ФЭНДОМ


Mahouka Koukou no Rettousei (Ранобэ, Том 9)
MKnR v09 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) 魔法科高校の劣等生(9)来訪者編<上>
Название (англ.) The Irregular at Magic High School 9 - Visitor Chapter (I)
Название (рус.) Непутевый ученик в школе магии 9: Гость (Часть 1)

Номер 9
Автор Сато Цутому
Иллюстратор Исида Кана
Команда RuRa-team
Перевод Akdotu
Дата публикации 10 Марта 2013
Количество страниц 328
ISBN ISBN 978-4-04-891423-9
Выпуски
Ссылки

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Стартовые иллюстрации

Глава 0

Национальная Лаборатория Ускорителя Частиц, Даллас, Штат Техас, USNA (не северная часть Соединенных Штатов, но Соединенные Штаты, которые поглотили всю Северную Америку). При полной длине в 30 км, линейный ускоритель частиц готовился к эксперименту по созданию и испарению микро черных дыр, основанном на теории излучения Хокинга.

На самом деле подготовка к нему уже была завершена два года назад, но, несмотря на свою неспособность получить одобрение в связи со сравнительно большими неизвестными рисками, проект был возобновлен из-за произошедшего в секторе Дальнего Востока в самом конце прошлого месяца.

Титанический взрыв мгновенно стер военную гавань, расположенную на южной окраине Корейского полуострова, и дислоцированный там флот. И это было не мелкое событие, это был кризис серьезного масштаба.

Не из-за масштаба разрушений, но из-за вероятного инструмента этого побоища.

После ожесточенных дебатов ученых Департамента Национальной Обороны, они определили, что причиной детонации было преобразование материи. Три года назад на этом настаивала лишь малая их часть, но в этот раз среди ученых был достигнут консенсус.

Определив предполагаемый масштаб взрыва, было установлено, что в энергию перешло примерно 1 кг материи. Хотя преобразование материи такого большого масштаба никогда прежде не наблюдалось, но так как они уже использовали экспериментальное устройство, чтобы записать реакцию аннигиляции, они смогли использовать эти записи, чтобы сделать вывод о произошедшем.

Что требовало объяснения, так это то, что на основе данных «титанического взрыва», записанных спутниками, отличительные свойства реакции аннигиляции не соответствовали тем, которые были созданы при экспериментальных условиях. Они также не обнаружили никаких загрязнений, оставляемых после ядерного деления или слияния. Другими словами, независимо от того, использовал ли кто-то продвинутую технологию или магическую силу, он смог использовать ранее неизвестный метод создания практического применения высокоэнергетических взрывов.

Этот результат задал головомойку высшим слоям USNA.

Если это было вызвано магией, они едва ли будут жалеть о том, что никто не может скопировать это достижение. Хотя сама система магии была систематизирована, в конечном счете, человеческие гены — доминирующая составляющая.

Но контрмеры создать было попросту невозможно, так как прежде всего они понятие не имели, как это явление было достигнуто.

Как только враг повернет это на них, для них останется единственный путь — полное уничтожение.

Это был ночной кошмар, ставший явью.

То, как именно разворачивался взрыв — ключ к системе преобразования материи и энергии — было за пределами их понимания... Однако именно это было толчком, вдохнувшим новую жизнь в эксперимент по созданию и испарению микро черных дыр.

В отношении наблюдаемого эффекта от преобразования материи в энергию от испарения черной дыры, было озвучено теоретическое доказательство. Сам эксперимент микро черных дыр был разработан, чтобы принести эти теории в жизнь. И ещё был вопрос о том, насколько данные «титанического взрыва» отличались от экспериментальных оценок.

Тем не менее, согласно прогнозам ученых USNA, хотя эффект аннигиляции не идеально совпал с экспериментальными наблюдениями излучения Хокинга, всё ещё была возможность получить результат, совершенно отличный от теоретических заключений.

Подводя итог, был шанс, что они могут наблюдать те же отличительные свойства, что и наблюдаемые во время «титанического взрыва». Вероятность этого не была нулевой.

Тот факт, что этой надуманной возможности было достаточно, чтобы возобновить такой опасный и рискованный эксперимент, был четким свидетельством того, насколько отчаянными стали верхние слои USNA.

До такой степени, что могли игнорировать опасность неизвестного.

Результатом такого решения было посягательство по отношению к ним, нет, ко всему миру.

Эта до сих пор незамеченная катастрофа подползала всё ближе.

Глава 1

Остался всего лишь один месяц 2095 года.

Оглядываясь назад, это был довольно хаотичный год. Подумав о прошлом годе, даже Тацуя не мог не впасть в задумчивость. Террористы в Апреле, международная криминальная организация в Августе, затем дошло к иностранному вторжению в Октябре. Даже в слова «беспокойный» должны быть свои пределы.

Тем не менее, у Тацуи не было свободного времени, чтобы размышлять и вспоминать об уходящем годе. И вряд ли у него был пессимистичный взгляд, вроде «всё ещё остался один месяц, кто знает, что может случиться». Скорее перед ним была практическая причина.

— ...Вах! Я по-прежнему не понимаю, неважно, сколько раз мне это будут повторять!

— Держи это при себе! Нет необходимости кричать! Просто смирись с этим!

— Расслабьтесь, Лео-кун, Эрика-тян...

Неважно, ученик это средней школы, старшей школы, или студент, пока он обучается это, несомненно, будет его наиболее ненавистной немезидой. Неминуемое препятствие, которое они вынуждены пройти — неизбежные экзамены, которые как раз на носу.


Обычная толпа сейчас собралась в доме Шизуку — в особняке, если быть точным.

Тацуя, Миюки, Эрика, Лео, Мизуки, Микихико, Хонока, Шизуку, все собрались здесь и занимались, готовясь к предстоящим экзаменам.

Хотя это и называлось занятиями, собравшаяся здесь группа была в значительной степени довольно способна в письменной части экзаменов. Единственным исключением был Лео, оценки которого были всего лишь так себе, но всё же не под угрозой провала. Серьезную обеспокоенность давала практическая часть, но её нельзя было покрыть учебой.

Кроме странных резких протестов тут и там, настроение было близким к спокойному чаепитию. Так было до тех пор, пока Шизуку не бросила бомбу.

— Э? Шизуку, можешь повторить ещё раз?

— В действительности я готовлюсь к учебе за границей в Америке, — своим обычным вежливым тоном ответила Шизуку на отчаянный вопрос Хоноки.

— Но я никогда об этом не слышала!?

— Извини, до вчерашнего дня мне запрещалось об этом говорить.

Видя, что полностью бледная Хонока наседает ещё с вопросами, Шизуку опустила голову с явным чувством вины. Очевидно, она уже давно им хотела это сказать, так что в таком свете Хонока не стала давить на неё дальше.

— Но, ты действительно можешь учиться за границей?

Вопрос Хоноки был не о способностях Шизуки.

В современную эпоху, чтобы предотвратить высококлассных волшебников, и особенно их гены, а также военный потенциал, от перехода за границу, различные правительства жестко ограничивают неофициальные международные поездки.

Внешне, USNA оставались союзниками, но на самом деле были одними из прямых конкурентов страны в западной части Тихого океана. Поэтому на типичные запросы учиться за границей в Америке обычно отказывали.

Другими словами, слова, что она будет учиться за границей в Америке, намекали на молчаливое одобрение.

— Ах, что ж, мы уже получили одобрение. Отец сказал, что это будет что-то вроде иностранного обмена, или чего-то подобного.

— Значит, ученики по иностранному обмену автоматически проходят?

— Кто знает?

Хотя вопрос Мизуки выглядел разумным, любая надежда положительного ответа умерла, когда, ответив, Шизуку склонила голову. Даже Тацуя не мог найти какую-либо логику, дающую особые исключения для учеников по обмену.

— Насколько долго? Когда ты отправляешься?

Хотя он хотел должным образом проанализировать ситуацию, на руках было просто слишком мало информации. Тацуя прямо отказался от каких-либо бессмысленных размышлений и обратно сосредоточился на ситуации перед собой.

— Я отправляюсь в конце семестра. На три месяца.

— Значит это лишь на три месяца... не пугай нас так.

Хонока тяжело вздохнула с облегчением, услышав слова Шизуки. Похоже, она ожидала, что это будет долгосрочная договоренность.

Однако, согласно «общим знаниям» Тацуи, даже три месяца довольно долгий период (неужели к одобрению правительством привели какие-то закулисные сделки?).

Тем не менее, сейчас это было неважно.

— Тогда нужно подготовить подходящую прощальную вечеринку.

Таким образом, Тацуя предложил своим друзьям «то, что должно быть сделано».


◊ ◊ ◊

Экзамены начались и закончились без каких-либо проблем. Сегодня была Суббота, 24 Декабря. Сегодня был последний день второго семестра и Канун Рождества.

С Третьей Мировой Войны Японские граждане не изменились в религиозном отношении. Вряд ли это было потому, что это была страна атеистов, но больше потому, что они подсознательно относили одного истинного бога, в которого верили остальные, к одному из мириад духов мира. Поэтому они всегда готовились к праздничным мероприятиям, независимо от того, был ли это лунный новый год или Рождество.

Улицы были заполнены рождественским весельем.

Все магазины были вовлечены в ежегодную Рождественскую товарную войну, хотя даже если это было истинной темой сезона, просто самому пойти по магазинам будет определенно считаться глупым решением. Оставим в стороне людей, которые себе ещё никого не нашли, но если кто-то решит закатить истерику из-за того, что в это время не окружен милыми девушками, и разрушит настроением своим друзьям, наслаждающимся атмосферой, избиение, вероятно, будет неизбежным. (Конечно, это лишь мужская сторона вещей; молодые девушки, наверное, хотели быть «окружены рослыми молодыми парнями»).

Итак... даже если это была «прощальная вечеринка», они всё же решили провести её 24 Декабря. Прямо сейчас перед ними возвышался гигантский торт, на котором шоколадом было написано «Merry X'mas». Что бы то ни было, но это давало странное чувство... В довершение всего, чтобы соответствовать стилю ресторана, Рождество должно было быть написано по-немецки «Weihnachten», а не по-английски «X'mas». Тем не менее, по-своему это было очаровательным.

— Онии-сама, о чем ты думаешь?

Наблюдая за сестрой, которая сумела расцвести, как цветок, несмотря на то, что была одета в школьную форму, Тацуя покачал головой, чтобы показать, что «ни о чем».

В действительности он не мог просто описать это как ничто. Тем не менее, он был приглашен на вечеринку в качестве участника, поэтому он не мог разрушить настроение для главного акта.

— Все получили свои напитки? Тогда, хотя это немного отходит от основной темы прощальной вечеринки, но так как мы редко получаем так искусно приготовленный торт, пейте до дна, все... Счастливого Рождества!

— Счастливого Рождества!

Используя звон бокалов, чтобы присоединиться к доброжелателям, Тацуя ответил на крики друзей и поднял бокал вместе со всеми.

У входа в кафе «Eine Brise» висела надпись «Зарезервировано».


◊ ◊ ◊

В центральной Северной Америке, на другом конце Тихого океана, всё ещё был день перед Кануном Рождества. Время почти перешло за 24.

В сравнении с большинством японцев, которые считали Рождество простым праздником, прошедшие черед двадцатилетнюю войну, или точнее американцы, которые выжили в той катастрофе и особенно новые послевоенные «американцы», принимали Рождество с искренностью, преданностью и благодарностью. Чтобы подготовиться к завтрашнему Кануну Рождества, все рано ложились спать. По крайней мере, так должно было быть.

Самой глубокой ночью перед Кануном Рождества несколько фигур промелькнули через углы улиц одного из самых больших городов южной Америки, Далласа, Техас.

Ещё несколько фигур перепрыгнули по крышам с одного здания на другое.

К тому же, ещё несколько сформировали в воздухе сеть сдерживания, используемую против подозрительных личностей. Учитывая, что они были оборудованы Специализированными CAD с загруженной Магией Полёта, которая ещё даже на рынке не появилась, они, наверное, были полицейскими или боевыми волшебниками.

— Стойте, Лейтенант Альфред Фомальгаут! Вы знаете, вам некуда бежать!

Маленькая фигура в маске, закрывающей глаза, преградила путь убегающему человеку.

Звонкий голос молодой девушки призвал к сдаче. Беглец, Альфред Фомальгаут, сразу же остановился, увидев эту крошечную фигуру.

— ...Что случилось? Фред, вы ведь получили Звезду Почета Первого Класса, почему вы дезертировали?

Предыдущий высокомерный тон сменился. В этот раз голос молодой девушки в маске содержал беспокойство, недоумение и детские тона, ожидаемые от её облика.

— ...

Однако другая сторона не ответила.

— На этой улице была серия поджогов и убийств, которые считаются, что были вызваны вашим Пирокинезом. Это должно быть шутка, так ведь?

— ...

— Ответь мне, Фредди!

Однако ответ другой стороны не был словами.

Молодая девушка быстро отпрыгнула назад.

Оставив за собой лишь плащ, который был у неё на плечах.

Без предупреждения, плащ, покрывавший тело молодой девушки, вспыхнул в огне и был сожжен в пепел.

Пирокинез — способность зажигать огонь.

Это не была современная магия из какой-либо системы, но особая сила, однажды известная как Суперсила.

Плащ, который молодая девушка носила поверх пурпурной формы и легко снимаемые ветровки и плащи, которые носили окружающие люди, были не для защиты от холода, но чтобы защитить свои физические тела от прямой видимости и магии этого мужчины.

В ту секунду, как пламя исчезло, весь свет в окружении мужчины погас.

Установив цель в качестве центра, все источники света в определенном радиусе были обращены вспять, так что внешний свет не мог проникнуть в эту тюрьму кромешной тьмы. Это была область эффекта «Зеркальной Клетки».

Один из окружающих лиц активировал эту защитную способность, чтобы не дать цели что-либо увидеть.

— Лейтенант Фомальгаут, в соответствии со специальным положением, предоставленным по федеральному военному закону и под моей собственной властью как командира Звезд, я тем самым привожу в исполнение ваше наказание!

Это заявление было сделано словно в скорби.

Молодая девушка в маске, Майор Энджи Сириус, командир Звезд, подняла автоматический пистолет, оборудованный глушителем, и направила его на Лейтенанта Фомальгаута, который по-прежнему был заточен в магически созданной клетке темноты.

Наделенная Укреплением Данных, чтобы игнорировать любое вмешательство магии, пуля пронзила сердце Лейтенанта Фомальгаута, пока он стоял в ловушке.


◊ ◊ ◊

Хотя это и называлось прощальной вечеринкой, но так как они знали, что после поездки воссоединятся весной и так как учеба за границей обычно была редкостью, вместо одиночества, более подходяще будет сказать, что в воздухе была больше аура ожиданий.

— Эй, где именно ты будешь учиться?

— Беркли.

На вопрос Эрики, Шизуку ответила единственным словом. Не то чтобы у неё было плохое настроение, просто у неё был такой характер.

— Значит не в Бостоне.

Среди японских волшебников было глубокое убеждение, что Бостон является центром научно-исследовательских учреждений современной магии Америки. Слова Миюки были именно из-за этой предпосылки.

— Просто Восточное Побережье сейчас не очень стабильно.

— Ах, там буйствуют «Идеологи Человечества». В последние дни мы довольно части видим их в новостях.

Микихико искренне согласился с ответом Шизуки.

— Значит, охота на ведьм теперь обратилась в «охоту на волшебников». Даже если сказать, что история повторяется, это просто смешно, — холодно возразил Лео.

— Это не идеальное копирование истории. Хотя мы не имеем понятия о событиях за охотой на ведьм 17 столетия, недавняя «охота на волшебников» и новое крайнее расистское движение — две принципиально разные вещи, — вмешался Тацуя с более примирительным тоном, — тем не менее, лучше всего избегать Восточного Побережья.

Но не то чтобы слова Тацуи были в защиту «охоты на волшебников».

— Я не знала об этом, — вмешалась Миюки, при этом визуально побуждая брата продолжить. Ухватив запрос сестры, Тацуя продолжил:

— Потому что списки обеих организаций разделяют довольно много членов. Впрочем, списки членов не являются чем-то открытым для общественности, поэтому вполне естественно не знать об этих деталях.

— Я чувствую криминальную активность в словах Тацуи-куна... Давайте закончим этот разговор на этом.

Видя, как Эрика намеренно отпустила шутку и покачала головой, Тацуи и Миюки криво усмехнулись и кивнули.

Они оба знали, что сейчас не время и не место для этой темы разговора.

— Ты знаешь какие-либо подробности об ученике по обмену?

Наверное потому, что она хотела быстро изменить атмосферу, Миюки немного резко сменила тему.

— Обмену?


MKnR v09 15

— Ребенок, который будет учеником по обмену в нашей школе.

Как и ожидалось, Шизуку изначально упустила смысл слов Миюки, пока Миюки ещё раз их не повторила, прежде чем выпустить звук «Ах» наряду с понимающим выражением. Но, как обычно, трудно было разглядеть изменение в её выражении.

— Я считаю, что это девушка того же возраста.

— Значит, ты не знаешь ничего более?

— Да.

Это действительно так? Все непонимающе посмотрели друг на друга. Тацуя усмехнулся, задав этот вопрос, тогда как Шизуку кивнула, будто такое положение вещей было совершенно естественным.

— ...Действительно. Независимо от того, как сильно питать интерес, не то чтобы они могли тебе сказать, кто идет на твоё место.

Со словами Мизуки, эта тема подошла к концу.


Исходя из того факта, что они выбрали сегодняшний день для прощальной вечеринки, восемь собравшихся здесь человек, похоже, не имели никаких особых планов на Канун Рождества. Тем не менее, немного удивительно видеть, что Шизуку, Эрика, и Микихико не были обязаны присутствовать на каких-либо семейных встречах, что намекало, что Семьи Китаяма, Тиба, и Йошида, вероятно, проводят праздничные вечера для взрослых, мероприятия, которые новички старшей школы не были обязаны посещать. И не потому, что их родители приняли особые меры.

Столкнувшись с искушением несдержанной свободы, они хотели бы быть на вечеринке к поздней ночи и усилить свою дружбу, но так как на всех их была школьная форма, они не могли остаться допоздна.

— Думаю, владелец немного разозлится, если мы останемся ещё дольше.

Такая невинная, но в то же время немного злая фраза поставила в тупик владельца кафе (и неважно, кто сказал её вслух). Все восемь упаковали свои вещи и приготовились отправляться домой.

Хонока и Шизуку сели в один автобус: должно быть они остановились у Шизуки. В любом случае, в старших школах это не было чем-то новым, хотя главная причина была в том, что Хонока была очень близка с её родителями.

Эрика, Лео, Мизуки, и Микихико — каждый из них сел на поезд. С их стороны были ожидания некоторой театральности, но у этих четверых с этого места был явно долгий путь.

Наконец, Тацуя и Миюки без дальнейшего беспокойства забрались в другой поезд[1] и счастливо насладились совместной поездкой домой. Хотя современные кабинки после запроса были спроектированы в частные отсеки, Тацуя никогда не забывал древнюю поговорку «и у стен есть уши». Кроме того, Миюки также нечего было сказать, когда они молча вернулись домой. Настоящий разговор начнется лишь тогда, когда они смогут расслабиться в собственном доме.

— У меня такое чувство, что с заграничной программой обучения Шизуку что-то странное.

После того, как они сменили одежду в своих соответствующих комнатах, Миюки налила две чашки кофе, и они сели друг возле друга на диване, Миюки, наконец, высказала свои собственные мысли.

— Странное... вполне возможно.

Тацуя отпил немного кофе и, под молчаливым призывом брата, Миюки нерешительно перечислила свой скептицизм:

— Прежде всего, идея, что такие необычайно талантливые личности, как Шизуку, могут получить разрешение учиться за границей — уже неестественна. Тем не менее, это может пройти, если она будет учиться за границей как дочка крупного предпринимателя и не как волшебник в обучении, но наше полное отсутствие знаний о переводимом ученике слишком подозрительно. Более того, специально выбрать этот момент, чтобы внезапно прибегнуть к программе обмена — это попахивает скрытой целью. Почти как...

— Будто они пытаются тайно прозондировать нас? По словам Оба-сама, мы находимся под подозрением, — Тацуя слегка ухмыльнулся и продолжил, будто говорил о ком-то постороннем, — Взрыв Материи. Похоже, мы не можем так просто выйти из этой ситуации.

Как только она услышала из уст брата эту тяжелую тему, которую была не в силах вымолвить, глаза Миюки расширились от шока но, в то же время, она, похоже, расслабилась в улыбке.

— Неужели... Похоже, Онии-сама уже принял это во внимание.

— Давай пока забудем о ситуации ученика по обмену, приняв во внимание предупреждения Оба-уэ, наиболее вероятно это не просто совпадение.

Тацуя уже раскрыл Миюки разговор между ним и Майей в тот же день, когда он и произошел. Почему именно он был под подозрением и кто на него нацелился.

— Тогда, это действительно Звезды?..

— В таком случае, запрет на контакт с Майором всё немного усложняет.

Как наказание за активацию Тацуей магии Стратегического класса без заблаговременного получения разрешения, Мая запретила ему вступать в контакт с Отдельным Магически-оборудованным Батальоном. Хотя он не планировал покорно следовать приказам, но чтобы избежать неоправданного риска, следование приказам пока было умнейшим решением.

— Даже если мы спросим Оба-сама... Она, наверное, ничего нам не скажет.

— И учитывая, что программа по обмену уже одобрена, это доказывает, что она уже согласилась с этой договоренностью.

В настоящий момент Семья Йоцуба сравнялась с Саэгусой, которые возглавляли Десять Главных Кланов, поэтому они ну никак не могли не знать о талантливых волшебниках, проходящих программу иностранного обмена.

— С другой стороны, для нас это не совсем плохой поворот событий. Даже если они послали оппонента лишь чтобы нас прозондировать, Оба-уэ не будет их недооценивать. Скорее всего, с американской стороны имелись некоторые беспокойные события. Видимо намерения Оба-уэ заключаются в том, чтобы взамен мы поймали их за хвост.

Вместо того чтобы быть кривой усмешкой, улыбка Тацуи была близка к беспомощной улыбке.

— Мы не можем быть уверены, как развернется ситуация... Если мы будем слишком много над этим думать, это не принесет нам ничего хорошего.

— Верно. Ты совершенно права, Миюки.

Неважно, что было сказано, но как и утешающая сторона, так и сторона, которую утешали, знали, что этих слов было достаточно, чтобы действительно позволить им расслабиться.


◊ ◊ ◊

Вернув эксклюзивное устройство вертикального взлёта и посадки Звезд на базу, и сдав рапорт Объединенному комитету Начальников Штабов через зашифрованное соединение, Майор Анджелина Сириус, также известная как Энджи Сириус, по-прежнему была в своей форме, когда несколько раз перекатилась на кровати в своей комнате.

Она перевернулась и уткнулась лицом в подушку.

Неважно, сколько раз она себя к ним готовила, она по-прежнему не могла привыкнуть к миссиям Поиска и Уничтожения. Хотя она не рвала, как делала после первого выполнения этой миссии, но это было лишь потому, что её физическое тело уже привыкло к душевной боли.

Однако её душевное страдание лишь ухудшилось.

Американский волшебник, член Звезд под прямым командованием Объединенного комитета Начальников Штабов USNA, её товарищ на различных уровнях, только что был казнен её собственными руками.

Когда она услышала, что это долг Главнокомандующего, удостоенного звания Сириус, по этому поводу у неё не было каких-либо особых чувств.

Даже если это была высокая честь, она по-прежнему не понимала. Она по-прежнему не понимала смысла убийств её собственных товарищей.

Она ещё раз перевернулась и использовала руку, чтобы прикрыть глаза от пронзающего света. Лишь теперь она осознала, что забыла выключить свет.

Как раз в этот момент раздался звонок в дверь. Губы Майора Сириус изогнулись в кривую улыбку.

Похоже, этой ночью её проверяет надоедливый подчиненный.

Звезды состоят из двенадцати отрядов, каждый во главе с капитаном и затем идет Главнокомандующий. Её подчиненный был именно одним из таких капитанов, ответственный за заботу о её собственном отряде.

Первоначально у него не должно быть свободного времени, чтобы вмешиваться в её дела...

— Входите.

Поднявшись с кровати, Майор Сириус включила переговорное устройство, ведущее к двери, и дала простой ответ, прежде чем нажать на дистанционное отпирание двери.

— Извините, что беспокою вас, Главнокомандующий.

Вошел ожидаемый человек.

Майор Бенджамин Канопус, в Звездах позывной «Второй», капитан первого отряда и де-факто Главнокомандующий, когда она отсутствует.

Должности в Звездах необязательно соотносились с воинским званием, что было довольно странно для воинской части. Хотя неслыханно, чтобы капитан был старше по званию за Главнокомандующего, но довольно часто можно было видеть Главнокомандующего и капитанов одного и того же звания.

В настоящий момент, кроме шести в звании капитана, остальные шесть были в звании майора, как и Главнокомандующий.

Если бы Майор Сириус выразила своё недовольство, оно было бы о том, что Канопус был явно намного старше неё, но в то же время был того же звания, из-за чего она действительно чувствовала неловкость.

— Утешительный приз.

Майор Бенджамин Канопус был вылитым старшим офицером. Крепкий, но энергичный мужчина лет сорока, атмосфера вокруг него полностью отличалась от солдат или гражданских предпринимателей, поднимающихся по служебной лестнице.

— Бен, спасибо.

На столе возле кровати стояла дымящаяся чашка медового молока. Майор Сириус легко приняла соболезнования от подчиненного, который был того же возраста, как и её отец.

Эта чашка была не из тех, которые используются в качестве снаряжения во время боевых операций, но красивая кружка с теплым молоком с медом, вылитым прямо из термоса. Майор Сириус слегка подняла кружку и сделала глоток.

Теплая сладость постепенно распространилась по её вкусовым рецепторам, и вместе с этим, похоже, боль в её сердце уменьшилась.

— Всегда пожалуйста. Главнокомандующий, вы закончили подготовку? — Майор Канопус взглянул на личный багаж, сваленный в кучу в углу комнаты и спросил.

— Да, почти.

— Вы довольно мило убрались.

— Я ведь девушка, в конце концов.

Майор Канопус пожал плечами, обменявшись словами с той, которая годилась ему в дочки. У него на самом деле была дочка на два года младше неё.

— Тот факт, что вы заботитесь о чем-то несущественном, как пол... это из-за того, что вы японского происхождения?

— Идея, что от японцев ожидаются вежливость и приличие — полностью устарела.

Когда собеседник упомянул её на четверть японское происхождение, на этот раз настала очередь пожать плечами Майору Сириус.

Не от раздражения.

Тот, кто придирается к таким тривиальным вещам, долго в Звездах не задержится.

— Возможно, вы правы, хотя давайте пока забудем об этом... Сейчас вам следует забыть о своей миссии и хорошо отдохнуть!

— Это не отпуск, а секретная миссия... — надулась Майор Сириус, услышав веселую лекцию Майора Канопуса. Это выражение отлично подобало настроению молодой девушки её возраста. — Я даже скажу, что это довольно угнетающе. Посылать меня расследовать является ли подозреваемая цель волшебником Стратегического класса. Одно дело если бы одно из двух было бы данным лицом, но высока вероятность того, что они оба не те, кого мы ищем. Почему они послали меня на проникновение, которое не является моей специальностью... Даже если мы учтем возраст как требование, для этого должно остаться ещё много людей со специальной подготовкой.

Майору Сириус была дана миссия по расследованию виновника титанического взрыва, который наблюдали в секторе Дальнего Востока в конце Октября и который подозревали, что был вызван магией стратегического класса, что, по существу, есть истинной личностью волшебника. Разведка постаралась изо всех сил и сузила список подозреваемых до 51 цели, и среди них было двое учащихся старшей школы в Токио. В свете этого, Майору Сириус было приказано пойти под прикрытием из-за их одинакового возраста (что было чистым совпадением).

— Эй, не будьте такими, — чтобы утешить вздыхающего вышестоящего офицера, Майор Канопус туда-сюда помахал рукой, — Подозреваю, что Объединенный комитет Начальников Штабов ожидает, что этот противник будет чрезвычайно трудным. Если цель соответствует нашим предсказаниям, тогда он будет опасным противником с огневой мощью, превышающей тактические ядерные ракеты. Более того, мы ничего о нем не знаем. Поэтому не так уж и сложно отнестись благосклонно к Объединенному комитету Начальников Штабов, который решил использовать чистые боевые способности вместо опытности как критерий при выборе офицера разведки для этой операции.

— Я это понимаю.

— Так как подозреваемая цель — ученик старшей школы, установление контакта в качестве ученика той же школы будет намного легче, так что единственный человек, который мог бы закончить расследование — это вы, Главнокомандующий.

Хотя это было правдой, на самом деле было много персонала поддержки, работающих в тени, чтобы помочь Майору Сириус войти в контакт с целью. Звезды также послали волшебника планетного класса в поддержку майору. Она просто не могла не обратить внимания на всё это.

— Это я тоже понимаю.

Поэтому своим ответом Майор Сириус приняла всё это как должное.

— Почему бы вам не подумать об этом так: миссия Главнокомандующего — войти в контакт с подозреваемой целью и заставить её или его дрогнуть.

— Хм... Это гораздо лучший способ думать об этом. В конце концов, я совершенно не подхожу для разведывательной работы.

— В таком случае, вперед, немного расслабьтесь. Нет ничего плохого в том, чтобы быть немного более веселой. Это, вероятно, также облегчит нахождение слабостей нашего противника.

— Ха... Верно. Будем надеяться, что будет так, как вы и сказали, Бен, — глубоко вздохнув, Майор Сириус поставила кружку обратно на стол и встала перед Майором Канопусом, — Бен, я оставлю оборону на вас. Мы всё ещё не разобрались с остальными дезертирами, поэтому задача, которая изначально была моей обязанностью, упадет на вас... Впрочем, я могу рассчитывать лишь на вас.

— Не волнуйтесь, Главнокомандующий. Это немного рано, но желаю вам удачи.

На нежную улыбку и салют Майора Канопуса, молодая девушка вернула в благодарность сердечную улыбку.

Глава 2

Как и в прошлом, Тацуя и Миюки встретили Новый 2096 Год вместе.

В этом году их отец также провел вечер в жилье своей первой любви. На самом деле для Тацуи и Миюки это не делало ситуацию более странной, так что они не жаловались.

Ни Тацуя, ни Миюки не были теми, кто бездельничает на праздниках. Тацуя поднялся в обычное время, как и для школы и на пороге ожидал Миюки, лишь подняв голову, услышав её «Извини, что заставила ждать».

Нося темно-красное кимоно с длинными рукавами и белыми цветами, Миюки грациозно спустилась вниз по лестнице.

Жемчужная кожа, без какого-либо особого макияжа, лишь усилила её ярко красные и сочные губы.

Её шелковые волосы были приведены в порядок шпилькой, что может отдавать детским чувством, но это лишь вывело уникальное очарование юной девы во взрослой одежде.

К тому же, привлекала глаза не только её природная красота.

Кимоно прошлого предназначались, чтобы ограничить область груди, тогда как современные дизайны включали метод 3D резки. Однако традиционное кимоно Миюки чудесным образом подтягивало зону груди и талии и в то же время придерживалось традиций и сохраняло скромный вид.

Захватывающий вид красивейшей в мире младшей сестры — такими были истинные чувства Тацуи — казалось, стремился к похвале старшего брата.

— Хм, просто прекрасно.

Стоя перед сестрой, пока она обувалась, Тацуя ничего такого не имел в виду своей похвалой.

Но лицо Миюки сразу же покраснело.

— Серьезно, Онии-сама... Не дразни меня больше.

Несмотря на своё смущение, она не убрала взгляд и шутливо надулась на брата. Меньший человек с более слабой иммунной системой был бы мгновенно уничтожен.

— Я не шучу ни в малейшей степени... Что ж, давай выходить.

Суметь овладеть собой даже при таких условиях — неудивительно, что Тацуя был Онии-самой, жившим со своей сестрой последнее 16 лет (точнее 15 лет и 9 месяцев).


Снаружи был припаркован автоматизированный автомобиль. Тем не менее, если он автоматизированный, это не значит, что никого нет внутри. На задних сидениях четырехместной машины сидели взрослые мужчина и женщина.

— Счастливого Нового Года, мастер.

— Счастливого Нового Года, Коконоэ-сэнсэй. Пожалуйста, позаботьтесь о нас и в наступающем году.

Видя упрощенное приветствие Тацуи и почтительный поклон Миюки, Якумо ответил веселой улыбкой:

— Айа, ты ещё красивее, чем обычно. Почти как богиня, сошедшая с небес. Даже феи Сумеру скроют свои лица от стыда, если сегодня увидят Миюки.

На некотором уровне, этот ответ был наполнен уникальным вкусом Якумо.

— Мастер... Я не думаю, что это то, что вы должны говорить, — ответила женщина, сидевшая возле него.

Видя, что кое-кто нанес ему упреждающий удар, Тацуя чуть опустил голову к женщине прежде, чем Якумо смог ответить.

— Оно-сэнсэй, Счастливого Нового Года. Но действительно ли всё будет хорошо, если кто-то увидит вас с мастером?

— Счастливого Нового Года, Шиба-кун. Первый день нового года и он уже неприятен.

Изначально Тацуя действительно начал немного волноваться, но похоже, что Харука уже устала от него. Вспоминая своё обычное поведение и предыдущие стычки, Тацуя пожал плечами, придя к выводу, что «быть неправильно понятым — с этим ничего не поделаешь».

— С сэнсэем мы встретились совершенно случайно. Сегодня я здесь в качестве вашего проводника.

— Понятно, вот значит как оно. Тем не менее, если называть работу проводника учеников старшей школы немного чрезмерной... тогда предыдущее уважительное слово «сэнсэй» может быть немного проблемным.

На слова Тацуи, Харука нахмурила брови с заднего сидения.

Действительно, для современных учеников старшей школы, разовое посещение храма не требует сопровождения взрослыми.

Проще говоря, «проводник» был лишь предлогом, настоящая цель была в том, чтобы «сопровождать» их.

Более того, даже для случайных прохожих, так как он не был преподавателем, использование почетного «сэнсэй» может легко привести к страшным заблуждениям, лежащим на опасной территории.

— Давайте по пути подумаем об этом. Не пора ли нам отправляться? — Предложила Миюки, после того как Тацуя открыл дверцу автомобиля. Не обращая никакого внимания на раздумывающую Харуку, Тацуя подождал пока Миюки не сядет в машину, закрыл дверь, и занял своё место на водительском сидении. После того, как он закрыл дверь, машина автоматически тронулась.


Пересев на поезд на станции, несмотря на беспрецедентное внимание, четыре человека отправились к месту встречи снова под пристальным вниманием и шли в течение пяти минут.

— Эй, Миюки, великолепно выглядишь!

Это было первое предложение, встретившее Тацую и Миюки на месте встречи. В кожаной куртке поверх длинного платья Мизуки завороженно смотрела на Миюки. В стороне, даже Тацуя был под подозрительно теплым изучением.

— Счастливого Нового Года, Шиба-кун. Твой наряд тебе идет, как неожиданно.

Одетая в кимоно, как и Миюки, Хонока, казалось, немного испугалась красоты одноклассницы, но завидев простую, но совсем иную ауру Тацуи, её сердцебиение поднялось, и она сразу же показала скромную улыбку.

— Счастливого Нового Года. Хонока, ты тоже великолепно выглядишь.

Слова Тацуи не были пустой лестью. Он искренне считал, что кимоно Хоноки было изысканным.

Тацуя чуть улыбнулся восторженной Хоноке и опустил взгляд на свою собственную одежду.

— Если ты сказала, что это неожиданно, неужели я действительно выгляжу неуместно?

— О чём ты говоришь, Тацуя, оно очень хорошо тебе идет. Ты выглядишь как босс.

— Значит, теперь я из мафии.

Тем кто вмешался этим комментарием — неизвестно всерьез или шутя — оказался Лео, одетый в куртку.

В храме к ним присоединились Мизуки, Хонока, и Лео. Эрика и Микихико не смогли прийти в связи с большим количеством учеников в их соответствующих семьях, и Шизуку как раз собиралась учиться за границей и не смогла прийти из-за дел отца.

— Хотя ты не похож на мафиози, довольно редко можно увидеть ученика старшей школы, которому так идет хаори хакама.

— Ты скорее похож не на мафиози, а на шефа полиции.

Как и слегка запоздало сказали Харука и Якумо, сегодня Тацуя носил традиционные японские хакама и бамбуковую обувь сабо. Как затем и сказали Хонока и Лео, он действительно выглядел соответствующе. Недоставало лишь пары мечей и полицейской дубинки.

— Хо, Харука-тян. Счастливого Нового Года.

— Счастливого Нового Года, Оно-сэнсэй... Тацуя-сан, и это?

Сразу же после добрых пожеланий Лео, последовала Хонока с её обычным приветствием учителю, затем она одним глазом посмотрела на Якумо и вторым внимательно наблюдала за Тацуей.

После того, как Тацуя его представил, Хонока и Мизуки широко раскрыли глаза от шока. Хонока знала имя Якумо, но даже Тацуя был поражен, узнав, что Мизуки тоже о нем слышала.

— Понятно, вот почему мы в храме.

Тацуя был поражен, что Лео показал столь неведомую глубину знаний, но это ни в коем случае не было к нему унизительным.

— И?

Учитывая, что Харука его не поняла, это определенно было не общеизвестным знанием.

— Хм? Когда дело доходит до буддийских монахов, не будут ли они монахами из школы Буддизма Тяньтая? Вера Санно и внутренняя секта практически неотделимы.

Слыша упрощенное объяснение Тацуи, которое почему-то было сформулировано как вопрос, количество знаков вопроса над головой Харуки лишь возросло.

— Похоже, у тебя довольно хорошие знания, несмотря на молодость. Думаю, ты Сайдзё Леонхарт-кун? — игнорируя совсем сбитую с толку Харуку, Якумо счастливо завязал разговор с Лео.

— Э? Вы меня знаете?

Перед лицом того, кого он впервые встретил, Лео ответил довольно серьезным тоном.

— Просто я смотрел записи Турнира Девяти Школ.

Да, ответ Якумо также был совершенно серьезным, несдержанным ответом, но из-за этого Лео лишь машинально нахмурил брови. Наверное, он вспомнил себя в плаще и капюшоне, принадлежавшем иному веку и месту, память чего, вероятно, останется с ним, неважно как сильно он хочет это забыть.

После завершения взаимных приветствий, пять учеников и лысый мужчина (в нормальном мужском кимоно, не в касае) и молодая женщина вместе направились к храму. К счастью, никто не спросил, почему с ними пошла Харука.

Простирающийся по пути пейзаж на протяжении последних 100 лет остался неизменным. Однако этот пейзаж стал возможным лишь после того, как мировой продовольственный кризис миновал. Эта сцена могла тронуть любого человека пожилого возраста, жившего в то время, но у Тацуи и компании по этому поводу не было никаких эмоций.

Без какого-либо извилистого пути, вверх по длинным прямым ступенькам, мимо порога, они прибыли во двор храма. Где Тацуя внезапно заметил пару глаз, смотревших в эту сторону.

Это не был невежественный взгляд, их преследовавший, но пара пронзительных глаз, которые время от времени смотрели в эту сторону.

— Шиба-кун, что-то случилось?

— Нет.

— Держу пари, что иностранкам довольно любопытна одежда Тацуи.

Несмотря на скрытность, это никак не могло убежать от глаз Якумо. Даже Тацуя распознал источник без использования Зрения Элементалей и, исключая на данный момент Харуку, было гарантировано, что Якумо тоже заметит.

«Иностранка», о которой заговорил Якумо, была молодой девушкой модельной внешности со светлыми волосами и голубыми глазами. Однако, в этот день и век, одного этого может быть недостаточно для определения иностранного происхождение. Тем не менее, её черты лица намекали на японское происхождение.

Она была примерно одного возраста с Тацуей. Взяв во внимание различие между белыми и азиатскими людьми, Тацуя решил, что разница невелика.

— Онии-сама, на что ты смотришь?

Хотя Тацуя наблюдал за молодой девушкой менее секунды, этого было достаточно, чтобы поднять внимание Миюки.

Проследив взгляд брата, её глаза блеснули, и «Ох» выскользнуло из её уст.

— ...Какая красивая девушка, — Миюки тихо выразила свои внутренние мысли.

В глазах Миюки, эта молодая девушка была великолепной молодой леди, которая вполне заслуживает описание «красотка».

Её волосы и глаза блестели. На некотором уровне, её черты лица даже соперничали с Миюки.

Впрочем, Тацуя наблюдал за ней не по этим причинам.

За помощью он вопрошающе посмотрел на Якумо, но видя его веселую ухмылку, он был вынужден выходить из ситуации самостоятельно.

Тацуя выдержал взгляд сестры, ровным тоном отвечая на её жалобу:

— Она тебе и в подмётки не годится. — ...Ты всегда так говоришь. Не думай, что всегда сможешь задобрить меня этим.

Хотя буквальные слова могли показаться словесной контратакой, её смущенный вид и покраснение подорвало любую угрозу в её словах.

— Я не пытался тебя задобрить; это мои истинные мысли. К тому же, я смотрю на неё не поэтому.

— Серьезно, Онии-сама.

Миюки отвернулась в сторону, обнаружив скрытое предупреждение в словах Тацуи, которое нельзя было проигнорировать.

— ...В ней есть что-то подозрительное?

— С точки зрения подозрительности... Думаю, её одежда немного подозрительна, — кривым тоном ответил Тацуя. Из-за этого Миюки ещё раз посмотрела на юную блондинку и, наконец, осознала, что он имел в виду.

На ней было ярко коричневое пальто над юбкой в складку вместе с леггинсами и парой высоких сапог. По правде, если бы было всего лишь это, то оно не было бы достойно внимания. Однако длина пальто была почти такой же, как длина юбки — почти на 10 см выше колен, поэтому можно было увидеть лишь яркие узоры на краешке складок юбки. К тому же, её высокие сапоги были с толстой подошвой, а также очень эластичные, и на ней были практически прозрачные кружевные леггинсы. В довершение ансамбля, у неё была сумочка, покрытая искусственным мехом вместе с мягкой шляпой с фигурками животных, вышитых сбоку. Всё это вместе делало её как бельмо на глазу с точки зрения современной моды. Это было почти как если бы она носила сочетание дизайна одежды довоенных Спайс Герлз. Учитывая всё это, неудивительно, что Тацуя посчитал её довольно странной.

Тем не менее, Миюки знала, что в действительности брат не обращает внимания на внешний вид.

— Это ещё мало сказано, — Миюки направила совершенно иной, и более пристальный, взгляд на молодую девушку.

Наверное заметив, что её обнаружили, молодая девушка как ни в чем не бывало начала идти.

Она направилась прямо к группе Тацуи.

Она молча прошла мимо них, прежде чем спуститься вниз по длинных и прямым ступеням.

Тем не менее, глубокий взгляд в его направлении, когда она прошла мимо, совершенно точно не был заблуждением Тацуи.


◊ ◊ ◊

Миссия внедрения, назначенная Майору Анджелине Сириус, также включала вопиющие введения в заблуждение. Среди них, первоначальный контакт с целью также включал позволение цели мельком её увидеть, так что это было успешным. Хотя она изначально беспокоилась, что сокрытие её присутствия может помешать цели её обнаружить, это оказалось необоснованным беспокойством, как и говорили её подчиненные. Тем не менее, быть обнаруженной так быстро — это ей не очень понравилось. Размышляя над этим, Майор Сириус вернулась и открыла дверь в апартаменты высокого класса, которые на эту миссию служили ей квартирой.

— С возвращением.

Изначально Майор Сириус считала, что её соседка по комнате ещё не должна вернуться. Однако, в разрез с её ожиданиями, изнутри послышалось приветствие.

— Сильви, ты вернулась.

Майор использовала её уменьшительное имя, чтобы поприветствовать взрослого товарища по команде, которая намеренно встретила её у двери.

Её звали Сильвия Меркурий Первая. Кроме её имени Сильвия, остальные были кодовыми именами, означающими, что у неё было первое звание среди планетного класса Звезд «Меркурий». Звание Уоррант-офицер. Возраст двадцать лет. Она была высоко ценимой женщиной командиром, получившей в раннем возрасте звание «Первая». Изначально Сильвия не желала присоединяться к военным и после окончания колледжа намеревалась стать журналистом. В этот раз, из-за её выдающихся способностей анализа данных её выбрали в качестве поддержки Майору Сириус.

— Сильви?

Этот талантливый товарищ по команде не обратил внимания на слова Сириус, тупо на неё уставившись. Чувствуя, что что-то не так, майор обратилась к ней снова, прежде чем Сильвия ответила, её глаза по-прежнему были прикованы к майору.

— Лина... Что я могу сказать об этом наряде?

Лина — уменьшительное имя Майора Сириус. Учитывая требования миссии внедрения, было жизненно важно скрывать её личность и избегать терминов, вроде «Главнокомандующий» или «Майор», поэтому ей и приказали использовать уменьшительное имя Лина.

Хотя её выбор слов не содержал никакой вежливости, когда она обращалась к вышестоящему офицеру, Лина не обращала на это никакого внимания.

— Ах, ты имеешь в виду мою внешность? Чтобы избежать внимания, я потратила некоторое время на исследование японских модных журналов последнего столетия. Это было действительно скучно. И, как я выгляжу?

— ...Прежде чем ответить на вопрос, могу я задать свой?

— Конечно, вперед.

Хотя Сильвия потирала висок с видом тяжкой головной боли, Лина ничего такого не заметила.

— Ты без проблем ходишь в этих сапогах?

— В самом деле, я несколько раз почти упала. Удивительно, что японские девушки могут ходить в таких сапогах, не подвернув лодыжку.

— Ты видела каких-либо девушек в таких сапогах?

Изначальный вопрос теперь превратился в два вопроса, но Лина снова ничего не заметила.

— Хм? Сейчас, когда ты это упомянула, я так не думаю.

Выражение Сильвии сменилось от болезненного к беспомощному.

— Лина, позволь мне сказать прямо. Эти твои сапоги уже очень давно устарели!

— Э~!? — Лина широко раскрыла глаза от шока на слова Сильвии. Видя эту реакцию, разочарование Сильвии, наконец, взорвалось:

MKnR v09 16

— Что за «Э»! Не только сапоги. Леггинсы и шляпа тоже устарели. Это мода столетней давности! К тому же твоя одежда не сильно сочетается между собой и совершенно не похожа на то, что будет носить молодая девушка. В этом ты никак не можешь не привлекать внимания.

Выражение лица Лины стало жёстким, когда она услышала этот выговор, видимо она сама об этом догадывалась. На самом деле она заметила, что привлекает много внимания, когда вышла этим утром. Тем не менее, когда это произошло, она подумала, что это лишь потому, что население не слишком часто видит иностранцев.

— Неважно, как сильно ты хотела привлечь внимание цели... Какого чёрта ты также привлекаешь внимание несущественных людей?

Будто не в состоянии больше сдерживаться, Сильвия сделала глубокий вздох поражения.

— Главнокомандующий!

Тон был очень спокойным и ровным, но Лина почувствовала, как по спине стекает холодная капелька пота.

— На сегодня остальной твой маршрут отменяется. Позволь мне, Меркурию, лично дать тебе простое и легкое для понимания объяснение самой современной японской моды, — заявила Сильвия, держа руки на бедрах. Хотя Лина значительно превосходила Сильвию в боевых качествах, почему-то она не могла собрать ни единого контраргумента.


◊ ◊ ◊

После коротких, но плотных зимних каникул, начался третий семестр.

Что включало провожание Шизуки к аэропорту, где неожиданное «наполненное слезами расставание» (в главной роли: Хонока и Шизуку, роли второго плана: Миюки и Мизуки) загнало их в угол (это не было чем-то, что можно решить грубой силой), что послужило ценным жизненным опытом, но Тацуя твердо верил, что всё это со временем станет не более чем «чудесным воспоминанием». По крайней мере, было бы слишком удручающе, если бы он не сказал себе это.

Предположительно, новый переведенный ученик на место Шизуки в Классе A должен прибыть сегодня, но Тацуя считал, что это дело не имеет к нему никакого отношения. Эта особа станет новым одноклассником Миюки, поэтому не то чтобы это совершенно к нему не относилось, но достаточно не относилось, чтобы ему не нужно было добровольно приветствовать нового ученика.

Кстати, о занятиях: начиная с первого дня третьего семестра, занятия будут длиться весь день. Хотя слухи о таинственном переведенном ученике в класс A просочились после конца первого урока, Тацуя не искал их намеренно и уделил им мало внимания: эти слухи влетали в одно ухо и вылетали с другого.

Тем не менее, его отчуждение главным образом было среди меньшинства. Во время перерыва после второго урока благодаря своим слишком любопытным друзьям даже он был втянут в эту вереницу слухов.

— Я слышала, что это невероятно красивая молодая девушка.

Этот высоко взволнованный, или, наверное, ожидающий вид Эрики, когда она начала разговор, наконец, заставил Тацую отступить.

— У неё яркие светлые волосы; даже старшеклассники собираются посмотреть.

— Эрика, ты не пошла взглянуть?

В любом случае, основой для такого живого разговора были всего лишь слухи, что в некоторой степени беспокоило Тацую и побудило его вмешаться.

— Там собралась такая толпа, что никак нельзя подобраться.

— Я совершенно точно знаю, что именно тебя больше всего беспокоит.

В тот момент, когда Лео вскочил в разговор, он уже превентивно прикрыл голову одной рукой.

Секундой позже, Лео пел, как лягушка, которой выключили звук, завалившись на пол и сжимая горло.

«Если ты знал, что это случиться, тогда держал бы все ненужные мысли при себе»

Тацуя с изумлением уставился на Лео, который потерял сознание из-за внезапного удара по горлу скрученным блокнотом, тогда как лицо, за это ответственное, Эрика, продолжила, будто ничего не случилось:

— Я девушка, в конце концов~. Неважно, насколько красива эта девушка, я действительно не хочу протискиваться через толпу.

Хотя Тацуя поддерживал идею не идти вперед, чтобы специально посмотреть, её точка зрения, которая свалила любопытство и похоть в одну категорию, вызовет возмущение у любого присутствующего парня.

— Просто это старшая школа магии, не имеющая прецедентов по переведенным ученикам. Всем естественно будет любопытно об учениках из-за границы. В конце концов, такого не случалось последние десять лет.

— Я не очень хорошо знаю о том, что было в прошлом, но переведенных учеников получили не только мы. — Вмешался Микихико, который только что пришел из препараторской для геометрии. — Вторая Школа, Третья Школа, и Четвертая Школа — все получили краткосрочных учеников по обмену. Университеты тоже получили людей, пришедших для исследований. Я услышал это от учеников семьи.

— Ах, я тоже слышала об университетах. С невероятно передовой Магией Полёта, предоставленной военным в инциденте Йокогамы, ходят слухи, что они отчаянно пытаются получить от нас больше информации.

Древняя магия и современная магия принадлежат отдельным областям. Семьи Йошида и Тиба хвастались высоким числом учеников, поэтому естественно их уровень информации выше нормы. Видимо USNA задействовали удивительно большое количество персонала. В сочетании с информацией относительно независимых движений Звезд, которую он получил в Ноябре, ситуация действительно выглядит серьезной, подумал Тацуя.

— Значит переведенный ученик в класс А — шпион?

— Идиот...

На совершенно несдержанный вопрос от вновь восстановившегося Лео, не только Эрика, но даже Мизуки и Микихико лишились самообладания.

— Лео-кун, ты можешь об этом думать, но не говори это вслух...

— Как ученики, мы должны, по крайней мере, поддерживать дружеские отношения...

Даже пострадав от двойного удара от Мизуки и Микихико, Лео по-прежнему настаивал на своём:

— Почему мы должны это делать, она в классе А, разве не так? Между нами нет никакой связи, верно?

— Идиот, Миюки в классе А. Эта переведенная ученица, которую ты видишь раз в сто лет вместе с Вице-президентом школьного совета. Пока она полностью не приспособиться к школе, Миюки будет, по крайней мере, следить за ней ради приличия. Пока это влияет на Миюки, мы никак не можем остаться в стороне, — Эрика стазу же перевесила опровержение Лео.

Не желая привлечь больше неприятностей, Тацуя внутренне вздохнул: «Как она и сказала».


Эти «отношения» материализовались быстрее, чем ожидалось.

Нет, больше похоже, что среди множества, безжалостно проявилась первая же возможность.

В столовую позднее прибыли Миюки, Хонока, и молодая девушка со светлыми волосами и голубыми глазами. Увидев которую Тацуя хотя и не был чрезмерно изумлен, но всё же немного удивился.

О цвете волос и глаз он уже слышал, также как и слухи о необычайной красоте. И если бы была лишь её красота, то нервы Тацуи уже были отточены Миюки. Источником его удивления было не это, но то, что это была та же девушка, которую он увидел в храме — или более точно, молодая девушка, которую он отметил в храме.

— Извините, могу я сесть с вами?

Молодая девушка свободно заговорила на японском. Хотя и ничего нельзя было поделать с её сильным акцентом, как и ожидалось от ученицы по обмену, учащейся за границей в Японии — или лазутчица, замаскированная под переведенную ученицу.

— Конечно, присаживайся.

Её взгляд задержался на Тацуе. Тем не менее, не было необходимости важничать, поэтому Тацуя быстро согласился.

— Лина, пойдем сначала воспользуемся подносом.

— Поднос... Ах, ты имеешь в виду съестное. Поняла.

Группа Тацуи уже взяла свою еду.

Под призывом Миюки, трое остальных пошли к стойке.

И из-за этого шум вокруг стойки поднялся ещё больше, чем обычно.

В благоговении перед этим дуэтом, остальные ученики, похоже, убирались с пути быстрее, чем обычно.

— Эти двое вместе — определенно сила, с которой приходится считаться.

Тоже красивая девушка, но конечно не внушающая такое преклонение, Эрика не могла не вздохнуть в знак признания.

— Кажись, они довольно хорошо поладили...

Разве они не впервые сегодня встретились, наверное именно это в действительности хотела сказать Мизуки.

— Эй, Тацуя... мне кажется, что я её где-то видел.

— Ух ты, старая школа?

Как только Лео открыл рот, сразу же встряла Эрика. Хотя она знала, что Лео сказал это из-за черт лица молодой девушки, Эрика всё же вмешалась, так как его выражение было слишком прямым.

— ...Сейчас, когда ты это упомянул, в самом деле.

— Э, и Шибата-сан? Если только она не актриса или модель... Но это маловероятно, так ведь?

Как видно из слов поддержки Мизуки, слова Микихико были чистыми догадками.

Конечно, Тацуя знал, какой именно была правда. Скорее неспособность вспомнить так подозрительно одетую молодую девушку была более удивительна. Как раз когда Тацуя колебался, развеять ли недоумение друзей, тема их разговора вернулась вместе с Миюки.

Тацуя почувствовал много взглядов, повернувшихся в этом направлении. Делая вид, что занимаются своими делами, но не в силах сдержать своё любопытство, взгляды уставились на них со всех направлений. Хотя Миюки по-прежнему привлекала обычное количество взглядов, количество скрытных взглядов в значительной степени возросло по сравнению с обычным.

— Извини за ожидание, Онии-сама.

Будто в полном неведении об этих деталях, Миюки села возле Тацуи, будто это было самым естественным в мире.

— Тацуя-кун, позволь мне сделать несколько представлений.

Разумеется, Хонока села прямо напротив Тацуи и говорила сбоку от молодой девушки.

— Анджелина Кудо Шилдс. Вы должно быть уже слышали об этом, но она переведенная ученица, которая, начиная с завтрашнего дня, присоединится к нам в классе А.

Слыша представление Хоноки, не только Тацуя, но и остальные трое также показали ошеломленное выражение.

— Хонока, не говори лишь обо мне; разве ты не должна представить всех остальных?

Как лицо, о котором идет речь, переведенная ученица поддержала всеобщее настроение.

— Э, ах, и-извините!

— ...Что ж, это наша Хонока.

— В самом деле, это весьма похоже на Хоноку.

Столкнувшись с комментариями Эрики и Мизуки, которые походили на шип, попавший прямо в цель, Хонока покраснела и не могла вымолвить ни единого слова.

— Тогда, позвольте мне её представить. Это Анджелина Кудо Шилдс из Америки.

После того, как Миюки сделала второй раунд представлений, волосы переведенной ученицы слегка качнулись, когда она слегка поклонилась со своего места.

— Пожалуйста, зовите меня Лина.

Когда она это сказала, её глаза слегка прищурились, и она показала ослепительную улыбку.

Её голубые зрачки, были не цвета воды или льда, но напоминали сапфировое небо — лазурь.

Две волнистые косы по бокам головы поддерживались лентами, и если их развязать, волосы, скорее всего, будут доставать до талии. Они могли быть даже длиннее, чем у Миюки.

Для первогодки старшей школы, такой взрослый взгляд не очень хорошо сочетался с детским стилем волос, но это прекрасно совпало с таким идеальным сочетанием шока и красоты, вместе с этим была некоторая дружелюбность.

Похоже, большинство взглядов было именно из-за неё. Услышав второе представление Миюки, Тацуя решил представиться первым, так как остальные были немного лишены самообладания этой ослепительной улыбкой (особенно два парня) и все были с выражением шока.

— Класс Е, Шиба Тацуя. Чтобы различать меня от Миюки, пожалуйста, зови меня «Тацуя».

— Спасибо. И, пожалуйста, зови меня Лина. Я буду очень благодарна, если ты не будешь использовать уважительные суффиксы.

— Хорошо, Лина.

— Приятно познакомиться, Тацуя.

Скорее всего, по привычке, Лина протянула руку через стол, которую Тацуя слегка схватил снизу.

Это было простое рукопожатие, не что-то смешное, вроде леди протягивает руку для поцелуя.

— Случайно Тацуя не брат Миюки?

Её лазурные глаза выдали намек на колебание, но Лина притворилась, что ничего не случилось.

Кажись, она не смогла скрыть своё выражение, подумал Тацуя, позаботившись, чтобы случайно не засмеяться и просто улыбнулся и кивнул. Только что ведь Миюки ясно обратилась к Тацуе «Онии-сама», что недвусмысленно указало на их отношения.

— Я Тиба Эрика. Пожалуйста, зови меня Эрика, Лина.

Одна из сильных сторон Эрики была не съёживаться во время таких ситуаций.

— Моё имя Шибата Мизуки. Пожалуйста, зови меня Мизуки.

— Сайдзё Леонхарт, но простого Лео будет достаточно. Я немного груб и так говорю, поэтому не обращай внимания.

Его тон был грубее обычного, но недостаточно, чтобы заметить.

— Йошида Микихико, пожалуйста, обращайся ко мне Микихико.

Воодушевленные её мужеством, Мизуки, Лео и Микихико все представили себя.

— Эрика, Мизуки, Лео, Микихико. Приятно познакомиться.

Никого не спрашивая, чтобы повторили, Лина с первой попытки запомнила все их имена. Это было лишь начало, но ей удалось достичь благоприятного впечатления на этом первом критическом шаге.

Однако услышав, что Микихико произнес своё имя как «Микхико» , это чисто Японское имя, похоже, поставило её в тупик, как Американку.

— Его немного трудно поизносить, поэтому если не можешь сказать Микихико, можешь спокойно использовать Мики.

Если вышеупомянутое лицо даст на это разрешение, тогда всё будет в порядке. Однако если это предложение пришло от кого-то другого, и особенно из уст Эрики, в этом не было дружеских чувств. По крайней мере, так посчитал Микихико, приготовившись отклонить её предложение.

— Ах, неужели? Тогда позволь мне делать это. Мики, так хорошо?

Тем не менее, когда эта чарующая улыбка украла его гнев со словами «так хорошо», Микихико мог лишь капитулировать.


Лина, которая намеренно выбрала гречку в меню, была занята поединком со своими палочками, пытаясь сдержать своё разочарование и ответить на возникающие вопросы. Конечно, все были очень вежливыми и не задавали никаких некорректных вопросов. Как раз когда все почти закончили есть, Лина, наконец, освоила свои палочки. Видя это, вопросы, не дававшие покоя ученикам класса Е, были, наконец, озвучены их представителем, Тацуей.

— Кстати, случайно Лина не кровный родственник Старейшине Кудо?

Среди японских волшебников его обычно называют «сэнсэем», но лично Тацуя не предпочитал это. Вместо этого, задавая вопрос Лине, он использовал универсальный термин «старейшина», что было почётным званием офицеров в отставке.

— Я припоминаю, что младший брат старейшины поехал в Америку и завел там семью.

То была эпоха, когда браки волшебников через международные границы поощрялись. В то время, новости, что младший брат Кудо Рэцу, «коварнейший» среди мировых волшебников, направился в Америку и завёл семью с американской волшебницей, были темой ожесточённых споров.

— Ара, я поражена, что ты слышал об этом, Тацуя. Этим новостям уже много-много лет.

Гипотеза Тацуи, похоже, попала прямо в точку.

К тому же, для Американского волшебника, говорить, что младший брат Кудо Рэцу поехал в Америку «давным-давно», имеет смысл.

— Дедушка моей матери — младший брат Сёгуна Кудо.

Она использовала слово «Сёгун» для обозначения Генерала. Тацуя расслышал её правильно.

Этот термин волшебники Европы и Америки использовали, когда речь шла о Кудо Рэцу, который провёл много лет в лидирующих позициях волшебников Японии. Даже если она на четверть его происхождения, неважно, как бегло она говорит на японском, она по-прежнему является всецело американским волшебником.

— Благодаря этому, я смогла приехать сюда, чтобы учиться за границей.

— Так Лина пришла сюда не по своей собственной воле? — ненароком спросила Эрика.

Нервозность и беспокойство, которые показала Лина, не похоже, что были заблуждением Тацуи.

Глава 3

В темноте ночи бродили не только зловещие личности.

Граждане могли свободно передвигаться без угроз хулиганов — и всё это благодаря неустанным усилиям «апостолов порядка». Сегодня ночью молодой человек, который был (предположительно) одним из этих столпов порядка, ворчал своему спутнику.

— Серьезно, одно беспокойство за другим...

— ...

— Разве наша хреновая удача прошлого года уже не подошла к концу?

— ...

— Должно быть, что-то случилось. В таком случае, действительно легко сказать, нелегальные иммигранты это или иностранные захватчики.

— ...Это расследовать — наша работа. Которая из-за этих безумных инцидентов у нас есть, так что перестань болтать!

Одновременно с тем, как четким и способным голосом дать совет своему начальнику, который по-прежнему тихо бормотал «такие вещи вообще не должны случаться...», он вдохнул воздуха.

— Да, это Инагаки.

Слушая через наушники короткий доклад, Инагаки сразу же кратко ответил.

— ...Принято. Мы вскоре будем на месте.

Выключив передающее устройство, Инагаки охватил тяжелым взглядом своего начальника, на котором был вялый вид, и оглядел окрестности.

— Инспектор, пять тел. Причина смерти такая же, как и прежде. Как и прежде, нет внешних повреждений.

Слушая рапорт Сержанта Инагаки, Инспектор Тиба Тошиказу вздохнул и посмотрел в небо.

— И вся их кровь видимо тоже исчезла... Серьезно, пять странных трупов каждый месяц. Должен быть предел в попытках привлечь внимание СМИ.

Не намекая ни на жертв, ни на убийц, Инспектор Тиба Тошиказу лишь вздохнул, чтобы показать, как всё это хлопотно. Тем не менее, на фоне выражения неудобства на его лице, его зрачки сверкнули с острым, как бритва взглядом охотника.


◊ ◊ ◊

Анджелина Шилдс в настоящий момент была вовлечена в то, что достойно называться волнующим поступлением.

Самого её внешнего вида было достаточно, чтобы в первый же день перевода о ней стало известно всей школе.

Раньше трон самой красивой девушки школы принадлежал исключительно Миюки. Это было единое согласие, как всех учеников, так и всех учениц.

Однако, с добавлением Лины, титул «Королева» преобразился в «Красавицы-Близнецы». А если ещё добавить и то, что они двое часто ходили вместе, это лишь углубит впечатление, что «её красота соперничает с Миюки».

Светлые волосы, блестяще сияющие под солнцем и лазурные зрачки, которые пристыдят даже сапфиры.

Темные косы, более глубокие, чем сама ночь и бриллиантовые глаза, которые превзошли свечение черного жемчуга.

Миюки и Лина, равные по красоте, однако внешне диаметрально противоположные. Из школы, приютившей их двоих, явно засиял свет.

Такого уровня красоты было достаточно, чтобы появился повод для сплетен...

— Миюки, начинаю.

— Начинай, когда будешь готова, оставляю отсчет на тебя, Лина.

Они стояли друг напротив друга на расстоянии 30 метров.

Между ними на тонком стержне лежал небольшой металлический шарик диаметром 30 сантиметров.

Хотя в классе практических занятий было много похожих инструментов, все их сверстники забросили свои занятия и сосредоточили всё своё внимание на Миюки и Лине.

Нет, не только их сверстники. На втором этаже на обзорных местах было довольно много учеников третьего года, которые могли свободно выбирать своё расписание.

Маюми и Мари были среди них.

— ...Сила магии, которая может соперничать с Миюки, думаешь, такое возможно?

— На некотором уровне, она представитель Америки в Японии, так что это вполне невозможно. Тем не менее, трудно представить, что кто-то возраста Миюки может противостоять её магической силе.

— Согласна. Ну, пока не увижу, не поверю. Поверю лишь тогда, когда увижу собственными глазами.

— Именно для этого мы и здесь.

В этом упражнении обе стороны активируют свои CAD одновременно, победителем считается тот, кто захватит контроль металлического шара, находящегося в середине. Этим упражнением не только легко управлять, в нем также присутствует высокий сопернический дух.

Именно благодаря своей простоте это упражнение — простой способ определить разницу в силе.

С момента начала этих упражнений прошлым месяцем Миюки уже достигла уровня, которого сверстники не могли надеяться достичь. Разница была столь велика, что инструктора посчитали, что продолжать практиковаться против других учеников уже бессмысленно.

Это был общеизвестный «секрет», что даже некоторые члены школьного совета (и члены дисциплинарного комитета), пришедшие бросить ей вызов, были ей не ровня.

Однако против переведенной ученицы эта Миюки собиралась использовать всю свою силу.

Учитывая, что старшеклассники полностью потеряли лицо, хотя и честно приняли результат (конечно, Миюки не возвеличивала своё достижение и была всем этим испытанием скорее смущена), на этом упражнении пришлось присутствовать Маюми и Мари.

— Три, два, один...

В тот момент, когда Лина сказала «один», они обе положили руки на приборную панель.

— Вперед! — они одновременно закричали.

Миюки дотронулась к панели кончиками пальцев, тогда как Лина прижалась всей ладонью.

Спокойствие и действие, их истинное лицо отразилось в их начальных движениях. Впрочем, это показало лишь физическую сторону дела.

Ослепительная масса псионов смешалась и взорвалась на Эйдосе металлического шарика, служившего целью. Так как этот свет нельзя было увидеть невооруженным глазом, закрывать глаза было бессмысленно.

Некоторые из наблюдателей, не отточившие техники подавления магического вмешательства, прижали пальцы к вискам и не могли перестать качать головами.

Через непродолжительное время свет померк, и металлический шар медленно покатился в сторону Лины.

— Ах, я снова проиграла.

— Фу-фу, теперь я впереди на два раунда, Лина.

Лина громко провозгласила своё нежелание принимать поражение, тогда как Миюки слегка улыбнулась и незаметно вздохнула с облегчением.

По их реакциям было совершенно очевидно, что победителем этого соревнования (хотя это и не было настоящим соревнованием) была Миюки. Хотя она и сказала «впереди на два раунда», эта фраза, которую обычно говорили победители, не давала неизгладимого впечатления подавляющей победы, больше похоже, что...

— ...Они действительно равны.

— С точки зрения скорости активации, переведенная ученица на самом деле быстрее, разве не так?

— Хм, но Миюки выигрывает в силе вмешательства, поэтому она захватила контроль прежде, чем была окончена магия противника. Инициатива против силы... Это больше похоже на тактическую победу, нежели на чистое соревнование силы.

По мнению Маюми и Мари, с точки зрения единичной системной обработки, они двое обладали равной силой магии.

Затем это упражнение было повторено четыре раза, с результатом 2:2, так что к концу Миюки была всё ещё впереди с двумя раундами.


Полдень, столовая.

Так как сегодня с ними была Лина, нельзя сказать, что это были их обычные посиделки. Начиная с перевода неделю назад, её тянули то туда, то сюда, так что она каждый раз обедала с разными группами.

Максимизируя свои сетевые возможности, она, можно сказать, что была переведенной ученицей-моделью. С первого дня перевода она фактически впервые ела с группой Тацуи.

— Ты довольно популярна, Лина.

— Спасибо. Я рада, что все так любезны.

На нескрываемую похвалу Эрики, Лина решила ответить ничего не значащим, смущенным выражением смирения и вернуться с безразличным отношением.

Нельзя было сказать, это был её характер или просто культурный фон, но Тацуя и компания (исключая Эрику) нашли это освежающей сменой темпа.

— Тем не менее, Лина довольно способна. Хотя я знаю, что любой выбранный учиться за границей определенно будет иметь навыки, я действительно не могу поверить, что ты на таком уровне можешь сравняться с Миюки.

— Нет, думаю, это я должна удивиться.

На похвалу Микихико, Лина широко раскрыла глаза в неверии.

Кстати, по крайней мере, если сравнивать с Миюки, Микихико нашел разговор с Линой легче. С Миюки он всё ещё говорил формально, тогда как с Линой мог говорить более непринужденно.

— Раньше я была непобежденной в высокоуровневых соревнованиях, как это, но я никак не смогу победить Миюки, и если против Хоноки, то я могу выиграть по общим навыкам, но я по-прежнему проигрываю в сложности конструирования. Как и ожидалось от Японии, одной из сильнейших магических стран.

— Лина, это всего лишь практические упражнения, не соревнование. Думаю, нет никакого смысла зацикливаться на победе или поражении.

— Магические соревнования очень важны. Хотя это всего лишь практические упражнения, я считаю, что специально выбирать упражнения с острой конкуренцией, где победа имеет значение — единственный способ, чтобы улучшиться.

Столкнувшись со скромным отклонением Миюки, Лина бросилась вперед со своим контраргументом, совершенно не боясь какого-либо потенциального столкновения.

Просто такой она была, что само по себе было освежающей сменой темпа.

— Воля к соперничеству очень важна во время соревнований, но на тренировках в ней нет необходимости, так ведь? Практические упражнения — лишь практика и принципиально отличаются от экзаменов практических навыков, определяющих личные способности.

— ...Верно. Наверное, Тацуя прав. Должно быть, я просто немого возбуждена.

— Возбуждение не так уж и плохо. С новым оппонентом, Миюки также стала более мотивированной, так что с этой стороны я должен поблагодарить тебя, Лина.

Вначале Лина откровенно кивала в знак согласия на слова Тацуи, но сейчас она посмотрела на него недоверчивым выражением.

— Он появился! Комментарий комплекса сестры Тацуи-куна! — сказала Эрика, притворяясь, что вздыхает.

— Ах... Ох, вот как оно... у Тацуи и Миюки очень хорошие отношения.

Проглатывая более невежливую вспышку, Тацуя, похоже, почувствовал резкое снижение температуры во взгляде Лины в его сторону.

— Кстати, Лина, хотя это и не очень важно...

Обнаружив, что атмосфера движется в неправильном направлении, Тацуя сменил тему разговора.

— Что такое?

Она посмотрела на него холодным взглядом, но он был лишен какой-либо снисходительности, так что это, наверное, была игра, чтобы соответствовать шутке Эрики.

MKnR v09 17

Хотя он так надеялся на свои наблюдения, не было гарантии, что это верно. Тем не менее, это был Тацуя, он не был столь чувствителен, чтобы закрыть рот и отступить лишь из-за этого.

— Если я правильно помню, разве «Энджи» не обычное сокращение имени «Анджелина»?

Это был всего лишь простой вопрос.

По крайней мере, так думали Эрика, Мизуки, и Хонока, которые вместе с ними сидели за столом.

Однако на один короткий момент выражение Лины определенно дрогнуло.

— Нет, всё правильно, но сокращение «Энджи» не так редко, как ты думаешь. Например, у меня в начальной школе была одноклассница по имени «Анжела», которую называли «Энджи».

— Вот почему Лина предпочитает быть известной как «Лина», а не «Энджи», эх, — с пониманием кивнул Тацуя.

Он и намека не показал, что понял, как плохо тогда дрогнула Лина.


◊ ◊ ◊

В Первой Школе не было никаких общежитий.

Так как в стране лишь девять старших школ магии, неизбежно будут ученики из-за границы.

Так что хотя вопрос общежитий полностью и не отпадает, в наши дни, кроме нескольких специализированных школ-интернатов, считающих общежития неотъемлемой частью программы, школьных общежитий больше не существует.

В современную эпоху, HAR (Home Automation Robot, или Домашний Автоматический Робот) уже вышел на массовый рынок, ежедневные покупки могут быть сделаны через интернет и доставлены прямо к двери, поэтому ученики могут свободно жить сами без какого-либо дискомфорта, что сделало школьные общежития избыточными. Как ученице по обмену, нет ничего странного в том, что Лина снимала квартиру. Её дом был всего лишь в двух остановках от школы, что благодаря современному общественному транспорту — непосредственная близость. Лина не сняла личную студию или однокомнатную квартиру, вместо этого выбрав небольшую квартиру семейного размера, так как жила не одна.

— С возвращением, Лина.

— Сильви, уже вернулась?

Когда Лина открыла дверь в квартиру, Варрант-офицер Сильвия, которая на эту миссию была её поддержкой, сразу же встретила её, будто уже некоторое время ожидала её прибытия.

— Уже довольно поздно, разве не так?

Лина криво улыбнулась, услышав это после того, как добралась домой объездным путем и направилась в столовую в своей форме. Там была,

— Мина, ты здесь.

Молодая женщина с напряженным выражением встретила Лину. Она стояла перед столом и видимо только что разговаривала с Сильвией.

— Да, извините за беспокойство, Майор, — женщина по имени Мина ответила жестким тоном. Показав недоумевающую улыбку, Лина села возле стола.

— Пожалуйста, присаживайся, Мина. Сильви, могу я попросить тебя принести чай?

Обычно Сильвия проигнорировала бы эти приказы и ответила бы «учитывая, что ты девушка, ты должна сама заваривать себе чай». Однако она не была той, кто не может читать атмосферу.

— Чай с молоком сойдет? Мина, хочешь тоже чашечку?

— Ах, да, извините за беспокойство.

Казалось, что вопрос Сильвии напугал Мину, но, по крайней мере, она несколько расслабилась, ей отвечая.

Полное имя этой женщины было Михаэла Хонда, если коротко — Мина. У неё тоже были японские корни, но в отличие от Лины, Мина по внешности могла полностью смешаться. Хотя, её тон кожи был немного темноват? Впрочем, такого уровня было недостаточно, чтобы привлечь внимание в Японии.

Она была одной из шпионов, внедренных в Японии перед группой Лины. Тем не менее, это не была её изначальная работа. На самом деле она была исследователем магии при Департаменте Обороны, специализирующаяся на Системной Магии Освобождения. Она была талантливой женщиной, прошлым ноябрем принимавшей участие в эксперименте черной дыры в Далласе. После споров в Научно-исследовательском Центре Далласа она вызвалась на эту миссию, чтобы исследовать альтернативный прорыв «реакции аннигиляции преобразования энергии».

Как и многие исследователи магии, она также была волшебником. В отличие от поддельных студентов, пришедших в этом месяце под предлогом совместных исследований, она проникла в университеты магии под личностью продавца и инженера из японского филиала Максимилиана, «Миа Хонда». Кстати, её нынешнее жилье было прямо следующей дверью за съемной квартирой Лины. Хотя она и не боец или разведчик, она всё же служит поддержкой и была достаточно скрытой, чтобы активно участвовать в этой миссии внедрения.

— Нашла какие-либо зацепки?

Вопрос Лины был задан Сильвии, которая только что села, поставив чашки.

— Я прошлась через опубликованную информацию, но не нашла никаких новых данных.

— Понятно, похоже, с этого направления невозможно быстро получить результаты.

На этот раз она повернулась к Михаэле.

— Как с твоей стороны, Мина?

— Тоже ничего... Извините.

Михаэла несколько расслабилась, но затем к ней снова вернулась тревога.

Не то чтобы Лина намеревалась всех напрячь, будто она была строгим человеком. Однако с конца прошлого года с самого первого дня Михаэла всегда была слишком нервной возле Лины. Не то чтобы между исследователями и бойцами было какое-либо разделение, просто Лина стояла на вершине волшебников USNA как «Сириус» несмотря на свой юный возраст. Даже если сказать ей расслабиться, это ничем не поможет. Хотя с того дня уже прошло две недели и сейчас они могли на некотором уровне взаимодействовать, это ограничивалось лишь повседневными разговорами. Сама Лина знала, что за такое короткое время невозможно достичь тех же профессиональных отношений, которые у неё были с Сильвией.

— Как с твоей стороны Лина, ты приблизилась к цели?

На вопрос Сильвии, казалось, что выражение Лины покрылось туманом.

— Думаю, я вообще не приблизилась, — Лина вздохнула и показала горькую улыбку, — я ещё не получила ни единого куска важной информации, а они, похоже, уже смотрели сквозь мою маскировку.

MKnR v09 18

— ...О чем ты говоришь?

— Тацуя спросил меня «разве Энджи не обычное сокращение от Анджелина» и напугал меня почти до полусмерти.

— Может, это совпадение?

— Понятия не имею. Я неудачница. Видимо, я действительно для этого не создана, эх?

Лина продолжала глубоко вздыхать. Сильвия снова наполнила её чашку чая с молоком. Заметив, что Сильвия и Михаэла с беспокойством на неё смотрят, Лина сумела найти второе дыхание.

— Не беспокойтесь об этом, в конце концов, мой противник лишь ученик старшей школы. Он не должен раскрыть мою личность как Сириуса. Даже если он что-то подозревает, просто невозможно, чтобы он наткнулся на что-то конкретное.

Не нужно быть гением, чтобы сказать, что эти смелые слова были пустым разговором. Лине изначально дали задание идентифицировать цель под любыми обстоятельствами, так что слова «не должен раскрыть личность» были просто пустым разговором. Сильвия понимала это, но решила сдержаться, решив, что это может нанести слишком сильный моральный вред. К тому же она не могла сказать, что их враг был обычным учеником старшей школы.


◊ ◊ ◊

Накинув халат на сестру, которая только что в самом лишь нижнем белье встала с кровати устройства обследования волн псионов, Тацуя посмотрел на результаты обследования, тогда как его обычное, машиноподобное бесстрастное лицо содержало незначительные следы беспокойства, что не ускользнуло от глаз Миюки.

— ...Тебя что-то беспокоит? Онии-сама, пожалуйста, можешь говорить мне всё что угодно. Не имеет значения, что ты хочешь сказать, я всегда готова выслушать.

Не то чтобы это была чрезмерная реакция, просто слишком мотивирована.

Когда у Тацуи мелькнула эта мысль, он был озадачен, как ответить и какое выражение принять, и, в конце концов, просто сухо усмехнулся.

— Нет, не то чтобы это меня беспокоит, думаю в этот раз это моя собственная проблема. Так как верхний предел масштаба конструкции магии превысил первоначальные ожидания, вычислительная мощность CAD больше не может совладать с твоей силой магии. Я планировал установить внутри большую зону расчета магии... Ты слишком много беспокоишься.

— Извини.

— За что ты извиняешься? Я похвалить тебя должен.

Нежно поглаживая волосы сестры, когда она поклонилась, Тацуя тепло ей улыбнулся, когда она подняла голову.

Миюки последовала за братом, или скорее отразила его улыбку. До этого момента всё было в порядке...

«...Сейчас не время начинать краснеть»

Осознавая опасность — в основном благодаря ложбине, выглядывающей из-за щели в халате — Тацуя быстро подхватил разговор.

— Похоже, что перевод Лины в той же класс стал отличным стимулом.

Услышав имя Лины, блестящий румянец на лице Миюки сразу же исчез.

— В самом деле... Хотя это может звучать высокомерно, но я ещё не встречала противника её калибра.

И не из-за того, что настроение было испорчено. Миюки не была такой девушкой, которая будет огорчена, если из уст Тацуи прозвучит имя другой девушки. У неё было такое выражение по совершенно иной причине. В её глазах затаился тихий, сжигающий боевой дух.

— Ох, да, Онии-сама, твой вопрос ранее в обед был серьезным?

— Ты заметила?

Тацуя слегка усмехнулся.

— Как я и подозревал, Лина — «Сириус», — заявил Тацуя, его улыбка сменилась на резкое выражение,— как и ожидалось, от Миюки скрыть это невозможно.

Видя, как Тацуя снова засмеялся и поднял руки, чтобы потянуться, Миюки больше не могла сохранять серьезное выражение и озорно улыбнулась, указав на него пальцем.

— Конечно, Миюки ведь смотрит на Онии-саму намного больше, чем кто-либо другой.

Тацуя намеренно громко засмеялся. Невозможно было сказать, посчитал ли он, что Миюки шутит или просто пытался отнестись к этому, как к шутке.

Видя смех брата, в голове Миюки было лишь то, как ужасно она хочет знать, что на самом деле он думает.

В подвале (если более точно, то в подземном помещении) кондиционирование воздуха было всё ещё включено, но они не могли расслабиться не из-за этого, а из-за того, что её нижнее белье покрывал тоненький халат.

Миюки нужно было вернуться в свою комнату и переодеться, поэтому они вернулись в дом.

Тонкие и изысканные ноги Миюки покрывали не черные леггинсы или колготки, но черные чулки. Одежда вокруг её верхней части тела была довольно свободной, между мини-юбкой и чулками было чуть видно её бледную кожу.

Пока она стояла, всё было хорошо, но когда Миюки села, он сразу же подумал: «разве это не ужасная ситуация?» — и почему именно ужасная, задумался Тацуя.

Не подозревая о мыслях брата — не то чтобы он мог ей это сказать — Миюки поставила перед ним чашечку кофе.

За исключением сегодняшнего дня, она обычно садилась на диване возле Тацуи, а не напротив него.

Она не приняла позу лотоса или положила ногу на ногу.

Вместо этого её колени были вместе и наклонены по диагонали.

Это была довольно взрослая поза с тайным шармом.

Не зная намерений Миюки (поверхностные намерения были просты, но истинный смысл оставался неуловимым), Тацуя решил не обращать на это особого внимания.

Приняв это решение, нерешительность из взгляда Тацуи исчезла.

На другом конце стола он мог обнаружить на Миюки следы недовольства, но решил об этом не упоминать и, смотря на неё, начал говорить:

— Продолжая наш предыдущий разговор, есть высокая вероятность того, что Лина — «Энджи Сириус».

Прошлым месяцем Тацуя получил предупреждение от их тёти Йоцубы Майи, что военный отряд волшебников USNA «Звезды» начал расследование относительно волшебника, ответственного за магию Стратегического Класса «Взрыв Материи». Тогда Мая ясно сказала, что Тацуя и Миюки, скорее всего, включены в число возможных подозреваемых.

Тацуя считал, что приход Лины в Первую Школу, вероятно один из аспектов продолжающейся разведывательной войны.

— Сейчас проблема заключается в том, что мы раскрыли личность Сириуса, несмотря на попытки наших противников её скрыть. К тому же, также видно, что они пытаются раскрыть нас.

Вполне естественно, что Тацуя был сбит с толку, учитывая необъяснимо слабую личную и ментальную защиту вокруг Лины, по крайней мере, по стандартам USNA. Причина этого пока оставалась за пределами его досягаемости.

— Более того...

Наверное, он рассмеялся бы, узнав правду, но прямо сейчас на Тацуе было серьезное выражение, когда он продолжил свой анализ:

— Почему USNA послали сюда Сириуса, практически их козырную карту?

Миюки уже давно переключилась на серьезный тон, последовав примеру Тацуи.

— Именно. По наблюдениям за последнюю неделю, думаю, сила Лины не предназначена для разведывательной работы. Боюсь, что её настоящая миссия может быть несколько другой, для чего и предназначена её маскировка.

— «Сириус» просто охватывает слишком много углов...

— Предполагая, что Лина это Сириус... Её миссия проникновения может быть лишь прикрытием. Её настоящая цель может находиться где-то в другом месте.

— Заставить USNA послать Сириуса на международную миссию... Что же это может быть?

Должно быть, они слишком много об этом думали, но, к счастью, они всё ещё были в неведении.

— Не имею понятия... Впрочем, думаю, прямо сейчас мы не должны уделять этому большое внимание.

Мысли Тацуи уже ушли от этой темы, когда его тон внезапно потерял свою предыдущую интенсивность.

— Нам очень повезло, что Америка предоставила тебе отличного соперника, Миюки.

Тем не менее, серьезность в его тоне не исчезла.

— В самом деле, Онии-сама.

На искренний тон и взгляд брата, Миюки изменила свой тон.

— Соревнуйся с Линой изо всех сил. Мы уже говорили об этом утром, но мы должны побеспокоиться о победе или поражении. Это подтолкнет тебя на более высокий уровень, чем когда-либо прежде.

— Да.

— Совместные соревнования — как топливо для роста относится также и к Лине, но прямо сейчас ты не должна об этом беспокоиться. Это редкая возможность.

Слыша сильные слова Тацуи, Миюки показала спокойную улыбку без тени беспокойства.

— Верно. К тому же, у Миюки есть Онии-сама. Пока ты на моей стороне, я никого не побоюсь, даже если врагом будет сам Сириус.

Слова Тацуи были о соперничестве, а не о вражде.

В словах Миюки было небольшое чувство того, что она немного отошла от темы.

Впрочем, перед безграничной верой Миюки, Тацуя кивнул без какого-либо колебания.


◊ ◊ ◊

Во внеклассной активности Тацуи было довольно много изменений. Хотя на бумаге было лишь два: оставаться в библиотеке или патрулировать школу в качестве члена дисциплинарного комитета, но в последнем было много помех.

Достаточно, чтобы заставить призадуматься о заговоре.

Сегодня это чувство было особо заметным.

Хотя членам дисциплинарного комитета было разрешено на территории школы носить CAD, при исполнении своих обязанностей Тацуя обычно их не использовал.

Изначально CAD были инструментами, укорачивающими время, необходимое для активации Магии Четырех Систем. И лишь ограниченно использовались для остальной магии, такой как Внешняя Системная Магия, Несистемная Магия, Древняя Магия, и особенно если Несистемная Магия лишь освобождает Псионы до такой степени, что отсутствие CAD вообще не выглядит неестественным.

После случайного раскрытия на Турнире Девяти Школ своей способности к использованию Прерывания заклинания, начиная с второго семестра вне класса Тацуя ограничился Несистемной Магией. Этого было более чем достаточно, чтобы справиться с любыми проблемами, так что не было необходимости брать с собой CAD.

Но из-за демонстративной силы CAD на патрулирование он брал с собой CAD комитета. Хотя как сдерживающее средство они не обладали большой силой, перед патрулированием Тацуя обычно возвращался в штаб-квартиру и на два запястья надевал CAD.

Как обычно, Тацуя сегодня после занятий направился в штаб-квартиру комитета и увидел фигуру Лины. Даже издали было невозможно перепутать эти пламенно золотые волосы.

Подавив желание сбежать из-за предчувствия проблем, Тацуя потрудился, чтобы голос звучал ровно.

— Доброе утро.

Он уже давно привык к приветствию членов комитета, так что не обратил внимания на время дня. Он прошел мимо толпы, — которая состояла более чем с пяти человек, — и ловко надел на руки CAD.

— Ах, Шиба-кун, отлично.

К сожалению Тацуя был схвачен Канон.

Его способность скрыть своё разочарование была продуктом ежедневных тренировок(?).

— Что такое?

Голос Тацуи не выдал никакого субъективного или объективного тепла. То, что Канон не обратила внимания на эти детали, было её и сильным и слабым местом.

— Это Шилдс-сан. Думаю, ты уже её знаешь?

Это был не такой уж и большой вопрос. Конечно, Тацуе оставалось лишь кивнуть.

— Шилдс-сан желает понаблюдать за ежедневной работой дисциплинарного комитета. Думаю, она хочет посмотреть на самоуправление японских старших школ магии. Шиба-кун, ты сегодня на дежурстве, не мог бы взять её с собой?

Как хлопотно, подумал Тацуя. Намерения Лины ему были неясны, но он чувствовал, что это совершенно точно увеличит вероятность появления новых хлопот. Это было гарантированно, так как он был уверен, что они наткнуться на учеников мужского пола, очарованных Линой (все старшеклассники), резко на него смотрящих. Даже если он был избавлен от завистливых взглядов внутри комитета, он не мог вообразить, как невероятно раздражающим будет ходить по школе с Линой на хвосте. Увы, и запрос Лины и назначение Тацуи были вполне логичным поворотом событий.

— Понял.

У Тацуи не было выбора, кроме как предложить немедленную и безоговорочную капитуляцию.


Лина перевелась недавно, так что здесь не было большой неожиданности, но они впервые шли наедине. Строго говоря, со всеми слоняющимися вокруг учениками, они не были одни, но дискомфортная атмосфера вряд ли измениться от того, будут люди вокруг или нет.

Прежде всего, в защиту Тацуи, дискомфортная атмосфера была не из-за того, что возле него шла невероятная красавица, такая как Лина, но из-за того, что от Лины не ослаблялось это её ощущение любознательности. Время от времени она украдкой поглядывала на Тацую, и, несмотря на попытки скрыть эти взгляды, Тацуя чувствовал, что они лишь закапывают её всё глубже.

Тем не менее, Тацуя не мог спросить прямо «Ты шпион, так ведь». Давление, достигшее уровня вулкана, было готово разверзнуться.

— Неужели в старой школе Лины не было этой системы?

Тацуя посчитал, что больше не может терпеть эту молчаливую драму (технически они были лишь в десяти метрах от штаб-квартиры). Что за тяжелая тишина, подумал Тацуя, когда предался в своё редко видимое чувство общественного долга и задал вопрос первым... Сейчас, когда он об этом подумал, это был невероятно злостный вопрос.

— Э? Ух...

Злостный — потому что он видел тревогу Лины.

Ходили слухи, что все, удостоенные звания «Сириус» были вдоль и поперек бойцами передовой линии. Хотя, конечно же, невозможно, чтобы Лина вообще не прошла через тренировку внедрения, подумал Тацуя, не в состоянии решить, хочет ли он смеяться или плакать.

— ...Ничего не поделаешь, если ученик первого года ничего об этом не знает.

Чувствуя некоторую вину за бедственное состояние Лины, Тацуя попытался дать ей выход из положения. Не было никакой необходимости кромсать её маскировку, так как если вытащить все карты на стол, то всё станет лишь более хлопотным.

— Э... Ах, верно. Вот почему я хочу понять секрет того, почему в этой школе ученик первого года может присоединиться к такой деятельности.

Она не очень то и хорошо обращается с уловками, но на плечах у неё хорошая голова, подумал Тацуя. Она достаточно проворна, чтобы ухватиться за спасательный круг, который ей бросили другие люди, что может показать её в лучшем свете, чем его собственную сестру.

Как он и предполагал, справа и слева в него вонзались разные взгляды. Впрочем, наверное, боясь оставить негативное впечатление перед переведенной ученицей, никто не решался начать действовать в открытую.

Таким образом, Тацуя провел Лину через основные классы практики и исследовательские лаборатории. Это патрулирование в сопровождении объяснений давало впечатление, будто он проводит тур по территории школы.

Лина остановила шаг в конце здания, которое находилось рядом исследовательских лабораторий возле лестницы, ведущей к соседнему зданию.

— Ты устала? Хочешь вернуться назад?

Конечно, он знал, что это не настоящая причина её остановки. Он использовал это лишь чтобы начать разговор.

— Нет, я в порядке.

От её тона было такое впечатление, будто она неуверенна, откуда начать.

— Что такое?

На призыв Тацуи, Лина, наконец, избавилась от колебаний.

— Тацуя — замена, ученик второго потока, верно?

— Верно, это проблема?

Уже прошло довольно много времени с тех пор, как кто-то прямо задавал этот вопрос. Снова это? Вместо такого чувства, он этим скорее оживился и в ответ задал собственный вопрос.

— Когда я спросила Миюки, почему на тебе не такая форма, как у остальных в классе А, она ответила мне довольно раздраженным голосом.

Лина рассмеялась, когда вспомнила тот инцидент. Похоже на то, что кнопка Миюки была нажата, криво усмехнулся Тацуя.

— Но, когда я ранее спросила Канон, она сказала, что Тацуя стоит у вершины волшебников Первой Школы.

Когда Тацуя услышал, что имя Канон было произнесено «кэнэн», он однозначно понял его как канон, а не кэнэн, что по-английски означает «пушка» — назвать так Канон было бы слишком оскорбительно.

Со столькими ненужными мыслями в голове понимание того, что пытается сказать Лина, заняло больше времени, чем обычно.

— Тацуя, почему ты прикидываешься ничтожным учеником? И так как ты им прикидываешься, почему ты так легко раскрыл свою истинную силу? Поведение Тацуи довольно беспорядочно, я не понимаю, почему ты так поступил.

Дослушав вопрос Лины до конца, он, наконец, понял, что Лина действительно хотела сказать.

— Не имею понятия, что ты спрашивала у Тиёды-сэмпай, но не то чтобы я делаю вид, что ничего из себя не представляю. Я действительно ничтожный ученик.

К счастью, Лина подробно объяснила, чтобы передать свой вопрос и не заставлять Тацую ждать, в противном случае он действительно мог растеряться. Нужно сократить эти ненужные мысли, подумал Тацуя.

— Экзамены практических навыков зависят от скорости, масштаба, и силы вмешательства и основываются на международных стандартах. Но победа или поражение в реальном бою не зависит строго от этих трех переменных. В реальном бою играет огромную роль физическое мастерство. Хотя по практическим экзаменам я ничтожный ученик, но в бою я могу выложиться на полную. Вот так все просто.

Это была неоспоримая истина. Тацуя посчитал, что этого достаточно, чтобы ответить на вопрос, или на некотором уровне отклонить вопрос.

— ...Соглашусь, что оценка практических навыков и боеспособность — две разные вещи.

Однако слова Лины были неожиданными, и, казалось, намекали на нечто большее.

— Я тоже не особо удивительна в школе, но волшебник, полезный на поле боя.

Казалось, что тело Лины начало медленно излучать подозрительную ауру.

— Разве это не чудесно?

Тепло в глазах Тацуи исчезло.

— Я могу сказать, что ты хорош.

Перед этим холодным, или скорее стальным взглядом, Лина выпустила ослепительную улыбку.

Это не был распустившейся цветок, но красота острого как бритва клинка, доведенного до своего лучшего состояния.

Вдруг рука Лины двинулась!

Тацуя быстро перехватил удар ладонью.

Отточенная правая рука, для удара которой Лина использовала наименьшее возможное движение, за запястье была схвачена Тацуей.

Ладонь, нацеленная в подбородок Тацуи, была перехвачена даже до того, как успела достичь горла.

Лина сжала ладонь и вытянула указательный палец схваченной правой руки (что в итоге напомнило форму пистолета).

Возле лица Тацуи послышался ужасный свист.

Тацуя молниеносно отодвинул в сторону правую руку Лины.

Лина нахмурилась, когда свет псионов, собравшийся на кончике её указательного пальца исчез прежде, чем она успела ударить.

— Как опасно.

— Я посчитала, что ты от этого уклонишься.

— Не соизволите ли объяснить?

— Перед этим, не мог бы ты отпустить мою руку? Это больно, и эта поза немного смущает.

Чтобы отодвинуть в сторону её руку, расстояние между Тацуей и Линой сильно сократилось. Со стороны выглядело так, будто Тацуя нападает на Лину... и принуждает её к поцелую.

Тацуя сразу же отпустил её руку.

Однако в его глазах не было и следа стыда или угрызений совести.

— Серьезно, это больно. Ты даже оставил... Э? Нет следа? Точный контроль силы?

Лина надела недоумевающее выражение, когда левой рукой поправила правый рукав.

— После того, как ты ударила другого человека в лицо точкой давления, дать тебе испытать небольшую боль — наименьшее, чего ты заслуживаешь.

— Это был всего лишь простой блок псионов, вообще не содержащий никакой угрозы. Самое большее, что он мог сделать, так это дать впечатление от удара пистолетом.

— Думаю, это более чем оправдывает жестокое обращение.

Даже увидев такую теплую улыбку, выражение Тацуи даже чуть-чуть не расслабилось.

Лина могла лишь вздохнуть и поднять обе руки.

— Поняла, поняла. Пожалуйста, прости мою грубость, Тацуя-сама.

Лина сбросила своё отношение и формально поклонилась Тацуе, прежде чем поднять голову.

До этого строгое выражение на лице Тацуи по некоторой странной причине изогнулось в уголках рта.

— ...Что-нибудь ещё?

— Нет, этого достаточно. Думаю, мы сможем нормально поговорить в будущем. Хотя, это изящество вообще не подходит Лине.

Похоже, что уголки рта Тацуи сменились из-за того, что он посчитал, что это ей не подходит.

— В чем я не изящна!?

— Твой характер.

Он не был уверен, поняла ли она смысл туманного термина, такого как «характер», но учитывая её беглый японский, здесь не должно быть проблем, поэтому Тацуя пропустил объяснение.

Таким образом, было это благословением или проклятием, но она успешно интерпретировала его слова.

— Во мне нет ничего такого! По крайней мере, меня даже приглашали на чай с Президентом!

Лина всеми силами пыталась доказать свою элегантность.

— Ох...

Слыша это, Тацуя слегка усмехнулся.

В этом смехе были следы холода.

Лина машинально прикрыла рот.

В выражении Тацуи она могла видеть, как ей ухмыляется Мефистофель.

— Президент, эх...

Во властных структурах были многие, способные привести в замешательство даже волшебников, способных на убийство без какого-либо оружия. Даже в такой стране, как Япония, которая имеет очень низкие стены, во власти было несколько особых людей, что даже волшебники будут вынуждены периодически принимать противоядия, чтобы убрать яд из своих тел, прежде чем их встретить.

В USNA единственный волшебник, способный с глазу на глаз встретиться с Президентом, наверное...

— Ты меня надул, так ведь?..

Не желая принимать результат, Лина посмотрела на Тацую, но вина за это фиаско полностью лежала на ней.

— Моя дурная слава опережает меня. Разговор пошел в этом направлении по чистой случайности. В отношении этого вопроса, думаю, Лина сама себя загнала в угол, верно? В конце концов, именно Лина это спровоцировала.

Это и называется страдать молча. Лине оставалось лишь с разочарованием продолжать смотреть на Тацую.

— И почему же ты это сделала?

— ...Я лишь хотела узнать, на что способен Тацуя.

— На что я способен? Зачем?

Лина отвела взгляд, когда он с подозрением нахмурился.

— Ничего особого... просто чистое любопытство.

— Любопытство... Ты всё это сделала лишь ради этого, — легко видя сквозь её наглую ложь, Тацуя продолжил бормотать.

Лина угрюмо выпустила небольшой «Хм».

— ...Строго говоря, это правда. Собственно... — тихо ворча, Лина снова перевела взгляд на Тацую, — я хотела знать, захочешь ли ты поехать в USNA.

— Я, в Америку?

— На мой взгляд, у тебя такой высокий уровень навыков, однако ты низведен к такому скромному положению, разве ты не хочешь быть на сцене, дающей тебе признание, которое ты заслуживаешь. Хотя класс волшебников в Америке оценивается в основном по международным стандартам, всё ещё есть места, где это не так. Америка — свободная и разнообразная страна. Просто невозможно, чтобы тебя там низвели к простой замене просто потому, что ты обделен в одной области. Я считаю, что Тацуя будет признан как подобает твоему истинному потенциалу.

— Интересное заявление.

Столкнувшись с неожиданным приглашением, отношение Тацуи несколько смягчилось.

— В таком случае...

Видя это, Лина сразу же пошла вперед.

— Если бы это было чистейшей правдой.

Однако своей иронией Тацуя выхватил у неё инициативу.

— Лина, где именно находится это неординарное место, которое оценивается выше всех остальных? Скажи, Арлингтон?

Раньше Арлингтон был военно-морской академией, но теперь один из основных поставщиков для волшебников и исследователей магии в армии USNA.

— ...Да. Но есть и другие места.

— Лина, оценка, основанная на заслугах, разработана для того, чтобы выбрать правильный способ использования инструментов.

Несмотря на то, что тон Тацуи оставался насмешливым, ему не хватало ледяного холода, заглушающего сердце.

— В отношении выбора лучше всего подходящих для армии волшебников, Арлингтон и JSDF — две стороны одной монеты. Хотя в отношении их широты взглядов могут быть некоторые различия.

Прежде всего, это звучало так, будто Тацуя дразнил друга.

— Что ж, забудь.

— Э?..

Вдруг Тацуя пробормотал тоном «в любом случае, это не имеет значения».

Лина была не в состоянии проследить за этой внезапной сменой разговора и могла ответить лишь озадаченным голосом и выражением.

— Ты всего лишь пыталась протестировать мои навыки, так?

— Ух... Да.

— Тогда давай закончим на этом. Пожалуйста, воздержись от таких действий в будущем.

Не пора ли тебе идти? Призывая её к этому, выражение Тацуи стало не отличимым от обычного.

Лина больше не могла отличить его от обычного Тацуи.

— Ты ничего не хочешь меня спросить?

Было понятно, что Тацуя хотел сделать вид, что этой сцены никогда не было. Это также было в лучших интересах Лины. Однако она не имела ни малейшего представления о том, почему Тацуя это делает или о его намерениях.

Ей невероятно повезло уже в том, что Тацуя не задавал никаких вопросов, и Лина знала, что этим может пренебречь его добрым жестом, но она не могла удержаться перед своими собственными вопросами.

— Спросить что?

— Что ты имеешь в виду? Вроде... Моей реальной личности или что-то подобное, ты не хочешь знать?

— Не волнуйся об этом. Некоторые камни в мире лучше оставить нетронутыми.

Лина не была уверена, говорит он искренне или нет.

Человек, известный как Шиба Тацуя, был для неё слишком непонятным.

— ...Ты, невероятно раздражаешь.

Тацуя лишь пожал плечами и развернулся на резкое обвинение Лины.

В то же время, когда она последовала за его спиной, Лина была дальновидна в том, что слово «раздражающий» не было поверхностным.

Глава 4

14 января 2096 года, Сибуя 23:00.

Поздно ночью в субботу, хотя машин на улице не было, она была заполнена молодыми людьми.

Машин там не было из-за изменений в транспортной системе и изменений в обычном рабочем времени. Самоуправляемый (с автопилотом) индивидуальный электрический транспорт работал круглосуточно. Кроме того, в большом районе, как Сибуя, этот общественный транспорт использовать не было необходимости, так как под землей были сооружены моторизированные тротуары, по которым можно было легко добраться до станции.

Больше того: в нынешнем веке, когда инфраструктура для работы на дому была улучшена, больше нет нужды допоздна оставаться в офисе. В случае срочной работы, современная тенденция в бизнесе была в том, чтобы делать её дома и передавать обратно в компанию через частную линию. Современные офисы — места для деловых переговоров, не для бумажной работы. К тому же, когда компании занимаются честным бизнесом, исчезает необходимость сознательно назначать деловые переговоры на ночь.

Ночной Сибуя — город для молодых людей, где не видно взрослых.

На самом деле, кроме Сибуи, в это время дня невозможно увидеть такую сцену в любом другом районе.

Сибуя, Синдзюку, Икэбукуро, Роппонги... До войны они процветали как торговые районы для молодых людей; но теперь увидеть, как молодые люди бродят и собираются поздно ночью, можно лишь здесь, в Сибуе.

В эпоху хаоса, охватившей два десятилетия, в разные периоды в Синдзюку, Икэбукуро и Роппонги, как результат разрушительных действий, вызванных иностранцами, вместе с крайней разрухой, вызванной ксенофобскими[2] бунтами местной молодежи в ответ на действия иностранцев, возникло множество извилистых руин. В ходе реконструкции были приняты меры по капитальному восстановлению общественного порядка, превратив тем самым эти районы в довольно плотные оживленные центры.

Но Сибуя был исключением.

Ещё до войны уровень разрухи усугубился и распри между молодежью усилились, поэтому, как результат того, что они были первыми, кто выпроводил иностранцев, Сибуя был избавлен от абсолютного уничтожения, от которого пострадали другие районы. И так как беззаконие ночного Сибуя было оставлено в покое, даже сейчас нельзя категорически утверждать, что такой результат был лучшим чем другие.

Если это была такая зона беззакония, будь то день или ночь, «перестройка», инициированная правительством и местным муниципалитетом, которые стали очень нетерпимы к отсутствию порядка по сравнению с довоенными днями, вероятно, продолжилась бы, как можно было бы предположить. Нынешние административные органы стали довольно строгими по отношению к ограничениям частных прав, связанных с недвижимостью.

Однако днем и ночью внешний вид Сибуи полностью отличался.

Днем — деловой центр, где деловито приходят и уходят честные сотрудники компаний.

Ночью — квартал удовольствия, где ошивается молодежь с признаками преступности.

Поскольку они не могут совершить облаву сразу на всех, властям трудно сделать решающий шаг в перестройке района.

И в этот самый вечер, в начале Нового Года, на улицах также собралось много молодежи, шумевшей столько, сколько хотят: смеясь, флиртуя и обмениваясь ударами.

Среди них была видна фигура молодого парня с угловатыми чертами лица и крепким телосложением.

Одетый в легкую куртку поверх спортивного свитера, что было невообразимо легкой одеждой для середины зимы, Лео неуверенными шагами глубокой ночью шел через Сибую. Хотя использовалось слово «неуверенными», его ноги и ступни были должным образом в джинсах и кроссовках. Однако, судя по его шагам, похоже, у него не было конкретного назначения.

У Лео было одно плохое времяпровождение. Нет, скорее не времяпровождение, наверное, это была привычка.

Привычка скитаться.

Не ходьба или бег, но скитание в ночи.

С приближением глубокой ночи ему хотелось бродить в случайном направлении в неопределенности.

Лео считал, что это объяснялось инстинктами, высеченными в генах его тела.

Он был третьим поколением «Бург Фолге (Серия Крепость)», в первые дни разработанной в Германии, где впервые в мире был доведен до практического применения метод генетической манипуляции по настройке волшебников.

Бург Фолге — метод по настройке тела, разработанный с акцентом на улучшение его прочности. В те дни, чтобы увеличить возможности ближнего боя, считающиеся слабейшей точкой волшебников, вместо укрепления магических способностей, этот метод, который усиливал физические способности, содержащиеся в генах, родил поколение «Супер солдат, способных использовать магию», или «Расширенных людей, способных одновременно использовать и сверхчеловеческие физические способности и магию», эти два названия им больше подходили, чем просто настроенные волшебники.

Хотя методы Химера-фикации не были включены в методы настройки, не трудно представить, что как начало метода генетической реконструкции были использованы большие млекопитающие, которые были гораздо крепче людей.

Не удаляя внешними средствами ограничитель организма, — уже тогда было известно, что такой метод будет иметь высокую вероятность повреждения магических способностей, — но за счет повышения производительности физического тела.

Возможно, как результат такой необоснованной генетической реконструкции, много из первого поколения умерло ещё в детстве, даже большинство тех, которые стали взрослыми, сошли с ума и умерли.

Дедушка Лео был одним из немногих выживших.

У Лео был страх.

Посторонний не сможет этого увидеть, но он всю жизнь живет со страхом глубоко в сердце.

Он задавался вопросом, сойдет ли и он однажды с ума.

С нечеловеческим фактором, пожирающим его человеческий фактор, он задавался вопросом, потеряет ли в конечном итоге себя.

Он задавался вопросом, действительно ли выпуская свои порывы, сможет оттянуть момент, когда его скрипучее сердце разобьется. Он старался быть лояльным к своим порывам. Он на примере своего дедушки знал, что можно свободно прожить естественную продолжительность жизни.

Вот почему он не сопротивлялся своему порыву «блуждания в ночи».

По прихоти этого порыва, под луной, под звездами, под угольно-черными облаками, он бесцельно блуждал.

Одной ночью в центре города, следующей: в торговых районах, в пригородах, в уединенных горах. Без назначения. По прихоти, он выбирал дорогу по настроению дня.

То, что сегодня он пришел в Сибую, было чистой случайностью.

Он увидел фигуру молодого человека в темном костюме, поверх которого был серый плащ, на котором, хотя он и был новым, тут и там виднелись складки.

— Э? Старший брат Эрики, Мистер Инспектор?

Человек, который только что прошел мимо, был случайным знакомым. Всего-навсего, но Лео заговорил с молодым человеком. Просто по прихоти, так как он не всегда заговаривал со знакомыми, лишь их завидев.

В следующий момент в его направлении поднялась волна шума.

Голос Лео никоим образом не был громким. Он был всего лишь достаточно громок, чтобы призвать прохожего остановиться.

Но, несмотря на это, взгляды в его сторону с обеих сторон улицы определенно нельзя было назвать дружескими.

— Ты, пройди со мной ненадолго, — ответил с критикой человек, которых шел возле «старшего брата Эрики». Лео также вспомнил лицо этого человека, который был в возрасте, в котором его тяжеловато назвать молодым человеком. Он вспомнил не только лицо, но и имя.

— Инагаки-сан, верно? Что так внезапно?

Не отвечая на вопрос, что также можно было посчитать грубым, Инагаки схватил Лео за левое запястье.

Хотя его легко можно было стряхнуть, Лео быстро последовал за Инагаки.

Его привели в маленький бар внутри глухого переулка. Хотя на вывеске было написано «BAR», его внешний вид был таким, что Лео посчитал, что вообще не было нужды в использовании западных символов.

— Хозяин, я позаимствую комнату на верхнем этаже, — Инагаки обратился к владельцу бара, который с другой стороны стойки полировал стакан, и, не дожидаясь ответа, в дальнем конце поднялся по лестнице. Лео привели в небольшую тесную комнатку, в которой было лишь четыре стула, размещенных вокруг маленького круглого стола. В дверном проеме была громоздкая, герметичная дверь, похожая на люк космического корабля и ужасно не соответствующая изношенности интерьера.

— Я всё ещё несовершеннолетний, — в шутливой форме сказал Лео, предупреждая Инагаки, который как раз собирался начать говорить, после того как обеими руками прокрутил ручку, крепко заперев дверь.

Возле Инагаки, который выглядел, будто жует кислого жука, Тиба Тошиказу весело — не в смысле чтобы повеселиться, но в смысле глубокого интереса — засмеялся.

— Сайдзё-кун, правильно? Ты неплохо нас обнаружил. Хотя мы должным образом скрыли наше присутствие.

Этих слов было достаточно, чтобы Лео понял, что пытается сказать Тошиказу.

— ...Может ли так быть, что я прервал расследование?

Похоже, Тошиказу удивила эта неплохая догадка.

— Хеех... У тебя есть не только мускулы. Что ж, полагаю, Эрика не поддерживала бы тебя, если бы у тебя были мышцы вместо мозгов.

Хотя Лео машинально нахмурился, неважно, была ли это доброжелательность или злоба, так как он осознавал, что его научили техникам, одолжили специализированное оружие, и ещё во много чем поддерживали, он воздержался от споров.

— Может, Дом Мистера Инспектора перепутал способ воспитания дочерей?

Контратака в лучшем случае была такой, которая была бы отбита ненормативной лексикой (что было бы отвратительно).

— Это точно, — с кривой улыбкой сказал Тошиказу. Но вразрез с его светлым тоном, в свете его прищуренных глаз чувствовалось что-то глубоко укоренившееся.

Чувствуя опасность пересечения того, что не должен, Лео замолчал.

— Не обращай внимания на расследование. Мы просто пытались скрыть своё присутствие, чтобы избежать бессмысленных проблем; мы ни за кем не шли. Сейчас ведь поздняя ночь, так что в этом месте полиция может привлечь негодующие взгляды.

— Негодующие взгляды, хех... действительно, — Лео, будто что-то вспомнив, глубоко кивнул. Доказав тем самым, что чувствует больше симпатии к полиции, чем к молодым людям Сибуи.

Если добрая воля вернулась, отношение смягчится; это один из самых базовых принципов межличностных отношений (хотя это и не обязательно истинно для противоположного пола).

Поэтому блеск в глазах Инагаки по отношению к Лео стал более дружеским.

— Инспектор, разве сейчас не нужный момент? Почему бы не спросить его об «этом»?

Естественно, лишь по этим словам Лео не мог узнать, что означает «это», но он не настаивал на объяснении. Лео спокойно смотрел на Тошиказу, который кивнул и повернулся к нему лицом:

— Сайдзё-кун, по какому делу ты сегодня в Сибуе?

— У меня нет конкретного дела.

— Хмм, ты часто приходишь в Сибую?

— Нет, не часто; лишь иногда. Я также прогуливался здесь в канун Нового Года.

— Две недели назад, хех... Тогда, ты знаешь о странностях, произошедших в торговых районах?

Инагаки не остановил Тошиказу, который пытался раскрыть подробности инцидента, который был под запретом на разглашение СМИ. Впрочем, Инагаки знал, что завтра это будет «сенсационная новость».

— Странности? Я думал, что они случаются каждый день. Кстати, Мистер Инспектор, разве вы не отвечаете за Йокогаму? Почему вы ведете расследование в этом месте?

— Мы являемся членами Полицейского Департамента. Нас переводят по всей Японии. Поэтому мы сейчас расследуем инцидент частых неестественных смертей в столичной области.

Слова изливались легко и плавно. Однако Лео не был введен в заблуждение его тоном.

— Неестественные смерти... Странные убийства? Ещё и частые? — нахмурив брови, Лео задал вопрос.

Тошиказу пересмотрел свою оценку Лео, её повысив, но не показывая никаких признаков этого.

— Верно. Ну, это станет известно общественности лишь завтра... — сказав это, Тошиказу переглянулся с Инагаки. Который кивнул и достал со своего кармана пальто мобильный терминал. Открывая складной терминал, он вывел на экран файл изображения. Видя фото, меняющиеся в слайд-шоу, Лео вдохнул воздуха и проглотил слюну.

— Последняя жертва была найдена три дня назад в Парке Догэндзака. Предполагаемое время смерти приблизительно с часу до двух ночи.

— Прямо посреди города!?

Лео подумал, что выражение «Прямо посреди города» странновато, но он не мог придумать лучших слов, чтобы должным образом выразить свои чувства.

Наверное, он подумал, что такие дела обычно происходят в малонаселенных областях.

— Оставим пока в стороне время дня, не было бы странным, даже если бы что-то такое случилось ночью посреди города. По крайней мере, здесь.

Однако когда Тошиказу ответил с горьким выражением, Лео не мог не кивнуть со словами «Вы правы». Лео также по опыту знал, что текущий Сибуя имеет необычную двойственную натуру.

— Поэтому я хотел бы кое-что спросить; ты ничего не знаешь о странном парне? Я не против, даже если это будут всего лишь услышанные тобой слухи.

— Ночью здесь слоняется много странных парней. Что конкретное вы хотите знать?

На обоснованную жалобу Лео, Тошиказу, зная, что это не тот случай, показал кривую улыбку.

— Конечно, это не ясно. Но расследование было бы намного легче, если бы мы знали черты преступника...

Лео молча уставился на Тошиказу, который размышлял «с чего бы начать?».

— Что ж... трупы жертв мы уже тебе показали.

Инагаки не пытался вмешаться. У него также не было намерений останавливать начальника, который начал гражданскому сливать секретную информацию расследования.

— Причина всех смертей была неестественна. На семи трупах не было найдено никаких следов внешних повреждений.

— Не было повреждений? Яд?

На вопрос Лео, который сменил своё выражение, Тошиказу покачал головой:

— Тесты на наркотики все были негативными. И хотя не было травм, жертвы потеряли примерно десять процентов крови.

— Все жертвы?

— Все жертвы.

— Понятно... это действительно «неестественные смерти». Даже не странные убийства, это странный инцидент, — не испугавшись и не почувствовав тревогу, Лео пробормотал изумленным голосом.

— Хотя это может показаться сверхъестественным явлением, инцидент этот — реальность, — изумившись отношением Лео, Тошиказу решил вернуться к изначальному вопросу. — Вот мне и интересно, не знаешь ли ты парня, который мог это совершить, имитируя что-то оккультное. Особенно среди иностранцев в наши дни, например странные слухи, которые среди них распространяются.

— Иностранцы в наши дни, хех...

Прежде чем его снова спросили, Лео скрестил руки на груди, но вскоре развел их со сдавшимся видом.

— Виноват, никто не приходит на ум.

Это был грубый, или скорее сбитый с толку тон, будто говоривший «что это за манеры?», но без чувства удивления или ненависти.

— Я поспрашиваю друзей.

— Э, нет, всё в порядке. Такого рода вещи — работа полиции, которая не ограничивается лишь вынюхиванием или слежением.

— Но Инспектор, это ведь ночной Сибуя, вы знаете? Думаю, взрослым, более того, полицейским, будет здесь трудно что-либо спросить.

— ...Ну, может быть и так, но...

Даже без напоминания, Тошиказу и Инагаки уже осознали сложность расследования. В противном случае они не пошли бы так далеко и не раскрыли бы секретные детали расследования парню, который был всего лишь их знакомым.

— Я не намерен совать нос в опасность. И даже если я смогу это увидеть, я уверен в своем чутье.

— Действительно? Тогда...

— Инспектор!?

Намереваясь сказать «сотрудничество ученика старшей школы в криминальном расследовании — это уже зашло слишком далеко и очень опасно». Инагаки поспешно повысил голос, как жест, чтобы его остановить, но Тошиказу достал из нагрудного кармана визитку.

— Если что-то обнаружишь, напиши мне здесь. В первый раз нужно ввести вручную, и оно автоматически обновиться во второй.

Благоразумие Инагаки было проигнорировано и Лео и Тошиказу.

— Это действительно строго. Ну что ж, если что-нибудь найду, дам вам знать.

Сказав это, Лео встал, одной рукой легко прокрутил ручку герметичного замка, чтобы повернуть которую Инагаки пришлось использовать обе руки, и спустился вниз.


◊ ◊ ◊

14 января 2096 года, USNA Вашингтон округ Колумбия 11:30 местного времени.

15 Января, 01:30 японского времени — полночь.

Лину, которая уже заснула, разбудила соседка по комнате Сильвия.

— Сильви, что случилось?

Лина стала кадровым офицером более трех лет назад; даже если принять в расчет время после того, как она заняла пост Главнокомандующего Звезд, у неё была военная карьера длительностью полтора года. Она привыкла к вытаскиванию из постели при чрезвычайных ситуациях. Мгновенно восстановив своё сознание, она ясным голосом запросила объяснение у Сильвии.

— На экстренной связи Майор Канопус.

Услышав ответ Сильвии, Лина молча подбежала к переговорному устройству.

— Бен, прости, что заставила ждать. Извини, что только звук.

«Это я должен извиниться за то, что потревожил вас посреди сна»

Насколько Лина знала, Бенджамин Канопус был человеком здравого смысла даже среди Звезд. Среди Звезд первого класса у него, возможно, наиболее здравый смысл. Он, даже зная о разнице во времени, другими словами, зная, что здесь в Японии полночь, позвонил Лине. Это не может быть по тривиальному вопросу.

— Я не возражаю. Что же случилось?

«Мы установили местонахождение тех, кто сбежал прошлым месяцем»

— Что!?

Инцидент дезертирства класса «звезды первой величины», Альфреда Фомальгаута, произошедший прошлым месяцем, не ограничился скандалом в Звездах, он также сильно потряс руководство USNA.

Инцидент не закончился устранением собственноручно Линой Старшего Лейтенанта Фомальгаута. В тот же период семь волшебников, и мастера магического производства сбежали из сил USNA. Среди них, хотя и самого низкого класса «спутник», были также и члены Звезд. Миссия, тогда возложенная на Лину Майором Канопусом, заключалась в том, чтобы догнать и устранить беглецов. Именно о них он говорил, что местонахождение установлено.

— Где они!?

«В Японии. После того, как приземлились в Йокогаме, похоже, что сейчас они скрываются в Токио»

— Почему в Японии... и более того, в этом Токио!?

Лина в удивлении обернулась. Но Канопус не имел ответа на этот вопрос. Этот вопрос задавала не только Лина, и на него не мог ответить не только Канопус.

«Объединенный комитет Начальников Штабов решил направить дополнительную поисковую команду»

— Правительство Японии знает?

«Нет, это секретная операция»

Операция преследования беглецов в сочетании со шпионажем и боями на чужой территории — это может плохо кончиться с правительством страны-партнера. Была даже возможность того, что это может посчитаться серьезным провокационным актом к суверенитету, и привести к разрыву дипломатических отношений. Лина снова осознала, насколько большое значение Пентагон придает этому вопросу.

«Главнокомандующий, вот указания от Генерального Штаба: текущая миссия Майора Энджи Сириус должна перейти на второй план, высшим приоритетом назначается миссия по отслеживанию беглецов»

Лина, сразу, как только глубоко вдохнула, ответила в переговорное устройство:

— Бен. Прошу передать в Штаб, что я принимаю миссию.

«Вас понял. Главнокомандующий, берегите себя»

Связь окончилась этими словами беспокойства.

«Похоже, ночью я уже не смогу поспать» — подумала Лина.


◊ ◊ ◊

В начале недели в классной комнате странные убийства стали горячей темой.

В воскресенье утром все новостные компании вышли с тем, что можно назвать настоящим фестивалем статей о многочисленных странных убийствах, в попытках скомпенсировать то, что до этого крутилось на второсортных новостных сайтах. Их поведение было маниакальным, или скорее они потеряли управление над собой, до такой степени, что пытались загладить вину перед разочарованными подписчиками, можно сказать, что это был акт признательности.

Из-за этого, новости разошлись быстро, как пожар. Главной темой особо подчеркивался оккультный аспект, нагнетая сенсацию.

— Утро~. Эй, эй, Тацуя-кун, ты видел вчерашние новости?

Однако единственные люди, понимающие, что повелись на сенсацию, но всё ещё способные взять из этого преимущество, были, наверное, люди приблизительно возраста Тацуи. Как обычно, ничем не руководствуясь, голос друга, который, по всей видимости, заранее танцевал, был первым, который он услышал.

— Новости, ты имеешь в виду о «вампире»?

Хотя это и было очевидно, он просто хотел следовать общему этикету. Затем Эрика, как он и думал, радостно кивнула:

— Об этом, ведь невозможно, чтобы это сделал один преступник, так ведь? Это профессионально организованная преступность? Я голосую за то, что это незаконная организация, имеющая дело с органами и кровью.

Прежде чем Тацуя успел сесть на свой стул, она уселась на его стол, развернулась и приблизила лицо.

В этот раз Тацуя подумал: «это действительно несущественно, но это тело гибко», о чем действительно можно было и не думать, поэтому он принял серьезный взгляд и покачал головой.

— Если это так, тогда я не понимаю, почему было удалено лишь десять процентов крови.

Чтобы напрасно не вызывать в мире проблемы, власти определенно хотели скрыть это, но тот факт, что жертвы потеряли около десяти процентов крови, распространился среди общественности, разжигая недовольство «Вампирским инцидентом».

— Здесь ведь есть цель убийства? Может, они думали о возможности использования крови для фабрики крови, если её эффективно использовать?

— Если это так, то они не оставили бы трупы посреди города. Кроме того, загадка ещё и в том, что нет никаких следов извлечения крови.

В статьях «после извлечения крови иглой, они стерли следы магией» хотя они также предположили, что волшебники были вовлечены, но невозможно навсегда стереть след от инъекции единичным использованием магии лечения.

— Хмм, понятно... Отсутствие шрама определенно странно.

— Как говорили по ТВ, это убийство оккультными средствами? — нахмурив брови с соседнего сидения, скорее с несколько нервным выражением, Мизуки присоединилась к разговору. — Оккультные средства, хех... Если бы вампиры действительно существовали, то это уже давно стало бы известно.

Современная магия, в процессе систематизации теории, приветствовала тех, которые передавали древнюю магию с другой стороны покрова легенд. Если хобгоблины или подобные сущности действительно существовали, их наличие было бы раскрыто вместе с «колдунами». По крайней мере, так считал Тацуя.

— Тогда, по мнению Тацуи этот акт был совершен всецело человеком, а не оккультными средствами?

— А ты, Микихико? Как думаешь, Ёкаи или демоны, такие существа вовлечены?

Он ответил на вопрос Микихико таким же вопросом.

Микихико сказал «Хмм...», покачав туда-сюда головой:

— ...Не думаю, что это работа простого человека, но я не могу утверждать...

На странный ответ Микихико, Тацуя показал неприятную улыбку:

— Кстати, об оккультизме, всего сто лет назад магия была ярким примером этого оккультизма.

Эрика быстро с волнением наклонилась вперед:

— Тацуя-кун, неужели ты думаешь, что это преступление связано с волшебниками?

— Я ещё не думал об этом. Ни камеры уличного наблюдения, ни радары Псионов не захватили никаких реакций.

Вскоре после того, как он закончил говорить, Тацуя, ещё раз об этом подумав, покачал головой:

— ...Однако волшебник высокого ранга может обмануть радары, и если он может использовать Внешнюю Системную Магию Психического Вмешательства, он также может совершить преступление в центре города, что его никто не заметит.

— Это неприятно. Хорошо, что направление Человечности не стало сильнее, — пробормотала Мизуки мрачным голосом.

Строго говоря, «Человечность» текущего века — своего рода антимагическое движение.

Это движение пытается запретить использование магии, говоря, что «магия — не сила, дозволенная людям», и является сущностью культовой идеологии суб-секты христианства.

«Люди должны жить лишь с силой, им дарованной» — так утверждала гражданская позиция под названием «Человечность», это партия, которая в последние годы расширила своё влияние на восточное побережье Америки.

Если бы они ограничились лишь «прекращением использования магии», тогда здесь не было бы особого вреда (с чем многие согласилось бы), но радикальные элементы Гуманизма проводили насильственные акты, направленные на отказ от самого существования волшебников. Даже в USNA они получили свои органы по надзору в форме резервных войск по борьбе с преступностью (USNA постоянно следит за организациями, связанными с насилием).

— Сейчас, когда ты это упомянула, я видела по телевизору, как эти овцы выдвигали свои требования.

— Утро, о чем говорите?

Как обычно, прервав речь Эрики, на сидение впереди Тацуи — очевидно, что «классного учителя», который мог бы предложить смену мест, не было — сел Лео.

— Кажется, ты сегодня довольно поздно? — подняв руку, чтобы его поприветствовать, Тацуя задал вопрос. Хотя по его внешнему виду это может быть и удивительно, но для Лео необычно приходить в последнюю минуту как раз перед началом занятий.

— Ах, у меня были незначительные дела, поэтому я поздно лег спать... Кстати, о чем вы говорите?

— Мы говорим о «Вампирском инциденте».

Из-за ответа Мизуки Лео нахмурился.

Как раз в тот момент, когда он пробормотал «Снова?..», терминал отобразил информацию о начале урока. Без оставшегося времени, их утренний разговор подошел к концу.


◊ ◊ ◊

Возле Миюки, которая появилась в школьной столовой, не было златовласой спутницы.

Тацуя не испытывал никаких сомнений или недовольства, он ведь не назначал отдельную встречу. Поэтому этот вопрос не то чтобы его интересовал, он просто пришёл ему на ум.

— Сегодня ты без Лины?

Однако ответ младшей сестры был за пределами его ожиданий.

— Сегодня она отсутствует, Онии-сама. У неё появились некоторые срочные семейные дела.

— Хмм?..

«Отсутствует сразу после перевода из-за границы?» — подумал Тацуя, но так как он кроме неё не знал никаких иностранных волшебников, он не утверждал, что это ненормально. Прежде всего, если учесть её личность, должно быть много вещей, у которых больший приоритет, чем школа. Кроме того, Лина ну никак не могла сказать Миюки или Хоноке причины кроме «домашних». Поэтому Тацуя не спрашивал дальше.

Эрика и Мизуки показали беспокойство её поведением, но — по факту разница была в том, что Мизуки «волновалась», тогда как Эрике было «любопытно» — даже если он спросит Миюки, он понимал, что данный ему ответ не обязательно будет правдой. Таким образом, как обычно, с нехваткой одного человека (нехваткой Шизуки, не Лины), семь человек собрались вокруг столика.

— Кстати, Шизуку хорошо поживает? — Эрика посмотрела на Хоноку.

— Да, кажется, она хорошо себя чувствует. Она также говорила, что уроки не так уж и сложны, — даже не подумав над вопросом, Хонока ответила сразу же. В связи с современными коммуникациями, другая сторона Тихого океана — не такое уж и больше расстояние.

— Она была удивлена тем, что там всё ещё остались обсуждения на уроках, включающие учителей.

У всех на лице появилось удивление, смешанное с интересом. Так как система учеников, выезжающих за рубеж изучать магию, практически прекратилась, было трудно получить информацию о том, какая там форма обучения.

— Тогда, может быть, Лина тоже по-разному недоумевает?

— Не похоже, — Миюки, улыбаясь, отклонила беспокойство Мизуки. на самом деле казалось, что Лина вообще не была озадачена разницей в структуре занятий между Америкой и Японией. «Как если бы она с самого начала ходила лишь в Японскую Старшую Школу Магии», Миюки незаметно показала неприятную улыбку.

Это была милая улыбка дьяволёнка, которую к счастью никто не заметил. Сознание её друзей было приковано к следующей бомбе, которую Хонока объявила.

— Мы вчера немного поговорили по телефону, Шизуку также была удивлена новостями о «Вампирском инциденте». Она сказала, что каким-то образом подобный инцидент произошел и в Америке.

— Э-э! Правда?

— Я спросила у неё то же самое. Похоже, оно имело место не на Восточном Побережье, где находится Шизуку, но в центральной области в южной части Далласа.

— Я впервые об этом слышу... — недавно получив предупреждение от тёти, Тацуя, который старательно проверял новости относительно USNA, неожиданно с восхищением пробормотал.

— Даже на другой стороне, похоже, что у них есть сносно работающее ограничение информации. Шизуку говорила, что услышала это не из новостей, но от хорошо информированного ученика, который оказался бывшим учеником по обмену.

Видимо счастливая, что привлекла внимание Тацуи, на Хоноке была застенчивая улыбка, когда она всё это объясняла.

В глазах Тацуи, который кивнул, был свет, достаточно сильный, чтобы сказать, что это было просто из любопытства.


◊ ◊ ◊

В то время как группа Тацуи была взволнована темой друга, которая училась за границей, светловолосая и голубоглазая ученица старшей школы, которая пришла учиться из-за границы, была на секретной встрече в посольстве USNA.

— Другими словами, вы говорите, что в коре головного мозга Фредди, нет, Старшего Лейтенанта Фомальгаута, была сформирована нейронная структура, которую никогда не видели в обычном человеке?

Хотя встреча проходила в обеденное время, никто из присутствующих, включая Лину, не просил перерыв.

— Возможно, утверждение «обычный человек» немного неверно, — ответил мужчина, который, хотя и не носил белый лабораторный халат, действительно походил на самого настоящего ученого, — по результатам вскрытия, в мозгу Альфреда Фомальгаута была обнаружена нейронная структура, которая до этого никогда не наблюдалась в коре головного мозга человека, даже включая волшебников. В частности, в префронтальной коре головного мозга было сформировано небольшое мозолистое тело.

Видя, что на многих участниках встречи появилось неоднозначное выражение (конечно, Лина была среди них), ученый начал объяснять ещё раз, на этот раз с небольшой лекцией:

— Вы ведь знаете, что человеческий мозг разделен на левое и правое полушарие?

Видя, что все кивнули, он продолжил:

— Правое и левое полушария соединены мозолистым телом, расположенным в центре мозга. Это значит, что мозг обычного человека как правило имеет структуру, в которой правое и левое полушария соединены центральной частью.

— Префронтальная кора — поверхностная часть мозга... Здесь не должно быть структуры, соединяющей правое и левое полушария, так?

— Верно. Другими словами, это значит, что в мозгу Старшего Лейтенанта Альфреда Фомальгаута есть что-то, чего не должно быть в человеке.

Лина, наконец, поняла, почему ей нужно было сегодня явиться лично. Определенно это не та тема, которую можно обговорить по телефону.

— Какую функцию оно выполняет? Я слышала, что префронтальная кора — зона, близко связанная со способностью сознания и суждения, но... Могут ли вновь сформированные клетки мозга настолько сильно повлиять на психические возможности?

— Мы, как исследователи магии USNA, считаем, что мозг не является независимым органом мышления; настоящее ядро мышления — это Информационное Тело Пушионов; роль мозга заключается в получении информации с так называемого «разума», и также быть коммуникационным органом, передающим информацию из тела в разум. Хотя это по-прежнему в теоретической стадии, вероятность этого очень высока, — ученый, с льстивой улыбкой, покачал головой на вопрос старших офицеров, сидевших по другую сторону. — Если эта гипотеза верна, можно предположить, что новая нейронная структура, сформированная в мозгу Старшего Лейтенанта Фомальгаута, связалась с неизвестными психическими функциями, которые обычно не загружены.

На всех снова появилось сконфуженное выражение. Среди них, Лина, которая всё ещё была в раздумье, подняла руку, чтобы ей дали слово.

— Майор, в чем дело?

Хотя ученый побудил её говорить, слова не выходили. Три секунды поколебавшись — хотя этого никто и не заметил — она начала говорить:

— ...Доктор, относительно неизвестных психических функций, есть ли возможность вмешательства внешней магии?

Ученый ответил быстро:

— Думаю, Майор Сириус пытается сказать, есть ли возможность того, что Старшим Лейтенантом Фомальгаутом манипулировали, но, к сожалению, такой возможности нет. Хотя это всего лишь гипотезы, но можно без сомнений предположить, что разум и тело взаимодействуют один к одному. Даже если можно вмешаться в разум другого человека, невозможно вмешаться до такой степени, чтобы повлиять на структуру мозга. Кроме того, магии, которая изменяет саму структуру мозга, не существует.

Из фразы «магии, которая изменяет саму структуру мозга, не существует», Лина вспомнила легенду об одном волшебнике. Однако этот волшебник уже мертв. После двадцати лет госпитализации, не вступив в брак, и определенно не имея детей, этот человек должен был уже покинуть этот мир.

Лина слегка покачала головой, возвращая мысли назад к текущему вопросу.


◊ ◊ ◊

Хотя сейчас шли послеобеденные уроки, у учеников третьего года уже было свободное посещение в школу. Воспользовавшись преимуществом того, что ученики второго года застряли в классных комнатах и комнатах практики, два ученика третьего года, парень и девушка, тайно встретились в пустой клубной комнате.

Но между ними не было сладкой атмосферы. Даже несмотря на то, что их родители считали их возможными брачными партнерами (впрочем, у них обоих было более чем по одному кандидату в партнеры).

И, конечно, эту тайную встречу можно считать лишь «тайной встречей», не «свиданием». Катсуто и Маюми пришли сюда от имени Дома Дзюмондзи и Дома Саэгуса.

— Интересно, почему мы должны специально приходить в такое место.

— Извини за это. Я решил, что так будет наименее выделяющийся способ. Как член Дома Дзюмондзи, я хочу пока не привлекать внимания Йоцубы.

— С прошлого месяца между нашим Домом и Домом Йоцуба идет Холодная Война. Боже, потому что этот старый хитрый лис сделал что-то ненужное.

Повернувшись к Маюми, на лице которой появилось немного отвращения, Катсуто усмехнулся:

— Даже Саэгуса может так говорить.

— Ара, Извини. Это было вульгарно?

Когда Маюми начала фальшиво кокетничать, усмешка Катсуто превратилась в горькую улыбку.

— Когда я с тобой, иногда я задаюсь вопросом, считают ли меня мужчиной.

— Это всё недопонимание, ясно? Дзюмондзи-кун, среди моих знакомых, самый что ни на есть настоящий мужчина. Просто напросто.

— Может ли это теперь перерасти в отношения между мужчиной и женщиной?

— С самого поступления мы все эти три года были соперниками.

После того, как они вполголоса посмеялись друг над другом, они одновременно сменили выражение лица. Поскольку даже во время смеха между ними было тяжелое чувство напряженности, нельзя сказать, что атмосфера изменилась.

— Дзюмондзи-кун. Я должна передать сообщение от отца, нет, от Главы Дома Саэгуса, Саэгусы Коуити. Дом Саэгуса рассчитывает на единый фронт с Домом Дзюмондзи.

— Как поспешно. Не «сотрудничество», но вдруг «единый фронт», хех.

Внезапно остановившись, Катсуто глазами запросил объяснение. Конечно, даже Маюми хотела всё объяснить так, чтобы другая сторона могла понять обстоятельства.

— Что ты знаешь о Вампирском инциденте?

— Не так много. В нашем Доме нет стольких приспешников, как у Саэгусы.

На слова, которые могут быть приняты как скромность Катсуто, губы Маюми чуть ослабли.

— Ну, один за тысячу — девиз Дома Дзюмондзи. Тогда как Дом Саэгуса, насколько я знаю, велик всего лишь своим числом... — Маюми многозначительно оборвала речь. И, прежде чем Катсуто призвал её продолжать, продолжила: — Жертв Вампирского инцидента ровно в три раза больше того, что было объявлено. Вчера была подтверждена двадцать четвертая жертва.

Даже если это Катсуто, он не мог не удивиться.

— ...Происшествия были лишь в этом районе Токио?

— Столичный район Токио, и, более, того сконцентрированы в городской местности.

Катсуто скрестил руки на груди и тихо думал.

Маюми молча ждала, пока он заговорит.

— Есть жертвы, о которых знает Дом Саэгуса, но полиция не знает... более того, места преступления ограничены лишь узкими местами... Жертвами стали служащие Саэгусы?

— Наполовину верно. Жертвы, о которых не знает полиция, — все наши волшебники и те, кто с нами сотрудничает. Даже жертвы, которые не были доказаны, что являлись волшебниками или обладающими склонностью к магии. Например, студенты Университетов Магии.

— Другими словами, — лицо Катсуто окрасилось ужасным выражением, — это значит, что виновник нацелился на волшебников, хех.

— ...Дзюмондзи-кун, ты немного пугаешь.

Но влияние этого выражения, похоже, было слишком сильным для ученицы старшей школы. Не говоря уже о том, были ли это его реальные намерения или просто игра.

— Хмм... Извини.

И даже если это была игра, эффект был достаточным, чтобы оставить на Катсуто след.

— Мы не знаем один ли виновник этих серийных убийств, или несколько; в любом случае, можно с уверенностью предположить, что этот «вампир» в качестве жертв выбирает волшебников.

Не делая больше замечаний Катсуто, который стал мрачным, Маюми спокойно вернулась к теме, в конце концов, её истинная природа показала, что она, действительно «дьяволёнок».

MKnR v09 19

— В хронологическом порядке, когда были убиты студенты Университета Магии и персонал, персонал нашего Дома, пытаясь отомстить за эти предыдущие потери, был убит во время расследования, тем временем количество жертв также увеличилось, в результате чего и появилась такая ситуация.

— Действительно, мы не можем это игнорировать.

Не обращая внимания на урон, полученный от крайности выражения лица Маюми, Катсуто глубоко кивнул.

— Есть какие-либо зацепки? Если есть человек, способный навредить волшебникам Саэгусы, на ум приходят лишь улучшенные солдаты или волшебники. К тому же высока вероятность того, что это иностранцы. Тот, кто въехал в страну до и после инцидента, или подозрительный человек среди приехавших в Токио иностранцев?

На вопрос Катсуто, Маюми покачала головой. Видимо Саэгуса подумала о том же и уже расследовала это дело.

— Но, касательно иностранцев, которые въехали в страну перед инцидентом и после...

Здесь Маюми остановилась, но в ответ на взгляд Катсуто, призывающий её продолжить, она нерешительно продолжила говорить:

— В страну въехало много иностранных студентов-волшебников и Инженеров Магии из USNA. Даже в нашей школе есть ученица по обмену, которая подходит... Дзюмондзи-кун, думаешь, она подозрительна?

— Думаю, она подозрительна, но, вероятно, не преступник, — немедленно ответил Катсуто. — Я не думаю, что она совершенно непричастна, но мы можем её на время оставить?

— Если так говорит Дзюмондзи-кун...

Маюми тоже серьезно не подозревала Лину. Маюми, которая опустила глаза из-за потери уверенности в себе, Катсуто задал вопрос о том, что его волновало.

— Но, если такие дела, думаю, тебе лучше сотрудничать с Йоцубой.

На резонное предложение Катсуто, настала очередь Маюми нахмурить брови.

— На самом деле я тоже так думаю, но... это нарушит неписаное правило. Если Отец не извинится и не признает свои ошибки, думаю, что налаживание отношений будет невозможно.

— Но твой отец не намерен извиняться перед Йоцубой, хех... хотя и понятно, учитывая прошлые разногласия между Майей-доно и Коуити-доно... Тем не менее, чтобы в Йоцубе до сих пор было жесткое отношение, такое случается редко.

В свете положительной политики независимости, или в свете отрицательной политики эгоцентризма, которую приняла Йоцуба (хотя, изначально независимость не имела плохого значения), они всегда принимали позицию, в которой их не заботило, что делают остальные Дома. Прочно развивая свою собственную эффективность, находясь в одном ряду с Саэгусой на вершине Десяти Главных Кланов благодаря лишь их магической силе, это был Клан, который можно сказать, что был еретическим даже среди Десяти Главных Кланов.

Катсуто иногда думал, что же они делали за кулисами, но даже притом, что между ними была ясная конфронтация, которая даже нарушила встречу клана, он знал лишь это. Хотя он не мог сказать это Маюми, именно Саэгуса существенно подняли семена конфликта.

Наверное, на его лице отобразились мысли «Что же случилось?».

— Я тоже не знаю подробности, но... — Маюми с горьким чувством неохотно открыла рот, — кажется, этот хитрый лис, мой отец, тайно вмешался в определенную часть Оборонительной Военной Разведки под патронажем Йоцубы. И это было обнаружено.

— ...Понятно.

Тогда жесткая позиция Йоцубы имеет смысл. Маюми, у которой было лицо, будто она в любой момент начнет скрежетать зубами, Катсуто лишь так мог ответить.

Не так много времени прошло и Маюми, которая, наконец, восстановила спокойное выражение, снова повернулась к Катсуто:

— И что ты думаешь? Будет ли Дом Дзюмондзи сотрудничать с Домом Саэгуса?

Маюми, которая снова задала этот вопрос, Катсуто сразу же кивнул:

— Я буду сотрудничать.

— Хотя это обычное дело... это действительно довольно прямой ответ.

На ответ Катсуто, который также не содержал сомнений, Маюми засуетилась с потрясенным голосом.

— Я уже говорил раньше. Так как я услышал историю, даже для Дома Дзюмондзи это не та ситуация, которую он может проигнорировать.

Конечно, он не был бы Катсуто, если бы был этим потрясен.

Глава 5

Под ночным небом Сибуи тянулся непрерывный поток пешеходов. Однако с грандиозной перспективы это была проблема, ограниченная лишь Сибуей.

Поздно ночью иногда возникали короткие моменты, когда вокруг никого не было, создавая небольшие пустыри. Например, в узких переулках между высокими зданиями и небоскребами. Небольших парках, усеявших местность между пересечениями больших бульваров и меньших улиц. Это были просто участки озеленения города, на которые люди не обращали внимания и просто проходили мимо.

Тем не менее, даже если никто не гулял в этих местах, это не значит, что там никого нет. В парке находились две гуманоидные сущности. Один — фигура, похожая на тень, в длинном пальто, шарфе и большой круглой шляпе, закрывающей глаза, полностью скрывая любые черты лица или намеки на пол. Второй — в великолепном пальто поверх вязаного свитера и в мини-юбке с парой сапог на каблуках, очевидно, что это была молодая женщина.

Накрыв на скамье тело этой женщины, особа в шляпе поднялась, когда сзади появилась новая фигура и завязала разговор:

«По-прежнему несовместимы?»

Длинное пальто, шарф, шляпа. Новая фигура была одета точь-в-точь как первая и задала вопрос голосом, не колыхнувшим воздух.

«Ответ отрицательный. На этот раз связь была утрачена после переноса реплики, но, как и прежде, мы могли лишь поглотить Псионы из крови, прежде чем реплика потеряла стабильность и вернулась» — первый ответил второму таким же беззвучным голосом. Две фигуры общались с помощью телепатии.

«Значит, репликация остается вне наших достижений?»

«Это не так. В конце концов, мы сами — реплика оригинала»

«Хм... Тогда, даже если они обладают физической совместимостью, они не могут стать одними из нас без собственного желания»

«В этом мире есть люди без желаний?»

«Хочешь сказать, есть другие кандидаты?»

«Чтобы установить истину, нам нужно больше образцов»

«...Это остается неизменным»

«Так же, как я это я и ты это ты. Ничего не изменилось»

«Ты прав... Хм?»

Две фигуры прервали разговор по телепатической связи и посмотрели в одно и то же направление.

«Кто-то пролез через духовный барьер. Два... нет, три человека?»

«Я специально поднял мощность барьера, потому что проводил эксперимент. Похоже, они особо талантливы»

«Нас лишь двое. Отступим?»

«Нет, это редкая возможность. Физический сосуд того, кто способен пробиться сквозь духовный барьер, может быть совместим. К счастью, последний отделился от первых двух. Мы должны быть в состоянии нейтрализовать первых двоих до того, как они снова встретятся»

«Понял. Тогда мы пришли к согласию?»

Были переданы сигналы согласия. Оставив тело на скамье, две фигуры исчезли в тенях уличных фонарей.


◊ ◊ ◊

Сегодня ночью Лео снова шагал по улицам Сибуи. Однако это не было обычное «бесцельное блуждание». От близкого друга он получил подробную информацию о подозрительных личностях и спешил проверить её достоверность.

Даже Лео сам не знал, почему был так мотивирован в такого рода слежке.

Чувство справедливости? Были другие, более ужасные преступления.

Территории? Сибуя не была его родной землей.

Любопытства? Положа руку на сердце, ему была безразлична настоящая личность преступников.

Во всяком случае, он чувствовал, что это не то, что он может игнорировать. Вероятно, эта причина наиболее близка к истине.

Поразмыслив над своими чувствами, Лео пришел к такому выводу.

Идя ночью. Двигаясь в темноте. Вдруг он услышал прерывистый шум, будто взмахи крыльев насекомых. Этот звук не был в слышимом спектре, но звук, который прошел через глубокие уголки сознания Лео.

Лео не мог объяснить почему, но он не мог считать его просто фоновым шумом. Тем не менее, инстинкты говорили ему, что это звук человеческого разговора. Того, кто для разговора использует зону расчета магии в глубинах сознания. Следуя источнику сигнала, Лео постепенно приближался.


◊ ◊ ◊

Звезды — ведущая боевая магическая сила USNA. Тем не менее, не все американские боевые волшебники были непосредственно частью Звезд. На самом деле из трех волшебников Стратегического Класса, которые были официально признаны USNA, лишь Энджи Сириус была связана со Звездами. Двое других в настоящий момент были разделены между базой на Аляске и базой на Гибралтаре.

Но даже так, это был непоколебимый факт, что основным источником магической силы армии USNA были волшебники Звезд. И это особенно верно для волшебников, получивших ранг «планеты», так как они символизировали «сильнейшую магическую боевую силу мира». Именно потому, что Альфред Фомальгаут также был планетарного ранга, его дезертирство нанесло тяжелый удар по высшему командованию USNA. В данном инциденте дезертирства USNA не могли провести черту лишь под Фомальгаутом. Они должны были казнить каждого дезертира в качестве предупреждения остальным.

Два человека, которые сейчас быстро пробивались через ночь Сибуи, также были охотниками, направленными армией USNA за дезертирами, они принадлежали к отряду «Звездная пыль». Как Звезды, они тоже были под прямым командованием Объединенного комитета Начальников Штабов, но они были лишь остатками звезд, которые сами не смогли стать звездами. Но, не смотря на это, эти магические солдаты по-прежнему обладали невероятной боевой силой. Они сдались стать идеальными во всем, вместо этого отточив свои особые таланты к уровню Звезд. Вот что значит быть Звездной пылью. На этот раз для охоты на дезертиров выбрали членов, специализирующихся в преследовании. Они были волшебниками, внедренными в Японию, но до этого остававшимися незадействованными активами, и специализировались на идентификации псионовых волн и следов магии.

Этой ночью они, наконец, нашли псионовый след одного из дезертиров, Специалиста Планетарного Класса, Чарльза Салливана, позывной «Демус Секонд», и приблизились к нему на довольно близкое расстояние.

— Цель прямо впереди.

Один из двоих остановился и кивнул на слова второго, прежде чем достать информационный терминал со своего пальто. Вызвав карту, они проверили через функцию поиска, что к парку ведет лишь один путь. Был один вход слева от их текущей позиции, а также вход справа за углом.

— Мы обнаружили одну цель. Нападем с двух сторон. Я пойду справа.

В большом пальто и юбке, обнажая ослепительный набор колготок и сапог. Внешняя одежда была для того, чтобы лучше смешаться с молодыми девушками, которых обычно можно встретить здесь ночью, и при этом скрывая свою принадлежность к американским солдатам. Типичным аспектом этих волшебниц было лишь то, что они говорили в нормальных тонах.

— Поняла... Выдвигаемся, у нас не так много времени. Запомни, бьем одновременно.

— Принято.

Две охотницы разделились влево и вправо.

Под низко натянутой шляпой и шарфом, лицо закрывала серая одежда, покрытая рисунками черных летучих мышей. С полностью скрытыми от глаз чертами лица, фигура в длинном пальто шла по переулку, при этом следя за его выходом. Уголки прикрытого одеждой рта дернула ухмылка.

«Преследователи из армии. Они меня крайне недооценивают, если думают, что два члена Звездной пыли смогут со мной сравняться»

«Просто они тебя считают таким, каким ты был раньше»

Получая когнитивный сигнал от своего исчезнувшего компаньона, существо, однажды известное как Чарльз Салливан сменило свою насмешливую ухмылку на кривую улыбку. С тех пор, как он превратился в эту форму, он не мог ничего скрыть от своих товарищей. Между ними вообще не было никакого чувства приватности. Однако теперешний Чарльз Салливан не был недоволен таким оборотом событий. Для них это было естественным ходом вещей и не являлось источником раздражения.

Как только он поместит всю свою концентрацию в глубины между бровей, то также сможет обнаружить, о чем думает товарищ. Через новый орган восприятия, расположенный между правым и левым полушарием головного мозга, они могли легко прийти к согласию. Он был сущностью, известной как Чарльз Салливан, но в то же время он был и частью «их».

«Понятно. Учитывая их знание о моем ранге Класса Спутник, мы также можем предсказать их действия. Мне не потребуется поддержка»

В ответ на когнитивный сигнал Салливана, на этот раз вернулся звук того, как пчелы хлопают крыльями.

«Я всё равно на всякий случай сделаю несколько приготовлений»

Этот сформулированный ответ пришел от другого его товарища в окрестностях.

В следующее мгновение две стороны вступили в контакт.

— Дезертир, Демус Секонд. Подними руки вверх и держи их прямо, чтобы я их видела, — перед Салливаном выкрикнула молодая женщина. Вместе с тем на него обрушилась тихая волна шума, похожая на резку стекла.

Настоящей причиной этого шума была псионовая волна, идущая от Глушителя — устройства, разработанного Департаментом Исследований и Разработок армии USNA для подавления вооружения и снаряжения волшебников. Эти ингибирующие волны отличались от фонового шума, без разбора влияющего на всю магию, наблюдаемого в Помехах при использовании Антинита. Глушитель специально нацеливался на функции CAD. Намеренно используя множество CAD для создания дополнительных псионовых волн, можно непосредственно вмешаться в обработку последовательности активации. Обычно такой тип вмешательства может происходить лишь тогда, когда индивидуальные псионовые волны волшебника мешают друг другу, но анализируя сигнатуры псионовой волны противника, USNA успешно нейтрализовали CAD (в определенных пределах).

Это не то, что может использовать каждый. Для использования Глушителя была необходима высокоуровневая Несистемная Магия для высвобождения типов псионовых волн. К тому же эффективная дистанция была менее пяти метров. Тем не менее, с точки зрения контр магических способностей, не требующих Антинит, Глушитель — в этом веке определенно туз в рукаве армии USNA.

Столкнувшись с голым дулом пистолета, Салливан поднял руки над головой, как и было указано, чтобы их хорошо было видно. Для среднего обывателя этот приказ казался весьма расплывчатым, но он был дан для того, чтобы не дать цели возможность использовать CAD. На основе данных, которые имели преследователи, или палачи, в данном случае, Демус Секонд был неспособен использовать магию без CAD и его физические способности были как у обычного солдата. Как правило, как только магия стала вне достижения, он не смог бы сильно сопротивляться против тех, которые были и волшебниками и улучшенными солдатами.

— Высшее командование приказало убить тебя при первой же встрече. Однако если ты предоставишь информацию о своих сторонниках, станет доступен более легкий приговор.

Выслушав, как охотник произнес свою часть, держа при этом палец на спусковом крючке, Салливан пожал плечами.

— Демус Секонд. У тебя есть десять секунд на решение.

— Нет, в этом нет необходимости.

Наверное, она была ошеломлена полным отсутствием террора или тревоги в голосе Салливана, так как не смогла выпустить ни одной пули.

— Вы двое, должно быть, Охотники Q и R из Звездной пыли.

Услышав, как Салливан назвал их позывные, слегка ослабший палец лег на спусковой крючок.

— Вы никак не сможете меня победить.

Одновременно с тем, как Салливан сделал это возмутительное заявление, прозвучал выстрел. Благодаря глушителю звук примерно соответствовал пневматическому пистолету. Однако пуля из этого пистолета может практически без труда погасить жизнь.

За Салливаном прозвучал приглушенный стон. Пуля не пробила его сердце, которое было прямо на её пути, но прошла через руку Охотника R.

— Неужели вы не слышали? Они должны были сказать вам избегать огнестрельного оружия, когда идете против меня.

— Изменение Траектории?

Когда Салливан свысока сказал свои слова, на Q появилось выражение полного шока. Они знали, что Салливан специализируется в магии, изменяющей траекторию снарядов, но они также слышали, что он не мог использовать магию без CAD.

— Неужели Глушитель был неэффективен?..

— Неверно.

Салливан даже не обернулся, когда прямо отклонил слова R, прижавшей ладонь к руке.

— Глушитель функционирует нормально. Если не считать того,

Q и R заметили через окружающую атмосферу, что лицо Салливана под одеждой с темными летучими мышами, скрутилось в насмешку.

— что я уже давно превзошел необходимость в использовании CAD.

Q положила оружие в кобуру под юбкой. Два охотника достали стилеты с рукавов и кинулись на Салливана одновременно и спереди и сзади.

Обычный человек не смог бы избежать атак от физически улучшенных тел. Но предположительно нормальный Салливан плавно увернулся. Это было не то, чего можно достичь спортивным мастерством. Клинок R, изначально нацеленный Салливану в шею, неестественным образом изменил свою траекторию, соскользнув вбок. Будто тянутая клинком, Q скользнула перед R и сумела подавить Салливана прежде, чем он начал атаковать.

— Он может даже изменить траекторию клинка в моей руке!? Как ты можешь манипулировать такой могущественной магией?

— У меня нет причин объяснять вам, почему я больше не тот, кем был.

— Молчать!

Внезапно бросившись в рывок, Q сменила направление своего удара вниз и проделала дыру в пальто Салливана, под которым обнажилась карбоновая броня. Сразу же за ней по пятам, R приблизилась и ударила клинком в щель между броней.

— Кхе!

Тем не менее, клинок R скользнул по груди Салливана, когда он повернулся. Траектория клинка снова пошла вбок, заставляя R потерять баланс и перебить дыхание.

Будто проделывая магический трюк, в его руке материализовался клинок, выглядевший совсем как те, которые были у охотников.

Салливан сразу же махнул им вниз к спине R.

Однако он отскочил, будто натолкнувшись на невидимую стену.

— Обращение Инерции!? И с такой силой!

— Майор!

Слова Салливана перекрыл выкрик Q.

Салливан сразу же понял смысл её слов и устремился прямо к R, которая всё ещё пыталась восстановить баланс.

В это время с неба обрушились клинки.

Когда он прыгнул, четыре кинжала полетели ему в спину.

Его тело тяжело сдвинулось в сторону.

Изначально он прыгнул бы прямо к R, но был вынужден скользнуть вправо, чтобы избежать приближающихся клинков.

Как только Салливан приземлился, он сразу же потянул тело R к Q и кинул в их сторону четыре кинжала.

Клинки, летевшие к Салливану, отскочили непосредственно перед ударом о землю и блокировали кинжалы, летевшие к Q и R.

Салливан воспользовался этой брешью, чтобы прыгнуть на стены небоскреба.

Оттолкнувшись три раза от небоскребов, он достиг крыш зданий, которые сформировали один из переулков.

Волшебник с огненно красными волосами, золотыми глазами, и в маске планировала идти по его стопам, увидев, как он уходит.

Однако принимая во внимание Псионы, которые вновь активировались в переулке, она отказалась от преследования.

Поправка, чтобы избежать появления дополнительных жертв, она направилась прямо вглубь переулка.


◊ ◊ ◊

Чувствуя быстро растущее напряжение в воздухе, которое может означать лишь битву, шаги Лео пришли к полной остановке, а не ускорению. Он не врал Тошиказу, когда говорил, что не планирует делать ничего опасного. Инстинкты говорили ему, что область впереди — не то место, куда можно безопасно пойти просто из любопытства.

Он достал с кармана информационный терминал и послал короткое сообщение на адрес, который дал ему Тошиказу. Сообщение было простым: «Здесь вампир». Проверив его текущую локацию, Тошиказу сможет сразу же арестовать подозреваемого в серийных убийствах, если тот будет на месте. Лео планировал покинуть текущую локацию прежде, чем будет втянут в другой инцидент, поэтому развернулся... чтобы найти фигуру, лежащую на скамье в парке.

Интерес и осторожность в нем боролись, прежде чем осторожность, наконец, не уступила в конце. Вместо того чтобы называть его добрым, более подходяще будет сказать, что ему немного недостает страха. Это была слабость, с которой рождаются лишь сильные, так что вполне можно сказать, что потомок, как он, тоже её унаследовал. Несмотря на это, Лео не был совершенно беззащитным, он осторожно подошел к молодой женщине.

— Эй, вы в порядке?

Лео осторожно протянул руку, чтобы потрясти её за плечо, но женщина никак не отреагировала. Когда он дотронулся до её шеи, выражение Лео застыло. Плоть была старой, без признаков пульса... хотя нет, очень слабо, но, по крайней мере, что-то ещё чувствовалось.

Лео отчаянно достал информационный терминал и послал экстренный вызов, на этот раз прямо в больницу, вместо полиции. Как раз когда он собирался послать экстренный вызов о том, что кто-то на пороге смерти,

Он машинально повернул голову и поднял к лицу руку, держащую терминал.

Терминал разбился вдребезги. К тому времени, как Лео сумел восстановиться, несколько раз прыгнув назад, он уже знал, что оружие противника — выдвижная полицейская дубинка.

Какой странный противник. Под круглой шляпой были видны лишь глаза, так как всё остальное было покрыто ледяной белой маской. Длинное пальто, закрывающее всё от плеч к ступням, скрывало любую человеческую форму или намек на пол. Нет, не то что пол, Лео не мог даже сказать, сражается ли он с человеком.

Также тихо, как и прежде, в глубине сознания Лео слышал звук, как насекомые хлопают крыльями. Но в этот раз он ощутил, что это был «голос», призывающий товарища отступать.

Воспользовавшись тем, что его отвлек шум, особа в маске в мгновение ока появилась прямо перед ним. Лео знал, что это была Персональная Магия Ускорения, но он не смог обнаружить никаких признаков последовательности активации. Будто она манипулировала непосредственно последовательностью магии, прежде чем устремиться вперед. У него даже не было времени, чтобы вызвать Укрепляющую Магию, поэтому он мог лишь поднять левую руку, чтобы блокировать полицейскую дубинку, которая неслась к нему по горизонтальной дуге.

В следующее мгновение глухой удар возвестил о том, что что-то сломалось.

Видя, что полицейская дубинка изогнула форму, особа в маске заметно дрогнула.

— Это больно!

Лео ударил человека в маске прямо в грудь, из-за чего создался звук столкновения двух твердых предметов.

Странный человек покачнулся назад, тогда как Лео потряс обе руки, будто от сильной боли. Впрочем, похоже, что он избежал судьбы перелома костей. Левая рука, принявшая на себя главный удар полицейской дубинки, похоже тоже сохранила полную свободу движения.

— Карбоновая броня под пальто, хех? Ты довольно хорошо подготовился.

Внутренне Лео горевал, что не взял оружие, при этом настороженно следя за человеком в маске, в то же время падая в боевую стойку. Интуиция Лео говорила ему, что этот человек в маске и есть «вампир».

Незнакомец выбросил полицейскую дубинку и вытянул обе руки вперед. Левый кулак был поднят до подбородка, правый — к уровню груди. «Похоже на китайские боевые искусства» — подумал Лео. Однако была ещё одна деталь, которую стоило отметить. Размер этих кулаков был похож на женские...

Незнакомец ударил ветром. Персональная Магия Ускорения с Магией Типа Движений, примененная на ветре.

Лео использовал свою куртку, на которую была уже нанесена Укрепляющая Магия, чтобы отразить узкие лезвия, которые пришли вместе с ветром.

Рука незнакомца направилась к левой руке Лео.

Он сумел схватить Лео за руку.

В следующее мгновение Лео внезапно почувствовал, будто все силы уходят, из-за чего его правый кулак остановился.

Противник протянул правую руку к груди Лео, прямо над сердцем.

Лео приложил все свои последние усилия, чтобы снова двинуть правый кулак.

Как раз когда человек в маске дотронулся до груди Лео, кулак Лео поразил крупную точку давления на его талии. Незнакомец свалился назад, тогда как Лео опустился на колени.

Он точно почувствовал, что удар попал прямо в точку, но не был уверен, был ли он фатальным.

Если он здесь потеряет сознание, то будет обречен. Нет гарантии, что вскоре его жизнь не закончится. Понимая это, Лео заставил себя поднять голову.

Человек в маске уже поднялся. Хотя он или она прижимал руку к груди, было очевидно, что он не потерял боевую эффективность. Но незнакомец почему-то не прикончил Лео, и даже не смотрел на него с таким намерением.

Читая атмосферу, Лео проследовал за его взглядом и обнаружил то, что был вынужден признать «демоном».

Огненно красные волосы и золотые глаза. Может из-за расстояния, но тело выглядело немного маленьким, или, может быть, Лео просто терял сознание.


MKnR v09 20

Своим туманным сознанием Лео подумал, что увидел, как незнакомец убегает к переулку с демоном на хвосте.

Полностью трансформировавшись в свой образ волшебника в маске Сириуса, Лина чуть колебалась, когда взглянула на смятую фигуру Лео у дороги. Тем не менее, это продолжалось лишь краткий миг, затем Энджи Сириус решила преследовать незнакомца. Ранее, человек в маске летучей мыши — Чарльз «Демус Секонд» Салливан — сбежал, когда она была занята прикрытием союзников. Она не могла позволить, чтобы сбежал ещё и этот человек в белой маске.

— Сильви, можешь отследить псионовые волны?

Вопрос Лины предназначался Сильвии, которая всё ещё была на базе. К сожалению, пришедший ответ был не тот, которого она желала.

— Я сожалею. Слишком большой фоновый шум, я не могу зацепиться за объект.

— Камеры?

Слыша, что псионовый радар неэффективен, Лина сразу же спросила, могут ли они для продолжения преследования использовать изображение с низкоорбитального спутника.

— У нас по-прежнему есть визуальный контакт с целью. Однако в городе слишком много препятствий, неизвестно, как долго это сможет продолжаться.

— Поняла. Продолжаю преследование.

Зная, что может положиться на техническую поддержку, Лина ускорила темп. Очевидно, что ночные улицы были заполнены аурами молодых мужчин и женщин, заставляя остатки псионов незнакомца исчезать ещё быстрее. Чтобы поспевать за личностью в маске, которая убегала с нечеловеческой скоростью, Лина увеличила выход своей собственной Персональной Магии Ускорения.

Может быть, это произошло потому, что цель заметила, что она сокращала разрыв, но цель в белой маске внезапно изменила свой маршрут. Незнакомец переключился с улиц, заполненных людьми, к склонам жилого сектора. Зелень увеличилась, в то время как признаки человеческой жизни снизились.

Что фактически облегчило задачу Лине. Чем меньше народу вокруг, тем легче различить Псионы. Хотя она чаще начала терять цель из виду, она теперь всё более и более становилась знакомой с отпечатками псионовой волны цели. «Почти на месте», — предположила Лина, основываясь на своём опыте. Она, наконец, почти догнала цель — или, по крайней мере, так должно было быть — в парке.

Лину тут же окружил псионовый шум.

«Помехи?»

В тот момент, когда эта мысль пришла ей в голову, Лина быстро её отклонила. Её Персональная Магия Ускорения ни в малейшей степени не уменьшилась. Даже если примененная на себя магия получит сниженный эффект от Помех, это по-прежнему будет «несколько более не комфортно, чем обычно» и не останется без последствий. Даже для Лины — не имеет значения, насколько великими были магические способности Сириуса — невозможно полностью игнорировать эффекты Помех. Поэтому этот фоновый шум должен идти из чего-то ещё.

«Черт!»

Лина сразу же поняла истинную цель. Или, скорее, она на себе это почувствовала.

Она не могла по остаткам псионов преследовать человека в белой маске. Они не исчезли, просто она не могла их различить.

Лина, наконец, поняла, почему цель привела её к месту, где меньше людей. Ей действительно было легче узнать псионовые волны врага, но противоположное тоже было верно. Этот фоновый шум — тип магии дальнего действия. Чтобы его создать специально для Лины, человек в белой маске завел её в это удаленное место, где вокруг никого нет.

«...Это позор, но я не могу сделать это в одиночку»

«Майор, что случилось?»

Видимо беспокоясь за Лину, которая вдруг остановилась, голос Сильвии, пришедший через наушники, был довольно взволнованным.

— Я их потеряла. Возвращаюсь на базу.

С сожалением, но откровенно, Лина признала свою неудачу.


◊ ◊ ◊

День Тибы Эрики начался очень рано утром. Каждый рассвет тренировка до пота и крови была её домашним заданием.

До десятилетнего возраста она без вопросов следовала указаниям отца.

До четырнадцатилетнего возраста, когда ей сказали, кто она, она хотела стать мечником Тиба больше, чем кто-либо.

До прошлого марта она всегда делала это по привычке.

Однако с прошлого апреля, с того времени, как впервые встретила его, теперь это стало её собственным желанием.

По собственной воле стать ещё сильнее.

На рассвете она не держала меч. Точно читая способности Эрики, её отец прилежно вырастил её, чтобы она стала пользователем Тайного Искусства — Ямацунами, нет, тренировал её ради её становления обладательницей Ямацунами. Техника, делающая её удар подобным ветеру и её движения подобными молнии, меч ловкости. Поэтому во время тренировки были особенно важны состояния ног и способность к бегу. В дни лени, когда она утратила свою цель, бег на длинные дистанции, которым она тогда долго пренебрегала, никогда не забывался, как только она поклялась «стать сильнее, чем сегодня».

Этим утром Эрика проснулась вместе с будильником и поднялась с кровати. По темпераменту Эрика не была утренним человеком. Даже если её тело физически реагировало, умственно она ещё не полностью проснулась. Но даже так, благодаря десяткам тысяч повторений она уже укоренила в себе эту привычку, она встала на ноги.

Подавляя зевок, она устойчивыми ногами побрела в свою личную ванную. Хотя это и называлось личной ванной, внутри была лишь зона для купаний и раковина, но то, что ванна была в личной комнате Эрики, доказывало, что она была дочерью капиталиста, а не просто воспитанная в любой нормальной семье.

Глава семьи Тиба не был достаточно скупым, чтобы относиться к детям по-разному, по крайней мере на материальном уровне.

Водонагреватель был выключен даже в разгар зимы, позволяя Эрике использовать ледяную воду, чтобы промыть лицо и, наконец, полностью проснуться. Когда она стояла перед туалетным столиком и готовилась надеть спортивную одежду, она заметила, что горит индикатор уведомления о том, что пришло новое сообщение.

Солнце ещё не взошло. По местному времени было 5:30 утра. Прошлой ночью она легла в 23:30 — непрочитанных сообщений не было, значит, оно должно было прийти поздней ночью.

Возможно из какого-то предчувствия, которое она не могла себе объяснить, Эрика сразу же открыла сообщение.

В силу своей простоты, электронная почта осталась в использовании и по сей день. Как только в поле зрения попал заголовок, Эрика нахмурила брови. Прочитав всё сообщение, зубы Эрики начали скрипеть друг о друга так, что их даже было слышно, затем ей удалось их стиснуть.

— Этот мой идиот-брат... Какого черта он попросил этого придурка сделать...

Яростно бросив пижаму в сторону, она сменила белье.

Так и оставив спортивную одежду в гардеробе, Эрика достала свитер и платье.


Перед началом занятий, как раз когда Тацуя собирался выходить из дома, его настигла плохая весть.

Не по домашнему телефону, но текстом через личный терминал. Как правило, такие интенсивные уведомления были зарезервированы для крупных катастроф, что, несомненно, добавило сообщению тревоги. Конечно, эта тревога могла быть быстро заменена чем-то другим, когда он прочитает сообщение внутри.

Отправителем сообщения была Эрика.

— Онии-сама, плохие новости?

Проницательно подхватывая колыхания настроения брата, Миюки посмотрела на него беспокойными глазами.

Убрать беспокойство сестры — в этот момент эти мысли не пришли Тацуе на ум.

— Я получил сообщение от Эрики, в котором говорится, что Лео был атакован вампиром и в настоящее время госпитализирован.

— ...Ты, должно быть, шутишь, да?

СМИ любили всё драматизировать. Например, в отношении инцидентов, случившихся в соседних городах: пока будет широкое освещение в СМИ, — или даже преувеличенное, — это может привести к заблуждению, что инцидент к тебе не относится или даже пришел из вымышленного мира. Более того, появление странного существа, такого как «вампир», привело лишь к ещё большему отсутствию реализма. Тем не менее...

— Это правда.

Как бы внезапно это ни было, но от игнорирования случившегося не было никакой выгоды. Лишь прямо стоя перед этими инцидентами, можно создать какие-либо контрмеры.

— Похоже, он получает лечение в полицейском госпитале Нагано. К счастью, его жизни ничего не угрожает, поэтому после школы мы можем его навестить.

— ...Да.

Для Миюки, Сайдзё Леонхарт был лишь одним из друзей брата. Так как Тацуя сказал, что можно навестить его после школы, у Миюки не было никаких причин, чтобы отказываться. Игнорируя, конечно же, то, что думала внутри.


◊ ◊ ◊

Сегодня Эрика попросила выходной.

Так как она уже предупредила Тацую, Мизуки, Микихико и также школьную администрацию, практически все, кому нужно было знать, уже знали.

Тем не менее, Эрика смотрела за палатой Лео из соображений заботы (хотя, она сидела на скамье вне палаты), поэтому старшеклассники не могли этого знать.

Так как посещение в школу было свободным, время не было проблемой. Но чтобы бывший Президент школьного совета и предыдущий Лидер клубов узнавали о несвязанном с ними ученике... такое было вне ожиданий. Был бы смысл лишь в том случае, если бы появились текущий Президент школьного совета и текущий Лидер клубов.

Катсуто благоразумно посмотрел на Эрику, которая находилась у входа, прежде чем повернуть незаинтересованный взгляд к двери.

На Маюми была слегка озорная улыбка, когда она кивнула в приветствии Эрике и также повернулась к двери.

Затем Маюми слегка постучала в дверь палаты, Эрика не пыталась её остановить.

Она была здесь не для заботы за Лео, а чтобы следить за ним — если быть точным, она также и не следила за ним, она его охраняла от «незваных гостей» — так что не было никаких причин их останавливать.

Эрика поднялась и покинула их, даже не потрудившись попрощаться.

Она направилась в одно из административных помещений госпиталя.

В котором находились её старший брат со своим напарником.

Когда Эрика без стука ворвалась в комнату, Тошиказу мог лишь неумело и скрытно пытаться избежать её взгляда.

Покраснение на его лице было едва видно. Видя, что на лице брата отеки почти прошли, Эрика пожалела, что не ударила его сильнее, когда был шанс (она использовала свой кулак вместо ладони).

Кроме того, не так часто «идиот-брат» добровольно терпит избиение без всякого сопротивления.

Даже немножко, если у неё был шанс выпустить часть накопленной обиды, оставшейся у неё с подросткового возраста, она не собиралась даже малейший шанс пропустить сквозь пальцы.

— ...Хм, юная леди. Вы не думаете о ещё большем насилии, так ведь?

Её темные фантазии прервались, Эрика повернула свой острый взгляд на Инагаки.

Проиграв её сильному нраву, глаза Инагаки начали мотаться по комнате.

Несмотря на намеренное безразличие отца, у Эрики было наибольшее число сторонников среди учеников семьи.

У неё был яркий характер вместе с ослепительной внешностью и, самое главное, она была единственной обладательницей Секретного Искусства — Ямацунами. Она даже проявила себя в настоящем бою, с легкостью владея Ямацунами. Вместо того чтобы положиться на свою кровную линию как дочки Дома, она использовала собственную технику, силу, и харизму, чтобы стать почти идолом в Семье Тиба.

Перед её взглядом обрушились бы многие ученики.

И к тому же Инагаки не был в категории Эрики. Если он станет её спарринг-партнером, то будет лишь игрушкой, с которой можно поиграть. С её изначальными выдающимися способностями и стремительным взлетом за последние полгода, в стиле Тиба достойными соперниками для неё, вероятно, остались лишь нынешний глава и два её старших брата. Тот факт, что способности Эрики намного превосходили её ранг, был из уважения к её старшей сестре, которая была лишь обычной в искусстве владения мечом и таланте, что было хорошо известно среди учеников семьи.

— Брат.

На обращение Эрики, Тошиказу неохотно повернул к ней голову. Хотя её тон был более мужским, он идеально сочетался с нескрываемым недовольством, которое было у неё на лице.

— Прямо сейчас этого парня должны посещать прямые потомки из Семей Саэгуса и Дзюмондзи, верно?

Ты ведь точно знаешь, для чего они здесь, так? Взгляд Эрики молча допрашивал его.

Спина Инагаки стала ещё прямее на острые слова и яростные глаза Эрики, но Тошиказу не мог так легко испугаться сестры.

— Женщина, которую спасли прошлой ночью вместе с Сайдзё-куном, похоже, была кем-то из Семьи Саэгуса.

— И это всё?

— Приказы сверху. Сказали не расследовать дальше.

Он развел руки в преувеличенной манере и пожал плечами.

Услышав ответ, о котором она уже догадывалась, Эрика щелкнула языком.

— Если оставить в стороне Касумисэки, Сакурадамон всё ещё в юрисдикции нашей семьи, верно?

— Но наш отдел под юрисдикцией Касумисэки.

— Как бесполезно.

Несмотря на её яростное бормотание, Эрика обладала крепкой логикой и не начала большую истерику.

— Прослушка?

— Отключилась, как только они вошли в палату. Никогда бы не подумал, что Многомерная Сфера Эльфийской Принцессы будет столь эффективна.

Эльфийская Принцесса — преобразованное прозвище Маюми «Эльфийский Снайпер», и милый термин, используемый её сторонниками во время стрелковых магических соревнований. Как правило, термин «эльф» напоминал людям маленьких созданий — весьма соответствующий термин для Маюми, поэтому никто и не использовал его в её присутствии.

— Значит, мы становимся ещё более бесполезными... А если мы установим устройства за пределами палаты?

— Нейтрализованы звуковым барьером. Это, вероятно, Фаланга Дзюмондзи.

Услышав объективный ответ Инагаки, Эрика даже не пожелала говорить слова «как бесполезно».

— Тогда мы можем, по крайней мере, строить догадки. У тебя ведь есть интуиция?

Под взглядом Эрики, Тошиказу мог лишь снова пожать плечами.

— Строить догадки? Похоже, Саэгуса скрывает жертву.

— ...Скрывает тело, ты имеешь в виду?

Услышав «догадку», которая намного превзошла её ожидания, Эрика не пыталась скрыть своё удивление, прежде чем снова спросила.

Сокрытие тел считается уничтожением доказательств, и хотя это принципиально отличается от избавления от трупов, это всё же нарушение закона. Даже если Десять Главных Кланов удерживали привилегии, выходящие за рамки закона, препятствие полиции в расследовании большой серии убийств это...

Дойдя до этого, Эрика заметила в этом темный смысл.

— Другими словами, этот «вампирский инцидент» имеет отношение к волшебникам?

— Наверное. За исключением того, что мы не знаем, жертва это или соучастник.

— Жертва? В этом будет смысл, если волшебник совершил преступление, и поэтому они не хотят передавать тело и пытаются сами от него избавиться. Если даже волшебник является жертвой, почему они всё скрывают от полиции?

Услышав воинственные слова сестры, Тошиказу показал многозначительную улыбку.

— Да, именно так. Теперь это дело не выглядит простым, так ведь?


◊ ◊ ◊

После школы.

Тацуя привел обычную группу в полицейский госпиталь Нагано, чтобы посетить Лео. Узнав в регистратуре номер его палаты, они направились к лифту. Однако здесь кто-то их позвал.

— Все здесь.

— Эрика, ты ещё здесь?

Суть ситуации была уже изложена в утреннем сообщении. Старший брат Эрики был ответственен за дело вампира и попросил Лео помочь в расследовании, но, к сожалению, он был втянут в бой. Чтобы заставить его почувствовать ответственность (но не взять её на себя), Эрика попросила выходной, чтобы посетить Лео в госпитале. По крайней мере, так говорилось в сообщении.

Однако они получили сообщение перед школой, сейчас уже были почти сумерки. Использование Тацуей слова «ещё» вероятно было вполне уместным.

— Не то чтобы я провела здесь весь день. Я вернулась домой и пришла обратно лишь час назад. Я предположила, что Тацуя-кун может как раз в это время всех привести.

Когда они группой вошли в лифт, Эрика ответила на вопрос Тацуи.

Её голос и выражение не были неестественными — не похоже, чтобы она врала.

За исключением того, что её полная нормальность лишь углубила всеобщую идею, что это была ложь. Видимо Эрика была единственной, кто это не заметил.


— Эрика-тян, с Лео-куном всё будет хорошо?..

Когда Мизуки тихо задала этот вопрос, она стояла в лифте прямо возле Эрики. Хотя они скоро увидят всё собственными глазами, ей, наверное, всё ещё было беспокойно. Эти эмоции отличались от одного человека к другому, поэтому некоторые люди могли держать себя в узде, чтобы быть объективными.

— Не волнуйся, Мизуки. Разве я не упомянула в текстовом сообщении? Его жизнь вне опасности.

Тем не менее, это также зависит от совместимости между различиями людей. Видя, что Мизуки вздохнула с облегчением и похлопала себя по груди, Эрика посмотрела на неё теплым взглядом, но если бы это сделал парень, взгляд Эрики был бы, несомненно, безжалостным.

Даже если никто больше этого не сказал, Мизуки была не единственной, у кого были те же мысли. После нескольких моментов неловкого молчания, Эрика постучала в дверь палаты.

— Ах, входите, — с палаты пришел голос молодой женщины.

— Кая-сан, извините нас.

Оставляя своих ошеломленных друзей позади, Эрика открыла дверь и быстро вошла. Первым, кто пришел в себя был, конечно, Тацуя.

Прежде чем занавески палаты успели скрыть Эрику, он тоже вошел.

Миюки была прямо за ним. Видя это, Хонока также поспешила, затем, обменявшись взглядами, вошли Мизуки и Микихико, закрыв за собой дверь.

Внутри просторной и, несомненно, высококлассной палаты их поприветствовал Лео, со скучающим видом сидевший на койке, и молодая женщина с пепельно-светлыми волосами, сидевшая рядом на раскладном стуле.

Она, наверное, была на 4-5 лет старше них. Её волосы были того же цвета, что и у владельца кафе Eine Brise, что создавало впечатление, что у них та же национальность. Что до её черт лица: если бы они были немного угловатыми и с учетом половых различий, она выглядела бы точно как Лео, что явно намекало на их кровное родство.

— Это Сайдзё Кая-сан, старшая сестра Лео.

Прежде чем они успели спросить, Эрика представила их молодой женщине. Как и предположили Тацуя и компания, она была его сестрой.

Кая поднялась и почтительно кивнула в приветствии группе Тацуи. Хотя и не особо изящно или хорошо отрепетировано, но это всё же был уровень, с которым ученики не могут соперничать.

После того, как все поинтересовались здоровьем Лео, Кая взяла цветочную вазу и покинула комнату. Хотя она вышла, чтобы сменить воду, но негласная причина была в том, что она хотела дать им немного приватности.

— Какая добрая старшая сестра, — пробормотала Мизуки, как только Кая исчезла в дверном проёме. Это были её истинные чувства, а не только некая социальная риторика.

Тацуя разделял те же чувства, и, похоже, все с этим были согласны.

Тем не менее, Лео показал несколько противоречивое выражение, напоминая всем, что в каждой семье есть свой скелет в шкафу.

— Черт, это отстой.

Поэтому Тацуя не спрашивал дальше. В конце концов, семейная ситуация Лео не имеет с ним ничего общего.

— Не могу поверить, что вы, ребята, видите меня в таком состоянии, — со смущением сказал Лео. На его лице больше не осталось никаких следов конфликта.

— Сейчас, когда я на тебя смотрю, ты не тянешь на пострадавшего.

— Я не настолько слаб. Хотя не то чтобы я не прилагаю усилия.

— Куда тебя ранили?

На бесстрашную ухмылку Лео, Тацуя задал очевидный вопрос.

С этим улыбка Лео исчезла.

— Здесь я и сам не понимаю...

Но не потому, что у него испортилось настроение. Выражение его лица заявляло, что он не сдался, но он честно не был уверен, что произошло.

— В момент контакта я вдруг почувствовал, как потерял все свои силы. Я собрал всю волю в один последний удар, после чего преступник сбежал и я валялся на земле пока меня не нашел старший брат Эрики.

— Тебя отравили?

— Ну, они осмотрели всё моё тело, но не нашли даже малейшего следа от укола или рваной раны. И в крови не нашли никаких посторонних элементов.

Действительно особо странная ситуация. Тацуя тоже склонил голову, когда Микихико вмешался.

— Ты видел нападавшего?

— Ну, я действительно что-то видел. В большой шляпе, длинном пальто, под которым была карбоновая броня, и в маске. Невозможно было увидеть черты лица, но...

— Но?

— У меня было такое чувство, что это женщина.

— ...Женщина по силе запястья сравнялась с Лео?

— В это вряд ли трудно поверить, — Эрика сразу же возразила шокированному Микихико, — с правильными лекарствами даже ученица начальной школы может задушить взрослого мужчину.

— Это верно... Но.

— Но?

— Для начала есть также возможность того, что ты столкнулся не с человеком.

— Э? Мики... Ты мне говоришь, что купился на эту ерунду с вампирами? — с широко открытыми глазами возразила Эрика, сразу же как только услышала бормотание Микихико.

— Моё имя Микихико.

Его тон остался светлым, но он, как и всегда, отверг это прозвище. Похоже, Микихико автоматически подготовил этот ответ. С другой стороны ответ Эрики также не был её ошибкой. Эта тема была интересна в обыденном разговоре, но люди, которые на самом деле верили в вампиров, даже среди волшебников, были в крайнем меньшинстве.

— У тебя есть идеи?

Однако реакция Тацуи не принадлежала ни к большинству, ни к меньшинству. Тацуя тоже не верил в демонов или призраков, но при этом он не исключал возможность нечеловеческих созданий.

На вопрос Тацуи, Микихико чуть поколебался, прежде чем уверенно ответить:

— Думаю, есть шанс, что Лео наткнулся на «Паразита».

— Паразит? Ты ведь не имеешь в виду буквально, да?

Увидев, как Эрика склонила голову на бок, Микихико не посчитал, что она считает его слова смешными. На этот раз, похоже, это было подлинное любопытство. Видимо поддержанный таким зрелищем, Микихико начал лекцию:

— Паранормальные Паразиты, иначе — Паразиты. В современную эпоху, когда существование и могущество магии были опубликованы, к международному сотрудничеству стремится не только современная магия. Древняя магия тоже не может оставаться в застое, поэтому глобализация неизбежна. Наследники древней магии принимали у себя множество международных конференций, с центром в Англии, с целью стандартизации терминов и понятий и улучшения их.

— Я знаю, что древняя магия более прогрессивна в международном сотрудничестве. Ну и что?

Микихико начал набирать обороты, когда Тацуя ненадолго его прервал, заставляя Микихико кашлянуть и воспрянуть духом.

— Паразит — тоже один из признанных терминов. Монстров, злых духов, джиннов, демонов, всех этих различных сущностей разных стран, магических существ, которые заражают человека и превращают его в нечеловеческое существо, мы называем паразитами. Даже если древняя магия подверглась глобализации, это не меняет того факта, что они держат свои секреты при себе, поэтому неудивительно, что все здесь с современной магией не знают об этом.

— Я не могу поверить, что монстры и джинны действительно существуют... — со страхом пробормотала Хонока, когда выслушала объяснение Микихико.

Тацуя положил руку ей на плечо.

— В прошлом никто не верил, что магия существует. Но мы способны её использовать. Даже если мы не знаем об их существовании, нет причин бояться.

Со стороны Тацуи это была не естественная реакция. Он знал, что эти слова оставят на Хоноке глубокое впечатление.

Вот почему он убрал руку после того, как Хонока ухватилась за человеческий контакт, он был уверен, что развеял её слепое чувство беспокойства. Конечно, он также знал о том, как Хонока сожалела об упущенной возможности, но сделал вид, что не замечает.

— Значит это и есть вампир?

Затем он посмотрел на Микихико. Слишком сильно бояться бессмысленно, но ему также было хорошо известно, что невежество может усугубить угрозу.

Без прямого ответа на вопрос Тацуи, Микихико решительным взглядом посмотрел на Лео.

— Лео.

— Эм, что?

Лео был потрясен пылом в его глазах.

— Могу я обследовать твою спектральную форму?

— Спектральную форму?

Похоже, он не знал термина «спектральная форма», в ответ Лео мог лишь повторить его. На некотором уровне это не была ошибка Лео, так как это была не «духовная форма» или «сосуд души» — термины из современной магии, и Лео не был слишком медленным, чтобы их понять.

— Спектральная Форма — информационное тело в форме физического тела, за исключением того, что оно соединяет физическую плоть с душой.

Микихико использовал кончики пальцев, чтобы начертить большую «спектральную форму».

— Ключ к спектральной форме — жизнь, или жизненные силы. Монстры, пожирающие плоть и кровь человека, по слухам охотятся на жизненные силы, которые забираются вместе с плотью.

— Другими словами, когда вампиры пьют кровь, на самом деле они хотят высосать жизненные силы?

С жестким выражением лица Микихико кивнул на слова Эрики.

— Вампиры пьют кровь, упыри употребляют плоть, но так как они, прежде всего, не материальные существа, они должны быть заинтересованы лишь в жизненной силе. По крайней мере, это то, во что старейшины древней магии сказали мне, что нужно верить.

— Исходя из этой логики, не удивительно столкнуться с вампиром, который опирается на высасывание жизненных сил, хех, — Тацуя пробормотал на слова Микихико.

В ответ, Микихико ещё раз кивнул:

— Если я обследую спектральную форму Лео, думаю, я смогу что-то выяснить... Честно говоря, я никогда не был убежден, что этот вампирский инцидент был вызван нормальными людьми. Мне всегда казалось, что это что-то большее, чем просто серийные убийства, и не потому что не было следов высасывания крови. Мне говорят это мои инстинкты пользователя древней магии, хотя у меня и нет доказательств. Именно потому, что это была моя интуиция, я никому и не говорил о Паразитах. Однако теперь даже Лео был атакован.

— Вперед, Микихико.

Лео отверг самообвинительные слова Микихико. Микихико потребовалась долгая секунда, чтобы обработать смысл этой краткой фразы.

— ...Ты уверен?

— Да. В действительности я даже прошу тебя сделать это. Мы не сможем отреагировать, если не поймем причины.

Скрытый смысл слов Лео также содержал прощение. В ответ на такую степень доверия, выражение Микихико снова ужесточилось, затем он протянул руку к сумке у своих ног.


Держа настоящие талисманы, созданные черными чернилами на бумаге, Микихико использовал традиционные средства, с которыми даже Тацуя столкнулся впервые, чтобы проверить статус Лео, и не смог скрыть своего шока. Более вероятно, что он даже не думал о том, чтобы его скрыть.

— Как бы сказать... Хотя Тацуя тоже в своей собственно лиге, Лео, ты действительно человек?..

— Эй, как любезно с твоей стороны.

Как шутка это было бы совсем другое дело, но когда эти слова сказаны совершенно серьезно... даже Лео не мог отшутиться.

Настроение Лео явно пострадало.

Однако Микихико уже был достаточно поражен, чтобы полностью это пропустить, или, скорее, он просто уже был не в состоянии этого обнаружить.

— Нет, но... как ты всё ещё на ногах? Обычный волшебник был бы уже без сознания, если бы у него было пожрано столько жизненной силы.

— Не будем пока о том, что такое жизненные силы, ты можешь обнаружить, сколько было потеряно?

Выражение Тацуи показало, как он был поражен, на что Микихико ответил нейтральной улыбкой и кивком:

— Просто спектральная форма и физическое тело обладают одной и той же формой. Поскольку объем дан, изначальное количество жизненной силы по сравнению с текущим уровнем более или менее обнаружимо, — Микихико прищурился и снова взглянул на Лео измерительным взглядом. — С текущим уровнем жизненной силы Лео, обычный человек не то что ползти, он не сможет даже оставаться в сознании. Для того чтобы сидеть и так разговаривать, его физические способности должны быть невероятными.

Для Микихико это были просто слова.

Однако фраза «невероятные физические способности» поразила Лео прямо в сердце, потому что его генетические модификации увеличивали физическую силу.

— Наверное, моё тело особо сконструировано.

Но даже так, Лео продолжал улыбаться. Он не собирался заставлять волноваться того, кто неосознанно причинил ему боль.

— В любом случае, сейчас я чувствую себя бессильным, потому что эта женщина в маске съела мою жизненную силу. Да? — Лео подавил колебания в сердце и задал вопрос.

— Я так думаю, но...

— Но?

— ...Так как это было во время боя, и у них была способность поглощать жизненную силу при контакте, не должно быть никаких причин для того, чтобы пить кровь. Хотя я не имею понятия, как они могут брать кровь, не оставляя никаких ран, но... Почему Паразит потратил дополнительное время и энергию, чтобы сделать что-то ненужное, вроде того, чтобы пить кровь?

Даже у Тацуи не было ответа на вопрос Микихико. По правде, это было потому, что кровь была потеряна, вместо того, чтобы быть высосанной, поэтому прямо сейчас они никак не могли достичь истины.


Часы посещения подошли к концу, и пять человек покинули палату.

Этими пятью были: Тацуя, Миюки, Микихико, Хонока, и Мизуки.

Эрика сказала, что должна встретиться со своим братом Тошиказу и осталась позади.

Хотя никто из пяти не понимал эти слова в буквальном их смысле, но, снова, никто из них не озвучил этого.

— Кстати... Микихико.

— Хм?

Внезапно услышав своё имя, Микихико переключился с разговора с Мизуки на Тацую.

Миюки и Хонока шли по бокам Тацуи.

Хотя они не держали его за руки, физическое расстояние было достаточно близким, чтобы не иметь никакого значения.

Пусть все популярные парни сгорят. Хотя и невозможно было узнать, действительно ли так думал Микихико.

Неважно, что думал Микихико, всё равно маловероятно, чтобы Тацуя обратил на это внимание.

— Есть одна деталь, которую я забыл спросить.

На самом деле он намеренно не задал этот вопрос из соображений подслушивающих устройств. Тацую было крайне сложно заставить сболтнуть опасную информацию, даже если она от Микихико.

— Что такое?

— Что касается созданий вроде демонов и Паразитов, они возникают часто?

Хотя они и не ели, Микихико почти поперхнулся.

Благодаря беспечному тону Тацуи, Микихико выслушал его лишь с обычным настроением, но услышал глубокий вопрос.

— ...Нет, они действительно редки. Хотя в историях они скрытно существуют, чтобы делать зло, эти в большинстве своем — волшебники, делающие вид, что являются темными существами. Например, мы считаем практикующего со Среднего Востока истинной сущностью печально известного духа горы Ояма.

Микихико неосознанно начал поглаживать подбородок, будто кто-то в «позе размышления».

— Шансы, что волшебник натолкнется на настоящего духа примерно... наверное, один на десять поколений. Но, тем не менее, эти встречи, как правило, происходят в этом мире случайно. Настоящие случаи, когда духи вредят людям, требующие немедленного уничтожения волшебниками, наверное, происходят лишь раз в несколько сотен лет по всему миру. В конце концов, по официальным записям последний случай, когда Япония истребляла истинных духов, был, наверное, когда Юсанари Абэ изгнал девятьсот лет назад девятихвостую лису.

— Но этот вампирский инцидент был, вероятно, сделан «настоящим духом».

— Я так считаю.

— Думаешь, это случайность?

— Хотя я не могу сказать наверняка, но возможность этого близка к нулю... — ответ Микихико был крайне осторожный. — Когда история прогрессировала в современную эпоху, инциденты духовной активности шли на спад. Я не желаю верить, что этот инцидент появился из ниоткуда.

Услышав ответ Микихико, Тацуя тихо сказал: «В самом деле».


Убедившись, что группа Тацуи ушла и Кая вернулась в палату, Лео в изнеможении рухнул на кровать. Хотя в палате по-прежнему была Эрика, он уже достиг своего предела.

— ...В любом случае я уже всё знаю. Больше нет нужды блефовать, хорошо? Ты уже поистине хорошо потрудился.

— ...Я просто... приму это как честный... комплимент.

— Он и был честным. Комплимент, я имею в виду.

Видя, как Лео болезненно закрыл глаза, Эрика показала теплую улыбку.

— Эм, Эрика-сан... с моим братом действительно всё будет в порядке?

Но Кая не нашла ничего смешного в этом разговоре.

— Не волнуйся. Я уже позвала лучшего доктора, которого знает Семья Тиба. Я знаю, это может быть немного трудно для тебя, не волшебника, чтобы понять, но истощение жизненной силы требует больше времени для восстановления, чем физическое истощение. Все необходимые восстановительные процедуры уже были сделаны. После чего лучшим средством будет много постельного отдыха, поэтому через некоторое время он будет в порядке.

Кая была слегка шокирована тем, что её посчитали мирской. Хотя Эрика это заметила, она не сказала никаких утешительных слов.

— Тогда, я пойду к своему брату. Если что-то будет нужно, пожалуйста, не сдерживайся и зови медсестер, подчиненных моего брата, или даже меня.

Эрика чуть поклонилась Кае и покинула палату.

У Лео не было никакого намерения упрекать Эрику за её отношение.


— Молодая госпожа, вы можете проявлять немного милосердия? — Инагаки заговорил с Эрикой как раз в тот момент, когда она вошла в комнату, с которой прослушивали палату Лео.

Хотя его слова были туманными из-за нескольких опущенных слов, Эрика точно знала, что он имел в виду. Тем не менее, Эрика тоже презирала эти слова.

— Я не планирую запрашивать никаких волшебников, чтобы о нем заботиться. Неважно, это наши родители или родственники, с ними всеми хлопотно иметь дело. Думаю, придерживаться такого уровня отношений здесь будет достаточно. Кстати... Ты слышал, о чем мы говорили?

Последнее предложение было адресовано Тошиказу.

Старший брат Эрики сидел, опираясь о спинку стула и с руками сложенными за голову, затем резко стянул наушники и выпрямился.

— Было очень интересно. Тогда, если теория второго сына Семьи Йошида попадет прямо в точку, Эрика, что ты будешь делать?

— При таких обстоятельствах не важно, прав ли он.

Как утомительно, казалось, что снисходительный взгляд Эрики обвинял Тошиказу, пока он сидел на стуле.

— Хотя и не так долго, но этот парень считается членом стиля Тиба и одним из наших. К тому же, я лично его обучила искусству владения мечом, поэтому он технически считается моим первым учеником. Ни один мастер не будет стоять в стороне, когда его ученика избили.

— Какие холодные рассуждения.

— Здесь нет ничего такого, так что прекрати уже. Даже если они не существуют, есть много причин, чтобы принять бой. Я не имею понятия вампир мужчина или женщина, но он совершил преступление. Всё, что нам нужно сделать — принять это.

Даже её брат Тошиказу понятия не имел, была ли она правдива или говорила уклончиво.

Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что Эрика была совершенно серьезна.


◊ ◊ ◊

В то же время, когда Тацуя посещал Лео, Лина прибыла в токийский филиал Устройств Максимилиана. Именно здесь работала Микаэла Хонда под псевдонимом Мия Хонда, и это место ещё было местом секретных встреч для отряда охотников за дезертирами.

Даже не считая студентов университетов магии, не особо редко можно увидеть учеников старших школ магии, посещающих места производства CAD. Рекомендательное письмо из посольства и форма Первой Школы позволили Лине пройти через всю безопасность и войти в комнату для конференций, где она встретилась с двумя членами Звездной Пыли, которых как раз вовремя спасла прошлой ночью, они были одеты в узкие юбки и жакеты.

— Майор, спасибо за помощь прошлой ночью.

— Вольно.

Лина показала двум отсалютовавшим членам сесть, затем сама села на диван. После того, как она закрыла глаза и глубоко вдохнула, открылась пара золотых глаз под огненно красными волосами.

Совершенно иной цвет, чем у Анжелины Кудо Шилдс, и совершенно иное лицо.

Но оба члена Звездной Пыли не показали никакого удивления на лицах. Эта золотоглазая молодая девушка с холодным лицом была их Энджи Сириус.

— Вы двое, как ваши травмы с прошлой ночи?

— Главным образом вылечены. Они не повлияют на нашу миссию.

Слыша, что охотники обратились к себе, как к простым инструментам, Лина, нет, Энджи Сириус наморщила брови, но это послужило лишь тем, что углубило жестокое впечатление от её холодного лица, а не передало её недовольство.

— Если это правда, тогда дайте мне краткий рапорт.

— Да, мэм.

Сама Лина не думала, что эти слова передают полную картину, но, похоже, другая сторона поняла намек.

— Поймав след Демуса Секонда, мы использовали Глушитель на основе профиля цели. Но Глушитель не оказал на него никакого эффекта.

— Он повлиял на работу Глушителя?

— Никак нет, Глушитель функционировал нормально. По словам Демуса Секонда, ему больше не требуется CAD.

— Больше не требуется CAD... Значит ли это, что Сержант Салливан достиг одухотворения?

— Я согласна.

В ответ на подозрения Лины, охотники ответили утвердительно.

— Текущему Демусу Секонду не требовалось CAD для использования Изменения Траектории.

— Значит, никакой другой магии не было использовано?

— Подтверждаю.

— Кроме того, Демус Секонд обладал превосходными физическими способностями в сравнении с нашими улучшенными телами.

То, что физическая сила дезертира возросла, было свежей информацией. Лина чуть покрутила это в голове, прежде чем осторожно задать двум другим следующий вопрос:

— Сигнатура псионовой волны Сержанта Салливана изменилась?

— По крайней мере, мы всё ещё в состоянии её идентифицировать.

— Во время моего преследования Сержанта Салливана, я подозреваю, что он вошел в контакт со своими товарищами. Однако сигнатуру псионовой волны этого человека я не смогла заметить.

— ...Мои извинения. Мы не обнаружили других сигнатур псионовой волны, кроме Майора и Демуса Секонда.

Лина закрыла глаза и немного это обдумала.

— ...Похоже наши старые данные больше ненадежны. Начиная с сегодняшнего дня, продолжайте наблюдение над всеми дезертирами, след которых найдете, но не предпринимайте никаких действий. Дождитесь моего прибытия.

— Да, мэм.

Отсалютовав в ответ двум членам Звездной Пыли, которые поднялись на ноги, Лина вышла из комнаты для конференций.


Сильвия ждала Лину в холе токийского филиала Устройств Максимилиана.

— Главнокомандующий, сюда.

Услышав её слова, красноволосая и золотоглазая Лина последовала за Сильвией. Они направлялись в женскую раздевалку для работников.

— Сюда, Майор. Я уже убедилась, что помещения пусты.

Следуя за Сильвией после того, как она открыла дверь, Лина быстро оглядела раздевалку и лишь тогда вздохнула с облегчением, когда услышала, как замок на двери защелкнулся.

Её волосы и зрачки изменили цвет.

Красные волосы стали светлыми, золотые глаза вернулись к своему лазурному оттенку.

— Как и ожидалось, этот способ намного проще. По сравнению с поддержкой «Парада», скрывать способность использования магии намного сложнее.

— Майор, у нас мало времени. Пожалуйста, переоденьтесь, прежде чем вернутся работники.

Сильвия сразу же начала ворчать на расслабленную Лину.

Лина пожала плечами и заговорила с Сильвией, переодеваясь:

— Похоже, что отряд преследования также не смог идентифицировать сигнатуру псионовой волны человека в белой маске.

— Действительно... Похоже, что между дезертирами большая разница в уровне индивидуальной силы.

Может быть, это было потому, что у неё уже было предчувствие того, что Лина собиралась сказать, но по голосу Сильвия была не очень удивлена. Тем не менее, на её плечах висела встревоженная аура.

— Кстати, почему они нападают на японцев? — надев нижнее белье и добравшись до своей формы Первой Школы, Лина спросила Сильвию.

— Что значит почему? — не сумев понять смысл вопроса, Сильвия, сбитая с толку, задала вопрос в ответ.

— Сейчас их преследуют. Разве обычно они не должны пытаться как можно сильнее скрыть своё присутствие?

— Ах, вот ты о чем.

На этом Сильвия, наконец, поняла, чем Лина привела её в замешательство. Лина на самом деле хотела спросить, почему дезертиры рискуют выявить своё местоположение, чтобы нападать на японцев.

— Я тоже не знаю, за исключением...

— За исключением?

Сменив чулки на пару носков, и как раз надевая платье, Лина призвала её продолжить говорить.

— Я всего лишь чувствую, что есть связь между этим и новой силой, которую они получили.

— Новая сила... Ты имеешь в виду способность вампира удалять кровь, не оставляя никаких травм?

Наконец надев платье и куртку, Лина продолжила задавать вопросы, при этом суетясь с волосами.

— Хотя я не уверена, стоит ли нам называть их вампирами, но... Лина, что ты делаешь?

Когда Сильвия пыталась организовать свои мысли, её взгляд снова перешел на Лину...

...Лишь чтобы найти прекрасную молодую девушку со светлыми волосами, которая перед зеркалом обеими руками слегка поднимает обе стороны платья, принимая при этом несколько поз.

— Э, нет, это...

Видя, как вышестоящий офицер быстро восстановила свою позу и опустила голову, при этом всё время краснея, Сильвия могла лишь глубоко вздохнуть.

Глава 6

Кулак с взмахом поразил другой кулак.

В мгновение сменились позиции — нападение и оборона плавно поменялись местами.

Тацуя и Якумо были вовлечены в свою каждодневную утреннюю схватку.

Они не только поочередно наносили друг другу удары.

Кроме прямых атак, были также левые и правые хуки, пришедшие сверху и снизу, удары «каратэ» и удары ладонью. Уклонение от атак, хватание протянутой конечности противника, всё время парируя другую его конечность, которая стремилась сместить контратаку в последнюю возможную секунду.

В боевых искусствах сейчас Тацуя и Якумо были на равных.

Они оба протянули правые руки.

Когда обе атаки одновременно промахнулись, они оказались в позиции спиной друг к другу.

Тацуя изменил свой центр тяжести и поднял ногу, на которой изначально был весь его вес и сделал шаг вперед.

Ожидаемого удара локтем не последовало.

Он развернулся.

Как и Тацуя, Якумо отступил на безопасное расстояние.

Видя, что они одновременно использовали те же атаки, приняли те же маневры уклонения и, в конечном счете, создали между собой ненужный разрыв, они обязаны были криво улыбнуться... но для этого не было времени.

Тацуя шагнул к Якумо.

С точки зрения техник они шли нога в ногу.

Тацуя также сохранял преимущество в физической силе.

Стратегия — в ней он был далеко позади Якумо.

Подводя итог: единственным путем победы для него был непрерывный поток атак, чтобы не дать противнику возможности разработать какие-либо уловки. Любая ситуация, создающая между ними ненужный разрыв, неизбежно ставила Тацую в менее выгодную позицию. Как только Тацуя шагнул в пробел между ними и приготовился нанести удар кулаком, он почувствовал, что присутствие Якумо начало колыхаться.

В последнее время Тацуя немного пострадал от этой техники. Он насильно подавил разочарование и активировал Прерывание заклинания.

Колыхающееся тело Якумо чуть задрожало, прежде чем исчезнуть. Прерывание заклинания Тацуи сумело свести на нет способность Якумо.

Тацуя полностью расширил свои пять чувств и начал искать местоположение настоящего физического тела Якумо.

«Справа? Или слева?»

Даже настолько сильному человеку, как Якумо, не должно хватить времени, чтобы прокрасться всё расстояние ему за спину.

Анализ Тацуи был идеален.

Но его гипотеза была неверна.

Якумо стоял прямо перед ним.

Он был метрах в тридцати за тем местом, в которое целился Тацуя.

Потребовалось всего лишь мгновение, чтобы нанести решающий удар.

Снова полетел упреждающий кулак.

Обычно это была недостижимая дистанция, но Якумо также принял во внимание и то, что в момент нанесения удара по-прежнему была возможность взаимного поражения.

Если не считать то, что тело Якумо не начало двигаться с кулаком.

Полностью сбив Тацую с толку кулаком, Якумо бросил его в воздух.


— Уфф, страшно, страшно.

Якумо, наконец, освободил сустав Тацуи, после того как бросил его на землю, при этом говоря слова, которые не звучали так, словно он сдерживался.

Так как его запястье было схвачено, Тацуя не смог выполнить идеальное попадание. Хотя ему удалось приглушить удар и предотвратить переломы, он всё же получил удар, и ему потребовалось несколько раз кашлянуть, чтобы восстановить дыхание.

— ...Мастер, это было?

Услышав слова, которые Тацуя сказал после того, как, наконец, встал на ноги, Якумо рукой протер виски — наверное, он вытер пот — и ответил:

— Хм, не думал, что ты сможешь прорваться сквозь Иллюзорный Плащ.

Хотя его тон остался шутливым, его изумление было совершенно серьезным. Его трюк с остаточным изображение не был чем-то спланированным заранее, он был рожден спонтанно. Просто Якумо никогда не мог вообразить, что Тацуя может пробиться через Иллюзорный Плащ.

— Значит, эта техника называется Иллюзорный Плащ, эх... Мастер, это ведь не обычная иллюзорная техника?

— Значит, ты действительно увидел.

Хотя Якумо в преувеличенной манере вздохнул, он не сумел скрыть тот факт, что был очень доволен. Хотя, вероятно, он никогда и не планировал этого делать.

— Твоя способность читать техники врага может представлять дня них угрозу, но это не значит, что нет способов получить от этого преимущество.

— Как ваша предыдущая иллюзия?

— Иллюзорный Плащ — это техника, изначально разработанная, чтобы защититься против глаз не из этого мира. Что до её устройства... Что ж, попробуй сам догадаться. Если это ты, то ты в момент сможешь её понять.

Тацуя не сказал Якумо прекратить ходить вокруг да около. Частично, потому что спрашивать о техниках других запрещено, но ещё больше привлекло его внимание то, как он выбрал слова.

— Мастер.

— Хм? Что вдруг с этим серьезным выражением... Ты, конечно, всегда такой, но сейчас у тебя ещё и этот страшный голос.

Когда дело доходило до того, что у него всегда серьезное выражение, была тонкая грань между похвалой и насмешкой. В конце концов, Тацуя решил это игнорировать, поскольку не мог понять, что из этого правда — по сути, он решил вообще ничего не делать.

Почему-то выражение Якумо показалось не особо довольным, что, наверное, подтвердило, что он сделал правильный выбор. К тому же Тацуя был не в настроении, чтобы подыгрывать его шуткам (?).

— Ранее вы заговорили о вещах не из этого мира.

— Ах, об этом.

Не было нужды завершать наполовину законченное предложение.

Его ответ не оставлял места для недопонимания, будто он уже предугадал, что Тацуя задаст именно этот вопрос.

— Наши враги не ограничены лишь людьми. Для некоторых из них не так уж и редко заключать сделку с силами за пределами этого мира.

Хотя это был ожидаемый ответ, основанный на их предыдущем разговоре, но ответ противоречил тому, что он уже знал.

— Но один из моих друзей, пользователь Древней Магии, утверждает, что встречи с настоящими духами довольно редки...

Тацуя сказал это не потому, что верил одному человеку больше, чем другому, но потому, что хотел ответ, в который сможет поверить.

— Помнится, друг Тацуи-куна — второй сын Семьи Йошида. Хотя его слова тоже верны... в твоем случае, думаю, что ты не достаточно полно рассмотрел вопрос.

На этом Якумо временно остановил свою речь. После того, как Тацуе сказали подумать над всем более тщательно, он сразу же впал в море соображений и вскоре пришел к выводу.

— Слова Микихико верны, но в тоже время не идеальны. Вы это имеете в виду? Настоящие встречи с духами чрезвычайно редки, но их вторжения, потому что кто-то дал импульс, не настолько редки, я прав?

— Даю тебе минимальный проходной бал, — как и подобало его словам, выражение Якумо было далеким от удовлетворенного. — Хм!.. Думаю, даже такой мудрец, как Тацуя-кун, может стать жертвой ассоциативного смещения и когнитивных ловушек.

Видимо планка была установлена довольно высоко, и счет был намного более беспощадным.

Но даже так, Тацуя почувствовал, что слишком постыдно (и не неловко) в лицо называться «мудрецом» и молился, чтобы такое не повторилось.

Это было свидетельство того, как невозмутим был Тацуя, когда его хвалили, несмотря на его ошибки.

Тем не менее, уравновешенность Тацуи была сметена следующими словами Якумо.

— У тебя тоже должно быть пару представлений о созданиях, не существующих в этой плоскости. Как ты думаешь, что практики современной магии, обращаясь к Магии Духовных Существ, используют в качестве медиума?

С губ Тацуи сорвалось небольшое «ах».

— Вижу, ты связал факты. То, что современные волшебники называют Духовными Существами, на законных основаниях является «созданиями из другого мира».

Это действительно было слепое пятно. Тацуя сосредоточился на Якумо, когда он продолжил объяснять:

— Эх, сознательные мысли и самосознание — вторичны. Бактерии не имеют сознания и самосознания, но они способны проникать в человеческое тело и влиять на его деятельность достаточно, чтобы воздействовать на здоровье. К тому же, у них даже есть неполная способность саморепликации. Однако даже если они на интеллектуальном уровне не удовлетворяют требованиями «живого существа», этого не достаточно, чтобы отрицать то, что они «живые создания» со способностью инфицировать человеческий организм.

— Вы говорите, что Духовные Существа, не более чем удаленные от физического явления изолированные духовные тела, также квалифицируются как «создания не из этого мира»?

— Строго говоря, они больше походят на созданий, не обладающих физическим телом. К тому же, неужели кто-нибудь доказал, что духи не обладают своими собственными мыслями?

— ...Этого действительно никто ещё не сделал. Но, с дугой стороны, я знаю одного человека, который мог бы.

Более того, Тацуя лично видел, как этот друг прямо перед ним манипулирует духами. По сравнению с тем, чтобы получать приказы и иметь духа, способного принимать решения самостоятельно, это имело больше смысла, чем включение всего процесса в последовательность магии и обладание духа собственным сознанием.

— Мастер, могу я задать ещё один вопрос?

— Вперед.

— Современная магия считает, что Духовное Существо — информационное тело, изолированное в информационном измерении от своего естественного явления. Так как оно исходит от естественного явления, можно использовать последовательности магии для воссоздания исходного эффекта. Это текущая теория Духовной Магии.

— Неплохо. Современная магия действительно впечатляет, если способна прийти к такой теории.

— Тогда откуда пришли информационные тела паразитов, которые цепляются за спектральную форму человека и вызывают мутации?

С тех пор, как Тацуя услышал слова Микихико, он подозревал, что Паразиты — это информационные тела, способные влиять на человеческий Эйдос. Намек Якумо на бактерии и заболевания лишь углубил это впечатление.

— Паразиты... что за английское название. Увы, но я не знаю, откуда происходят эти информационные тела. Учитывая, что они способны влиять на человеческий дух, я предположил бы, что у них сходное происхождение.

— Информационные тела из человеческого духа...

— Я считаю, что независимо от того, в человеческой форме монстры или в звериной, единственное, что может заставить живых созданий этого мира так измениться, должно исходить от демонов, возникших из духовных информационных тел. Так же, как физическое проявление этих духов находится одним шагом в нашем мире и альтернативной тени этого мира, демоны, возникшие из духа, также стоят в психической плоскости и эфире. Духовные встречи редки не потому, что их не существует, а потому, что у нас нет способности наблюдать за человеческим духом. Хотя в глазах Лондона эти мысли определенно будут считаться ересью, но это мои истинные чувства.

Как и ожидалось от крупнейшего авторитета по древней магии, это имя было не только для вида.

Тацуя уже давно так считал.


◊ ◊ ◊

Двумя днями позже Лео по-прежнему был прикован к постели. Обычный человек был бы уже в критическом бессознательном состоянии, поэтому то, что он был не в состоянии выписаться из госпиталя три-четыре дня, считалось нормальным. С другой стороны, если он так быстро выпишется, люди будут больше волноваться, что он слишком сильно на себя давит или безрассуден.

По крайней мере, так считал Тацуя.

Однако, на некотором уровне, вполне естественно, что будут люди, которые так не считают.

— Лео-кун, как он себя чувствует?..

Мизуки была именно из тех, кто так не считал.

— Он должен быть в порядке. Они сказали, что не было следов внешних повреждений кроме нескольких ушибов, и не было следов переломов или внутренних ран. Или ты считаешь, что Эрика врет?

Попутно отметим, что Тацуя уже подозревал, что отсутствующей сейчас Эрике не следует особо доверять.

— Я не это имела в виду...

Но, по своему темпераменту, даже если Мизуки лелеяла подобные мысли, она никак не могла обвинить друга во лжи.

Даже если человек, о котором идет речь, отсутствует, нет, именно потому, что человек, о котором идет речь, отсутствует, она избегала разговора за спиной.

Кроме того, Эрики не было в классе — даже если уроки ещё не начались — не потому, что она наблюдала за Лео в госпитале, но просто потому, что ещё не пришла в школу.

Она и вчера ворвалась прямо перед звонком.

Сегодня, наверное, будет тот же случай.

— Сейчас, когда ты об этом упомянула, Микихико тоже нет.

Он сказал это, особо не подумав. Просто когда он размышлял над тем, почему ещё не пришла Эрика, то вспомнил, что Микихико тоже пока нет.

На эти слова лицо Мизуки стало чуть жестким.

Тацуя быстро придержал лицевые мышцы, которые были на грани того, чтобы расслабиться в ухмылку, и поразмыслил над тем, чтобы что-то сказать или остаться стойким. Он действительно считал, что волнения Мизуки не могут сбыться, но он не мог оценить, хорошее ли сейчас время, чтобы об этом заговорить.

— Доброе утро~.

— Доброе утро, Тацуя, Шибата-сан...

Как раз когда Тацуя был озадачен тем, какое действие предпринять, Микихико и Эрика вошли в класс, на них было одинаково исчерпанное выражение лица.

Как только эти двое сели, на мониторе вспыхнул сигнал начала урока.


В этот день во время обеда Тацуя и его группа повели себя чуть по-другому, чем обычно. Вместо того чтобы пойти в столовую, Эрика развалилась на своей парте. Если хорошо прислушаться, от неё можно было услышать небольшое сопение.

Во время занятий вздремнуть было невозможно, потому что они были авторизированны в своих терминалах, но сейчас она крепко спала.

Закончив обедать, Микихико сказал: «у меня гудит голова» — и сразу же отправился в лазарет. Похоже, что его головная боль, а не сонливость, также была вызвана перенапряжением.

Так как он предполагал, что это простое истощение, всё, что касается Микихико, он оставил Мизуки.

Что до самого Тацуи,

— Шизуку, извини, что позвонила так внезапно.

— Хм, что случилось?

— Ну, Тацуя-кун сказал, что ему необходимо что-то у тебя спросить.

Он попросил, чтобы Хонока позвонила Шизуке по телефону.

— Мои извинения, что позвонил в такой поздний час. Я хотел послать электронное письмо, но затем посчитал, что это необходимо обговорить прямо.

Даже небольшие портативные устройства в современных системах связи могли показывать изображение почти как при разговоре лицом к лицу. На его личном портативном устройстве было изображение Шизуку, которая для связи использовала похожее устройство. Хотя прошел лишь короткий месяц с тех пор, как они друг друга видели последний раз, она, казалось, заметно повзрослела.

— Не волнуйся. Сейчас лишь восемь вечера.

Молодая девушка на экране прищурила глаза, улыбнувшись. Как обычно, для чтения это было довольно расплывчатое выражение, но сейчас они все уже знали, что эта улыбка означает, что она исключительно рада.

Хонока и Миюки гневно поглядели на свои собственные терминалы.

К сожалению, Тацуя поместил Шизуку на главный экран, как и она его. Личные портативные устройства отличались при просмотре через главный экран и через боковые экраны в том, что в последних было трудно различить выражение лица.

— Итак, что случилось?

— Эм, я слышал от Хоноки, что у вас там тоже произошел вампирский инцидент. Если знаешь какие-либо подробности, мне было бы интересно их услышать.

На экране голова Шизуку чуть склонилась набок.

— ...Шизуку?

— ...Ах, этот инцидент. Эм, в Японии действительно появились вампиры?

— Что ты подразумеваешь под Японией?

— В Америке они по-прежнему считаются городской легендой. По крайней мере, нет никакого освещения в СМИ.

Хотя они и несколько отличаются от созданий из мифов или сказок, вампиры, или, точнее, демоны пожирающие дух, действительно существуют.

Учитывая, что реальность была понижена к слухам, должно быть, что-то затевается. Другими словами, этот инцидент был всё ещё под цензурой в USNA. Теперь появилась возможность того, что паутина более сложна, чем он ранее представлял.

— Можно даже слухи. Я хочу знать столько, сколько возможно.

— Что-то случилось?

Шизуку наклонилась к экрану.

Тацуя поразмыслил над тем, информировать ли молодую девушку, находящуюся за границей, что один из их друзей был атакован.

— Лео был атакован тем, что мы подозреваем и есть вампир.

Однако он сразу же принял решение, что она имеет право знать.

В конце концов, даже сам Тацуя не мог объяснить, почему сделал такой выбор.

Возможно, это была инстинктивная реакция.

С другой стороны, у него должно было быть предчувствие того, что должно произойти.

— К счастью, его жизни ничего не угрожает.

— Как?..

Но он не намеревался заставлять излишне волноваться человека по другую сторону линии. Хотя Тацуя добавил ещё одно предложение, чтобы помочь облегчить шок, который почувствовала Шизуку, оно, к сожалению, прошло мимо её ушей.

— Нет, он действительно в порядке, поэтому, пожалуйста, не делай такое лицо, хорошо? Лео использовал свою собственную силу, чтобы отбить преступника, хоть при этом особыми силами которого и был немного ранен. Сейчас он отдыхает в госпитале.

«Утешительные слова» Тацуи определенно не смогли сотворить что-то отдаленно способное. Любые слова, вроде больничного отдыха, лишь разожгли бы её беспокойство, если бы она была более слабой.

— Действительно? Слава богу...

К счастью, Шизуку была не таким человеком, чтобы впасть в отчаяние или пессимизм. Видя, что Тацуя энергично кивнул, она вздохнула с облегчением.

Такой тип разговора мог быть достигнут лишь через видео звонки.

— Понятно, вот почему Тацуя-кун хочет знать обо всём, что к этому относится.

Тацуя снова подтвердил слова Шизуку, которые не были сформулированы как вопрос.

— Но это не значит, что ты должна слишком сильно увлекаться расследованием. — Прежде всего, ему необходимо было напомнить ей об этом. — Если ты скажешь мне всё, что знаешь, этого будет более чем достаточно.

— Но ты считаешь, что здесь в Америке есть зацепки, верно?

— Скорее охота на зацепки. Если честно, я считаю, что виновник вампирского инцидента пришел из Америки.

Шизуку была не единственной, кто выдал своё изумление.

Об этом скачке в логике он не то что Хоноке, даже Миюки не сообщал.

— Вот почему я не хочу, чтобы ты подвергала себя опасности, Шизуку. Не делай ничего, что может поставить тебя под удар. Информация с твоей стороны не совсем критична.

— ...Поняла, не буду действовать опрометчиво. Поэтому, пожалуйста, не жди от меня каких-либо больших достижений.

— Я хочу спросить просто на всякий случай: ты говоришь мне не возлагать больших надежд на собирание информации, а не о безрассудных вещах, я правильно понял?

— Конечно.

Хотя Шизуку не была ни идиоткой, ни неуклюжей дурой, он по-прежнему не чувствовал себя совершенно спокойным даже после того, как ещё раз напомнил ей.


◊ ◊ ◊

Опираясь на знания Эрики, против произошедшей в городе серии вампирских инцидентов в настоящий момент принимали меры три организованных группы.

Первую группу возглавляла полиция, со специальным следственным подразделением полицейского департамента (практически японская версия ФБР), ведущим в поиске различные общественные подразделения безопасности.

Вторая следственная группа состояла из членов Десяти Главных Кланов, из Семьей Саэгуса во главе и Семьей Дзюмондзи прямо за ними. У них была поддержка со стороны Внутренних Дел (Отдел Информационного Контроля) и они помогали полиции в наполовину официальной, наполовину гражданской роли. Единственное отличие от нормального было лишь в том, что «гражданская» половина занимала преимущество.

Третья группа была частной командой, собранной из Семьи Тиба и известного авторитета в древней магии, Семьи Йошида, в поддержке.

В общем, это была группа Эрики.

— Может, будет лучше, если мы объединим усилия с сэмпаями?..

По своей природе запрос от Семьи Тиба к Семье Йошида не мог быть официальным делом, но сам запрос о помощи был полностью по правилам. В ответ Микихико сразу же был назначен связующим звеном, на что он озвучил вопрос, который уже задавал, по крайней мере, раз десять со вчерашнего дня.

Само собой разумеется, что он обращался к партнеру по этой операции — Эрике.

— Я считаю, что мы действовали бы намного эффективнее, если бы у нас был доступ к Системе по борьбе с преступностью, предоставляемой уличными камерами наблюдения.

— Не беспокойся. Даже полиция, имеющая самый больший доступ к системам наблюдения, до сих пор не вышла на след.

— Тогда с точки зрения людских ресурсов, разве сотрудничать не было бы гораздо лучше, чем пытаться действовать одному?

— Именно поэтому я и попросила тебя о помощи, верно?

— Нет, я имел в виду не только нас двоих...

Микихико сдался пытаться переубедить быстро продвигающуюся Эрику и ускорился, чтобы её догнать.

— Мы ничего не найдем, просто бессмысленно скитаясь вокруг...

Он говорил сам с собой, но вместе с тем ворчал. Он говорил не столь громко, чтобы услышала Эрика, но она, наверное, проигнорировала бы это, даже если бы услышала. Это была настоящая причина того, почему Микихико был выбран в качестве компаньона Эрики.

Семья Йошида — клан, в котором передается древняя магия стиля Синто. Хотя они были не совсем такие же, как семьи, специализирующиеся на Оммёси, их боевая мощь по-прежнему была выдающейся. Изначально эта страна традиционно позволяла легкий доступ к техникам среди религиозных групп. Исходя из того, что группа стиля Синто использовала талисманы в качестве медиума, они не были приверженцами правил.

Услышав от Тошиказу, что ученые, задействованные в расследовании, почти ничего не добились, командующий из Семьи Тиба (отец Тошиказу и Эрики) решил положиться на навыки, в которых превосходны пользователи древней магии, и официально запросил помощи от главы Семьи Йошида — их самого близкого друга среди семей древней магии. Поскольку глава Семьи Тиба был «таинственным чудаком», лично считающим, что он «бесполезен без магических способностей», вероятно считал, что «с оккультизмом можно бороться лишь сверхъестественными силами».

Поэтому Микихико сопровождал Эрику не как гид, но как «предсказатель».

— Мики, куда? — остановившись у перекрестка, Эрика повернула голову, чтобы спросить.

«Я действительно хочу, чтобы ты была чуть более вежливой», — Микихико умственно вздохнул, разместив на дороге деревянный посох, который в длину был почти метр. Кстати, после того, как Лина на волне всеобщего увлечения решила использовать «Мики», он официально сдался пытаться это изменить.

Не то чтобы это был деревянный посох — это была простая тонкая длинная деревянная трость, покрытая крошечными символами, написанными черными чернилами. Конец трости был почти идеально круглым.

Он положил руку на один конец, чтобы убедиться, что трость стоит прямо, затем осторожно убрал руку.

Хотя она стояла перпендикулярно полу, сам пол был тротуаром, поэтому простая деревянная трость не смогла бы его пробить.

Однако без какой-либо поддержки деревянная трость Микихико стояла на земле вертикально.

Микихико сделал три шага назад и быстро обернулся. И как раз тогда деревянная трость утратила свою невидимую поддержку и упала на землю.

С печальным звуком она покатилась по земле и, наконец, указала на правую сторону перекрестка.

— Сюда...

Эрика пошла в направлении, указанном тростью. Не то что подождать своего компаньона, она не потрудилась даже голову повернуть.

Микихико криво усмехнулся, подобрал трость, затем поспешил за Эрикой. Как раз перед тем, как её нагнать, он вдруг что-то вспомнил и достал с внутреннего кармана информационный терминал. Терминал был установлен на трансляцию. Убедившись, что терминал всё ещё передает его местоположение в информационную сеть, в которой он заранее зарегистрировался, он положил его обратно в карман.

Кривая ухмылка исчезла с лица Микихико. У него было предчувствие, что они приближаются к цели.

На один шаг позади Эрики он замедлился и снова достал терминал, придерживаясь той же дистанции.

Он вызвал список названий локаций. Добавив ещё одно название в список, Микихико обратно спрятал терминал и пошел рядом с Эрикой.


◊ ◊ ◊

На нём было большое пальто и шляпа с опущенными краями. Под шляпой была серая ткань с рисунками черных летучих мышей, покрывающая всё лицо. Чарльз Салливан, тот, кто в Звездах был удостоен имени Демус Секонд, в настоящий момент использовал всю свою силу, чтобы сбежать для спасения своей жизни.

Однако как бы он ни пытался, ему это не удавалось. Охотник, его преследующий, был не из Звездной пыли, но палач, носящий имя ярчайшей звезды ночного неба.

За Салливаном гнался волшебник с огненно-красными волосами и золотыми глазами. Преобразовавшись в Энджи Сириус, Лина уже несколько раз была погружена в псионовый шум. Каждый раз она чувствовала, что вот-вот потеряет след Салливана,

— Главнокомандующий, далее направо.

Но его местоположение было полностью зафиксировано псионовым радаром, который находился на мобильной базе, замаскированной под новостной фургон. В этом USNA были на шаг впереди Японии. С радаром, который может идентифицировать сигнатуры псионовых волн, практически невозможно сбежать, если находиться в пределах его чувствительности. Более того, пока у Лины был этот миниатюрный ручной вещатель радарного сигнала, о выходе за пределы действия радара не было и речи.

— Клара, Рейчел, встретьте Салливана впереди, — Лина прокричала в передающее устройство. Клара и Рейчел — это прозвища Охотников Q и R соответственно. Лина, ненавидящая называть людей буквами, была той, кто дал им эти имена, это не были их настоящие имена. Конечно, английское «Clara» пишется через «C», а не через «Q», но Лине в действительности было всё равно, ведь это были всего лишь прозвища.

Двадцать-тридцать метров впереди аура магической битвы усилилась. Они двое в настоящее время задерживали Салливана. Для Лины это было дело одного шага. Сейчас она полностью контролировала позицию Салливана.

Несмотря на поздний час, улицы не были полностью лишены людей. Тем не менее, для них это не могло быть проблемой, когда они были втянуты в погоню, соперничающую со скоростью мотоцикла. Полностью игнорируя возможность вмешаться полиции, Лина вытащила маленький кинжал.

Наверное, потому что их движения были слишком быстры, рассеянные пешеходы не заметили кинжал. К тому же не отражающая темная окраска была бы незаметна даже среди белого дня. Не пытаясь скрыть свои намерения, Лина бросила кинжал вперед.

Это был Встроенный CAD Военного Типа. Простого броска было достаточно, чтобы активировать Магию Типа Движений, позволяя пользователю управлять траекторией его броска к цели. Кинжал несколько раз в воздухе изменил направление, прежде чем полететь к спине Салливана.

За мгновение до того, как кинжал начал свой полет, Салливан знал, что даже физических способностей вампира недостаточно, чтобы уклониться вовремя. Однако если бы это был он сам со своими восстановленными умственными способностями, тогда он смог бы вовремя активировать Изменение Траектории.

С этим на уме, Салливан сконцентрировался на кинжале и велел ему полететь к одному из приближающихся охотников. «Настоящий дружеский огонь», — подумал Салливан. Теперь кинжал должен изменить свою траекторию полета и направиться к спине охотника.

Беззвучный вопль ужаса соскользнул из уст Салливана.

Его способность Изменения Траектории не сумела повлиять на Магию Типа Движений Лины.

Попросту была слишком велика разница в силе вмешательства.

Зная, что способность оказалась неэффективной, Салливан поспешно поднял правую руку, при ударе в которую кинжал Лины вошел на большую глубину.

Тело Салливана застыло.

Его спина была порезана в клочья боевым ножом R.

Для обычного человека это были бы смертельные травмы.

Однако Салливан взмахнул руками и послал R и её боевой нож в полет.

В это время появился волшебник в маске. Эти золотые зрачки, выглядывающие из-за маски, смотрели Салливану в глаза.

Лина остановилась и вытащила из кобуры пистолет.

Вдруг тени на улице выпустили на Лину электрическую атаку.

Q, R, и Лина вообще не смогли обнаружить это внезапное нападение прежде, чем оно началось.

Тем не менее, электрический шок всего лишь испустил вспышку и исчез, прежде чем войти в контакт с телом Лины.

Лина машинально активировала Разрыв Большой Площади и свела на нет магию вампира.

Всё это время рука Лины оставалась в положении прицеливания.

Дуло было нацелено прямо в сердце Салливана.


Палец Лины нажал на спусковой крючок.


Пуля, усиленная Укреплением Данных, проигнорировала всю видимость обороны и уничтожила сердце Салливана.


Лина не остановилась надолго на этом успехе и снова пришла в движение.

Её глаза были прикованы к постепенно исчезающему изображению вампира, который высвободил электрическую атаку.


◊ ◊ ◊

Впоследствии они ещё два раза использовали предсказание для указания пути. Пройдя приблизительно десять минут, они услышали легкий звук бегущих шагов. Это был звук обуви с резиновыми каблуками, одни шаги убегали, остальные преследовали.

Один из них был, наверное, беглецом, остальные — преследователи.


MKnR v09 21

Они двое обменялись взглядами.

Затем, не обменявшись никакими дополнительными сигналами, они ускорились.

Разными методами они пришли к одинаковому заключению.

Они нашли его.

Эрика была чуть впереди, Микихико двигался прямо за ней по пятам.

Пока она бежала, Эрика залезла в тонкую, длинную коробку, которая была у неё за спиной и достала обнаженный меч, который был без ножен. В качестве замены для лезвия, весь меч был покрыт гравировкой, что свидетельствовало, что это оружие было сделано Семьей Исори. Это был подарок Эрике от Исори Кэя как замена для слишком заметного Орочимару. Хотя он не мог достичь той же силы, что и Орочимару, у него всё же была способность использовать Отмену Инерции.

На другой стороне, Микихико в правой руке держал деревянную трость, тогда как левой рукой он с рукава достал вещь, похожую на веер, который сейчас был сложен.

Вещь, оказавшаяся металлическим веером, содержала подобные бумаге полосы метала, соединенные друг с другом в одной точке. На каждой полосе были выгравированы различные заклинания и образования. Они формировали металлический веер, который был проводником псионов пользователя. От него в рукав шла закладка, где он был подключен к устройству, содержащему последовательность активации, заменяющую всякую надобность в заклинаниях.

Это тоже был CAD. По предположению Тацуи и по собственным идеям Микихико, этот новый тип CAD, поддерживающего древнюю магию, был сконструирован, чтобы упростить процесс, при котором древняя магия использует и заклинания и талисманы.

Они приготовились к непосредственному бою и сократили шаги. Иногда их ритм значительно нарушался, потому что они оба были готовы к бою.

Даже с учетом этого, темп Эрики и Микихико был быстрым. Сократив путь через небольшой переулок между ближайшими рядами зданий, и войдя в небольшой парк, используемый для эвакуации (на самом деле, это было больше похоже на временное место эвакуации во время стихийных бедствий), они, наконец, увидели свою цель.

Они увидели две столкнувшиеся друг с другом гуманоидные фигуры. Одна была в большом пальто и шляпе, которые закрывали любые намеки на черты лица и физические особенности, вторая была в маске, закрывающей всё вокруг глаз.

Обе фигуры были женственными.

— Мики, позаботься о той, что в пальто. Я разберусь с той, что в маске!

По свидетельствам Лео, та, кто в пальто и шляпе, была более предпочтительна, но также была подозрительна и та, кто ходит ночью в маске, чтобы скрыть черты лица. И самое главное, даже издалека, большое лезвие в руках женщины, а также её отличное с ним обращение, заставило чувство осторожности Эрики повыситься до максимума.

Не прибегая к Персональной Магии Ускорения и положившись лишь на Магию Гравировки, увеличивающую силу клинка, Эрика направилась к женщине в маске. Хотя для ускорения клинка магия не использовалась, это всё же был уровень скорости, которого было очень трудно избежать только физическими способностями, за исключением небольшой части людей — мастеров боевых искусств.

Хотя эта женщина обращалась с клинком первоклассно, но не достаточно хорошо, чтобы считать её мастером.

Поэтому даже если она могла принять на себя один из ударов Эрики, она никак не могла от него уклониться... но только если бы была простым человеком.

Вспышка света.

Клинок Эрики коснулся всего лишь воздуха, тогда как её цель уже отдалилась от неё на три метра.

Этот свет не был физическим проявлением, но псионовым светом, сопровождающим активацию магии. Заметив это, Эрика осталась полностью равнодушной к тому, что от её атаки уклонились.

Достойным шока была единственная деталь — скорость магии.

Эрика была уверена, что противник не обнаружил её атаку до того момента, как удар был нанесен. Словом, во время короткого мгновения, когда она подняла меч и ударила, противник сумел выбрать магический ответ, активировать его, и успешно избежать атаки.

Волшебник в маске переместился к месту прямо под уличным фонарем. Невозможно было сказать, да и не было необходимости, беспокоилось ли данное лицо о том, что кто-то может его увидеть.

Эта картина запечатлелась глубоко в глазах и сознании Эрики.

Привлекли её внимание не соблазнительные женские черты лица, которые ну никак нельзя было скрыть за такой маской, не хорошо тренированное физическое тело, которое можно было увидеть даже через тяжелую одежду, но цвет её волос, освещенных уличными огнями. Это был цвет, который нельзя приписать человеку, нечестивый цвет.

Достаточно темный, чтобы спутать с черным, волосы темно-красного цвета.

Вместе с золотыми зрачками, смотрящими через щели в маске.

— ...Атака!

Её тренировки искусству владения мечом активировались, как на рефлексе и она избавилась от этого видения . Эрика собрала и расширила зрение, охватив всё тело волшебника в маске. Эрика сократила подготовительные работы к минимуму и рванулась к женщине.

Она решила не использовать Усиливающую Магию. Против такого противника магическая помощь даст лишь противоположный эффект, поэтому она положилась на свои инстинкты и способность читать противника.

Без использования магии Эрика приблизилась к женщине на скорости, сопоставимой с магической.

На волшебнике в маске можно было увидеть следы нерешительности.

Без каких-либо колебаний Эрика подняла меч.

Волшебник в маске выпустил ещё один магический свет. Это была не Персональная Магия Ускорения, но Персональная Магия Типа Движений.

Эрика не могла мгновенно определять последовательность магии.

Но она обладала пронзительными глазами, принадлежащими тренированному мечнику.

Не дожидаясь, пока противник закончит движение, она в тот же момент определила его направление и изменила путь своего меча.

Её меч резко качнулся в обратном направлении и прошел через темно-красные волосы странной женщины, которая оказалась прямо под направлением взмаха.

Она активировала Способность Отмены Инерции и остановила свой удар.

Женщина в маске, продолжая находиться в присевшем положении, прыгнула горизонтально.

Эрика принудительно прекратила преследование.

Прямо перед ней в землю врезался кинжал.

Воспользовавшись бездействием Эрики, женщина в маске поднялась на одно колено.

Темно-красные локоны дико заколыхались. Не заостренный меч Эрики всего лишь своей скоростью срезал ленту, которая держала вместе волосы женщины в маске.

Рассеянные пряди опустились до уровня груди. Легкий ветерок заставил их развеваться, давая её внешности совершенно нечестивое впечатление.

«Если её кожа тоже черная, она была бы как Кали...»

Чуть поразмыслив над этим, Эрика насторожилась и внимательно изучила поставленного в тупик противника. Её внешность могла показаться шуткой, но её навыки были, бесспорно, первого класса. Что до её магических навыков: этого её предыдущего исполнения в тот краткий миг было достаточно, чтобы считать её выше первого класса. Сопернический дух Эрики сказал ей, что с такими темпами она потеряет инициативу и будет вынуждена перейти к обороне, что, в конечном итоге, приведет к сокрушительному поражению за гранью вообразимого.

Исход может стать смертельным, если она упустит любую возможность.

К счастью, женщина, похоже, сильно отвлеклась. Даже с этим напряженным противостоянием с Эрикой, всё её внимание по-прежнему было направлено на «вампира» в плаще.

Она действовала сама по себе, тогда как Эрика и Микихико работали в команде.

Эрика заключила, что есть шанс это использовать.

Женщина в маске и молодая мечница смотрели друг на друга.

За Эрикой послышался рев грома.

Золотые зрачки отошли от Эрики.

В это мгновение Эрика взмахнула мечом вперед.


За его спиной послышался рев ветра.

Микихико прекрасно понимал, на что способны техники Эрики. Хотя он официально и не тренировался искусству владения мечом, древняя магия и традиционные боевые искусства были глубоко переплетены до такой степени, что это был почти общеизвестный факт.

Не будет преувеличением сказать, что в Семье Тиба Эрика по способностям была сразу после отца и старших братьев. Однако с точки зрения искусства владения мечом, она уже превзошла технику отца и почти догнала гения второго брата.

И столкнувшись с ударом Эрики, противник от него уклонился, вместо того, чтобы его принять. Даже на основании этого можно сказать, что противник Эрики не был слабаком. Однако...

«...Она тоже не слабачка»

У него не было удобных случаев, чтобы предоставить ей помощь.

Противник, который принял против него боевую стойку, был, как и описал Лео: низкая шляпа, белая маска из ткани, длинное пальто.

В руках у неё не было оружия, хотя она могла его скрывать.

Тем не менее, этого было достаточно, чтобы представлять собой угрозу.

На теле Лео не было никаких вопиющих травм, за исключением простых синяков. Не было следов рваных ран или ожогов. Другими словами, Микихико считал, что его противник не использовал против Лео во время их конфликта ни огонь, ни гром, ни даже лезвия.

Поэтому вовлеченное оружие должно быть тупым, дубиноподобным инструментом.

Или она может прибегнуть к кулакам.

До сих пор углы атак были в пределах прогнозируемых параметров.

Тем не менее, если что-то от них и ускользнуло, так это необычайная скорость и сила противника.

Ограниченный Укрепляющей Магией, Лео был практиком первого класса.

Женщина-вампир — для простоты, Микихико решил, что она женщина — взмахнула кулаком по направлению к Микихико. Тяжелые перчатки, одетые на руки, не давали ей причинить внешние повреждения, но в ответ они могли нанести серьезные удары по внутренним органам противника.

Как и ожидалось, Микихико протянул свой металлический веер (CAD) и постучал пальцем по металлическим полосам.

«Ватабоши»

После того, как он беззвучно вымолвил заклинание, активированные Псионы прошли через кончики пальцев и активировали заклинание.

Демонический кулак сопровождал рев ветра. Даже несмотря на плащ, это тонкое запястье содержало невообразимую силу и обладало почти скоростью звука.

Хотя благодаря интенсивным тренировкам Микихико получил превосходные физические способности, он никак не мог избежать удара, пришедшего на скорости звука.

Блок сжатого воздуха устремился к Микихико перед тем, как пришел физический удар.

Пойманное ветром, тело Микихико слегка уплыло вбок.

Перемещаясь с воздушным потоком, он избежал траектории кулака. Следуя сразу же по пятам воздушного потока, удар приближался. Это было применение концепта древней магии «Езда на Ветре» — комбинации аннулирования гравитации и отмены инерции в изменении явления.

Микихико переместился противнику во фланг и, в то же время, приземлился, так как эффект исчез, он взмахнул тростью, которую держал правой рукой, вверх, целясь в сустав протянутого правого запястья врага.

Первоначально намереваясь разбить запястье ударом вниз , трость переломилась надвое.

Он подсознательно почувствовал онемение, которое пробежало вдоль трости обратно в руку, тогда как вторая половина заставила его бросить сломанный посох.

«"Барьер"? Или "Увядание"?»

Микихико предусмотрительно прыгнул назад, чтобы избежать «удара каратэ», и сразу же со скрытого кармана достал метательный кинжал. Он бросил в протянутое запястье противника то, что можно назвать лишь крошечным метательным кинжалом.

К сожалению, маленький кинжал проделал лишь дыру в пальто и ничего более, прежде чем отскочить.

«"Барьер", эх!»

Не было никаких признаков активации магии в ответ на брошенный кинжал, что значит, что противник обычно окружает себя отталкивающим полем. Анализ Микихико привел его к мысли, что невероятная сила этих ударов была, вероятно, тоже связана с этим барьером.

«В таком случае...»

Он двинул пальцем и открыл первую металлическую полосу, которая ранее была запечатана.

На наиболее доступный слот он приготовил самое сложное заклинание.

В пределах знаний Микихико не было магической техники, достаточно сложной, чтобы создать барьер, блокирующий и физическую материю и магическую энергию.

Хотя шанс того, что здесь были вовлечены множественные барьеры, был определенно не нулевым, это всё ещё было достойно того, чтобы протестировать.

«Потомок Грома»

Потомок Грома — или более традиционно известно как «Порождение Грома», магия, воссоздающая удар молнии небольших масштабов в небольшом пространстве. Это была всего лишь внешняя имитация настоящей магии, действительно манипулирующей облаками, «Громовое Облако», но его разряд и напряжение были столь же мощными.

По небу разнося рев разрушения, и помчался к другому концу, где находилась голова вампира, высвободив электричество. В тот момент, когда магия активировалась, удар уже был предрешен. Электричество поразило голову вампира со скоростью 200 миллионов метров в секунду.

Последовавший за этим звук мог быть охарактеризован только как вой зверя от боли на громкости разрыва ткани. Звук быстро сменился на более подходящий приглушенный. Свет, который пронзил цель после удара, был переведен в руки женщины-вампира, когда она дотронулась до головы. Кончики её пальцев начали издавать звук и искры. Она собирала в избыточных количествах электричество, которое произвел Микихико.

«Магия Типа Освобождения!»

Извлечение электронов из объекта — одна из техник Четырех Главных Типов и Восьми Систем и фундаментальная техника Магии Типа Освобождения. Поскольку часть «явления» электронов была заменена, Магия Типа Освобождения была способна направить большее количество электроэнергии по сравнению с электрическими способностями древней магии.

Электричество неистовствовало, будто пыталось поразить Микихико, когда он откатился назад, чтобы избежать удара.

Если сравнить Магию Типа Освобождения современной магии с электрической магией древней магии, сила первой — выше, но ценой меньшего контроля. Лишь благодаря этому Микихико сумел избежать первого удара. Тем не менее, с такого расстояния буквально столкнувшись с силой, движимой на скорости электричества, Микихико не был уверен, что сможет уклоняться вечно.

Микихико пожалел о своей бессознательной ошибке, что оставил неучтенным один аспект атаки противника, и приступил к построению защитной магии. Он не пытался сравняться с ней по силе и просто пытался создать плотный блок воздуха в качестве магического щита.

Однако это было состояние, когда противник уже активировал магию. Каким-то образом она сумела активировать магию, не прибегая к последовательностям активации, и не было никаких признаков ослабления заклинания.

Словом, это была истинная магия.

«Сейчас нет времени...»

Микихико уже вплотную подошел к безнадежной ситуации, но это обреченное будущее не пришло.

Будто шторм потушил пламя свечи.

Выстрел информационного тела псионов исчез вместе с электричеством в руке вампира.


Женщина в маске подняла левую руку, чтобы блокировать взмах меча Эрики вниз.

Сопровождаемый глухим звуком, не похоже, что удар сломал кость или порезал плоть. Вероятно, там был какой-то бронежилет из композитных металлов или материалов — что-то вроде наручей.

Хотя у неё не было намерений убийства, Эрика не показывала никакой пощады.

У противника в правой руке пистолет. Даже если её маска веселая, она прошла суровую тренировку боевого состава, и не как простой волшебник. Настороженность проникла в каждый сантиметр сознания Эрики, когда она заставила своё тело выжать дополнительную каплю силы.

Наруч, который приближался к подбородку, наклонился — лишь потому, что клинок, ударявший вниз, был убран назад.

Прежде чем рука, держащая пистолет, могла быть поднята, Эрика перешла на левый фланг противника.

За долю секунды до того, как поднятый пистолет смог прицелиться, Эрика уже его поразила.

Благодаря подавляющему свойству глушителя, выстрел был очень легким.

Женщина в маске протянула левую руку к лицу Эрики.

Она сформировала круг своим большим и средним пальцами.

Перед её ладонью начал танцевать маленький шарик электричества.

Эрика машинально активировала Персональную Магию Ускорения.

Её тело достигло степени движения, превысившее здравый смысл.

Отступая, чтобы избежать электрического шара, Эрика рванулась к глазам волшебника, прежде чем дуло могло быть на неё направлено.

«Попалась», — подумала Эрика.

Как только ей в голову пришла эта мысль и когда Эрика шагнула на расстояние удара меча,

Она была сбита в сторону внезапной силой, поднявшейся с уровня ног, и лишь осознавала, что произошло в следующий момент.


Шок, заставивший её сознание ослабить хватку меча, продлился лишь краткую секунду.

Эрика немедленно продолжила двигаться.

Однако противник не сумел воспользоваться возможностью для последующих атак.

Волшебник в маске левой рукой прижал правое плечо. Наверное, это была Магия Типа Ускорения или Типа Движений, но прежде чем она была сдута противником, Эрика сумела нанести жестокий удар мечом без лезвия по правому плечу врага. Волшебник в маске держала руку на плече, при этом смотря в направлении текущей драки Микихико и вампира.

Если быть точным, она смотрела даже дальше. Она смотрела на молодого человека на мотоцикле с серебряным CAD, направленным на вампира.

Его лицо было закрыто шлемом, поэтому нельзя было разглядеть черты.

«Тацуя-кун?..»

Несмотря на это, даже едва сохраняя власть над своим сознанием, поддерживая боевую стойку, Эрика ясно увидела своими глазами очертание одноклассника под уличными огнями.


Эрика, Микихико, и вампир.

Оставляя в поле зрения друзей и врагов, перемешанных друг с другом, Тацуя посмотрел на волшебника в маске, будто привлеченный её золотыми зрачками.

Волшебник в маске поднял на Тацую левую руку. Будто печать, предчувствие вызова магии в мгновение уже было на её кончиках пальцев.

Однако это предчувствие исчезло, когда мир был перезаписан.

Золотые глаза были сильно потрясены.

Три раза она пыталась активировать разную магию, и три раза она была уничтожена.

Все услышали «Ах». Тем, кто это сказал, был Микихико, и не было необходимости указывать на причину.

Вампир убегал.

Скрытый под защитным стеклом шлема, взгляд Тацуи отошел от волшебника в маске.

Лишь на самый краткий миг.

Волшебник в маске не собирался позволять этому мгновению пройти.

Следующая техника не была магией.

Даже если он не смотрел в ту сторону, пока это магия, ничего не избежит «зрения» Тацуи.

Другими словами, волшебник в маске также заметила эту деталь.

Покачивающейся правой рукой, которая держала направленный вниз пистолет, она выстрелила пулю.


MKnR v09 22

Возле её ног, куда был нацелен пистолет, полетели искры и сразу же превратились в сверкание.

Глухой звук выстрелов раздался пять раз, пока волшебник в маске полностью не скрылся в сверкании.

Тацуя направил магию на тело волшебника в маске.

Он прицелился в её ноги и попытался использовать Магию Разложения — по крайней мере, таков был план.

Информационное тело, которое должно было изображать реальную физическую форму, содержало поверхностные данные без какого-либо реального содержимого.

Хотя были записи цвета и внешнего вида, не было связанной информации по массе, физической конструкции или химического состава.

Тацуя приостановил магию и опустил руку.

После того, как с парка исчезло сверкание, следов волшебника в маске и вампира не осталось.


— Вы двое в порядке?

Отказавшись от преследования, Тацуя слез с мотоцикла и снял шлем, прежде чем спросить остальных о ситуации.

Микихико, похоже, не получил никаких физических повреждений.

Эрика, с другой стороны...

— ...Меня немного смущают эти взгляды.

— Ах, извини.

Тацуя последовал примеру Микихико, который, краснея, отвернулся.

Не то чтобы было много обнаженной плоти. Защитное нижнее белье, похоже, не пострадало. Просто по всей одежде и возле груди были порезы и разрывы, намекающие на её формы.

Как в чрезмерно возбужденной рок-группе на сцене.

Это само по себе вряд ли могло считаться непристойным, так как это было сравнимо с ношением купальника на пляже или во время плавания, но носить это на улице, вероятно, будет немного неловко.

— ...Эй, не одолжите мне пальто или ещё что-нибудь?

«Время, чтобы показать свою заботливую сторону», — будто услышав, как кто-то это сказал, Микихико отчаянно снял короткую куртку и накинул её на плечи Эрики (под пальто у Тацуи была наплечная кобура, поэтому он не мог этого сделать).

— Спасибо, теперь я в порядке.

Она не была в обнаженном виде, она не была даже в полуобнаженном виде. «Слишком преувеличено» — такими были нескрываемые чувства Тацуи, но, возможно, это было другое чувство эстетики. В конце концов, так было намного лучше, чем вести себя совсем нагло или без стыда.

— Эрика, ты ранена?

По тому, что он увидел, она выглядела нормальной, но он всё же хотел в этом убедиться.

— К счастью, я ношу под-броню. В противном случае у меня были бы серьезные проблемы.

Фраза «под-броня» была определенно устаревшей, хотя Тацуя не был уверен было ли то, что он знал, что «под-броней» называют кое-что другое, благословлением или проклятьем. Так называли не тяжелые принадлежности, носимые под броней и служащие защитой от ударов и рваных ран, «под-броня», о которой говорила Эрика, — это комплект белья из синтетического каучука, обладающего множеством качеств, вроде пуленепробиваемости и защиты от рубящих ударов. В отличие от тяжелого кевлара, в ней были преимущества, такие как минимальные ограничения движений, а также незаметность даже под обычной одеждой. С другой стороны, строго с точки зрения материала, облегающий дизайн не был популярен среди тех, которые желали скрыть свои физические особенности. Как правило, это не будет проблемой, если сверху будет другая одежда, но в этот раз костюм обладал опасностью для любых сопровождающих глаз, а не тому человеку, кто в него одет.

— Похоже, с порывом был смешан Камайтати.

— Думаю, ты прав. Серьезно... Эта проклятая маска. Она заплатит за мою одежду, когда мы в следующий раз встретимся.

— Но ведь ты причинила ей сильную боль в ключице.

— Это — это. То — то.

Как и сказал Тацуя, Эрика не только приняла удар, в ответ она сумела нанести свой собственный удар. Хотя удар был небольшим, клинок Эрики определенно попал по правому плечу волшебника в маске прежде, чем её сдуло порывом ветра.

Даже если Тацуя лично не был бы свидетелем случившегося, он всё равно сделал бы точный вывод на основании внешности волшебника в маске, а также степени ущерба, нанесенного одежде Эрики.

— Сейчас, когда ты это упомянул, Тацуя-кун, почему ты здесь?

По виду её лица, это был вопрос, который Эрика хотела спросить с самого начала, а не то, о чем случайно вспомнила. Что до того, как на него ответить: Тацуя задумался над различными ответами, прежде чем окончательно не остановиться на прямом ответе. Во многом потому, что так было более интересно.

— Почему ты спрашиваешь? Очевидно же, потому что я получил сообщение от Микихико.

Лицо Микихико упало, и он послал взгляд с мыслью «ты, предатель» на Тацую.

— Хм~~

Тем не менее, перед лицом такого уровня недовольства, Микихико неохотно перевел взгляд обратно на Эрику.

— Так вот как ты успел сделать это в самый последний момент. Хорошая работа, Мики.

Поверхностно, фраза была лестной, и это была ситуация, когда поздравления были приемлемыми.

Очевидно, что под таким контекстом Микихико в ответ мог собрать лишь «Ах» и «Это».

Независимо от того, как он его услышал, но голос, дошедший до его ушей, не мог звучать положительно.

— Кстати, когда именно ты вошел в контакт? Я этого даже не заметила.

— ...

Конечно, она об этом никогда не слышала, так как они ей этого никогда не говорили. То, что Тацуя следовал их сигналу, было совершенно независимым решением Микихико. Естественно ему также требовалось сообщать обо всех своих результатах Тацуе. Поразмыслив, даже самому Микихико было трудно объяснить, как он пришел к такому решению.

Под холодным взглядом Эрики по бровям Микихико скатился холодный пот.

Будто «лягушка замерла перед глазами змеи». «Похоже, он не может объясниться своими силами», — заключил Тацуя с мыслями: «Этого достаточно».

— Ребята, извиняюсь, что перебиваю, но не должны ли мы уходить?

Услышав, как в разговор ворвался другой голос, Эрика дважды моргнула и неохотно достала почти неповрежденный информационный терминал.

— Полагаю, люди начинают собираться?

На намек Тацуи, Микихико отчаянно достал свой собственный информационный терминал.

Эрика проверила время. Почти пять минут прошло с того времени, как они вошли в контакт с вампиром и волшебником в маске. Скоро должны прибыть другие группы.

Микихико развернул дисплей преследования. Яркие индикаторы показывали прерывистое приближение союзных следователей, ясно свидетельствующее, что они определенно не действовали совместно с другими следственными группами.

— У вас нет одобрения от Встречи Клана, так ведь?

Хотя они не были частью следственной группы во главе с Семьей Саэгуса, они не сделали ничего, достойного наказания.

Тем не менее, если возможно, следственную группу Семей Саэгуса и Дзюмондзи лучше не уведомлять о том, что они были вовлечены в бой в пределах их юрисдикции. Это может оказаться особенно хлопотным, если они перейдут дорогу предыдущему Президенту школьного совета.

Пока они двое над этим мучились, Тацуя приготовился эвакуироваться, будто ему море было по колено.

— Эрика, подвезти? — сев обратно на мотоцикл, Тацуя громко спросил.

— Конечно, спасибо.

На что Эрика вскочила на заднее сидение и плотно обняла Тацуя вокруг талии.

— Тацуя, а я?

— Извини, перегружен.

В ответ на взволнованный вопрос Микихико, Тацуя включил зажигание.

— Тебя оштрафуют за езду без шлема!

Слушая за спиной крик, смешанный с разочарованием (и не малым количеством нежелания признавать поражение), Тацуя умчался на мотоцикле (кстати, штрафа за езду без шлема в 21 веке больше не существовало; вместо этого, в зависимости от степени травм пассажиров, водителю могло быть предъявлено обвинение в автомобильном убийстве).

Потеряв свою куртку и оставшись позади, Микихико мог лишь некоторое время беспомощно стоять.


◊ ◊ ◊

Вернувшись в мобильную базу, замаскированную под новостной фургон, Энджи Сириус — или текущая форма Лины — отдала приказ к отступлению ещё даже прежде, чем успела сесть.

Никто не оспорил её приказы, так как это было ожидаемое действие. В тот момент, когда она села, мобильная база беззвучно поехала. Однако салон был заполнен смятением, почти с атмосферой «я хочу спросить, но слишком боюсь заговорить». Разрозненные волосы и грязные из-за вспышек сапоги практически кричали, что она «сбежала». Тем не менее, слово «сбежать» было просто несовместимо с Главнокомандующим Звезд, «Сириусом».

— Майор, — салон был достаточно высок, чтобы нормально стоять, но несмотря на это, два других члена поклонились перед Линой к уровню талии, — нам очень жаль.

Они извинялись потому, что во время погони отстали. Лина преследовала вампира в одиночку, потому что её две напарницы не смогли сравняться с её скоростью.

— Не волнуйтесь. Хотя вмешалась третья сторона, я несу ответственность за то, что позволила цели уйти.

— ...Спасибо вам огромное.

— К тому же, мы успешно исполнили наказание Сержанта Салливана, так что мы не можем записать это полным провалом. Мы забрали труп Сержанта?

— Так точно.

— Неужели?

Услышав голос за теми двумя, Лина расслабилась и кивнула.

— Сразу же проведите его вскрытие. Вы смогли идентифицировать второго, которого я преследовала? — однако она сразу же ужесточила выражение и задала следующий вопрос.

— Мне очень жаль. Хотя нам удалось записать сигнатуру псионовых волн, в нашей базе данных пока совпадений нет.

— Значит это не дезертир... Или сигнатура псионовых волн была изменена.

— Боюсь, что это, вероятно, второе.

— Поняла. Продолжайте преследование, основываясь на записанной сигнатуре псионовых волн.

— Так точно, мэм.

После того, как она услышала этот ответ, Лина приказала им двум вернуться на их места, затем откинулась на сидении.

Лина прижала руку к правому плечу и применила на себе Магию Лечащего Типа. К счастью, благодаря магической маскировке, ей удалось сохранить стойкое выражение перед подчиненными, но она стреляла из пистолета, когда ключица была треснута, что привело к полному перелому, это было достаточно больно, что она почти плакала.

«Почему я никогда не слышала, что Эрика настолько сильна? И Тацуя использовал какую-то таинственную способность, чтобы свести на нет мою технику... Что, черт возьми, случилось с японскими школьниками в наши дни!?» — полностью игнорируя свой собственный возраст, Лина горько жаловалась в мыслях.


◊ ◊ ◊

— Э? Оба-сама?

Быстро взглянув на старшего брата, который поспешно вышел из дома после того, как посмотрел на информационный терминал из кармана и только что вернулся, при этом объясняя ситуацию, Миюки не могла не задать этот вопрос.

Сразу же после этого она покраснела от смущения, осознав своё ненадлежащее поведение.

Тем не менее, Тацуя посчитал, что её вопрос был лишь естественным ходом вещей, поэтому он не собирался ругать сестру за такую мелочь.

— Есть кое-что, что я хочу обсудить с Оба-уэ.

«Другими словами, не могла бы ты позвонить ей для меня», — подразумевал Тацуя.

Большинство тех, кто работал на Семью Йоцуба, знали, что Тацуя был племянником Майи. В то же время, они также знали, что Тацуя служил не более чем инструментом. За исключением того, что лишь избранное меньшинство имело доступ к информации, что его использовали в качестве оружия. В свете этого, даже если Тацуя позвонит тёте по телефону, звонок неизбежно будет отключен.

Другими словами, не то что Тацуя, даже Миюки не знала номер прямой линии. Информационный контроль вокруг Семьи Йоцуба был в несколько раз интенсивнее, чем в правительстве, и это не было пустым преувеличением тех, кто был в курсе дел.

— Пока Онии-сама так говорит... Можешь дать мне минутку?

— Ах... Я пока тоже пойду, переоденусь.

Хотя они были связаны кровным родством, они не могли надеть повседневную одежду, а выключить экран — немыслимо. Вот какой образ жизни вела их тетя (и остальные члены семьи).


— Прошу прощения, что позвонила так поздно.

— Всё в порядке. По сравнению с этим, для Миюки довольно редко звонить мне по телефону.

Как обычно, Мая появилась на экране видео звонка с её обычной, игнорирующей возраст красотой и загадочной улыбкой. Хаяма стоял возле неё, аккуратно одетый в костюм. Хотя Тацуя задумался, что странно, чтобы Хаяма присутствовал при семейном звонке, Тацуя тоже стоял рядом с Миюки в черном костюме, так что они, вероятно, были примерно одинаковыми.

После обычных слов приветствия, которые тщательно замаскировали волнение, Миюки использовала объективный тон — определенно рутина для неё в этом случае — чтобы передать основные моменты сообщения Тацуи.

— Тацуя тоже? Это также что-то редкое.

Решив отказаться от каких-либо попыток скрыть свой интерес, Мая позволила Тацуе говорить.

— Оба-уэ, есть одна вещь, которую я хотел бы у вас спросить и вторая вещь, которую я хотел бы попросить.

— Продолжай, — Мая кивнула, находясь в отличном настроении. Ну, по крайней мере, судя по её внешнему виду.

— В таком случае, позвольте мне перейти сразу к делу... Оба-уэ, не могли бы вы мне сказать, как работает Контр Магия Семьи Кудо «Парад»?

Возле Тацуи, Миюки выдала небольшой звук, при этом её лицо покрылось шоком.

На экране Хаяма многозначительно поднял одну бровь.

Не в состоянии скрыть своё выражение, Мая расхохоталась.

— Эй... Тацуя, «Парад» — один из самых охраняемых секретов Семьи Кудо. Ты думал, я его знаю? — продолжая смеяться, Мая отклонила его вопрос.

— Одно время Оба-уэ обучалась у Старейшины Кудо. Даже если вы не знаете последовательность магии, я уверен, что вы, по крайней мере, в курсе всех особенностей, верно? — После заявления, что «она не может его научить», Тацуя продолжил давить своим собственным вопросом. — Контр Магия «Парад» применяет Укрепление Данных на твоём собственном Эйдосе и переписывает или изменяет внешность. Если быть точным, последовательность магии, которая применяет другую внешность или ложную маску на Эйдосе и создает фальшивую внешность, используя новую внешность, как маска оригинальной, чтобы защитить настоящую форму от враждебных магических эффектов, верно?

Он не только давил, он также предоставил собственную гипотезу.

— Магия «Изменения» — то, что не может быть достигнуто в реальном миге, но, думаю, ты уже знаешь это, нет?

На гипотезу Тацуи Мая ответила прямо. Уже одного этого было достаточно, чтобы сообщить ему относительно истинности его слов, но этого не было достаточно, чтобы его удовлетворить.

— Не «Изменение», простой коррекции на визуальном уровне, используя Магия Преломления Света было бы достаточно. Проблема заключается в том, что Магия Преломления Света не может избежать моего «глаза».

— Онии-сама, это... — Тем, кто ответил, при этом глядя совершенно изумленными глазами, была Миюки. — Не могу поверить, что есть соперник, который не может быть идентифицирован Онии-самой...

— Не только это, он также избежал Туманного Рассеивания.

С побледневшим лицом, Миюки потеряла дар речи.

Будто получив удар, по другую сторону экрана Мая мгновенно сморщила брови.

Хотя она быстро восстановила улыбку, отклонение от разговора исчезло.

— Если Туманное Рассеивание бесполезно, тогда с Трайдентом не должно быть проблем.

— Может Парад быть применен на себе?

На предположение Майи, Тацуя задал ещё один вопрос. Однако ответ Майи пошел в совершенно другом направлении.

— Насколько я помню, когда дело касается Парада, в нем был более искусен младший брат сэнсэя.

— Спасибо огромное. Оба-уэ, похоже, что я не смогу справиться с этим инцидентом в одиночку. Поэтому я официально запрашиваю подкрепления.

— Это ты хотел у меня попросить?

Тётя и племянник посмотрели через экран друг другу в глаза.

— ...Очень хорошо. Это действительно вышло далеко за пределы наших первоначальных оценок. Я позволю тебе связаться с Майором Казамой.

Тацуя поклонился и отошел от экрана.

Глава 7

Настало другое утро, и другой школьный день. Тацуя вместе с Миюки вышел из станции, они собирались встретиться со своими друзьями, чтобы затем вместе пойти в школу. Один из друзей оставил их в начале года, на прошлой неделе ушел ещё один, но кроме этого с самой весны ничего не изменилось.

Но этим утром Тацую ждало нечто иное. Прежде чем они нашли друзей, из-за турникета их окликнула сэмпай. О её присутствии Тацуя и Миюки узнали ещё до того, как она заговорила.

В это время станцию в основном использовали ученики и персонал Первой Школы. В отличие от старых поездов общественного транспорта, сейчас на станции редко можно увидеть большую толпу пассажиров. Тем не менее, чтобы не мешать время от времени прибывающим ученикам, они направились к тому месту, где Маюми стояла у стены.

На них обратили внимание более чем несколько учеников, но они не были чрезмерно обеспокоены. Нет ничего особо чудного в том, чтобы предыдущий Президент школьного совета поговорил с текущим Вице-президентом, к тому же брат Вице-президента был фаворитом предыдущего Президента, — хотя и по слухам, — в Первой Школе это было хорошо известно.

По правде, там не было даже разговора. Тацуя и Миюки не присоединились к ней, чтобы вместе пойти в школу, они просто прошли через турникет. Маюми лишь сказала: «после школы зайди во вторую комнату клуба пересеченной местности».


Клуб пересеченной местности или, по-другому, клуб игр на выживание с боевой магией... в одно время его членом был Катсуто. Их вторая клубная комната с молчаливого согласия служила неформальным местом встречи. Знавшие об этом также знали и то, что Катсуто продолжал лично её использовать даже когда ушел из клуба. Конечно же, когда появился Тацуя, его уже ждали Маюми и Катсуто.

— Ты один? — спросил Катсуто, но удивлен был не только он, удивлена была и Маюми.

— Да, вы ведь позвали лишь меня.

По правде, Миюки решительно хотела его сопровождать, но он каким-то образом сумел её отговорить. Цена была не такой уж и большой — он пообещал повести её в десерт-бар.

Впрочем, было очевидно, что Тацуя пришел один. Хотя Маюми действительно позвала лишь Тацую, она не ожидала, что Миюки в самом деле не придет. Но, несмотря на это, она сразу же перешла к делу:

— Тацуя-кун, прошлой ночью, ты выходил из дому?

Тацуя ожидал такой вопрос.

— Выходил.

Он не добавил «И что с того?»

— На мотоцикле?

— Да.

Обычно, если человек пытается кого-то обмануть, он станет более разговорчивым. Однако Тацуе не нужно было притворяться многословным.

— ...Могу я спросить, где ты был?

Скорее это Маюми ломала голову над тем, как лучше к нему подойти. Она не была столь коварна или опытна, чтобы его так тонко прощупать. Катсуто, который ожидал рядом с ней, похоже, это вообще не беспокоило.

— Мне позвонил Йошида. Он встретил вампира и видел, как за ним гнался неопознанный волшебник.

«Такими темпами это ещё долго будет продолжаться» — подумал Тацуя, решив добровольно продвинуть разговор. Когда Маюми изумленно моргнула, он и бровью не пошевелил. Даже более опытный взрослый, например отец Маюми, с трудом бы прочел его лицо.

Она понятия не имела, о чем он думает.

Это лишь разожгло тревогу Маюми — её психологическая защита дрогнула.

— С каких пор? — возможно, решив поддержать Маюми, а возможно и нет, Катсуто задал вопрос вместо неё.

— Лишь вчера. Мне позвонили — вот я и помчался. Я не участвовал в настоящих поисках вампира.

Так как Катсуто не спросил, для чего его позвали, Тацуя в ответе решил это упустить. К тому же он не хотел выяснять, что об этом думают Катсуто и Маюми.

— Вы двое ведь знаете, что на Сайдзё из класса 1-Е напали?

Они не могли этого не знать. Тацуя больше заявлял, чем спрашивал. Ответ был, конечно, утвердительным.

— Выяснить, что именно происходит, хочу не только я. Пока виновники не будут найдены и задержаны — мир не наступит. Не имеет значения, один вампир, или их несколько, заразны они, или нет; самое меньшее, что мы должны сделать, — пролить на это свет. — Пока говорил, Тацуя смотрел на них двоих, но сейчас перевел взгляд на одну Маюми: — Сэмпай, вы должны хотя бы сказать, как много знаете о положении или что собираетесь делать дальше, иначе я не смогу помочь.

Видимо они не ожидали, что он так захватит инициативу. Вздохнув, Маюми посерьезнела:

— Тацуя-кун, если ты пообещаешь помочь, мы с радостью расскажем всё, что знаем. Ты ведь никому об этом не расскажешь, да?

— Договорились, — Тацуя сразу же согласился на предложение Маюми. Что она и желала услышать, но, не сумев понять его истинные намерения, она просто на него уставилась.

— ...Значит, ты присоединишься к нашей поисковой группе?

— Это я и имел в виду.

— Но почему? Так внезапно? Ты ведь уже видел уведомление конференции, — произнес Катсуто. Семьи Саэгуса и Дзюмондзи совместно создали команды «Вампирской Охоты», запрос о сотрудничестве был направлен главам Десяти Главных Кланов, восемнадцати дополнительным семьям, и Ста Семьям. Не связанный с «Номерами» никак не мог его увидеть, не говоря уже о простом ученике старшей школы, однако Катсуто по существу говорил, будто это уже был состоявшийся факт.

— Я ведь даже не из Ста Семей, я считал, что это не моё дело, — Тацуя даже не попытался скрыть, что действительно его видел. В конце концов, не так уж и трудно получить несекретное уведомление. — Однако если меня попросили прямо — это уже совсем другая история.

Ответ был довольно расплывчатым, хотя в нем не было ничего необычного или особо странного. Поэтому Маюми и Катсуто пришлось его принять.

Маюми была более опытна в обращении с ужасным характером Тацуи.

— ...Ты уверен? Ведь перед сотрудничеством необходимо раскрыть информацию.

— Если никто из нас не пойдет на уступки, мы ничего не добьемся. Кроме того, если вы уклонитесь, я легко могу сделать то же самое.

Его слова были слишком прямыми, но, казалось, что в них был какой-то скрытый смысл, на что Маюми сухо усмехнулась. Казалось, что она хотела что-то утаить, но по большей части, похоже, просто хотела, чтобы всё закончилось.

— Поня~ла. Тогда я расскажу тебе всё, что мы уже знаем. Но перед этим, могу я кое-что сказать?

— Что?

— Тацуя-кун, у тебя ужаснейший характер.

— ...


Из информации, которой поделилась Маюми, Тацуя узнал, в частности, следующее:

Первое — масштаб ущерба. Он намного превысил его предыдущие ожидания, но пока ещё, кажется, был не критическим.

Второе — всё менее и менее вероятно, что это работа одиночки. Тацуя уже рассматривал возможность сообщников, но о том, что вампиров множество, он не подумал.

И последнее — присутствие третей силы, которая вмешивалась в старания Маюми и остальных. Сначала Тацуя подумал о группе Эрики, но когда услышал подробности, вскоре понял, что это совершенно другая группа.

Тацуе особо досаждали второй и третий пункты. Этот волшебник в маске был, вероятно, одним из тех, кто мешал поисковым отрядам. К тому же он вполне мог предположить о том, кто они на самом деле.

Но он не мог понять их мотив, почему они это делают. Он чувствовал, что как только поймет, всё будет намного проще... но лишь ещё больше начал раздражаться.

— Что вы будете делать, когда одного поймаете?

Чтобы не застрять в карусели этих мыслей, Тацуя сменил тему. Хотя он обещал лишь сотрудничество, он не мог просто проигнорировать то, что будет после.

— Допросим, выясним истинную личность и цели. После этого...

— Оно будет уничтожено, — Катсуто закончил предложение Маюми. Что ж... Тацуя тоже особо не хотел слышать фразу «уничтожено» из уст ученицы старшей школы, поэтому он не посчитал Катсуто мягким или наивным.

Кроме того, человечность — не одна из сильных сторон Тацуи. Ни на деле, ни в мыслях.

— ...Понял. Итак, что я должен делать?

— Сопровождать нас, полагаю. Если возможно, с этой ноч...

— Нет, Шиба, действуй по своему усмотрению. Пожалуйста, сообщи, если что-то найдешь.

Когда Катсуто перебил её указания, Маюми просто молча на него уставилась. В её глазах не было неудобства, но была впечатляющая подозрительность.

— Понял.

Если честно, для Тацуи было бы проще следовать указаниям Маюми. В любом случае, он никогда не был серьезен, когда обещал о «сотрудничестве», так что без колебаний кивнул на слова Катсуто.

Не раскрыв ничего своего, и услышав всё, что хотел услышать, Тацуя покинул их двоих.


Когда шаги Тацуи уже были не слышны (в качестве мер против шпионов в комнате были установлены скрытые микрофоны), Маюми заговорила:

— Дзюмондзи-кун, почему ты сказал Тацуе-куну действовать одному?

Она его не упрекала, она просто не могла понять.

— Я подумал, что так будет более эффективно, — с уверенностью ответил Катсуто.

— Но такими темпами, не пойдет ли он просто к семье Тиба?

Маюми знала, что группа Эрики действует вопреки предупреждению. Хотя Десять Главных Кланов — лидеры, они не устанавливают правила, они не могут легко принуждать к своей воле или разбрасываться наказаниями. Но в обстоятельствах, когда могут показаться тени иностранных держав, быть упрямым и делать всё по-своему — лишь добавит ещё больше беспокойства. Хотя сотрудничество Тибы Эрики и Йошиды Микихико было неизбежным, Маюми пыталась хотя бы брата и сестру, Тацую и Миюки, держать в поле зрения.

— Честно говоря, так оно, видимо, и будет, — однако Катсуто отмахнул беспокойство Маюми, — пока мы будем честны, Шиба также нас не предаст. Такой он человек.

— ...Значит, абсолютная форма равного обмена? Какая тонкая надежность.

— Даже кодекс самурая исходит от «покровительства» и «долга», или равного обмена. Я бы сказал, что это гораздо надежнее, чем слепое подчинение.

— ...И от лежащей в основе абсолютной преданности «подчинения». Этого нельзя ожидать от Тацуи-куна, и это не то, что подходит Первому.

Когда Катсуто кивнул, Маюми, удовлетворенная, кивнула в ответ.


◊ ◊ ◊

Хотя ему всё ещё недоставало нескольких критических частей, — что значит, что он уже собрал достаточно, чтобы понять, что упустил что-то важное, — то, что он уже собрал, было хорошим результатом. Размышляя над имеющейся информацией, Тацуя поспешил в комнату школьного совета, где его ждала Миюки.

Было всё ещё светло. Ведь сегодня была суббота. Занятия уже закончились, но едва перевалило за полдень. Тацуя спешил не потому, что может поздно пойти домой, но потому, что может опоздать на обед.

Он не надеялся, что Миюки начнет есть без него. Было бы иначе, если бы он её об этом попросил, но сегодня он этого не сделал, потому что не думал, что так задержится. На самом деле Миюки ждала не так уж и долго, но простых мыслей, что он заставляет сестру ждать, было достаточно, чтобы нести его ноги вперед.

Это заставило двоих...

Физические силы Тацуи работали на полную, когда он перепрыгнул весь лестничный пролет, чтобы остановиться перед комнатой школьного совета. Как только он это сделал, будто этого и дожидаясь, двери открылись.

Перед его взглядом промелькнуло блестящее золото.

Почти одновременно Тацуя отодвинулся и Лина попятилась от двери. Они пытались уйти с пути друг друга. Когда Тацуя увидел, в какую забавную ситуацию они попали, его уголки рта дернулись, и он шагнул в образовавшийся пробел.

Технически он игнорировал соглашение «леди вперед», но он не проигнорировал саму леди.

— Привет, Лина. Как дела?

Повернувшись к ней, когда проходил мимо, он слегка похлопал её по плечу.

— Привет, Тацуя. Всё хорошо. Спасибо.

Когда к ней внезапно дотронулись, Лина не выкрикнула «Сексуальное домогательство!» или подобное. Вместо этого, не поднимая бровей, она просто улыбнулась и ответила, похлопав Тацую дважды.


Завидев Тацую, Миюки и Хонока радостно поднялись, когда он сел за то, что, как он полагал, было столом для конференций. Он даже думать не хотел, что стол стоит специально для членов школьного совета для обеда и чаепитий.

Азусу и Исори не было видно. Не то чтобы ему было тревожно, когда они рядом, но так ему было более уютно. Когда рядом были сэмпаи, он не был напряжен, просто при них ему нужно было быть осторожным. Особенно возле Азусы, которая даже по малейшему поводу (как думал Тацуя) сразу же пугалась.

Маюми позвала его совершенно не запланировано. Поэтому он ничего заранее и не подготовил на обед. К тому же, если он внезапно заговорит о том, что случилось, это точно вызовет панику, а не помощь. Если он сейчас пойдет в столовую, то, скорее всего, везде увидит лишь надписи «Продано», так что он решил положиться на столовый сервер школьного совета.

Хонока оперировала панелью приготовления пищи, тогда как Миюки приготовила напитки. Роль Тацуи — сидеть тихо и ждать, пока обслужат... Кто-то мог бы объективно сказать: «что за счастливый ублюдок», — но Тацуя избавился от таких непродуктивных мыслей ещё до того, как они достигли сознания.

— Кстати, что Лина здесь делала?

Вместо этого он обратил свои мысли к другому делу.

— Школа предложила на период обучения сделать Лину особым членом школьного совета, — ставя перед Тацуей чашечку кофе, Миюки наклонилась и ответила на его вопрос.

Её блестящие и черные как смоль волосы упали, как водопад перед глазами Тацуи. Замерев, когда она слегка откинула волосы за спину, его ум, тем не менее, решительно обработал информацию, которую только что получили уши.

— Ах да... Это напомнило мне, ранее она говорила, что обеспокоена тем, что не может выбрать клуб.

— Да. Её незаметно хотели всё пригласить в свой клуб... похоже, что тогда Председатель Хаттори и пришел с этой идеей, — на этот раз ответила Хонока, поднеся к нему поднос, с которого шел пар. Затем Хонока развернулась и Миюки обошла вокруг стола... они пошли за своими собственными подносами. После этого обед начался.

— Она проучиться здесь всего лишь до конца этого семестра... даже в фестивале легкой атлетики не сможет поучаствовать.

— Я уверена, что за этим кроются более скрытые мотивы.

Злая улыбка скользнула по лицу Миюки,

— Некоторые идиоты даже хотели сделать фотоальбомы Лины, чтобы потом их продавать.

Хонока вздохнула и нахмурилась.

— Разве в школе есть фотоклуб?

Тацуя не удивился бы, если бы он был, но он не припоминал такого.

— Есть фотографическая команда Художественного кружка. Они хотели сделать что-то настолько идиотское, как заставить Лину присоединиться к клубу легкой гимнастики, чтобы её сфотографировать.

Легкая гимнастика — вид гимнастики для волшебников с пониженной силой тяжести и инерцией. Вольные упражнения выполняются, как будто на батуте, но на самом деле он не используется. Иллюзорная Летучая Мышь, в которой соревновались Миюки и Хонока, была развита из легкой гимнастики.

— Ясно... Картина действительно была бы впечатляющей.

— О-н-и-са-ма?

— Хотя я не уверен насчет продажи...

— ...

Когда Миюки подозрительно на него посмотрела, Тацуя быстро отвел взгляд.

Однако в этом направлении на него смотрели так же.

— ...Подожди, я просто плохо выразился. Извини.

Вновь взглянув на сестру, он поднял белый флаг. Если бы он в «гляделки» принял их ожесточенные взгляды, вполне вероятно, что девушки уступили бы первыми, но использовать их чувства над чем-то столь тривиальным, показалось ему очень плохой идеей.

Миюки, когда осознала, что Тацуя своими словами ничего не имел в виду, но всё равно извинился, не смогла сдержать смущение и опустила голову.

— В-в любом случае. Похожих историй было полно, ситуация даже добралась до той стадии, когда вербовка начала беспокоить не только саму Лину, но и персонал, и эм...

Хонока, которую считали довольно напористой, но которая на самом деле была деликатной, или даже робкой, начала тревожиться из-за странной атмосферы.

— Таким образом, они решили принять её в школьный совет, — Тацуя сразу же понял состояние Хоноки и пришел её на помощь.

— Да. Если она будет оправдываться обязанностями школьного совета, то этого должно быть достаточно, чтобы обмануть любые клубы, — затем последовала Миюки.

Видя, что чуткий воздух, дрейфующий между братом и сестрой, исчез, Хонока вздохнула с облегчением. К сожалению, на неё было бы совсем не похоже, если бы она ждала ссоры между ними и думала другие лицемерные мысли.

— И, что решила Лина?

— Кажется, это не привело её в большой восторг.

— Видимо, она не хочет тратить время после школы. Думаю, поэтому она и не определилась с клубами, даже если среди них столь популярна.

На ответы Миюки и Хоноки, Тацуя кивнул с «должно быть, так оно и есть» взглядом.


◊ ◊ ◊

После ужина Тацуя сидел на диване в гостиной и смотрел на большой настенный экран.

Рядом к нему прижалась Миюки.

Экран был разделен на три части. Главная часть показывала в реальном времени видео трансляцию Токио через камеры наблюдения в стратосфере, а также три движущиеся светящиеся точки. В верхней части были дороги и карты, на которых были те же три точки, тогда как внизу с тридцати секундным интервалом прокручивался текст.

Благодаря Санаде он смог получить доступ к камерам на стратосферной платформе.

Он получил доступ и мог следить за сигналами поисковых групп Саэгусы/Дзюмондзи не потому, что Маюми предоставила коды доступа, но благодаря бесподобному хакеру Фудзибаяси Кёко.

Фудзибаяси также отследила и сигнал поисковой группы Тиба.

Пятнами света были... по-видимому, это были силы вмешательства, волны которых обнаружили приемо-передатчики, установленные на платформах в стратосфере, и обработали суперкомпьютеры Отдельного Магически-оборудованного Батальона.

Они были экспериментальной магической силой и, насколько Тацуя смутно знал, имели новейшую технологию (в противном случае у них не было бы мобильных костюмов), он ещё раз вспомнил их особые способности.

И, кстати, о технологии,

— Похоже, Звезды продвинулись в обнаружении Частиц гораздо дальше, чем мы, — пробормотал Тацуя впечатленным голосом. Он смотрел на их передвижения, когда они вышли на пятно силы вмешательства.

Хотя и невозможно было отследить передвижения Паразитов напрямую, но проанализировав оставленный ими энергетический путь, ему всё-таки это удалось. Но даже без преимущества сенсоров уличных камер и аппаратуры слежения платформ в стратосфере, те, которых Тацуя считал Звездами, быстрее отслеживали передвижения Паразитов. Тацуя не знал, было ли это благодаря особой способности или передовой технологии. Также он не знал, характерно это лишь для Паразитов, или они способны обнаружить другие магические сигналы. Он знал лишь одно: USNA в этом опережают Японию.

Тацуя никогда не считал японскую магическую технологию самой передовой в мире. И он не думал, что текущую технологию знает исчерпывающе. Но даже так он не мог не почувствовать некоторые муки сожаления и желание знать.

— Сейчас не время для таких мыслей, — сказав это и выбросив всё ненужное из головы, Тацуя поднялся.

— Онии-сама, ты уходишь? — когда он поднялся, с ним заговорила Миюки, посмотрев вверх с дивана.

— Ты ведь хорошая девочка, просто подожди меня здесь, хорошо?

Тацуя погладил её по щеке.

Миюки подняла руку и прижала его ладонь к щеке. Будто запечатывая в себе его тепло.

— Я буду ждать.

— Да. Твоя сила скоро точно понадобится. Когда это время придет...

— Да. Тогда мы будем вместе. Это обещание, Онии-сама.

— ...Ну, вряд ли сейчас будет столь же опасно, как в Йокогаме.

Когда Тацуя пошутил, Миюки, тоже улыбаясь, отпустила его руку.


Миюки увидела, как Тацуя исчез в дверном проеме, снаряженный своим любимым CAD и другим оборудованием, он пошел на битву.

Она продолжала смотреть на закрытую дверь до тех пор, пока присутствие брата не исчезло.

Затем, когда больше не могла ощутить его местонахождение, с рывком развернулась.

Она не грустила. На её решительном выражении, глаза горели ярким светом.

Миюки вернулась в гостиную и нажала на переключатель затененного экрана. Хотя она отнюдь не была безграмотной в технике, но она определенно не была в ней сильна.

Однако она была наделена необыкновенной памятью. Хотя и не как Тацуя, который из-за побочного эффекта психической реконструкции имел большой объем памяти. Поэтому она без проблем могла повторить действия, которые только что видела.

На экран она вывела данные, которые недавно смотрела с братом. Текстовые данные прокручивались слишком быстро, но она не знала, как это изменить, так что просто с этим смирилась.

Она отчаянно попыталась вычислить местонахождение брата по движущимся точкам света. Он ей сказал просто «ждать», но на этот раз она не собиралась «просто ждать». Даже если это значит пойти против приказов брата, даже если это значит, что он её отругает, когда вернется, это всё же намного лучше, чем ничего не делать, когда брат может пострадать.

Конечно, было мало шансов, что вспыхнет конфликт больших масштабов. В этом плане ущерб был действительно меньше, чем в Йокогаме.

Но даже если масштаб был мал.

Даже если ситуация в значительной степени ограничивала применение силы.

Его противниками, по всей видимости, будут в конечном итоге эти Звезды.

Хоть, возможно, это и была правда, Миюки ничего не могла поделать.

Ей было всего лишь пятнадцать, но она обладала одной из высочайших сил в стране. Или даже в мире.

Но её сила была не в дальновидности или ясновидении.

И у неё не было власти мобилизовать Йоцубу.

В отличие от брата, у неё не было лично созданной сети.

И также никаких хакерских навыков Фудзибаяси.

Без какой-либо специальной магии для нахождения Тацуи, без контактов и без опыта, Миюки могла лишь обнять грудь и уставиться в экран.

Она сделала так бессознательно.

В груди было сердце. И хоть через одежду она не могла ощутить его биение, она чувствовала кое-что другое...

В груди, в своём сердце,

она чувствовала связь с Тацуей.

Отвратительную, ограничивающую брата.

Переконструированный Ограничитель.

Замок и цепи — не что иное, как она сама.

Она сама также была и ключом.

Обязывать связывать брата — не иначе как проклятье.

Однако при всём этом, это и определенная связь с братом.


«Если бы только я тоже могла видеть», — Думала Миюки.


Сколько бы далеко Тацуя ни был, он мог узнать о ней всё. Она слышала, что его «зрение» может анализировать информацию о реальности. Местоположение и состояние Миюки всегда были известны ему в виде данных.

В некотором смысле это значило, что у неё нет абсолютно никакой частной жизни, но Миюки это не волновало.

От брата у неё не было никаких секретов. Даже если бы в её сердце было что-то, что она не могла сказать, она хотела бы, чтобы он своей силой узнал об этом. Она так думала, даже зная, что его «зрение» не распространяется на мысленный план.

С другой стороны, Миюки не могла «видеть» партнера на расстоянии.

Вместо этого, Миюки, которая родилась с магией Психического Вмешательства, могла «ощущать» «местоположение» «разума». Освободив Ограничитель Тацуи, тем самым освободив свои собственные способности, Миюки могла «касаться» разума других. Она могла бы даже коснуться духов, дрейфующих по миру.

Но она не могла ощутить «присутствие» того, кто далеко. В отличие от брата, она не могла видеть через информационное измерение, где физическое расстояние не имеет значения.

Между тем, чтобы увидеть и тем, чтобы ощутить есть разница. Даже если она могла коснуться чего-то «здесь», она не могла использовать это, чтобы найти то, что не знает, где находится.

Чувствуя брата в груди, Миюки лишь ещё больше разочаровалась, затем она задумалась.

Её вело необъяснимое зловещее предчувствие, ей захотелось умчаться к брату.


Она не знала, как долго продолжала себя так чувствовать, пока смотрела на монитор.

Пробудил её резкий звонок, объявивший о неожиданном посетителе.

Сначала она взглянула на часы.

«Хорошо, пусть они уйдут», — подумала Миюки. В любом случае, даже если бы она притворилась, что никого нет дома, это не была бы её вина, так как для визитов уже был поздний час.

Она взглянула на монитор домофона. Узнав посетителя, Миюки сразу же изменила планы. Подумав о том, во что бы переодеться, она также посчитала, сколько это займет времени.

— Одну минутку, Сэнсэй.

Там стоял Якумо.


◊ ◊ ◊

Из тени дерева Тацуя наблюдал за боем между Паразитом и волшебником в маске.

Он добрался до парка за три минуты до начала битвы. Когда они достигли предсказанной точки захвата, он невольно издал звук, но теперь сокрыл своё дыхание и стер присутствие, ожидая возможности вмешаться.

Согласно информации от Маюми, было несколько вампиров и несколько охотников за ними, но увидев двоих перед собой, он уверился, что видел их и вчера. Он всего лишь посмотрел на передвижения групп и предсказал, где произойдет первый контакт, но он не выяснил, кто они.

«...Это ведь совпадение, да?»

Дрожь пробежала по спине Тацуи, он почти случайно выказал себя. Каким-то образом сдержавшись, он пожаловался в уме. Чем-то в духе «если это судьба, она слишком неприятна».

Он снова посмотрел на разгар битвы. Преимущество было явно на стороне волшебника в маске. Так как вампир в белой маске пытался сбежать. И сеть, чтобы не дать ему этого сделать была ещё не завершена.

«Как я и думал, четырех человек недостаточно»

Когда начали сбегаться три силы — если включить полицию, не работающую с Саэгусой, будет четыре — и вставать друг у друга на пути, четыре волшебника приближались сюда с четырех разных сторон. Они были командой гостей, без какого-либо оборудования слежения за улицами, но они впечатляюще сумели вызывать четырех других людей незаметно для остальных... так он мог бы подумать, но, в конце концов, можно смело сказать, что такого количества очень мало, чтобы отрезать все пути отступления в трехмерном городе.

Вот почему эта ситуация скоро станет не «игрой в прятки», но «преследованием»...

«Враг твоего врага, в конце концов, лишь другая сторона. Но это автоматически не делает нас союзниками, хех»

Если бы все силы, преследующие Паразита, работали вместе, и каждая команда послала бы столько же людей, захват был бы легким делом. Но из-за разницы в интересах, так не получится. Даже его собственная цель не полностью совпадала с целью Маюми или Эрики.

Но на данный момент вампир — больший враг.

«Тогда как бы мне начать»

Предсказывая различные реакции волшебника в маске, Тацуя достал не CAD, но пистолет. Конечно, это было незаконно, но сейчас об этом он мог думать меньше всего. Он прицелился в живот вампира, который только что совершенно спокойно высоко прыгнул и увернулся от удара ножом, затем просто нажал на спусковой крючок.

Средняя эффективная дистанция пистолета — 50 метров, но в настоящем бою она снижается до 20 метров. С прошлого века это мало чем изменилось, потому что пистолеты именно для таких нужд и создавались.

От затененного дерева, под которым прятался Тацуя, до вампира было примерно десять метров. Хотя он и умел стрелять из оружия, так как прошел минимально необходимую подготовку, он не практиковался в пистолетной стрельбе каждый день, поэтому такое расстояние было довольно трудным.

Пистолет в его руке был однозарядным, разработанным для специальной пули. Второго шанса не будет. Он предпочел бы прицелиться в открытый участок кожи, но быстро отказался от невозможного.

К тому же цель была в натянутой на глаза шляпе и пальто длиной до лодыжек, ещё и в белой маске на всё лицо, можно поспорить, что открытых участков кожи вообще нет. Незачем себя терзать.

Низкоскоростная тяжелая пуля поглотила больше энергии, чем с глушителем, однако как он и целился, пуля поразила пальто в области живота. Хотя вес пули был вдвое больше стандартной девятимиллиметровой, недостаток скорости был скомпенсирован тем, что вампир падал по направлению к пуле.

Волшебник в маске повернулся к Тацуе. Золотые зрачки блеснули резким светом, когда посмотрели в его сторону.

В них была заметна безошибочная враждебность.

Она оставила свой нож, вместе с тем Тацуя выпустил пистолет.

Её рука метнулась к талии, тогда как рука Тацуи двинулась к груди.

Тацуя успел первым.

Но его палец застыл на полпути нажатия спускового крючка CAD.

В руке противника был средних размеров автоматический пистолет. Зрение Тацуи распознало уже сформированную в стволе последовательность магии.

Скорость активации была сопоставима с Разложением Тацуи. Это было специализированное устройство, начавшее последовательность активации в то мгновение, когда было схвачено, сократив время и усилие, нужное для нажатия на переключатель, и тем самым перехватывая инициативу.

Вызываемая магия была Укреплением Данных. Магия, усиливающая любые пули, прошедшие через ствол.

Тацуя щелкнул переключатель на CAD, переключившись из магии, разлагающей Эйдос, на магию, разлагающую вещество и начал активацию.

Он целился в магазин пистолета волшебника в маске. Точнее, в пули, которыми с пистолета могли выстрелить.

Казалось, время замедлилось... при активации магии обработка информации была столь плотна, что было видно, как волшебник в маске отпускает спусковой крючок автоматического пистолета и Тацуя делает то же самое со своим CAD.

От волшебника в маске до Тацуи — примерно 15 метров. Дозвуковым пулям, которыми выстрелили из пистолета с глушителем, усиливающим скрытность, требовалось примерно 0.05 секунды, чтобы его достичь.

Почти что мгновение.

Однако время, за которое они были усилены Укреплением Данных, было ещё меньше.

Когда усиленные пули начали ускоряться через воздух, они распались в пыль.

За маской было ясно видно потрясение.

«Очевидно, у неё есть причины для уверенности», — подумал Тацуя.

Простой «остановки» или «изменения вектора» было не достаточно, чтобы остановить такие пули. Конечно, со способностями, как у Катсуто, была бы другая история, но у обычного волшебника нет ни единого шанса. Даже волшебник боевого класса из Десяти Главных Кланов оказался бы в затруднении.

В случае Тацуи, «Разложение» было сильным противодействием «Укрепления Данных», поэтому он с ним и сумел справиться, но если бы не это, он точно попал бы в беду, так как остался бы без контрмер.

Всё это, однако, было лишь гипотезой. И теперь волшебник в маске был перед Тацуей полностью открыт.

Он активировал магию в то же мгновение, когда ему стало об этом известно.

Магия, которую он изначально не смог использовать, теперь в лоб поразила волшебника в маске.

Информацией перед Тацуей отразились: «цвет», «форма», «звук», «тепло», и «положение». Нацелившись не на самого волшебника, но на её магию маскировки, он высвободил анти-магию Рассеивание заклинания.

Он разложил саму последовательность магии, что сбросило иллюзорное внешнее покрытие.

В это мгновение,

демон переродился ангелом.


◊ ◊ ◊

Ночное небо было заполнено звездами. Внутри седана, едущего по шоссе в центр города, вид снаружи проходил, будто 3D изображение — без каких-либо звуков или вибрации.

— ...Сэнсэй, — сидя на заднем сидении тихого салона, Миюки нерешительно открыла рот.

Она обращалась к пользователю Ниндзюцу, сидевшему рядом с ней, Коконоэ Якумо.

— Эм, в чем дело? — Якумо открыл глаза и повернулся лицом к Миюки.

— Почему в этот раз... вы помогаете? Как я помню, вы держитесь правила никогда не вмешиваться в реальный мир.

Это была осторожность, или, скорее, соблюдение Буддистских принципов. Значения разные, но результаты похожи. И заповеди, которые наложил на себя Якумо, включали и первое и второе.

— Ну, вовлечены определенные обстоятельства.

Тон Якумо был легкомысленным, как и всегда, Миюки было трудно разглядеть его истинные намерения.

— Хотя я, когда стал монахом, отбросил все земные обязательства, я не отбросил работу шиноби. В конце концов, это не только лишь мое призвание.

Не то чтобы он не мог, но он не сделал этого. Он не испытывал никакого сожаления, он просто считал это совершенно естественным... так Миюки всё поняла.

— Некоторые называют это ответственностью или обязанностями тех, кто унаследовал навыки... ты можешь посчитать это мирским, но даже в Буддизме власть не освобождена от традиций, так что, думаю, это приемлемо?

Хотя технически он задал вопрос, у Миюки не было ответа. Не то, что у Миюки, такое даже у пятнадцатилетней девушки не спрашивают.

— Хаах...

Лучшее, что она могла сказать, — это неопределенные слова поддержки. Казалось, что ученик Якумо, сидевший в водительском кресле, посылает сигналы, напоминающие поднятие бровей, но видимо это было всего лишь её воображением.

— Дело в том, что я слышал от Казамы-куна о враге, с которым столкнулся Тацуя-кун, возможно он использует «Парад» Кудо. Если это действительно так, мы должны дать ему предупреждение. Ведь мой предшественник был тем, кто обучил Кудо «Матой», которую они развили в Парад.

Всё это такая боль, Якумо вздохнул.

Это бестактное замечание, однако, прошло мимо Миюки.

— Предшественник секретной техники Кудо «Парад», был обучен мастером Сэнсэя...

Если бы это был Тацуя, он, наверное, лишь сказал бы: «ах, вот в чём дело», — и просто принял бы это. Но Миюки это было не так легко проглотить.

— О? Ты не знала? Целью Девятого Института была разработка волшебников, которые могли упорядочить и повторно систематизировать древнюю магию в современную магию. С этой целью Девятый Институт собрал много пользователей древней магии. Мой предшественник был среди них.

Естественно, Миюки об этом не знала.

Скорее была более абсурдной даже сама идея, что ученица старшей школы может знать о темной стороне современной магии, о страданиях, запечатанных в Институтах Развития Магических Способностей. Даже Миюки, наследница результатов самого известного Четвертого Института, ничего не могла знать о других институтах.

— ...Может ли быть, что фамилия Сэнсэя[3]?

Глаза Миюки расширились, когда она ахнула и побледнела.

— Нет, ты просто слишком много думаешь, — наверное, он сразу же догадался, о чем думала Миюки. Горько засмеявшись, Якумо отрицательно покачал головой. — Имя Коконоэ я всего лишь унаследовал от предшественника.

Воздух в машине стал немного легче. Но это тепло почти сразу же опустилось обратно.

— Вот такие вот дела, мой предшественник обучил Кудо «Матой», и они развили её в «Парад». Он включает наши оригинальные секретные техники. Поэтому если волшебник, запутавший Тацую-куна, действительно использует «Парад», я должен дать ему предупреждение, чтобы он не светил им дальше. А если он не послушает... что ж, это будет весьма прискорбно.

Тон и выражение Якумо были как всегда беззаботны. Но даже так по спине Миюки прошёл холодок. И не только у неё. Ученик Якумо сцепился за руль, его ссутулившиеся плечи стали жесткими, как камень.


◊ ◊ ◊

Демон превратился в ангела. Так впечатлило это Тацую, столь ярким было изменение.

Багровые волосы, напоминающие тьму бездны, вспыхнули в слабом свете золотым сиянием.

Жестокие золотые глаза превратились в спокойные синие, цвета лазурного неба.

Черты лица смягчились, фигура стала стройнее.

Казалось, что даже рост немного сократился.

Такую красоту невозможно скрыть под такой маленькой маской.

Конечно, если можно изменить даже физическое строение, не удивительно, что можно обмануть мир.

Если бы Тацуя до этого не собрал бы различные доказательства, даже он, наверное, не знал бы.

Рука Тацуи бессознательно двинулась. Из руки девушки с золотыми волосами и сапфировыми глазами полетели следующие пять пуль, которые распались ещё до того, как его достигли.

Затем ещё раз, она даже выстрелить не успела, а затвор её пистолета соскочил и ствол упал.

Её принудили прекратить стрельбу, не говоря уже о том, как невероятно магией было уничтожено её Устройство... девушка в маске застыла.

— Достаточно, Лина! Я не хочу с тобой драться!

Воспользовавшись затишьем, Тацуя попытался сдержать ситуацию. Сегодня он хотел захватить Паразита. Чтобы задержать и выяснить, кто он на самом деле. Вот почему Тацуя выбрал тяжелый способ стрельбы — выстрелить транквилизатором из однозарядного пистолета.

Если он будет сражаться с волшебником в маске/Линой, лишь бессмысленно потратит время. Заявив так, он хотел покончить со сражением, но...

Это был плохой ход, он достиг противоположного эффекта. За маской голубые глаза блеснули резким светом.

Положив правой рукой сломанный специализированный CAD назад в кобуру, она достала миниатюрные метательные кинжалы.

Волшебники USNA предпочитали и широко распространили использование встроенных в оружие CAD. Более чем возможно, что кинжалы не простые клинки, но некие устройства.

Она резко начала двигаться. Эту скорость едва ли можно было ожидать от молодой девушки, но она не превысила лимиты обычного мужчины.

Тацуя достал с кармана свинцовый шарик и протянул пальцы.

Просвистев по воздуху, шарик достиг правой руки Лины — но прошел прямо насквозь.

Брызг крови не последовало. Он не поразил плоть, он просто поразил иллюзию.

В это время Лина откинула руку. Кинжал полетел к Тацуе в метре от того места, где он увидел его невооруженными глазами.

Прыгнув в сторону, чтобы уклониться, глаза Тацуи проследили его траекторию. Там он увидел, как иллюзия бросила другой кинжал.

Невооруженными глазами он видел небольшую девушку в маске, но мысленный взгляд знал, что это лишь иллюзорное стереоскопическое изображение.

«Как хлопотно!» — Тацуя молча пожаловался. Разница между знанием и настоящим столкновением, действительно довольно значительна.

Техника Парад создала Информационное Тело, содержащее все элементы: «цвет», «форму», «звук», «тепло» и «местоположение». Как и «Матой» Якумо.

Но в отличие от «Матой», которая проецирует Тело, идентичное оригиналу в цвете, форме, звуку и тепле, но с другим положением, Парад Лины проецирует другие цвет и форму. Однако это не значит, что Парад не может также изменить и местоположение. Техника, которую разработали Кудо, и унаследовала Лина, прекрасно могла это сделать.

Прямо сейчас Лина собрала вычислительную мощность от изменения цвета и формы в изменение местоположения, не давая Тацуе узнать её настоящую позицию. Без координат цели он был неспособен использовать магию. Магия, требующая координаты, основанные на установлении визуальной информации, была столь же хороша, как бесполезна, как только цель больше не в поле зрения. В «Параде» ложное местоположение переносилось даже в информационное измерение, в этом он и отличался от иллюзии.

Чтобы магия подействовала, последовательность магии должна быть спроецирована на Эйдосе цели. Например, чтобы исполнить файл на компьютере, нужно задать путь каталога, где расположен файл и выполнить исполнительную команду, но так как каждый раз вводить путь утомительно, часто используют ярлыки. Если ярлык будет изменен так, чтобы вести к несуществующему фиктивному файлу, тогда, несмотря на выполнение прежней процедуры, вместо исполнения настоящего файла, произойдет ошибка.

Применяя этот принцип к магическому процессу, в большинстве случаев визуальная информация — это иконка ярлыка, в которой находится звуковая и температурная тактильная информация. Если визуальная информация нарушается из-за иллюзии, магия не сработает, однако если иллюзия и истинное тело накладываются друг на друга, последовательность в большинстве случаев всё же сможет достичь Эйдоса через координаты информации. В таком случае, хотя и с задержкой, магия будет работать как обычно.

Даже если иллюзия находится в другом месте, всё ещё возможно обнаружить отношение иллюзии к настоящему телу, и, взяв отношение в качестве ключа, попытаться обнаружить позицию настоящего тела. Но если даже координаты подделаны — в информационном измерении находится фиктивное тело, высвобожденная последовательность магии примет ярлыком информацию от пяти органов чувств, и приведет к фиктивному телу, в результате чего «ничего не произойдет».

Это и есть система анти-магии «Парад».

Поэтому чтобы пробиться сквозь «Парад»,

необходимо или обнаружить тело между временем, когда старая иллюзия исчезнет и новая иллюзия создастся,

или игнорировать пять чувств, чтобы найти координаты тела прямо в информационном измерении.

Первое сейчас выполнить будет не так уж и просто. Хуже того, скорость активации магии Линой была ослепительно быстрой. Превзойдя даже Миюки. Не говоря уже о том, что она до смерти практиковалась в этой конкретной магии. Она реактивировала магию на совершенно чудовищной скорости.

Для Тацуи второй метод был возможен. Однако под продолжительными физическими атаками, большинство его чувств находились в материальной реальности, перейти в нематериальный мир было бы равноценно самоубийству.

«...У меня нет выбора»

Когда она вытащила пятый кинжал, Тацуя принял решение. Не в состоянии найти тело до того, как новая иллюзия активируется, не в состоянии обнаружить Эйдос цели в информационном измерении, он остановился на третьем варианте.

Из кармана куртки он вытащил небольшую цилиндрическую банку.

MKnR v09 23

И чуть подбросил её вверх.

На полсекунды на лице Лины всплыло сбитое с толку выражение, но когда она поняла, чем была «банка», её глаза расширились.

Это была миниатюрная осколочная граната.

— Бо...

«Боже», — наверное, это она хотела сказать. Но у Лины не было шанса закончить. Не теряя времени на произношение даже этого короткого слова, она подняла противо-объектный барьер.

«Фиксированное Замедление», — со своей стороны Тацуя использовал Мгновенный Вызов, чтобы активировать магию, непрерывно замедляющую скорость движения объектов. Если бы он своей виртуальной магической областью попытался создать слабый барьер, то не смог бы полностью блокировать свою собственную осколочную гранату. А если бы использовал магию остановки скорости, она проиграла бы чистой кинетической энергии осколков и не смогла бы модифицировать событие.

Вот почему он прибегнул к фиксированному замедлению. Но даже так он был не в состоянии достичь замедления больших масштабов, например к сотой или тысячной части скорости.

Он ведь сам подготовил гранату, к тому же знал всё о силе вмешательства своей виртуальной магической области, поэтому он смог использовать магию с требуемым для успеха минимумом.

Само фиксированное замедление, однако, не могло остановить осколки. Эта магия не была разработана для такой цели. Когда он повернулся на бок и упал на колени, крошечные осколки засыпали его бок, бедро и руку, которую он поднял, чтобы защитить голову.

Очень немногие пробили ткань из искусственной кожи с незначительными пуленепробиваемыми свойствами, но, тем не менее, больше десятка вонзилось в плоть его конечностей.

[Самовосстановление / автостарт]

«Самовосстановление — отмена»

Сознательно подавив самовосстановление, которое попыталось автоматически активироваться, Тацуя прыгнул к Лине, которая за барьером была совершенно невредимой. Он сразу же начал разлагать противопехотный барьер, который Лина вновь возвела. Застигнутая совершенно врасплох, даже Лина не могла сделать больше, чем это.

— ...Как безрассудно, Тацуя.

Тацуя повалил Лину на землю и придавил сверху. Прижатая к земле, Лина заговорила пораженным голосом. Её губы, не скрытые за маской, свернулись в улыбку, но не так уж и трудно было видеть её браваду насквозь.

— Всё по учебнику — когда имеешь дело с противником, которого не можешь обнаружить, попросту используй ненаправленные атаки, верно?

— Это называется нападением неизбирательного характера.

— Можешь так и думать. К сожалению, мне недостает навыков, чтобы использовать магию широкой области. Что ж, если это Лина, я уверен, что ты в любом случае смогла бы от этого защититься, так что с этим, пожалуйста, прости меня.

— Если ты в процессе вывел из строя сам себя, разве это не подрывает саму цель?

— Без этого я никак не смог бы тебя поймать.

— Ты хотел меня поймать? Если хочешь признаться в любви, я предпочту более романтичный способ.

Смотря вниз в лазурные глаза, Тацуя усмехнулся. Он прижал одной ладонью обе руки Лины над её головой.

Когда он двинул свободной рукой к её маске, плечо Лины дернулось. Она попыталась пошевелить пальцами левой руки, которые были в толстой перчатке, но Тацуя насильно их разжал.

— ...Больно, Тацуя.

— К сожалению, я знаю трюк этого CAD. Итак...

Тацуя рукой взялся за маску.

Лина закрыла глаза, и отвернулась. Хотя её личность уже давно была раскрыта, она, похоже, всё ещё не желала показывать своё истинное лицо. Тацуя не мог найти этому разумное объяснение, но он ведь не пытался её раздеть, так что у него не было причин останавливаться.

— Активировать, [Танцующие Клинки]! — в то мгновение, когда его рука коснулась маски, Лина, отворачиваясь, выкрикнула.

Пять кинжалов, которые она до этого выбросила, ответили на её голос и полетели к Тацуе.

«Оружие, которые активировалось по голосу... устройство, которое активируется не по последовательности активации, но по отложенному вызову... довольно интересно», — видя, как к нему помчались кинжалы, Тацуя пробормотал сам себе.

Два целились в правую руку, которой он держался за маску, один в правое плечо, один в левую руку и один в ногу.

Ни один не целился в жизненно важные органы.

Если подумать, всеми своими атаками Лина пыталась сделать его непригодным к бою, не было ни одной с намерением убийства... когда он об этом подумал, кинжалы уже достигли плоти.

И когда вступили в контакт — растворились в пыль.

— Коррозия... нет, Разложение?..

Глаза Лины снова посмотрели на Тацую, когда расширились от шока.

Не уделив этому никакого внимания, Тацуя начал снимать маску.

Лина попыталась сопротивляться, яростно качая головой, но рука Тацуи была недвижимой.

— Ты пожалеешь об этом, Тацуя!

— Я уже достаточно пожалел, когда цель, которую я должен был успешно поймать, сбежала.

Пока Тацуя дрался с Линой, Паразит уже убежал на приличное расстояние. Даже если у него была страховка, он не мог из-за всего этого не чувствовать разочарование. «Лина, ты ведь тоже гналась за вампиром, так почему же помогла ему сбежать?», — это заполнило мысли Тацуи.

Несмотря на слезливые глаза, несмотря на то, что она умоляла таким отчаянным голосом, Тацуя не колебался. Он убрал приемник, служащий зажимами на ушах. Как и ожидалось, маска видимо служила информационным терминалом.

Он осторожно снял маску, которая была сделана с удивительно крепкого материала. Даже Тацуя, который более чем привык к хорошей внешности, не мог почти не вздохнуть на чистую красоту, которая сейчас раскрылась.

Лина стиснула губы и уставилась на Тацую.

В следующее мгновение эти губы издали душераздирающий крик.

Это резкое развитие ошеломило Тацую.

Однако рука, которой он держал руки Лины, не ослабла, он ведь прошел безжалостное обучение под подчинением неразборчивого Казамы.

— Кто-нибудь, помогите!

Будто она звала на помощь от насильника.

Хоть Тацуя и не был насильником, но очень убедительные холодные глаза ему не помогали.

Будто дожидаясь крика Лины в качестве сигнала, послышался звук торопящихся шагов. Из четырех сторон поспешили четыре человека в темно-синей форме под алыми бронежилетами с белыми линиями светоотражающей краски. На их фуражках сияла эмблема с гербом сакуры.

Схватив левую руку Лины, Тацуя насильно сорвал с неё перчатку.

Когда показалась белая рука Лины, он почувствовал, как порвался шнур.

— Подними руки вверх и повернись! — полицейский — или, по крайней мере, так одетый мужчина — подбежал и заорал, при этом целясь пистолетом.

Тацуя проскользнул за Лину, и бросил её к мужчине.

Лина ударилась в его грудь, и он вскрикнул.

Мужчина её поймал.

И Тацуя, прыгнув над головой, приземлился ему на плечи.

Будто отбивая футбольный мяч, он нанес удар прямо по лицу.

Спрыгнув с плеча мужчины, который беззвучно упал назад, Тацуя выскользнул из окружения поддельных полицейских.

— ...А если бы он был настоящим? — голос Лины был совершенно неверующим.

Однако,

— Ты действительно умеешь выбирать время для игры, Энджи Сириус, — атмосфера ужесточилась, — когда они в тебя целятся, не важно, реальны они или нет. Хотя по сравнению с тем, что было сто лет назад, по современному уголовному праву даже невольное подстрекательство иностранных агрессоров — основание для судебного преследования. Если думаешь, что одежды полицейских достаточно, чтобы напугать людей, ты глубоко ошибаешься. Не недооценивай права волшебников в Японии.

Три поддельных офицера, исключая того, сваленного на землю, повернулись, ожидая решения Лины, их командира Энджи Сириус.

Со вздохом, Лина повернулась к Тацуе и, слегка склонив колено, вежливо поклонилась:

— Мы приносим извинения за грубость. Воистину, мы недооценили тебя. Очень большая разница между тем, чтобы услышать и тем, чтобы увидеть. Как дружеский волшебник, я прошу прощения.

Затем она выровняла ноги, стала прямо и подвела правую руку ко лбу. Даже без военной фуражки, это безошибочно был салют.

Ранее она была лишь другим волшебником, но теперь действовала как капитан военного магического корпуса USNA. Так Тацуя интерпретировал её жест.

— Я капитан интегрированных магических сил армии USNA, Звезд, под непосредственным командованием Объединенного Комитета Начальников Штабов, Анджелина Сириус. Имя Энджи Сириус я получила во время предыдущей маскировки, поэтому, пожалуйста, зови меня Линой, как и всегда. Так вот... — намерение убийства, которое она держала при себе ради любезности, сейчас настигло Тацую в своей полной силе, — ...сейчас, когда ты знаешь и моё настоящее лицо, и кто я на самом деле, Тацуя, у Звезд нет другого выбора, кроме как уничтожить тебя. Если бы ты оставил маску, мы бы могли этого избежать, неважно, сколь много обмана потребовалось бы; какая жалость.

— Неужели ты об этом сожалеешь?

В пылу этой кровожадности, Тацуя бесстрашно усмехнулся.

— Ты мог бы просто молчать и позволить нам тебя схватить, тогда мы бы всё закончили без убийства, по крайней мере.

— Виноват. Я потратил впустую ваше сердечное внимание.

— Нет, заберут твою жизнь наши особые обстоятельства, так что извиняться не за что. Можешь даже сопротивляться.

Один из фальшивых полицейских передал ей боевой нож в одну руку, и средних размеров пистолет в другую. Встроенное в клинок устройство, и специализированный CAD в форме пистолета.

Тацуя тоже достал CAD.

— Это действительно позор, Тацуя. Ты мне даже начинал нравиться.

Протянув левую руку, Лина нацелила на Тацую CAD.

Протянув правую руку, Тацуя тоже нацелил на Лину CAD.

Подчиненные Лины заняли позицию за ним. Он был окружен.

— ...Прощай, Тацуя.

— Я не позволю тебе, Лина!

Внезапно в этот самый миг командный голос, столь же холодный, как глубокая зима, заморозил воздух.

В её глаза закрался испуганный свет, Лина повернулась на звук голоса.

Будто чтобы прикрыть теперь раскрытого начальника, подчиненные Лины начали атаковать Тацую одновременно с трех сторон.

Они замахнулись на Тацую большими боевыми ножами, от края лезвий которых расширялся «Молекулярный Делитель».

Тацуя нажал на спусковой крючок CAD. виртуальная территория, разработанная, чтобы инвертировать молекулярные связи, исчезла вопреки намерениям операторов.

Сейчас, когда боевые ножи были простыми клинками, Тацуя вырвался из сети. Один из подчиненных Лины, который как раз пробегал мимо Тацуи, внезапно прижал руку к животу и упал. Меж его пальцев потекла кровь.

Его пропитанная кровью левая рука потеряла все силы, и опустилась. Кровь брызнула на остальных фальшивых полицейских.

Один из них остановился как вкопанный, второй побежал прямо на него.

Тацуя снова нацелился правой рукой на Лину.

Лина целилась левой рукой в человека, который стал у неё на пути — в Миюки.

Последовательность активации, которую она инициировала, была рассеяна «Рассеиванием заклинания» Тацуи.

Прежде чем мужчина успел прыгнуть на Тацую, спустился холод, остудивший кровь всех нападавших.

Шаги мужчины резко остановились.

За ним появилась тень.

Беззвучно, мужчина упал без сознания.

Оставшийся человек уже валялся на земле.


— Хех, Тацуя-кун, было довольно опасно.

Мгновенно выведя из строя двух членов Звезд, Якумо подошел к нему с тем же беззаботным выражением, как и всегда.

Видя, что даже в этой ситуации он способен быть «обычным», Тацуя признал свою собственную неопытность.

— Как бесстыдно, мастер. Вы ведь ждали, чтобы сделать хороший выход.

Находиться под впечатлением вопреки самому себе было неприятно, поэтому он выбросил сарказм.

Глаза Лины расширились.

Перед ней стояла Миюки, с приготовленным CAD и готовая к бою.

Правая рука Тацуи была нацелена прямо на Лину.

Якумо смотрел на Тацую, но Лина тоже была полностью в его поле зрения.

Теперь окруженной оказалась Лина.

— Что ж, думаю, с этим ничего не поделаешь. Я всё равно хотел у вас кое-что спросить.

— Э, действительно, Онии-сама?

Миюки с тревогой развернулась. Переведя взгляд от Лины, она оставила себя открытой, но Лину парализовало увеличившееся давление от Тацуи и Якумо.

Сразу же заметив свой промах, Миюки в спешке вернула внимание на Лину.

— Ты позволил себя окружить намеренно, чтобы вытянуть из них информацию, верно?.. не подумав об этом, я просто ворвалась. Пожалуйста, прости, Онии-сама, — по-прежнему повернутая к Лине, Миюки заговорила извиняющимся голосом и попросила у Тацуи прощения.

— Нет, тогда действительно было опасно, твоё решение не было ошибкой. Незачем извиняться. Скорее, я даже поблагодарить тебя должен. Миюки, спасибо.

— Онии-сама... в этом нет необходимости... — Миюки пробормотала с потрясенным выражением. Что ж, извинение Миюки к Тацуе и произошедшее после этого было в значительной степени гарантированным действием. Или своего рода ритуалом. Хотя она и не сводила глаз с Лины, Миюки уделяла ей самый минимум внимания.

— К тому же, я могу сейчас просто начать им задавать вопросы.

Он говорил с Миюки, но эти слова также предназначались и Лине. По тому, как он четко проговаривал каждое слово, Лина поняла его намерения.

— ...Ты хочешь заставить меня говорить?

— Допрос обычно включает в себя силу.

Лина заговорила через скрип зубами, и Тацуя ответил косвенным подтверждением.

— Три на одного — мошенничество! Несправедливо!

— Несправедливо?.. сколько же ваших набросилось на Онии-саму?

На этот жалобный крик, Миюки ошеломленно нанесла ответный удар.

— Ты не должна так говорить, — прежде чем её шок обернулся гневом, Тацуя решил её успокоить, — справедливость — лишь фасад, когда находишься в выгодном положении, чтобы в нем и дальше оставаться, и несправедливость целесообразна, когда находишься в невыгодном положении, чтобы выжать уступки с другой стороны. С тактической точки зрения, использовать слова, чтобы избежать конфликта, когда невозможно выиграть с помощью силы — не ошибочно. Когда ты в это была втянута, ты проиграла, Миюки.

— Понятно, вот в чем дело.

Хотя и довольно прямо, но, по крайней мере, ему удалось успокоить Миюки.

— Фасад? Целесообразно?

Но вместе с тем это вызвало противоположный эффект на Лине.

Кстати, всё это время Якумо пытался подавить смех.

— Я не хочу, чтобы мне это говорили вы, японцы, вы никогда не стыдитесь скрывать свои истинные намерения под фасадом!

— Разве ты сама не на четверть японка?

— ...

— «Парад», который ты использовала, был разработан в Японии, ты можешь его использовать из-за Кудо, другими словами, в тебе течет японская кровь, так ведь? Кроме того, двойные стандарты — отличительная черта власти. Я ещё не слышал о людях, которые не отличают свои истинные чувства от фасада.

Лина молча уставилась на Тацую, её белая кожа стала ярко красной. Она молчала, даже не вздохнула.

Ужасающе ухмыльнувшись перед глазами Лины, Тацуя, когда заметил, что её жажда крови полностью исчезла, криво улыбнулся.

— ...Что-то не так?

— Нет, я просто думаю, что допрашивать Лину такими темпами лишь сделает её более упрямой.

— По крайней мере, зови это гордостью!

«Она знает разницу между упрямством и гордостью... её японский действительно неплох», — под впечатлением подумал Тацуя. Не то чтобы это было сейчас уж очень уместно.

— Остальные группы скоро будут здесь...

— Подожди! Ты меня вообще слушал?!

Было лучше всего игнорировать всё постороннее.

— Лина, давай заключим честную сделку. Если ты думаешь, что три на одного — нечестно, что на счет один на один. Если выиграешь, на сегодня мы тебя отпустим. Если выиграю я, ты честно ответишь на все наши вопросы. Ну как?

Даже если Лина выиграет, Тацуя по-прежнему знает её истинное лицо, а если выиграет он — ей придется говорить. Хотя матч был бы один на один, условия всё ещё не сбалансированы.

— ...Отлично.

— Пожалуйста, подождите!

Как раз когда Лина горько приняла его предложение, заговорила Миюки.

Тацуя и Лина посмотрели на Миюки.

Не испугавшись, она ясно заговорила:

— Онии-сама, пожалуйста, оставь матч с Линой мне.

— Миюки, что ты...

— Лина, запомни. Я никогда не прощу тех, кто пытается навредить Онии-саме. Я считала тебя соперницей и другом, но когда ты объявила о своём намерении убить его, даже если это были просто слова, я никогда тебя не прощу. Я своими собственными руками заставлю тебя осознать грех.

В глазах Миюки была абсолютная серьезность. Когда Лина увидела эту слишком глубокую одержимость, казалось, что она просто отшутиться, сказав, что это был обман, но она лишь издала смешок.

— Не волнуйся. Я не убью тебя.

Слова Миюки заявили, что она уже победила.

— Пф... Миюки, думаешь, сможешь выиграть? У той, кто держит имя Сириус, у меня!

В груди Лины вспыхнуло пламя битвы.

Две королевы уставились друг на друга.

— Хорошо. Миюки, я оставлю это на тебя. Тебя это устроит, Лина?

— Спасибо огромное, Онии-сама.

— Будь по-вашему. Если проиграю — расскажу всё, что вы хотите. Хотя такое никогда не произойдет!

Было заключено соглашение. Таким образом, две выдающихся красавицы приготовились поднять занавес великолепного поединка.


◊ ◊ ◊

Мастерство Миюки в магии охлаждения и заморозки было непревзойденным.

Однако природа её магии шла от уменьшения молекулярных колебаний, а не от обуздания снежных духов или ледяных демонов. Конечно, это было не как в детских фэнтэзийных мирах, в которых получение покровительства такого духа предоставляло иммунитет к холоду. Суть в том...

Что холод, это холод.

Ей ну никак не могло быть тепло, когда она ехала ночью в разгар зимы на мотоцикле.

Поэтому...

«Это ведь простительно, да... холодно ведь», — крепко цепляясь за Тацую и прижавшись щекой и грудью к его спине, Миюки в голове повторяла это оправдание.

Неужели ещё остался какой-то смысл в оправдании?.. Это лучше оставить несказанным.


Он рывками глядел на фары мотоцикла прямо за собой, и выражение его было не иначе как «озорным».

Со своего места он не мог видеть Миюки и всё, что за тенью Тацуи, но вполне мог предсказать, какими будут её действия, состояние и выражение. Для него чувства между братом и сестрой были довольно интересны.

Когда уголки его рта дернулись, он ощутил, как рядом повысилась напряженность. Похоже, его улыбку неправильно поняли.

— Нет нужды так беспокоиться. До тех пор, пока ты будешь следовать соглашению, я не намерен тебе вредить.

— ...Учитывая моё положение, вы действительно считаете, что я вам поверю? — устремив глаза вперед, Лина ответила резким голосом. Нет, скорее не «резким», а «жестким».

— Что ж, могу понять, куда ты клонишь.

Она оказалась между Якумо и его учеником на заднем сидении седана... могло показаться, что её конвоируют. К тому же, она знала силу сидевшего рядом мужчины, что лишь углубило это чувство.

Якумо в мгновение ока вывел из строя двух Звезд.

Никто из них и не заметил, как прямо сзади внезапно появился одетый в черное ниндзя. Спина человека, сидевшего за рулем, тоже не была открыта.

Даже если с шансами три к одному она не считала их противниками, которых не сможет победить, она знала, что, скорее всего, не уйдет целой и невредимой.

— Но можешь быть спокойна, — заметив её напряжение и решив, что оно вытекает от бдительности и враждебности, Якумо заговорил в расслабленном тоне.

Лину это ещё больше ввело в замешательство.

— У меня нет интереса к тому, что происходит между тобой и Тацуей-куном. Я заинтересован лишь в том, чтобы надлежаще хранить наши секреты. Всё, что я требую, как я и сказал ранее, это не раскрывать другим то, чему мы научили Кудо. Чтобы те, у которых нет привилегии знать, не могли этому обучиться.

— ...Вас не заботят даже национальные интересы?

— Нет.

— Даже мир во всем мире? Будущее человечества?

— Ни в малейшей степени. Я отшельник.

— Но вы ведь и волшебник!

Слова Якумо просто противоречили ценностям Лины. Поэтому она не могла ему поверить.

— Я шиноби. Не волшебник, — спокойным голосом ответил Якумо. Решительное опровержение.

— ...Разве пользователи Ниндзюцу не волшебники?

— Если мы можем пользоваться магией, это ещё не значит, что мы должны становиться волшебниками.

Она знала, что он имеет в виду.

Она могла понять.

Но даже так, Лина не могла согласиться с его словами.

— Как и то, что кто-то стал волшебником, автоматически не обязывает его служить своей стране.

Она не могла согласиться, но почему-то также и не могла возразить.


◊ ◊ ◊

Машина, в которой ехала Лина, остановилась где-то у берега реки.

«Где-то» потому что Лина понятия не имела, где это, но по времени поездки она предположила, что они всё ещё должны быть в пределах города или пригороде. Лина удивилась, что в таком столичном городе, как Токио, по-прежнему есть такие места.

Огней вообще не было видно.

Когда фары седана выключились, а также свет мотоцикла позади, место стало совершенно темным.

Луны не было, через тьму их провести мог лишь звездный свет. Подошли Тацуя и Миюки.

Внезапно Лину охватила тревога.

У неё не забрали CAD, но у неё больше не было передатчика или терминала связи. Её не обыскали, но догадались обо всём её оборудовании, у неё не было выбора кроме как послушно его сдать.

Её заверили, что вернут его позже, но сейчас она никак не могла связаться со своими товарищами, а также узнать своё местоположение. За ней должны следить спутники, но те, кто её сюда привел, были искусны в «Ниндзюцу» и хорошо известны своей иллюзорной магией тени. Более чем возможно, что они могли обмануть даже спутниковые камеры высокого разрешения военного класса.

Возможно, что её привели в такое изолированное место, чтобы заключить под стражу. В худшем случае, её могут даже убить.

Лина крепко сжала через одежду CAD, который был у груди.

В этом худшем случае, ей придется сыграть своим козырем.

— В основном, я могу догадаться, о чем ты думаешь, но мы серьезно намерены держать своё слово, так что расслабься.

Лина сильно постаралась, чтобы не закричать. Когда к ней так внезапно заговорили, она не смогла подавить дрожь. Обернувшись, она увидела Тацую, который стоял достаточно близко, чтобы его выражение было видно при свете звезд — он беззвучно смеялся.

— Я лишь напомню условия. Если ответишь на вопросы, мы высадим тебя у станции.

Его смех был очень возмутительным.

— Если вы выиграете.

Естественно, голос Лины был кислым.

— Конечно. В этом случае мы тоже будем придерживаться условий.

Его беззастенчивость, которая даже чуть-чуть не уменьшилась, всё больше и больше раздражала Лину, но она знала, что если сейчас всё выскажет — лишь усугубит ситуацию.

Плотно сжав зубы, она посмотрела за Тацую — на Миюки.

Глаза, которые переполнял боевой дух, посмотрели на неё в ответ. Миюки тоже была полна мотивации.

— Тогда... Лина, ты можешь быть этим недовольна, но судьей будет Мастер. Но он будет лишь принимать решение, кто победил, а кто проиграл, он не будет останавливать матч или вмешиваться в середине.

— Я с самого начала знала, что здесь будут лишь враги, поэтому здесь нет ничего, чем нужно быть недовольной.

— Очень любезно с твоей стороны, — Тацуя хладнокровно ответил на её сарказм.

Её разочарование достигло предела, однако теперь Лина внезапно почувствовала спокойствие.

— Тогда ваш покорный слуга Коконоэ Якумо будет на этот матч судьей. Победит тот, кто сдастся или больше не сможет продолжать бой. Без убийств, пожалуйста. Они ничего хорошего не принесут.

— Поняла.

— Я закончу всё задолго до этого.

Миюки спокойно кивнула, тогда как Лина энергично заявила.

Хотя их отношение было противоположным, абсолютная вера в собственную победу была общей.

Всё было на пределе.

— Тогда, начнем?

— Мастер, один момент, пожалуйста.

К сожалению, здесь был кое-кто, кто был совершенно не способен читать настроение. Полностью игнорируя взгляды, посылаемые Линой и Якумо, Тацуя подошел к младшей сестре.

До неё осталось два шага, но он не остановился.

— Э, Онии-сама?

Он не ответил Миюки, которая смутилась и не могла понять, что он хочет сделать.

Один шаг.

Он продолжал идти.

Наконец, он остановился достаточно близко, чтобы охватить Миюки, если протянет руки,

и обнял её.

MKnR v09 24

— Умммумумум.

Так крепко схваченная им у талии, Миюки яростно покраснела и начала паниковать. Третья сторона, наверное, нашла бы это странным, учитывая, как сильно она обнимала его ранее, но для неё обнимать самой и чтобы обнимали её — две совершенно разные вещи.

Другой рукой Тацуя приласкал голову Миюки.

Миюки больше не могла издать и звука.

Он провёл пальцами по волосам,

затем придвинул её лицо, потерявшее всё сопротивление, к губам,

и поцеловал Миюки в лоб.

Когда он, наконец, её отпустил, показалось изумленное лицо Миюки.

На нем не было смущения, лишь застывший шок.

— Это... почему...

— Ты ранее показала мне, как это сделать, хоть и не идеально, но суть я запомнил. Хотя лишь на время, но я восстановил твою силу. Пожалуйста, соревнуйся с чистым сердцем.

— ...Да!

При этих полных серьеза словах брата, Миюки кивнула с неукротимой улыбкой.


— Простите, что заставили ждать, мастер.

Лина, стоя возле Якумо, сделала лицо, будто слишком много съела и получила изжогу.

— Лина тоже... я знаю, это было грубо, но тебя ведь не затруднили несколько минут, да?

— Кто бы говорил... всё в порядке.

Отвечая сейчас совершенно (в её глазах) безразличному Тацуе, Лина использовала самый саркастический голос.

Миюки не последовала за ней. Похоже, она не была намерена вступать в ближний бой.

Из наблюдений Лины и в свете этого, она решила, что Миюки типичный волшебник, которому не достает физических способностей. Для палача волшебников-предателей «Сириуса» они легчайшая добыча.

«Я закончу всё одним ударом!»

Ещё не было сигнала начала, но Лина не собиралась ждать чего-то подобного. В конце концов, о сигнале не было никаких договоренностей.

Сократить дистанцию магией самоускорения, нейтрализовать магию противника Укреплением Данных, затем уничтожить ближним боем.

После, когда Тацуя и остальные будут отвлечены проигрышем Миюки, использовать высокоскоростную магию, чтобы сбежать.

Такой был план.

Однако она могла лишь безмолвно закричать.

Одним шагом быстрее, чем она активировала магию, на неё помчалась буря.

Лина мгновенно отпрыгнула в сторону, мимо промелькнул поток морозного воздуха. Подняв голову, на этот раз она увидела, как сбоку надвигается завывающая метель. Манипулируя плотностью воздуха и создавая стену вакуума, Лина как-то сумела выдержать шторм.

— Значит, этого недостаточно.

Когда Миюки пробормотала это себе под нос, вокруг неё начал собираться ночной воздух.

Лина стиснула зубы.

По скорости активации Лина выигрывала у Миюки.

Если Миюки сделала первый шаг, значит она, должно быть, приготовилась заранее.

Не говоря уже о том, что предыдущие два залпа были последовательностями, разработанными для максимизации скорости ценой силы.

Лина почувствовала позор дважды:

Как в своем намерении использовать наивность противника, так и в том, что в отместку оказалась застигнутой врасплох.

«Думаешь, сможешь выиграть, даже снизив силу атак... хотя ты и приблизилась опасно близко, но теперь мой черед!»

Видимо, Миюки создала между ними разрыв, чтобы использовать более сильную магию для решающего удара. «Это тебя и погубит!», — подумала Лина. Она одновременно активировала самоускорение и Укрепление Данных.

Покрыв себя самоускоряющей магией, которая уменьшила и гравитацию, и инерцию, Лина бросилась прямо на Миюки. Правой рукой она схватила на куртке то, что выглядело как декоративные пуговицы.

Она не взяла пистолет, но для ученицы старшей школы должно хватить и этого.

Затем, когда Лина была в пяти метрах, её интуиция закричала ей остановиться.

Чтобы противостоять буре, которая вдруг попыталась её затянуть, она твердо уперлась ногами о землю.

Затем применила на себе магию неподвижности.

Далее в таком положении применила на пуговицах в руке магию движения. Пуговицы, которых без ускорения наделили скоростью 300 км в час, замедлились и упали на землю, не пройдя и метра.


Миюки ощутила пылающую Лину быстрее, чем увидели глаза.

Хотя она не могла получать данные прямо из информационного измерения, как Тацуя, она могла предвидеть оставленные магией следы модификации события. На различных уровнях это мог делать любой волшебник, а что мог делать любой волшебник, Миюки делала на высочайшем уровне.

Самоускорение — магия, вызывающая модификацию события на самом пользователе. Поэтому, отслеживая в реальном времени следы модификации события, можно предсказать позицию заклинателя. Миюки научилась использовать эту слабость самоускорения от Тацуи.

Пока всё шло по плану. Она сказала «Значит, этого недостаточно» умышленно, это была соблазнительная уловка, чтобы спровоцировать противника.

Решающей будет следующая магия.

«[Зона Замедления]»

Сама техника была довольно банальной — магия, широко используемая как и в Японии, так и за рубежом, она замедляла движения целевого объекта.

Но когда эту магию использовала Миюки, она могла нацеливаться даже на молекулы газа.

Скорость движения молекул газа пропорциональна его давлению. Если быть точным (хотя и приблизительно), в замкнутом пространстве давление газа пропорционально квадрату скорости движения. Если принудительно в области уменьшить скорость движения молекул воздуха, то давление падет, а перепад давления заставит воздух с окружающего пространства двигаться в центр.

Быстро и с большой силой.

Будет затянут не только воздух, но люди и объекты.

Если туда попадет человек, у которого недостаточно сил для противостояния магии, он лишится скорости передвижения и окажется в ловушке.

А если у человека будет достаточно сил вмешательства для прекращения магии, значительно замедлившиеся молекулы газа внезапно восстановят свою скорость и расширятся обратно к первоначальному давлению; другими словами, произойдет взрыв.

Изначально эту магию использовали в битвах лишь вторым вариантом, чтобы уменьшить воздействия снарядов, когда недостает сил чтобы остановить их прямо, но своей подавляющей магической силой Миюки превратила её в двойную противопехотную магию.

Но против такой бушующей силы всасывания Лина держалась на месте.

Тогда она выстрелила лишь предметами, похожими на декоративные пуговицы.

Просто придав им некоторую скорость, Лина никак не могла пробить Зону Замедления Миюки, но важнее то, что они дали ей понять, какую именно магию Миюки использует.

«В таком случае!»

Всегда будь готова на два, три шага вперед за противника — Тацуя ежедневно её этому учил. Если план заманить противника в Зону Замедления и там уничтожить провалится, она прибегнет к подготовленным стратегиям для победы вне зоны.

Не удваивая внутреннюю зону, Миюки высвободила внешнюю область.

Принудительно замедленные молекулы воздуха вернулись к своей первоначальной скорости.

Воздух, который ранее был ограничен в небольшой области, освободился в большой порыв давления и охватил Лину взрывом.


Следы изменения явления большого масштаба исчезли.

Слушаясь инстинктов, Лина припала к земле и активировала сверху противо-объектный барьер.

Взрывная волна прошлась сверху по щиту. Высокоскоростной воздушный поток чуть не поднял от земли щит и всё остальное, чтобы удержаться, она несколько раз применила большую магию увеличения инерции, при этом оставаясь у самой земли, затем подняла голову и начала искать возможность для контратаки, или, скорее, для оценки ситуации.

Лина не намеревалась неторопливо дожидаться шанса, чтобы подняться.

Вплоть до этого момента она была целиком в обороне.

Противник — простая ученица старшей школы, а она — капитан сильнейшего в мире отряда.

Естественно, у неё была гордость, но сейчас больше гордости на неё начало давить осознание того, что она теряет позиции.

Если хоть немного не ответит — её одолеют.

Несмотря на подавляющую защитную магию, в магической битве нападение сильнее обороны. В теории.

Лина ощутила, что давление ветра ослабло. Хотя и не столько за счет отмены магии, в результате которой произошел взрыв; в конце концов, сжатый воздух был освобожден, неудивительно, что ветер упал.

Лина правой рукой сжала боевой нож.

У неё забрали пистолет, но нож, способный использовать «Молекулярный Делитель», нет.

Встроенное в оружие магическое устройство, разработанное предыдущим Сириусом, и сейчас козырная карта Звезд.

Когда материализована, эта магия, похожая на расширенную виртуальную область, должна превзойти силу вмешательства противника.

Более того, победа наполовину — не вариант, поэтому нужно быть ещё сильнее.

По крайней мере,

«Уж это-то привлечет твоё внимание!»

Левой рукой, которая всё ещё была плашмя прижата к земле, она разбросала кинжалы, где Миюки не видела.

Она отменила увеличение инерции, затем на полной скорости поднялась,

«Молекулярный Делитель»

На колене, она взмахнула ножом.

И почти одновременно активировала виртуальную зону. Тогда Лина почувствовала подавляющую силу вмешательства, превышающую всё, что когда-либо видела, ворвавшуюся в пространство между ней и Миюки.

Виртуальная область, в середине своего создания, была захвачена потоком вмешательства.

Она знала, что будет остановлена. Можно даже сказать, что она на это рассчитывала.

«Танцующие Клинки!»

Даже не убедившись, что Молекулярный Делитель исчез, Лина активировала следующую магию.

Ёё незаметно разбросанные кинжалы поднялись и в мгновение ока полетели вперед.

Летя у земли, они избежали пространства, в котором доминировала Миюки.

«Если ты в этой темноте способна остановить четыре клинка, атакующие спереди и сзади, тогда давай попробуй!»


Ощутив, как на большой скорости приближаются магические предметы, Миюки на полпути отменила последовательность магии нападения, и переключилась на защитную магию на области.

Кинжалы потеряли свой импульс полета и упали на землю.

Её магия, без разбора защищающая против всех направлений, была сложнее той, которая нацелена на область, намного более сложна той, которая нацелена на индивидуальные объекты, однако теперешняя Миюки применила её с легкостью.

Она могла даже остановить атаку, наполненную магической силой Сириуса, Лины.

Если бы её контроль, как обычно, был бы связан печатью Тацуи, защититься от такой атаки ей было бы трудно.

Скорее всего, что для такой интенсивной техники ей не хватило бы контроля.

Если бы она вызвала Лину на бой одна, то проиграла бы... подумав об этом, Миюки произнесла в сердце молитву благодарности.

«Онии-сама наблюдает за мной... Я не проиграю. Не могу проиграть!»


Видя, что искусно разработанную неожиданную атаку раздавила чистая сила, Лина ощутила, как повышается чувство трепета и возбуждения.

Её разум внезапно вернулся к этому предыдущему сладкому взгляду, вызывающему изжогу.

В то время она думала, что он просто возиться перед битвой.

Но тогда Тацуя точно что-то прошептал Миюки.

Поразмыслив над этим, Лина пришла к выводу, что Тацуя вполне мог проинформировать её о «Танцующих Клинках». Она ведь видела, как Тацуя за раз разложил пять клинков.

Она знала некоторые последовательности магии, способные нейтрализовать межмолекулярные силы, но эта магия была не из них, хотя, судя по результатам, она каким-то образом уничтожила связи, держащие молекулы вместе.

Но не в этом дело.

К Миюки приближались одновременно множественные проекции... и опасным было то, что она нацелилась на них всех и одновременно с ними разобралась. Остановила атаку не одна только сила Миюки.

«Понятно... значит, он не предпринимал действий, но говорил. Неплохо!»


Миюки думала:

«Я не могу проиграть»


Лина думала:

«Мне придется использовать полную силу»


Они одновременно выкрикнули:


— Миюки! — Лина!

— Вот!


Мир замерз.

Мир запылал.

Магия двоих перекрасила саму реальность, два мира столкнулись.

Сверкающие кристальным светом бесконечные просторы льда и снега.

Ревущий громом адский шторм огня и молний.

Ад, заковавший воздух в вечной зиме — «Нифльхейм».

Ад, сжегший воздух в палящем чистилище — «Муспельхейм».

С одной стороны область магии, которая замедлила колебания молекул газа и заморозила не только водяной пар и углекислый газ, но и азот.

С другой стороны область магии, которая разложила молекулы газа в плазму, и более того, принудительно отделив ионы от электронов, создала высокоэнергетическое электромагнитное поле.

Чистый холод охладил плазму обратно в газ, а расплавленная плазма вернула замороженный воздух.

Ярость двух столкнувшихся сил создала на земле сияние.

Оно было по-настоящему красивым.

Даже почти заставило забыть, что на кону жизнь и смерть.

Тацуя, с пальцем на спусковом крючке CAD, тщательно наблюдал. Если любая сторона потеряет контроль, он сразу же сотрет заклинания.

Конечно, его ждали существенные трудности... он ведь хотел одновременно отменить две магии. Но его специальностью было восстановление и разложение. Он действительно собирался превзойти такую абсурдность.

Середина сияния... казалось, что там огонь и лед сошлись в вечности взаимного уничтожения... но менее чем за минуту там обнаружилось движение.

Холодный воздух расширялся, плазма сокращалась.

Миюки, в первую очередь, была великолепна в магии больших масштабов на широкой области.

С другой стороны сила Лины была сосредоточена на индивидуальных объектах, она была превосходна в тяжелой индивидуальной магии.

Это преимущество было с самого начала на стороне Миюки.

К тому же Лина уже сражалась с вампиром, а затем и с Тацуей, это уже была её третья битва.

Хотя она сама не знала о симптомах, к ней уже начала подбираться усталость.

У противника преимущество и её захватили в плен... результат предсказать не трудно.

Матч между Миюки и Линой никогда не был соревнованием магической силы. Выиграет лишь тот, кто будет холоден и будет принимать самые рациональные решения.

— Кех...

Она сама тоже это знала. Лина болезненно застонала.

И передвинула руку к спине. Она достала другое встроенное в оружие устройство. Множественная активация, сколь бы умелым волшебником она ни была, сейчас чистое самоубийство.

— Достаточно, вы двое! — выкрикнув, Тацуя нажал на спусковой крючок CAD.

Его «Рассеивание заклинания» одновременно развеяло и «Нифльхейм» Миюки, и «Муспельхейм» Лины.


Холодный и горячий воздух быстро смешались, создавая шторм, который мог и обморозить, и обжечь. Тацуя приготовился к сильной боли, которая, как он был уверен, приближается... но шторм чистого холода и палящего зноя был прямо перед ним блокирован невидимой стеной.

— Онии-сама! Это было слишком безрассудно! — к нему подбежала Миюки, лицо у неё было бледным.

Ошеломленная, Лина могла лишь глазеть.

Для них двоих защитить себя от теплового последствия было легче легкого, несмотря на усталость. Однако такое было невозможно для Тацуи. Хоть он и смотрел на свои способности равнодушно, в такие времена ему было несколько завидно навыкам обычного волшебника.

— Ну и ну... Тацуя-кун, что теперь? — не сдвинувшись, чтобы себя защитить, однако оставшись невредимым, Якумо заговорил с притворным удивлением. Нет, исходя из того, как грязно выглядели следующие за ним ученики, он, вероятно, нырнул в землю. Так называемое Дзюцу «Земляное Освобождение».

— Мастер... что вы имеете в виду?

Он знал, как Якумо избежал тепла и холода, но он не понял вопроса. Тацуе, который ответил прямо, или скорее машинально, Якумо показал по-настоящему удивленное лицо.

— Ну, ты знаешь... по условиям победы одна сторона должна сдаться или стать недееспособной. Этот матч изначально задумал именно ты, а теперь его разрушил, что будешь делать?

У Тацуи не было слов, чтобы ответить.

При таких обстоятельствах, если бы он не вмешался, матч пошел бы против условия «не убивать», поэтому он не сожалел.

Но весь матч, в конце концов, был просто предлогом, чтобы заключить обязательства.

Дело в том, что их обращение с Линой было очень неприятным.

Как подлинному солдату, Лине были гарантированы права военнопленного. Если бы она оставалась инкогнито, в этом не было бы проблемы, но Тацуя слышал из её собственных уст, что она «капитан Звезд» и «майор армии USNA», не говоря уже о том, что ранее сам это признал. Её права военнопленного игнорировать нельзя.

Даже без правомерного состояния войны, практически говоря, любой, схваченный во время военной операции, имел права военнопленного. К тому же, группе Тацуи, как гражданским, технически не было дозволено задерживать солдата Лину.

Если он докажет свою связь с Отдельным Магически-Оборудованным Батальоном, они могут взять её под заключение, но к сожалению никак нельзя, чтобы его высоко секретный статус был разглашен в связи с инцидентом такого масштаба.

Если они допросят или задержат Лину без законных прав, они лишь предложат USNA политические оправдания. Они даже не начали рассматривать вопрос о наказании.

Конечно, с другой стороны, они могли поднять вопрос того, что Лина атаковала гражданских, но, к сожалению, права волшебников ещё не доросли до прав гражданских, они до сих пор были сильно ограничены. В международном суде Тацуя и остальные были бы в сильно невыгодном положении.

Но, тем не менее, с учетом будущего, они никак не могли просто отпустить её, ничего не сделав. «Как же мы разберемся с ситуацией...» — подумал Тацуя, почувствовав приближение головной боли.

— Можете считать это моим проигрышем. — Но беспокоиться было незачем. Рука помощи была протянута из самого неожиданного места. — В тот момент меня совершенно точно одолели бы. Если бы я в таком состоянии перевела силу в другую магию, то, вероятнее всего, была бы перегружена магией Миюки и умерла... Да даже если бы не умерла, была бы не в том состоянии, чтобы продолжать драться.

Повернувшись к Тацуе и Миюки, Лина грациозно признала своё собственное поражение.

— Так что это моё поражение, Миюки. Тацуя, я не намерена недостойно сопротивляться и дальше.

Но ещё рано было чувствовать облегчение.

— Как и обещала, я отвечу на всё, что ты спросишь. Однако...

— Однако что?

— Однако моими ответами будут лишь «да» и «нет». Всё, на что нельзя этим ответить, я не могу раскрыть. Ты вмешался и изменил условия, согласованные между Миюки и мной, поэтому позволь мне таким образом изменить наши условия, Тацуя.

Она оказалась более упрямой, чем он думал.

Вряд ли можно было бы подумать, что такая лучезарная улыбка Лины принадлежит проигравшей, Тацуя мог лишь кивнуть.


(Продолжение следует)

Послесловие

Примечания

  1. Не забываем, что эти поезда и автобусы могут состоять из двух/четырех местных транспортных средств.
  2. Ксенофобия: действия против иностранцев.
  3. Коконоэ: 九重 первый иероглиф означает «девять».