго. Тогда-то я и смог с первого взгляда рассмотреть на горизонте западную часть Горной гряды на Грани.

Над нашими головами уже мерцало множество звёзд, но особого продвижения мы не добились. Непредвиденный лимит системы мучил нас уже час или около того.

Последовательность и правда была проста. Создание одного питона священным искусством, фиксирование его в промежутке между плит и преодоление этой высоты. После подтянуть цепью Алису и разместить её на крюке вместе со мной… вот и всё. Повторив это раз десять, получилось уложиться всего в три минуты.

Однако проблема была именно в этом важном для нашего плана питоне.

В этом мире нет ничего подобного тому, что в ALO называлось «мана». Аналог любого волшебства, «священные искусства», можно применять до тех пор, пока им удовлетворяет твой контроль системы.

Вот только это не значит, что их можно применять бесконечно в любом месте или времени. Закон этого мира, твердящий, что для любого действия нужны какие-то ресурсы, применяется и для священных искусств. Использование искусства потребляет необходимые ценные катализаторы, Жизнь для живых объектов, вроде людей, или же «космические ресурсы», что находятся вокруг них.

Эти космические ресурсы не имели числового значения, да и вообще с ними всё проблематично. В основном, они восполнялись через солнечный свет или плодородную почву. В светлом месте с плодородной почвой можно использовать искусства почти постоянно, но с другой стороны, в закрытой комнате из камня потребуется очень много времени, чтобы ресурсы восполнились.

А если рассматривать то положение, в котором мы оказались, застряв на высоте в пять сотен метров, когда солнце почти зашло, то начинаешь понимать, что худший из вариантов развития становится всё ближе и ближе. Ну и как итог, окружающие нас ресурсы были исчерпаны, и мы больше не могли создавать питонов.

— System Call! Generate metallic element!

В моей протянутой ладони вместе со слабым сиянием появился пустой серебряный шарик, что сразу превратился в облако дыма.

Я вздохнул, а Алиса заговорила измученным голосом, каким говорила ещё два метра назад:

— …Создание этих предметов, наверное, значительно истощило эту область… Можно сказать, нам повезёт, если сможем создавать в час хотя бы один, но это только вместе с силой Солус… Как высоко мы забрались?

— Эээ… Я полностью уверен, что мы уже прошли восемьдесят пятый этаж.

— И нам ещё далёко до девяносто пятого.

Я долго смотрел на исчезающие тона фиолетового в небе, а потом кивнул:

— Да… так или иначе, будет опасно подниматься в полной темноте. И всё же… мы точно не сможем отдохнуть, даже если остановимся на ночь….

На худой конец, мы могли отдохнуть, вися на цепях, но любой крюк не проживёт под нашим весом и десяти минут, хотя всегда можно было прибегнуть к мечам. Вот только сомнительно, что наши мечи смогут тогда дожить до утра.

В надежде, что смогу найти хоть что-то, хоть какой-то выступ, на который можно повесить цепь, я посмотрел на стену над моей головой. И…

— Ааа…

Там находилось несколько сложных силуэтов, где-то восемью метрами выше. Казалось, что с закатом ушёл и туман, показав верх башни и лики скрытых объектов.

— Эй, вон там… Ты видишь там что-нибудь?

Как только я закричал, Алиса, что была у моих ног, подняла лицо. Её глаза прищурились, и она ответила:

— Вижу… может, это статуи или что-то подобное? Но что они делают на такой высоте?.. Здесь нет вообще никого, кто бы мог на них смотреть.

— Это не важно. Пока они там, мы сможем отдохнуть на них. Однако до них ещё восемь мет… восемь мэру. Я бы смог залезть туда, будь у нас хотя бы ещё три стержня…

— Три… поняла.

Было видно, что мгновение Алиса размышляла, прежде чем быстро кивнуть:

— Понятно. Я планировала оставить это на случай самой крайней необходимости, но… кажется, сейчас как раз этот случай.

Сказав это, она прислонилась к стене и начала снимать левую перчатку. Глядя на броню, что даже в такой темноте излучала слабый золотой свет, она произнесла первую фразу священного искусства…

Когда песня, более певучая, чем я когда-либо мог произнести, была закончена, появилась мимолётная вспышка света… а после перчатка уже превратилась в три крючка, до того, как я смог бы даже обработать их. Возможно, преобразование формы Алисы стоило бы нам большего, чем искусство создания элемента, но сейчас оно принесло плоды, несмотря на то, что наши ресурсы ограничены.

— Вот, воспользуйся этим.

Алиса вытянула вперёд сжимающую крюки правую руку, хотя была на два метра ниже меня. Я наклонился до опоры и осторожно взял эти драгоценные приспособления.

— Спасибо за помощь.

— Если понадобится, то у меня есть ещё броня, но…

Я посмотрел на охватывающий верхнюю часть её тела нагрудник и покачал головой.

— Нет… до самого конца надо поэкономить. Никогда не знаешь, когда что-то пригодится…

Медленно встав, я прицепил два из трёх крюков Алисы на своём поясе, а третий сжал в руке.

Золотая стойка, как и ожидалось, вошла в разрыв куда легче, нежели сделанные из металлического элемента. Забравшись на неё, я уже привычно поднял Алису цепью.

Повторив эту систему, я смог чётко разглядеть тот загадочный объект, пусть тот и был в четырёх метрах от меня, да и свет был тусклым.

Это и правда была каменная статуя. Влево и вправо, будто окружая собор, протянулась узкая терраса, где и выстроились несколько таких фигур.

Однако это были не богини или ангелы, каких я видел в башне бесчисленное количество раз.

Они казались людьми, но их позы, с кривыми ногами в приседе, ещё и сложа руки на коленях, совсем не имели связи с целомудрием. Прочные, грубые мышцы бугрились на конечностях, а на их спинах были острые как ножи крылья.

Да и головы статуй можно было назвать не иначе, как нелепыми. Округлый рот был вырезан в передней части длинной дуги. Их головы были очень похожи на головы долгоносиков или кого-то подобного.

— Тьфу… этот грубый дизайн, — пробормотал я.

— Эээ?.. О-он же с… Тёмной территории!.. — сразу же удивлённо закричала Алиса.

Сидящая каменная статуя надо мной покачала своей головой вправо-влево, попутно слегка прикрывая и открывая свой миногоподобный рот. Это не было украшением из камня… ОНО было живым.

Если бы это был квест в какой-нибудь VRMMO, сделанной в реальном мире, то это была бы классическая сцена нападения.

Тем не менее, тогда сценаристом должен был быть полный садист или же зелёный новичок. Как никак, мы стояли на питонах, что давали нам свободную зону меньше даже сорока сантиметров от стены, здесь даже шаг сделать невозможно.

Заведомо проигрышное событие, такие слова я сейчас прокручивал у себя в голове, но пришлось сразу отбросить их. У меня не было абсолютно никакой надежды, что даже если мы начнём падать, кто-то будет нас спасать. Мы должны были сами ломать головы, как предотвратить этот финал. А иначе нам ничего не останется, кроме как умереть.

Когда я немного успокоился, крылатая статуя стала менять свой оттенок, при этом ещё и дрожа, будто от страха. Её кожа, что первоначально была серо-белая, под цвет стены, стала окрашиваться в угольно-чёрный цвет.

— Басаа!

Не дожидаясь его чёрных крыльев, в ответ на его крик, я достал с талии свой меч. Оглядывая крылатое чудовище, бывшее ранее каменной статуей, я позвал Алису, что стояла на два метра ниже меня:

— Похоже, что нам придётся бороться с ним здесь. Приоритетной задачей остаётся — не упасть!

Тем не менее, немедленного ответа я от неё не услышал. Бегло глянув вниз, мой взгляд остановился на выделяющемся в сумраке бледном лице Алисы, которое не выражало ничего, кроме изумления. Этого не может быть, почему это… Даже сквозь восходящий воздушный поток моих ушей достиг шум.

Почему Рыцарь Всецелого, которая должна знать о Церкви Аксиом всё, настолько шокирована? Я не знаю ничего сверх того, что услышал, но, по-видимому, Первосвященник, Администратор, дошла до высшей степени эксцентричной бдительности. Было бы не очень странно для неё поставить кого-то, чтобы тот защищал область над зоной полётов от людей, решивших забраться на неё.

Этот защитник… монстр, внешне, если забыть про голову, напоминающий «горгулью», появляющуюся во многих играх, схватил край террасы своими когтистыми лапами и выпустил из своего рта громкое «бушуу». Я заметил, что горгульи справа и слева от первой тоже начали менять цвет, заставляя меня дрожать. Если на всех стенах столько горгулий, то их число легко может превысит сотню.

— Чёрт возьми!..

Пока я говорил, то слегка сдвинул тело, так что пришлось, шевельнув мечом, прислониться к стене, что заставило меня потерять баланс. Ну а моим плацдармом был обычный металлический стержень, и опыта такого боя я не имел, даже если вспомнить обо всём, что я делал в SAO.

Что же нам делать?.. Я слышал шум крыльев, и времени на обдумывание не оставалось. Я посмотрел вверх, а там горгульи на фоне тёмно-синего неба глядели на меня своими круглыми глазами, присаженными к узкой морде по бокам.

Чудовище, превзошедшее все мои ожидания, было где-то метра два в длину. Кроме того, от его талии протягивался длинный хвост, что был, наверное, длиной с него самого.

— Бушаа!

Я смотрел, как горгулья испускала странный звук, будто из носа выходил пар, и она тут же закрывала его. К счастью, казалось, у монстра не было атак на дальние дистанции, так что ожидать удара можно было только от четырёх когтистых лап. Вправо, влево, вверх или вниз…

— Уоооо?!

То, что полетело на меня после этого рыка, оказалось кнутом, а точнее — хвостом, кончик которого был заточен, словно нож. Оказавшись полностью открытым, я закричал, сгибая голову. Заострённый кончик слегка порезал мою щёку, но я как-то смог увернуться от прямого удара.

Тем не менее, от слишком резкого движения баланс был потерян, и моё тело накренилось над бездной.

Целясь в меня и отчаянно пытаясь схватить со всех сторон, горгулья прямо передо мной продолжала непрерывно бить хвостом.

Я удерживал своё тело левой рукой за стену и защищался от атак горгульи правой. Вот только единственное, на что я был способен, так это использовать свой меч, как щит. Я просто не мог быть достаточно спокоен, чтобы отрезать этот самый хвост.

— Куу…

Придя к этому выводу, у меня не было времени медлить, так что я оторвал свою левую руку от стены и взял ей крюк со своего пояса. Вырисовав мысленный образ броска, который отработал ещё в SAO, я бросил его в свою цель, горгулью.

Я не прикладывал много сил, но, как оказалось, питон из перчатки Алисы обладал достаточно высоким приоритетом, чтобы сравниться с небольшим копьём. Так что тот изобразил в тусклом свете золотую дугу и глубоко врезался в живот горгульи.

— Бушии!

Изо рта монстра во все стороны полетела тёмная кровь, и тот неуверенно взмахнул крыльями с более высокой позиции. Кажется, это довольно сильно повредило его, но даже этого было недостаточно, чтобы урод отступил. Горгулья уставилась на меня, и в её крошечных глазках, прям как у насекомых, я увидел какую-то смесь агрессии.

Я понял, что сейчас не время для сторонних мыслей, но невольная идея притаилась в уголке моего сознания. Программа ли управляла этим страшным монстром? Или же, возможно, это тоже был искусственный флактлайт, как и жители Underworld`a?..

SAO v13 07

— Бушууу!

Новый странный крик отбросил в сторону мои мысли. Две новые горгульи спрыгнули с террасы и сейчас летали по кругу, словно ожидая разрыва в моей защите.

— Алиса! Вытащи меч, эти монстры собираются напасть и на тебя!

Прокричав, я посмотрел вниз, но рыцарь, видимо, так и не пришла в себя от какого-то странного явления. Если она так и будет стоять, то в итоге её просто проткнут, или же она сама упадёт с питона, если её ударят.

Должен ли я подняться на террасу четырьмя метрами выше, пока эти горгульи просто смотрят? Во всяком случае, у меня оставался лишь один крюк на поясе. Вероятно, было бесполезно просить ту горгулью вернуть крюк из её живота.

Похоже, три чудовища, что пытались запугать меня криками, наконец начали наступление; правда, крики стали ещё громче.

Теперь я только и могу, что отвязать цепь и прыгнуть на врага, что нацелится на Алису.

Осознав это, я широко раскрыл глаза и отвязал цепь со своего пояса левой рукой.

Она была примерно пять метров. А терраса над моей головой была в четырёх метрах…

— Алиса… Алиса!

Убрав меч, я кричал так громко, как только мог.

Тело Рыцаря Всецелого всё дрожало, а её голубые глаза взглянули на меня.

— Плотно сожми цепь!

Да о чём ты думаешь… Алиса нахмурилась, а я схватил цепь, соединённую с её ремнём, двумя руками. Я потянул её, и опора под ногами Алисы исчезла. Схватившись за цепь, она взволнованным хриплым голосом произнесла:

— …Не говори, что ты…

— Если мы выживем, то я извинюсь столько раз, сколько ты захочешь!

Вдох, глубокий вдох… Я собрал все свои силы и потянул вверх цепь, да так, что гордый рыцарь совершенно перестала качаться… нет, я просто подбросил её вверх. Золотистые длинные волосы и чистая белая юбка развивались, а Алиса так и летела по полукруглой траектории.

— Кяяяяя!

Раздался удивлённый девичий крик, а затем Рыцарь Всецелого перелетела через горгулий и приземлилась на террасу четырьмя метрами выше. Хотя, если говорить совсем честно, то она там разбилась. Наверное, так и есть, ведь до того, как закончился крик, я слышал неподходящее культурной девушке-рыцарю: «мугиуу».

Моё тело выбило питон, служивший мне опорой, отдачей от резкого броска. Если Алиса сейчас не поддержит меня, то мы оба просто полетим вниз на землю.

Как и ожидалось, сразу после броска вся моя храбрость исчезла, но Рыцарь Всецелого словно ответила на мои молитвы, встав на узкой террасе и схватив цепь двумя руками. Её ноги твёрдо стояли и остановили моё падение.

— Ты…уууууу!

Она тянула цепь изо всех сил, попутно крича голосом, полным гнева.

Я пролетел по воздуху, как ранее Алиса. Удар о мраморную стену выбил из меня воздух, но я никогда не чувствовал себя так надёжно, как на этой террасе, где я сейчас валялся. Я хотел бросить всё и так и лежать на этой горизонтальной поверхности вечно, но Алиса пнула меня в спину, и я неохотно встал.

— Что… ты о чём вообще думал, дурак!

— Я не мог справиться с такой ситуацией, я мог лишь… нет, оставим этот разговор на потом, они идут!

Я вытащил меч и указал на трёх резво поднимающихся горгулий.

Имея мало времени до начала боя, я быстро оценил пространство вокруг нас и огляделся по сторонам.

Терраса, на которую мы вскарабкались таким вот цирковым путём, имела ширину где-то в метр. Там не было никаких декоративных деталей, она просто отходила от основной мраморной башни. Это не более и не менее, чем большая полка. Созданная исключительно для того, чтобы поставить там горгулий.

Алиса не знала об этой террасе, так что я надеялся, что сзади может быть какая-нибудь дверь или окно, но там никаких открытий не нашлось. Всё, что я там увидел, это далёкие силуэты ещё оживших монстров. Их количество могло быть огромно, что сразу возбудило мой страх, но, к счастью, высоко летели только трое.

Может быть, твёрдая опора помогла и Алисе овладеть собой, так что та тоже высунула свою «Душистую Оливу» из ножен со звуком «цин». Тем не менее, сомнения в её сердце, наверное, так и не исчезли, так как до моих ушей дошёл её хриплый голос.

— …Ошибки быть не может… Почему… они были…

Горгульи, поднявшиеся до высоты террасы, были осторожны с двумя людьми, махающими мечами, и не показывали признаков немедленного нападения. Глядя на них, лениво качающихся в воздухе, я спросил у Алисы:

— Меня кое-что беспокоило. Ты знаешь об этих монстрах?

— …Да, знаю.

Как ни странно, Алиса сразу же ответила мне утвердительно.

— Это злые демоны с Тёмной Территории, которых создают для своих дел маги тёмного искусства. Следуя их примеру, мы зовём их «Приспешники». Я уверена, что это священное искусство для «подчинённого» и «подчиняемого».

— Приспешники… если судить по их виду, то я готов согласится, что они с Тёмной Территории, но зачем ставить кого-то, вроде них, в линию вдоль стены одного из самых священных мест мира людей?

— Именно это я и хочу услышать!

Она кричала так, будто хотела сломать эти слова, а после с силой закусила губу.

— …Если бы ты мне не сказал, я бы никогда не узнала. Я с трудом могу представить, что они смогли проскользнуть через всех Рыцарей Всецелого, Горную гряду и всю дорогу до столицы… и забраться так высоко на Центральный собор. Если не предполагать…

— Если не предполагать, что их сюда поставил человек с высокими полномочиями из самой Церкви… событие, совершенно невозможное?..

Алиса хмуро взглянула на меня, умышленно заполняющего пробелы в её недосказанности, не предпринимая при этом каких-либо попыток опровергнуть всё это. Снова взглянув на трёх горгулий-приспешников, что по-прежнему колебались, я спросил:

— Скажи мне ещё одну вещь. Неужели те приспешники обладают интеллектом? Они говорят как люди?

Алиса тоже взглянула вперёд и быстро покачала головой.

— А вот это действительно невозможно. В отличие от гоблинов и орков, что живут в стране Тьмы, приспешники на самом деле не живые. Они просто бездушные существа, которых создали из куска земли маги, поклоняющиеся Вектору… Они понимают только пару простых команд от своих хозяев.

— …Понятно.

Я скрыл от Алисы мягкий вздох облегчения.

Я чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы просто положиться на свои руки, но что касается уничтожения существ с флактлайтом, аналогичным человеческому, даже сейчас это вызывает у меня сильную неуверенность.

Дети в этом мире рождаются только у семейной пары из мужчины и женщины, если тех признает церковь Аксиом… эксклюзивная командная строка для этого, по крайней мере, имеется… Так сказала затворница Кардинал. И те, кто живут на Тёмной Территории, тоже не исключение. В таком случае, те, кто используют тёмное искусство для приспешников, просто программируют код, как для диких животных.

Если рассматривать всё так, то враждебность в насекомоподобных глазах приспешников — это лишь закодированный эффект, общий для всех врагов, что я бил в SAO. Их статусы перешли от «Наблюдаю» до «Атакую», и вот, трое одновременно ударили крыльями и взмыли вверх.

— …Они идут!

Я снова кричал, размахивая своим любимым мечом. Тем, кто прилетел первым, был тот самый с золотым питоном в животе, может, из-за ненависти ко мне.

На этот раз он совершал последовательную атаку конечностями, а не хвостом. Не скажу, что он двигался быстро, но всегда при первом бою с монстрами совершаешь ошибки. Пока я мечом защищался от когтей и ждал нужного момента, на границе своего обзора я увидел, как двое других полетели на Алису.

— Берегись, там двое!

Несмотря на мои предупреждения, меня ждал истинно спокойный голос девушки-рыцаря, к которой вернулось совершенное безразличие.

— Кто, думаешь, я такая?

Проворно опустив талию, она ударила Душистой Оливой плашмя налево.

— Добаа!

Вместе с чрезвычайно громким звуком удара, её золотистый меч стал мерцать, да ещё так, что в тусклом свете он мог и ослепить.

Один простой удар, без финтов или связки техник… это было то, что можно было бы назвать основным движением «стиля Айнкрад», «Горизонталь». Тем не менее, его вес и скорость были настолько велики, что с меня начинал идти пот, хотя я всего лишь видел его со стороны. Что меня и загнало в угол в бою на восьмидесятом этаже, так это та подавляющая мощь одиночного удара, которой было без разницы, пробуешь ты ставить блок или уклониться. Это была та мощь, что поколебала мою веру в последовательные удары, что я хранил на протяжении всей моей жизни в VRMMO.

Прежде чем Алиса закончила удар, четыре руки двух приспешников уже упали. Ну а после, несмотря на то, что они были вне её досягаемости, их туловища беззвучно разделились на две части.

Совершено не издавая никаких криков, разрубленные монстры испустили мощные фонтаны тёмной крови. Естественно, на Алису не упала ни одна капля.

Рыцарь Всецелого, что делала вид, будто ничего не произошло, повернулась ко всё ещё удерживающему оборонную позу мне и почти саркастическим тоном сказала:

— Тебе нужна помощь?

— …Н-нет, спасибо…

Вежливо отказавшись от её предложения, проявляя при этом минимум упорства, я уклонился от последовательной атаки приспешника, двух его рук, двух ног и хвоста, и тут-то я и увидел шанс. Повернувшись в сторону стремящегося восстановить дистанцию врага, я начал выполнять назревавшую в моём теле серию ударов.

Долго я думал, почему навыки из SAO есть и здесь. Перебрал много теорий, но идеального ответа найти так и не смог. Инженеры RATH, возможно, просто использовали «семя», пакет для построения виртуального мира, но насколько я знал, навыков там не было, ведь если бы они входили в стартовую программу, я бы смог применить их и в Gun Gale Online.

Возможно, что мудрец, скрывающийся в большой библиотеке, Кардинал, знает правду об этом, но задавать такой вопрос девушке я колебался. Кардинал знала, что все жители Underworld’a, в том числе и она, существуют только как эксперимент некой компании RATH из реального мира, и от этого она чувствовала, как страдает её душа. А Алисе я не мог задать вопрос, подразумевающий то, что этот мир ненастоящий. В первую очередь, мы уже слишком далеко забрались, так что сейчас причина существования навыков не важна. Если они и дальше будут помогать мне в бою, этого будет достаточно.

Меч в моей правой руке слегка засветился голубым, так как я начал горизонтальный, четырёхударный навык «Горизонтальный квадрат».

— Уо….ряяяя!

Я ударил, издавая какой-то дикий крик. Разумеется, я не пытался сравниться с Алисой, но так же ударил приспешника по рукам, хвосту, да ещё и разрезал туловище на две части. Удерживая себя, чтобы не упасть с террасы, я посмотрел, как останки чудища упали вниз и, в итоге, исчезли в море облаков.

Если эти куски не исчезнут и упадут перед какими-нибудь учащимися, то наверняка поднимется шум… вот, что мне думалось;

— …Хех.

Алиса коротко ухмыльнулась с видом наставника, наблюдающего за учеником.

Взяв Чёрный меч левой рукой и правой рукой почистив его, я убрал его в ножны на талии… Честно говоря, я хотел бы закрепить его на спине, но в оружейной не было ничего типа плечевых ремней… Тут я посмотрел со стороны на рыцаря.

— …Что?

— Нет, я просто думаю, что ты используешь странные навыки. Я уверена, собралось бы много народу, если бы ты показывал их на празднике середины лета.

— Ну, спасибо.

Ответив с сарказмом, я смотрел на торжествующего рыцаря кривой улыбкой, но тут я посмотрел на её лицо и высказал вопрос, что случайно появился из моей памяти.

— …А ты когда-нибудь видела Праздник середины лета в Центории? В целом, это праздник для народа, но из Академии мастеров меча туда могут ходить только студенты, родившиеся в высшем классе дворянства…

Конечно, были и исключения, как Солтерина-семпай, камердинером которой я был, она-то ждала этот праздник каждый год. Эти ностальгические мысли были прерваны фырканьем Алисы.

— Пожалуйста, не ассоциируй меня с этими важничающими дворянами. Конечно, я… ходила…

Её насмешливые слова постепенно замедлялись, а в конце и вовсе оборвались.

Рыцарь насупилась, пока её губы оставались приоткрытыми, и она метнула взгляд вниз, будто искала что-то. Подняв левую руку, что была теперь лишена перчатки, она прижала кончики пальцев к гладкому лбу. Она множество раз покачала головой, а потом медленно подняла её и пробормотала очень расплывчатым тоном.

— Нет… я слышала об этом фестивале…. от некоторых послушников. Рыцарям Всецелого… запрещено смешиваться с горожанами, если только это не требуется…

— …

Это было в порядке вещей. Рыцари Всецелого считают, будто они были вызваны Первосвященником из небесного мира, но ведь на самом деле это ложь. Администратор взяла самых умных и сильных людей этого мира, а потом сделала из них Рыцарей Всецелого, запечатав их воспоминания «Ритуалом Синтеза». Следовательно, было бы ужасно, если бы те посещали человеческий мир больше, чем нужно, и случайно встретили свою бывшую семью.

Номер Алисы был Тридцать, а это значит, что она была самым новым рыцарем до Элдри Синтез Тридцать Один, что стал им только этой весной. Скорее всего, она стала рыцарем именно в тот год, как её забрали из Рулид, восемь лет назад, так что в её жизни был пустой промежуток более чем в семь лет.

Как Алиса проводила эти дни… Не знаю, изучала ли она священные искусства, как сёстры-послушницы, или же она провела это время в замороженном состоянии. Однако, может быть, до того, как стать рыцарем, она посетила праздник середины лета в Центории? Может ли быть, что на мгновение в нашем разговоре возродилась запечатанная ранее память?..

В таком случае, если я и дальше буду задавать вопросы касательно праздника, то «модуль благочестия» может выйти из Алисы, как тогда с Элдри, ведь так, ведь так?

Подумав об этом, я снова начал открывать рот. Но тут же закрыл, вздохнув.

Кардинал говорила об этом. Чтобы вернуть Алису Щуберг из Рыцаря Алисы, недостаточно просто извлечь модуль. То, что ещё важнее, так это «самый важный фрагмент памяти», что украла у неё Первосвященник. Таким образом, если я сейчас удалю у неё модуль, то она потеряет сознание. Лучше мне будет не делать этого, ведь кто знает, с кем нам придётся драться дальше.

Во-первых, Алиса совершенно не проявила никаких признаков неудобства, когда увидела Юдзио, с которым она дружила несколько лет назад в Рулид. Другими словами, это объясняло, насколько сильна печать на воспоминаниях Алисы. Возможно, демонтаж модуля будет очень сложно выполнить с такой зацепкой, как праздник, да ещё это может привести к увеличению её настороженности.

Алиса подозрительно взглянула на меня, будто поняв все мои мысли, но потом снова нахмурилась, будто что-то заметила.

— Кровь приспешников вызывает болезни. Очистись от неё.

— Мм? Ааа…

Я ещё в первый раз заметил, что Алиса показывала мне на левую щёку, куда упало несколько капель чудовища. Когда я попытался стереть их рукавом своей рубашки, ко мне прилетел язвительный выговор.

— Эй!

Должно быть, уже несколько лет меня никто вот так не отчитывал… Алиса смотрела на ошеломлённого меня разочарованным взглядом.

— Ааа, хватит, вот почему вы, мужчины, такие… У тебя с собой даже платка нет?

Я пошарил в карманах брюк, но справа ничего не было, а слева было кое-что, но не платок. Я тихо ответил с поникшей головой.

— Я-я не…

— …Ладно, ладно, вот, воспользуйся этим.

Алиса вытащила из своей юбки платок, что был словно чисто-белым, а затем протянула его мне с выражением на лице, показывающим всё отвращение из глубины её сердца.

Мысль о том, чтобы поднять её юбку и вытереться ей, если она будет обращаться со мной, как с ребёнком, пронеслась у меня в голове, но я остановил себя, поняв, что это станет последней выходкой в моей жизни.

С благодарностью взяв идеально чистый платок с замысловатой каёмочкой, я смущённо вытер им кровь приспешника; платок буквально поглотил её, очистив щеку полностью, так как на него наложили какое-то искусство для очистки пятен.

— Большое спасибо.

«Сэнсэй»; я подавил в себе желание добавить это обращение, собираясь уже отдать обратно платок, но рыцарь быстро отвернулась, лишь сказав…

— Постирай и верни мне прежде, чем я убью тебя.

Будущее казалось мрачным. Как мне убедить этого рыцаря не продолжать бой, когда мы вернёмся в башню и встретимся с Юдзио?

Образ моего напарника, поднимающегося по лестнице, появился у меня в голове, а когда я огляделся, то заметил, что свечение в небе уже и вовсе исчезло, зато уже сияло несколько звёзд. Нам удалось отбиться от приспешников, но взошла луна, и пускай часть моих ресурсов была восстановлена, этого вряд ли будет достаточно для создания новых крюков.

Я сунул платок Алисы в карман и снова осмотрел узкую террасу. В нескольких метрах от нас начинался ровный ряд из окаменевших приспешников, но, казалось, если не подходить к ним близко, они даже не начинали двигаться. Можно было бы, конечно, уничтожить их прежде, чем они снимут окаменение, ударив их в жизненно важные органы нашими мечами, но не думаю, что стоит идти на этот риск.

В результате, мы только и могли, что несколько часов ждать здесь, пока не поднимется луна. Честно говоря, я бы хотел сесть и немного отдохнуть, но тогда всё это время Алиса будет злиться на меня. Думая о том, как я должен завязать разговор с отвернувшимся Рыцарем Всецелого, я сдержал вздох.

Часть десятая — Командующий Рыцарями Всецелого Беркули

5-ый месяц 380-ого года по календарю Мира Людей.

Я не чувствовал себя настолько одиноким уже очень давно.

Юдзио ощутил это в глубине своего сердца, пока продолжал взбираться по бесконечно длинной лестнице, совсем один.

Юдзио проводил свои дни, снова и снова взмахивая топором в лесу, пытаясь отбросить в сторону то, что говорили ему глаза, уши и сердце. Это продолжалось с того самого лета, восемь лет назад, когда он мог лишь стоять и смотреть, как Алису заковывают в кандалы, привязывают к лапе летающего дракона и уносят прочь.

Ни один человек в деревне, включая членов его семьи, никак не отреагировал на арест дочери деревенского старосты Рыцарем Всецелого, как будто их сковывало внутреннее табу... Наверное, именно тогда у Юдзио сложилось впечатление, будто все избегают его, как близкого друга Алисы.

Однако этот инцидент повлиял и на самого Юдзио: он отдалился от жителей деревни, не подпуская никого к себе, и пытался забыть произошедшее. Не осознавая собственных слабостей и трусости, он пытался отвернуться от прошлого и будущего, всё больше проваливаясь во мрак смирения и безразличия, что засасывал его, словно болото.

Но.

Тот парень, что появился весной без единой вещи, которую он бы мог назвать своей, не знающий ничего об этом мире, изо всех сил потянул Юдзио из этого болота. Вместе они отбились от отряда гоблинов и даже срубили Гигас Сидар; он помог Юдзио вернуть его утраченную уверенность в себе и заново обрести цель в жизни.

Он всегда был рядом — когда они покидали деревню Рулид, когда они продвигались в столицу через Заккарию, когда они тренировались день ото дня в Академии мастеров меча — Кирито был там. Несмотря на то, что они вынуждены были отклониться от своих первоначальных планов, они преуспели в достижении своей главной цели — Центрального Собора Церкви Аксиом, миновав большинство препятствий. И добиться таких поразительных результатов за столь небольшое время — всё это стало возможным лишь благодаря его темноволосому партнеру, который направлял его, и которым Юдзио не переставал восхищаться.

И всё же, когда до последнего этажа Собора было уже рукой подать, Кирито исчез из поля зрения Юдзио. В ожесточенном бою против Рыцаря Всецелого Алисы Синтез Тридцать, которая когда-то давно, еще до потери памяти, была подругой детства Юдзио, искусства «Полного контроля вооружения», активированные ей и Кирито одновременно, смешались и привели к возникновению чудовищной силы взрыва, что пробил дыру в стене Собора.

Вероятнее всего, на внешние стены собора наложено какое-то священное искусство, позволяющее им практически мгновенно восстанавливаться. И это искусство было столь совершенно, что Юдзио, несмотря на свои обширные познания, не мог даже представить себе его строки. И поэтому, даже если ему удастся немного повредить стену, после всех его отчаянных усилий его будет ждать лишь её мгновенное восстановление. Сам факт, что в стене образовалась дыра, свидетельствует лишь об одном — смешение сил Кирито и Алисы оказалось мощнее, чем ожидания того, кто накладывал заклинание на стену.

Но с другой стороны, обладая таким уровнем силы, вряд ли они могли просто умереть. Особенно Кирито, который, даже в сравнении с рыцарем более высокого ранга, умел быстрее анализировать ситуацию и реагировать на неожиданные события. Наверняка он смог каким-нибудь образом остановить свое падение и уже начал подниматься вновь. Вероятнее всего, то же самое касается и Рыцаря Алисы.

Нынешняя Алиса — защитник Церкви Аксиом, так что было бы слишком неразумно ожидать, что она станет помогать Кирито. Но по крайней мере она должна будет преследовать Кирито по мере его восхождения по стене. Если ему удастся пересечься с ними двумя на верхних этажах, то у него будет еще одна возможность воспользоваться тем маленьким кинжалом, что дала Кардинал.

Надеясь на это, Юдзио открыл дверь на южной стороне восьмидесятого этажа, Надоблачного сада, и проследовал по парадной лестнице. Продолжая восхождение, он всячески старался сбросить с себя это чувство одиночества и беспомощности, что медленно ползло вверх по его спине и сковывало его с тех самых пор, как он остался один.

Учитывая тот факт, что уже довольно давно он не встречал ни души, не было бы удивительно, если бы на него сейчас напали. Подумав об этом, Юдзио перестал бежать и стал двигаться настороженно, анализируя обстановку. Но даже пройдя в таком темпе до восемьдесят второго этажа, ему так и не удалось почувствовать присутствие кого-либо ещё.

Вместе с Кирито они одолели Элдри с его кнутом «Морозная Чешуя», «Опаляющий Лук» Деусолберта, рыцарей-учеников Физель и Линель, а также «Четыре взмаха меча» под командованием Фанацио, вооруженной мечом «Сокрушитель Небес». В общей сложности они прошли через девятерых рыцарей, однако в башне до сих пор оставались Командующий Рыцарями и тот, кого называли «Главным Старейшиной». Ну и конечно, его ждала сама Первосвященник — Администратор.

Вряд ли стоило надеяться, что ему позволят вот так спокойно разгуливать по Церкви Аксиом и уж тем более дойти до самого высокого этажа без боя. Наверняка Командующий и Главный Старейшина приложат все усилия, чтобы ему помешать. Так что, напрягая все свои чувства до предела, Юдзио осторожно продолжал подъём, положив руку на свою Синюю Розу. Но даже в такой обстановке он никак не мог выбросить из головы некоторые мысли, которые терзали его.

Как там Кирито и Рыцарь Алиса?

Алиса гонится за поднимающимся вверх по башне Кирито? Или же даже сейчас, болтаясь на стене, они продолжают бой… Или, быть может… таинственное очарование этого парня по имени Кирито заставило даже Алису убрать свой меч?..

Юдзио ощутил, что пока он обдумывал всё это, в его груди опять появилось необъяснимое чувство раскола. Точно такое же, как когда он поднял меч на уже поверженного Рыцаря Всецелого Деусолберта, пару часов назад. Это странное покалывание…

Осознание того, что именно Деусолберт был тем, кто арестовал Алису и забрал её из деревни Рулид восемь лет назад, разожгло в нём ненависть к этому человеку. Охваченный гневом, Юдзио готов был убить рыцаря. Однако в тот раз Кирито остановил его, оставив в душе Юдзио некое чувство собственной неполноценности, невольно указав на разницу между ними.

Искренняя доброта и сила воли Кирито способны достичь даже сердца Алисы, ставшей Рыцарем Всецелого. Конечно, Алиса сейчас уже не была той Алисой, которую он знал… Её воспоминания были украдены Первосвященником и заменены поддельными. Но… если это тот самый Кирито, что пытался помочь даже Деусолберту и заместителю командующего Фанацио, которая чуть не убила его, то… возможно…

— …Это невозможно.

Бормоча это, Юдзио заставил себя собраться и перестать думать об этом.

Не было никакого смысла продолжать думать об этом. Когда они заберут принадлежащий Алисе «фрагмент памяти» с самого высокого этажа Собора, где он хранится, и вернут его душе Рыцаря Алисы, текущая Алиса исчезнет вместе со всеми фальшивыми воспоминаниями. А настоящая же Алиса — человек, который был столь важен для Юдзио, сможет вернуться.

Я с силой обниму эту девушку и на этот раз обязательно скажу ей, что буду защищать её… Защищать её вечно. И если всё получится, то это произойдёт уже завтра или даже этой ночью.

Следовательно, смысла в пустых раздумьях было мало, сейчас следовало сконцентрироваться на текущей цели и продолжать подъём.

И, как раз одновременно с раздавшимся звонком, возвещающем о наступлении семи часов вечера, лестница закончилась.

Это заставило Юдзио остановить внутренний счёт этажей, проходя их один за другим, досчитав до десяти. Иными словами, это был девяностый этаж. Он вступает в важнейшую часть Церкви Аксиом.

В зале, в котором он оказался, не было лестницы наверх, как на предыдущих этажах. Лишь одна массивная дверь в северной стене. Как и на пятидесятом и восьмидесятом этажах, находящаяся за ней комната должна была занимать всю площадь уровня.

И впереди его должен поджидать сильнейший из ранее встречаемых противников.

— …Смогу ли я победить в одиночку, полагаясь лишь на себя? — Спрашивал себя Юдзио, стоя перед дверью. Как он вообще мог бороться против кого-то сильнее Фанацио, что чуть не убила Кирито, и Алисы, против которой они даже в паре оказались бесполезны.…

Однако если задуматься, ранее все атаки врагов брал на себя Кирито. Юдзио просто ожидал за спиной у своего напарника и временами активировал своё искусство «полного контроля». Кирито объяснил Юдзио, что в соответствии с природой их навыков, такая тактика естественна. Теперь же, без него, у Юдзио не было выбора, кроме как бороться от начала боя до его конца.

Нежно касаясь рукой Синей Розы, висевшей слева его талии, он почувствовал, как к нему возвращается ощущение власти и защиты. Наверняка он сможет использовать «искусство полного контроля» еще раз, но было бы глупо активировать его вслепую. Сначала он должен загнать врага в угол и только потом воспользоваться своим приёмом.

— …Пора.

Прошептав это своему мечу, Юдзио поднял правую руку и с силой толкнул белую дверь.

В лицо Юдзио ударил яркий свет, и он увидел, что на него надвигается белый, плотный дым. Откуда-то раздавался гулкий, непрекращающийся звук.

…Наступательное священное искусство?

Инстинктивно подумав об этом, Юдзио попытался отскочить в сторону, но тут же понял, что это был вовсе не туман или дым, как ему показалось сначала, а водяной пар. Его рукава сразу промокли, но, коснувшись пара, он не почувствовал боли. А еще он понял, что температура внутри гораздо выше, чем в зале, из которого он пришел.

Как и ожидалось, огромная комната перед ним занимала целый этаж Собора. Высоко на потолке находилось множество ламп, так что, припоминая, что ему говорила Кардинал, Юдзио предположил, что этаж может оказаться каким-то подобием «Коридора Духовного Света» или «Надоблачного сада», но сказать точно он не мог. Из-за пара Юдзио не видел даже пола под ногами, и совершенно не чувствовалось присутствие кого-то ещё.

Сделав всего несколько шагов, Юдзио понял, откуда берётся пар. Он нашел его, не увидев, а услышав шум падающей воды. Именно этот звук он услышал, когда заходил в комнату, но только сейчас понял, что это.

Из открытой двери за его спиной в комнату проникал холодный воздух, постепенно разгоняя окружающий его пар.

Вот уже стал виден мраморный пол, и пространство на пять мэру вокруг Юдзио. Впереди было углубление со ступеньками, полностью заполненное водой… нет, горячей водой. Казалось, глубина там была около мэру, и Юдзио даже представить себе боялся, сколько лиль воды потребуется, чтобы заполнить всю комнату.

— …Только что это за комната такая… — не ожидавший увидеть такое Юдзио издал хриплый возглас.

Температура воды была слишком высокой, чтобы разводить в ней рыбок или кого-либо еще, а высокая влажность не позволяла создать тут сад для отдыха. Сейчас было бы даже лучше раздеться и прыгнуть в горячую водичку.

— Ах… да ладно… только не говорите мне…

Еще раз вздохнув, Юдзио опустился на колени и сунул правую руку в горячую воду. Она не была едва тёплой, но и не обжигала. Наверное, если бы Кирито был тут, он бы назвал это «идеальной температурой».

Другими словами, это не что иное, как гигантская баня.

— …

Больше Юдзио ничего не говорил, лишь делая глубокие вздохи, стоя на коленях.

До событий двухлетней давности в его доме, в деревне Рулид, была большая ванна или, даже можно сказать, целая баня, но так как Юдзио всегда мылся последним, к его очереди оставалось только немного горячей воды. Поэтому, впервые увидев большую баню в Академии, он задался лишь одним вопросом — как можно разогреть такое количество воды.

Однако эта баня была на совершенно другом уровне. Даже если все ученики Академии Мечников залезут сюда, останется еще предостаточно места. Нет, разумеется, студенты мужского пола не могут принимать ванну вместе со студентками.

Еще раз вздохнув, Юдзио воспользовался возможностью вымыть руки в горячей воде и встал, едва сдержавшись от того, чтобы еще и не умыться. Он пошел дальше по мраморному полю, продвигаясь все дальше вглубь комнаты, к лестнице наверх. Вне зависимости от ситуации, вероятность нападения в бане просто необычайно…

…Хотя нет, он думал так лишь прежде, чем кое-что запоздало не заметил.

Углублённая часть, заполненная водой, расширялась, создавая в середине комнаты большую ванну. Когда он приблизился, то, наконец, приметил чей-то силуэт, нависший за паром над водой, впереди от него.

— ?..

Инстинктивно отпрянув назад, он положил руку на рукоять своего меча. Разглядеть как следует Юдзио мешала завеса пара, но даже так, у того человека было довольно крупное телосложение. Короткие, неженственные волосы. Опустив под воду свои плечи, он вытянул в разные стороны все четыре конечности.

Казалось, человек был вовсе не в засаде, а просто купался, но это не давало Юдзио повода расслабиться. Независимо от обстоятельств, это был безусловно враг, поэтому, возможно, Юдзио стоит попытаться сделать упреждающий удар, пока его оппонент ещё в воде.

Это произошло, когда Юдзио начал тихо извлекать меч из ножен.

— Прости, но ты бы не мог немного подождать? Просто, я только что прибыл в столицу, и от всех этих полётов на драконе моё тело просто не может больше сгибаться.

Голос был низким и уставшим, но нёс в себе некую мощь. Речь же была более грубой, чем у всех тех, кого они встречали в соборе, так что Юдзио просто не мог его перебить. Отсутствие манер напомнило ему крестьянина из его деревни, а не рыцаря.

Хотя Юдзио и не смог хоть как-то отреагировать на это, раздались звуки брызг, и паровая завеса ванны расступилась в разные стороны.

Когда он встал, вода хлынула с его огромного тела семью потоками. Повернувшись к Юдзио спиной и попутно положив руки на талию, он покрутил шеей и издал вялый стон. Хотя он выглядел открытым для удара, Юдзио не сделал ни шагу, держа руку на мече.

Какое огромное тело. Часть ниже колен до сих пор была под водой, но даже так было ясно, что ростом он не меньше двух мэру. Его седые волосы с оттенками синего были коротко подстрижены, обнажая его необычайно толстую шею. Кроме того, плечи тоже были необычайно широкими. А с его похожими на полено предплечьями он мог легко махать мечами, вне зависимости от их тяжести.

Ну а что больше всего привлекло его внимание, так это его покрытая мускулами спина. Голгороссо Вальто, у которого Юдзио служил камердинером, мог похвастаться закалённым телом, но человек в ванне перед ним был на просто недостижимой высоте громоздкости. И, несмотря на то, что он был уже далеко не молод, Юдзио не заметил, чтобы его бёдра отдавали слабиной.

И вот его взор был украден стоящим человеком, живым воплощением древнего бога войны, так что он не сразу смог заметить бесчисленное количество старых ран, проходящих по всему его телу. Присмотревшись повнимательнее, он понял, что всё это были раны от разнообразных стрел и ножей. Шрамы даже от тяжелейших ранений заживают, если вовремя применить высокоранговое священное искусство для лечения ран, и это значит, что этот воин длительное время сражался в почти невозможных условиях.

Видимо, человек в ванне и был тем, кого называли Командир Рыцарей.

Иными словами, сильнейший профессионал среди всех Рыцарей Всецелого. Наибольшее препятствие для Юдзио на пути к вершине собора…

Тогда было бы лучше ударить этого мужчину сейчас, пока у него в руках не было ни меча, ни брони. Кирито определённо сделал бы так. Хотя в уме Юдзио и были такие мысли, он оставался на месте.

Он не мог судить человека по его израненной, но безупречно подготовленной спине. Он даже подумывал, не заманивает ли его в ловушку этот мужчина.

Не обращая внимания на колебания Юдзио, этот человек закончил отдых и пошёл севернее, тем самым выйдя из горячей воды. Немного впереди от него стояла корзина, в которой, судя по всему, и находилась его одежда.

Сделав несколько шагов и переступив через край, он взял трусы и надел их. Затем он достал тонкую одежду, надев и её. Казалось, одежда была соткана в Северной империи, чего не скажешь о том, что они видели раньше. И вот, человек, наконец, повернулся лицом к Юдзио.

— Эх, извини за ожидание.

У него был твёрдый взгляд, что идеально подходил его глубокому, уставшему голосу.

Морщины рядом с его ртом выдавали, что Рыцарем Всецелого он стал лет в сорок, но даже так, ни его щёки, ни переносица ничуть не обвисли. Однако тем, что оставляло глубокое впечатление, был яркий свет, что выходил из-под его бровей.

Несмотря на то, что в его глазах не было ничего типа жажды крови, от его светло-голубых глаз исходило необъяснимое сильное давление, хотя между ними и было целых пятнадцать мэру. В его взгляде была лишь чистая заинтересованность в противнике, мог ли он прямо сейчас скрестить с Юдзио мечи и восхититься азартом битвы? Так смотреть на врага может лишь тот, кто полностью уверен в своих силах мечника. Иными словами, этот человек был таким же, как Кирито.

Закончив завязывать спереди пояс, мужчина протянул правую руку к корзине с бельём. И в этот момент из нижней части корзины легко вышел длинный меч, схваченный здоровенной рукой. Положив его себе на плечо, он пошёл босыми, влажными ногами по мрамору.

Юдзио просто стоял, пока расстояние между ним и мужчиной не стало мэру восемь. Тот при этом потёр свой большой подбородок, на котором проглядывалась небольшая бородка.

— Прямо сейчас. Можешь сказать мне кое-что, пока мы не начали драться?

— …О чём это ты?

— Ну, я о… заместитель командующего рыцарей… Фанацио мертва?

Его краткий тон, будто он спрашивал про меню на ужин, просто взбесил Юдзио: «Разве ты говоришь не о своём заместителе». Тем не менее, слегка отводя взгляд в сторону, он заметил, как на его лице появилась некая неловкость, которую он пытался скрыть, хотя, видимо, действительно беспокоился за неё. И это тоже он додумал за своего напарника, что сейчас был не с ним.

— …Она жива. Прямо сейчас она получает лечение… Полагаю.

Услышав ответ Юдзио, тот резко вдохнул и кивнул.

— Понятно. Тогда я не буду отбирать у тебя жизнь.

— Чт…

И снова его слова повергли Юдзио в шок. Его тщеславие было настолько сильно, что не было ни малейшей причины подозревать его во лжи. Уверенность в себе — это само по себе великое оружие, так ведь говорил Кирито, но поди даже он бы в подобной ситуации не мог настолько спокойно стоять перед сильным врагом. Твёрдая, как камень, уверенность принадлежала настоящему великану, до которого даже паре Кирито и Юдзио было бы не достать… И, судя по множеству ран по всему телу, опыта ожесточённых боёв у него было предостаточно.

Однако, пусть даже опыта у этого человека было больше, чем у него, Юдзио уже неоднократно сражался с подобными людьми, пока шёл сюда. Показать сейчас свою слабость было бы непростительно относительно побеждённых рыцарей, Голгороссо и преподавателей из академии, что обучали Юдзио, ну и, конечно, относительно его черноволосого компаньона.

Собрав воедино весь боевой дух, Юдзио уставился прямо на мужчину. Вкладывая в слова всю силу диафрагмы, он заставлял свой голос быть как можно ровнее.

— Меня это бесит.

— Ааа?

Не доставая руку из своей одежды, человек залился весёлым смехом.

— Что-то не так, мальчик?

— Фанацио-сан не единственная твоя подчинённая, так? Есть ведь ещё Элдри-сан и «четыре взмаха меча»… И разве тебе безразлично, жива ли Алиса или нет?

— Ааа… вот оно что?

Человек поднял голову повыше и почесал висок рукояткой длинного меча, который держал в левой руке.

— Я считаю так… Элдри — ученик малышки Алисы, а четыре взмаха меча: Дакира, Джеис, Хобрен и Джиро — ученики Фанацио. Теперь понятно, почему Фанацио? Я не тот, кто может затаить обиду, но за смерть своего ученика я буду мстить, вот и всё.

Он широко улыбнулся, а затем добавил, как будто это только что произошло с ним.

— …Ну, малышка Алиса, может и думает обо мне, как о наставнике, хотя… честно сказать, сейчас я и не уверен, кто же выиграет в реальном бою. Правда, это было очень легко, когда наша малышка только стала учеником рыцаря шесть лет назад.

— Шесть лет назад… учеником рыцаря?

Забыв про свои возражения, повторил Юдзио.

Шесть лет назад означают спустя два года, как её забрали из Рулид. Кирито рассказывал ему, что номер в имени Рыцаря Всецелого показывает, когда он стал рыцарем, и если рассматривать, что у Алисы номер 30, у Элдри — 31, а у Деусолберта — 7, то по порядку её номера она должна была стать рыцарем не так и давно, но…

Но ведь Алиса тридцатая… Тридцатый Рыцарь Всецелого, да?

В ответ Юдзио человек слегка наклонил голову, но сразу выпустил: «Ааа».

— Как правило, мы не даём номера ученикам. Наша Маленькая Мисс стала тридцатой в прошлом году, когда её официально назначили на эту должность. С её-то возможностями она могла стать Рыцарем Всецелого ещё шесть лет назад, но тогда она была слишком мала, вот и всё…

— Но… Физель и Линель имеют номера, хотя они ещё ученики.

В момент, когда он услышал эти имена, его лицо явно скривилось, будто он сейчас совершил горькую ошибку.

— …Просто так получилось, что эти малявки стали Рыцарями. Они исключение из правил, что получили номера ещё учениками… Вы дрались с этими двумя? То, что вы выжили в этом бою, куда удивительнее, чем победа над Фанацио.

— Да, нас и правда задели «Отравленной сталью из Руберила», так что нас тогда чуть не обезглавили.

Отвечая, Юдзио продолжал размышлять.

Этот человек знал Алису, когда та была ещё учеником. Таким образом, воспоминания Алисы были запечатаны ещё шесть лет назад… Кажется, тогда ей было тринадцать лет. После этого Алиса считает себя существом из небесного мира, которую вызвали сюда, чтобы стать Рыцарем Всецелого и жить в соборе?..

Глядя на задумавшегося Юдзио, огромный человек просто пожал плечами.

— Ну, я не планирую проигрывать, к тому же сомневаюсь, что наша малышка проиграла тебе, как никак, она ничуть не слабее меня. Судя по тому, что я узнал от Главного Старейшины, у тебя, ублюдок, был напарник, не так ли? Если его нет с тобой, значит, сейчас они с малышкой где-то задержались, так?

— …В целом, так и есть.

Кивая, Юдзио сильнее сжал свой меч. Он сейчас не мог помочь, но так хотя бы было возможно отойти от колкой речи этого мужчины, ведь терять голову в подобной ситуации было лишним. Смотря в оба глаза, он насмешливо закричал.

— Кстати, а кто будет мстить мне, когда я убью тебя?

— Хе-хе, не волнуйся, у меня тут учителя нет.

Он улыбнулся и медленно перехватил меч на плече правой рукой. Левой же рукой он небрежно снял с него ножны.

Слегка почерневший громоздкий клинок был тщательно отполирован, но даже так на нём оставалось множество пятен от старых битв, что отражали льющийся с потолка свет. Гарда и рукоять были сделаны из того же материала, что и лезвие, но, что выделяло его на фоне остальных священных орудий, на всём мече совершенно не было никаких украшений.

Тем не менее, и так было понятно, что это было оружие не для того, чтобы просто смотреть на всех свысока. Должно быть, это тёмно-серое лезвие безумно долго проливало чужую кровь.

Юдзио тоже вытащил меч из ножен, что висели слева на его талии, а после быстро вздохнул. Он ничего не делал, но, возможно, в ответ на напряжение владельца, его бледно-голубое лезвие испускало слабый мороз, что создавал из пара маленькие кристаллики льда.

Галантными движениями, что идеально подходили его прекрасному телу, человек отставил правую ногу назад, расположил меч в руках почти вертикально и заметно опустил талию.

Это очень напоминало позицию для скрытого умения стиля Норкиа, «Молниеносного удара», но всё равно слегка отличалось. Если выставить меч вперёд, то для активации навыка придётся сделать несколько лишних движений.

Юдзио же встал в позицию для секретного умения стиля Айнкрад, «Звуковой Прыжок».

Насколько Юдзио было известно, для каждого секретного умения из таинственного стиля Айнкрад его партнёр Кирито использовал некие названия на священном языке. Священный язык был дан Церкви Аксиом тремя богинями во время сотворения мира, и без книг из библиотек или Академии Мастеров Меча даже четверым императорам известно лишь то, что они слышали от преподавателей.

Его же знания о значениях этих слов были ограничены священными искусствами, в которых они применялись. Таким образом, даже у такого прилежного ученика, как Юдзио, словарный запас был ограничен такими словами, как «element» и «generate».

Однако, хотя Кирито и потерял все воспоминания вплоть до событий двухлетней давности, казалось, что он знает о священном языке куда больше Юдзио. Терминология, которую он применял при названии того или иного умения, тоже не была исключением. К примеру, «звуковой прыжок[5]» с его слов представляет собой не что иное, как «прыжок на скорости звука». Он точно не знал, какая у звука скорость, но своё название навык полностью оправдывал, перемещая меч назад и вперёд мэру на десять с ужасно большой скоростью. Такой упреждающий удар очень полезен, если враг только сделал первый шаг, сокращая дистанцию.

Как только Рыцарь увидел стойку Юдзио, у его бровей появилась вертикальная морщина, и он начал поднимать свой меч с плеча, освобождаясь от его веса.

— Теперь такая позиция редкость, мальчик… Ты, случаем, не владеешь «длительным мечом»?

— !..

Услышав этот приглушённый вопрос, Юдзио резко выдохнул.

Для справки, этот Звуковой выпад, что Юдзио собирался выполнить, был одноударным тайным движением. Однако всё дело было в том, что так же, как навык последовательных ударов на основе стиля Айнкрад, этот навык не имел аналогов в Мире Людей. Как и ожидалось, этот мужчина не был обычным среднестатистическим человеком, так что смог разгадать его план с одной позиции.

Но даже если он догадается, что Юдзио задумал воспользоваться навыком последовательных ударов, он всё равно просто не в состоянии понять границы стиля Айнкрад. Если только тот не сражался с Кирито до его потери памяти.

— …Как ты узнал о том, что я использую навык последовательных ударов?

Фыркнув, тот ответил, понизив голос.

— Ха, лишь некоторые Рыцари сражаются с Рыцарями Тьмы на Тёмной Территории, а они также используют длительный меч, вот так. Я убил огромное их множество. Это не очень хорошие воспоминания… А ты знаешь, что здесь никто не способен применять какие-либо из тех странных, изменчивых навыков?

— …Так ты просишь меня драться в традиционном стиле?

— Нет, нет, будь то длительный меч или что ещё, делай что хочешь. Я говорю это не для того, чтобы уравнять силы, но знай, я тоже буду начинать с козырей.

Улыбнувшись половиной рта, человек потянул меч в правой руке ещё выше.

И снова Юдзио задержал дыхание. Вибрирующее серое лезвие выглядело как марево. Он думал, что это из-за пара, находящегося в ванной, но, как бы он ни прищуривался, он только и видел, как длинный меч теряет свою цельность.

…Может ли так быть, что этот меч сейчас в режиме полного контроля?

Стоя в позиции для секретного умения, он лихорадочно размышлял об этом.

Он узнал об «искусстве полного контроля вооружения» совсем недавно от таинственного мудреца, Кардинала, но после многочисленных боёв начал очень хорошо понимать, что собой представляет это искусство.

Это напоминало тайные движения для усиления меча, но, как никак, искусство полного контроля — тоже священное искусство, так что просто необходимо некое заклинание. Оно, как и любое искусство, позволяло с первых строк ввести меч в состояние ожидания и усилить оружие, произнеся последнюю строку.

Количество времени использования после начала активации зависит лишь от характера и опыта человека. Юдзио мог поддерживать его минуты две, если при этом не будет ничего говорить, но как показал Кирито, он способен поддерживать своё священное искусство даже во время разговора, совершенно не теряя концентрацию.

Он по-прежнему был без понятия о сути искусства полного контроля гиганта, что стоял перед ним, но было очевидно, что он в этом деле эксперт, раз он смог начать активацию, даже не прекращая длительного диалога с ним. Для сравнения, Юдзио никак не мог начать начитывать искусство, да и вообще, его искусство ледяных роз было бы почти бесполезно в этом пространстве, заполненном горячей водой.

Тогда у него оставался лишь один путь. Он мог лишь ударить звуковым прыжком в зазор секретных движений врага… или активировать своё священное умение и завершить этот бой. Противник должен ожидать нападения путём навыка последовательных ударов, так что велика вероятность, что он сможет отреагировать на атаку в прыжке, пусть и на большой скорости.

Определяясь, Юдзио взглянул своему противнику в глаза и ещё раз осмотрел его всего.

Расстояние мэру где-то восемь.

Стиль Норкиа, как и школы над ним, Высший стиль Норкиа, не имеют никаких навыков, бьющих на такую дистанцию. Так как человек не двигался и собирался бить с этой позиции, его единственным «козырем» может быть лишь искусство полного контроля, что он должен активировать до удара Юдзио. Он должен покончить с этим в одну контратаку.

Как Юдзио и предполагал, человек не двигался, лишь слегка водил мечом вертикально, держа его своей правой рукой. Улыбка скрылась с его рта, он выпустил истошный рёв, потрясший всю ванну.

— Я — Командующий Рыцарями Всецелого … Беркули Синтез Один!

Где-то я уже слышал это имя, такая мысль мелькнула в его голове, но Юдзио сразу отбросил эти мысли, сосредоточиваясь на распознавании навыка противника.

Раздался глухой звук; человек, что назвался Командующим Рыцарями, ударил левой ногой по полу, отчего окружающий его пар мгновенно разлетелся в стороны.

Его огромная талия, грудь, плечи и руки мгновенно приобрели ужасную скорость. Поднятый меч сначала полетел направо, а затем двинулся по горизонтали. Юдзио чувствовал, что среди навыков традиционного стиля это была высшая форма навыка для меча. Этих идеальных движений нельзя было достичь никак, кроме как оттачиванием их на протяжении длительного промежутка времени.

Однако у всех навыков с мечом есть одна слабость. Если «размеры» слишком велики, то его траектория становится слишком предсказуемой. К этому моменту меч рыцаря разрезал белый пар по горизонтали, а Юдзио уже прыгнул вперёд, влево. Этого должно было хватить, чтобы избежать удара меча в состоянии полного контроля, без разницы, что именно произойдёт.

Рядом с его правым ухом прошмыгнул ветер, но боли он при этом не почувствовал, как и удара вообще.

…Я увернулся!

Уверенный в этом, Юдзио своим следующим шагом активировал Звуковой Прыжок.

— О…ооооо!

Вместе с криком, его меч погрузился в жёлтое, с оттенками зелёного, сияние. Ускоренный невидимой силой Юдзио стал порывом ветра, что мгновенно оказался рядом с взмахнувшим мечом командующего.

Рядом с ним просвистел порыв ветра, вызванный взмахом меча рыцаря. Он обошёл Юдзио стороной, с силой ударил в гигантскую дверь и издал громкий стук…

Если за взмахом меча не последовало никакой особой атаки, то получается, что этот человек лишь выполнил простой удар? Это мало отличалось от того, что он видел во время экзаменов в Академии Мастеров Меча.

… Он что, одурачил меня?

…А может, он хотел просто отпугнуть ребёнка, которому ещё учиться и учиться?

Он почувствовал, как его голова перегрелась.

И, как результат, он слишком поздно заметил.

Пока Юдзио, уходя от удара, летел вперёд, прямо перед человеком, ударившим мечом, что-то возникло. Прозрачные колебания, что горизонтально рассекали воздух. Что-то похожее на марево, что охватило его меч, сразу как он начал удар.

…Это место… где проходил его удар…

По его спине пробежал холодок. Хотя он инстинктивно и пытался остановить навык, после его активации сделать такое было уже невозможно. Занеся меч, он задел правой ногой левую, но скорость упала лишь слегка и…

Тело Юдзио вступило в контакт с тем маревом, что осталось в воздухе.

Раскалённое пространство охватило всё от левой части груди до правой подмышки. Юдзио оторопел и как старая тряпка полетел в сторону, попутно переворачиваясь в полёте. В воздухе появилась длинная спираль из крови, что лилась из глубокой раны на его груди.

Он упал в воду с левой от дорожки стороны. Когда Юдзио упал в бассейн, оттуда выплеснулась вода, моментально окрасившаяся багровым.

— Гу…Ха…

SAO v13 08

Он сразу начал откашливать горячую воду, что попала ему в горло, и вперемешку с водой он кашлял кровью. Видимо, полученная рана достигала даже лёгких. Даже несмотря на то, что перед ударом о марево он пытался остановиться, было бы неудивительно, если бы сейчас он лишился половины своего тела.

— …System Call. Generate…luminous element…

Его тело плавало в воде, а он бездумно произносил искусство врачевания. К счастью, вокруг него было много горячей воды. У неё энергии должно было быть куда больше, чем у холодной. Правда, даже так он не сможет за короткое время залечить эту рану, с его-то способностями.

Командующий, стоящий перед ним, спокойно стоял и смотрел, как Юдзио пытался залечить свои раны и сбить дурноту с его тела. Он уже убрал меч в ножны слева на талии и положил правую руку себе на грудь.

— Это было весьма опасно. Я о том, что даже не предполагал, что ты собираешься ринуться вперёд на такой скорости. Извини, это чуть не убило тебя.

Сейчас эти слова были совсем ни к чему, но Юдзио просто не мог ждать, так что он выплюнул хриплый голос из своих раненых лёгких.

— Чт…что это был… за навык…

— Я же говорю, что использую свой козырь. Не буду же я просто бить мечом, так? В каком-то смысле… Я отправил свой удар… в будущее.

Потребовалось время, чтобы понять значение его слов. Пульсирующая рана, которая, несмотря на окружающую горячую воду, болела, как от касания с куском льда, никак не давала сосредоточиться.

— Будущее… ударил?

Это было единственное правильное объяснение.

Юдзио точно активировал звуковой прыжок после удара командующего. Однако сейчас он страдал от глубокой раны, которую получил от меча из прошлого, когда врезался в его косую траекторию.

Нет… Если быть точнее, то сила, с которой бил меч, осталась в воздухе. Юдзио ведь видел какое-то марево перед тем, как его ударило.

Чтобы ударить мечом, «нужное время» и «нужное место» являются главными факторами. Меч не сможет ударить, если будет на месте в неправильное время, или же наоборот.

Судя по всему, искусство полного контроля этого командующего продлевало именно последний фактор, время. Сила оставалась на его траектории, даже когда меч физически исчез оттуда. Если сказать по-другому, он ударил противника в том месте… куда тот переместился, только в будущем.

Это был внешне самый простой секретный навык… из всех тех искусств полного контроля, что он доселе видел, но даже так, это была ужасающая способность. Везде, где бы ни прошел меч этого человека, появляется смертельная зона. Способность, что будет значительно превышать непрерывные косые удары и навык последовательных ударов, которым он так хвастался. Закрыться мечом от нескольких ударов будет почти невозможно.

…Тогда мне придётся вести бой на дальней дистанции?

Даже если искусство полного контроля командующего может удлинять время, оно не способно увеличивать диапазон удара. Для сравнения, диапазон «Ледяных Усиков», искусства полного контроля Юдзио, достигал тридцать мэру.

Вопрос состоял лишь в том, будет ли Синяя Роза Юдзио полезна в этой комнате, наполненной горячей водой. Как минимум, он должен быть готов к задержке после его активации. Иными словами, он должен был подобраться к врагу так, чтобы тот не смог избежать усиков, и тогда нанести решающий удар.

Будет трудно, но иного выбора нет.

Готовясь к бою в воде, Юдзио коснулся своей левой рукой груди. По его телу сразу пробежалась обескураживающая, резкая боль, но, казалось, рана не откроется, даже если он немного подвигается. Конечно, до полного исцеления было ещё далеко, и сейчас оставался тридцатипроцентный урон, но даже так, он до сих пор мог стоять и даже поднимать меч.

— System Call.

Юдзио начал читать искусство, и его голос сливался вместе с шумом поступающей через четыре желоба в разных сторонах воды. Такой эксперт, как командующий, не мог пропустить это мимо ушей, но вместо того, чтобы выдвигаться вперёд, он просто стоял, сложив руки, как бы давая Юдзио время.

— Знаешь, впервые мне довелось увидеть Длительный меч Тёмного Рыцаря почти сразу, как я заступил на пост Рыцаря Всецелого. Я получил настолько сильный удар, что сначала не мог даже звука издать. Я сбежал и ещё долго думал, почему я проиграл этому тупоголовому.

Командующий потёр кончиками пальцев шрам на своём подбородке.

— Ну, это всё не так уж и трудно, как ты предполагаешь. Главное в сражении с мечником — это атаковать после мощного удара. Длительный меч, очевидно, пытается блокировать удары, тем самым делая два дела сразу — атакуя и защищая. Не могу отметить, что это уж очень практично. Независимо от того, какой силы был удар, если он не попадёт, его еле-еле можно сравнить с маленьким ветерком…

Кончики его губ скривились, и он громко, но быстро вдохнул.

— …Но даже если я столько понял, я не настолько хорош, чтобы прямо сейчас начать обучаться «Длительному мечу». Мда, если Первосвященник призывала Рыцаря Всецелого, ей следовало выбрать кого-то более гибкого.

При этих словах Юдзио нахмурился, но продолжал произносить искусство.

Как и ожидалось, воспоминания этого человека о событиях до его обращения в Рыцаря Всецелого были стёрты. Однако даже если он забыл это, должны же были остаться знания о человеке с настолько хорошими навыками обращения с мечом? Ещё тогда, когда он назвался, Юдзио и сам почувствовал, что когда-то уже слышал о ком-то подобном.

Беркули Синтез Один. Он назвал себя так.

Юдзио определённо уже слышал это имя. Чемпион турнира Четырёх Империй, или, может, он генерал имперской армии.

Испытывая на себе пристальный взгляд Юдзио и как бы не замечая читаемое шёпотом искусство, Командир продолжал говорить, не обращая внимания на его действия.

— Так вот, я сломал себе свой бедный мозг, когда думал, как попасть в противника своим мечом. Ответом послужил вот он.

Он показал на грубый меч, убранный в ножны, что состоял целиком из синей стали.

— Понимаешь, первоначально этот меч был частью священного инструмента под названием «часы», что стояли на одной из стен Центрального Собора. «Говорящие время Колокола», в некоторых местах они показывают время через звуки, но эти часы когда-то представляли собой иглу, что находилась в большом круге и указывала на числа, знаешь о таких? Я имею в виду, что этот предмет существует с сотворения мира…. Первосвященник называла их «System Clock»… или, думаю, как-то ещё.

Это, должно быть, был священный язык, но Юдзио не понимал назначения колокола. То, что пришло ему в голову из обычного языка, было бы часами. Казалось, глаза Командующего сейчас были обращены куда-то в прошлое, но его рот снова двинулся.

— Цитируя первосвященника… — часы не только показывают время, но и влияют на него… так она сказала. У меня не было ни малейшего представления о том, что всё это значило. В любом случае, этот дружок получился от перековки стрелки часов в меч. В отличие от «Душистой Оливы» малышки Алисы, что проходит в пространстве по горизонтали, этот парень пронзает его вертикально. И имя ему — меч «Сокрушитель Времени»… меч, что проходит сквозь само время.

Юдзио понял, что ему трудно представить эти самые часы, но сам смысл того, что говорил Командующий, был ему понятен. Силой этого меча наверняка является способность обходить время и поддерживать себя в пространстве. Если бы такое было возможно, то совершенно не нужно было бы сочетать удары стиля Айнкрад. Если задуматься, зачем вообще нужно сочетать удары, было бы куда легче просто продлить черту одного удара. Если меч Беркули, Сокрушитель Времени, способен сочетать наступательные способности одноударных навыков и точность навыка последовательных ударов, то это меч будет просто несравним. По крайней мере, пока цель в пределах досягаемости.

Как удачно подметил Беркули, был только один способ бороться с ним. Он мог использовать лишь преимущества в пространстве, но не во времени.

И как только Юдзио подумал об этом, командующий усмехнулся.

— Тогда ты должен атаковать издалека, ты ведь думаешь об этом, да? То же самое думали и все те, кто раньше видел мою способность, каждый из них думал так.

Он был поражён, как тот смог прочитать его мысли, но всё равно не прекращал читать. Беркули мог предсказать то, что Юдзио будет атаковать издалека, но он никак не мог угадать природу его навыка. Понял ли он, что у Юдзио в голове, или нет, Командующий просто пожал плечами.

— В том числе и Алиса с Фанацио, эти Рыцари Всецелого, как правило, выбирали против меня искусство полного контроля, что имело большой диапазон… многие так поступали. Но говорю сразу, я не проиграл им ни одного боя. В конце концов, тот, кто победил бы меня, сейчас стоял бы здесь в качестве нового Командующего Рыцарями. Хотя, рано или поздно, Алиса бы смогла меня победить. Да и я сам уже жду этого. Интересно в этом лишь то, что твой навык победил их всех одного за другим.

— …Ты довольно спокоен.

Закончив читать искусство несколько секунд назад, Юдзио пробормотал это, не особо задумываясь. Однако, хотя искусство полного контроля и осталось в режиме ожидания, из-за внутреннего состояния Юдзио оно не рассеялось.

Казалось, Беркули и правда начал эту скучную речь, только чтобы дать Юдзио время для чтения искусства. Вероятно, он был уверен, что за одну атаку раздавит Юдзио, вне зависимости от того, что тот применит.

Хотя он и не хотел признаваться в этом, даже если ледяное искусство схватит Беркули, уверенности в том, что он сможет отнять у него Жизнь, не было. В первую очередь, это искусство предназначалось для остановки противника. Хотя нет, даже это не удастся, если его враг является человеком, как он. Скорее всего, он сможет обездвижить его всего на пару секунд, не более. И то, как он воспользуется этим временем, решит исход битвы.

Юдзио встал из ванны, и по его телу сразу побежали капли воды. Восхождения на три мраморные ступеньки было достаточно, чтобы потревожить рану в его груди. Если он ещё раз получит такой урон, то от боли не сможет сделать ничего, даже просто заживить рану.

— Хе-хе, ты идёшь, пацан? Позволь я сперва скажу, я не буду больше сдерживаться.

Плотно зажав рукоять «Сокрушителя Времени», что сейчас был в ножнах на его одежде, командующий широко улыбнулся.

Находясь на дорожке, на расстоянии двадцати мэру друг от друга, Юдзио тоже указал Синей Розой вперёд. Его лезвие в режиме ожидания уже было покрыто тонкой коркой льда, создавая кристаллики из пара, находящегося в воздухе.

Кирито бы сейчас повыступал, прокомментировал бы это всё, но во рту у Юдзио пересохло, да и вряд ли он сейчас мог плавно двигать ртом. Глубоко вдохнув, Юдзио произнёс последнюю фразу «искусства полного контроля».

— Enhance… armament.

Бууу! Холодная волна обошла его ноги и полетела во всех направлениях. Юдзио собрал все свои силы и вбил свой любимый меч в каменный пол.

Вода, что покрывала поверхность мрамора, в мгновение замёрзла, превратившись в подобие зеркала. Создавая шум, похожий на звук растрескивания древесины, перед Беркули возникла ледяная волна.

Хотя дорожка и была всего пять мэру, замораживающая волна от Синей Розы уходила в стороны мэру на десять. Ледяная корка появилась вокруг бассейна, но по воде, как и ожидалось, она шла медленно, видимо, из-за жары. Однако сейчас времени для оправданий не было.

Думая только о своей правой руке, он схватил свой меч сильнее, чем когда-либо. И с плотным звуком бесчисленное количество шипов роз, уже не усиков, потянулись по замёрзшему полу.

Те в мгновение ока облепили его, и их острые концы блестели на протяжении всего пути к Беркули. Однако его рот лишь слегка напрягся, и после того, как он снова опустил талию, он больше не двигался. Казалось, он даже не собирался прыгать в ванну справа или слева.

Решимость Юдзио закалилась, когда он увидел его стойку, похожую на стойку охранника крепости. Он был не из таких людей, которых можно было победить, ничуть не рискуя жизнью.

Вытащив Синюю Розу из пола, он побежал, гонясь за рядами ледяных пик. Его цель — поймать момент, когда Беркули будет больше всего уязвим, когда перехватит атаку из десятка пик.

Видимо, он заметил бегущего Юдзио, но не проявил ни малейшего признака страха. Он широко расставил ноги и собрал всю свою силу в руку, удерживающую меч, что был с левой части его пояса.

— Нхххх!

В сопровождение громкому вою, последовал одиночный и сильный удар. Хотя ряды пик ещё не достигли его, и лезвие просто прошло через воздух, Сокрушитель времени разрывает всё и в будущем.

И вот, половиной секунды позже, вместе с характерным «гашн», многочисленные пики одновременно разрушились. Ни одна не проскользнула через удар, что он сделал мгновением раньше. С ненавистной беспечностью, Командующий вернул его в верхнюю позицию и подготовился к дальнейшим действиям против Юдзио.

Тем не менее, Юдзио, наконец-то, был в пределах досягаемости, так что он высоко ударил оружием в правой руке. А вместе с этим и множество маленьких кусочков льда, что плавали в воздухе, полетели на его врага.

— Сээээ!

— Оооохх!

Два крика раздались одновременно.

Голубая траектория меча Юдзио соприкоснулась с тёмно-серой от меча Беркули.

И в следующий момент.

Издав мимолётный звук, меч Юдзио раскололся.

Глаза Беркули округлились. Должно быть, отсутствие сопротивления шокировало его. Правая рука Юдзио также почти ничего не почувствовала, когда меч разлетелся на кусочки.

И это было естественно. Юдзио выбросил свою Синюю Розу, что была у него в правой руке, а тем, что он держал сейчас, была пика, которую он взял в качестве замены меча.

Одиночный удар вниз, что сделал Беркули, был направлен на отталкивание Юдзио. Того бы сначала остановило, а затем бы оттолкнуло назад, если бы меч, конечно, не был изо льда. Тем не менее, пика в его правой руке разлетелась, так что Юдзио проскользнул мимо меча противника, не приняв на себя его импульс, и оказался прямо перед его грудью.

— Оооооох!

Вращаясь, он издал второй вопль и врезался своим левым плечом в живот командующего. Это был Крушащий Метеор, тайное умение из «боевых искусств» стиля Айнкрад. Значение этого навыка — «падение метеора». Он не мог полностью активировать его из-за отсутствия меча, но из-за неожиданного удара в центр тяжести тело его противника сейчас подлетело в воздух.

Было бы нормально сейчас продолжить горизонтальным ударом вправо, но вместо этого Юдзио развёл руки и схватил ими талию Командующего.

— Нххх…

Даже позицию огромного человека нарушил этот двойной план, так что его верхняя часть тела сейчас падала. Это был первый и последний шанс.

— Уооооо!

Забывая про боль в ране, Юдзио использовал все силы, что остались в его теле, и бросил себя и командующего в ванну рядом. Беркули пытался удержаться своей левой ногой, но босая ступа оказалась на краю замороженного пола. И в момент их падения Юдзио почувствовал боль от потревоженной раны на груди.

Однако всё это было пустяками по сравнению с холодом, что охватил его тело.

— Эээ?!.

Пока Юдзио пытался сдержаться, из груди Беркули вырвался третий крик удивления. Горячая вода, что совсем недавно была здесь, без его ведома почти дошла до грани замерзания. Поэтому его изумление подобной ситуации было совершенно естественно.

Левой рукой удерживая великана, что пытался встать, правой Юдзио обыскивал дно ванны. Я должен был бросить его сюда…

Наполовину с помощью расчётов, наполовину удачей, Юдзио коснулся кончиками пальцев рукояти своего знакомого и любимого меча.

И сразу после Беркули смог вырваться и со всех сил попытаться убежать от него.

Но за секунду до этого Юдзио воткнул Синюю Розу в дно ванны и закричал.

— Замо…розкаааааа!

Именно это могло решить ход битвы.

Всё, что сделала Синяя роза, так это заморозила часть горячей воды в этой гигантской бане. Вокруг них было ещё куча горячей воды. Потребовалось бы минут десять и десять священных искусств, чтобы заморозить её всю, даже если он будет постоянно создавать криогенные элементы. Но выбора у него не было.

Искусство полного контроля — это искусство, пробуждающее великую запечатанную силу, оно выпускает память самого меча.

Так ему сказал тот таинственный мудрец, Кардинал. Чтобы раскрыть искусства полного контроля для Синей Розы Юдзио и Чёрного Меча Кирито, она прошлась по воспоминаниям их мечей.

Священное орудие, которым обладал Юдзио, первоначально было глыбой льда, находившейся на самом верху самой высокой горы в Северной Горной Гряде. Даже в разгар лета там было холодно, так что лёд там никогда не таял, но также дотуда не добиралась ни одна живая душа. Глыба вечного льда, что десятки лет была в одиночестве.

И тем не менее, одной весной ветер, дующий через горный хребет, уронил рядом с ним зёрнышко. День за днём лёд таял, отдавая скудные капли воды зёрнышку. Зёрнышко в итоге превратилось в бутон цветка и, терпя сильный холод, с наступлением лета расцвело в скромный, но красивый цветок. Это была ещё более синяя, чем даже северное летнее небо, роза.

Счастливая, что у неё наконец-то появился друг, глыба вечного льда каждый день разговаривала с розой. Но как только прошёл последний день осени, она сказала: «Я не перенесу холодную зиму. Поэтому вскоре мы с тобой расстанемся.»

Лёд рыдал. Из-за утраты своего первого друга он так и продолжал рыдать, и его тело уменьшалось. Увидев лёд в таком состоянии, роза снова заговорила: «Может, ты закроешь меня в себе, пока я совсем не погибну? Даже если я сама умру, моё тело останется навсегда.»

И глыба вечного льда выполнила желание розы. Стараясь изо всех сил, по луже из её слёз она подобралась близко к розе и начала молиться. Замёрзни, замёрзни, замёрзни навечно, вот о чём она молилась. Эта молитва была настолько сильной, что даже её сердце замёрзло.

К тому моменту, как синяя роза погрузилась в глыбу льда, лёд тоже уже перестал говорить или думать вообще. И всё, что в итоге осталось, был кусок льда, принявший узкую форму, похожую на меч, так как большая часть глыбы перешла в слёзы, и одинокая голубая роза, оказавшаяся взаперти внутри неё.

Вот какой сон Юдзио видел в Великой библиотеке. Он не имел ни малейшего понятия, как глыба может превратиться в настоящий меч, как он оказался в подземной пещере, где был под защитой белого дракона, ну, и самое главное, он сомневался, что у глыбы льда и розы вообще могут быть сердца.

Однако, даже если это был лишь сон, в самом Юдзио ярко горела мольба льда. Заморозить всё, печаль, боль и даже свою жизнь вместе со временем… вот о чём он молил.

…Синяя роза, дай мне силу!

И как только он пожелал этого, из его уст вылетел новый вопль.

— …Release… recollection!!!

Второй этап искусства полного контроля вооружения. Торжественная фраза, что полностью освобождает силы, дремлющие в мече, команда, что «высвобождает его воспоминания». Кардинал сказала, что Юдзио ещё слишком рано использовать его, но сейчас и только сейчас оно сработает.

Меч в его правой руке затрясся.

И сразу после этого по всей бане разнёсся жёсткий, трескающий звук, похожий на звук бьющегося стекла. Используя правую руку Юдзио как связующее, голубовато-белый свет на высокой скорости разошёлся во все стороны. Горячая вода, что входила с ним в контакт мгновенно застывала, так и оставаясь в виде ряби.

Таким образом, всего за секунду вся баня оказалась заморожена в чисто белый цвет. Юдзио чуть не задохнулся от абсолютного холода, охватившего его тело и оставившего его совершенно неподвижным. Такого холода он бы не почувствовал, даже если бы в самый разгар зимы пошёл абсолютно голый в лес деревни Рулид. Если бы он сейчас закрыл глаза, то был бы уже не уверен, покрыл ли его тело лёд или же раскалённое железо.

Он хотел вытереть иней с бровей, но его левая рука держала Беркули, а правая была в воде, держала обратным хватом Синюю розу, что прочно засела там. Всё, что оставалось, это неохотно моргать, стряхивая мелкие кристаллики льда с ресниц, и сквозь густой туман осматривать состояние противника.

Командующий Рыцарями Всецелого Беркули был по шею во льду. Так как моментом ранее он пытался встать, его обе руки сейчас держали Сокрушитель времени и были глубоко в ванне, почти у самого дна. И при этом он больше не мог двигаться, так же, как и Юдзио.

От небольших сосулек у него на бровях и волосах прозвучал ломкий звук, и раздался голос Командующего.

— Не думал, что найдётся мечник, что выбросит свой меч в сторону прямо перед противником… Ты придумал этот стиль ведения боя?

— …Нет, этому меня научил мой напарник. Всё, что есть на поле боя, можно использовать как оружие или ловушку.

Из-за обморожения Юдзио ответил как будто с набитым ртом. Беркули на мгновение закрыл рот и глаза, будто обдумывая что-то, но вскоре показал наглую усмешку. Из его рта выпал отдельный кусок льда.

— Хм, понятно. Использовал это… Ну, я предполагал, что ты пойдёшь на меня в одиночку, но я просто не могу проиграть вот так.

Он вдохнул воздух и задержал дыхание.

Сейчас ум Юдзио тяготило то, что же он мог задумать. Он должен немедленно придумать ход на случай, если тот начнёт читать священное искусство.

Светло-голубые глаза Беркули распахнулись. Из щели между зубами вырвался звероподобный крик.

— Нааааааааааааааа!

На голове командующего сразу проявились многочисленные кровяные сосуды. На его шее вспухло несколько мышц, отчего кожа сразу покраснела.

— Чт….

Юдзио не смог сдержать удивлённого крика. Беркули опрометчиво пытался прорваться через толстый слой льда, используя только силу своих мышц.

Это не может быть возможным. Даже без препятствий для перемещения, было бы трудно разломать его голыми руками. Не говоря уж о том, что рыцарь сейчас был по шею во льду и не мог сдвинуться даже на волосок.

Сжатые вместе зубы издавали звук, как от скрипа стали. Его глаза блестели так, будто сами излучали это свет.

Несмотря на холод ниже точки замерзания воды, по спине Юдзио пробежала дрожь.

И сразу после этого раздался убедительный треск.

Между парой образовалась трещина. От неё отошла другая. И ещё одна.

Юдзио снова понял, что гигантский человек перед ним был необычным человеком. Он был тем, кто стоял на вершине всех Рыцарей Всецелого, лучший фехтовальщик среди всех четырёх империй, сильнейший человек Мира Людей. Вероятно, он сотни лет потратил, сражаясь в битвах. Он — живая легенда.

В битве против такого человека нельзя позволять себе ни малейшей небрежности. И правда, Юдзио никак не мог представить себе, что бой может закончиться заточением его и противника во льду. Его истинная цель лежит дальше… борьба друг с другом за свою Жизнь.

Такое количество льда способно заморозить всё и вся. А способность розы… расцвет Жизни.

— Цвети… Синяя роза!!!

В ответ на крик Юдзио на поверхности льда ожило бесчисленное количество цветочных почек. Вращаясь, они открывались и разводили в стороны синие, похожие на бритвы, полупрозрачные лепестки.

Во главе с одной розой, которая расцвела со звоном, будто от колокола, бесчисленные сотни расцветали за ней одна за другой. Это было необыкновенно красивое и одновременно безжалостное зрелище. В конце концов, как только эти огромные розы расцветут, они начнут поглощать жизнь Юдзио и Беркули.

Силы начали покидать его конечности, и даже его взгляд начал темнеть. Он уже не чувствовал своей кожей льда, что уж там говорить о холоде. Единственное, что он мог сделать, это позволить парализующему онемению поглотить его тело.

Ранее мощный настолько, что мог разорвать эти ледяные оковы, сейчас Беркули потерял тот ярко-красный цвет и заметно побледнел. С его лица исчезло то самообладание, что было там с начала битвы.

— Негодяй… не говори мне, что ты стремился к ничьей… с самого начала битвы?

— …Не пойми неправильно.

Делая всё, чтобы поднять тяжеленные веки, Юдзио издал хриплый голос.

— Существует только одна вещь, в чём я вижу надежду на победу… Я о… количестве нашей Жизни. Фанацио-сан выдержала столько же урона, сколько и мой напарник, и они упали в одно и тоже время… другими словами, даже если вы, Рыцари Всецелого, не умираете от старости, количество вашей Жизни ничем не отличается от нашей… я прав?..

Даже пока он говорил, из продолжающих цвести ледяных роз вылетали сверкающие шарики света. Тот факт, что он какое-то время уже не слышал звука горячей воды, доказывал, что даже те щели уже полностью замёрзли.

Толстый лёд уже заключил в свои оковы и Беркули, и Юдзио, остались только центры их лиц. Если бы окна Стасии были бы сейчас открыты, то можно было бы увидеть, как их Жизни сейчас уменьшались с ужасающей скоростью. Терпя нарастающее желание уснуть, Юдзио продолжал говорить.

— …Исходя из вашей внешности, когда вы стали Рыцарем Всецелого, вам должно было быть около сорока… естественно, ваш максимум Жизни падал. Для сравнения, мой максимум почти дошёл до предела… Даже после одного ранения от меча, у меня всё равно должно было остаться больше. Именно на это я и сделал акцент.

SAO v13 09

Он моргнул, и прежде чем силы полностью покинули его, сказал.

— Эээ… то, за что я не могу простить многих из вас.

Сильные эмоции, что появились из глубины его сознания, заставили забыть об отчаянии, что, пусть и на мгновение, охватило его тело.

— Забыть о том, кто ты… вверить свой меч Церкви Аксиом, даже не зная об её истинной сущности… делать вид и говорить, что вы — справедливость, что вы те, кто обеспечивает соблюдение законов…. ты не Святой Рыцарь, призванный из Небесного Мира Первосвященником. Вас родила мать и дала вам имя Беркули, вы — человек, как и я!

Это произошло, когда он прокричал это…

Юдзио наконец вспомнил, «кем» был этот гигант перед ним.

Ошеломляющий сюрприз заставил его вздохнуть. Беркули… так звали того человека из старой истории, что ему рассказывал его дед, когда Юдзио был маленьким. Известный мечник, что основал Рулид и стал его первым стражем. Герой, который исследовал Горную Гряду на Грани и пытался украсть драгоценный меч у спящего белого дракона… Синюю Розу, что он сейчас держал в своих руках.

Он думал, что это потомок того Беркули, с тем же именем, но он сразу отверг эту идею. Естественное сокращение Жизни у Рыцарей Всецелого было заморожено, и возраст не менялся. Другими словами, это был тот самый человек. Главный герой сказки «Беркули и Белый Дракон Севера», которую он так любил в детстве… и тот, кого он не вспоминал с того лета, когда забрали Алису, и до тех пор, пока он не оказался прямо перед ним. Уже лишившегося воспоминаний о Рулид, как Рыцарь Всецелого.

Придя в себя от этого эфемерного чувства, но оставаясь до сих пор в шоке, Юдзио прерывистым тоном заговорил.

— …Беркули. Вы должны… помнить мой меч.

Сейчас полностью разбуженная Синяя Роза продолжала блестеть холодным светом, находясь на глубине где-то десять цен подо льдом.

Командующий Рыцарями Всецелого, а также главный герой сказки трёхсотлетней давности, опустил глаза и взглянул под лёд. Его здоровенный подбородок окаменел, и ему пришлось говорить сквозь зубы хриплым голосом. Тем не менее, Юдзио не ожидал от него таких слов.

— …Точно… где-то… Тогда… в те времена…

Его некогда закрытые веки плавно открылись, и он продолжил.

— …Этот меч был в гнезде дракона, северного стража, которого я убил…

Очередная волна шока из-за этих слов на мгновение прошла холодом по всему его телу.

— Вы убили… его?..

В его памяти всплыла сцена, где восемь лет назад он и Алиса исследуют северную пещеру.

То бесчисленное количество гигантских костей, что лежали в просторной пещере. А на них следы, не от клыков или когтей зверей, а от ударов меча человека.

— Те драконьи кости… Это вы сделали?.. Вы… убили даже… дракона из своей собственной истории?..

Несмотря на холод, охвативший всё тело, Юдзио не сдерживал эмоции, что лихорадочно возникли у него в груди, и злобно покачал головой. Из его глаз что-то вылетело, затуманивая зрение.

— Итак, вы действительно забыли… всё и вся… Беркули, вы герой, которого в моей родной деревне Рулид знает и млад, и стар. Вы совершили путешествие от центра на север и основали деревню в диких землях, вы — наш предок. Первосвященник схватила вас, запечатала ваши воспоминания и сделала Командующим Рыцарей Всецелого. И не вас одного, так же и Фанацио-сан, так же и Элдри-сан, и даже Алису… это случилось со всеми. Прежде чем вас сделали Рыцарями Всецелого, вы были такими же, как и мы… каждый из них был человеком…

— Запечатала… мои воспоминания, говоришь?..

Глаза Беркули, что были совершенно непоколебимы во время всего боя, сейчас словно потеряли фокус и уставились куда-то вдаль. Из его потерявших силу уст вышел едва слышимый мягкий голос.

— …Я не могу так легко поверить в твою историю… Но… Я думал… история обо мне, вызванном из Небесного Мира, как Рыцаря Богов… долгое время не давала мне покоя…

К этому моменту силы Беркули уже покинули его. На его мужественных чертах снова появился иней. По щекам Юдзио текли слёзы, быстро замерзая и теряясь в намёрзшем льду.

Сказка о Беркули и Белом драконе, которую он слышал в детстве бесчисленное количество раз. В реальности это был другой герой, что убил этого дракона. Это всё заставило Юдзио почувствовать неописуемое чувство потери и безысходности.

Первосвященник, Администратор, была гораздо сильнее, чем он мог себе представить. В конце концов, она может с лёгкостью манипулировать лучшими мечниками, превращая их в своих верных рыцарей. И может быть, наличие двух недомечников для неё не первостепенная проблема. Для Первосвященника… и Церкви Аксиом.

Юдзио почувствовал, что вряд ли продолжавшие поглощать Жизнь розы оставят сейчас в нём хоть немного Жизни. У Беркули было то же самое. Блеск его полуоткрытых серо-голубых глаз под слоем льда почти погас.

…Ничья?

Как только он так подумал, в его груди появился маленький огонёк, желание удержаться здесь и сейчас и не упасть. Но он даже пальцем пошевелить не мог. Силы стали медленно покидать правую руку, что сжимала подо льдом синюю розу…

И вот тогда.

— Хо…хоооо, грандиозно, просто грандиозно.

По бане разошёлся скрипучий голос, как будто кто-то царапал вилкой по металлической тарелке.

Юдзио перевёл затуманенный взор и увидел странную покачивающуюся фигуру, что приближалась к нему.

Это должен был быть человек, но он был уж слишком кругл. А к идеально-округлому туловищу прилагались ну просто комично маленькие конечности. Шеи видно вообще не было, а сверху просто шла такая же круглая голова. Очень напоминало снежных баб, которых зимой лепят дети.

Тем не менее, одежда на нём была настолько богато украшена, что было даже больно смотреть на неё. Этот блестящий костюм был справа тёмно-красный, а слева синим, живот же был щедро украшен золотыми пуговицами, которые еле-еле могли сдержать его. Аналогично и штаны были разного цвета справа и слева, а если внимательно присмотреться, то это касалось и обуви.

На его круглой, гладкой голове не было и пряди волос, и лишь золотая остроконечная шляпа. Форма шляпы была такой же, как и у Кардинала, мудреца из Великой Библиотеки, но стиль был ужасен. И в добавку, рост у него был чуть больше мэру.

Юдзио уже видел на площади шестого района Центории клоуна, что был разодет подобным образом и балансировал на мяче, когда проходил фестиваль середины года. Однако по его лицу было понятно, что от этого маленького человечка ничего подобного ждать не стоит точно.

Нельзя было сказать, сколько ему было. Его кожа была причудливо белого цвета, круглый нос, широкие щёки и неестественно красные губы, растянутые в широкую ухмылку. Глаза у него были длинные и узкие, в форме полумесяца, выгибом вверх, как если бы он смеялся, вот только блеск в его глазах был какой-то аномально холодный.

Одетый в красно-синее клоун проскакал по мраморной дорожке и энергично спрыгнул в замороженную ванну. Его обувь, приземлившись на кончики, раздробила пару роз, издав характерный звук раскола.

— Хо, хооо! Хооо, хоооо, хоооо!

Видимо, найдя что-то забавным, карлик хлопнул в ладоши и, посмеявшись какое-то время своим скрипучим голосом, начал разбивать ногами розы вокруг себя, одну за другой превращая их в кусочки стекла. Наделав много шума, рассеивая эти кусочки, он подошёл к Юдзио и Беркули, что были схвачены толщей льда.

Стоя на расстоянии несколько мэру от них, карлик разбил ногой последнюю розу и только после этого повернулся к ним лицом. Эти красные губы широко раскрылись, и он снова заговорил не предвещающим ничего хорошего голосом.

— Ого… неприемлемо, это просто недопустимо, сэр Командующий. Да как вы могли предположить, что можете просто так сдохнуть? Это было бы предательством Её Высокопреосвященства, блистательного Первосвященника. Знаете ли, я уверен, когда она проснётся, она будет возмущаться.

Из-за этого казалось, что его сознание замерло, губы Беркули задрожали, и он издал низкий, хриплый голос.

— Главный старейшина… Чуделкин… не вмешивайся в битву мечников…. выскочка…

— Хооо, хохоо!

Услышав слова Беркули, маленький клоун сделал три шага, попутно хлопая в ладоши.

— Мечников! Битву! Ты веселишь меня, хоохоохоо!

Казалось, этот пронзительный смех принадлежал вовсе не человеку.

— Ты уверен, что имеешь право говорить такое после того, как поддавался этому грязному предателю? Сэр Командующий, ты ведь не использовал «другую сторону» своего Сокрушителя Времени, не так ли? Ты ведь мог убить ублюдка, даже не дав ему слова сказать! Вот что в первую очередь я называю предательством Первосвященника!

— Заткнись… я… сражался со всеми, кого давали… К тому же ты лгал мне, не так ли… Этот негодяй… никакой не убийца с Тёмной Территории… Он лучше многих уродливых кусков мяса, вроде тебя…

— Заааткниии свою пааасть! Или я вырву тебе волосы!

Его два глаза быстро расширились, и карлик начал прыгать вверх и вниз, прямо как шар, ударяя маленькими ногами по голове Беркули. Покачиваясь влево и вправо в такт головы командующего, он продолжал кричать своим пронзительным голосом.

— В первую очередь, всё потому, что вы, дерьмовые рыцари, делаете свою дерьмовую работу так, что всё заканчивается так проблематично. Когда вас всех побила пара детей, вы заставили меня смеяться так сильно, что я чуть не надорвал живот. Когда Её Высокопреосвященство проснётся, уверен, что все рыцари… или, по крайней мере, ты и заместитель будете переработаны!

— Что… да ты просто… что ты…

— Ах, боже мой, заткнись, заткнись. Это тебя уже не касается, иди спать.

Карлик высунул мизинец на правой руке и сделал несколько напыщенных движений на голове Беркули. Облизав губы своим красным языком, он начал пронзительно читать искусство.

— System caaaaall! Deep freeeeeeze! Integrator unit, ID zero zero oneeeee!

Это было священное искусство, которого Юдзио никогда раньше не слышал.

Искусство было странно коротким, так что даже если оно было наступательного типа, то вряд ли оно нанесёт большой эффект, или так он думал.

— Гх…

Беркули тихо застонал. И сразу после его волосы, кожа и даже одежда стала постепенно приобретать тусклый, серый цвет. Скорее было похоже, что он не замерзает, а обращается в камень.

Блеск в его глазах пропал, а цвет его тела будто сменился с цвета льда на цвет грязи, и только после этого карлик, которого называли главным старейшиной Чуделкиным… наконец с силой спрыгнул с головы Командующего Рыцарями Всецелого Беркули.

— Хох, хохи, хохи… больше у меня нет нужды в таком чудике, как ты, номер один. Я имею в виду, что теперь я нашёл более полезную пешку… не так ли?

Бормоча это, его маленькие отверстия глаз были направлены прямо на Юдзио. Страх, ещё более холодный, чем лёд вокруг, пробежался по его спине.

Тем не менее Юдзио уже достиг своего предела. Он отчаянно смотрел, как эти синий и красный ботинки приближались к нему, топча под собой ледяные розы, но эта сцена быстро погасла в тусклой тьме.

…Кирито.

…Алиса…

Сознание Юдзио покинуло его, пока в глубинах его груди повторялись эти два имени.

Часть одиннадцатая — Секрет Палаты Старейшин

Глава 1

5-ый месяц 380-ого года по календарю Мира Людей

Мои глаза распахнулись от внезапно приключившегося приступа дрожи.

Я лишь хотел приложиться спиной к стене и прикрыть глаза, но, видимо, в определённый момент заснул. Как только этот грохот разбудил меня, я сразу забыл все детали того страшного сна… хотя, может, во мне остались эти затяжной страх и обеспокоенность, что раз за разом появлялись у меня на душе.

Оживляя свои верхние конечности, я мельком проверил окрестности, но никаких изменений по сравнению с тем, что было раньше, не наблюдалось.

Я был на узкой террасе, созданной на внешней стене Центрального Собора и расположенной где-то около восемьдесят восьмого этажа. Прошло уже достаточно времени, и солнце скрылось за горизонтом, а небо почернело, будто его замазали чернилами. И всё равно, через промежутки в облаках я мог видеть лишь бесчисленное количество звёзд; тут не было того, что я ожидал увидеть — луны. Казалось, я слышал восьмичасовой ночной звон колокола, но, видимо, потребуется больше времени, прежде чем богиня луны начнёт пополнять скудные ресурсы окружающего меня пространства.

Рыцарь Всецелого Алиса, что согласилась на временное перемирие, сейчас демонстрировала осторожность, сидя с закрытыми глазами и обхватив свои ноги руками в стороне от меня, на границе внимания другой горгульи… нет, на границе внимания приспешника, что стоял правее неё. Лично я пытался найти в её словах хоть какую-то подсказку, что сможет помочь мне избежать нашего приближающегося боя, но, видимо, она не особо любила пустую болтовню. Правда, проблему можно было бы решить, если бы тут был подготовленный Кардиналом кинжал и Юдзио, что смог бы ударить им её.

И что же он сейчас делает?..

И теперь, когда я думаю об этом, за все эти два года, с тех самых пор, как мы встретились с ним южнее деревни Рулид, возможно, это был первый раз, когда мы с ним были разделены и физически не могли встретиться. Мы вместе лежали на траве, делили поровну одну кровать в дешёвой гостинице, всё наше путешествие и даже после поступления в Академию Мастеров Меча мы жили в одной комнате. Проводя время вместе, я не осознавал его присутствия, но теперь, будучи вдалеке от него, я чувствовал некий дискомфорт.

Нет… Это нельзя было описать простыми словами, это я знал наверняка.

В этом виртуальном мире под названием Underworld я встретил кого-то своего пола, кто смог стать моим первым в жизни близким другом. Конечно, заявлять такое стыдно, но я не мог не признать этого.

Перед тем, как попасть в смертельную ловушку SAO, учеников мужского пола из моей школы я считал слишком инфантильными и держался от них в стороне, относясь к ним как к обычным знакомым.

И эта неизлечимая привычка не изменилась и в оковах парящего в виртуальном мире замка. К счастью, там мне удалось познакомиться с такими взрослыми людьми, как Кляйн и Эгиль, но даже с ними я не чувствовал такой степени близости, чтобы изменить меня изнутри. Даже несмотря на нашу глубокую связь с Асуной, единственный раз, когда я мог показать внутреннюю слабость, был прямо перед разрушением Айнкрада, когда оба наши сознания были на грани исчезновения.

Я вовсе не думал о себе как о ком-то, кто владеет особенными способностями, недоступными другим, или что-то в таком духе. На самом деле нет ничего, чем бы я мог похвастаться в школе, как в физическом плане, так и умственном.

Когда я попал в плен SAO, я был в состоянии стать одним из топовых игроков - нескольких процентов, которые составили группу по прохождению, тогда-то я был очарован чувством собственного превосходства. Первостепенными факторами, выдвинувшими меня в ряды топ-игроков, было моё «знакомство» с VR-мирами после продолжительного пристрастия к ним с тех самых времён, как были разработаны первые игры с полным погружением, и мои «знания», накопленные во время бета-теста SAO. Это были те вещи, которые ни коим образом не связаны с моими личными возможностями.

Однако даже после освобождения из SAO я не мог утвердить себя, свою личность, не продолжив доказывать свою «силу в виртуальных мирах». Я был скован ожиданиями других, которые видели во мне героя, Кирито, который прошёл смертельную игру, а не жалкого Киригаю Кадзуто из плоти и крови; или более того, я даже не мог отвергнуть тот факт, что они видели во мне некоего лидера, который способен вести их за собой. Несмотря на всё, в глубине сердца я понимал, что увлечённый такой бравадой я всё дальше уйду от того, что действительно имело значение.

Поэтому, когда я встретил в этом мире Юдзио, я понял, что рядом с ним я могу быть самим собой, настоящим собой; я был удивлён этим и стал искать причины сего.

Потому что, в отличие от меня, он был искусственным флактлайтом? Потому что он не знал героя SAO, Кирито? Нет, это всё не то. Самой главной причиной было то, что здесь он мог куда больше, чем я, в этом одновременно реальном и виртуальном мире Underworld.

Его природный талант мечника был просто огромен. Независимо, что сравнивать: наше восприятие, взгляды, скорость реакции. Он разобьёт меня, прошедшего через жесточайшие сражения мира полного погружения в пух и прах. Если сравнивать боевую программу, вложенную в мой флактлайт, с кремниевым процессором из ушедшей эпохи, то Юдзио был бы великолепным, современным процессором. Возможно, мы и выглядим как наставник со своим учеником, но это всё было лишь из-за того, что у меня было больше боевого опыта и не более того. Если Юдзио и дальше продолжит совершенствоваться такими темпами, то день, когда наши роли поменяются, будет уже не за горами.

Большой опыт, въевшийся в его тело, в итоге стал называться «стилем Айнкрад», но я не мог не чувствовать таинственное счастье и глубокое душевное удовлетворение, когда Юдзио принял его и поглотил, как песок поглощает воду. «Мастерство мечника», что легло в основу моего эго, и длительное время считавшееся мной лишь техникой игры. Казалось, что впервые я ощутил его, только когда оно расцвело и усовершенствовалось в Юдзио… я могу утверждать, что чувствовал себя именно так.

Если я смогу успешно решить все проблемы этого мира и перенесу флактлайт Юдзио в реальный мир, то я погружу его в Alfheim Online… я почти уверен, что интерфейс для лайт-кубов будет совместим с мирами полного погружения, так как они основывались на одном и том же, там-то я смогу познакомить его с Асуной, Лифой, Кляйном и всеми остальными. И представить его как моего первого ученика, что унаследовал всё моё мастерство мечника, и как близкого друга.

Я не мог дождаться этого момента. Думаю, что это будет впервые, когда так много людей, что поддерживали меня и помогали, будут поистине…

— Почему ты сейчас улыбаешься?

Неожиданный голос справа положил конец моим мечтам.

Повернув голову, я увидел Алису, смотрящую на меня с полным отвращением. Я грубо вытер рот правым рукавом и заговорил.

— Нет, я просто… Подумал о наших дальнейших действиях…

— Ты либо полный оптимист, что выразил это в такой неаккуратной улыбке, либо просто дурак. Сейчас, когда даже выход за пределы этого каменного выступа является сомнительным действием.

И как обычно, грубый тон. Я не знал прошлую личность Алисы, Алису из Рулид, но если и после восстановления воспоминаний её характер останется таким, то я легко могу представить её с рожками как Лизбет или Синон, если она, конечно, сбежит вместе с Юдзио, и я представлю её своим товарищам.

Конечно, чтобы достичь этой идеально хорошей концовки, о которой я мечтаю, надо разобраться ещё с ворохом проблем. И одной из первоочередных является то, как нам сойти с этой наполненной статуями приспешников террасы. Наряду с этим, не надо забывать, что в пространстве вокруг ресурсы были на исходе, как были на исходе и ресурсы моей выносливости… или, может, проблема была именно в том, что почти на исходе был мой терзаемый голодом живот .

Незаметно нажав на свой живот правой рукой, я заговорил, сделав при этом самое серьёзное выражение лица, что я мог.

— Думаю, что как только взойдёт луна, мы сможем продолжить наше восхождение. Это не так уж и сложно, пока мы можем создавать те пи… те клинья. И похоже, что вряд ли сверху есть ещё приспешники… Просто, даже если отбросить в сторону мысли про священную силу, сама идея забираться по этой стене ещё мэру десять заставляет меня чувствовать такой голод, что даже голова начинает кружиться…

— …Именно из-за этого я нахожу тебя крайне безответственным. Ты всего лишь раз или два пропускаешь время еды, ты что, ребёнок?

— Да, да, хорошо, всё-таки я ребёнок, я имею в виду, ты знаешь, что я всё ещё считаюсь растущим молодым организмом? В отличие от вас, Рыцарей Всецелого, если я не ем, то моя Жизнь падает со скоростью брошенного вниз кирпича.

— Конечно, я раньше не говорила об этом, но и Рыцари Всецелого испытывают голод, и наши Жизни тоже падают при пропуске еды!

При этих словах уголки её глаз прохладно приподнялись.

И в этот момент из живота девушки послышался милый звук, от которого я просто не мог сдержать непреднамеренного, сдавленного смешка.

Лицо уважаемого рыцаря мгновенно покраснело, и, видя, как её правая рука быстро потянулась за мечом, я в панике отступил назад сантиметров где-то на пятьдесят.

— Уаа, подожди, мне очень жаль! Думаю, что вы все живые, хотя и являетесь Рыцарями Всецелого. Для всего живого вполне естественно испытывать голод.

Встав в подобающую позу и говоря эти лишенные лжи слова, я почувствовал что-то, лежащее в левом кармане моих брюк. Задаваясь вопросом, я засунул туда руку и, прикоснувшись кончиками пальцев, вспомнил что это такое, начав благодарить свою собственную мудрость и жадность.

— Ооо, это прямо помощь свыше. Смотри, я нашёл кое-что хорошее.

То, что я вытащил оттуда, было двумя булочками с мясом, от которых исходил пар. Те самые, что я засунул себе в карманы, когда мы покидали Великую Библиотеку Кардинала. Половиной я поделился с Юдзио во время обеда, но я совершенно забыл о тех, что у меня остались. После многочисленных ожесточённых боёв они были более или менее раздавлены, но в такой ситуации просить мир о большем я просто не мог.

— …Почему у тебя в карманах что-то подобное?

У Алисы сейчас было такое лицо, будто это всё ошеломило её до глубины души, поэтому она убрала руку от меча.

— Я ударил себя по карману, и тут были две булочки с мясом.

Используя эту определённо непонятную для Алисы фразу[6], как дымовую завесу, я быстро отобразил «окно» этой булочки с мясом и убедился, что большая часть её Жизни всё ещё на месте. Они выглядели слегка потёртыми, но так как они были созданы из таких драгоценных древних объектов, как книги Кардинала, их долговечность была ужасающе высока.

Тем не менее, есть эти уже холодные и жёсткие булочки будет не особо вкусно. После некоторых раздумий, я протянул левую руку и произнёс команду.

— System Call. Generate thermal element.

Даже если ресурсов вокруг было недостаточно для создания питона, их вполне должно было хватить для создания теплового элемента, поэтому на моей ладони появилось слабое мерцание оранжевой световой точки. Поднеся булочки ближе к тепловому элементу, я начал следующую команду.

— Bur…

…st. Прежде чем я закончил говорить, быстрая, как вспышка молнии, рука закрыла мне рот.

— Мгхх!

— Ты что, дурак? Если ты сделаешь это, то они в мгновение ока превратятся в кусочки угля!

Накричав на меня с глазами, полными гнева, изумления и презрения, Алиса выхватила мясные булочки из моей правой руки. Ааа… моментом позже, как я нечаянно заговорил, тепловой элемент в моей левой руке исчез, просто растворившись в воздухе. Рыцарь больше не обращала на меня внимания, двигая своей гибкой левой рукой, она произносила священное искусство.

— Generate thermal element… aqueous element… aerial element.

На трёх пальцах, от большого до среднего, появились три точки света, оранжевая, синяя и зелёная. Недоумевая о причине таких действий, я наклонил голову, и она продолжила сложную обработку элементов, связанную с движениями пальцев и новыми священными искусствами. Элементом воздуха она создала сферический вихрь, в котором парили две булочки. Затем она также бросила тепловой и водный элементы, и когда они соприкоснулись, она взорвала их.

Шуууу! Раздался такой звук, и барьер из ветра приобрёл чистый, белый цвет. Хотя внешне он и казался спокойным, внутри, должно быть, метался обжигающий пар. Думаю, эффект от этого будет такой же, как от использования пароварки.

Примерно через тридцать секунд элементы закончили своё выступление и исчезли, будто рассеявшись в воздухе. Две мясные булочки, что упали в руки Алисы, приобрели идеально круглую форму, и от них исходил тёплый пар, будто их только что испекли.

— От-отдай мне одну… подожди… Аааа?!

Увидев, как Алиса обеими руками схватила булочки, я развёл руки и издал жалкий крик. К счастью, великий рыцарь остановила свои руки до того, как те достигли рта, и с жёстким лицом пробормотала: «Шучу», а затем отдала мне одну. Взяв её, я почувствовал облегчение, подул на неё, а затем отхватил большой кусок.

Мой разум понимал… что всё в Underworld’e являлось чем-то вроде сна, отголосками моих воспоминаний, но вид этой нежной корочки и сочной мясной начинки мгновенно отправили меня в рай. За три укуса вся еда исчезла в моём животе… или скорее, в моём флактлайте, так что я издал глубокий вздох, чувствуя одновременно и удовлетворение, и неудовлетворение.

В стороне от меня и Алиса тоже за четыре укуса съела свою булочку, и из её рта вырвался точно такой же вздох. Испытывая сильные эмоции и видя женственную сторону этого удивительного Рыцаря Всецелого, аватара для сражений, я беспечно сказал.

— Понятно… Не думал, что возможно разогреть пару булочек одними только элементами без использования чего-нибудь ещё. Что и ожидалось от старшей сестры Селки с её-то мастерством кулинарии, не так ли…

Всё произошло, как только я произнёс это вслух.

Ещё раз рука на невероятной скорости схватила меня за затылок. Однако теперь выражение её лица не выражало ни недоумения, ни презрения.

Её отражающие свет голубые глаза были похожи на фейерверк, щёки были бледно-белого цвета, а губы слегка дрожали. Приподнимая меня вверх одной своей правой рукой, она хриплым голосом выговорила.

— Ты, что ты только что сказал?

И тут-то я понял, какую ужасную оговорку я сделал, но было уже поздно.

Не было никаких сомнений, что Золотой Рыцарь в двадцати сантиметрах передо мной был Алисой Щуберг, другом детства Юдзио и старшей сестрой ученицы Селки из Рулид, что сама этого не помнит. Восемь лет назад её похитили и доставили в Центральную Центорию, где сделали Рыцарем Всецелого, забрав при этом фрагмент её воспоминаний и вставив на их место «Модуль благочестия», так что всё, что было до этой церемонии, она вспомнить не способна.

Нынешняя Алиса считает, что её вызвали из небесного мира для поддержания спокойствия и порядка, для борьбы с вторжением с Тёмной территории… нет, скорее, её просто заставили так считать. Для этой девушки авторитет Церкви Аксиом и Первосвященника непоколебим, так что, наверное, шанса, что она поверит в похищение Администратором сильнейших людей со всего мира ради удовлетворения своего собственного желания властвовать, не было.

В первую очередь, исходя из предположения, что Алиса неспособна колебаться, как бы мы ни старались, мы решили, что должны использовать на ней один из кинжалов Кардинала и на время заморозить её. Нынешней ситуации он ни коим образом не ожидал, но, видимо, оставалась одна вещь, что он был обязан сделать… избежать битвы с ней и, воссоединившись с Юдзио, ударить её кинжалом, которым он владел.

Взволнованный, что одним поступком я уничтожил весь наш план, я отчаянно ломал себе голову. Увидев выражение её лица, мне стало ясно, что это не та ситуация, когда я могу сказать, будто просто ошибся.

Независимо от того, сколько я буду думать, сейчас у меня было только два выбора. Либо сражаться с ней прямо здесь и сейчас, победив её, но оставить в живых, а затем нести вверх до девяностого этажа, либо рассказать ей всю правду.

Мой выбор зависел лишь от того, во что Алиса могла поверить. Бой, если я поверю, что её мастерство мечника хуже моего. Или же разговор, если верю, что её интеллект превышает мой.

Задумавшись на несколько секунд, я сделал выбор. Видя, как Алиса лоб в лоб смотрит на меня, будто она пылала синим пламенем, я открыл рот.

— У тебя есть младшая сестра, вот что я сказал. Я расскажу тебе… Не знаю, поверишь ли ты мне, но я расскажу всё, что считаю правдой.

Возможно, ощущая что-то в моих словах, на этот раз Алиса колебалась, а потом, спустя несколько секунд, отпустила свою руку.

Рыцарь продолжала стоять на коленях и смотреть свысока на упавшего спиной на террасу меня. Думаю, что даже то, что в такой ситуации она будет слушать мои слова, будет нарушением правил поведения прилежного Рыцаря Всецелого. Должно быть, сейчас её желание окончить мою жизнь одним косым ударом вступило в ожесточённый бой с желанием узнать что-то о себе.

Возможно успокоившись, Алиса опустила талию и медленно заговорила, приняв в итоге позу, похожую на обычную сидячую позу.

— …Говори. Но обрати внимание… если я заподозрю в твоих словах обман, то я здесь и сейчас уничтожу тебя.

Услышав этот низкий, сдавленный голос, исходивший от Алисы, я сделал глубокий вздох и, набрав сил, слегка кивнул.

— …Вперёд. Если, конечно, твоё желание убить меня твоё собственное. Если тебе интересно, почему я так выразился… то это потому, что внутри тебя есть особая инструкция, что передаётся тебе извне, хотя ты сама этого не понимаешь.

— …Ты говоришь о долге Рыцаря Всецелого?

— Именно.

Как только я кивнул, глаза Алисы враждебно сузились. И тем не менее, в глубине её глаз я заметил и некое колебание. Определённо, это был истинный дух Алисы. Я желал, чтобы мои слова были услышаны именно им.

— Рыцарей Всецелого сюда посылают богини из небесного мира для Первосвященника Церкви Аксиом, Администратора, чтобы они сохраняли порядок и справедливость… думаю, именно так вы себя идентифицируете. Однако так думают только те, кто живёт в Центральном Соборе. Тысячи людей, живущих в Мире Людей, так не думают.

— Какую… чушь ты тут городишь?

— Вы можете просто пойти и спросить кого угодно, просто спуститься в мир и задать такой вопрос любому, кто живёт в столице. Спросите их, что даруют чемпионам Турнира Четырёх Империй, что проходит каждый год. И они ответят, что им даруют честь стать во имя Церкви Рыцарями Всецелого.

— Стать… Рыцарями Всецелого?.. Это не может быть правдой, это просто смехотворно. Я знакома со многими Рыцарями Всецелого, но ни один не утверждал, что он обычный человек.

— Всё наоборот. Среди них нет ни одного, кто бы ни был когда-то человеком.

Я выпрямился и заглянул в глаза рыцаря. Я отчаянно закричал, взывая к человеческому духу Алисы, что определённо был где-то у неё внутри.

— Алиса. Я думаю, что у тебя нет воспоминаний о том, кто родил тебя в этом Небесном Мире, или же где ты выросла. Думаю, первое, что ты помнишь, это Администратора, что смотрит на тебя и говорит, что ты Рыцарь Всецелого, которого послали откуда-то оттуда, так?

— …

Казалось, что я попал в яблочко, так как Алиса приподнялась, слегка покусывая губы.

— …Это… потому, что когда Рыцари Всецелого спускаются на эту землю, богиня Стасия запечатывает их память и… может быть, в один прекрасный день мы вернёмся на священную землю после того, как выполним свою обязанность и уничтожим всех нечестивых существ… с Тёмной территории, тогда наши воспоминания о родителях, братьях и сёстрах вернутся… так нам сказала… Первосвященник…

Решительный голос Золотого Рыцаря затих и в конце полностью исчез.

И в этот момент я понял. Рыцарь Всецелого Алиса вытащила воспоминания из глубины сердца, пусть даже сама она этого не понимала. Тогда это объясняет, почему она так отреагировала на имя Селки.

Осторожно выбирая слова, я продолжил объяснения.

— Слова Администратора были правдивы лишь в одном. Воспоминания Рыцарей Всецелого и правда запечатаны. Но тем, кто сделал это, была не богиня Стасия, а сама Первосвященник-сама. И это воспоминания не о небесном мире, а о их жизни здесь, в Мире Людей. То же самое касается и других Рыцарей Всецелого, как Элдри например. Он родился в семье аристократов высокой ступени в Северной империи Норлангарт, добился победы на Турнире Четырёх Империй в этом году и удостоился чести стать Рыцарем Всецелого.

— Это… враньё! Как могло быть, что мой ученик, Рыцарь Тридцать Один, родился в семье этих испорченных аристократов высшей ступени…

— Слушай меня, во время нашего боя Элдри упал не от того, что мы ударили его. На его теле не было тяжёлых ранений, так? Всё потому, что мой напарник вспомнил его истинное имя, Элдри Вулсбург, и в конечном итоге, стимулировал воспоминания о его матери. Но как бы он ни старался, он не мог её вспомнить. И это было естественно, так как эти воспоминания были у него украдены Администратором и в целости и сохранности хранятся на верхнем этаже собора.

— …Воспоминания… о его матери?..

Губы Алисы слегка вздрогнули. Её взгляд метался от моего лица до всего вокруг.

— У Элдри есть… человеческая… мать аристократка?..

— И не только он. Наверное, половина всех Рыцарей Всецелого были теми, кто победил в турнире, и большинство из них из благородных семей, которые специально обучают их владению мечом с раннего детства. В обмен на детей, Церковь Аксиом дарует дворянам деньги, товары и земли. И эта договорённость в силе уже более ста лет.

— …Я не могу в это поверить… твоя история слишком нелепа.

Золотой Рыцарь, вероятно, верила в безупречную святость Церкви Аксиом и Рыцарей Всецелого, так что она была словно маленький ребёнок, отрицающий очевидное. Она покачала головой влево и вправо.

— Высшая ступень дворян четырёх империй… Я не могу говорить о всей аристократии, но у этих весьма томная и экстравагантная манера жизни. В этом и есть смысл нашего существования, мы, Рыцари Всецелого существуем, чтобы защищать Мир Людей. И несмотря на это… Ты утверждаешь, что Элдри и остальные родились в тех дворянских семьях, что сейчас погрязли в разврате… это невозможно. Я не могу поверить в это.

— Разврат дворян высших ступеней был вызван именно социальным положением и многочисленными привилегиями со стороны Церкви Аксиом. И это точная причина, почему с самого детства дворянские дети получают знания о фехтовании и священных искусствах. В отдалённых регионах Священный долг выдают ещё детям лет десяти, так что они просто не могут позволить себе роскоши практиковаться во владении мечом… И самые талантливые среди детей дворян участвуют в Турнире Четырёх Империй, и один единственный из них, победитель, вызывается в Центральный Собор… Алиса, ты когда-нибудь встречала кого-нибудь из них в соборе?

Алиса обеспокоенно отвела глаза в сторону в ответ на мой вопрос и тихо покачала головой.

— Нет… Но многие аскеты и ученики живут на нижних этажах собора, так что… не мог чемпион Турнира стать одним из них…

«Нет, всё не так», — сразу захотел начать отрицать я, но тут же захлопнул рот.

Юдзио и я прошли около пятидесяти этажей, не делая крюка… хотя парализованных мечами нас этажей двадцать и тащили эти рыцари-девочки Физель и Линель, начиная с третьего этажа, где мы взяли наши мечи, мы не встретили ни одного аскета. Тем не менее, у меня было одно предположение о месте их рождения.

Большинство из аскетов, что живут и трудятся на нижних этажах, вероятно, родились и выросли прямо здесь в Церкви Аксиом. Так же, как Линель и Физель. С точки зрения администратора, это было сродни создания функциональных единиц прямо внутри башни.

Алиса определённо ничего не знала о тёмной стороне церкви. Так что никакой необходимости продолжать эту тему и нагружать её ещё больше не было.

— …Нет, ты встречалась с ними, с победителями турнира. Ты просто не знала об этом. Воспоминания всех Рыцарей Всецелого изменяются руками Администратора, и не только в результате «ритуала синтеза»… но даже и после становления рыцарями.

— Это смехотворно! — повернувшись, чётко закричала Алиса. — Не может быть! Уважаемая Первосвященник не могла совершить такой поступок, как менять наши…

— Она сделала это!

Я закричал в ответ.

— В конце концов, не только у победителей турнира нет воспоминаний… но и у преступников, которых вы приняли!

— Пре…преступников?..

Нахмурившись, Алиса снова закрыла рот. Повернувшись к ней, я увидел её бледное лицо, освещённое звёздным светом, и продолжил.

— Верно. Вы привезли меня и моего напарника сюда на летающем драконе прямиком от Академии Мастеров Меча. Полагаю, ты это всё помнишь?

— …Я не могла забыть этого. Вы оба были преступниками, которых приказали привести сюда.

— Но Рыцарь Всецелого Деусолберт Синтез Семь не помнит о тебе. Восемь лет назад…

После короткой паузы я собрал решимость и сказал «это».

— …Он был тем, кто своими руками забрал юную Алису с северной окраины, из деревни Рулид.

Услышав мои слова, лицо Алисы стало белее мраморной стены. Её пересохшие, дрожащие губы потеряли былой цвет и издавали какой-то непонятный звук.

— Деревня Рулид… Я родилась там?.. Деусолберт-доно привёл меня оттуда, как преступника?.. Иными словами, я нарушила табу… ты утверждаешь это?..

В ответ на её дрожащую речь я лишь осторожно кивнул.

— Так и есть. До этого я ведь сказал, что половина Рыцарей Всецелого были победителями Турнира Четырёх Империй? Остальные же те, кого поймали, как преступников. Те, кто достаточно силён, чтобы противостоять Индексу Табу, будут иметь непревзойдённые навыки после превращения в рыцаря. Шанс для Администратора убить двух зайцев одним выстрелом, превратить одного из немногих, кто способен пошатнуть авторитет Церкви Аксиом, в свои пешки… Давай поговорим о тебе.

Алиса сейчас могла согласиться или отказаться. Это был переходный момент.

Я посмотрел на Рыцаря Всецелого так пристально, как только мог. Сидя на каменной террасе и сиротливо сложив плечи, Алиса смотрела на меня своими полузакрытыми глазами, ожидая с моей стороны своего рода суда.

— Твоё настоящее имя — Алиса Щуберг. Ты родилась и выросла в небольшой отдалённой северной деревушке Рулид почти у подножия Горной Гряды на Грани. Ты такого же возраста, как и Юдзио… мой напарник, так что тебе должно быть девятнадцать. В церковь тебя доставили восемь лет назад, так что тогда тебе должно было быть одиннадцать. Вы с Юдзио пошли исследовать пещеру в Горной Гряде на Грани… и выйдя с другой стороны, ты заступила за границу между Миром людей и Тёмной территорией. Тем самым, вы нарушили табу «Посторонним на Тёмную территорию вход запрещён». Ты ничего не крала и никого не обижала… нет, скорее, ты даже пыталась помочь тёмному рыцарю, что был на грани жизни и смерти…

И вот тогда я замолчал.

Рассказал ли я то, что узнал от Юдзио?..

Конечно. Я никак не мог точно знать то, что произошло за шесть лет до того, как я два года назад проснулся в этом мире. Но даже так, я мог легко представить, как Ярко-Чёрный Рыцарь падает вниз, вырисовывая за собой кровавый след, и Алису, бегущую к нему, как будто видел это всё своими глазами. Мне даже казалось, что я мог представить себе песчаный звук соприкосновения рук Алисы с абсолютно чёрной землёй Тёмной территории.

Видимо сам того не понимая, я смешал рассказ Юдзио с какими-то реальными воспоминаниями. Я поднял лицо, убеждая себя в этом, но оказалось, что Алиса не могла спокойно вытерпеть неестественную паузу в моих словах. Её голубоватые щёки слабо дрожали, она еле слышно заговорила.

— Алиса Щуберг… это и есть моё имя?.. Рулид… Горная Гряда на Грани… Я ничего не помню…

Не заставляй себя вспомнить, иначе закончишь как Элдри.

Слова Алисы заставили меня заволноваться. Начался бы хаос, если бы «Модуль благочестия» Алисы дестабилизировался, как в случае с Элдри, и остальные Рыцари Всецелого направились бы сюда, чтобы разузнать об этой аномалии. Тем не менее, Алиса посмотрела на меня глазами, полными восстановившейся силы, и начала твёрдо говорить, пусть её голос иногда и содрогался.

— Сказав так много, ты сообщаешь мне это. Я… хочу знать всё. Мне ещё предстоит поверить твоей истории… но я приму решение только после того, как ты расскажешь мне всё, что хотел.

— …Ладно. Тем не менее, не думай, что я знаю о тебе очень много. Твой отец — глава деревни Рулид по имени Гасуфт Щуберг. К сожалению, я не знаю имени твоей матери, но, как я уже и говорил ранее, у тебя есть младшая сестра. Её зовут Селка. Должно быть, она до сих пор служит послушницей в церкви Рулид. Два года назад, когда я был под присмотром церкви, я разговаривал с ней. Она была хорошим ребёнком, что высоко ценила свою старшую сестру… ты осталась в её памяти даже после увоза в церковь. Судя по всему, когда ты там жила, ты тоже была послушницей и считалась гением в использовании священных искусств. Селка тратит всю себя, чтобы идти по стопам сестры и стать великолепной послушницей.

Алиса никак не отреагировала, даже после того, как я сказал всё, что хотел, и закрыл рот.

Ранее дрожащее фарфоро-белое лицо сейчас вовсе не двигалось. По всей вероятности, она пыталась вспомнить те многочисленные имена, что я назвал, но, как казалось, шансов на успех не было.

…Это всё безнадёжно…

Бормотало моё сердце. Я полагал, что если я буду медленно давать ей информацию, то даже без украденного Администратором «кусочка памяти» она сможет держать себя в руках… но, видимо, силы, которыми пользовалась Администратор, были куда мощнее, чем я мог представить.

Думаю, только одна лишь Кардинал с её правами контролёра сможет вернуть ей её собственное Я. Да и для этого потребовался бы фрагмент памяти, что в данный момент охранялся где-то Администратором.

И тогда случилось это. Губы Алисы двинулись, выпуская короткий звук.

— Селка.

А после ещё раз.

— Селка…

На этот раз она подняла ставшие тёмно-синими глаза к звёздному небу.

— …Я не могу вспомнить. Ни её лица, ни голоса. Но… это не первый раз, когда я кричу это имя. Мой рот, горло… моё сердце, они помнят.

— Алиса…

Я набрал в грудь воздуха и крикнул, но в её глазах никак не отразилось моё присутствие, она продолжала спокойно шептать.

— Они называли его бесчисленное количество раз. День за днём, ночь за ночью… Селка… лка…

Мой взгляд был с недоверием обращён на Алису, и тут с её длинных ресниц покатились прозрачные жидкие шарики, что сверкали, ловя свет звёзд. Её слёзы, не останавливаясь, текли, мягко падая на мрамор между Алисой и мной.

— Это ведь правда… У меня есть семья… отец и мать… и кровная сестра… где-то под этим ночным небом…

Этот дрожащий голос со временем превратился в слабый всхлип.

Я инстинктивно протянул правую руку и положил её ей на спину.

— Отвернись!

Закричала слезящимся голосом Алиса, резко давя и отталкивая своей правой рукой мою грудь, одновременно вытирая слёзы левой рукой. Но эти слёзы даже не собирались останавливаться, так что в итоге рыцарь обняла свои колени и прижалась к ним лицом, после чего её плечи сильно задрожали.

— Уу… угхх…ууу…

Прежде чем я понял, что-то закрыло мне взгляд, пока я наблюдал за сдавленно рыдающим Рыцарем Всецелого.

Я смогу…

Я смогу победить Администратора и вернуть Алису назад в её родной город.

Собрав всю свою решимость, я запоздало понял причину слёз на моих глазах.

Даже если всё пойдёт по плану, то с Селкой в Рулид встретится вовсе не этот золотой рыцарь, что плачет прямо передо мной. Как только он восстановит запечатанные воспоминания, Алиса вспомнит те дни, что проводила вместе с Юдзио и Селкой в Рулид, и, скорее всего, забудет о том, что происходило за все эти месяца и годы в роли Рыцаря Всецелого.

Другими словами, эта личность Алисы, как Рыцаря Всецелого, просто исчезнет.

Она вернётся к тому состоянию, какое и должно быть. Хотя я и пытался убедить себя в этом, я не мог удержать себя, чтобы не пожалеть рыдающего рыцаря, что как ребёнок свернулась калачиком.

Глядя на Алису Синтез Тридцать, что непрерывно стремилась вернуть тепло семьи, которого была лишена все эти годы жизни в церкви, я испытал безнадёжную жалость.

Потребовалось какое-то время, чтобы она перестала обильно рыдать и постепенно перешла на тихий плач.

Я же за две-три минуты успокоил свои слёзные железы и, включив мозг, начал думать о наших следующих планах.

И самый идеальный выход, что я мог теперь придумать, выглядел следующим образом.

Мы хотели дождаться луны и продолжить восхождение вплоть до девяностого этажа, где мы сможем забраться внутрь. Как-нибудь избежав борьбы с Алисой, мы бы смогли встретиться с Юдзио. Будем ли мы использовать тщательно сделанный Кардиналом кинжал на Алисе — решим по ситуации.

После этого мы должны были бы победить наше самое высокое препятствие, Рыцаря Всецелого Беркули Синтез Один, или же убедить его… было бы прекрасно, если бы Юдзио победил его, но, думаю, рассчитывать на это было уже слишком… а потом пойти наверх собора, где спит наш главный враг, Администратор.

Мы хотели лишить её силы, пока она будет ещё спать, попутно забрав «фрагмент памяти» Алисы, что находится где-то там, а затем вернуть девушке её память и личность.

Наконец, я хотел установить контакт с RATH в реальном мире, используя системную консоль, и тем самым заставить их сохранить нынешний Underworld и остановить «эксперимент по увеличению нагрузки», а иными словами, масштабное вторжение из Тёмной территории….

Это была часть той миссии, сложность которой была настолько велика, что даже просто думая о ней, я чувствую себя очень слабым. И я даже не могу думать о том, что шанс на успех каждой из наших целей был где-то процентов пятьдесят, хотя нет, процентов тридцать.

Тем не менее, более я не мог выдержать, не принимая никаких мер. Этот долгий, долгий срок, эти два года, как я попал в Underworld, нет, пожалуй, с тех самых пор, как я попал в смертельную игру SAO, возможно всё это было лишь для того, чтобы я встретился с этими людьми, как Юдзио, и нашёл повод, чтобы защитить их.

Так сказал Акихико Каяба, когда видел рушащийся на фоне тёмно-красного заката Айнкрад. То, что он хотел создать - истинный виртуальный мир. У меня не было никаких идей касательно последующих целей этого человека, но то, что можно назвать «истинный виртуальный мир», сейчас существует прямо перед моими глазами.

«Семя», что мне дала копия Каябы, породило бесчисленное множество виртуальных миров, проросло и расцвело в реальном мире. И будь это совпадение или неизбежная судьба, но лайт-кубы, где хранится душа Юдзио и других, были совместимы с системой «Семени». Если бы я искал то, что нам подарил инцидент с SAO, то, чего пытался достичь Каяба, то я обязательно нашёл бы это здесь, в Underworld’e, я чувствовал это.

У меня уже не было пути назад. В конце концов, я так близко к конечно цели, к самому верхнему этажу Центрального Собора, я потратил на это целых два года с тех самых пор, как проснулся в лесу южнее Рулид.

Тем не менее, если бы мне пришлось взяться за неотложную проблему, я бы не смог её игнорировать, как бы незначительна она ни была.

И появились бы у меня сомнения, если бы я правда всем своим сердцем захотел достичь всех этих целей… вот мой первый и последний вопрос…

SAO v13 10

— …Недавно ты ведь уже говорил это?

Обхватив колени руками и опустив глаза, произнесла Алиса.

На какое-то время я остановил свои запутанные мысли и поднял лицо. Хрупкий, по-прежнему заплаканный голос достиг меня.

— После того, как стена была сломана, и мы вылетели оттуда… Ты сказал, что планировал исправить ошибки уважаемого Первосвященника и защитить Мир Людей.

— Да… я сказал это.

Я кивнул в сторону золотых локонов, что стелились по спине Алисы. Ещё несколько секунд прошли в полной тишине, пока рыцарь не начала медленно двигать губами.

— …Мне всё ещё предстоит поверить тебе. Однако… кажется, это действительно оказалось правдой, что этих приспешников из Тёмной территории поставили на внешнюю стену собора… да и то, что Рыцари Всецелого раньше были обычными людьми, воспоминания которых запечатали. То есть… я не стану больше отрицать, что уважаемая Первосвященник обманывала нас, своих верных слуг…

Моё дыхание остановилось, я внимательно слушал слова Алисы.

Рыцари Всецелого имеют «модуль благочестия», что вставляется на место их украденных воспоминаний напрямую во флактлайт, от этого они вынуждены быть абсолютно лояльны к Администратору. Это факт, и как мы с Юдзио ни старались, никто из встреченных нами не мог напрямую сказать, что не доверяет церкви.

И зная это, что может сделать и только что сделала Алиса, повергало в настоящий шок. Неужели эта девушка и правда обладает тем, чего не хватает обычному искусственному флактлайту? Я беззвучно продолжал смотреть на держащегося за свои ноги золотого рыцаря и слушать её тихий шёпот.

— Правда, с другой стороны первичной задачей Рыцарей Всецелого, что им дала Первосвященник, была защита от вторжения с Тёмной территории. Даже сейчас более десяти Рыцарей Всецелого со своими летающими драконами сражаются на Горной Гряде на Грани. Если бы уважаемая Первосвященник не основала орден Рыцарей Всецелого, то мир людей уже пал бы под натиском сил тьмы.

— Этто…

…С миром бы такого не произошло.

Ресурсы для усиления монополизировавших их Рыцарей Всецелого, или проще, очки опыта, первоначально предназначались для обычных людей. Как я и Юдзио в северной пещере, жители этого мира должны были сами поднять оружие и пойти сражаться с вторгнувшимися солдатами-гоблинами и от этого становиться сильнее и сильнее. Тем не менее, Администратор лишила их этой возможности.

Но даже если я расскажу ей всё это. Я не ведал, что именно ответить ей, но Алиса продолжала взывать ко мне своим мелодичным, но всё ещё мрачным голосом.

— Ты сказал, что я родилась и выросла в деревне под названием Рулид…Там, где всё ещё живут мои родители и младшая сестра, на севере у подножия Горной Гряды на Грани. Другими словами, когда начнётся вторжение с Тёмной территории, она будет разрушена первой. Кто будет защищать такие деревни, как Рулид, если вы вдвоём перебьёте всех Рыцарей Всецелого и приставите нож к горлу Первосвященника? Только не говори, что вы сами рассчитываете уничтожить все силы тьмы?

Её слёзы ещё не высохли, но в голосе уже чувствовалась подлинная решительность, так что я не мог сразу ответить на её вопрос. По сравнению с прямой решимостью Алисы защитить Мир Людей у меня было слишком много секретов за пазухой.

Испытывая непреодолимый импульс признаться здесь и сейчас во всём, в том числе и об искусственности этого мира, я открыл рот:

— Тогда позволь мне задать встречный вопрос… Ты действительно веришь и ничуть не сомневаешься, что орден Рыцарей Всецелого полностью готов к нападению и может отбить комбинированную атаку всех сил тьмы?

— …

От этих слов Алиса была в недоумении. Я отвернулся от ночного неба и взглянул перед собой, продолжая говорить, даже когда сознание вернулось к событиям двухлетней давности.

— Я имею в виду, ведь я и мой друг сражались с отрядом гоблинов, нарушителями с Тёмной территории? Даже фехтование и грубая сила гоблинов, слабейших войск сил тьмы, было достаточным, чтобы опасаться их. Их на Тёмной территории множество, плюс ко всему есть и тёмные рыцари на своих летающих драконах, и их приспешники, так? Так что если все они нападут вместе, даже имея всех Рыцарей Всецелого и Первосвященника, вы никак не сможете защитить мир с такой малочисленной армией.

Девяносто процентов этого всего было выдумано Кардиналом, но, видимо, Алиса была такого же мнения, так что в отличие от её обычного быстрого ответа, сейчас она с ним не спешила. Какое-то время мы провели в молчании, но потом она опустила голову и измученным голосом заговорила.

— …Правда, даже дядя… даже Командующий Беркули тоже в глубине души беспокоится об этом. Он говорил, что элитные войска Тёмной территории исчисляются уже десятками тысяч воинов, так что если они пойдут вперёд через «Великие Восточные Врата», то орден рыцарей уже не сможет остановить их… Но даже если это правда, в мире людей больше нет никого, кто бы кроме нас мог сражаться на поле боя. Ты говорил, что дворяне обучают детей владению меча, но они нацелены на красоту, что мало чем поможет в реальном бою. В конечном итоге, кроме нас и нескольких летающих драконов, сражаться некому, так что единственное, на что нам остаётся надеяться, это божественная защита трёх богинь. Думаю, что ты понимаешь всю ситуацию, в которую мы попали, так?

— Всё именно так, как ты сказала… Мир Людей в его нынешнем положении неспособен сражаться с силами тьмы без Рыцарей Всецелого.

Продолжая смотреть вперёд, я настороженно ответил.

— Но эта ситуация появилась из-за прихоти Администратора. Первосвященник боится мощи, над которой её абсолютный контроль будет не властен. Именно поэтому она устроила Турнир Четырёх Империй и стала отлавливать нарушителей табу, делая из них лояльных себе рыцарей. Говоря по-другому, Администратор совершенно не доверяет людям в этом мире.

— !..

Казалось, Алиса резко вдохнула. Но при этом свой обычный спор она не начинала. Молясь, чтобы мои слова достигли её сердца, я продолжил.

— Если бы Первосвященник верила в людей из этого мира и образовала бы хорошо оснащённую армию, позволив той иметь достаточную подготовку, чтобы сравниться с силами Тёмной территории, сейчас бы проблема не стояла так остро. Тем не менее, она не сделала этого. Она позволила верхней ступени дворянства, что должны были первыми поднимать свои мечи и идти драться, жить спокойной и размеренной жизнью, чтобы в итоге их души перешли в некое состояние застоя… Как те двое, которых мы с Юдзио атаковали в Академии Мастеров Меча.

Инцидент, в котором Умбел Зизекк и Райос Антинос покушались на скромных Тейзу и Рони, произошёл всего два дня назад. Если эксперимент по нагрузке не прекратится, и Мир Людей подвергнется совместной атаке Тёмной территории, то подобные трагедии будут происходить повсеместно.

— Но… не всё ещё потеряно. У нас ещё есть время, пока силы тьмы не начнут атаку, хотя я точно не знаю, будет это через год или через два… Если мир людей сделает всё, чтобы создать большую армию, то…

— Этого никогда не произойдёт!

Тогда-то Алиса, наконец, и закричала.

— Разве ты только что не сам сказал это? О том, насколько испорчены дворяне этого мира? Даже если им будет велено взять мечи по случаю начала войны, четыре императорских семьи и верхние ступени дворян будут лишь делать вид, что подчиняются, а на самом деле займутся спасением личного имущества и своих жизней!

— Да, не спорю, большей части дворян, скорее всего, не хватит духу, чтобы сразиться с силами тьмы. Но часть дворян высшей ступени ещё не позабыла, что значит гордость дворянина, также такие люди есть и среди низших ступеней дворян и обычных людей, что обладают достаточной волей, чтобы защитить свою семью, свой город… и этот мир, любой ценой. Если обширные запасы оружия, что хранятся в этой башне, будут распределены среди народа, а Рыцари Всецелого научат людей улучшить реальные, действенные техники фехтования и священные искусства, то это уже не так уж и невозможно, создать за год целую армию.

— Обычные… люди?..

В ответ я кивнул изумлённой Алисе.

— Верно. Даже если вы не будете заставлять их идти, и будете принимать лишь добровольцев, то даже так сможете собрать огромное количество. Я имею в виду, ведь даже в деревнях и городах есть корпус стражи. Но… если всё продолжит развиваться так, как сейчас, то всему этому не бывать.

— …Уважаемая Первосвященник… никогда не простит этого…

— Да, скорее всего, будет бесполезно говорить это всё ей. Как никак, армия, что будет вне её контроля, для неё будет сродни армии сил тьмы. И в итоге, у нас один вывод. Мы должны разрушить абсолютный контроль первосвященника Администратора, и в полной мере использовать скудные запасы времени, что у нас остались, для организации обороны на случай вторжения.

Говоря такое Алисе, я не мог не чувствовать, как от неё исходил необычный цинизм.

Организация, что создала этот мир и проводила весь этот величественный эксперимент, «Rath», по-видимому, была тесно связана с Кикуокой Сейдзиро, активным членом Сил Самообороны Японии. В таком случае, цель этого эксперимента тесно связана с национальной обороной в реальном мире. Я даже могу представить их идею использовать искусственный флактлайт, как Юдзио или Алиса, для управления оружием.

Несмотря на то, что я абсолютно не мог принять такой вещи, сейчас я предлагал обучать десятки тысяч жителей мира людей, как солдат.

Ничего не зная о стыде, что охватил всего меня, Алиса тоже замолчала, правда по иной причине, нежели я.

Сейчас на её личных весах была её вера в Церковь Аксиом против слов нарушителя, которого она арестовала своими собственными руками. Несмотря на то, что выглядела она весьма спокойно, сейчас в сердце она переживала настолько болезненный конфликт, что лично я даже не мог представить себе.

И тут…

Вместе с ночным ветром меня достигла короткая фраза.

— …Могу ли я встретиться с ней?

— Эээ?..

— Если я буду помогать тебе… и восстановлю свои воспоминания, я смогу встретиться с Селкой… своей сестрой?

При этих словах я с силой прикусил зубы.

Встреча. Встреча с ней не вызовет проблем. Но…

Я был в недоумении, говорить ли Алисе о своих старых прогнозах или нет. Тем не менее, я определённо не хотел испортить всю эту ситуацию своими неосторожными словами. Убедившись в своём решении, я проделал быстрый кивок.

— …Можно. Если ты воспользуешься летающим драконом, то до Рулид будет где-то день или два пути. Но… я прошу выслушать то, что скажу тебе. Той, кто снова встретится с Селкой, будешь ты и одновременно не ты. Как только ты восстановишь воспоминания, то снова станешь Алисой Щуберг, какой ты была до того, как прошла Ритуал Синтеза, так что Рыцарь Всецелого Алиса Тридцать исчезнет. Твоя теперешняя личность исчезнет вместе со всеми её воспоминаниями Рыцаря Всецелого, ты вернёшься к исходной личности… Это бессердечно, но… теперешняя ты — это «Другая Алиса», Алиса, созданная руками Администратора.

От моих слов плечи Алисы несколько раз дёрнулись.

Однако рыдать она не начала. Через несколько секунд я услышал хриплый голос, такой голос, будто она изо всех сил старалась сдерживать свои эмоции.

— …С тех пор, как я услышала о создании Рыцарей Всецелого руками уважаемого Первосвященника… Я уже думала о чём-то подобном. Я украла это тело у девушки по имени Алиса Щуберг и незаконно жила в нём в течение шести лет… так или не так?

Я больше не мог найти подходящего ответа. Несмотря на бурю, что бушевала в её сердце, Алиса всё ещё показывала прочную улыбку.

— То, что когда-то было украдено, должно быть возвращено. На это… Селка, мои родители, твой друг… и вы сами, должно быть, надеетесь.

— …Алиса…

— Просто… у меня есть одна просьба, только одна.

— Какая?..

— До того, как это тело вернёт себе изначальная личность-Алиса… могли бы вы отвезти меня в деревню Рулид? И даже если всё это будет тайно… будет достаточно одного взгляда. Я хочу посмотреть на то, как Селка… как выглядит моя сестра, а ещё моя семья. Если бы вы могли помочь мне в этом, мне больше не потребуется ничего.

Закончив говорить, Алиса медленно повернулась и посмотрела прямо на меня.

И в этот момент свет от луны, что незаметно для меня поднялась в небе, неожиданно пробился через облака. Красные и опухшие от слёз, будто детские, глаза мягко смотрели на меня; она улыбнулась, и всё её тело, как мне казалось, снова было окружено золотыми крупицами. Более я не мог смотреть на неё, так что повернул свой взгляд к луне.

Вернуть Алисе её воспоминания. Это было единственное желание моего единственного напарника Юдзио. Другими словами, это должно было быть и моё желание.

Тем не менее, это эквивалентно смерти этого Рыцаря Всецелого… Нет, этой девушки, что одиноко обхватила колени и сидела рядом со мной. Жертвы неизбежны, и порядок приоритетов тоже неизбежен. У меня больше не осталось развязок.

— Да… я обещаю тебе. Я готов поклясться этим.

Сказал я ей, смотря на ночное небо.

— Я обязательно привезу тебя в Рулид до того, как твои воспоминания будут восстановлены.

— …Убедись, что сделаешь.

Отвернувшись от Алисы, что ещё раз подчеркнула свою просьбу, я показал явный кивок.

Рыцарь тоже показала слабый кивок, а после, ещё сделав глубокий вдох, она напористо сказала.

— Понятно. Ну тогда… теперь, чтобы защитить Мир Людей и его жителей, я, Алиса Синтез Тридцать, отказываюсь от своей миссии, как Рыцаря Всеце…лог…аа!..

Смелое заявление превратилось в пронзительный крик. Её одетое в золотую броню тело качнулось назад, а правая рука прижалась к правому глазу. Её лицо исказилось от сильнейшей боли, что она внезапно почувствовала.

Несмотря на удивление, я сразу вспомнил сцену, что произошла два дня назад, поэтому мгновенно встал на ноги.

Юдзио, что ради спасения Рони и Тейзы атаковал второго элитного мечника Академии, Умбела Зизекка. К тому моменту, как я подошёл, его глаз уже начал вываливаться, а по его щеке текла кровь, похожая на пурпурные слёзы.

В ту ночь Юдзио говорил об этом, пока они были в Академической дисциплинарной комнате. Он сказал, что как только он пытался ударить Умбела мечом, его рука остановилась, как будто она не принадлежала ему, а правый глаз будто сгорал от боли. И перед его взором были незнакомые ему священные буквы тёмно-красного цвета…

Также Юдзио предлагал атаковать Алису именно в таком её состоянии. Вполне вероятно, это был какой-то психический блок. Импульс, что появляется при действиях противоположных тем, что выбиты в душе.

— Не думай ни о чём! Заморозь свои мысли! — кричал я, приближаясь к ней и кладя на её левую руку в броне свою правую. Левой же рукой я поймал её правое запястье и осторожно потянул его от её правого глаза, что неистово мучил её.

— ?!..

На глазе Алисы, что должен был быть кристально-чистым, я увидел мерцающий красный свет, отчего у меня перехватило дыхание. Я присмотрелся ближе, желая разглядеть источник этого света.

По идеально круглой голубой радужке широко открытого правого глаза Алисы…

На внешней стороне глаза появился медленно поворачивающиеся, тонкие, светящиеся красные линии. Они не шли одинаково, ровно как и не были одной толщины, будто все они были случайны… будто это был штрих-код.

С тех пор, как я услышал об этом всём, я понял, что тем, кто вставил этот блок в жителей Underworld’а, была первосвященник Администратор. И тем не менее, у меня за эти два года не появилось никакого штрих-кода, кровь из глаза никогда не текла.

…Это сделала не Администратор?.. Но тогда кто же?..

Именно когда я слегка вздохнул.

Штрих перестал крутиться и превратился в горизонтальный список странных символов на вершине глаза Алисы. Всплывшая светящаяся строка символов была малинового цвета и представляла собой последовательность [TRELA METSYS].

Сначала меня испугали эти знаки, но почти сразу я заметил.

Это был зеркальный текст. Глаз Алисы должен читать его перевёрнутым по горизонтали. Другими словами, там написано [SYSTEM ALERT].

Системное предупреждение. Я часто видел это неприятное предупреждение на своём компьютере, но здесь, в Underworld’e, для Алисы эта фраза не должна иметь никакого смысла. «Обычным языком» здесь является японский, английский же является «священным языком», непонятным и абсолютно бессмысленным для местных жителей.

Даже изучая все священные команды, начиная от «system call» и научившись петь их, человек вряд ли сможет понимать точное значение этих фраз. Я научил Юдзио некоторым значениям навыков стиля Айнкрад, навыков меча, но он всегда находил это очень странным, что я обладаю знаниями Священного языка.

Короче говоря, эта строка с символами, составляющими «Системное предупреждение», не имела никакого смысла для жителей Underworld’a. Другими словами, тем, кто вставил этот психический блок в Алису, Юдзио и остальных, был не Администратор, а человек из реального мира, а именно член персонала Rath… думаю, всё именно так…

Вихрь моих мыслей прервал слабый крик Алисы, понёсшийся прямо ко мне.

— Ааа… мой глаз пылает!.. И…. эти… буквы?..

— Не думай ни о чём! Очисти свой разум!

Взволнованно крича, я держал маленькое лицо Алисы меж своих рук.

— То, что с тобой происходит, похоже на психический барьер, что активируется, когда вы пытаетесь выступить против церкви. Вызывая боль в правом глазу, он пытается призвать вас к абсолютному послушанию… если ты продолжишь думать, то твой глаз просто лопнет!

SAO v13 11

Объяснение всего потребовало всего несколько мгновений, но если вникать в суть проблемы, это может привести к обратному эффекту. Ни один человек не способен полностью контролировать себя, не думая ни о чём, когда об этом его и просят.

Услышав мой голос, Алиса плотно закрыла глаза. Но, видимо, даже так красные слова не исчезли. Руки рыцаря пошарили в воздухе и, найдя мои плечи, сжали их. Каждый раз, когда она кричала, она со всей силы сжимала их, но эта боль была ничтожна в сравнение с той, что, наверняка, испытывала она.

Думая, что я могу помочь ей успокоиться, я проверил половину всех своих догадок, и в итоге я заключил лицо Алисы между двумя своими ладонями.

Алиса и некоторые другие Рыцари Всецелого ведь уже нарушали Индекс Табу. В конце концов, Церковь Аксиом же похитила их и провела Ритуал Синтеза.

Тем не менее, восемь лет назад, когда Алиса нарушила табу и зашла на Тёмную территорию, с её правым глазом ничего не происходило. Я не слышал от Юдзио о чём-нибудь подобном. С его слов она перешла границу ненамеренно. Другими словами, тогда у неё не было чёткого намерения нарушить табу.

В данный же момент психологический барьер отреагировал на её намерение нарушить данные ей указания. В этом-то и состояла задача, как только появляется намерение, появляется и боль вместе с этим красным знаком оповещения, и, конечно, незнающий человек после этого начнёт ещё сильнее благоговеть перед табу. Жители Underworld’a, что и так не совершали преступлений, не могли принять это никак иначе, кроме как Божью волю, и укрепляли свою веру и послушность до невиданных размеров.

Но если этот барьер создали сотрудники Rath, то тогда появляется гора противоречий.

В конце концов, целью создания эксперимента и Underworld’a было научить флактлайт самостоятельно выбирать между правильным и неправильным. Даже если народ будет стараться сбросить оковы, блок всё равно отбросит его назад, так что создание психического блока вводит лишь путаницу в их приоритетах.

Так что тот, кто создал эту систему, целенаправленно препятствует успеху эксперимента… может ли всё быть так?

И тогда, кто это, и какие у него цели?

На мгновение появился образ копии Хитклиффа… Акихико Каябы, но я сразу отверг эту теорию. Он и его цель создать полностью виртуальный мир не противоречат развитию искусственного флактлайта. Вообще, ему были не свойственны настолько жёсткие меры. Полагаю, это может быть диверсия персонала Rath, целью которой являются негативные последствия для компании.

Если вспомнить, что один из членов Rath был Кикуока Сейдзиро, член Сил Самообороны Японии, то очень легко представить разнообразные враждебные силы, способные на подобную диверсию. Например, группа в рядах Сил Самообороны, несогласная с идеями Кикуоки, или крупная компания, желающая монополизировать отечественную оборонную промышленность, да даже иностранные спецслужбы и оружейные концерны могут пытаться мешать ему.

Однако, если бы у них было такое сильное влияние, и они бы придумывали план для устранения Rath, зачем им делать это всё настолько сложно? Если они могли внести изменения в программу, не легче было бы им просто уничтожить весь Кластер Лайт-Кубов, истинное пристанище Underworld’a?

Таким образом, получается, что кто-то задумал задерживать эксперимент, но при этом он не желал уничтожать всё. Может ли человек, замедливший эксперимент, ждать чего-то? Чего-то очень важного и требующего большой подготовки… например…

Кражи результатов эксперимента, а вместе с ними и самого кластера.

Как только я пришёл к такому выводу, Алиса, голова которой была в моих руках, заговорила.

— …Ужасно…

Испугавшись, я посмотрел на её лицо.

Её обычно изящные брови сейчас были плотно прижаты друг к другу, на уголках её глаз были слёзы. Она так сильно прикусила нижнюю губу, что даже прокусила её до крови.

Её бледные губы дрожали и снова произносили отдельные слова.

— Это… ужасно… Не только моя память, и мои мысли… тоже кто-то… контролирует…

Схватив меня за плечи, руки Алисы дрожали не то от горя, не то от гнева.

— Тем, кто выжег… эти красные священные буквы у меня в глазу… была… Первосвященник?..

— Нет… я так не думаю.

Я невольно покачал головой.

— Это было существо, создавшее этот мир и наблюдающее за ним снаружи… один из «богов», о котором не упоминается в сказаниях этого мира.

— …Бог…

С глаз Алисы беззвучно текли слёзы

— Значит, боги не доверяют нам… даже после того, как Рыцарь Всецелого прошёл через множество битв, чтобы защитить этот мир, они творят такое. Крадут мои воспоминания о семье и сестре, а в довершение кладут такую печать… чтобы заставить меня послушно выполнять их прихоти…

Я не мог представить, насколько шокированно, растерянно и отчаянно чувствовала себя Алиса, что жила как Рыцарь самих Богов. Пока я смотрел на неё, не в состоянии ни говорить, ни дышать, её глаза внезапно распахнулись.

Зеркальное отражение слов на её синей радужке правого глаза засветилось ещё ярче. Тем не менее, казалось, Алиса не обращала на это внимание, она просто смотрела вперёд, на небо и голубовато-белую луну, плавающую среди чёрных туч.

— Я тебе не марионетка!

Однако она продолжала с достоинством кричать.

— Конечно, возможно, я была создана чьими-то руками. Но у меня есть и моё собственное сознание! Я хочу защищать этот мир… Я хочу защищать людей, живущих в этом мире. Я хочу защитить свою семью и свою младшую сестру. Это единственное, чего я хочу!!!

Свечение текста в её правом глазу усилилось ещё больше, даже появился какой-то свистящий звук. Штрих-код за её радужкой тоже начал быстро вращаться.

— Алиса!..

Зная, что всё может начаться в любой момент, закричал я.

Не поворачивая взгляд ко мне, Алиса сдавленным голосом прошептала.

— Кирито… держи меня крепче.

— …Конечно.

Я не мог сделать ничего, но всё равно кивнул. Убрав руки с её лица, я перенёс их на её покрытую доспехами спину. Я с силой сжал дрожащее тело покрытого золотой бронёй Рыцаря.

Алиса один раз дёрнула своими длинными золотистыми волосами, а после подняла голову и сделала глубокий вдох.

— Первосвященник Администратор… и вы, безымянные боги! Для достижения своей цели… Я буду сражаться с вами!

Несдержанное заявление, отразившееся изысканным эхом.

Как только оно притихло, луч малинового цвета вылетел из правого глаза Алисы.

Мою щёку окрасили брызги тёплой крови.

Глава 2

Юдзио.

Юдзио…

Что случилось?

Тебе приснился кошмар?..

Издав слабый звук, внутри лампы зажёгся оранжевый огонёк.

Стоя в прихожей, Юдзио обхватил подушку, в которую он уткнулся половиной лица, двумя руками и поглядывал через приоткрытую дверь в комнату, будто пытался спрятаться там.

В далеко не большой комнатке стояли две простые деревянные кровати. Правая была ещё свободна, и сейчас там лежало лишь свежее, чистое покрывало.

А в это время с левой кровати на него смотрел один стройный силуэт, верхняя часть которого была приподнята. Её лица видно не было, мешал свет от лампы в её правой руке. От блестяще белой пижамы, некого платья с глубоким вырезом у шеи, её кожа казалась ещё бледнее. Её длинные, волнистые волосы, лежащие на кровати, при взгляде казались мягче шёлка.

Её блестящие от оранжевого света губы были сложены в мягкую улыбку.

Там ведь холодно, не так ли? Ну, подойди ближе, Юдзио.

Слегка поднятое покрывало, казалось, освободило вязкую, тёплую темноту, которая ещё сильнее заставляла чувствовать леденящий холод, что был в коридоре. Прежде чем он сам понял, Юдзио уже сделал неуверенный шаг через дверной проём и пошёл к кровати.

Когда он приблизился, лампа стала гореть слабее, скрывая лицо женщины перед ним пеленой темноты. Но голова Юдзио была наполнена желанием прильнуть к этой тёплой темноте, так что он, чувствуя некую жажду, двинулся дальше. Его шаги становились всё более и более резкими, и даже то, что его линия зрения постепенно становилась ниже, не казалось ему странным.

Кровать, до которой он дошёл, была необычно большая, так что, бросив подушку в его руках, он попытался забраться на неё.

В этот момент сверху его покрыла мягкая ткань, погрузив его взгляд в темноту. Как будто гонимый этой самой темнотой, Юдзио двигался всё дальше и дальше вглубь.

Его вытянутые вперёд пальцы коснулись тёплой, упругой кожи.

Юдзио изумился и уткнулся в неё лицом. Шелковистая кожа прогибалась, будто обволакивая Юдзио.

Движимый этим тёплым чувством и желанием почувствовать его ещё сильнее, Юдзио страстно прильнул к ней. Чувствуя, как одна рука обнимает его спину, а другая гладит голову, Юдзио тихим голосом спросил.

— Мама?.. Это ты, мама?

Ответ пришёл мгновенно.

Да… Я твоя мама, Юдзио.

— Мама… Моя мама…

Всё глубже погружаясь в тёплую, влажную теплоту, пробормотал Юдзио.

Сомнение, как пузырь, всплыло из края той трясины, в которую превратилось его онемевшее сознание, и неожиданно лопнуло.

Была ли моя мама… когда-либо такой стройной и мягкой? Почему на этих руках, что должны были день за днём работать в полях, нет ни одной царапины? И… куда ушёл отец, что должен был спать на кровати справа? И где мои братья, что вечно мешали маме побаловать меня?..

— Это и правда ты… мама?

Да, Юдзио. Только лишь я одна являюсь твоей матерью.

— Но… где же отец? Где мои братья?

Хе-хе.

Что за странное дитя.

Все они были убиты тобой, разве не так?

Внезапно его пальцы почувствовали что-то липкое.

Юдзио поднял свои раскрытые ладони ближе к глазам.

Даже несмотря на отсутствие тут освещения, Юдзио мог видеть, как с десяти его пальцев капала тёмно-красная кровь.

— Ааа!

Юдзио с криком вскочил.

Всё, на что он начал обращать внимание, это были липкие руки, что он обтирал о рубашку. Только после того, как он бесчисленное количество раз протёр их, Юдзио понял, что влага на его руках была вовсе не кровью, а потом.

Это ему привиделось… даже придя к такому выводу, потребовалось время, чтобы его стучавшее, как колокол, сердце успокоилось, а его самого перестал прошибать холодный пот. Затянувшиеся воспоминания об этом кошмаре цеплялись за него сзади, даже не собираясь исчезать.

…Мать и отец… с тех пор, как я ушёл из деревни, я даже особо не думал о них.

Тихо прошептав эти слова в своём сердце, Юдзио закрыл глаза и перевёл дыхание.

Когда он был маленьким и жил в Рулид, мать, как правило, занималась овцами в поле, держа при этом на себе всё хозяйство по дому, так что у неё вряд ли было время так нежно обнимать его. Даже когда он был ещё ребёнком, они спали в разных кроватях, и Юдзио совершенно не чувствовал никакой неудовлетворённости.

— Так почему же после этого всего мне снится подобный сон…

Юдзио решительно покачал головой, стараясь не забивать себе этим голову. Мечты были причудой богини луны, Лунарии. А этот кошмар не имеет с ней ничего общего.

Его дыхание немного восстановилось, но следом пузырём появились сомнения по поводу его местоположения. И тут же он, стоя на корточках, поднял веки.

Первое, что он увидел, было большим багровым ковром и замысловатое, плотное сплетение узоров на нём. Через равные промежутки стояли огромные золотые колонны в форме мечей и стёкла, вставленные между ними. По факту, можно назвать это всё линией окон, нежели стенами, но даже обыскав замки четырёх императоров, сложно будет найти комнату, где такую ценность, как стекло, используют так открыто, ведь так?

А за стеной из чистого стекла плыли мириады облаков, волею лунного света окрашенных в синий цвет. Сомнений, что эта комната располагается выше самих облаков, не было. Он смотрел на голубовато-белую полную луну, что плавала на краю неба, а после поднял взгляд выше. Вдали от него мерцало множество удивительных звёзд. Судя по высоте луны, было уже за полночь. А дата, пока он спал, видимо, сменилась на двадцать пятый день пятого месяца.

И наконец, Юдзио взглянул прямо вверх. Потолок представлял собой очень высокий идеальный круг, плюс к нему не вела никакая лестница для подъёма вверх. А это могло значить лишь то, что эта комната была на высшем этаже Центрального Собора.

Вся поверхность потолка представляла собой одно изображение, одно великолепное произведение искусства. Рыцари в сверкающих доспехах, убегающие прочь монстры и горный хребет, разбивающий землю на две части… это было похоже на иллюстрацию истории о сотворении. И везде были вставлены сверкающие, как звёзды, кристаллы.

Правда, по какой-то причине тут не было самого важного для картины с такой темой. Стасии, богини творения, её не было в середине картины. Это место вообще было зарисовано чисто белым цветом, и казалось, что эта пустота правила духом всей картины.

Юдзио слегка нахмурился, а затем вновь перевёл взгляд. До этого он полз на четвереньках и сейчас, когда он поднял верхнюю часть своего тела, он упёрся во что-то спиной, а затем взволнованно оглянулся.

— ?!

Юдзио просто не мог подобрать слов, а всё его тело просто перекрутило. Сразу за ним стояла удивительная, огромная кровать.

Круглая, как и сама комната, кровать была размером где-то в десять мэру. Четыре золотых столба держали над ней большой купол, конечно, золотой, также оттуда свисали, перекрывая друг друга, фиолетовые шторы. Чистый, белый лист, напоминающий восточный шёлк, покрывал всю кровать и блестел в свете звёзд, что проходил через окна.

И… силуэт человека, что лежал посередине кровати. Через полупрозрачную ткань, свисающую с навеса, Юдзио не мог особо разглядеть фигуру, лишь её контуры.

Юдзио вдохнул, и его тело дёрнулось вверх. Он просто не мог поверить, что не смог заметить чьё-то присутствие, хотя уже несколько минут был рядом с ним. Нет, ещё раньше, он ведь несколько часов спал, опираясь на эту кровать. Как всё это пришло к такому…

Идя по ключевым событиям, что отложились в его памяти, Юдзио наконец-то смог вспомнить финал, что отпечатался в его разбитой памяти.

…Точно… Я боролся с героем старинной истории… с командующим Беркули.

…И вместе с ним застрял во льдах «освобождённой памяти» Синей Розы… Затем, когда наши Жизни почти закончились, появился тот карлик-клоун в совершенно безвкусной одежде… кажется, это был Главный Старейшина, а звали его Чуделкин… И он говорил какие-то странные вещи. А в конце, он прошёлся своими башмачками по ледяным розам и приблизился к Юдзио… а после…

Казалось, что на этом его воспоминания и заканчиваются. Клоун, наверное, и принёс его сюда, но смысла сего поступка Юдзио понять не мог. Инстинктивно он уже понял, что Синяя Роза с его талии сейчас куда-то пропала.

Борясь с чувством беспомощности, одолевшим его сейчас, Юдзио сосредоточил свой взгляд на силуэте в кровати. Враг ли это или союзник… Нет, он ведь сейчас в Центральном Соборе, на его высшем этаже. Здесь априори никто не может быть его союзником.

Он чувствовал, что лучшим вариантом сейчас будет тихо убежать из этой комнаты, но желание узнать, кому принадлежал тот спящий силуэт, победило. И тем не менее, как бы высоко он ни поднимался, увидеть лицо, скрытое за полупрозрачными тканями, он всё равно не мог.

Задержав дыхание, он мягко положил правое колено на кровать.

Глубоко погрузившись в белый, похожий на снег, шёлк, Юдзио в панике протянул вперёд руки. В итоге руки тоже погрузились в гладкую ткань.

От прикосновения к кровати ощущение того ужасного кошмара снова вернулось к нему и прошлось вдоль его спины, но чуть позже он снова успокоился и положил на кровать свою левую ногу. Встав теперь на четвереньки, он медленно-медленно пополз к середине кровати.

Осторожно ползая по огромной ложе, Юдзио не мог не думать, как же много матрасов высокого качества были сейчас заправлены под простыню под ним. Лишь полгода потребовалось, только чтобы сделать тонкий футон, когда они жили в Рулид — именно столько требовалось, чтобы собрать с домашней утки, что жила у них на заднем дворе, достаточное количество перьев.

Остановившись перед полупрозрачными тканями, свисающими с купола, Юдзио сосредоточился на звуках. Хоть и очень слабо, но он всё же мог слышать регулярные звуки дыхания. Казалось, что человек с другой стороны до сих пор спал.

Он робко протянул правую руку. Засунув под ткань палец, он мягко поднял её.

И в момент, когда голубовато-белый свет достиг середины кровати, Юдзио открыл свои глаза.

Там лежала одна девушка.

Одетая в лёгкую одежду бледно-фиолетового оттенка… точно такого же цвета, что и «Окно Стасии»… и обшитую серебряной нитью, она лежала там, скрестив свои бледные, тонкие руки. Её руки и пальцы были очень худыми, словно она была куклой, только вот два холма, прогибающих ткань, были просто необычайно большими, заставив Юдзио в панике обратить на них взгляд. Её грудь, выглядывающая из откровенного декольте, была точно такой же белой.

И наконец, Юдзио взглянул на лицо спящей девушки.

И тут же он почувствовал, как вся его душа втянулась внутрь, перед ним исчезло всё, кроме неё.

Как возможно быть настолько прекрасной? Как казалось ему, её красота была уже за пределами человеческой. Рыцарь Всецелого Алиса, с которой он дрался на восьмидесятом этаже, имела безупречную внешность, но даже она укладывалась в рамки Мира Людей. И это было нормально — как никак, она была обычным человеком.

И тем не менее, спящая на расстоянии мэру от него была просто…

Может ли лучший скульптор столицы, длительное время прикладывая все свои усилия, создать что-то настолько прекрасное? Юдзио просто не мог найти слов, чтобы описать её красоту. Даже если он лишь сравнит её губы с цветами, будет невозможно отыскать настолько невероятно идеальный цветок, даже обыскав весь Мир Людей.

Брови, обрамляющие закрытые веки, и длинные волосы, расстеленные на простыне, выглядели так, будто были вылиты из чистого серебра. Отражая синий свет полумрака и белый, исходивший от луны, они сейчас источали холодный блеск.

Раньше, чем он сам понял это, разум Юдзио был захвачен, как муха попадает в плен сладкого мёда.

Всю его голову заполонили лишь желания прикоснуться к этим рукам, волосам и щекам.

Когда он вяло приблизился к ней, то почувствовал в воздухе ранее неведомый запах.

Пальцы его правой руки слегка… коснулись этой гладкой кожи…

Не надо, Юдзио.

Беги!

Он услышал, как кто-то кричит вдалеке.

Маленькие фейерверки полетели из ядра его разума и разогнали плотный туман, что окутал его сознание. Юдзио открыл оба глаза и инстинктивно отдёрнул правую руку.

Этот голос... Где я слышал его?

Пока он думал об этом в оцепенении, способность думать медленно возвращалась к нему.

Что... что со мной случилось?.. Что я здесь делаю?..

Он опустил взгляд на женщину перед собой, чтобы прояснить ситуацию, в которой он был, и тягучая, глубокая дремота закралась в его голову снова. В панике отведя взгляд, он сильно мотнул головой в знак протеста.

Думай. Думай.

Я должен знать этого человека. Кто-то спящий на широкой кровати на верхнем этаже Центрального собора. Другими словами, кто-то, кто обладает высшими правами в Церкви аксиом — не говоря уже о том, что он правит всем в Мире людей.

Другими словами, первосвященник Администратор.

Юдзио повторял имя, которое напоминал себе бессчётное число раз.

Зачинщик похищения Алисы, кражи её воспоминаний и превращения в Рыцаря Всецелого. Владеющая мощнейшими священными искусствами, которым не чета даже мудрец, обладающий немыслимым могуществом, Кардинал.

И это был Администратор, спящий на его глазах.

Могу ли я... одержать сейчас победу?..

Он без раздумий направил дрожащую левую руку к талии, но Синей розы там не было. Она или была украдена главным старейшиной Чуделкиным, или до сих пор пребывала под толщей льда, покрывшей ту большую баню. Даже если его противник спал, без оружия он не мог...

Нет.

У него было кое-что. Клинок, который был хоть и мал, но в определённом смысле был мощнее, чем священные инструменты.

Юдзио направил левую руку от талии к груди и слегка надавил на ткань рубахи. Его ладонь неясно ощутила твёрдый предмет. Последний козырь, дарованный Кардиналом.

Если бы этот даггер угодил в тело Администратора, она бы тут же сгорела дотла, приняв на себя посланное сквозь пространство атакующее искусство Кардинала.

— ...гх...

Но Юдзио издал смятенный вздох, хватаясь за даггер сквозь ткань.

Этот даггер нужно было применить на Рыцаре Всецелого Алисе. Разумеется, не чтобы сжечь её, но чтобы погрузить её в сон посредством искусства Кардинала и восстановить её воспоминания, тем самым вернув старую Алису. Если это нельзя будет сделать, поражение Администратора не будет иметь для Юдзио никакого значения. Возможно, Алису удалось бы вернуть в прежнее состояние без использования даггера, если администратор будет устранён, он он не был в этом уверен.

Захваченный сомнениями, не имеющий возможности найти верный ответ, Юдзио вновь услышал загадочный голос, пока кусал губы, а потом приметил.

Юдзио, беги...

Но этот голос был слишком отдалённым, чтобы проложить себе путь до его сознания…

Серебряные брови спящей девушки слегка двинулись.

Её белые веки медленно поднялись, и Юдзио в полном изумлении уставился на неё. Он просто продолжал смотреть вперёд, а его рука так и застыла, держась за кинжал. Его только что восстановившаяся способность мыслить снова превратилась в полное ничто.

Девушка закрыла приоткрытые веки, а затем несколько раз моргнула, как бы пытаясь вернуть Юдзио назад с небес. И вот, после трёх раз, она наконец полностью открыла глаза.

— Ааа…

Из уст Юдзио неосознанно вырвался этот вздох.

Теперь он мог разглядеть её глаза цвета чистого серебра, цвета глаз, что он никогда ранее не видел у людей. Её зеркальные глаза, в которых будто на поверхности воды слегка затемнённым отражался блеск семи цветов, заколебались. По сравнению с этим, даже божественное сияние любого редкого драгоценного камня казалось весьма тусклым.

Перед до сих пор стоявшим на коленях Юдзио, что сейчас просто застыл подобно статуе, медленно двигалась только что проснувшаяся девушка. Проснувшись будто под действием какой-то неведомой силы, она не убрала руки от груди, её длинные, мягкие волосы слегка качнулись, хотя ветра тут не было, а затем развеялись по её спине.

Женщина… или девушка, открытые глаза которой зрительно делали её моложе, подняла ко рту свою правую руку и издала небольшой зевок, будто совершенно не обращая внимания на Юдзио.

Ранее вытянутые прямо ноги сейчас вместе двинулись вправо. Баланс её стройного тела был нарушен, и ей пришлось быстро положить свою левую руку на покрывало, чтобы не упасть.

И наконец, девушка повернула лицо влево и взглянула прямо на Юдзио, сохраняя при этом завораживающую осанку.

Её чистые серебряные глаза были окаймлены сиянием радуги. Вряд ли он мог думать, что они принадлежат человеку, ведь внутри них даже не было зрачка. Они были невыносимо красивы, но не пропускали в её душу ничего, как зеркало, отражая весь свет.

Пока он ошеломлённо смотрел на два эти маленькие зеркальца, глянцевые жемчужно-серые губы девушки слегка двинулись. Её голос был сладок, как мёд, и чист, как кристалл, и тем самым приманивал к себе.

— Что за жалкое дитя.

Потребовалось время, чтобы Юдзио понял смысл её слов. Однако, так и не разобравшись в своих мыслях, Юдзио, оцепенев, ответил.

— Эээ?.. Жалкое?..

— Да. Насколько же ты жалок.

Заставляя сердце любого, кто слышит его, беспорядочно метаться, этот голос был в равной мере наполнен незапятнанной чистотой и роковым тоном.

Её жемчужно-серые губы изобразили улыбку и снова издали сладостный медовый голос.

— Ты очень похож на сухой цветок в горшке. Независимо от того, как глубоко ты пустишь свои корни, как высоко на ветру поднимутся твои листья, ты всё равно никогда не сможешь достигнуть ни капли воды.

— Горшок… Цветок…

Юдзио нахмурился и попробовал понять значение её таинственных слов. Его сознание было до сих пор окутано дымом, но глаза этой девушки вызывали где-то в его сердце жгучую боль.

— Ты понимаешь. Этот твой голод, эта жажда.

— … Чего?..

Его рот непроизвольно двинулся, издав лишенный сомнения сухой хриплый голос.

Девушка смотрела на Юдзио своими зеркальными глазами, не убирая с лица улыбку.

— Любви.

Она сказала… любви?

Это ведь то же самое, что сказать, будто… я… не знаю, что есть любовь…

— И правда. Ты — жалкое дитя, что никогда не было никем любимо.

Этого не может быть.

Моя мать… любила меня. Всякий раз, как мне снился кошмар, и я не мог спать… она была той, кто обнимал меня и пел мне колыбельную.

— Разве эта любовь и правда принадлежала тебе одному? Это не так, да? Часть её всегда доставалась твоим старшим братьям, не так ли?..

Она лжёт. Мама… любила меня, только меня.

— Ты хотел, чтобы она любила лишь тебя. Но это не так. Вот почему ты ненавидел их. Тех, кто отбирал у тебя любовь матери, как, например, твой отец. И твои братья.

Ложь. Я… я не ненавижу своего отца и братьев.

— Да неужели?.. В конце концов, ты ведь зарезал ЕГО?

Кого?..

— Та первая, что любила тебя и только тебя, эта рыжая девушка… Ты ведь ударил мечом того человека, что пытался силой украсть и запятнать её. Потому что ты ненавидел его. Потому что он похитил то, что было лишь твоим.

Нет… Я ударил Умбела мечом совершенно не из-за этого.

— Но это не стало для тебя панацеей от жажды. Никто не полюбит тебя. Все забыли о тебе. Когда ты стал не нужен, тебя просто отбросили в сторону.

Нет… нет. Я… я не был отброшен в сторону или…

Точно… она ошибается. У меня есть Алиса.

Как только он вспомнил это имя, вязкий туман, облепивший его сознание, казалось, немного разошёлся, и Юдзио зажмурился. Было бы хорошо сейчас втянуться в этот поток и получить контроль над телом, так шептало ему ощущение опасности.

Однако, не успел он по-настоящему двинуться, как соблазнительный голос вновь прошёл через его уши.

— Интересно, а правда ли это?.. Значит, это дитя и правда любит тебя и только тебя?..

Этот слабый смешок, спрятанный под маску сострадания.

— Ты забыл. И я дам тебе вспомнить. Твои истинные воспоминания, что покоятся в глубине твоего сердца.

И в этот момент взгляд Юдзио качнулся.

Роскошная мягкая постель исчезла, и он упал прямо в тёмную бездонную яму.

Запах свежей травы сразу ударил в нос.

Зелёный, прошедший сквозь деревья свет был с краю его взгляда, щебетание мелких птичек накладывалось на звуки шагов.

Когда Юдзио понял, где он, то осознал, что идёт в глубине леса.

Он сильно прижимался к земле, а шаги его были очень короткими. Когда он взглянул вниз, то увидел слабые, тонкие ноги, выглядывающие из-под шорт, сделанных из волокна для детской одежды. Но чувство тревоги сразу исчезло, позволив раздражению и одиночеству заполнить его грудь.

По некоторым причинам, с самого начала дня он так и не видел Алису.

Закончив утреннюю работу, выпас коров и прополку огорода, Юдзио так быстро, как мог, бросился к классическому месту сбора… к старому дереву за пределами деревни. Тем не менее, как бы долго он её ни ждал, она не приходила. Кроме того, не было и другого его друга детства, черноволосого мальчика.

Простояв там, пока солнце не поднялось до самого верха, Юдзио побрёл к дому Алисы, чувствуя при этом ни с чем несравнимое чувство. Наверное, её опять застукали после какой-нибудь шаловливой игры и снова запретили выходить из дома, чтобы поиграть. Так он думал, но её мама встретила его вопросы, наклонив в замешательстве голову.

«Что было странно, так это то, что сегодня она ушла очень рано. Кири зашёл к ней, так что я была уверена, что ты тоже будешь с ними, Ю.»

Пробормотав благодарность и уйдя из дома деревенского старосты, Юдзио чувствовал, как его тревога превращается в нетерпение, так что он в поисках ходил по всей деревне. Однако несмотря на то, что ему пришлось увёртываться от сына главного стражника и его приспешников, занявших центральную площадь, он так и не смог найти Кирито и Алису в любом их месте для игр или тайнике.

И лишь ещё одно место приходило ему на ум. Тот идеальный круг из травы, что они недавно обнаружили глубоко в лесу, в том месте, куда остальные дети уже опасаются ходить. Это было тайное место их троих, что взрослые прозвали «Кольцо Фей», там было полно различных цветов и сладких ягод.

Юдзио отчаянно побежал туда, чуть ли не начиная плакать. Его тело было пропитано одиночеством, сомнениями и ещё одной эмоцией, которой он просто не мог дать имени.

Пройдя изгибистый участок и достигнув секретного места, пустой земли, окружённой толстыми старыми деревьями, он увидел, как между деревьями качался ослепительный золотой свет, заставляя ноги Юдзио дёрнуться и остановиться.

Это безошибочно было сияние знакомых ему золотых локонов Алисы. Он инстинктивно успокоил дыхание и навострил уши. Фрагменты шёпота, которым они обменивались, были по ветру переданы ему.

Почему… почему?

Лишь с этими словами в голове Юдзио, приглушая шаги, подошёл ближе к свободной от деревьев земле. Давление его меланхолии, казалось, может просто смять его, он спрятался за мшистым стволом и заглянул в залитое светом Солус тайное место.

Алиса сидела спиной к нему посреди разноцветных цветков. Он не мог увидеть лица, но он просто не мог перепутать её развевающиеся прямые, золотые волосы, голубоватое платье и белый фартучек.

А рядом с ней была ещё одна голова, покрытая чёрными колючими волосами. Его единственный, лучший друг, Кирито.

Стиснутые руки обливались холодным потом.

Когда Юдзио остановился, переменчивый ветер донёс до его ушей голос Кирито.

— Эй… может уже вернёмся. Кто-нибудь заметит.

И в ответ ему голос Алисы.

— Пока всё в порядке. Ещё немного… немного, ладно?

Нет.

Я не хочу больше слушать это.

Но его ноги не хотели двигаться, будто были переплетены с корнями дерева.

Будучи в своём положении, он не мог отвернуться, а лицо Алисы приблизилось к Кирито.

И он услышал её тихий шёпот.

Пара, прижимающаяся друг к другу в середине леса в круге цветов, под ярким солнечным светом… прямо как будто это была картина.

Нет.

Ложь. Это всё — ложь.

Юдзио кричал в темноту. Как бы он не пытался отрицать, эта сцена была извлечена из глубин его воспоминаний, и сейчас, словно холодная вода, была по его грудь.

— Теперь-то ты понял… ведь так?

Хмык.

Шёпот с оттенками смеха стёр лесную сцену.

Возвращаясь назад на гигантскую кровать в комнате Первосвященника на верхнем этаже Центрального Собора, золотое сияние, выжженное на глазах Юдзио, так и не уходило, пусть даже он и закрыл глаза. Вместе с шёпотом Алисы в его ушах был и Кирито.

Голос разума, говоривший ему, что с Кирито он встретился только два года назад, уже спустя длительное время, как увезли Алису, не мог утолить тёмные эмоции, заполнившие его грудь. Когда он всё-таки открыл глаза и сделал несколько быстрых вдохов, девушка с серебряными волосами рядом с Юдзио повернулась к нему с выражением, наполненным состраданием.

— Теперь ты понял, да?.. Даже её любовь принадлежала не тебе одному. Нет… там была ли вообще твоя часть?

Сладкий голос быстро скользнул в Юдзио, раз за разом разжигая его яростные мысли. Внутри него поднимался безграничный голод и чувство запустения. Он чувствовал, как трещина на сердце быстро увеличивалась, это всё отслаивалось и уходило всё ниже и ниже.

— Но я другая, Юдзио.

Её завораживающий голос проник ему в уши, казалось, это был аромат, что источал вкуснейший фруктовый нектар.

— Я буду любить тебя. Я дам тебе всю свою любовь, тебе одному.

Когда Юдзио открыл свои покрытые пеленой глаза, перед ним сидела девушка… Администратор, Первосвященник Церкви Аксиом, человек с серебряными волосами и отдалённым блеском в глазах, что сейчас показывала ему обескураживающую улыбку.

Двинув ногами, что теперь исчезли в мягкой простыне, она расправила верхнюю часть своего тела.

Медленно двигая руками, казалось, она возилась с лентой, что располагалась на её светло-фиолетовой пижаме рядом с грудью.

Её гибкие пальцы сжали конец серебряной ленты и осторожно, по чуть-чуть, потянули её.

Оголённая где-то наполовину от ширины разреза кожа слегка подрагивала, заманивая его к себе.

— А теперь, Юдзио, иди.

Этот шёпот одновременно напоминал ему как голос его матери, что он слышал в разгар того кошмара, так и голос Алисы из той иллюзии.

Вместе с его протестующим сознанием Юдзио смотрел на тонкую фиолетовую ткань, что словно лепестки цветов развевалась на уровне её талии.

Она и правда была цветком… большим, подобным дьяволу цветком, что своим ароматом и капающим нектаром искушала и захватывала жучков и мелких птиц.

Хотя часть Юдзио до сих пор чувствовала это, очарование этого цветка, которое сочилось из её чисто-белого, укрытого фиолетовыми лепестками, сердца, было настолько сильно, что мысли Юдзио, ранее разлетевшиеся от этих иллюзий, сейчас были полностью погружены в вязкую жидкость.

Ранее ты никогда не был любим… именно поэтому ты мог быть удовлетворён и тем, что имел.

Так сказала Администратор. И постепенно Юдзио стал принимать это как факт.

Юдзио мог честно сказать, что в детстве он любил своих родителей и братьев. Глядя на мать, радовавшуюся цветку, что он сорвал, или на отца и братьев, с энтузиазмом евших наловленную им рыбу, он чувствовал искреннее счастье. Он даже собирал в лесу травы, если узнавал, что этот гадкий Джинк или кто-то из его банды простудился.

Но что они делали для тебя? Что именно они сделали в обмен на твою любовь?

Точно… он не мог вспомнить ни о ком.

Улыбка Администратора перед его глазами слегка наклонилась, и сцены из его прошлого снова вернулись.

Это была весна того года, когда ему исполнилось десять… в день, когда он вместе с остальными детьми на главной площади получил от деревенского старейшины свой «Священный долг». Священный долг, «Рубить Гигас Сидар», что, стоя на отдельной платформе, поручил ему деревенский староста Гасуфт, нарушая, тем самым, все его планы.

Но всё же, с разных сторон послышались завистливые крики остальных детей. Должность лесоруба была очень почётной в Рулид и передавалась по наследству с самого основания деревни, да и хотя у него не будет меча, ему дадут в руки настоящий топор. Даже тогда Юдзио не чувствовал по этому поводу возмущений.

Схватив перевязанный красной нитью пергамент, доказательство его назначения, Юдзио побежал обратно домой на окраину деревни, где он с некой гордостью рассказал об этом своей семье.

После короткого молчания первым отреагировал на это самый младший из его братьев. Он слегка цокнул языком и зло сказал, что надеялся, это будет его последний день уборки коровьего дерьма. Старший в смятении сказал отцу, что это может привести поле в беспорядок на целый год, и после этого отец, простонав, спросил у него, сможет ли он после окончания работы приходить на поле и помогать с пшеницей. Как будто испугавшись уныния, захлестнувшего мужское общество, его мать исчезла на кухне, не проронив ни слова.

И все последующие восемь лет в своём доме Юдзио постоянно чувствовал стыд. Несмотря ни на что, его зарплата лесоруба доставалась отцу, и ещё он заметил, что их поголовье коз увеличилось, а сельскохозяйственные инструменты были заменены на новые. В то время, как Джинк, назначенный стражником-учеником, тратил всю свою зарплату на себя, набивая брюхо обедом из белого хлеба и мяса, демонстрировал всем свои шипованные сапоги и меч в блестящих ножнах. Юдзио же носил свою старую изношенную обувь и джутовый мешок, где обычно держал лишь немного чёрствого хлеба.

— Ты понял? Хоть кто-нибудь из тех, кого ты любил, сделал для тебя хоть что-то, хотя бы один раз? Напротив, они пользовались твоей убогостью и даже глумились над тобой, разве не так?

Да… всё было именно так.

Джинк сказал это ему спустя два года, после того лета, когда Рыцарь Всецелого забрал Алису. Раз уж дочери старосты больше нет, то здесь вообще больше нет женщины, что будет заботиться о нём, так он сказал ему.

А когда он сказал, что тот заслуживал этого всего, он отвёл глаза. Его определённо радовало, что Юдзио потерял свою привилегию быть ближе к самой красивой девушке всей деревни, к гению священных искусств.

В итоге, никто в Рулид так и не вернул Юдзио его чувства. Но он ведь заслуживает какой-нибудь эквивалент, его просто обокрали, хотя на то и не было причины.

— Раз так, ты ведь можешь просто вернуть всё это отчаяние и разочарование им? Ты ведь хочешь, да? Это ведь будет так прекрасно… стать Рыцарем Всецелого и совершить триумфальное возвращение в свою деревню, восседая на серебряном летающем драконе. Представь, как все те, кто издевался над тобой, будут ползать, а ты будешь прижимать их головы ближе к земле блестящими сапогами. Так ты сможешь вернуть себе всё, что они украли у тебя. И это не всё…

Красивая среброголовая девушка медленно и нежно двигала руками так, что её грудь упала, как бы притягивая его ближе. Два холмика качнулись, будто это были два созревших плода, потерявших опору.

— Ты можешь наслаждаться первым случаем, когда тебя кто-то любит, столько, сколько захочешь. Настоящее болеутоляющее чувство удовлетворения, что ты чувствуешь всем телом, от головы до пят. Если ты дашь мне свою любовь, то получишь взамен то же самое. Я могла бы помочь тебе испытать несравнимое удовольствие, если бы сейчас ты отдал мне свою искреннюю любовь.

Даже малейшая способность Юдзио думать сейчас была подчинена этим дьявольским цветком. Но всё же, часть цели, до сих пор живущей в его сердце, заставляла его молча сопротивляться.

…Что такое… любовь?

…Разве это что-то, чему можно присвоить цену… как деньгам?..

Это не так, Юдзио-сэмпай!

Его глаза повернулись на голос, и той, кого он увидел, была рыжеволосая девушка в серой униформе, что отчаянно протягивала свои руки с другой стороны в темноту.

Но прежде чем она смогла коснуться Юдзио, чёрные, как смоль, завесы закрыли её, и она исчезла, оставив после себя лишь тень огня, что был у неё в глазах.

А теперь, ещё один голос, уже с противоположной стороны.

Это не так, Юдзио. Любовь определённо не то, за что можно просто так отплатить.

Обернувшись, он обнаружил небольшой кусок земли, покрытый травой, что раздвигал темноту, и золотоволосую девушку в синем платье, стоящую там. Голубые глаза девушки ослепительно сверкали, будто они одни противостояли этой тьме, и Юдзио снова оживил свои ноги, пытаясь подползти к ней ближе.

Тем не менее, чёрные завесы снова упали, издав глухой звук и уничтожив травянистый участок. В отсутствии света Юдзио пребывал в недоумении, так что так и остался лежать на корточках там, где и был раньше. Едва ли он мог и дальше терпеть эту жгучую жажду. Воспоминания о несправедливости и угнетении, эксплуатации и краже того, что с детства было по праву его, его боль и огорчение превратились в концентрированную смесь, что палила ему горло.

Наконец, Юдзио начал медленно ползти вперёд, так и не поднимая вверх головы. Навстречу потоку нектара, излучающему приторно-сладкий аромат.

Приминая гладкий шёлк, кончиками своих пальцев он коснулся освежающе-прохладной кожи. Когда он поднял лицо, то среброголовая девушка, взяв руку Юдзио, показала ему туманную улыбку, и в тот момент по красоте её можно было сравнить даже с богиней.

Его правую руку потянули вперёд, и он без сопротивлений рухнул. Раздетое тело приняло Юдзио и окутало его завораживающей мягкостью.

Со сладким вдохом голос сказал ему на ухо.

— Ты хочешь этого, не так ли, Юдзио? Забыть о своём горе, предаваться всему, что я предложу? Но нет, пока нет. Я уже сказала, что сначала ты должен дать мне свою любовь. Теперь, повторяй за мной. Доверять лишь одной мне и предложить мне всё, что у тебя есть. Ну… сначала создай священное искусство.

Всё, что Юдзио знал о данном моменте, так это то, что его со всех сторон обволакивала сладострастная нежность.

Он лишь едва услышал, что хриплым голосом произнёс его собственный рот.

SAO v13 12

— …System Call.

— Да… продолжай… «remove core protection».

Голос Первосвященника слегка дрогнул, впервые показав какие-то эмоции.

Юдзио, бормоча, сказал первое слово незнакомого искусства.

— Remove…

Доверив своё тело данным ему командам, он стал чувствовать, как его собственное существование становилось всё более и более тусклым и лёгким. Голод и жажда, уже долгое время мучившие его, после сладкого нектара отошли на второй план. Одновременно с этим драгоценные эмоции, что он хранил в своём сердце, рухнули, потеряв свою форму и исчезнув.

…Так действительно будет лучше?..

Этот вопрос он задал ослабевшему пламени, живущему в груди, но прежде чем он нашёл ответ, из его уст уже вылетело следующее слово.

— Core…

… Ну, я и правда не хочу больше испытывать ни грусти, ни горя.

В этом мире никогда нельзя быть уверенным в любви. Даже если… даже если к Алисе вернутся воспоминания, что если у неё нет привязанности к Юдзио? Что если она испугается и возненавидит его за то, что он оскорбил Индекс Табу, ударил Умбела мечом и вообще выступил против Церкви Аксиом?..

Если бы всё могло так закончиться, то не лучше ли было остановиться здесь.

Юдзио смутно понимал, что как только он скажет третье слово, всё его двухлетнее путешествие закончится. Тем не менее, сейчас на его выбор влияло то, что он мог забыть о болезненном прошлом и предаться настоящей любви этой среброголовой девушки.

— Да… иди ко мне, Юдзио, войди в меня.

Шёпот, наполненный невозможной сладостью, лился в его ухо.

— Добро пожаловать в мой вечный стазис…

Как только Юдзио пробормотал последнее слово, из его глаз вытекла единственная слеза.

Глава 3

— И вот… теперь… поехалиии!

Издав этот отчаянный крик, я в очередной за последнее время раз подтянул своё тело и, перекинув правую ногу через мраморный край, перелез через него и упал плашмя на гладкий пол.

Мои запредельно измотанные суставы и мышцы гудели так, будто сейчас пылали в огне. Бесконечное множество крупных капель пота скатывалось с моего лба и шеи, я же мог только пытаться сбить их своим дыханием, сил не было даже на то, чтобы вытереть их кончиками пальцев. Реализма всей этой ситуации было достаточно, чтобы развеять мою уверенность, что это всё виртуальный мир, порождение STL.

Я наконец достиг девяносто пятого этажа Центрального Собора, дождавшись восхода луны. Меня ждали два часа, наполненных мучениями восхождений по стене, так что теперь я был просто не в состоянии осматриваться вокруг. Разводя в стороны своими конечностями, я закрыл глаза и стал ждать, пока хотя бы часть моих Жизненных Сил восстановится.

Его цель — девяносто пятый этаж, был всего на семь этажей выше той террасы с «приспешниками», где он был, вот только в перечне сложностей при преодолении этого расстояния был золотой рыцарь, привязанный к его спине тонкой цепью.

Несколько часов назад Рыцарь Всецелого Алиса Синтез Тридцать и правда сама смогла превзойти то, что удерживало всех жителей Undreworld’a, — таинственную систему «печати правого глаза»… вот только взамен ей пришлось отдать страшную плату.

Правый глаз Алисы, ставший похожим на яшму, был бесследно вырван, что вызвало такую боль, что она даже потеряла сознание.

Не уверен, связано ли это с тем, что их души хранятся в искусственной среде лайт-куба, но жители Underworld’a были довольно восприимчивы к психологическим потрясениям. Когда их накрывает безвыходные горе, страх или же гнев… конечно, в мире без преступности это редкость, но… в конечном итоге, они на какое-то время теряют своё чувство цели, может, так они защищают свой флактлайт от фатальной ошибки. Как то, что произошло с Селкой, младшей сестрой Алисы, когда ту два года назад в северной пещере схватил отряд гоблинов.

Я думал, что и Алиса потеряет сознание от разлома печати, а потом просто проснётся. Когда в её флактлайте появилась роковая ошибка, она должна была умереть, как глава элитных мечников Райос Антинос.

Думая об этом, настоящим сюрпризом было то, что Юдзио, испытав два дня назад то же самое, что и Алиса, и Райос, смог, не теряя сознания, достать меч. Как и ожидалось, после этого всего он был не в идеальном состоянии, но когда нас бросили в дисциплинарную камеру, он всё ещё мог слушать и даже адекватно поддерживать беседу.

Мне ещё предстоит осмыслить все причины их эмоциональной уязвимости и полного послушания, но даже так, превзойти эти законы было для жителей этого мира возможной задачей. И Юдзио с Алисой были тому доказательством. Жители Underworld’a были созданы человеком… искусственный интеллект, но даже так, в душе они ничем не отличались от людей из реального мира…

Обдумывая все эти вещи, я ждал пробуждения Алисы на террасе с приспешниками, но даже спустя час рыцарь не проснулась. Я остановил кровотечение из её правого глаза, но чтобы полностью исцелить её, в пространстве было недостаточно ресурсов. Луна была скрыта, так что мне пришлось остановиться, чтобы оставить в воздухе ресурсов для создания скалолазных крючков. Чтобы сделать хоть что-то, я разорвал подол моей рубашки и сделал из него импровизированный бинт, а затем придумал, как поднять бессознательного Рыцаря Всецелого на своей спине.

Сцепив себя со стройным телом Алисы, мне всё же было невыносимо тяжело, так что я серьёзно подумывал над тем, чтобы оставить там её золотые доспехи и Душистую Оливу, что составляли большую часть моей ноши. Вот только видя, как серьёзно Алиса была настроена сражаться на нашей стороне, оставлять это всё было бы абсолютно бессмысленно.

Снова покорно принимая свою судьбу, я жёстко зафиксировал ношу на спине и начал подниматься по стене собора, верхняя часть которого тонула в ночном небе. Когда после двух часов восхождения я увидел новую террасу, переполненный чувствами я упустил крюк из своих рук. Я мог только молиться, чтобы подо мной на земле никто не стоял.

Во всяком случае, мне точно можно было простить это отлёживание, всё-таки ради девяносто пятого этажа я девяносто метров лез по стене собора. Но даже так, в следующие три минуты я всё равно должен был начать двигаться.

С намерением так и поступить, я придал решимость всему телу, опускаясь всё ниже и ниже в пучину блаженства, вот только помехой стал мягкий голос у меня за спиной.

— У…ммм…

Когда она начала просыпаться и двигаться, её дыхание начало щекотать мне затылок.

— …Где… я… как…

Эти слова исходили от Алисы, та пыталась встать, но напрягшаяся цепь вернула её вес на мою спину.

— Эта цепь… Кирито… не говори мне, что ты нёс меня… весь путь досюда?..

Точно, будь хоть чуточку благодарна. Тихий, секундный шёпот самому себе.

— Отпрянь от меня, ты весь в поту! Он просачивается через мою одежду! Быстро отпрянь от меня!

Наряду с криком последовал удар в затылок, заставивший меня со всей силы врезаться лбом в пол.

— Ты ужасен… это уже слишком…

Отцепив цепь и освободившись от ноши, я прислонился к круговой стойке, стоящей неподалёку, и слегка вздохнул.

Тем не менее, уважаемый рыцарь, так и не заметив моего тяжёлого труда, с угрюмым видом отряхивала свою белую юбку. Как я и думал, на её лбу появилась пара морщинок, когда она тронула себя за рукав, что был постоянно в контакте с моей шеей, пока я нёс её. Уж теперь-то, увидев такое поведение, я просто не мог удержаться и не упрекнуть её.

— Если это вас так сильно раздражает, великий рыцарь, может вам полежать немного в ванне или что-нибудь ещё?

Это задумывалось, как шлепок по суетливости Алисы, но услышав это, она склонила голову, так что мне пришлось быстро продолжить.

— Нет, это просто шутка! Давай даже не будем шутить о том, что можно было бы пройтись до середины собора.

— Нам и не надо идти так далеко, нужно пройти всего пять этажей вниз… на девяностом этаже есть большая ванна, предназначенная для Рыцарей Всецелого.

— Чт…

На этот раз дрожал уже я. Было бы ложью сказать, что после всего того, что произошло со мной, начиная с побега из тюрьмы и заканчивая восхождением по стене, я не хотел смыть пот и грязь со своей одежды и тела.

Это не обязательно должна была быть ванна, достаточно даже немного воды… раз за разом я обдумывал всё это, попутно осматриваясь вокруг.

Девяносто пятый этаж собора, «Площадка наблюдений за утренней звездой», была построена, как огромная точка обзора, и её название подтверждало это. На всём прямоугольном этаже совершенно не было стен… это и было, кстати, причиной, почему мы направлялись именно сюда… на этаже были лишь колонны, стоявшие на расстоянии метра три друг от друга. Я не мог не отдать дань уважения мысли Администратора оставить приспешников на несколько этажей ниже в расчёте на то, что злоумышленники увидят это открытое пространство.

Внешняя область, где сейчас были мы с Алисой, являлась террасой с несколькими подножками с разных сторон. Дальше были несколько мраморных скульптур и зелёные кустарники, помещенные в прекрасный интерьер столов и стульев великолепного дизайна. Если сидеть на этих стульях во второй половине дня, а не ночью, как сейчас, то наверняка откроется великолепный, бесконечный вид на весь Underworld.

Главная лестница, что вела вверх и вниз, кажется, была на северной стороне. И запоздало будет сказано, но рядом абсолютно не было признаков жизни.

Итак, прошёл ли уже Юдзио через этот девяносто пятый этаж?

За семь часов, что прошли с тех пор, как они разделились на восьмидесятом этаже. Если думать рационально, то он должен был двигаться гораздо быстрее их, кто прошёл дорогой великих испытаний в покорении внешней стены.

Проблемой был самый сильный противник из всех тех, кого они видели ранее — Рыцарь Всецелого Беркули Синтез Один. Легендарный герой, что по слухам был сильнее как заместителя Фанацио, с которой я был наравне, так и Алисы, что без труда победила меня.

Конечно, и Юдзио не слабак. Он даже может превзойти меня в мастерстве управления мечом. Тем не менее, одна лишь техника не могла соперничать с верхами Рыцарей Всецелого, что по мощи превосходили любого обычного человека. Это заставляло полагаться во время битвы с противником на неожиданные трюки, использовать все плюсы своего положения и идти по стратегии «что-нибудь да пройдёт». Способно ли усердие Юдзио на это?..

Пока я взволнованно осматривал всё вокруг, Алиса крикнула мне.

— Конечно, это не имеет никакого отношения к ванне, но… твой напарник, которого ты называл Юдзио, видимо, не дошёл досюда?

— А? Почему?

— В конце концов, здесь, на девяносто пятом этаже, единственное место, куда мы могли идти, чтобы вернуться с собор после падения. И это должно быть очевидно… честно говоря, если бы он дошёл сюда, то стал бы ждать тебя здесь.

— … Да, наверное, так и есть…

Скрестив руки, я кивнул. Сказанное ей значило, что если Юдзио и был здесь ранее, то его уже давно схватили… или же даже убили. Хотя, идя вразрез со своей прошлой гипотезой, я всё же верил, что Юдзио был не из тех, кого так легко поймать или убить.

— Кроме того, если Юдзио…

Она говорила с задумчивым выражением лица, а это имя скатилось с её губ очень естественно, хотя, видимо, даже она сама того не заметила.

— …поднялся бы по главной лестнице выше Надоблачного сада, то встретился бы с самым сильным противником ещё до того, как добрался бы к Площадке наблюдений за утренней звездой. Он бы столкнулся бы с мастером… Его Превосходством, Командиром Рыцарей Беркули.

Оставив без внимания её оговорку про «мастера», я решил узнать о том, что заинтересовало меня.

— Значит, он и правда так силён? Его Превосходство, Командир Рыцарей.

На лице Алисы, до сих пор отчасти скрытом импровизированной повязкой, быстро появилась улыбка, и она кивнула.

— Даже я никогда не побеждала его. Таким образом, ты, что проиграл мне, и Юдзио со всеми вашими навыками просто не способны даже надеяться, чтобы победить его.

— …Конечно, это само самой разумеется. Правда, мы так и не окончили битву, так что проиграл я или нет…

Игнорируя моё ворчание, Алиса продолжала.

— Без сомнений, навык владения мечом у Мастера на высшем уровне, но его искусство полного контроля можно сравнить только с мощью самих богов. Его священное оружие, меч «Сокрушитель времени», как и сказано в его названии, способен игнорировать даже время. Точнее, все косые удары Мастера даже после окончания удара ещё какое-то время висят в воздухе… ты понимаешь меня? Даже если ты лишь защищаешься от его ударов, достаточно секунды, чтобы ты попал в ловушку из этих невидимых лезвий. Тебе в итоге просто оторвут конечности, а при полном отсутствии удачи и голову, и даже если ты будешь стоять на одном месте, тебе всё равно придёт конец. Все, кто дрался против Мастера, в итоге совершали свою роковую ошибку и заканчивали как какая-нибудь деревянная кукла для тренировок.

— …Висящие удары…

Трудно было представить это со слов, но, похоже, что все удары продолжались и растягивались в будущее. Если всё так, то это воистину была страшная способность. Это с лёгкостью отбрасывало в сторону навык последовательных ударов стиля Айнкрад, в которых сила одного удара была не так важна, как их количество. То, в чём и я, и Юдзио очень даже преуспели.

И как Юдзио сможет выстоять против такого соперника? Хотя я и был уверен в том, что он не умер, зловещий холодок предчувствий уже крался по моей спине.

Думаю, лучше и правда сходить вниз и поискать его. Но что если произошло самое страшное, и его поймали и отнесли выше… в верхнюю часть собора, где обитала Администратор? Что если знакомая со всеми командами Администратор прямо сейчас использует на нём какое-нибудь опасное искусство?..

Переводя все свои силы в ноги, что хотя чуть-чуть, но отдохнули, пошатываясь, я смог встать. Глядя на главную лестницу на северной стороне, я пожёвывал губы.

В голову мне пришла мысль воспользоваться священным искусством и поискать Юдзио, но, как правило, такие искусства было невозможно наложить на людей «не в этой области». Иначе бы идея Администратора убить Кардинала была бы давно выполнена. Поиск вещи, а не человека было проще сделать, но…

Я всё-таки смог найти во всполохе своих мыслей ту, что поможет нам сделать всё как можно быстрее и проще, а после тихо пробормотал.

— Точно… вот как.

Равнодушно кивнув подозрительно смотревшей на меня Алисе, я поднял правую руку вверх и, не сдерживаясь, закричал.

— System Call!

Ресурсы вокруг, что были полностью потрачены во время восхождения по стене, сейчас уже восстановились, так что кончики моих пальцев засветились фиолетовым. Сдерживаясь, чтобы не спешить, я тщательно проговаривал длинную команду.

— Generate umbra element. Adhere possession. Object ID, WLSS703. Discharge.

Эти слова всплыли из памяти. Хотя это не было ничем иным, как предложением, слово «WLSS» значило «Обоюдоострый, Длинный, Одноручный меч», числа же после были его серийным номером в этой категории. ID моего чёрного меча был «WLSS102382», это значило, что до Синей Розы было всего несколько сотен мечей, а два года назад это число перевалило через сотню тысяч…

Пока я размышлял над этим, шарики теневых элементов отделились от моей руки и сначала беззаботно плавали, а когда почти доходили до пола — исчезали.

— Ниже, ахха.

— Похоже на то.

Я обменялся краткими словами с Алисой, у которой, казалось, сейчас было понимающее выражение лица.

Я сжал и разжал свою опущенную правую руку несколько раз, кажется, моя опустившаяся от усталости Жизнь восстановилась, но травмы Алисы были куда серьёзнее, чем мои. Ещё раз взглянув на рыцаря, я спросил.

— Что насчёт твоего правого глаза, есть ли шанс вылечить его?..

Алиса осторожно коснулась рукой своего правого глаза, что сейчас был покрыт повязкой из моей рубашки, и ответила на вопрос вопросом.

— Это ты… сделал мне это?

— Да… Мне кое-как удалось остановить кровь, но это максимум моих способностей. Правда, ты, возможно…

— Ну, конечно, твои способности к применению искусств никак не сравнятся с моими, но…

Выражаясь своими обычными жёсткими словами, она, сама того не понимая, обратила свой одинокий левый глаз к небу и уставилась на голубовато-белое полнолуние.

— Нынешняя численность священных ресурсов вокруг слишком мала, чтобы создать нужное количество световых элементов и исцелить потерянный глаз. Пока не появится Солус, думаю, это вообще будет невозможно.

— Тогда, может, перенести что-то высокого приоритета в священную силу... что-то типа этих доспехов…

— Чтобы превратить предмет в священную силу, тоже нужно небольшое количество силы. Разве тебе не говорили этого в Академии?

Алиса сначала показывала лёгкое раздражение, но затем снова вернула своё обычное спокойствие.

— Он до сих пор болит, и обзор справа затруднён, но особой помехой в бою это не будет. Я не против пока что побыть в таком состоянии.

— Н-но…

— …Я хочу подольше чувствовать это. Эта боль - это доказательство моей решимости в борьбе с Церковью, которой я верила долгие годы…

Я мог ничего не делать, но я кивал её словам. С этого момента, ради выбранного ею пути, она должна будет собственными руками пробиваться через сражения.

— …Понял. Я пригляжу за твоим правым флангом, если всё же сражение начнётся.

Ответив так, я перевёл взгляд на главную лестницу.

— Не хотелось бы торопить тебя, но давай продолжим. Юдзио, видимо, на несколько этажей ниже, по крайней мере, судя по теневым элементам.

Если быть точным, то вместо Юдзио я искал текущее местоположение Синей Розы, но он бы не упустил свой меч из рук, если, конечно, ничего не случилось. Услышав мои слова, Алиса тоже взглянула в сторону лестницы и кивнула.

— Позволь мне проложить путь, я знакома с тем, как… хотя, думаю мы просто спустимся по лестнице.

Даже не предоставив мне шанса что-либо сказать, она пошла вперёд, щёлкая своими ботинками. Я же поспешил за ней.

Холодный ветер дул с севера, со стороны главной лестницы, а там, во тьме, крайне не хватало людей. И на нижних этажах было мало признаков жизни, так что дойдя до верхов, вязкий мрак создавал полное ощущение великолепных руин. Вряд ли именно так хотел царь, правящий всем Миром Людей.

Если я правильно помню, то в верхней части Церкви Аксиом должна находиться группа людей, независимых от Рыцарей Всецелого, Старейшины, вот только был вопрос, почему, даже когда мы забрались так высоко, мы не видели ни одного из них.

Пока Алиса спускалась по лестнице, я старался стоять от неё правее и мягко высказывал своё опасение. Рыцарь быстро нахмурилась и также тихо ответила.

— Если абсолютно честно… даже нам, Рыцарям Всецелого, не всё объяснили про старейшин. Мы слышали про некий отдел, именуемый Палатой Старейшин, что находится выше девяносто шестого этажа, но даже рыцарям туда запрещён вход и…

— Ахх… Во-первых, в чём вообще задача старейшин?

— …Индекс Табу.

Голос Алисы потяжелел.

— Проверка и осмотр жителей Мира Людей на соответствие Индексу Табу… вот задача старейшин. И когда появляется тот, кто нарушает Индекс, туда посылают Рыцарей, чтобы справиться с ситуацией. Приказ для меня полететь в Академию Мастеров Меча и арестовать тебя и Юдзио тоже исходил от одного из старейшин.

— …Понял… Иными словами, Палата Старейшин выполняет работу Первосвященника вместо неё, так? Ну, это весьма удивительно, что осторожная Администратор предоставила им такую власть. Или же и воспоминания старейшин подавляют, как у Рыцарей Всецелого…

Алиса нахмурилась и покачала головой в ответ на мои слова.

— Пожалуйста, не напоминай мне про воспоминания. У меня будут проблемы, если и левый глаз начнёт болеть.

— Ииизвини. Но я думаю, что сейчас всё будет нормально… Ведь с Юдзио ничего не случилось после того, как он сломал печать…

— … Надеюсь на это.

Я посмотрел на Алису, мягко касавшуюся повязки на месте правого глаза, и вспомнил о случившемся на террасе.

Несмотря на то, что после некой раскачки, она решилась восстать против церкви и Первосвященника, «модуль благочестия», казалось, вовсе не был повреждён. Я думал, что в украденных Администратором воспоминаниях были её сестра Селка и друг детства Юдзио, но из её лба не выходила фиолетовая призма, как в тот раз у Элдри, не помогла и встреча с Юдзио и услышанное имя Селки.

Тогда, какой именно кусок памяти Алисы находится у Администратора?

Ну, по крайней мере, сейчас возиться с этим не стоило. В конце концов, если Кардинал проведёт так называемый «обратный синтез», то прежняя Алиса вернётся, а мы потеряем Рыцаря Всецелого, готового помочь нам…

Мои ноги на автомате начали идти в унисон с биением в моей груди. Вокруг словно были только наши шаги, будто мы в полночь гуляли по кладбищу.

После того, как мы в пятый раз прошли по красному ковру, лестница закончилась, и путь нам преградила огромная дверь. Этажи с девяносто четвёртого по девяносто первый мы прошли быстро, не обнаружив там каких-либо следов боя ни на стенах, ни на полу.

Я посмотрел на остановившуюся Алису и как бы спросил: «Здесь»?

— Да… большая баня девяностого этажа прямо перед нами. Мастер, конечно, выбрал бы другое место для перехвата… или это лишь я так думаю, этот человек просто…

Проглотив вторую часть слов, Алиса подняла правую руку и положила её на двойные двери. Толстая мраморная плита легко и беззвучно двинулась.

В этот момент изнутри вылетел белый туман, заставивший меня инстинктивно защитить лицо.

— Ого… удивительный пар. Хотя это и огромная баня, я ничего не вижу перед собой.

Конечно, это не совсем правда, но как бы было прекрасно сейчас снять эту пропитанную потом одежду и запрыгнуть в горячую водичку… по крайней мере, думая именно об этом, я шагнул вперёд, но тут-то я и понял, что хотя пар и был от горячей воды, вокруг была экстремально низкая температура.

Видимо, Алиса ожидала совершенно не этого, а увидев, как она слегка чихнула… я позволил себе сделать долгий выдох. Я очень сомневался, что это и правда было моё дыхание, но вправо и влево разошлась прозрачная белая вуаль. Теперь, увидев изнутри необычность этой огромной бани, я стоял как вкопанный.

Весь пол и стены собора вплоть до противоположной стены были белыми, и от них исходил неведомый туман. Ванна занимала почти всё пространство, но была разделена дорожкой от стены и до стены, создавая подобие двух бассейнов каждый размером метров в пятьдесят, по крайней мере, мне казалось именно так.

Однако то, что и правда пугало, так это то, что левая часть, что должна была быть полна горячей воды, сейчас была полна белого льда.

Даже вода, что текла из крана, похожего на голову зверя, превратилась в сосульку, говоря о том, что всё тут замёрзло в одно мгновение. Конечно, это было не естественное явление, и следует признать, что это точно был результат какого-то крупного священного искусства.

Тем не менее, мгновенно заморозить такое количество горячей воды было непростой задачей. По крайней мере, если замораживать, используя обычные замораживающие элементы, то потребовалось бы около десяти высокоранговых людей, ведь так?

Я пошёл вперёд, ближе к левому бассейну, а затем, дойдя до лестницы на его краю, вступил на поверхность льда. Хотя на мне сейчас и был мой чёрный меч, лёд даже не заскрипел от всей этой массы. Видимо, всё вплоть до дна было сейчас заморожено.

— … Вот только кем и зачем…

Ошеломлённо пробормотал я, мои ноги в это время скрыл непроглядный туман, а пройдя несколько шагов, они упёрлись во что-то твёрдое. Что-то сломалось, издав мимолётный шум. Нахмурившись и взглянув вниз, я понял, что на поверхности льда было множество округлых кусочков. Протянув руку и отломав один, я поднёс его к лицу.

Там было несколько прозрачных синих лепестков розы, сделанных изо льда.

— !!!

Я уже видел такое раньше. Когда я дрался против заместителя командира рыцарей Фанацио Синтез Два на пятидесятом этаже, «Великом Коридоре Духовного Света»… и в сражении с Рыцарем Всецелого Алисой Синтез Тридцать на восьмидесятом этаже, «Надоблачном Саду». Искусство полного контроля Юдзио, что служило для остановки их движения, создавало именно такие цветы.

Иными словами, то, что заморозило всю эту баню, было не священным искусством, а…

— …Юдзио…

Я тихо пробормотал это, а параллельно Алиса со звонким звуком приблизилась ко мне. Шокировано раскрыв левый глаз, она хрипло бормотала.

— Боже… Это всё сделал Юдзио?..

— Да, ошибки в этом нет. Это искусство полного контроля его меча, Синей Розы… Честно говоря, я никогда не предполагал, что оно может быть настолько мощным…

Юдзио говорил, что его искусство полного контроля было предназначено для ограничения движения, но это было просто смехотворно. Если человек окажется посреди этого ледяного ада, его Жизнь исчезнет в одно мгновение.

Он и правда мог победить легендарного рыцаря Беркули… осматриваясь вокруг, думал я. Теневой элемент искал Синюю Розу и указал, что она где-то здесь, а значит, и Юдзио тоже.

И что-то произошло. У Алисы рядом со мной вырвалось тихое «Ах».

— !!!

В следующее мгновение я резко вдохнул. Проследив за взглядом рыцаря, можно было приметить в двадцати метрах от нас большой силуэт. Без сомнений, это были человеческие плечи и голова. Кто-то был замурован в толщу льда.

От разочарованности и осторожности я замедлил свои движения, а Алиса, напротив, пронзительно закричала и побежала ещё быстрее.

— Мастер!..

Не сдерживаясь, она понеслась к замёрзшему силуэту.

… Это Рыцарь Беркули?! Тогда, куда же делся Юдзио?!..

Даже я взволновался и ускорился. К тому времени, как я добрался дотуда несколько секунд спустя, Алиса уже сидела на коленях перед половиной гиганта, похороненного во льдах; она сжимала его двумя руками и издавала подобия полукриков.

— Мастер!.. Ваше Превосходительство, Командир Рыцарей! Что же с вами произошло?!.

Разве Алиса не видела искусство полного контроля Синей Розы Юдзио первой, ещё тогда, на восьмидесятом этаже? Мои сомнения вмиг разбились.

Огромный мужчина, по грудь заточённый во льдах, был не просто заморожен. Его плечи, толстые, выпуклые мышцы шеи, его мужественное лицо с порезами от меча, всё было ненатурального серого цвета.

— …Это… не искусство полного контроля Юдзио…

И тем не менее, когда я, стоя в оцепенении, сказал это, Алиса осторожно подтвердила мои слова.

— …Я тоже так считаю. Давным-давно я слышала об этом от Мастера. Это способность Главного Старейшины обращать любого человека в камень… в том числе и Рыцарей Всецелого. Думаю, это искусство называется… «Deep Freeze», если я правильно помню.

Глубокая… заморозка. Но почему… Разве не он основная боевая мощь, что сейчас должна останавливать нарушителей?

— …Мастер, казалось, слегка не доверял инструкциям Палаты Старейшин… Тем не менее, он верит, что без правил Церкви Аксиом мира быть не может. Единожды начав бой, я буду продолжать идти через эти нескончаемые дни. Независимо от власти Главного Старейшины, это… эта процедура необоснованна, независимо от обстоятельств, что тогда были!

Слёзы, тёкшие из её левого глаза, падали на колено всё время с тех пор, как она с криками опустила голову. Даже не пытаясь стереть их со щёк, она вцепилась мёртвой хваткой в окаменевшего Беркули. Капли слёз падали на щёки Командира и разлетались на маленькие частицы. Так продолжалось, пока не случилось это.

Биши! Этот звук ударил по ушам.

Алиса вскочила на ноги и уставилась на шею Беркули. Будто от тепла, слёзы Алисы растворили окаменение, на нём образовались маленькие трещинки. Трещины мгновенно увеличивались, а некоторые кусочки сразу отваливались.

Алиса изумлённо смотрела, как пепельно-каменная голова, потрескивая, медленно повернула шею.

Вскоре, когда голова каменной фигуры, наконец, повернулась вверх, начали появляться трещины вокруг неё. Эти части, эта плоть и кровь, что ещё несколько часов назад были живыми, продолжали обваливаться без остановки.

Судя по названию глубокой заморозки, видимо, она замораживала не только тела жителей Underworld’a, но и их сознание. Это было не то же самое, что просто обмазаться штукатуркой в реальном мире. Они будут неспособны двигаться в соответствии с инструкциями их абсолютного бога, системы. И этот человек пробился через это, используя лишь силу своей воли.

— Мастер… остановитесь, остановите это! Ваше тело разрушается, Мастер!

Алиса кричала и рыдала. Тем не менее, Командующий Беркули не переставал бороться с богом, и его веки, наконец, открылись, издав при этом громкий звук разрушения. Его глаза были точно такого же серого цвета, что и кожа, но зрачок дрожал, будто поверхность воды, и потихоньку восстанавливал голубовато-серый цвет. Я мог чувствовать, как в его глазах бурлила сила воли.

Его рот приобрёл форму улыбки, и его части начали шелушиться и отваливаться, а ещё… ужасно хриплый голос выходил оттуда.

— Эй, маленькая мисс. Не стоит так сильно плакать… это губит твою красоту.

— Мастер!..

— Хватит уже беспокоиться… Я ведь не из тех, кто сдохнет от одного лишь искусства, так ведь? Вместо этого…

Беркули на мгновение остановился и посмотрел на плачущее лицо Алисы с импровизированной повязкой на правой части, а затем показал нечёткую улыбку, наполненную, казалось бы, отцовской любовью.

— Так вот оно что…. Наконец-то маленькая мисс… пересекла эту границу, да…Печать, что я… триста лет не нарушал…. в правом глазу…

— Ма-мастер… я…я…

— Не делай… такое лицо… я… рад…Теперь… больше нет ничего… Чему я мог бы научить тебя, маленькая мисс…

— Это не… это неправда! Есть ещё много, много вещей, которым я хочу, чтобы ты научил меня, Мастер!..

Совершенно не пытаясь сдержать детский плач, Алиса вновь обняла шею Командующего обеими руками. На лице Беркули до сих пор была лёгкая улыбка, он тихо прошептал ей на ухо.

— Ты можешь сделать это, маленькая мисс… ошибки Церкви Аксиом… исправить их и направить этот… извращённый мир так… как он должен идти.

Я понял, что его голос быстро затухает. Поразительная сила воли Командира Рыцарей была почти на пределе.

Глаза Беркули, что снова теряли свой цвет, становясь каменно-серыми, вдруг уставились на меня. Из его неподвижных губ послышался могильный, хриплый голос.

— Эй, негодяй… Я оставляю малютку Алису… в твоих… руках.

— …Хорошо.

Я кивнул, и в ответ герой былых времён кивнул мне, что вызвало новые трещины на его шее. Скорее всего, это были его последние слова, вскоре они дошли до нас, пройдя через холодный воздух.

— Твой… напарник был… взят… Главным Старейшиной, Чуделкиным… Наверное… до комнаты Первосвященника… Спешите… пока этого мальчика не введут в заблуждение… его путанными воспоминаниями…

Как только его голос прекратился, Командующий Беркули вновь превратился в немую каменную статую.

Плотный белый туман окружил его грудь, что покрылась трещинами вместе с шеей и лицом, всё это ещё больше подчёркивало доблесть старинного героя.

— …Мастер…

Душераздирающий крик цепляющейся за плечи командира Алисы не давал мне думать о смысле сказанных им слов.

SAO v13 13

Человек, известный, как Главный Старейшина Чуделкин, применил команду «Глубокой заморозки» на Командире Рыцарей Беркули и унёс Юдзио подальше от этого места. Вот известные нам факты. Оглянувшись вокруг, я увидел совершенное квадратное отверстие во льду рядом с замёрзшим Беркули; казалось, его выпилили электрической пилой, прямо до дна ванны.

Видимо, Юдзио использовал своё искусство полного контроля и активировал свои ледяные розы, чтобы завести противника в тупик. А заявившийся главный старейшина вырезал его изо льда и понёс в комнату Администратора. Тем не менее, меня беспокоили слова командующего о некой путанице воспоминаний. Не только я предполагал, что промыть мозги Юдзио довольно легко, но я даже не мог представить, что хитрая Администратор прибегнет к своей способности напрямую изменять флактлайт.

Глядя на дыру и параллельно размышляя об этом всём, я заметил что-то блестящее внутри вырезанной части. Подойдя ближе к дыре, я уставился вниз и увидел длинный меч, вбитый в дно ванны. Даже сквозь несколько сантиметров льда я не мог спутать эту элегантную форму ни с чем. Это был любимый меч Юдзио, Синяя Роза.

Зрелище застывшего во льду меча, что можно было назвать даже частью Юдзио, только усилило беспокойство. Я взглянул на всё ещё цепляющуюся за Беркули Алису и снял с левой части своей талии чёрный меч, направив его на похороненную Синюю Розу. Всего на мгновение, я нажал на его рукоять.

Пики! Лёд сломался и упал в углубление, издавая громкий шум. Присев коленями на лёд, я схватил рукоять Синей Розы левой рукой и начал тянуть, терпя безжалостный холод. Отрицательный градус Цельсия колол мне руку. Меч немного сопротивлялся, но вскоре начал выходить, совершенно не издавая шума, лишь роняя несколько кусочков льда.

Когда я всё-таки встал, держа чёрный меч в правой руке и Синюю Розу в левой, различные суставы в моём теле заскрипели, протестуя против их веса. Это было естественно, я ведь держал два священных орудия с высоким приоритетом, но отказаться от этого я просто не мог. Всё-таки наши камердинеры, Рони и Тейза, чтобы принести нам их перед тем, как нас увезли, истёрли себе руки в кровь.

На этот раз лишь я один отвечаю за то, чтобы Синяя Роза вернулась к Юдзио.

Ещё раз оглянувшись, я нашёл на поверхности льда знакомые ножны из белой кожи. Убрав чёрный меч на свою талию, я поместил Синюю Розу в упавшие ножны. Немного подумав, я повесил второй меч на правую часть своей талии, достигнув этим баланса.

Я сделал глубокий вдох и обернулся, обнаружив прямо перед собой Алису, которая, видимо, беззвучно подошла сюда. Она вытерла слёзы со своего левого глаза рукавом и заговорила несколько затупленным тоном, видно, чтобы скрыть своё смущение.

— …Единственные, кто способны держать два меча, это те ненормальные дворяне высшего класса, способные лишь играть на публику… но, как ни странно, тебе это идёт.

— Хм? Ох, точно…

Я не мог не показать кривой улыбки. Конечно, в SAO я жил как игрок-одиночка, обладающий способностью управляться с двумя мечами, но я так долго скрывал это ото всех, что слегка беспокоился, если кто-то смотрит на меня, держащего два меча.

Нет… всё не так… наверное, я испытывал некий страх перед другим мной, тем Кирито, что, используя два меча, завершил смертельную игру SAO… или же это было отвращение. Независимо от того, кто будет пытаться убедить меня, я с превеликим удовольствием передам эту роль кому-нибудь другому, если это всё повторится.

— …Но даже так, размахивать двумя мечами одновременно просто невозможно.

Алиса откровенно кивнула в знак согласия, а затем ещё добавила, пожав плечами.

— В конце концов, использование двух мечей помешает тебе использовать важные в бою секретные умения. Даже если не думать об этом, нет никакой выгоды в двух мечах. В любом случае… если меч оставлен здесь, то, думаю, Юдзио уже унесли к уважаемому Первосвященнику… Значит, нам надо поторопиться — варианты того, что она могла придумать, находятся вне человеческого воображения…

— …Ты раньше говорила с ней? Ты говорила с Администратором?

— Только однажды.

Выражение лица Алисы стало жёстче, и она кивнула на мой вопрос.

— Это было шесть лет назад…. когда я проснулась, у меня не было воспоминаний кроме того, что я ученик-рыцарь, тогда-то я и встретила уважаемого Первосвященника, «ту, что призвала меня» в качестве посланника богов в Мире Людей. Это была стройная и красивая женщина, которая, казалось, не сможет выдержать любого значительного веса, не говоря уже о мече… но её глаза…

Она продолжала говорить, обхватив себя двумя руками.

— Эти серебряные глаза были, как зеркала, отражая весь свет… Да, теперь я понимаю. Должно быть, меня сковал страх. Именно он заставил меня никогда не противостоять ей и доверять всем её словам, всё это было лишь сковывающее чувство страха… Теперь, я уверена в этом.

— Алиса…

Смотря на опустившееся лицо рыцаря, я испытывал лёгкое беспокойство.

Тем не менее, будто читая мои мысли, Алиса сделала глубокий вдох, а затем подняла голову и кивнула.

— Я в порядке. Я уже всё решила. Я буду делать то, что считаю правильным, ради моей маленькой сестрёнки, живущей на далёком севере… семья, которую я никогда не видела, а также остальные люди… Мастер знал про печать в наших правых глазах. Иными словами, тот, кто возглавил Рыцарей Всецелого, Беркули Синтез Один, не слепо верил в правила Церкви Аксиом. Спустившись сюда, мы не продвинулись в спасении твоего напарника, но я рада, что смогла встретиться с Мастером… Больше я не позволю своему сердцу дрогнуть.

Алиса слегка опустила свою талию и погладила окаменевшие щёки Беркули. Но это продолжалось лишь мгновение, она повернулась и твёрдой поступью пошла к тому месту, откуда мы пришли.

— Теперь, давай поспешим. До того, как мы придём к Первосвященнику, нас может встретить глава старейшин.

— Э-эй, а разве нормально оставлять командующего прямо так?

Оказавшись рядом с ней, я задал свой вопрос, на что Рыцарь Алиса ответила, случайно отразив своим левым глазом луч света.

— Всё было бы решено, если бы мы поймали главного старейшину Чуделкина и заставили бы его применить искусство освобождения… или же если бы мы убили его.

Мысль, что я бы не хотел, чтобы этот рыцарь вновь стал моим врагом, приходила мне в голову несколько раз, пока я шёл, терпя вес двух мечей.

Мы с Алисой остановились только на девяносто пятом этаже, «Точке Наблюдения за утренней звездой», пройдя при этом пять этажей, правда, идя при этом против силы тяжести.

В отличие от меня, пыхтящего из-за веса Синей Розы, что висела справа на моей талии, великий Рыцарь Всецелого не изменила своего спокойного выражения лица, хотя вряд ли в нашем снаряжении сейчас была большая разница в весе. Я мог прямо чувствовать холод от её белоснежной кожи и голубоватого глаза, наполненного решимостью, именно так она смотрела на лестницу на следующий этаж.

— …Пока ты отдыхаешь, послушай. Относительно использования оружия старейшины вряд ли отличаются от обычных жителей, но их приоритет в использовании священных умений превышает даже таковой у нас, Рыцарей Всецелого. Даже сейчас, когда воздух вокруг разряжен, они, скорее всего, будут использовать в качестве катализаторов кристаллы, что были собраны с роз, и с помощью них запустят в нас целый шквал искусств большой дальности.

— Для противников как они… будет правильно воспользоваться фактом внезапности, чтобы быстро сократить расстояние… ага.

Пока я запнулся, пыхтя и задыхаясь, Алиса слегка кивнула мне в ответ.

— Сейчас не время, чтобы решать, как мы будем сражаться. Будет конечно лучше, если нам удастся придти неожиданно, но на это нет никаких гарантий. Если внезапное нападение не получится, мне придётся защищаться от их священных искусств моим искусством полного контроля.

— …Значит, атаковать придётся мне одному…

Выказав некую напряжённость в связи с перспективой сражения с врагами магического типа, что я не любил, я увидел, как бровь Алисы дёрнулась, и она выдала мне свой саркастический подарок.

— Я не буду возражать, если пожелаешь поменять роли. Но в таком случае, мне придётся просить тебя защищаться от этих священных искусств.

— Да, точно, именно это я и сделаю.

Конечно, мой меч до сих пор восстанавливал свою Жизнь, и я вовсе не был уверен, что смогу применить искусство полного контроля. Если бы было возможно, я бы оставил это до боя с Первосвященником. Тем более, что мой особый навык, то копьё из теневого элемента, что возникало из Гигас Сидара, не доставало по эффективности «цветочный шторм» меча Алисы, хотя и могло изменить ход битвы.

Я кивнул в сторону, и Алиса мрачно заговорила.

— Если я буду в хорошем настроении, я могу использовать искусство врачевания, находясь сзади. Дерись, как берсерк, делай всё, что хочешь, но оставь главного старейшину Чуделкина в живых. Если я правильно помню, это должен быть маленький человек, одетый в красно-синий костюм шута.

— …Это… такой костюм пустит по ветру всё чувство собственного достоинства.

— Может быть и так, но не недооценивай его. Помимо этого страшного искусства «Deep Freeze» он должен иметь ещё множество быстрых и мощных умений… в конце концов, за исключением Первосвященника, у него больше всего возможностей относительно искусств среди всех в Церкви.

— Да, понятно. В квестах всегда именно те, кто выглядит наиболее невинно, доставляют больше всего проблем.

Мгновения хватило Алисе, чтобы осторожно отреагировать на мои слова и повернуть свой острый взгляд в сторону восходящей лестницы, сказав при этом с мощью в голосе: «Ну что?».

— …Давай, вперёд.

Пройдя по главной лестнице и стараясь при этом делать наши шаги настолько тихими, насколько это возможно сделать в спешке, мы увидели ждущий нас более светлый узкий проход, заканчивающийся чёрной дверью.

В ширину освещённый жуткими зелёными лампами проход был метра полтора, не больше. Он был настолько узкий, что двум людям придётся прижаться, идя друг другу навстречу. Дальше была аналогичная маленькая дверь. Я и Алиса едва могли пройти, не задев при этом её головой, а вот хорошо сложенному человеку, как Командующий Беркули, и вовсе пришлось бы наклоняться.

Это зрелище не предвещало ничего хорошего. Как правило, оплот самого сильного врага… короче, «последний данж» всегда выглядел экстравагантно; чем дальше и дальше их изучали, тем более кричащие декорации и мебель там были. И правда, все этажи, до предыдущего, «Пункта Наблюдения за утренней звездой» были не особо полны украшений и обильного использования пространства.

Так что же после таких изменений мы получим на самом верхнем этаже?

— …Это «Палата старейшин», о которой ты раньше говорила… ведь так?

— Думаю да, но… точно мы узнаем, только войдя.

Она вошла в коридор, убрав в сторону клок своих волос, как бы отмахиваясь так от всех сомнений.

Подумав, что там могут быть ловушки, установленные в узком пространстве, я инстинктивно попытался вытащить её назад, но тут же поменял решение и побежал за ней. Они бы не устанавливали ловушки так глубоко внутри Церкви Аксиом. А если ловушки и имелись, то выглядеть они должны как те миньоны на наружной стене.

Узкая дорожка метров в двадцать без проблем пропустила двух нарушителей, и мы достигли маленькой двери.

Обменявшись взглядами, мы оба кивнули, и я, выступая в роли первопроходца, потянул своей правой рукой за ручку двери. Дверь была не заперта… Ручка без сопротивления щёлкнула и начала плавно открываться, когда я потянул за неё.

Я отчётливо чувствовал, как слабый, холодный ветерок дул от этого бледного интерьера… как аналогия, то же самое запустение я чувствовал «в лабиринтах Айнкрада», когда открывал дверь в комнату босса, даже мурашки забегали по коже.

Тем не менее, сейчас я уже не мог поменяться с Алисой в авангарде. Я с силой потянул дверь и наклонился, заглядывая внутрь.

Узкая дорожка продолжалась и дальше, расширяясь в слабо освещённом пространстве. Казалось, вдалеке мерцал слабый фиолетовый свет, но понять, откуда он взялся, я не мог.

Именно сейчас, робко зайдя туда, до меня дошли странные звуки, похожие на проклятья. Остановившись, я навострил уши. Это был голос не одного человека. Там было несколько десятков человек, бормочущих все вместе. Алиса прошептала мне: «Это священные искусства», и я, затаив дыхание, согласился с ней.

Я ожидал залпа атак в нашу сторону, но, похоже, это был не тот случай. Во всех фрагментах команд, что я слышал, отсутствовало главное для наступательных искусств слов «сгенерировать».

Я склонил голову, размышляя, что же это может быть за искусство, но Алиса шёпотом подозвала меня.

— Давай поспешим, если старейшины бросят какое-нибудь искусство, не связанное с нами, это пойдёт нам на руку. Мы даже сможем подойти на расстояние удара, если проскользнём в темноте ближе к этим голосам.

— …Да, это так. Как мы и планировали, я пойду первым. Ты стой у меня за спиной.

Прошептав за спину, я медленно извлёк свой чёрный меч из ножен слева от моей талии. Я и правда понимал, что Синяя Роза может быть обузой в бою, но я просто не мог оставить её в таком месте. Убедившись, что и Алиса вытащила свою Душистую Оливу, я снова пошёл вперёд.

Скрывшись в тени, я заметил, что холодный воздух был смешан с непонятным неприятным зловонием. Оно отличалось от звериного зловония или крови, это было что-то, похожее на запах гниющей еды. Пожав плечами, я прижался к стене, заглядывая в тусклое место, известное как «Палата Старейшин».

Тут было просторно… или даже очень высоко.

Пол был круглый, диаметром метров в двадцать. Извилистые стены растягивались высоко вверх этажа на три, а потолок был скрыт тьмой. С точки зрения структуры всё очень походило на Великую Библиотеку, где жила Кардинал.

Вокруг не было никаких ламп… единственным источником света были слабые фиолетовые огни на стенах вокруг. Кроме того, равномерно были расставлены круглые объекты, но понять, что это было, я не мог.

Совсем рядом с нами появился новый свет. Прямоугольный объект, мерцающий фиолетовым цветом… «Окно Стасии». А те сферы дальше…

Головы людей.

Так вот что за круглые объекты выстроились в круг в этом зале.

— …От-отрубленные головы?..

У меня вырвался хриплый крик, а Алиса за спиной слева от меня испустила максимально тихий шёпот.

— Нет, кажется они соединены с органами, но… кажется, они растут прямо из стены…

Я отчаянно сосредоточился на её словах. Конечно, шея и плечи были ниже головы, но большего я увидеть не мог. В конце концов, их тела были аккуратно положены в прямоугольные коробки, установленные на стене.

Судя по скудным размерам коробок, их конечности, наверное, были согнуты внутрь. Я едва мог представить такую среду удобной, но похоже, что упакованные люди совершенно не осознавали ситуацию, в которой они были. В конце концов, их лица, торчащие из ящиков, совершенно не выражали эмоций.

У них вообще не было волос на голове, не было даже бровей… лишь два стеклянных глазных яблока на бледном лице, туманно смотрящие на окна Стасии, плавающие перед ними. Минуту плавные линии текста отображались в окнах, а затем была пауза, во время которой люди в коробке начинали монотонно двигать своими бесцветными губами.

— System call… display rebelling index…

Всё моё тело застыло, когда я услышал этот неподходящий живым существам голос.

— Они… Они… что ли?!.

— Ты знаешь о них?!

Алиса быстро ответила на мой стон. Взглянув на рыцаря, я слегка кивнул.

— Да… Два дня назад, когда я боролся против Райоса и Умбела в Академии Мастеров Меча, в углу комнаты появилось подобие окна. Белое лицо, что посмотрело на меня и Юдзио тогда… это определённо были эти парни…

Алиса переводила слух то к голосам людей из коробки, то ко мне, а потом угрюмо сказала.

— Искусства, что они скандируют… Я не помню о нём, но вроде бы они делят Мир Людей на мелкие части и отображают некоторое значение. Тем не менее, я даже не представляю, что это значит.

— Значение…

Как только я повторил это слово, в моей голове вспыхнул голос.

…В числе скрытых грехов был тот, что назывался «Коэффициент Греха».

…Администратор быстро поняла, что изменение этого коэффициента можно использовать, чтобы находить людей, скептически относящихся к установленному ею Индексу Табу…

Молодой Мудрец из Великой Библиотеки, Кардинал, сказала мне об этом. Сомневаться больше не стоило. Священные слова «Индекс протеста», что они говорили, должны были указывать на коэффициент правонарушения[7], о котором говорила Кардинал. Это значит, что сейчас десятки людей в этих коробах проверяют каждого человека на уровень правонарушений.

Если они обнаружат аномальное значение, то люди в коробке заглянут в это место и определят человека, нарушившего табу, а позже сообщат об этом. И если о нём сообщат, то Рыцарям Всецелого будет дан приказ арестовать преступника. Это уже случалось, когда Алису или Юдзио и меня увозили в Собор…

Я беззвучно, удивлённо стоял, а в это время рядом раздался гудок или, скорее, писк. И я, и Алиса сразу инстинктивно схватились за свои мечи, но, судя по всему, нас не обнаружили. Как никак, человек в коробке, что только что издал этот звук, сейчас смотрел вверх, а не вниз.

Раньше я этого не видел, но над их головами стояло что-то вроде крана. Все люди из коробок сейчас открыли рты, и неожиданно из кранов потекла липкая, коричневая жидкость. Они механически ловили её и пили. Часть жидкости выливалась из их ртов и пачкала их шеи и коробки. Видимо, вот откуда была такая гнилая вонь.

Гудок снова зазвонил, и подача жидкой пищи прекратилась. Люди в коробках вернули головы на место и продолжили произносить команды. System call… system call…

… Я не могу позволить им и дальше так обрабатывать людей.

Нет, я не могу позволить творить такие ужасы даже с коровой или овцой.

Я скрежетал зубами, сдерживая своё возмущение, вылезающее из глубины, Алиса тоже заговорила напряжённым голосом.

— И это… должно быть, Старейшины Церкви Аксиом, управляющие Миром Людей?

Я повернулся и увидел Рыцаря Всецелого, вопящего в пространство, синий глаз которой пылал светом. Пока она не упомянула, это не приходило на ум, но это не что иное, как умозаключение. Эти десятки людей в коробках были не кто иной, как старейшины, высшие государственные служащие Церкви Аксиом.

— И тем, кто в ответе за это неприглядное зрелище, тоже была… Первосвященник?

— Да… скорее всего.

Я слегка кивнул на слова Алисы.

— Это должны были быть люди с превосходными навыками в священных искусствах, пусть и с плохим боевым потенциалом, и их похитили из Мира Людей, запечатали их эмоции и чувства, сделав при этом обычными приборами для наблюдения под названием "старейшины"…

Да, они были не более чем инструментами. Инструменты для поддержания идеального мира… или, возможно, застоя всего человеческого мира и правления Церкви Аксиом. Убогость этих старейшин затмила даже Рыцарей Всецелого, у которых похитили так дорогие им воспоминания. Власть Администратора сотни лет держалась на спинах этих жертв.

Лицо Алисы медленно опустилось и скрылось за золотыми волосами.

— …Я не могу простить её.

Возможно, испуская ярость своего хозяина, Душистая Олива, зажатая в правой руке Алисы, начала слегка звенеть.

— Независимо от того, какое преступление они совершили, они всё ещё остаются людьми. Чтобы... лишить их интеллекта и эмоций, не останавливаясь только на памяти, как с рыцарями, закрывая их в небольшой коробке и кормя их, как скот… нет в этом ни чести, ни справедливости.

Алиса смело подняла лицо, краткий миг её откровений закончился, и она без остановки пошла в зал. Я же в панике побежал за ней.

Взгляд старейшин так и остался на окнах Стасии, несмотря на появление сверкающей красивой Женщины-Рыцаря, красоту которой можно было разглядеть даже в полумраке. Алиса двинулась левее и остановилась около одной из коробок. Я же посмотрел на лицо старца прямо позади.

Я не мог сказать ни его примерный возраст, ни даже пол. Все его человеческие качества были украдены после бесконечных месяцев в этом зале без света, нет, в тюрьме?

Алиса плавно подняла Душистую Оливу в её правой руке. Я думал, она хочет сломать окно, но его золотой конец упёрся туда, где должно находиться сердце старца. Проглотив вдох, я тихо сказал.

— Алиса!..

— Разве ты сам не веришь, что разорвать жизнь ЭТОГО… было бы милосердно?

Я не мог сходу ответить на этот вопрос.

Даже если я смогу вернуть их «фрагмент памяти»… даже если ещё хоть один остался, они уже не смогут вернуться к жизни до… флактлайт старейшин был сломан, и починить его было невозможно, я не смогу помочь им.

Однако Кардинал или Администратор, может, ещё могут предоставить хоть какую-то надежду, по крайней мере, это лучше, чем смерть. Подумав так, я решил положить руку на золотой эполет Алисы и удержать её.

Тем не менее, странный шум разнёсся эхом по залу и заморозил движения как Алисы, так и мои.

— Ааа…ааа!..

Это был пронзительный визг человека.

— Ааа, никоим образом, ааа, это такая трата, о Первосвященник, ааа, вы не должны, ааа, оо!

Алиса и я переглянулись, не совсем понимая смысл этого списка междометий.

Я никогда не слышал такого голоса. Казалось, голос не принадлежал молодому человеку, но я сомневаюсь, что это был кто-то пожилой. В чём я сейчас был уверен, хозяин этого голоса был крайне взволнован и даже потерял здравый смысл.

Как будто её ярость окатили холодной водой, Алиса отдёрнула лезвие и указала им в сторону голоса. Я тоже обратил свой взгляд туда.

Там, в большом, цилиндрическом зале был широко открытый проход, как тот, в который зашли мы. Пронзительный голос периодически издавался именно оттуда.

— …

Казалось, указывая мечом на проход, Алиса подразумевала, что надо двигаться туда. Я ответил ей кивком, и мы начали идти, приглушив шаги.

В зале не было никакой мебели или столбов, за которыми можно было бы скрыться, так что требовалось немного мужества, чтобы пройти прямо по середине комнаты, но так как глаза десятка людей не смотрели на нас, было видно, что жидкая еда из крана была единственным, что существовало в их мире. Узнав всё это, я не мог не жалеть тюремщика или девочку, что отвечала за лифт, но говорить, что судьба старейшин была трагична, значит, ничего не сказать.

В то же время, я мог только предполагать, зачем этот человек так громко орал рядом с таким местом. По крайней мере я был уверен, что это был не союзник.

Алиса, видимо, думала так же, на её бледном профиле сейчас горело яркое выражение гнева, какой я видел ранее. Пройдя по прямой через зал, Алиса заглянула во внутренний проход. Я шёл прямо за ней и тоже осмотрелся.

После прохода, что был настолько же узок, как и дверь, была комната, размеры которой были, конечно, меньше, чем зала. Хотя пространства там было и немного, всё было хорошо освещено, позволяя, тем самым, без проблем рассмотреть весь интерьер.

Первая моя мысль была такой, что это весьма странная комната.

Вся мебель внутри сияла грубым золотым цветом. Крупные вещи, как ящики, кровать или небольшой круглый столик для хранения вещей, всё ослепительно сверкало, настолько сильно отражая свет, что даже с такого расстояния он резал глаза.

И то, что было навалено на этой золотой мебели, было бесчисленным количеством игрушек всех типов, и больших, и маленьких.

Большинство из них были мягкими игрушками ярких цветов. Человеческие куклы с кнопками вместо глаз и с пряжей для волос, животные, как собаки, кошки, лошади и крупный рогатый скот, даже несколько неизвестных мне монстров… они валялись тут и там, а зачастую были просто свалены в кучу. Были тут и строительные кирпичики, и деревянные лошади, музыкальные инструменты. Всё выглядело так, будто сюда переехал магазин игрушек из пятого района Центории.

И владелец этого голоса сидел к нам спиной, наполовину укрытый этим всем.

— Хооооо! Хооооооо!

Существо, раз за разом бросающее восклицания, можно было назвать что ни на есть странным.

Круглый. Круглая голова прямо на вершине круглого туловища, как у снеговика. Но этот не был белым, на нём был шутовской наряд, красный справа и синий слева. Рукава, как две разноцветные вертикальные полоски, охватывали его короткие руки, и от всего этого казалось, что могут заболеть глаза, если долго на это смотреть.

Круглая голова была совершенно лысая, как и у старейшин позади, правда, в отличие от них, имела глянцевый оттенок. Шляпа того же хамского золотого цвета лежала рядом с ним.

Я придвинул свой рот к уху стоящей впереди Алисы и спросил так тихо, как мог.

— Это Главный Старейшина?..

— Да, это Чуделкин.

Ответ рыцаря был крайне тих, но при этом в нём чувствовалось отвращение. Я снова посмотрел на спину, покрытую шутовским костюмом.

Если он и есть Главный Старейшина, то он должен быть равен по мощи Командующему Беркули, как никак, среди всех в Церкви Аксиом он был самым высокоранговым по применению священных искусств. Но даже так, на его спине как будто было написано слово «беззащитный». Будто весь его ум переключился на то, что он вертел в своих руках.

Из-за его большого тела мне было плохо видно этот предмет, что притягивал взгляд Чуделкина, но, казалось, это был большой стеклянный шар. И каждый раз, как там менялся цвет, его короткие ножки дрыгались, а сам он говорил «ааа» или «хааа» с «хооо».

Полагаю, такого напряжения перед великой битвой, что я чувствовал перед боем с Деусолбертом или Фанацио, не было, но как я должен был справляться с этой ситуацией? Пока я изо всех сил пытался что-то придумать, видимо, уже не способная ждать и не желающая отступать Алиса, сделала свой ход. Она сделала добротный рывок и даже не попыталась скрыть топот своих башмаков.

Тем не менее, ей потребовалось всего пять движений. К тому моменту, как я только пытался нагнать золотой вихрь, ворвавшийся в комнату, она уже жёстко схватила воротник шутовского набора Чуделкина и поднимала его, пытаясь развернуть.

— Хоооаааа?!

Алиса энергично тянула этот шар, утопленный в мягкие игрушки, и истерично кричащий высоким голосом. Наконец, пройдя через середину комнаты, я догнал её. Конечно же, я осматривался в поисках Юдзио, которого Чуделкин утащил из бани, но найти его здесь я не мог. Когда я вновь уныло взглянул на середину комнаты, мой взгляд приковал к себе стеклянный шар Чуделкина.

Световой водоворот внутри шара был размером пятьдесят сантиметров, но при этом показывал объёмное изображение. Неряшливая девушка, сидящая со сложенными ногами на вершине роскошной простыни. Её лицо было скрыто от глаз серебряными волосами, но на её теле совершенно не было одежды.

И вот, когда я понял, что это и было причиной визга Чуделкина, и моё удовольствие иссякло, я увидел там ещё одну присевшую фигуру. Я наклонил голову, чтобы разглядеть всё лучше, но, видимо, так как искусство было прекращено, изображение мелькнуло и исчезло в белой пелене.

Алиса же напротив с самого начала не проявляла интерес к изображению и, тыча кончиком меча в рот шута, говорила.

— Как только ты попробуешь прочитать искусство, я под корень вырежу твой язык.

Маленький человек сразу закрыл свой рот, хотя до этого бессердечного предупреждения и пытался что-то выкрикнуть.

Если судить по фундаментальному закону Underworld’a, где перед каждой командой должны стоять «System call», стоя в такой позе, оппонент уже терял все свои преимущества. Я не стал смотреть на его руки, переместив взгляд на лицо Главного Старейшины Чуделкина.

Непостижимо… никогда не видел никого, кто бы лучше подходил под это слово. Ярко-красные губы занимали нижнюю часть его идеально круглого лица, выше торчал поросячий нос, а его глаза и дуга бровей напоминали улыбку.

Тем не менее, эти маленькие, узенькие глаза сейчас были так открыты, как это было возможно, а чёрные зрачки дрожали, смотря на Алису.

Он поджал свои толстые губы, став похожим на трубу, но вскоре голос, имеющий нечто общее со скрипом ржавого металла, вырвался из него.

— Ты… номер тридцать… почему ты в таком местеее? Ты должна была вывалиться из башни вместе с одним из предателейййй.

— Не называй меня по номеру! Меня зовут Алиса! Больше я не тридцатая.

Жирное лицо Чуделкина билось в конвульсиях из-за кусающего ответа Алисы, тут-то он впервые и взглянул на меня. Его два глаза-полумесяца открылись, и из его горла выплеснулись тяжёлые вздохи.

— Тыыы, но почему? Трид… Рыцарь Алиса, почему бы тебе прямо сейчас не зарезать егоооо?! Он взбунтовался против Церкви… разве я не говорил, что он пешка Тёмной территорииииии!

— Без сомнений, он бунтарь. Но он не сражается за Тёмную территорию. Так же, как и я сейчас.

— Что…Что….

Короткие ноги Чуделкина хлопали, будто они сейчас были одними из игрушек, каких здесь было много.

— Ииии ты планируешь предать Церковь, хаааа, хреновое решение для рыцаряяяяяя!

Хотя перед ним больше не было меча, его белоснежное лицо было в мгновение окрашено ярко-красным, а его рык, разошедшийся по комнате, был ещё более визглив, чем прежде.

— Вы, Рыцари Всецелого, бесполезны, прямо как сейчассссс! И вы лишь куклыыыы! Лишь куклы, что должны подчиняться моим командаммм!!! Как ты могла так поступить с Её Высокопреосвещенствоммм?! Как ты могла предать первосвященника Администраторааа?!

Отвернув голову, чтобы избежать слюней, Алиса холодно, презрительно ответила, даже не дёрнув бровью.

— Разве это не Церковь Аксиом превратила нас в кукол? Как никак, они запечатали нашу память и насильно привили лояльность, заставляя поверить в обман, будто мы рыцари, сошедшие на землю с небес.

— Чт…

Лицо Чуделкина вмиг снова побледнело, его рот то открывался, то закрывался.

— Откуда ты знаешь про…

— Кажется, даже несмотря на печать, какие-то воспоминания всё же остаются, пусть и слабые, но они есть. Когда я зашла в соседнюю палату старейшин, на мгновение, я увидела эту сцену… маленькая испуганная девочка, связанная в середине этого зала, и многие искусства, что в течение трёх дней и трёх ночей применялись на ней, испытывая её сердце. То есть, этот Ритуал Синтеза… Когда я была ещё маленькой, мои горячие слёзы отчаяния уже раз оросили этот каменный пол.

Несмотря на то, что Алиса пыталась сдерживаться, на Чуделкина, лицо которого было то красным, то белым, её слова оказали эффект, подобный удару стальным клинком.

Но в итоге Чуделкин, единственный из всей палаты старейшин, кто не потерял собственное самосознание, лишь показал широкую улыбку.

— Да… всё так, как ты и сказала. А ты знаешь, я до сих пор помню это, будто это произошло вчера? Молодая и незапятнанная, ты была так прекрасна, пока плакала и продолжала умолять… «Пожалуйста, не заставляйте меня забыть… не заставляйте меня забыть о тех, кто мне дорог…». Хохохо.

Глядя, как Чуделкин пытается подражать тону девушки омерзительным фальцетом, глаз Алисы наполнился свечением, похожим на вспыхивающее пламя. Но Чуделкин продолжал свой безвкусный, провокационный монолог.

— Охо, охоо, конечно, я помню! Удовольствие от этого зрелища до сих пор способно согревать меня по ночам! После того, как тебя привезли сюда из какого-то дерьмового места, ты два года была послушницей. Ты была таким негодником, умудрялась найти лазейку в ежедневном расписании и осмотреть достопримечательности летнего фестиваля Центории, и по прежнему надеялась когда-нибудь вернуться домой, и от этого училась всё более и более упорнооо! Но теперь-то ты видишь, что всё это ерунда! Сразу после того, как удалось увеличить твой потенциал в священных искусствах, произошёл принудительный синтез! Твоё заплаканное лицо было настолько прекрасно, как только ты узнала, что не вернёшься домой… я даже подумывал над тем, чтобы превратить тебя в камень и поставить у себя, как украшение, на веки вечныеее! Хо, хо, хо!

Услышав порочные слова Чуделкина, я не мог остановить свою дрожащую правую руку, что сжимала меч. Алиса снова заскрипела зубами, но сейчас она, не теряя самообладания, ставила слова Чуделкина под вопрос.

— В твоих словах было что-то странное. Принудительный синтез? Не значит ли это, что есть те, кто прошёл синтез добровольно?

Главный старейшина сузил глаза и слегка рассмеялся.

— Хо-хо, а у тебя хороший слух. А ты не знала? Шесть лет назад ты так упорно отказывалась произносить священное искусство для обычного синтеза. «Мой Священный долг ждёт меня в моей деревне, так что у меня нет необходимости выслушивать ваши приказы»! И так далее. Ты говорила это с таким презрением.

Было очень похоже на слова маленькой Алисы… хотя я даже не видел её в таком возрасте. Возможно, подумав также, главный старейшина сплюнул и показал своим ртом раздражение.

— Если вспомнить, ты была таким хреновым щенком. Я даже подумывал просить Её Высокопреосвященство, Первосвященника, выбросить тебя, но удача не подвернулась мне до того, как подготовка к ритуалу не была закончена, понялаааа? Таким образом, у меня не оставалось иного выхода, кроме как вывести всех автоматических старейшин из их нормального состояния и с их помощью сломать все те границы, что защищали тебя, что были ТАК ДОРОГИ ДЛЯ ТЕБЯ. Ну, смотреть на это шоу было и правда весело! Хо-хи, хо-хо!

Его пронзительный смех остановился только тогда, когда наконечник Душистой Оливы остановился в сантиметре от него. Однако на его губах и в глазах до сих пор сияла эта улыбка.

Слова из бойкой речи Чуделкина были полны ценной информации. Я бы хотел расспросить его о многом, если, конечно, Алиса выдержит, но пока что про это можно забыть. Почему этот шут так открыто говорил о важных секретах Церкви? Если он хочет выжить, то должен был меньше провоцировать её, да и не казалось, что он ждал шанса для контратаки.

Все мои мысли выразились в молчании… как будто меня он даже не видел, он продолжал говорить про события прошлого.

— Первая фаза принудительного синтеза была завершена и, не без гордости замечу, что тем, кто доставил тебя Её Преосвященству, Первосвященнику, был не кто иной, как я. К сожалению, я не мог наблюдать за тем, что случилось дальше, но в итоге ритуал был завершён, и ты проснулась, думая о себе, как о Рыцаре Всецелого, посланнике богов из Небесного Мира. Так же, как и остальные рыцари. Я чуть живот не разорвал, смеясь над вами, тупыми Рыцарями, так и продолжавшими верить в Небесный Мир…

Я заметил, что пока он висел и говорил без остановки, его глаза начали покачиваться. Как будто он чего-то ждал. Другими словами, цель его длинной истории — это выиграть время и подольше подержать нас в этом зале?..

Я пытался сказать об этом Алисе, но Рыцарь начала говорить раньше. Её голос был прохладнее воздуха, заполнившего большую баню, и сейчас он расходился по золотой комнате.

— Главный Старейшина Чуделкин, я думала, что вы, возможно, бедный шут, что провёл свою жизнь, играя с первосвященником Администратором… жертва, как и Рыцари Всецелого. Но даже если так и есть, вы всё равно получали некую долю удовольствия от своего положения. Думаю, вы ни о чём не сожалеете. А эти истории начинают надоедать.

Кончик Душистой Оливы сместился и прижался к середине полосы на его шутовском наряде… прямо напротив сердца. Сверкающий материал слегка сопротивлялся, но совершенно незначительно.

Чуделкин должен сейчас выдать новую информацию, ведь его целью было выиграть время. Может даже, он скажет о Юдзио.

Через секунду мои прогнозы рассыпались в пыль.

Золотое лезвие врезалось глубоко в его грудь, а он так и молчал с открытым ртом. Его узкие глаза расширились, и его сине-красный шутовской костюм надулся, словно это был пузырь. Возможно, чтобы избежать фонтана крови, Алиса отвернулась… и вот тогда.

Баааан! Прозвучал этот громкий звук, и круглое тело Чуделкина полетело, словно воздушный шарик. А малиновый поток, окрасивший броню Алисы… нет…

— Что…

— Эээ?!.

И я, и Алиса удивлённо закричали. Тем, что начало выходить, была не жидкость, а ярко-красный газ. Он быстро разошёлся по всей комнате, окутав все игрушки.

В Айнкраде были монстры с подобным особым умением. Когда их кожа распухала, было достаточно одного удара каким-либо предметом, чтобы она взорвалась и выбросила в воздух множество дыма, в то время как они сами благополучно сбегали.

SAO v13 14

Освежив свои воспоминания, я инстинктивно взмахнул мечом, параллельно замечая проворную, тонкую тень, в углу моего обзора. Я чувствовал некое сопротивление, хотя всё, что вывалилось из дыма на мои ноги, была та золотая шляпа.

Я шагнул вперёд, но выглядящий ядовитым газ, попав мне в горло, вызвал приступ кашля.

— Чуделкин!..

Алиса закричала и, прикрыв рот левой рукой, рванулась в погоню за тенью. Чуделкин бежал не к двери в палату старейшин, а вглубь комнаты. Думая о том, что там не должно быть выхода, я затаил дыхание и также бросился вперёд, держась ниже.

Однако тем, что мы увидели за дымовой завесой, были большие золотые ящики, двинувшиеся вправо и мешающие нам догнать его. Мы увидели тень его круглой головы на весьма стройном теле и такими же конечностями, ловко убегающую от нас.

— Хохии! Хохи-хи-хи-хи!

Я продолжал кашлять, когда громкий смех ударил меня по ушам.

— Искусства нужны не только для выступлений. Дураки! Дуракиии!!! Идите за мной, и в следующий раз я выложусь на полнуюююю, хо хо хо!

Мы слышали смех, который, казалось, издавала сломанная игрушка, и его быстрые, короткие шаги.

Глава 4

Я и Алиса остановились секунд на пять.

Переглянувшись, я взял инициативу на себя и погрузился в узкий проход. К счастью, в том красном паре, что я немного вдохнул, вроде бы не было яда… хотя это предположение было основано на той мысли, что у Чуделкина не получились бы слишком хорошо все его манёвры, имея он яд в своей одежде… и в скором времени кашель прекратился.

Скрытый проход был сделан под Чуделкина, так что, не пригибаясь, мы то и дело ударялись бы головой о потолок. Временами я слышал звуки царапающихся о стены наплечников Алисы. Аналогично и я, продолжая бежать в низкой позе, ударял ножны Синей Розы справа на моём поясе о стены.

Вскоре перед нами появились уходящие вверх ступеньки, и мы остановились, зайдя на них только после того, как удостоверились в отсутствии ловушек. Звуки шагов Чуделкина уже исчезли, и ничего, кроме холодного воздуха, уже не сопровождало нас на этой мрачной дороге.

Лестница была куда больше, чем мы ожидали, занимая в целом три этажа собора. Исходя из высоты потолка, я предположил, что Палата Старейшин, где были те, кого Чуделкин назвал «автоматические старейшины», размещалась на этажах с девяносто шестого по девяносто восьмой, так что в конце этой лестницы нас должен ждать девяносто девятый этаж.

Сражение против Церкви Аксиом, что началось с подземной тюрьмы… и двухлетнего путешествия Юдзио и меня от деревни Рулид, закончится через два этажа. Сейчас моего друга не было со мной, но у меня должно получиться воссоединиться с ним в комнате Первосвященника, если слова Командующего Беркули всё-таки окажутся правдой. Я верну ему Синюю Розу, и мы втроём, вместе с Алисой, победим Чуделкина и Первосвященника. А после этого…

Я слегка покачал головой и сосредоточился на слабом освещении в конце лестницы. У меня ещё будет время, чтобы подумать о том, что будет после. Теперь настало время сосредоточиться на финальной битве.

И вот, пока сосредоточенный на ускользающем прошлом и будущем я возвращался к настоящему, я услышал пронзительный голос Главного Старейшины прямо перед нами.

— System caaaaall! Generaaaate…

Начало искусства элементов. Я насторожился как мог, но останавливаться на достигнутом мы не могли. Свет впереди мгновенно исчез.

— …Мы почти в конце лестницы!

Я коротко ответил, на что Алиса закричала, предупреждая меня.

— Не забывай про возможную ловушку из священных искусств.

— Понял!

Кивнув, я приготовил свой чёрный меч и побежал. Магия в этом мире как раз подходила для внезапных атак, так как можно заранее подготовить элементы и поддерживать их. При генерации и изменении формы теплового элемента его можно использовать как огнестрельное оружие против врагов, находящихся в пределе видимости.

Однако при этом его огневая мощь зависит только от количества созданных элементов. Один элемент будет равен по мощи другому, не важно, создавал ли один только начавший изучать священные искусства ученик, а второй — высокопоставленный маг, изучавший искусства длительное время. С надлежащей подготовкой можно было манипулировать множеством элементов, но для каждого нужен был палец для управления, так что больше десяти создать было невозможно. Мой чёрный меч с его возможностью поглощать энергию мог даже выдержать и защитить меня от атак десяти тепловых или криогенных элементов.

Если Чуделкин стремился к внезапной атаке, то безопаснее будет уйти с лестницы, нежели подставлять самого себя. Решив так, я ускорился и помчался через оставшиеся метры, а в конце ещё и подпрыгнул.

Тем не менее, ни воды, ни огненного ливня не последовало. Повернувшись и осмотревшись вокруг себя, я понял, что ни Чуделкина, ни кого-либо ещё тут не было. Опустившись коленом на мраморный пол, я навострил слух. Всё, что я слышал, было шагами Алисы у меня за спиной.

Алиса показалась только тогда, когда я уже встал. Рыцарь, как и я, осмотрелась вокруг и, нахмурившись, сказала.

— Мне казалось, я слышала команду, но тут никого нет, это… Похоже, Чуделкин отказался от внезапной атаки и побежал выше… на сотый этаж?..

Проследовав за взглядом Алисы на потолок, я пробормотал.

— Но ведь дальше только комната Первосвященника? Даже статус главного старейшины не позволит ему войти туда без разрешения, или я не прав?

— Сомневаюсь, что может, но… давай начнём с лестницы дотуда?

Я ещё раз осмотрел круглую комнату, что была, судя по всему, девяносто девятым этажом.

Просторно. В диаметр она была всего метров тридцать. Пол, потолок и стены были из уже привычного мне мрамора, удивляло только малое количество декоративных деталей. На стенах были только большие лампы, да и из них горело сейчас около четырёх, так что в комнате было весьма тускло. Хотя это имело свой смысл, ведь комната была вся чисто белая, и если бы свет здесь горел на полную, то он бы просто напросто слепил нас.

Лестница, по которой мы попали сюда из комнаты Чуделкина, здесь просто выходила из пола вровень со стеной. Также тут была мраморная дверь, видимо, если её закрыть, то она встанет совершенно идеально вровень с полом.

Тогда, возможно, дверь, скрывающая лестницу, находится где-то в потолке. Я пытался найти подобие шнуров или ручек, но ничего подобного не было. Думаю, я даже был готов ударить потолок, используя навык мечника… но когда я уже схватил рукоять меча правой рукой.

— …Я уже была в этой комнате…

Неожиданно пробормотала Алиса. Обернувшись, я увидел слегка приоткрытый синий левый глаз рыцаря.

— О чём ты?

— ...Я знаю эту комнату. Это… здесь я проснулась, как Ученик-Рыцарь Всецелого, шесть лет назад….

— Эээ… Ты уверена?

— Да… Все светильники горели… вся комната сияла ослепительным светом… Уважаемая Первосвященник стояла посередине и говорила с лежащей мной. «Пробудись, дитя богов»… так она сказала…

Алиса, кажется, поняла, что и её речь приобрела почтительный тон. Изобразив небольшую гримасу, она с ещё большей силой продолжила.

— ...Уважаемый Первосвященник дала мне новые ложные воспоминания взамен потерянным и новую миссию, быть Рыцарем, поручив меня Мастеру… Командиру Рыцарей Беркули. Здесь где-то в полу была выемка, что похожа на подъёмный диск на средних этажах, доставивший нас на девяносто пятый этаж. Больше я здесь никогда не была.

— Выемка в полу?..

Наклонив голову, я потопал по мраморному полу подошвой ботинок. Чувствовал при этом я только твёрдость толстого камня. Было бы глупо сейчас искать скрытый лифт в этой огромной комнате, всё-таки, идти вниз нам совершенно не требовалось.

— Алиса, ты не помнишь, как Администратор тогда вернулась в свою комнату?

Рыцарь задумалась над моим вопросом, приставив палец левой руки к губам.

— Думаю… что перед тем, как подъёмный диск унёс меня и Мастера под пол… уважаемый Первосвященник смотрела в потолок… и сверху тоже пришёл небольшой подъёмный диск…

— Вот оно что!

Закричав, я снова стал смотреть на чисто-белый потолок. Вместо того чтобы искать там дверь, я искал там скрытый лифт. Тем не менее, даже переключившись на новую цель, я не мог найти ничего подобного. Там должно быть что-то, не похожее на лифт между пятидесятым и восьмидесятым этажами, должен быть какой-то механизм, автоматически поднимающийся и опускающийся. И это что-то…

— Ааа… может быть, команда главного старейшины была…

У Алисы уже был ответ на мои бормотания.

— Это было не наступательное искусство для внезапной атаки, а чтобы двигать подъёмный диск?.. В таком случае, Кирито, сможешь вспомнить, что Чуделкин сказал после «generate»?

— Эттоооо…

Чувствуя, что ответ «Я не слышал» не прокатит, я отчаянно пытался переиграть услышанное несколько секунд назад. Если я правильно помню, то после команды создания его писклявый голос произнёс…

— Lu…lu... чего-то там...

Алиса одарила меня холодным взглядом, я же пытался вспомнить оставшуюся часть.

— Этого достаточно. Единственное, начинающееся на «lu», это световой элемент.

Не одарив меня более вниманием после моего согласного кивка, Алиса убрала обнажённый меч в её правой руке в ножны и подняла все свои десять гибких пальцев к потолку.

— System call! Generate luminous element!

Удивительно, но количество световых элементов, созданных ею, было равно теоретическому пределу, десяти. Алиса держала белые точки света на кончиках пальцев. Световые элементы бесшумно ударили в различные точки на потолке. Что пришло мне в голову, так это то, что один выпустил куда большее сияние… а в потолке появился круг диаметром около метра. Находился он не на потолке, а ближе к стене.

Я подошёл к Алисе, которая сейчас уже опустила руки, и стал осторожно следить за этим явлением. Круг света сразу потускнел, но не исчез полностью, и в конце концов его граница стала плавно опускаться из мраморного потолка. Лист толщиной боле пятидесяти сантиметров должен был быть очень тяжёлым, но он двигался без какого-либо намёка на это. Судя по всему, световой элемент нужен был только, чтобы вызвать его, а двигался он, используя что-то ещё. Правда, как его сделали, догадаться я не мог. Это шло как бы параллельно тем чудесам, что мудрец Кардинал показала нам в Великой Библиотеке… нет, именно так и должно было быть. То, что этот лифт работал, это лишь проявление малой части непостижимой силы первосвященника Администратора.

Лифт…. Или подъёмный диск, как его назвала Алиса, едва тряхнуло, и он приземлился на пол. Сверху он представлял собой не голый мрамор, он был покрыт ярко-красным ковром, что слегка поблёскивал из-за голубовато-белого света, что лился из отверстия в потолке.

Теперь путь на высший этаж Центрального собора был открыт.

Величайшая и в то же время последняя битва, наконец, начнётся, когда Алиса и я вступим на этот подъёмный диск и прибудем на сотый этаж.

Первоначально наш план был в том, чтобы ударить спящего Администратора нашим секретным оружием, тем кинжалом, оставив остальное Кардиналу. Тем не менее, Чуделкин уже убежал на сотый этаж, а это значит, что Первосвященник должна была уже проснуться, да и вообще, свой кинжал я уже использовал для спасения Заместителя Командира Рыцарей Фанацио.

Хотя, к счастью, если, конечно, можно так говорить, Рыцарь Алиса согласилась вернуться к личности первоначальной Алисы. Следовательно, необходимости в кинжале Юдзио, целью которого была именно Алиса, больше не было. Мы сначала спасём Юдзио, которого доставили на сотый этаж и, скорее всего, заморозили, а затем ударим ещё не усилившую бдительность Администратора кинжалом. Вероятно, любая другая стратегия в нашем случае будет изначально провальной.

Оказалось, параллельно со мной и Алиса собралась с духом.

Мы обменялись взглядами и произнесли.

— ...Вперёд.

— Давай выдвигаться.

Именно так, Рыцарь Всецелого Алиса Синтез Тридцать и я, эксперт по мечам Кирито, сделали шаг к подъёмному диску, что находился в пятнадцати метрах от нас.

Один шаг, два, три… что-то произошло.

Бледно-голубой, вероятно, лунный свет, что лился из отверстия в потолке, резко потемнел.

Яркие лучи светили мне в глаза, пока я стоял на месте и смотрел на отверстие. Это был лунный свет, отражающийся от элегантной металлической брони. Длинная мантия того, кто с ног до головы был покрыт тяжёлыми доспехами, трепетала, пока он медленно летел из отверстия в потолке до пола в шести метрах ниже.

Судя по росту, это не мог быть Чуделкин. Я даже подумал, что, может, сама Первосвященник решилась спуститься на девяносто девятый этаж, но это явно было мужское телосложение. Вот только свет скрывал его лицо.

— Был ещё один Рыцарь Всецелого?..

Пробормотал я…

— Эта броня должна… нет, но всё же…

Прошептала Алиса, а в следующее мгновение новый рыцарь с изящным металлическим звуком приземлился на подъёмный диск. Чуть-чуть согнув колени, сейчас он плавно встал.

Серебряная броня с голубыми следами. Казалось, её полупрозрачная поверхность блестела в лучах лунного света. Мантия была насыщенно-синего цвета, и, как я мог заметить, на поясе у него не было никакого меча. Его лицо было скрыто от нас большим латным воротником, но его волнистые волосы были… насыщенного белокурого цвета.

В этот момент меня как молнией пробила дрожь.

Этот цвет волос. Цвет, что постоянно был со мной на протяжении этих двух лет в Underworld’e.

Ни в коем случае. Но тем не менее. Почему?

Рыцарь, наконец, поднял лицо, стоя перед совершенно шокированным мной. Из-под слегка опустившихся век на меня смотрели зелёные глаза. Больше я не мог отрицать очевидного. Парнем в броне Рыцаря Всецелого был…

— ...Юдзио…

Едва слышным вздохом я позвал его.

Я не мог спутать его с кем-то другим. Несравненный друг и мой напарник с тех пор, как мы встретились в лесу южнее Рулид. Так далеко я забрался лишь потому, что рядом со мной был он. Я совершенно не мог ни с кем его спутать.

Однако выражение глаз и рта молчащего Юдзио говорили о том, что он не знал меня. Нет, это нельзя рассматривать, как выражение лица. Оно было бесчеловечным, как лёд, холоднее даже, чем Алиса, когда мы впервые встретились с ней в Большой Аудитории Академии Мастеров Меча.

— Юдзио.

Так или иначе, я снова крикнул ему это, теперь уже громче. Однако холодный свет заполнил его глаза, что ничуть не дрогнули на мои слова. Не то чтобы он проигнорировал меня. Сейчас он оценивал меня. Может… как врага, чтобы начать бой.

— ...Этого не может быть… это слишком быстро.

Алиса быстро прошептала, на что последовал мой молящий стон.

— Что значит… слишком быстро?..

— Завершение ритуала.

Щадя меня взглядом, Золотой Рыцарь слегка заколебалась, а потом решительно сказала.

— Твой напарник… Юдзио уже прошёл через синтез.

Ритуал… синтеза. Прямая манипуляция с флактлайтом, на которую способна лишь Администратор. Она забрала его воспоминания и включила лояльность… сделав из него Рыцаря Всецелого.

— ...Ни в коем случае, нет… но на тебя же ушло три дня и три ночи…

Алиса спокойно ответила, уводя меня от этой мысли и по-детски качая головой.

— Главный старейшина сказал, что это было из-за того, что я отказалась читать искусство, необходимое для этого. Иными словами, трёхдневный ритуал не нужен, если прочесть искусство… Но тем не менее, слишком быстро. Только пара часов прошло с тех пор, как Юдзио боролся против Мастера…

— Точно… это нереально, Юдзио не мог так легко… Должно быть, это какое-то иллюзорное искусство или…

Моё тело попыталось пойти вперёд, даже не осознавая, что я говорю.

Но левая рука Алисы жёстко и без предупреждения схватила мою свободную правую руку. Она быстро заговорила мне на ухо.

— Успокойся! Ты не сможешь ничего спасти, ломясь на рожон!

— Спа…спасти?..

— Да! Ты сам говорил, что возможно вернуть Рыцарям Всецелого их воспоминания! По этой логике и Юдзио можно вернуть к нормальной жизни! Нам придётся решить эту ситуацию и как-то сделать это!

Лихорадочная сила воли втекала в меня через руку, касающуюся ладони Алисы, что продолжала ожесточённо вдыхать жизнь в моё холодное, онемевшее тело. Я с силой схватил свой чёрный меч, который чуть не выпал из моей руки.

Да… Алиса была права. Воспоминаний и личности Юдзио определённо не было. Они были просто-напросто запечатаны в результате операции над частью его флактлайта.

Получив назад «фрагмент памяти», что Администратор украла у него, мы можем попросить Кардинала рекомбинировать их и вернуть того мягкого и спокойного мечника, что я знал. А для этого мне нужно общаться и собирать информацию. Чтобы убедить обработанного Юдзио открыть путь… нельзя исключать и того, что он может помочь нам. Как никак, я смог достучаться до Алисы, хотя она казалась абсолютно неприступной.

— ...Пожалуйста, оставь это на меня.

Когда я прошептал это Алисе, всё ещё держащей мою руку, рыцарь, похоже, слегка заколебалась, но всё же кивнула. Освободив руку, она быстро сказала, отходя назад.

— Поняла. Только не ослабляй бдительности. Этот рыцарь… больше не тот Юдзио, которого ты знал.

— Да.

Алиса молча отошла ещё дальше, услышав мой ответ.

Если честно, то независимо от того, насколько Юдзио стал силён после становления Рыцарем Всецелого, он будет бессилен против искусства полного контроля Алисы… Душистой Оливы, преобразованной в бесчисленное множество лепестков, обволакивающих врага в смертельной буре. Это было всесокрушающей техникой Алисы. Тем не менее, я бы хотел воспользоваться этим только в крайнем случае, когда все остальные варианты будут исчерпаны. Я не хочу причинять вред телу Юдзио, да заставлять двух друзей детства, воспоминания которых были украдены, драться друг против друга. Это будет слишком жестоко.

Я сделал шаг и уставился прямо в глаза Юдзио, из которых до сих пор исходил этот холодный свет.

— Юдзио.

Моё третье обращение не имело ни хрипов, ни страха.

— Ты узнал меня? Я Кирито… твой напарник. Мы всегда были вместе с тех самых пор, как два года назад покинули деревню Рулид, ведь так?

Мальчик в голубовато-серебряных доспехах молчал в течение нескольких секунд, а затем открыл рот.

— …Прошу прощения, но я вас не знаю.

Это были первые слова Рыцаря Юдзио. Мягкий тон его голоса был точно таким, как я его помнил, но и он был покрыт той коркой льда, что и выражение лица.

Похоже, что он лишился изрядной доли своих воспоминаний, а времени на внедрение ложных воспоминаний о «призыве из небесного мира» не должно было быть. В его сознании сейчас огромный пробел. Если я нажму на эту проблему…

— Но спасибо.

Мои глаза широко раскрылись, когда вопреки моим ожиданиям Юдзио продолжил говорить. Я спросил, больше надеясь, чем предугадывая, что его ответ будет наполнен словами напрямую от его сердца.

— …За что?

И тем не менее, Юдзио ответил…

— За то, что вернул мой меч.

— Эээ…

Простояв какое-то время в полном шоке, я посмотрел вниз, на свой пояс. Там, в белых кожаных ножнах висела Синяя Роза, его священное оружие. Подняв глаза, я снова спросил.

— Что ты… собираешься делать с этим мечом?

Его зелёные глаза моргнули, и Юдзио сказал, будто это было совершенно естественно.

— Драться с вами двумя. Этого желал тот человек.

— …

Как и ожидалось, он спустился в эту комнату именно из-за меня и Алисы. По поручению «Этого человека», первосвященника Администратора.

Я стоял на своём, даже когда чувствовал, что мои скромные надежды разбиваются вдребезги.

— Юдзио. Ты собираешься следовать чьим-то указаниям… указаниям того, кого ты даже не знаешь, и драться без надлежащей причины? Мы не твои враги. Ты проделал этот путь, чтобы бороться против Первосвященника и спасти своего драгоценного…

— Мне плевать на причины.

Что-то похожее на эмоции впервые появилось на лице Юдзио, когда тот перебил меня, но они сразу исчезли.

— Этот человек дала мне то, что я хотел. Мне этого достаточно.

— Так чего ты хотел?.. Что-то более важное, чем Алиса?

Казалось, как только он услышал самое важное в своей жизни имя, на его бледном лице задрожала примесь эмоций. Тем не менее, и они были откинуты прочь холодным льдом.

— Я не знаю. Я не хочу знать. Я не хочу знать о вас… или ком-то ещё. Мне уже достаточно… просто…

Бормоча слабым голосом, что я не мог разобрать, Юдзио медленно вышел из круга и протянул ко мне правую руку.

— Более я не собираюсь говорить с вами. Давайте драться… разве не за этим вы здесь?

— …Мы здесь не для сражения с тобой, Юдзио. Вот почему я не отдам тебе этот меч.

Сдавленным голосом произнося это, я переложил чёрный меч в левую руку и снял Синюю Розу с правой стороны пояса. Мой взгляд был прикован к Юдзио, и я отдавал его Алисе позади меня, но…

— Вам ни к чему отдавать его.

Когда я услышал эти слова, белые ножны были выхвачены из моей правой руки. Не Алисой. Меч летел по воздуху, как будто его притягивало к Юдзио, стоящему в десяти метрах от него.

…Священное искусство?! Я не заметил, как он что-то прочитал?!..

Вдыхая, я услышал отчётливый шёпот позади меня.

— Воплощение руки!..

— Это должно быть…

Не поворачиваясь, спросил я, и Алиса быстро ответила.

— Это секретное искусство было передано Рыцарям Всецелого в незапамятные времена. Чтобы переместить объект, не требуется ни священных искусств, ни искусства полного контроля, а сила мысли… Я слышала, что кроме Мастера лишь несколько человек способны использовать его.

— Значит, ты не сможешь его использовать, так, Алиса?

— ...Я практиковалась, но я не могу пошевелить даже камушек, не говоря уже о священном орудии. Это не то искусство, что Юдзио способен использовать, только став рыцарем…

Синяя Роза долетела до Юдзио, пока мы с Алисой болтали, а затем он повесил ножны на левую сторону его пояса. Потом он схватил её за рукоять и одним движением достал. По слегка прозрачному лезвию прошёлся холодок, похожий на белый туман.

У меня не было выбора, кроме как вернуть обратно мой чёрный меч и выставить его перед собой.

За эти два года, мы сталкивались с ним в такой манере бесчисленное количество раз. Тем не менее, в наших руках всегда были деревянные тренировочные мечи… чёрный меч и Синяя Роза никогда не имели шанса противостоять друг другу.

Как бы там ни было…

Значит, время, наконец, пришло. Мне в голову хлынули настолько мощные эмоции. Да, с того момента, как мы ушли из Рулид, у меня было подозрение, что этот день наступит.

Тем не менее, речь шла лишь о столкновении наших мечей. Финал этого боя ещё не был предрешён. Я не хотел, чтобы хоть кто-то вмешивался в него, пусть даже Первосвященник.

— Юдзио.

Я выговаривал последние слова, что у меня для него остались.

— Думаю, ты не помнишь, но именно я научил тебя обращаться с мечом. И я пока не собираюсь проигрывать своему ученику.

Но рот Юдзио оставался закрытым. Вместо этого Синяя Роза плавно поднялась над его головой, и он встал в стойку для активации навыка меча. Заряжающий навык для одноручного прямого меча, «Звуковой Прыжок».

Чувствуя слабую радость, что он не забыл стиль Айнкрад, забыв даже моё имя, я встал в ту же позицию.

Два меча выпустили яркий, светло-зелёный блеск.

И в следующий момент.

Я и Юдзио разом оттолкнулись от мраморного пола.

SAO v13 15

Послесловие

С вами Кавахара. Большое спасибо, что нашли время прочитать «Sword Art Online 13: Распутье Алисизации».

Алисизация, что началась с 9-ого тома, уже дошла до своего пятого тома, и теперь, когда появился босс, похожий на человека, всё выглядит так, будто я могу отдышаться… нет, думаю, ещё не время для отдыха, да… Продолжаем от того, на чём остановились в прошлый раз, 13-ый том тоже про восхождение наверх. И кандзи для «восхождения» по стенам и «поднятию» по лестнице… это реальная нагрузка на корректора! Мои извинения, за дополнительную головную боль, господин корректор!

Я отвлёкся. В любом случае, это не последний босс, битва ещё не закончена, но Алиса Синтез Тридцать тоже является причиной обсуждений, и теперь она, наконец, стала третьим главным героем. Девушка, противостоящая системе, что связывает её, и желающая открыть путь к своей судьбе, к своему выбору… О главной теме текста, я был бы рад, если бы вы болели и за Кирито, и за Юдзио.

И Юдзио таки сменил профу на продвинутую под самый конец… У Кирито будет шанс победить его, останься он мечником, или если он тоже сменит профу. Но это всё будет в следующем томе, и я не знаю, насколько часто это бывало, но прошу у вас прощения! В 14-ом томе и правда будет борьба против последнего босса, Администратора, поэтому прошу проявить немного терпения!

…Хотя я уже писал об этом, я с сожалением сообщаю, что следующий запланированный том SAO будет вторым томом серии Progressive. Разделённые в реальном мире и Underworld’e Кирито и Асуна в арке Алисизация снова будут вместе очищать третий этаж Айнкрада, так что и в этом направлении надеюсь на вашу поддержку.

И ещё немного рекламы. Думаю, это будет напечатано на упаковке этой книги, а также в специальной рекламе по телевизору, но специальной эпизод SAO будет показываться в конце этого (2013) года. Вкратце, это будет пересказ сериала 2012 года, но там появится и новый контент. После целого года Кирито и остальные снова вернутся на экраны телевизоров, так что посмотрите, пожалуйста.

Для иллюстратора, ABEC-сан, руководителей, Мики-сан и Цутия-сан, и всех-всех, кто читал, я прошу извинить меня за мой сбившийся график, что сейчас уже нормализовался, и огромное вам спасибо за всё. Давайте встретимся в следующей книге.

Примечания

  1. Мияке — полное название Миякедзима.
  2. DD-127 — в реальном мире называется Isoyuki (Исоюки (яп. いそ ゆき «Снег над заливом»), класса эсминец Hatsuyuki (Хацуюки (яп. はつゆき «Первый снег»)).
  3. Питон — разговорное обозначение скального круга, применяемого в альпинизме при восхождении на гору. Это металлические шипы, вбитые в отверстия или зазоры. Однако в оригинале тут они называются «Haken», это немецкое обозначение этого приспособления, что в Японии применяется чаще, чем его английский аналог.
  4. Кип — базовый навык в спортивной гимнастике, обычно выполняется женщинами на перекладине, а мужчинами ещё и на кольцах.
  5. Не забываем, что названия навыков меча на английском языке. Звуковой скачок — Sonic Leap.
  6. Ударил свой карман — японская песня для детей «Fushigi na Poketto».
  7. Индекс протеста написано катаканой, а коэффициент правонарушения изначально написано на кандзи.