ФЭНДОМ


Mahouka Koukou no Rettousei (Ранобэ, Том 3)
MKnR v03 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) 魔法科高校の劣等生(3)九校戦編<上>
Название (англ.) The Irregular at Magic High School 3 - Nine Schools Competition Chapter (I)
Название (рус.) Непутевый ученик в школе магии 3: Турнир Девяти Школ (Часть 1)

Номер 3
Автор Сато Цутому
Иллюстратор Исида Кана
Команда RuRa-team
Перевод Akdotu
Дата публикации 10 Ноября 2011
Количество страниц 438
ISBN ISBN 978-4048709989
Выпуски
Ссылки

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Стартовые иллюстрации

Глава 0

В настоящее время в стране при Национальном университете магии действуют девять старших школ.

Первая старшая школа находится в Канто (Токио). Вторая в Кинки (Хёго). Третья в Хокурику (Исикава). Четвертая в Токаи (Сидзуока). Пятая в Тохоку (Мияги). Шестая школа в Санин (Симанэ). Седьмая в Сикоку (Коти). Восьмая находится на Хоккайдо. И Девятая на Кюсю (Кумамото).

И лишь эти девять школ — магические. И не потому, что лишь они при Национальном университете магии, просто они единственные в стране, которые обучают магии по основному учебному плану.

По правде, правительство более чем стремится увеличить их число. Но не может, потому что не может обеспечить достаточное количество волшебников, готовых стать учителями.

Первая, Вторая и Третья старшие школы в год принимают по двести новых учеников. Остальные шесть могут принять по сто каждая.

В общей сложности 1200 учеников. Это предельное количество волшебников, которых можно выпустить за год. В стране рождается примерно столько же детей с приемлемым уровнем магии.

Но, вместе с тем, если предоставить более широкие возможности для получения образования, весьма вероятно, что обнаружится ещё больше детей с запоздалым многообещающим талантом к магии.

Но на самом деле даже на существование лишь этих девяти старших школ магии страна задействовала все человеческие ресурсы. Поэтому единственный способ пополнить нехватку — брать эти 1200 новичков каждый год и как можно лучше их обучить, поднять им уровень до максимума. При этом количество волшебников будет постепенно расти, и в будущем ожидается, что такое позитивное развитие со временем устранит нехватку учителей.

Одна из принятых для этого мер — разжечь стремления учеников на соревнованиях школьного уровня между девятью школами магии. Крупнейшее из них — летний Турнир девяти школ.

Это общенациональный магический турнир старших школ.

В нём каждый год встречаются выбранные ученики со всей страны, ставят на кон гордость и пишут истории разочарований и славы.

Там будет не только множество государственных чиновников и тех, кто интересуется магией, но и представители бизнеса и зарубежных компаний, ученых и искателей талантов. Это самая большая сцена для учеников старших школ магии.

И в этом году в скором времени будет поднят занавес этого знаменитого события.

Глава 1

2095 год, середина июля.

В Первой старшей школе при Национальном университете магии закончилась последняя неделя занятий, теперь ученики могли посвятить всю свою энергию подготовке к летнему Турниру девяти школ. Однако он, Тацуя Шиба, совершенно не вязался с этим школьным духом. Частично, потому что его логический характер пересиливал эмоции. Но, с другой стороны, сегодня он пришел в школу главным образом потому, что преподаватели вызвали его на встречу из-за его экзаменационных оценок.

— Тацуя.

— Лео... Почему все здесь?

Сбежав, наконец, с учительской, Тацуя обнаружил, что его ждут одноклассники — Сайдзё Леонхарт, Тиба Эрика и Шибата Мизуки.

Миюки, младшая сестра Тацуи, была частью школьного совета, члены которого сейчас находились в комнате школьного совета в разгаре подготовки к Турниру девяти школ, так что её там не было.

Будто чтобы её заменить, с ними были её одноклассницы: Мицуи Хонока и Китаяма Шизуку. На всех было взволнованное выражение.

Учительская располагалась на административном этаже, отделенном от этажей, на которых ученики обычно посещают занятия.

Однако это не значит, что ученики там не могли пройти.

Все, кто проходил мимо, и неважно, старшеклассники это были, или ученики того же года, останавливали взгляд на пятерку, окружившую Тацую.

Что было вполне понятно.

Они выделялись. Сильно.

И не только из-за сегодняшних обстоятельств, такое происходило постоянно.

Тацую приняли в дисциплинарный комитет даже несмотря на то, что он был учеником второго потока. На неделе вербовки своими многочисленными достижениями он доказал, что выбрали его не случайно, в итоге его слава распространилась по всей школе. Хотя то, что он в одиночку уничтожил террористическую организацию, не было придано огласке, его выдающихся успехов на неделе вербовки оказалось достаточно, чтобы привлечь довольно много внимания одноклассников и даже девушек из старших классов.

Эрика была общепризнанной красавицей.

Мизуки постоянно находилась возле Миюки и Эрики, поэтому в сравнении с ними казалась немного бледноватой. Тем не менее, старшеклассники весьма высоко оценивали её элегантную и утонченную красоту.

Лео обладал германской внешностью и превосходным телосложением, поэтому, даже несмотря на постоянные высмеивания Эрикой (или лучше сказать «постоянные с ней споры»), снискал славу среди девушек как «человек, которого стоит отметить» (самому Лео нравились девушки «чисто японского стиля» — с черными волосами и глазами).

Что касается Хоноки и Шизуку, они обе были превосходными ученицами даже среди всего первого потока первого года. Их можно было легко назвать «умницами».

Если судить только по внешнему виду, среди всех Тацуя был самым обычным.

Хотели они этого или нет, но группа, которая превзошла в общении границы первого и второго потоков, понятно, особо привлекала внимание.

Однако, скорее всего потому, что среди этих представителей первого года не было члена школьного совета и знаменитой красавицы — Миюки, взглядов было значительно меньше, чем обычно.

Впрочем, как бы сильно они ни привлекали внимание, их это не волновало.

Например, этого человека:

— Это мы должны спросить, почему ты здесь?! Зачем тебя вызывали в учительскую?

Услышав вопрос Лео, Тацуя сразу же всё понял.

Похоже, друзья просто за него беспокоятся. На секунду Тацуя подумывал о том, чтобы придумать причину их отвлечь, но передумал — они заслужили честность.

— Учителя допросили меня о практической части экзамена.

Услышав его, Лео с недовольством косо посмотрел:

— ...«Допросили»? Звучит немного подозрительно. Так какие они задавали вопросы?

— Если коротко — они хотели знать, умышленно ли я завалил практический тест.

На ответ Тацуи первой возмущение выразила Эрика:

— Какого черта? Тацуя-кун, от этого ведь тебе нет никакой выгоды! Только глупцы могут такое спросить.

Слова Эрики не были ошибочными, так что в ответ Тацуя мог лишь криво улыбнуться. Если бы кто-то обманным путем увеличил оценку, была бы совсем другая история, но нет никакого смысла умышленно получать низкую оценку. Это подозрение выглядело смешно, как и предположила Эрика.

— Впрочем, я могу понять ход мыслей учителей.

— Как?

Тихие слова Шизуку озадачили Мизуки.

— Оценки Тацуи-куна слишком поразительны.

Тацуя не красовался ответом Хоноки, но чрезмерная скромность тоже может вызвать негативную реакцию. Не в состоянии решить, что сказать, Тацуя мог лишь снова криво улыбнуться.

В Первой школе заключительные магические экзамены состояли из теории, проверяемой тестом, и практики.

Но вот языки, математику, естественные науки, социологию и другие не магические предметы, напротив, оценивали ежедневными домашними заданиями. Учебное заведение стремилось к высокому качеству обучения волшебников, так что с точки зрения школы иметь ученика, который уделяет слишком много внимания предметам вне магии, излишне (Тацуя и компания проводили различие между волшебниками и ремесленниками магии лишь потому, что обучение естественно разветвлялось в двух направлениях; как правило, общество клало ремесленников магии в ту же категорию, что и волшебников, но не называло «ремесленниками магии» исследователей магии, которые не могут пользоваться магией).

Что касается теории магии, обязательные предметы включали основы обучения магии и теорию магии на тесте; два дополнительных предмета можно было выбрать из магической геометрии, магических языков, магической ботаники и магической архитектуры; также один нужно было выбрать из истории магии или теории магических систем, — в общей сложности пять предметов.

Практические навыки магии оценивались через способность вызова (скорость конструирования магии), допуск магии (масштаб последовательности магии), способность вмешательства (силу перезаписи Эйдоса), а также через совместную магическую силу от кульминации всех трех, в итоге было четыре оценки.

Имя и рейтинг учеников с превосходными оценками публиковали на сайте школы.

Для учеников первого года итоги экзаменов уже объявили.

Самые высокие места совместно по теории магии и практике оказались полностью ожидаемыми.

Первое место: Шиба Миюки.

Второе место: Мицуи Хонока.

Третье место: Китаяма Шизуку, лишь на несколько балов позади.

Все три первых места принадлежали классу А, и только на четвертом был ученик по имени «Томицука» из класса B. Кроме того, из знакомых имен Морисаки занял девятое место. Все первые двадцать мест были за учениками первого потока.

Если взглянуть на результаты практических навыков, итог будет тот же. Хотя места учеников немного изменились, первые двадцать мест по-прежнему были за учениками первого потока.

Собственно говоря, на первом месте была Миюки, на втором — Шизуку, третьем — Морисаки, на четвертом — Хонока. Общая оценка показала, что класс А доминировал в практической части экзаменов до такой степени, что это вызвало у учителей значительную головную боль (распределение оценок по классам должно было быть равномерным от A до D, и такие показатели явно свидетельствовали о том, что класс А усвоил материал первого семестра гораздо лучше остальных).

Однако если смотреть только на теорию магии, появится совершенно иная и поразительная картина.

Первое место: Класс Е, Шиба Тацуя.

Второе место: Класс А, Шиба Миюки.

Третье место: Класс Е, Йошида Микихико.

Хонока была на четвертом, Шизуку на десятом, Мизуки на семнадцатом, Эрика на двадцатом, в то время как Лео и Морисаки не попали в рейтинг.

Если разделить учеников первого и второго потоков, разница в практических навыках будет играть большую роль. Однако по общему мнению ученики с плохими практическими навыками должны также плохо схватывать и теорию. Потому что из-за всех сложностей теорию понять непросто, не испытав её собственноручно на практике.

Но, несмотря на это, двое из первой тройки были из второго потока.

Это само по себе — небывалая ситуация, однако достижение Тацуи было ещё невероятнее. Его средняя оценка в теоретической части экзаменов (не общая) легко превысила второе место на десятки балов и оставила его единственным, бесспорным владельцем первого места.

— Даже если теория и практика — две разные вещи, всё равно должен быть предел.

— Но я не верю, что Тацуя-кун подделал оценку, — Мизуки недовольным тоном возразила Шизуке после того, как та объективно высказала своё мнение.

— Конечно, Шизуку это знает.

— Но учителя не похожи на нас, поскольку мы знаем, кем является Тацуя-кун.

Хонока и Эрика хотели смягчить настроение разговора.

— Верно, они знают нас лишь по другую сторону экрана терминала...

Как Лео и сказал, это был главный недостаток современного образования. Но даже если современные учителя лично придут в класс, как учителя прошлого века, нет гарантии, что они полностью поймут учеников.

Для решения этой проблемы школа создала Ящики для выражения мнений, чтобы заменить систему консультаций прошлого века.

— ...А если спросить Харуку-тян?

Консультанты решали проблемы, когда ученики не удовлетворены школой или другими происшествиями на её территории. И каким бы подходящим обращение «Харука-тян» ни было, само по себе предложение было достойным; но Тацуя резко покачал головой:

— С Оно-сэнсэй я говорил вчера. По правде, это она сообщила мне обо всех основных вопросах, которые сегодня задавали.

— Какая ненадежная учительница.

— Не говори так. Впрочем, новые консультанты не обладают большим авторитетом, — на этот раз настала очередь Тацуи мягко улыбнуться и успокоить раздраженную Эрику.

— ...Тацуя-кун, ты ещё более жесток, чем я, да?

Как и догадалась Эрика, слова Тацуи были значительно более конфронтационными.

— Э? — Лео издал странный звук в ответ на реплику Эрики.

— ...Что? — Эрика покосилась на него и спросила.

— Эта девушка на самом деле может сказать что-то серьезное, — тихо пробормотал он себе под нос, широко раскрыв глаза.

— Молчать! — Эрика ударила его скрученным блокнотом.

Собственно говоря, даже в эпоху, когда цифровые технологии так привычны, блокноты по-прежнему широко распространены. Особенно в магических школах, ведь во время обучения магическим языкам написание текста — само по себе важное действие. Поскольку учителя на магической геометрии в основном использовали рисунки и диаграммы, для записи рисунков пользоваться блокнотом намного проще, чем терминалом, так что ученики старших школ магии пользовались блокнотами чаще, чем ученики нормальных школ. Тем не менее, точная причина, по которой Эрика носила с собой блокнот, осталась загадкой.

— Оу... — Лео не смог уклониться от удара блокнотом и присел, схватившись от боли за голову. Не похоже, что он просто стоял, ждал удара и не пытался сопротивляться, но сейчас скорость удара Эрики значительно превышала скорость уклонения Лео, так что в тех обстоятельствах, когда он всякий раз сам решал вмешаться, он сам и получал удар.

— ...Ты, поклонница насилия, моя голова не барабан! — Лео выразил серьезный протест, который Эрика полностью пропустила мимо ушей.

Наверное, потому что последние три месяца эта сцена повторялась бесчисленное множество раз, Мизуки лишь беспомощно улыбнулась и на этом остановилась, не паникуя, как вначале. Также она улыбнулась, чтобы вернуться к первоначальной теме разговора, избегая любой возможности продолжения конфликта.

— Тацуя-кун, ты объяснил учителям их недопонимание?

— Ну да, в некотором роде.

— В некотором роде?

На краткий вопрос Мизуки, Тацуя с неохотой сообщил дополнительные детали:

— Учителя поняли, что я не намеренно занизил баллы, но они всё равно советовали мне перевестись.

— Перевестись?

— Почему? Зачем?

Мизуки и Хонока выкрикнули, у всех полностью побледнели лица.

— Среди девяти школ, Четвертая знаменита своей специализацией в исследовании магии, так что учителя предложили мне перевестись туда. Конечно, я отказался.

Двое вздохнули с облегчением, тогда как двое других оказались в ярости.

Первыми двумя были Мизуки и Хонока, вторыми — Лео и Эрика.

У последней же участницы разговора было нечитаемое бесстрастное лицо.

— ...Так если кто-то не превосходен в практике, то он должен присоединиться к школе, которая не акцентирует внимание на практических навыках, но это ведь перечит самой школе?! Я ещё могу понять, если кто-то с плохими оценками не может держаться на уровне класса, но к Тацуе это очевидно не относится.

— Скорее всего, он просто бельмо на глазу. Наверное, Тацуя-кун о магии знает больше, чем сами учителя.

— Расслабьтесь, вы двое, — если всё так оставить, то Лео и Эрика будут лишь подпитывать ярость друг друга, поэтому Тацуя решил умерить их пыл, — как и сказал Лео, даже едва проходящий — проходит, так что нет причин для перевода. Вполне возможно, что учителя просто учитывали мои интересы. Впрочем, даже если и так, в них не было сочувствия, они хотели лишь защитить себя.

Мягкий тон Тацуи не скрывал его кислую оценку, вследствие чего Лео и Эрика успокоились. Именно к такому охлаждающему эффекту он и стремился, и хотя метод можно было назвать подлым, но, увы, итог оказался не самым идеальным.

— По-моему, мнение учителей не было ошибочным, — пока все не были уверенны, что сказать дальше, Шизуку заговорила в необычной манере, которая и не поддерживала, и не критиковала. Судя по тому, как её слова расслабили напряжение, вызванное насмешливыми словами Тацуи, общее воздействие, вероятно, можно отнести к поддержке. — Четвертая школа не насмехается над практическими навыками, но по сравнению с боевой магией, используемой на Турнире девяти школ, их больше интересует дальнейшее усложнение техник, более комплексные и лучшие методы.

— Неужели? Шизуку-тян, ты довольно много об этом знаешь.

— Просто в Четвертой школе учится мой двоюродный брат.

Услышав, как Шизуку ответила на вопрос Мизуки, Хонока и остальные кивнули и сказали: «Так вот оно что». Информация от ученика Четвертой школы должна быть надежным источником.

Согласившись с её словами, они так же выразили своё значительное недоверие к учителю, который вызвал Тацую.

Однако они не сосредоточили внимание на незнакомце (учителе), которого сейчас не было рядом.

— Кстати, ведь уже почти время для Турнира девяти школ?

Скорее всего, Лео вспомнил сказанное ранее Шизукой, на что Тацуя кивнул и ответил:

— Миюки уже жаловалась. Для Турнира нужно учесть очень многое, включая автомобили, инструменты и форму.

— Миюки-тян ведь тоже будет участвовать? Твои слова звучат жестоко, — Мизуки не была слишком вежливой, но она честно беспокоилась за Миюки.

— Тем не менее, Миюки должна суметь пройти через соревнования новичков, поэтому подготовительная работа должна быть более интенсивной, — слова Эрики наполовину поддержали и наполовину опровергли предыдущее утверждение.

— Не будь слишком самонадеянной. В Третью школу в этом году поступил потомок семьи Итидзё, — возражение Шизуку попало немного мимо цели. Официальные соревнования и соревнования новичков на Турнире девяти школ были разделены по половому признаку, поэтому Миюки ну никак не могла соревноваться против молодого мастера из семьи Итидзё.

Тем не менее, никто ей намеренно не возразил.

— Правда?..

— Говоришь, Итидзё? Итидзё из Десяти Главных Кланов?

От того, как Эрика и Лео искренне удивились, было видно, что они впервые узнали о ком-то их возраста, пришедшем из Десяти Главных Кланов. Мизуки не выглядела слишком изумленной, наверное, она что-то знала о «потомке семьи Итидзё».

— Он может стать трудным противником. Кстати, Шизуку, ты и впрямь много знаешь.

— Шизуку яростный фанат «Кода монолита» — она каждый год смотрит Турнир девяти школ, верно, Шизуку? — Хонока, знавшая Шизуку также хорошо, как и себя, ответила на вопрос Эрики.

— ...Хм, да, — слегка смущенно кивнула обычно не выражающая никаких эмоций Шизуку, когда услышала, как за неё ответила Хонока. Хонока была обязана Тацуе, так что вполне понятно, что она им интересуется. Однако Шизуку была другой; она знала Тацую лишь из-за того, что лучшая подруга, Хонока, им заинтересовалась, а также из-за того, что он был старшим братом Миюки. Изначально Шизуку говорила лишь со стороны, но постепенно уменьшила настороженность и начала выражать себя открыто.

— Сейчас, когда вы об этом упомянули, кроме внутренних японских соревнований и международных соревнований университетов, «Код монолита» можно увидеть лишь на Турнире девяти школ.

Стоя прямо по диагонали от смущенной Шизуку, Тацуя кивнул в ответ на слова Хоноки; его выражение говорило, что он понял, что та хотела сказать.

Турнир девяти школ проводится между школами при магических университетах. Другими словами, это был внутренний турнир, который открыли для всеобщего обозрения.

И Турнир девяти школ стал одним из нескольких этапов, выставляющих магические соревнования развлечениями.

Каждый год в общей сложности 1200 учеников зачислялись в девять школ магии.

Для сравнения, каждый год было от 1200 до 1500 молодых парней и девушек в возрасте пятнадцать лет, которые обладали достаточным талантом в магии, чтобы быть принятыми.

Другими словами, если молодые люди, в которых проявился талант к магии, захотят стать волшебниками или ремесленниками магии, почти каждый из них поступит в одну из девяти школ магии.

Так что магические соревнования уровня старшей школы, кроме кэндзюцу, боевых искусств и некоторых других были полностью монополизированы девятью школами магии.

Турнир девяти школ стал одним из немногих крупных событий, пропагандирующих магические соревнования среди общества, чтобы оно их поняло и начало инвестировать деньги, а также в дальнейшем признало магию.

— Похоже, в этом году нашим сильнейшим противником будет Третья школа, да?

— Наверное.

Зная, что в этом Шизуку хорошо разбирается, Эрика прямо спросила её мнение. В ответ Шизуку просто радостно кивнула.

— И в этом году ты не зритель, а одна из участниц, верно?

Среди своего года по практическим навыкам Шизуку была на втором месте, так что даже если официальный список всё ещё не опубликовали, Шизуку, как и Миюки, гарантированно выберут.

— Да... — тихо кивнула Шизуку, когда услышала вопрос Мизуки, её лицо засветилось от мотивации.


◊ ◊ ◊

Как только закончились экзамены, Тацуя каждый день после полудня проводил в штаб-квартире дисциплинарного комитета.

Сразу же после летних каникул будут проводиться выборы Президента школьного совета.

После того, как будет выбран новый Президент, будет выбран и новый дисциплинарный комитет, вместе с соответствующим новым Главой.

По традиции... или, скорее, по вредной привычке, между главами комитета никогда не было плавного перехода. Чаще всего неорганизованные записи деятельности комитета и текущих его членов бросали в управление новому Главе.

Тем не менее, когда Мари заняла пост Главы во время своего первого года, с передачей полномочий следующему году не было проблем. Однако ученики второго года в её дисциплинарном комитете не имели достаточно опыта, так что Мари желала минимизировать путаницу при передаче власти между Главами.

...Что до всех документов, необходимых для передачи полномочий, Мари бросила эту ответственность на Тацую.

— Я начинаю считать себя слишком добрым...

— Разве быть добрым — плохо? Я нахожу твой двойственный характер весьма интересным.

— ...

Эти слова настолько подходили, что Тацуя не смог ничем ответить.

— Однако на этот раз я очень признательна твоей хорошей стороне, без твоей помощи мы бы лишь повторили прошлые катастрофы.

Этим Мари хотела его утешить — наверное, она чувствовала себя немного виноватой, видя, как Тацуя тихо и кропотливо работает.

Однако у Тацуи не было раздвоения личности, и он не просто помогал организовывать материал. Он был единственным, кто его организовывал.

Её слова вообще не достигли никакого утешительного эффекта.

— И всё же, не слишком ли рано ты начала подготовку к передаче полномочий? — задал острый вопрос Тацуя, не отрывая рук от работы.

Все документы он подготовит за неделю.

Если дальше не нужно будет вводить дополнительные данные, то это создаст запас в два месяца.

К тому же нет гарантии, что за это время не произойдут крупные события или происшествия.

Это не тот материал, который следует создавать как можно быстрее.

— Как только мы начнем подготовку к Турниру девяти школ, у нас не будет времени, чтобы закончить документы. Нам ещё нужно сделать горы работы, от утверждения списка участников, тренировок, настройки оборудования, сбора и анализа данных, до разработки стратегий.

Всё это не имело ничего общего с Тацуей.

— ...Когда будет проходить Турнир девяти школ?

Но если на этом он закончит разговор, ему станет неловко, поэтому Тацуя задал простой вопрос и направил всё внимание обратно на организацию данных.

— Десять дней, с третьего до двенадцатого августа.

— Довольно долго.

— Хм? Ты никогда не видел Турнир?

— Нет, на летних каникулах я всегда был занят разными поручениями.

Ответ Тацуи ошеломил Мари:

— Но Маюми говорила, что твоя младшая сестра смотрит Турнир каждый год с таким усердием, что помнит, на каких соревнованиях мы участвовали...

Тацуя чуть не расхохотался:

— Мы не приклеены друг к другу 365 дней в году... Иногда мы двигаемся отдельно.

— Э?.. Ах да, верно. Просто когда мы видим вас обоих, нам кажется, что вы всегда вместе.

— Кстати, в школе мы обычно занимаемся своими собственными делами, — объективно указал Тацуя.

Хотя выражение Мари говорило, что она его не поняла, но, тем не менее, она с ним согласилась.

— Так вот в чем дело, не удивительно, что ты совершенно потерялся, когда я заговорила о подготовке к Турниру девяти школ.

— Да, если честно, я даже не знаю, какие будут соревнования. Я знаю лишь о «Коде монолита» и «Иллюзорных звездах».

Хотя он и разрывался между разговором и созданием файлов данных, это лишь повышало его квалификацию. И для Мари, которая сейчас бездельничала (точнее, она ничего не хотела делать), это был хороший способ скоротать время, так что Тацуя говорил больше, чем обычно.

— Просто эти два самые знаменитые... — Мари склонила голову, будто не зная с чего начать. Затем поднесла кулак ко рту, будто собиралась кашлянуть (но на самом деле не кашлянула), — Турнир девяти школ делает акцент на соревнованиях в спортивной магии, которые требуют больше магической силы.

— Это я знаю, — ответил Тацуя, не отрывая рук от работы.

— В прошлом каждый Турнир они меняли виды соревнований, но в последние годы можно наблюдать одни и те же: «Код монолита», «Иллюзорные звезды», «Разрушение ледяных столпов», «Скоростную стрельбу», «Отражение множества мячей» и «Боевой сёрфинг» — всего шесть соревнований. Кэндзюцу, Китайское магическое боевое искусство и остальные соревнования, связанные с боем, а также спортивные соревнования вроде гимнастики или баскетбола проводятся на других турнирах.

— Но «Отражение множества мячей» и «Боевой сёрфинг» сильно зависят от физических способностей?

— Да. Волшебники всего лишь люди, так что нет оснований недооценивать физические возможности. Даже в дуэли между волшебниками были случаи, когда побеждал человек с превосходящей физической силой. Я уверена, на этом нет нужды подробно останавливаться.

— Верно, — Тацуя это очень хорошо понимал, поэтому и впрямь искренне согласился с Мари.

— Из шести соревнований командное лишь «Код монолита», все остальные — индивидуальные.

— Разве обычно на соревновании «Отражение множества мячей» участвуют не парами?

— Здесь Турнир девяти школ становится злым. Для того чтобы подчеркнуть важность магической силы, это соревнование придерживается правила индивидуального выступления. У меня есть буклет, в нём кратко изложены правила, хочешь взглянуть?

— Конечно, посмотрю позже, — Тацуя перестал печатать текст и принял от Мари небольшой буклет. — Хм, печатная копия. Как необычно.

— Всё, что связано с Турниром, не должно удивлять. Виртуальные терминалы могут навредить ещё не сформировавшимся магическим силам волшебника. Но, исключая волшебников, реальными терминальными устройствами пользуется очень мало людей, да и число волшебников, использующих виртуальные терминалы, тоже увеличилось.

— Понятно, вот, значит, почему на Турнире используются печатные копии вместо терминалов.

— Э? Тацуя-кун, неужели ты предпочитаешь пользоваться виртуальными терминалами?

Наверное, она услышала в словах Тацуи элементы критики.

С её обычной дерзкой манерой и забавной склонности к «плохой организации» можно было легко забыть о её проницательности.

Тацуя принял это во внимание и (не прекращая печатать) выбрал слова более осмотрительно:

— Есть мнение, что виртуальные терминалы негативно влияют на волшебников, не достигших зрелости. Особенно на учеников в возрасте до двадцати, которые всё ещё развивают свою силу. Я думаю, они должны избегать использования виртуальных терминалов. Но я не считаю, что найдутся причины, чтобы запрещать использовать виртуальные терминалы взрослым, чья магическая сила полностью развита.

— ...Можно посмотреть на это по-другому. Заставлять взрослых отказаться от эффективности использования виртуальных моделей просто потому, что они вредят детям, кажется, немного надуманным.

В разговоре ненадолго настало затишье. Тацуя был занят проверкой только что напечатанной на экране информации, поэтому не мог увидеть текущее выражение Мари, но догадывался, что она обдумывает его слова.

Неважно, как смешно она обычно действовала, она не могла скрыть своё внутреннее чувство справедливости.

Почему-то это заставило Тацую немного улыбнуться.

— ...Мы отошли от темы, — прежде чем вернуть разговор обратно к Турниру девяти школ, Мари, похоже, пришла к своему собственному выводу. — Турнир разделен на официальный дивизион и дивизион новичков, в каждом участвуют по десять парней и девушек, что в общей сложности сорок человек. В дивизионе новичков могут участвовать лишь ученики первого года, тогда как для официального дивизиона нет ограничений. Тем не менее, каждый участник может выступить лишь в двух соревнованиях, поэтому в официальном дивизионе ученики первого года никогда не соревновались. Даже если этого и нет в правилах, ученики первого года просто не могут выстоять против огневой мощи учеников второго или третьего года. До прошлого года дивизион новичков не был разделен по половому признаку, но, начиная с этого года, официальный дивизион и дивизион новичков будут разделены. Также до прошлого года ученицы первого года не принимали участие в двух соревнованиях, но в этом году такое, скорее всего, будет неизбежно.

Мари беспокоилась за Миюки, вот и сказала это, что было совершенно очевидно, даже если она и не произнесла её имя.

Непрерывное участие в магических соревнованиях очень сильно напрягает женское тело. Даже если Миюки прошла жуткие тренировки, по меркам обычного человека, её телосложение от природы было более слабым. Вероятно, будет лучше, если он предоставит столько помощи, сколько сможет, думал Тацуя.

— Из шести соревнований четыре для обоих полов. Однако в «Коде монолита» участвуют только парни, а в «Иллюзорные звезды» только девушки... Поскольку настоящий бой гарантирован лишь в «Коде монолита», не удивительно, что оно лишь для парней.

Хоть Мари сказала это, её выражение лица ясно показывало несогласие.

По информации, которую Тацуя собрал в дисциплинарном комитете, Мари специализировалась на противопехотной магии, поэтому она, должно быть, возмущена тем, что не может принять участие в этом соревновании.

— Наибольшее количество участников на соревнование — три с каждой школы, парни и девушки считаются раздельно. Так что, включая официальный дивизион и дивизион новичков, пять парней и девушек должны выбрать два из пяти соревнований, тогда как остальные пять будут участвовать лишь в одном. А что до того, кто где участвует: что ж, нужно решить, должны ли квалифицированные участники сосредоточиться на победе в одном соревновании, или максимизировать выгоду от участия в двух соревнованиях; затем ещё и учесть, где будут участвовать асы противников, и против кого они будут соревноваться... Основа Турнира — командная работа, поэтому все эти тонкости очень важны.

— Конечно.

— Кроме самих участников на Турнире девяти школ разрешено взять четыре тактических советника, но не все школы пользуются этим преимуществом. Наша школа каждый год берет наибольшее количество человек, но например Третья во время соревнований отказывается от поддержки тактиков, полагаясь в выборе тактики на самих участников.

— Однако по иронии судьбы они наши сильнейшие противники.

— Мы лишь дважды проиграли им, один раз три года назад, другой — семь лет назад. Десять лет назад Турнир перешел на летний формат. С того времени он проводился девять раз. Наша школа была победителем пять раз, Третья дважды, Вторая с Девятой по одному разу.

— Так в этом году наша цель — третья победа к ряду?

— Верно. Дня нас, учеников третьего года, взятие первенства — истинная победа.

В настоящее время ученики третьего года Первой школы были известны как «сильнейшие эпохи».

Саэгуса Маюми, Дзюмондзи Катсуто, Ватанабэ Мари.

Двое из них прямо связаны с Десятью Главными Кланами, а третья обладает таким же талантом.

Само то, что все трое оказались на одном году в одной и той же школе — невероятное совпадение. Вдобавок ко всему, в школе также было несколько учеников, которых можно отнести к Рангу А старшей школы (они не могли получить лицензии в связи с недостатком опыта, но их чистых способностей было достаточно, чтобы классифицировать их по международным стандартам).

Ещё до того, как был объявлен официальный список участников Турнира девяти школ, Первую школу уже видели основным претендентом на победу в Турнире.

Некоторые люди, нелегальные игроки, ставили на Турнир девяти школ, но никто не принимал ставки на Первую школу — столь сильна была их группа.

— Я слышал, если всё пойдет согласно плану, то победа нашей школы неизбежна?

— Наверное. Участники проблем не вызывают. Даже с учетом дивизиона новичков, пока не будет больших неудач, мы должны выиграть по очкам официального дивизиона. Если настоящие проблемы и есть, то я бы сказала, что это инженеры.

— Инженеры? Люди, ответственные за обслуживание CAD?

— Именно, хотя на Турнире девяти школ их официально называют Техниками. Используемые CAD должны лучше всего поддаваться переделке, так что разрешены лишь те модели, которые соответствуют определенным критериям. Но эти критерии ограничиваются аппаратным обеспечением, а в программном плане ограничений нет. Идеальная синхронизация CAD с участником — насколько его производительность сможет выявить максимальный потенциал участника, для победы это может стать решающим.

То, как быстро инициализируется последовательность активации, полностью зависит от аппаратного обеспечения CAD, но вот эффективность последовательности магии сильно зависит от конструкции программного обеспечения. Поскольку на спортивных соревнованиях одна секунда может означать разницу между победой и поражением, правильно разработанная программа жизненно необходима.

Это ни в коем случае не значит, что чем сложнее конструкция, чем больше процессов используется, тем лучше становится программа. Программа, которая потребует вычислений больше, чем сможет предоставить CAD, нанесет больше вреда, чем пользы, мешая самому аппаратному обеспечению.

Поскольку в аппаратном обеспечении установлен предел, то выбор и распределение программного обеспечения становится ещё более важным.

Тацуя знал, что при таких условиях навыки инженера могут резко изменить итоги соревнования.

— Участников-то хороших на третьем году полно, но вот талантливых инженеров нам недостает. Маюми и Дзюмондзи могут сами поддерживать свои CAD, поэтому у них не возникнет проблем, но...

— ...

Другими словами, Мари в этом не преуспела.

Тацуя правильно понял её расплывчатые слова, но именно из-за того, что понял, решил ничего не говорить.

Он позволил своему вниманию уйти от легкой беседы с Мари и снова сосредоточился на файлах данных.


◊ ◊ ◊

Улучшение централизованного контроля общественного транспорта привело к полному пересмотру системы трамвайного транспорта — в пределах города электрический транспорт, «Кабинки», стал основным общественным транспортом. Для обеспечения безопасности, легкого доступа и возможности справлятся с большим потоком пассажиров, Кабинки на колеях стали полностью контролироваться центральной комнатой управления.

Но, с другой стороны, улучшение общественной транспортной системы шло не по плану. Программа связи всех магистралей уже была введена в систему, но большинство нормальных дорог и скоростных магистралей в пределах города по-прежнему контролировались городом и не достигли национального уровня.

По сравнению с этим, ИИ для помощи водителю значительно улучшился.

Пока их нелегально не модифицируют, современные автомобили не смогут вызвать аварию, даже если попытаются (машина Катсуто смогла вторгнуться в штаб квартиру Бланш лишь потому, что была военной моделью).

Такая же система ИИ была и в экспортируемых в другие страны автомобилях, что позволило малым странам тоже получить выгоду, даже не имея возможности самостоятельно разработать такую систему, что, в свою очередь, ещё больше снизило количество аварий. Во всем мире индивидуальная система контроля уступила центральной.

Однако за это нужно было платить. Новые водители — проще говоря, плохие водители — не подвергались риску вызвать аварию, но могли легко стать причиной пробок. Например, если автомобиль вдруг остановится, сзади в него никто не врежется, но все ударят по тормозам, что вполне понятно. Вот для таких вот случаев и требовались водительские права (по крайне мере, с виду), даже если в них и не было насущной необходимости для обеспечения безопасности.


Тацуя ждал младшую сестру возле своего нового электрического мотоцикла.

В начале апреля Тацуя получил права и купил мотоцикл. Хотя покупка была чисто в практических целях, нежели для удовольствия ездой, за два месяца мотоцикл уже наездил значительный пробег. Тем не менее, Тацуя каждый день его обслуживал, поэтому даже сейчас он был в отличном состоянии.

— Онии-сама, извини, что заставила ждать.

Услышав голос, Тацуя перевел взгляд на стройное тело сестры, которое осветили фары.

Миюки завязала длинные волосы в пучок и надела такой же костюм для езды, как на Тацуе. Костюм подчеркивал её формы, намекая на полноту женского шарма.

Когда Тацуя надел шлем ей на голову, она плавно подняла подбородок. Казалось бы, совершенно естественное движение, но оно заставило Тацую криво улыбнуться; он всё же застегнул для неё ремешок на подбородке.

Миюки сжала шею, будто от щекотки, на что Тацуя улыбнулся и надел свой собственный шлем перед тем, как сесть на мотоцикл. Затем натянул защитные очки и показал жестом, чтобы Миюки держалась крепче.

Тацуя убедился, что Миюки держится за его талию и прижалась к спине, затем поправил очки и увеличил выход на устройстве непрерывного движения (эквивалент педали газа в автомобилях).

Электрический мотоцикл скрылся под ночным небом.


◊ ◊ ◊

Они ехали в храм Якумо.

Однако этой ночью тренироваться будет не Тацуя, а Миюки.

Миюки уже выбрали участницей Турнира девяти школ, поэтому была необходима дополнительная подготовка.

Соревнования Турнира сильно подчеркивали необходимость таланта в магии, но и физические характеристики полностью игнорировать не могли. На «Боевом сёрфинге» участники с быстрейшими рефлексами и лучшим чувством равновесия имели преимущество, а «Отражение множества мячей» требовало оптимального баланса между тактикой и выносливостью.

«Разрушение ледяных столпов» было почти специально создано, чтобы показать весь талант Миюки, которая превосходно владела магией Скорости и Замораживания. Не то что в дивизионе новичков — она, скорее всего, смогла бы выиграть даже в официальном дивизионе.

Однако с разделением индивидуальных соревнований по половому признаку их количество возросло, поэтому Миюки также будет принимать участие и в «Иллюзорных звездах», где должна будет «битой разбивать плавающие по воздуху звезды из света».

Миюки получила боевую подготовку от Якумо наравне с Тацуей, поэтому, несмотря на хрупкую фигуру, её физическое состояние было превосходным. Однако в последнее время у неё не было возможностей тренироваться, поэтому эта тренировка была предосторожностью перед Турниром.

Тацуя выключил двигатель у входа, затем затолкал мотоцикл в храм. Оставив его в гараже храма, они пошли поприветствовать Якумо.

В этот час Якумо должен проводить со своими учениками ночную тренировку.

Как они и ожидали, подойдя к темному додзё, они обнаружили различные скрытые присутствия, а также редкие шаги, которые не могли быть полностью приглушены, и звуки тел, ударяющихся об пол.

Тацуя медленно раздвинул старинные двери, чтобы не отвлекать учеников от тренировки.

Хотя дверь открылась без единого звука, всё равно к ним полетел кунай, который Тацуя отразил защищенным от лезвий и пуленепробиваемым жакетом, после чего вытащил шарик, скрытый до этого в костюме для езды, и кинул его в ответ.

Однако «шарик» Тацуи (скрытое оружие, для кидания которого использовалась лишь сила пальцев, с той же системы, что и «пинбол») похоже, не попал по цели.

— Тацуя, похоже, ты не сильно улучшил метание шаров. Не думай, что для их метания достаточно лишь магии, ты должен больше практиковаться. Но ты правильно сделал, что отразил кунай, а не поймал его.

Его присутствие было невозможно обнаружить, был слышен лишь голос.

Тацуя не нацелился прямо вперед, откуда шел голос, но запустил второй шарик к самой правой стене.

— О-хо?

В дополнение к этому возгласу удивления от места, куда целился Тацуя, начала высвобождаться сила.

Тацуя быстро обхватил Миюки рукой и бросился назад.

Долей секунды позже с потолка вертикально вниз полоснула волна черного как смоль меча, и едва не задела его, пока он прикрывал сестру.

Тацуя одной ногой быстро шагнул вперед.

Совершенно черный боккен — деревянный меч для тренировки — был полностью отбит прямым ударом Тацуи.

Якумо отказался от идеи ударить во второй раз и опустил оружие.

— ...Сэнсэй, у вас интересный способ приветствия.

— ...Это должен говорить я. Разве в твоем броске не было намерения убийства?

Мастер и ученик посмотрели друг на друга в темноте, затем одновременно засмеялись злым смехом.

Уткнувшись в грудь Тацуи, Миюки покраснела. К счастью, в окружающей темноте это было трудно разглядеть — во всяком случае, так думала Миюки — но Тацуя уже это заметил в связи с тем, что был в контакте с её окоченевшим телом, а Якумо обнаружил через её неустойчивое дыхание.


◊ ◊ ◊

Где-то во дворе храма было место, освещенное факелами с четырех углов и обычно зарезервированное для церемоний хома (храм был под юрисдикцией Хисаниямы, но Тацуя и Миюки никогда не видели, как Якумо читает сутры или молится Будде). Место было слабо освещено синим светом, а в воздухе танцевали шары, которые светились тусклым красным светом.

Поскольку это был храм, невежественный прохожий мог принять эту сцену за присутствие духов, но, к счастью, вокруг никого не было.

Тонкая, длинная тень прошла через синий свет, и один шар света исчез в никуда.

Два шара, три шара, их исчезало всё больше и больше.

Эта завораживающая фигура преследовала плавающие шары с энергичным и неожиданным темпом, затем быстро рассекала их короткой палицей в руке.

После уничтожения тридцати шаров Тацуя подал знак Миюки, чтобы та сделала перерыв.

Внутри был лишь квадратный барьер с одиннадцатиметровыми сторонами, нарисованный негашеной известью — грубая сила, которая требовалось лишь на то, чтобы начертить четыре белые линии для формирования барьера, поражала — Тацуя принес Якумо, который как раз убрал свою магию, большую чашку чая.

Как правило, запыхавшемуся Якумо приносила чай Миюки, но сегодня этот долг взял на себя Тацуя.

Просто Миюки сейчас стояла по другую сторону белых линий и запыхалась точно так же, как и Якумо.

— Сэнсэй, спасибо. Не только за предоставление места, но также и за тренировку моей сестры.

Передав чай Якумо, Тацуя глубоко поклонился в знак признательности, на что Якумо великодушно кивнул:

— Есть колоссальная разница между атакой иллюзий и поражением настоящих целей. Миюки тоже одна из моих прекрасных учениц, поэтому я просто не мог отказаться.

Наверное, он уделил слишком много внимания слову «прекрасная», но Тацуя решил не обращать на это внимания до окончания Турнира девяти школ.

Магия иллюзий была той областью, где «ниндзюцу» превосходно до такой степени, что скорость, точность и движения иллюзий превзошли те, которые можно создать современной магией. В современной магии преимущество в скорости активации или количестве доступных заклинаний, но в рамках специфических параметров есть много областей, в которых современная магия не может сравниться с древней.

Тацуе были доступны лишь несколько заклинаний, он не мог использовать иллюзию Якумо «Блуждающие огоньки», чтобы заменить проекторы.

— Миюки, может, остановимся на этом?

Протянув напиток сестре, которая всё ещё тяжело дышала, Тацуя задал вопрос, но Миюки покачала головой и сделала глоток, чтобы промочить горло.

— Если сэнсэй в порядке, я хочу продолжить.

— Не возражаю, хотя, Тацуя, может, тоже попробуешь «Блуждающие огоньки»?

— Нет, я... пас.

Он примерно догадывался о причине ухмылки Якумо.

Тацую немного повеселила мысль испортить веселое настроение Якумо, но он решил воздержаться, поскольку тренировка Миюки имела больший приоритет.

— Вот как, эх, ладно, — Якумо по-настоящему опечалился, но недостаточно, чтобы скрыть свою озорную ухмылку.

Видя это, Тацуя убедился, что правильно сделал, отказав ему.

Якумо преобразил дьявольскую ухмылку в любезную, простую улыбку и повернулся к Миюки.

— Тогда давай начнем.

— Да, сэнсэй, — Миюки поклонилась, показывая, что готова продолжить.

Они уже давно передали свои чашки чая Тацуе.

Как только Миюки стала в центр квадрата, освещенного факелами, и Якумо почти начал вызывать иллюзии...

— Кто здесь?

На сцене появилось присутствие другого человека.

Выкрикнувшим оказался Тацуя.

Нет, на самом деле это был приказ показать себя.

Чтобы дополнить тренировку, Тацуя связал сенсорную способность с информационным измерением, что позволило ему быстро поймать в области ветер чужеродного элемента. И когда Тацуя крикнул по направлению к тихому участку темноты, присутствие другого человека внезапно материализовалось.

— А, Харука, — Якумо равнодушно поприветствовал это присутствие.

Это имя было знакомо Тацуе и Миюки.

Фигура, вошедшая в мерцающий свет, обладала значительно более взрослой аурой, чем Миюки.

Это был консультант Первой старшей школы при университете магии — Оно Харука.

Вероятно благодаря тому, что на ней был такой же черный костюм, как и на Миюки, её изгибы грудей и талии казались подчеркнутыми больше, чем обычно.

Когда Миюки проследила взгляд Тацуи, на её лице мелькнул след беспокойства. Но она так и не толкнула его локтем и быстро успокоилась, заметив холодный, стальной взгляд в его глазах.

Чтобы определить физические способности Харуки, Тацуя тщательно изучал её тело.

— Тацуя, не нужно быть таким настороженным, Харука тоже одна из моих учениц.

— Но вы и близко не были столь любезны в моих тренировках по сравнению с Шибой-куном, — Харука говорила немного с насмешкой, что раздражало, с её опасной внешностью, из-за которой она легко могла исчезнуть в темноте. — Я, конечно, знаю, что сэнсэй — совсем другая история, но, подумать только, меня обнаружил Шиба-кун, неужели моя техника настолько ухудшилась?

— Харука, лгать себе — плохая привычка. Если будешь слишком много лгать — потеряешь след своих собственных мыслей.

— Шиба-кун сказал мне то же самое.

— О, значит, я сказал что-то ненужное. Впрочем, давай забудем об этом. Харука, твоя маскировка почти идеальна, так что не нужно волноваться по этому поводу. Если и впрямь думаешь, что твои навыки ухудшились, тогда так и есть.

Харука показала поверхностную улыбку модели и приняла слова Якумо.

Она не должна так легко сдаваться, да и планировать сдаваться она тоже не должна.

По ухмылке Якумо было видно, что, вероятно, они так всегда друг с другом.

— Тацуя обнаружил твое присутствие не обычным способом. У него есть пара особых «глаз», которые отличаются от наших, так что если захочешь его обмануть, тебе нужно будет полностью стереть присутствие, а не пытаться его скрыть.

— Понятно... Приму к сведению.

— Теперь ваша очередь ответить на мой вопрос.

Они отыгрывали разговор между мастером и учеником, используя Тацую в качестве предмета обсуждения. Не в силах обуздать своё раздражение, Тацуя намеренно прервал их недовольным тоном.

— Хм... Несправедливо давать информацию лишь тебе, Харука. Ты ведь не против, да?

Чтобы создать вступление, Якумо намеренно сказал «Хм...», но по его текущему отношению было очевидно, что когда Тацуя их прервал, тот обдумывал, что сказать дальше. Из-за того, что Якумо повернул разговор к ней, Харука сразу же пожала плечами и ответила:

— Даже если я откажусь, вы, ребята, скорее всего, будете меня обсуждать, когда я уйду, верно?

По сути, Харука уже не пыталась что-либо скрывать.

— Раз Харука дала согласие, тогда продолжу... Она — следователь Общественной Безопасности, — объяснил очень просто Якумо, будто лишь одного этого было достаточно.

Тем не менее, Тацуя надеялся, что он продолжит.

— Хм? Ты не слишком-то удивился.

Однако в ответ Якумо поинтересовался самим Тацуей.

Похоже, он ожидал, что это поразит Тацую и Миюки.

Не только Тацуя, даже Миюки, и глазом не моргнув, приняла реальную личность Харуки, что значительно удивило Якумо, или, наверное, более уместно будет сказать, значительно разочаровало.

— У меня есть собственная информационная сеть, так что я уже знаю, что Оно-сэнсэй не из военных. Поэтому единственными возможными вариантами оставались, что она из Общественной Безопасности (Полицейского Департамента Общественной Безопасности), из Внутренних Дел (Правительственного Агентства по Надзору за Данными), или иностранный шпион.

Ответ Тацуи заставил Якумо нахмурить брови:

— «Информационная сеть», говоришь, а не «он» ли дал тебе информацию? Это точно нормально?.. Учитывая его положение, его могут с позором уволить за утечку конфиденциальной информации ученику старшей школы.

Тем не менее, совершенно спокойное выражение Якумо ясно показывало, что он этим не слишком обеспокоен.

— В плане положения, сэнсэй, вы почти такой же... Так Оно-сэнсэй — агент Общественной Безопасности под прикрытием консультанта для расследования антиправительственной деятельности Бланш на территории Первой школы, я правильно понял?

— Нет.

Этим вопросом Тацуя хотел подтвердить свою гипотезу о Харуке.

Но Харука дала ясный отрицательный ответ.

— Я и вправду агент Общественной Безопасности под прикрытием, но я не маскируюсь под консультанта. В хронологическом порядке мой текущий начальник подошел ко мне, когда я уже думала о карьере консультанта, и я стала специальным следователем Общественной Безопасности после того, как пришла в Первую школу. Два года назад я потратила один год под тренировками Якумо-сэнсэя, так что, Тацуя-кун, на самом деле ты мой сэмпай.

— Даже если вы учились лишь год, ваша способность маскировки весьма хороша.

— Это моя магическая специальность, даже если я не могу использовать любую другую магию. По этой же причине мой начальник высоко меня ценит.

— ...Понятно, значит вы волшебница с врожденным талантом?

— Я не люблю этот термин, — Харука надулась и отвернулась, будто молодая школьница в истерике, заставив Тацую рассмеяться.

Волшебники с врожденными талантами были также известны как пользователи врожденных способностей или специалисты врожденной магии. Их так называли, потому что они превосходно владеют особыми способностями, но из-за этой чрезвычайной специализации они не могут использовать магические техники на уровне остальных волшебников.

Как можно увидеть из злонамеренного ярлыка «сто один трюк пользователей врожденных способностей», у волшебников с врожденными способностями социальный статус ниже, чем у обычных волшебников, но обычным волшебникам практически невозможно сымитировать их уникальные навыки. Даже если кому-то это удастся, он будет не в состоянии воспроизвести тот же уровень качества, на который способны пользователи с врожденными способностями. Если должным образом согласовать их специальность, они часто будут превосходить «обобщенное могущество» волшебников.

— Лучше быть мастером одной способности, чем мастером на все руки. Впрочем, это уже ваше дело, Харука-сэнсэй, — сказав это, Тацуя осознал, что позиции ученика и консультанта поменялись местами. Но поскольку сейчас они были вне школы, и, конечно, в этот час не было занятий, это не должно стать проблемой.

Вероятно, заметив то же самое, Харука прекратила жаловаться, но по-прежнему была недовольна своим положением.

— Шиба-кун, сейчас особые обстоятельства, но моя личность тайного следователя остается строго засекреченной, поэтому, пожалуйста, никому об этом не говори.

Тацуя сразу же подумал, что в этом мало смысла.

Если она лишь агент Общественной Безопасности под прикрытием, Десять Главных Кланов в любом случае об этом знают.

Эрика, семья которой тесно связана с полицией, скорее всего уже знает.

Кроме того, Тацуя уже давно догадался, что Харука какой-то агент, просто не был уверен, к какой организации она принадлежит.

Вполне возможно, что лишь она одна верит, что её личность остается в тайне, но Тацуя ей этого не сказал.

Он просто ответил на просьбу таким образом:

— Понял, буду держать это в секрете. Хотя с моей стороны может показаться дерзким что-то просить взамен, но если будет не за горами подобное тому, что было в апреле, не могли бы вы сообщить мне подробности заранее?

— ...Замечательно. Давай закончим на этих взаимовыгодных отношениях.

Они пожали друг другу руки, каждый со своими собственными мыслями.


◊ ◊ ◊

Само собой разумеется, что старшие школы магии, кроме, собственно, магии, по-прежнему предоставляли полный курс обучения. Он включал уроки физкультуры, на которых проводили соревнования, чтобы зажечь пламя юношеского пыла до смешного уровня, эта сцена всё ещё не изменилась.

Сегодня классным мероприятием был футбол.

Запись в энциклопедии говорила следующее: этот спорт произошел от традиционного футбола, с аналогичными правилами, в нем игроки играли на поле, окруженном большими стенами с многочисленными крошечными отверстиями. Единственная заметная разница была в том, что игроки носили головные протекторы, и был запрещен контакт головой или руками (Кроме того, после 2080 года в спорте определился формат, где игроки «играли в прозрачном зале»).

Иногда игра проходила с участием магии, но обычно магия была запрещена, и сегодняшний день не был исключением.

В футбол играли легким, высокоэластичным мячом, который отскакивал от стен и потолка. Мяч отскакивал влево и вправо с невероятной скоростью, больше похожей на шарик настольного тенниса, игроки гнались за ним, чтобы забить в противоположные ворота. Этот спорт требовал невероятной ловкости и значительной силы. Да и весьма активный спорт был популярным «развлечением».

Ученицы первого года класса Е и F сейчас отдыхали и, закрывая глаза на собственное расписание, были заняты поддержкой парней.

— Двигайся, двигайся, с дороги!

Лео бежал к никем не прикрытому мячу.

Футбольный мяч был высокоподвижным, так что его было чрезвычайно трудно вести, поэтому и вели его редко. Как правило, пять игроков команды играли пасами от стен или потолка, поэтому победу и поражение решало то, как быстро игроки возвращали себе мяч.

— Тацуя! — пройдя всё поле, Лео выстрелил пас в центр поля Тацуе.

Попытайся он поймать мяч грудью или животом, его сбило бы на пол, так что Тацуя отбил мяч ногой прямо вверх, позволяя ему отбиться от потолка и частично потерять силу, затем упасть прямо под ноги.

Приняв пас с эффективностью машины, Тацуя послал мяч прямиком к стене, чтобы рикошетом его отпасовать.

Прямо под осью рикошета стоял другой стройный парень. Хотя нет, не стройный, просто хорошо сложенный. Он легко, одним движением, принял высокоскоростной пасс Тацуи.

И сразу же забил гол во вражеские ворота.

Под крики поддержки наблюдающих учениц электрический звон просигнализировал о забитом голе.

— Тот парень неплох, — Лео, стоя возле Тацуи, прямо хвалил того молодого человека.

— Да, он точно предсказал траекторию мяча, его внешность противоречит его ловкости.

Тацуя был едва удивлен физическими способностями парня, который превзошел его ожидания. Они уже три месяца были в одном классе, поэтому сегодня они не первый раз были вместе на уроках физкультуры. Прежде Тацуя думал, что на определенном уровне знает его способности, и соответствующим образом скорректировал предыдущий пасс, но действия этого парня, Йошиды Микихико, показали, что он больше, чем может показаться на первый взгляд.

В классе было всего 25 учеников, так что вполне понятно, что каждый знал друг друга по имени.

К тому же Тацуя знал больше, чем просто имя.

Йошида Микихико был из престижной семьи, известной своей древней магией — он был прямым наследником семьи Йошида.

Семья Йошида владела Внешней системной древней магией, под названием «магия Духов», и ещё ходили слухи, что они проходили свои традиционные методы тренировки. Так как они были традиционными, тяжкий труд, вероятно, был их центром. Если это так, то вполне понятно, что члены семьи обладают высокими физическими данными.

Тацую удивило то, что внешность Микихико никоим образом на это не намекала.

Специалисты, преуспевшие в сокрытии своей силы, всегда всплывают в самых неожиданных местах...

Думая об этом, Тацуя послал отпасованный мяч по спирали прямо к воротам врага.

С доминированием Тацуи и компании, их команда легко завоевала сокрушительную победу.

Тацуя вернулся назад на трибуны и сел вместе с Лео недалеко от Йошиды Микихико.

— Отличная работа.

К тому времени как Тацуя заговорил, его дыхание стало идеально ровным.

— Вы, ребята, тоже хороши.

Как и у Тацуи, дыхание Йошиды Микихико тоже было ровным.

Тацуя не формировал социальные связи с каждым одноклассником, вероятно, потому что у него был такой характер, так что он обычно не обращал внимания на остальных. Поэтому часть сверстников видели в нем холодного человека. Таким образом, лишь половина класса Е первого года была готова с ним говорить. Однако Микихико был ещё более крайний в своей отчужденности, и, включая себя, Тацуя никогда не видел, чтобы он говорил с одноклассниками. В день поступления он первым покинул классную комнату. Даже Лео, который общается в социальных кругах значительно свободнее Тацуи, к этому времени лишь кивнул Микихико, проходя мимо.

— Йошида, ты довольно хорош. Не пойми меня неправильно, просто я весьма удивлен.

Действия Микихико, похоже, напомнили Лео о чем-то, так что он попросил Тацую о том, чтобы возле него сесть (Тацуя поприветствовал Микихико первым, но Лео был тем, кто это предложил).

Добродушный тон Лео мог заставить некоторых людей думать, что он слишком фамильярен.

— Просто Микихико, — тем не менее, похоже, что Микихико приветствовал прямое отношение Лео, — я не люблю, когда люди обращаются ко мне по фамилии, так что просто зови меня по имени.

До этого он никогда не отвечал так дружески.

— Хорошо, тогда зови меня Лео.

Хотя число мероприятий, в которых участвовал весь класс, снизилось по сравнению с прошлым поколением, но всё же странно знакомиться друг с другом аж после трех месяцев школьной жизни.

В своей школьной жизни Микихико возвел высокую стену между собой и остальной частью класса.

Может быть, он просто возбудился после физических нагрузок, из-за которых был в более приподнятом настроении, но это определенно была отличная возможность.

— Могу я тоже звать тебя Микихико? Ты, конечно, можешь звать меня Тацуя.

— Хорошо, Тацуя, — Микихико ответил спокойно, но слегка смущенно, — на самом деле я уже давно хотел с тобой поговорить.

Впечатление — любопытная штука. Иногда первое впечатление не меняется, что бы ты ни делал, но в других случаях одного предложения достаточно, чтобы впечатление, которое было до этого, кардинально изменилось.

Для Тацуи впечатление о Микихико повернулось от «антисоциального» к «застенчивому».

— Какое совпадение, и я с тобой тоже.

Их приняли в школу на второй поток — замену, но они сумели взять первое и третье место в своём году. Даже если школа поощряла практические навыки, они никак не могли не интересоваться друг другом.

— ...Почему-то я чувствую себя лишним.

Дело в том, что даже без того, что Микихико их не очень хорошо знал, Лео не думал, что Тацуя заинтересуется одноклассником лишь из-за его оценок. Скорее всего Лео заметил, что между ними было что-то странное, поэтому почувствовал себя не лишним.

Однако следующим предложением Микихико это развеял:

— Лео, ты слишком много беспокоишься, с тобой я тоже хотел поговорить. — И не о чем-то настоящем, просто Микихико в душе был добрым человеком, что было видно по его утешительным словам. — Неважно как это выглядит, но любой, у кого хватит терпения иметь дело с Эрикой, и впрямь редкая находка, — теперь настала очередь Микихико эмоционально выразить себя.

— ...Я с трудом могу в это поверить.

Лицо Лео становилось всё больше и больше, когда он слышал, как Микихико говорит о Эрике, будто они пара, что заставило Тацую и Микихико засмеяться. Однако у Тацуи было несколько оговорок по поводу слов Микихико, и он вспомнил о причине, почему Микихико привлек его внимание.

— Так ты, Микихико, раньше знал Эрику?

В этом вопросе не было никакого скрытого мотива. Поэтому когда Тацуя увидел у Микихико выражение «О ой!», то быстро хотел сменить тему.

— Отчасти, думаю, мы друзья детства?

— Эрика, а почему вопрос?

Учитывая, что появился человек, о котором они говорили, беспокойство Тацуи быстро исчезло.

— Мы встретились, когда нам было десять, так что технически мы не друзья детства. К тому же, он не только избегает меня в классе, вне школы мы тоже не виделись последние шесть месяцев.

Ответ Эрики на вопрос Мизуки внезапно втиснул её в середину разговора Тацуи и компании.

— Эй, Тацуя-кун, что думаешь? — затем Эрика внезапно спросила мнение Тацуи в своей обычной, как-будет-угодно, манере. — Нас ведь можно назвать друзьями детства, да?

— На некотором уровне, — без колебаний ответил Тацуя, так что его тоже можно было обвинить в бесцеремонности.

Однако Лео и Микихико не вымолвили и слова, и не потому, что потеряли дар речи от того, что Эрика не учла остальных и вмешалась в их разговор. О чем ясно говорили их широко раскрытые глаза.

В 2095 году мода и подобающее приличие запрещали в общественном месте любые следы неприкрытой кожи. И поскольку школа считалась общественным местом, даже если сейчас лето, девушки по-прежнему должны носить жакеты и серые, непрозрачные колготки или длинные носки под юбкой.

Тем не менее, это правило не применялось к спортивной форме, так что спортивные клубы не страдали от наказаний или критики из-за формы, которая раскрывала руки или ноги; уроки физкультуры тоже не были связаны этим правилом. К примеру, Тацуя и остальные парни в данную минуту носили шорты, длина которых не дотягивала до колен, тогда как Мизуки носила довольно длинные бриджи, которые были стандартной формой на уроках физкультуры.

Зато Эрика...

Её ноги были совершенно открыты.

От бедер вниз, всё было открыто душному летнему воздуху. Шорты вообще не имели длины. К тому же, футболка едва к ним доходила, давая впечатление, что на ней лишь нижнее белье.

На узких бёдрах не было никаких признаков грубых мышц, а красноватый загар лишь приукрасил и подчеркнул их изначальных белый цвет.

— Эрика, почему ты так одета! — Микихико, наконец, восстановил свои мысли, его голос был острым, хотя неизбежно покрасневшее лицо не имело ничего общего с солнечными ультрафиолетовыми лучами. Вне школы было много возможностей увидеть открытые ноги, не то чтобы Микихико был слишком скромным, но «кокетливой» ауры, которую издавали ноги Эрики, было достаточно, чтобы любой из её одноклассников потерял самообладание.

— Что? Это традиционная женская спортивная форма.

С первого взгляда было понятно, в каком душевном состоянии сейчас Микихико, хотя Эрика этого не упомянула, она просто наклонила голову набок и удивленно ответила. Она так оделась определенно не для того, чтобы дразнить своего друга детства.

— Традиционная? — Но Микихико, напротив, думал, что всё это лишь для того, чтобы его подразнить, по цвету его лица было видно, что он разозлился ещё больше.


MKnR v03 15

— Разве? Я думал, это бриджи с неким уникальным дизайном, — Тацуя вмешался, чтобы сбавить темпы и не дать Эрике подлить ещё больше масла в огонь.

— Это не бриджи.

Но лишь сменил жертву с Микихико на себя; однако одного взгляда на спокойное лицо Тацуи было достаточно, чтобы сказать: в самообладании и терпении он далеко превзошел Микихико. Нет, более уместно будет сказать, что Тацуя не был достаточно чувствителен, чтобы поддаться на провокацию Эрики.

— Но это ведь и не тенниски, да?

— Даже я не буду носить тенниски без юбки. Это называется женскими спортивными шортами.

— Спортивные... э-э метлы? Неужели их надевают, когда делают уборку?

— Не будь тупым! Я ведь только что говорила: это женская спортивная форма!

Трудно сказать, намеренно ли Тацуя играл в невежду, но это поставило Эрику в неловкое положение.

— Говоря о женских спортивных шортах, разве это они? — Лео, наконец, пришел в себя. — Во времена аморальности, когда ученицы старшей школы получали деньги от мужчин средних лет, чтобы...

Лео пришел в себя, несомненно, в плохое время, и неважно, для себя плохое, или для Эрики.

— Идиот, заткнись! — Совершенно красная, Эрика взорвалась в гневе. Вместе с этим она подняла ногу и яростно ударила Лео по голени. Лео склонился и схватился от боли за ногу, а Эрика запрыгала на одной ноге. Этот словесный и физический обмен, похоже, закончился взаимным поражением.


По сравнению с предыдущим матчем (Тацуи и компании), этот был долгим.

Обе стороны неоднократно брали верх.

По силе две команды были равны, но ограничены уровнем учеников старшей школы.

За ними наблюдали лишь несколько учениц, у них ведь были собственные уроки, и если они будут так долго здесь находиться, то лишь навредят себе. Ко всему прочему, уроки физкультуры отличались от практических занятий магии в том, что на физкультуре присутствовал инструктор (вот вам и чистая разница в количестве учителей нормальных уроков и уроков магии).

— Я тебе не верю. Неужели твой мозг заполнен такой ерундой?

Сейчас лишь Эрика и Мизуки смотрели соревнование парней.

— Заткнись, так говорится в книгах.

Под презрительным взглядом Эрики, Лео осознал своё довольно мрачное положение, поэтому ответил довольно непочтительно и не смел смотреть ей в глаза.

Не бить лежачего — одно из достоинств Эрики.

— Не имею понятия, какие книги ты читаешь... кстати, и Мики на меня так смотрит. Неужели мой вид и впрямь столь вызывающий?

Просто, наверное, её было легко отвлечь.

— Эрика... Думаю, будет лучше, если ты тоже наденешь бриджи, — с большой неохотой сказала Мизуки; видимо она принадлежала к категории «я думаю, но не скажу».

— Ты права... Эти шорты не такие гибкие, как я себе представляла, и к тому же немного жмут.

При этом два ученика быстро отвернулись, но к счастью Эрика этого не заметила.

— Хм~. Когда я переодевалась в раздевалке, я думала, что ни у кого не будет таких, и всё будет просто идеально, но, полагаю, я приму твоё предложение, Мизуки, и вернусь назад к бриджам.

— Да, думаю, это к лучшему, — это было не совсем то, к чему стремилась Мизуки, но всё равно она выразительно кивнула. — Хм? — Мизуки наполовину поздно сообразила, но с определенной точки зрения это ей идеально подходило, — кстати, Эрика, кто такой «Мики»?

Со всё ещё повернутой головой, плечи Микихико напряглись, но Эрика этого не заметила и неторопливо указала на его спину (даже если б заметила, действовала бы по другому? Это осталось глубокой тайной).

— Он ведь Микихико, значит Мики.

Микихико развернулся почти в то же время, как Эрика сказала эти слова.

— Что ты имеешь в виду «значит»?

Похоже, Микихико не мог закрывать глаза на это «прозвище».

— Ты ещё спрашиваешь? Мики сокращение от Микихико.

— Я уже много раз говорил! Не называй меня таким женским именем!

К сожалению, Эрика, похоже, привыкла к такому выговору, учитывая то, как его отбила:

— Э? Так ты предпочитаешь Хико-кун? — Лицо Эрики приняло выражение «Почему ты раньше этого не сказал?», и она повернулась к Микихико.

— Ну почему такое происходит! Не сокращай самостоятельно имена других людей!

— Так ты хочешь, чтобы я звала тебя Микихико? Эх~... Микихико Микихико Микихико Микихико... Слишком долго, я не хочу так тебя называть.

Смешным посчитал это не только Микихико.

— Разве тебя это не смущает?

— Э, смущает?

Эрика внезапно наклонилась:

— Микихико... — поднесла лицо прямо к сидевшему Микихико и мелодичным голосом тихо прошептала его имя.

Его ярость была принудительно заменена другими эмоциями, Микихико потерял дар речи.

— ...Кто это?

Не только Микихико, но даже Лео вздрогнул. Весьма впечатляющая разрушительная сила.

— Ну что? Разве это не смущает?

Похоже, у Эрики волосы росли с невероятной скоростью; она поступила в школу, когда они были короткими, но после трех коротких месяцев они уже доставали до плеч. Она поправила волосы за ухом и радостно улыбнулась.

Не важно, каким упрямым был Микихико, но даже он не смог подавить биение сердца:

— В... в таком случае...

— Ах, он запнулся... — тихо прошептала Мизуки. Вероятно, она была более беспощадной.

К счастью, Микихико был не в том состоянии, чтобы услышать её слова.

— Просто обращайся ко мне по фамилии!

— Э? Я думала, что Мики ненавидит, когда другие люди его так называют?

Эти слова были слишком опрометчивы.

Лицо Микихико ужесточилось.

Его красное, паникующее лицо и внешность были такими же, как и раньше.

Но под гневом скрывался глубокий стыд.

Впрочем, Тацуя почувствовал, как Микихико только что скрыл темные эмоции, граничащие с ненавистью.

— Эрика, разве тебе не пора уходить? — рискуя, что его назовут человеком, вмешивающимся в чужие дела, Тацуя вмешался в их разговор и направил внимание Эрики на себя. Тацуя незаметно указал назад, где тренер (учитель физкультуры) смотрел на них.

— Черт! Тацуя-кун, увидимся!

— Э? Эрика, подожди меня!

Эрика поспешно скрылась, Мизуки быстро последовала за ней.

Тацуя с кривой улыбкой помахал им вслед.

После этого наступил неловкий период молчания...

— Извини, что вовлек тебя в это, — тихим голосом проговорил Микихико, его голова была опущена. Похоже, у него были глубоко укоренившиеся проблемы с семьей, и, хотя он осознавал их существование, он всё ещё иногда терял самоконтроль.

— Возможно, моего вмешательства не требовалось, — сказал Тацуя, и не для того, чтобы лишь утешить его, он говорил от чистого сердца. Из того, что только что произошло, было очевидно, что такое случается не впервые; видимо, своими действиями Эрика намеренно пыталась спровоцировать Микихико. Позволить похороненному разочарованию и внутренним эмоциям выйти наружу — это, наверное, лучший способ предотвратить эмоциональные шрамы.

— Нет, это далеко не так, тем более мы до сих пор на уроке.

Однако Микихико заговорил именно о той причине, по которой и вмешался Тацуя. Для любых действий есть соответствующее время и место, особенно если Тацуя не хотел увязнуть в Микихико... или, может, в текущей проблеме Эрики и Микихико.

— Кстати, Тацуя, ты очень спокойный человек, — резко сменил тему Микихико — наверное, он проницательно обнаружил «незаинтересованное» настроение Тацуи.

Почему ты так считаешь?

Учитывая весь разговор до этого времени, Тацуя понял, что Микихико в классе мог изображать определенное отношение, но на самом деле был очень чувствителен к настроению и эмоциям других. Это изменение было просто слишком резким, до такой степени, что потерялась любая логика.

Почему... — перед тем, как заговорить, Микихико неправильно сформулировал свои мысли, поэтому не смог нормально донести то, что хотел. — Ну... ты ведь видел, во что была одета Эрика, но даже не смутился.

Однако выбранный пример оказался слишком расплывчатым, или слишком натянутым.

— ...Меня несколько удивила её одежда, но она ведь была не достаточно открытой, чтобы так бурно реагировать? По-моему, даже умереннее, чем купальник или спортивный костюм.

На самом деле Тацуя больше думал так: «парень, о чем, черт возьми, ты говоришь?», — но сегодня они впервые встретились, и если он это выскажет, то лишь вызовет гнев, поэтому Тацуя решил ответить нейтральнее. Любой, кто услышал бы этот разговор, определенно посчитал бы, что Тацуя решил уйти от темы.

— Ты не волновался, потому что это было менее провокационно, чем купальник или спортивный костюм? Как-то это неправильно меня поражает.

С точки зрения молодого парня, критика Лео была верной. Хотя первым поднял этот вопрос Микихико, даже Лео предложил своё грубое мнение.

— ...Тацуя, ты слишком вял. Ты больше не обладаешь отличительной чертой молодых парней.

Наверное, потому что они оба пострадали от насмешек Эрики, они взаимно решили выбрать Тацую своей следующей целью.

— Тацуя не вялый, просто у него уж слишком планка высоко установлена. С такой прекрасной сестренкой, большинство нормальных девушек не будут привлекать его внимание.

— Хм... Возможно ты прав, мы ведь говорим о Миюки-сан? Когда я впервые её увидел во время церемонии поступления, я не просто тупо уставился, я был честно шокирован. Я не мог поверить, что в мире на самом деле существует столь прекрасная девушка.

— Хо? Тацуя, он положил глаз на твою милую сестренку. Как её брат, что ты можешь на это сказать?

Спросив Тацую, Лео озорно улыбнулся, но ответил ему не осаждаемый Тацуя, а Микихико, которого только что предал товарищ.

— Не говори так, ты вложил слишком много смысла в мои слова. Я просто о ней вспомнил, я не планировал делать следующий шаг, лишь мысль об этом заставляет мои ноги трястись. Если бы я искал себе девушку, я, надеюсь, смог бы найти более расслабляющую и спокойную партнершу.

Слова Микихико привели к тому, что Лео глубоко кивнул в знак согласия — так глубоко, что это показалось намеренно преувеличенным.

— Ты прав. Мало того, что хардкорный комплекс брата достаточно сложен, но пойти против непобедимого комплекса сестры старшего брата... Эта планка слишком высока.

— Лео... Не хочешь поговорить по душам?

— Хе, не. Это было бы слишком страшно. Не хочу рисковать жизнью из-за чего-то такого.

Тяжелый взгляд Тацуи заставил Лео затрястись в слишком раздутой манере.

Любой скажет — Лео играл, но видимо отчасти он дрожал по-настоящему, до такой степени, что это вызвало интерес Микихико, и он начал на них пристально глядеть.

Лео был выше Тацуи.

Руки и ноги у него тоже были толще и сильнее.

Действия во время командного соревнования показали, что их ловкость должна быть примерно равной.

Ходили слухи, что Тацую обучал знаменитый учитель ниндзюцу, но на самом ли деле он настолько способный в бою?

Достаточно, чтобы преодолеть дефицит магической силы?

Микихико не знал, почему привлек интерес Тацуи, но знал с самого начала, почему сам интересовался Тацуей.

Микихико интересовала причина мастерства Тацуи. Он был новичком, только поступившим на второй поток, но мог идти нога в ногу с учениками первого потока и одержать победу. Микихико хотел знать, как Тацуя получил такую силу.

Микихико искренне хотел найти способ преодолеть разрыв в магической силе.

Замену той «силе», которую потерял год назад.

Год назад Микихико считался чудом, будущей звездой, на которую семья Йошида возлагала мечты и надежды.

Среди различных заклинаний семьи Йошида, которые передавались из поколения в поколение, одна из основных техник полагалась на «магию Призыва». Этим навыком Микихико овладел настолько хорошо, что даже превзошел старшего брата, который унаследовал мантию семьи.

С самого детства до того происшествия Микихико всегда считал себя одним из сильнейших, и поэтому не мог принять своего падения.

Он знал, что беспокоится из-за этого слишком сильно, и также осознавал, что просто опустил руки. Это чувство бессилия забирало у него всю энергию, загоняя всё глубже и глубже в угол.

Весь прошедший год он ожесточенно преследовал тайные знания.

И практиковал боевые искусства, к которым до этого был равнодушен.

Тем не менее, он не мог заполнить это чувство потери.

Поэтому, как только узнал, что Тацуя тоже ученик с плохими практическими навыками и несовершенными магическими способностями, но сумел победить старшеклассника, который хвастался большой магической силой, Микихико просто не мог оставить без внимания Тацую.

Техники ближнего боя могут преодолеть дефицит магической силы?

Микихико хотел позволить Тацуе и Лео состязаться друг с другом, чтобы увидеть это своими собственными глазами.

Подсознательно, он тоже хотел однажды бросить Тацуе вызов.

— Микихико?

— Э?

В этом, наверное, и была причина.

Неожиданно услышав своё имя, Микихико впал в боевую стойку.

Видя его реакцию, Тацуя и Лео выдавили из себя улыбку.

— Эй-эй, разве здесь необходима такая убийственная реакция?

— Что это? Я собирался спросить, почему ты внезапно затих, но ты вдруг стал в такую позицию?

— Ах, нет... Мне очень жаль, не обращайте внимания, — Микихико мог лишь смущенно извиниться. Он никогда не был искусен в общении.

Редкая дружеская атмосфера напряглась, и как ни пытались Тацуя и Лео поднять настроение, первоначальный веселый дух так и не вернулся даже после окончания урока.


◊ ◊ ◊

Для старших школ магии при университете магии летний Турнир девяти школ и осенний Конкурс Диссертаций были главными мероприятиями. Расточительность Турнира девяти школ в значительной степени затмевала Конкурс Диссертаций, что делало его самым крупным мероприятием в календаре.

Турнир девяти школ был внутренним турниром, основанным на спортивных магических соревнованиях (кроме магических соревнований ещё существовали соревнования по разгадыванию загадок, настольные игры, ограниченные по времени лабиринты, и даже поиск сокровищ). В Первой школе были клубы для каждого случая, но поскольку на Турнире девяти школ была ожесточенная конкуренция, участников выбирали не только из клубов — выбирали любого, способного победить.

Из-за этого подготовка к Турниру перешла от группы управления клубами к школьному совету.

— Но мы всё равно не можем закрыть глаза на официальных участников из клубов. Просто решить, кто попадет в окончательный список, станет большой головной болью...

Даже Маюми, которая обычно завораживала всех своей лучезарной улыбкой, похоже, сегодня немного завяла.

Пальцы, которыми она держала палочки, видимо, тоже ослабли.

В последнее время была очень занята и Миюки, но Президент должна была справляться не только со своими прямыми обязанностями, но и с другими утомительными задачами, из-за чего она не была в своем обычном веселом настроении.

— К счастью, благодаря сильной помощи Дзюмондзи, мы, наконец, составили список.

Во время обеда Маюми бесконечно жаловалась, но занавес, похоже, наконец-то опустился.

Живот Тацуи не был достаточно слабым, чтобы расстроиться из-за таких мелочей, но постоянные обеды с такой фоновой музыкой плохо влияют на нервы, так что Тацуя вздохнул с облегчением, когда Маюми прекратила ворчать...

— Но трудность с инженерами значительно превышает трудность с участниками...

...Или не прекратила.

— Мы всё ещё не собрали всех инженеров?

Маюми бессильно покачала головой на вопрос Мари.

— Почти все наши ученики стремятся стать волшебниками, такие талантливые люди обычно пытаются достичь мастерства в практических навыках... Наши ученики третьего года особенно тревожны, количество ремесленников магии достигло опасного минимума. Во втором году у нас есть способные люди — А-тян и Исори-кун, но их всё равно недостаточно...

— Исори, эх... Этот парень знаток в геометрии, поэтому силен в теории, а не в обслуживании, так ведь?

— Уже давно прошло то время, когда можно было беспокоиться о такой ерунде.

Очень редко можно увидеть вздыхающих вместе Маюми и Мари, это говорило многое о том, насколько всё было серьезно — хотя таким способом оценивать серьезность положения немного неправильно.

— Даже если Дзюмондзи и я поможем, наши возможности не безграничны...

— Разве вы двое не наши главные участники? Если вы будете заняты беспокойством о CAD других, это скажется на ваших собственных соревнованиях, нельзя о таком шутить.

— ...Если бы Мари могла обслуживать свой собственный CAD, то это намного уменьшило бы нагрузку.

— ...Да, мы влипли.

Может, от истощения, или по какой-то другой причине, но Мари уклонилась от серьезного взгляда Маюми и посмотрела в другую сторону.

Атмосфера в комнате школьного совета приблизилась к опасной границе умственного благополучия.

Чтобы вернуться в класс и тем самым покинуть комнату, Тацуя взглядом дал знак Миюки, затем начал искать подходящий случай.

— Рин-тян, ты можешь помочь в качестве инженера?

Даже в хаосе вокруг подготовки к Турниру девяти школ Сузуне по-прежнему болталась без дела на обеде в комнате школьного совета и была той, кого Маюми всегда хотела пригласить...

— Это невозможно. Мои навыки лишь навредят Накадзо и остальным.

...Но она каждый раз давала холодный отпор.

С извинениями перед Маюми, которая сейчас была в унынии, как раз настала прекрасная возможность отступить.

Тацуя выразительно посмотрел на Миюки, затем поднялся...

— Тогда... как насчет того, чтобы попросить Шибу-куна?

...И как только он поднялся, его план побега был безжалостно сорван неожиданной атакой Азусы.

— Вхоа? — Маюми, которая изначально опустила голову на стол, внезапно подняла голову и выпустила непонятный звук.

Азуса, которая до этого времени срывала своё раздражение на терминал с большим экраном перед собой (наверное, была в середине работы над домашним заданием), тихо вздохнула, нажала кнопку питания на терминале и подняла голову:

— Я слышала, что CAD Миюки-тян обслуживает Шиба-кун. Я видела это прежде, и он может соперничать с первоклассными корпоративными техниками.

Маюми вскочила со своего кресла.

Её лицо наполнилось жизненной силой, как если бы этой предыдущей удрученной сцены никогда и не было.

— Как я могла пропустить!..

Взгляд, которым Маюми смотрела на Тацую, походил на ястреба, нашедшего новую жертву.

Одного этого для Тацуи было достаточно, чтобы сдаться на полпути.

— Ты права... Не могу поверить, что о нём не подумала, как небрежно.

Сейчас, когда к бою присоединилась Мари, он оказался в незавидном положении.

— Кстати, он также настроил запасные CAD комитета... Но поскольку он один их использует, я никогда об этом не думала.

Сопротивление бесполезно. К этому времени Тацуя почти на девяносто процентов был готов сдаться, но сдаваться без боя — против его принципов, поэтому Тацуя принял крошечное — скорее всего бесплодное — сопротивление:

— Ранее я услышал, что Шеф говорила о важности техников CAD, но ещё не было прецедента, чтобы ученик первого года становился техником, так ведь?

— Всё должно с чего-то начинаться.

— Традиции сделаны для того, чтобы их отменяли.

Маюми и Мари тотчас же яростно ударили в ответ.

— Вы двое, наверное, «думаете наперед», а другие участники? Ведь я ученик первого года и второго потока, многие будут этим недовольны, — он немного снизил себе цену, но это не означало, что он соврал, — для обслуживания CAD чрезвычайно необходимо взаимное доверие между волшебником и ремесленником магии. Наибольшая производительность CAD зависит от уровня умственного состояния пользователя. Использование такого человека, как я, для обслуживания CAD может привести к серьезным возмущениям участников, поэтому я не считаю себя хорошим кандидатом...

У логики Тацуи тоже были свои достоинства, вследствие чего Маюми и Мари обменялись взглядами.

Однако как бы Тацуя ни сопротивлялся, они уже видели дыры в его обороне.

Для того чтобы нанести окончательный удар ленивому младшекласснику, который не хочет обжечь руки, и заставить его присоединится, Маюми и Мари визуально подтвердили порядок атаки (словесного убеждения).

И получили неожиданное подкрепление.

— Я надеялась, что Онии-сама будет работать с моим CAD, когда я буду выступать на Турнире девяти школ... Можно?

Тацуя застыл из-за неожиданного предательства Миюки.

В Шекспировской драме настроение Тацуи, несомненно, было бы зеркальным отражением Цезаря, когда тот был убит: «Et tu, Brutus — И ты, Миюки!..»

— Замечательно! Участникам необходимо иметь рядом надежного и компетентного техника. Хорошо сказано, Миюки-тян! — Маюми сразу же последовала в атаку.

— Да, если Онии-сама присоединится к команде техников, не только я, но и Мицуи-сан с Китаямой-сан будут чувствовать себя непринужденно.

Тацуя впервые узнал, что эти двое будут входить в дивизион новичков в качестве участников, но посчитал их ожидаемыми кандидатами.

...Это тоже было его попыткой уйти от реальности.

Очевидно, исход битвы был решен.


На заседании по подготовке к Турниру, которое будет проводиться после занятий в Центре Управления Клубами, будет решено, присоединится ли Тацуя к официальному списку.

Здесь мог бы быть крошечный лучик надежды, но Тацуя уже давно сдался.

Как только Миюки согласилась, Тацуе уже не осталось куда бежать. Но его кандидатура может и не пройти. Тацуя уже подумал об этом и всё рассчитал — ему придется постараться.

Так или иначе, положение было крайне гнетущим.

Как правило, в такие времена люди вспоминают о том, в каких областях преуспели.

Даже если у него был ничтожный шанс, что его выберут, он всё равно некоторое время подумал о том, что ему следует делать, в каких областях он преуспел, и пересмотрел чувство собственного достоинства, чтобы правильно восстановить внутренний баланс и компенсировать свои недостатки.

Наверное из-за накопившегося значительного стресса, это был редкий случай, когда Тацуя попал в такую своего рода ловушку «самокомпенсации».

Уже прошло две трети обеда. Миюки была поглощена работой с кучами документов и домашним заданием. Тацуя, который сейчас бездельничал, пока её ждал, достал с наплечной кобуры серебряный CAD и начал проверять модули в картридже, кнопки смены последовательностей активации и остальные подвижные части.

— Ах, ты и сегодня принес Silver Horn.

До этого времени Азуса была полностью сосредоточена на домашнем задании, но её острые глаза поймали движения Тацуи, и она поднялась.

Тацуя медленно перевел взгляд, не на Маюми или Мари, но на Сузуне.

Сузуне точно истолковала безмолвный вопрос Тацуи и беспомощно пожала плечами. Другими словами, сейчас Азуса полностью потеряла интерес к домашнему заданию.

«Азуса, ты ведь недавно из-за домашнего задания срывала злость на терминал, но теперь вдруг стала счастлива? Это ли значит быть непостоянной?», — Тацуя подумал об этих несколько объективных, но также очень грубых словах, затем снова посмотрел на Азусу и вежливо ответил:

— Да, я приобрел новую кобуру, поэтому хочу как можно скорее к ней привыкнуть.

Когда Азуса подошла к нему, её глаза ярко засияли. Похоже, что она интересовалась не только самим CAD, но и дополнительным оборудованием.

— Эм, не против, если я взгляну?

Честно говоря, Азуса, как правило, избегала Тацую, или, лучше сказать, боялась его. Именно поэтому Тацуя хотел криво улыбнуться... Но Азуса прыгала как маленькое животное и не могла успокоиться; наверное, не следует вести себя с ней слишком плохо.

«Может, это одна из форм популярности», — подумал Тацуя и снял жакет, который носил даже жарким летом (конечно же, со встроенной системой охлаждения), затем снял наплечную кобуру и передал Азусе.

— Вот это да~! Оригинальная модель серии Silver. Из-за такой невероятной отделки можно легко выхватить CAD и сразу начать стрелять. Она не только соответствует высоким навыкам, её дизайн также учитывает умения пользователя. Ах, я поклоняюсь вашему гению, Сильвер-сама...

Взяв в руки кобуру, Азуса оказалась настолько счастливой, что почти потерлась об неё лицом.

Тацуя едва смог удержать бесстрастное лицо.

Тщательно изучив каждый сантиметр кобуры (или, наверное, удовлетворившись), Азуса вернула её Тацуе, на лице у неё показалась удовлетворенная улыбка.

— Шиба-кун, ты тоже фанат серии Silver? По цене и функциям Скоростной Стрелок Максимилиан, Русс Тип-F, или даже серия Стрелец, разработанная FLT (компанией Four Leaves Technology) будут лучше, но индивидуальная настройка серии Silver настолько хороша, что цена никого не волнует!

Тацуя вспомнил, что однажды Мари назвала Азусу «Аппаратным Отаку».

Тогда он был достаточно тактичным, чтобы считать это преувеличением, но, наблюдая за её сегодняшним поведением, он убедился, что такое прозвище она, видимо, полностью подтверждала.

Тацуя считал, что если соотношение цена-производительность — другими словами, эффективность — будет слишком низким, тогда упадет и удовлетворенность. К тому же, настоящая производительность могла отличаться от официальной документации. Проще говоря, «качество», которое невозможно измерить цифрами, также очень важно. Если кто-то будет «доволен» без такого анализа, то Тацуя посчитает его не более чем лояльным к бренду.

Тем не менее, это вопрос личных ценностей, так что если она сказала, что удовлетворена, у него нет причин навязывать ей своё мнение.

— Нет, просто у меня есть некоторые связи, поэтому я могу купить CAD серии Silver со скидкой благодаря работе бета-тестером.

В то мгновение, когда Тацуя это сказал, плечи Миюки немного вздрогнули, но поскольку она смотрела в другую сторону — в сторону терминала — никто этого не заметил.

— Э~! Правда? — на всем лице Азусы отпечаталось слово «зависть».

На этот раз немного вздрогнул даже Тацуя.

— ...В следующий раз, когда буду тестировать новую модель, если хочешь, я могу и тебе одну прихватить.

— Э? Правда? Правда, правда? Спасибо!

Он не смог и слова вставить в ответ.

После того, как Тацуя, наконец, кивнул в знак согласия, Азуса схватила обеими руками его свободную левую руку и потрясла её вверх и вниз.

— ...А-тян, расслабься немножко, — Маюми больше не могла на это смотреть: она временно прекратила работать над кучей документов и заговорила с Азусой.

Азуса внезапно остановилась.

И с беспокойством посмотрела на свои руки.

Ими она крепко держали руку Тацуи. Азуса ощутила это не только осязанием, но и подтвердила визуально.

Она медленно подняла голову к Тацуе, затем быстро уклонилась от его невыразительного взгляда и обратно посмотрела на руки.

Азуса отскочила назад, будто её руки коснулись огня.

— Извини, извини, извини!..

Чтобы правильно описать текущее состояние Азусы, «красного лица» будет недостаточно, так как её лицо было красным до самих ушей. Она несколько раз с извинениями поклонилась Тацуе.

Тацуя даже забеспокоился, что Азуса будет кланяться до тех пор, пока у неё не закружиться голова, и взглянул на Маюми за помощью.

— ...А-тян, можешь уже остановиться. Тацуя-кун уже немножко ошеломлен.

Наверное, мысли Маюми совпадали с мыслями Тацуи, поэтому она не добавила хаоса (не без причины) и сосредоточилась на утешении Азусы.

Азуса сделала глубокий вдох и, наконец, смогла успокоиться.

Маюми беспомощно вздохнула и вернулась обратно к своей работе.

Азуса смущенно улыбнулась Тацуе и быстро стала серьезной.

— Тогда, Шиба-кун, может, ты лично знаешь Тауруса Сильвера? — затем задала ему такой вопрос. Само собой, она просто хотела скрыть своё смущение.

К сожалению, на этот вопрос Тацуе было очень трудно ответить.

— ...Нет, не совсем уверен.

Возле стены раздался электрический шум.

На рабочей станции, которую использовала Миюки, случайно активировался аварийный сигнал.

Все изредка ошибаются, но чтобы Миюки ошибочно активировала аварийный сигнал... такое случалось крайне редко.

Маюми и Сузуне с любопытством посмотрели на Миюки, которая сидела лицом к стене, но та продолжала работать, будто ничего не случилось, поэтому они ничего не спросили и вернулись к своим обязанностям.

— ...Миюки-тян совершила ошибку, как странно.

— Иногда, да, — преувеличенно громко ответил Тацуя, но Азуса не обратила на это внимания и вернулась к первоначальному, последнему разговору:

— Как бы сильно он себя не скрывал, люди с той же лаборатории должны что-то знать, да? Если только он сам всё не изобретает?

— ...Нет, я уверен, такое невозможно.

— Я тоже так думаю. Ах да, Шиба-кун, можешь ли ты своими «связями» в лаборатории получить больше информации?

— ...Нет, связи, о которых я говорил, не в этой категории... К тому же FLT держит под замком большинство своих корпоративных секретов, поэтому я думаю, что маловероятно что-либо получить от лабораторных техников.

— Ох~ верно...

— ...Я уверен, сэмпай уже это знает, но использование магии Манипулирования Информацией внешнего системного типа для раскрытия секретов — уголовное преступление.

— Э? Нет... Никоим образом, почему я должна думать... о таком...

Тацуя наполовину закрытыми глазами посмотрел на Азусу, из-за чего и так маленькое тело Азусы сократилось ещё больше.

— ...Всё хорошо, пока сэмпай это осознает, я просто хотел напомнить об этом.

— Не... не волнуйся по этому поводу, конечно, я знаю об этом, Ах-ха-ха-ха...

Увидев, что Азуса не поняла метафору и на самом деле покрылась холодным потом, Тацуя сбавил обороты.

— Кстати, Накадзо-сэмпай, почему тебя так интересует настоящая личность Тауруса Сильвера?

«Азуса тоже пользуется CAD бренда компании FLT. Но, очевидно, не серии Silver, тогда почему же её так сильно интересует личность разработчика?»

Для Тацуи это был совершенно естественный вопрос.

— Э? — По выражению Азусы было видно, что её совершенно ошеломило то, что Тацуя задал такой вопрос. — Конечно, меня интересует, Тацуя-кун, а тебя нет? Это Таурус Сильвер. Первый человек в мире, разработавший систему «Циклического вызова заклинаний», которая увеличила скорость последовательности активации специализированных CAD на двадцать процентов, также он уменьшил неустойчивость беспроводных моделей с трех процентов к менее чем одному. Таурус Сильвер столь невероятен. И вместо того, чтобы охранять свои секреты для личной выгоды, он открыто публикует итоги исследований на благо всего магического общества, что делает его ещё невероятнее. Его называют гениальным инженером, продвинувшим технологию программного обеспечения CAD на десять лет всего за один короткий год, поэтому я думаю, что все, кто стремятся стать ремесленниками магии, будут им интересоваться.

Это подавляющее давление, почти синоним крика, заставило Тацую отшатнуться. Его полностью застигло врасплох то, насколько мир восхваляет «Тауруса Сильвера».

— Прости моё невежество. Как пользователь, я вполне доволен серией Silver, я просто не знал, что о нем так восторженно отзываются...

— Хм... В этом есть смысл, Шиба-кун тестер, поэтому для тебя серия Silver не такая уж и редкая... Вот почему твоя точка зрения отличается от моей.

Азуса поняла его слова не полностью, но позволила себя убедить.


MKnR v03 16

— Эй, эй, Шиба-кун, позволь спросить, как ты думаешь, кем является Таурус Сильвер?

Чисто любознательный взгляд.

Желая сменить тему, Тацуя ответил, пытаясь тянуть время:

— Ну... Интересно, настолько все были бы потрясены, если бы он оказался японским подростком, как мы.

Недалеко от стены снова раздался электрический звук.

Миюки сидела с совершенно ровной спиной и продолжала работать.

...Но она никому не позволила увидеть своё текущее выражение лица.

— Кстати, А-тян.

— Да, Президент, что такое?

В конце концов, Маюми протянула руку помощи Тацуе, который еле справлялся с Азусой. Это может показаться немного предвзятым, но сейчас Тацуя впервые почувствовал, что на Маюми можно положиться. В любом случае Маюми своим видом показывала, что хочет, чтобы Азуса как можно скорее вернулась к своей работе в школьном совете.

— Разве ты не должна закончить свою домашнюю работу прежде, чем закончится обед?

Впрочем, даже если она протянула руку Тацуе, это был, несомненно, предвестник гибели для Азусы... Это описание может быть преувеличенным, но выражение Азусы было именно таким. То, что она поглотилась в беседу о Таурусе Сильвере, было для неё способом убежать от реальности.

— Президент~

Судя по тому, как Азуса со слезами на глазах умоляла Маюми о помощи, похоже, она была обречена.

— Не издавай такие смущающие звуки, — Маюми криво улыбнулась и перевела взгляд с завершенной инвентаризации счетов к Азусе, — я могу немного помочь, какое у тебя задание?

Мари направила взгляд с мыслью «ты слишком сильно её балуешь» на Маюми, которая тут же его проигнорировала — или скорее притворилась, что не увидела — и улыбнулась Азусе.

— Прости... Это доклад о «Трех больших загадках системной магии Веса»...

Сузуне, Мари, и Тацуя сразу же посмотрели на мрачную Азусу.

— ...Ч-что? — Застыв от ужаса, Азуса превратилась в мяч. Её полные слез глаза и испуганные движения давали впечатление, что все запугивают её, на что Тацуя отвел глаза, да и Сузуне отразила его мысли и действия.

На Азусу продолжала смотреть только Мари.

— Хо-хо... — Мари смотрела на неё с глубоким интересом, хотя больше сосредоточилась на плоском экране терминала в её руках. — Мне было интересно, что сбило с толку пятую в рейтинге лучших учеников года, и вот чем это оказалось.

— Это ведь та тема, которую задают каждый год, да? — Маюми с непонимающим выражением последовала за Мари. — А-тян, а какая задача в этом году?

Поскольку задачи были обычными, их уже было достаточно много, что школа уже не могла придумать что-то новое. Это было не просто домашним заданием, но также одной из основных тем эссе для вступительных экзаменов в университеты магии. Беглый поиск показывал, что на этот вопрос можно ответить множеством способов.

— В домашнем задании есть вопрос — как решить узкие места «Трех Больших Загадок». Первые две я поняла, но я не могу объяснить причину, почему Общая магия Полётного типа не была успешно создана...

Услышав это, Сузуне кивнула с понимающим выражением:

— Другими словами, Азуса-кун, ты не можешь принять предлагаемые сейчас идеи.

— Именно!

Из-за того, что Сузуне смогла выразить её мысли, Азуса энергично кивнула.

— Основы для магии, которая может бросить вызов гравитации и позволить физическому телу парить в воздухе, уже изложены в Четырех Великих Системах и Восьми Главных Типах современной магии и уже вошли в практическую фазу.

— Да, хотя травмы, вызванные свободным падением, остаются одной из главных опасностей для волшебников.

Азуса перевела взгляд на Маюми, которая поддержала её довод.

— Волшебники, которые хорошо владеют магией Скорости и Веса, уже способны прыгать на десятки метров за один раз, один волшебник даже поставил мировой рекорд, прыгнув с одной попытки выше, чем на сто метров. Рекорд успешного приземления ещё более внушительный — успешный прыжок с высоты двух тысяч метров без какого-либо оснащения.

— Если это так, тогда почему магия Полётного типа... Свободное движение в небе всё ещё недостижимо?..

— Точнее, всё ещё не удается создать магию Полёта для общего использования. Однако есть горстка пользователей древней магии, которые могут свободно летать в небе, — Сузуне добавила несколько мелочей к объяснению Маюми.

Услышав это, Азуса покачала головой, хотя, скорее всего, сделала это непроизвольно:

— Этот тип магии приближается к уникальным способностям волшебников с врожденными талантами. А если магию невозможно повсеместно использовать, то её и впрямь нельзя назвать техникой. Теоретически возможно использовать системную магию Скорости и Веса, чтобы свести на нет эффект гравитации и подняться в воздух. В реальности же магия длинных прыжков и парения уже создана, тогда почему мы не можем летать...

— Неужели ответа нет в книгах более высокого уровня? — Маюми спросила Азусу, почему та не может согласиться с ответом из книг.

— В последовательности магии должна быть конечная точка, так же как и эффект перезаписи реальности должен поддерживаться до окончания условия. Пока цель под эффектом магии, если на ней нужно применить другой тип магии, то нужно применить магию с превосходящей силой вмешательства. При использовании магии Полёта нужно постоянно корректировать скорость или высоту, невозможно просто переписать оригинальную магию новой, нужно ещё применить более сильное вмешательство. Один волшебник способен разделить явления перезаписи на десять сегментов, поэтому он может продлить состояние полета лишь десять раз, прежде чем исчерпает свой лимит... Это публично признанное препятствие, из-за которого до сих пор нет никакого практического решения магии Полёта, верно?

Чуть поразмыслив, Маюми кивнула в знак согласия с длинным объяснением Азусы.

— А-тян, ты уже закончила своё исследование и организовала все доводы, тогда в чем проблема?

— При таком ходе мыслей, проблема заключается в том, что новой магии нужно постоянно перезаписывать текущую активированную магию, верно? Раз в этом дело, разве не будет легче отменить текущую магию и затем активировать новую?

К этому времени Азуса уже полностью стряхнула предыдущее наполненное слезами выражение, и теперь шла вперед в лихорадочном темпе. Сузуне спокойно задала Азусе следующий вопрос:

— Теория звучит разумно, но как ты отменишь активированную магию на практике?

— Почему бы не вставить условие завершения магии во время проектирования последовательности магии? Другими словами, предварительно включить небольшую последовательность магии в активную последовательность магии, что может стать конечным условием для магии.

Азуса была поглощена своей теорией, тогда как Сузуне наоборот спокойно заявила встречный довод:

— К сожалению, последовательность магии не может влиять на другие последовательности магии. С её помощью можно воздействовать лишь на информационное тело, даже если два типа магии попытаются оказать влияние на одно и то же информационное тело, на самом деле лишь одна с большей силой вмешательства будет успешной, так как сильные последовательности магии не дружат со слабыми. Контр магия, способная растворить последовательности магии, и впрямь существует, но это высокоуровневая магия, которая прямо влияет на информационное тело. Это приемлемо на экспериментальном уровне, но сейчас нет волшебников, способных на практике свободно использовать такую контр магию.

— Неужели...

Ко времени, когда ученики второго года обучения перейдут на второй семестр, курс Основы магии перейдет к Применению магии. Курс начнется с понятий «контр магии» — магии, которая сводит на нет магию противника, что Сузуне и объяснила только что. Обычно этому обучают на первом семестре третьего года, поэтому этот предмет был незнаком Азусе. Тем не менее, услышать термин «контр магия» и не растеряться — знания у Азусы и впрямь широкие.

— Впрочем, это всё же стоящая теория.

Восторг Азусы сильно помрачнел. Чтобы утешить её, Сузуне вежливо улыбнулась.

— Отменить магию тотчас же, как проявятся эффекты, я считаю этот подход верным.

— Точно. Поскольку необходимо перезаписывать активированную магию, сила необходимого вмешательства будет постоянно возрастать.

Вслед за Сузуне, Маюми также поддержала теорию Азусы.

— Никто ещё этого не предложил, но если новая магия будет активирована как раз тогда, когда работающая магия прекратит влиять на явление, тогда не нужно будет использовать большую силу вмешательства... Учитывая, что цель летит в воздухе, задержка между заклинаниями должна быть сведена к нулю, поэтому при использовании специализированного CAD, в теории следующая магия должна быть активирована прежде, чем цель начнет падать...

Маюми, казалось, пробормотала это сама себе, затем внезапно сказала «Э?» и повернула голову.

— Но если нужно лишь удалить эффекты магии, разве давным-давно кто-то уже не попытался это сделать? В конце концов, по существу это как работать с «Зоной подавления магии».

На вопрос Маюми, Сузуне активировала функцию поиска на общественной рабочей станции, расположенной в комнате школьного совета.

— Подожди... В прошлом году Англия проводила колоссальный эксперимент, основанный на той же теории, о которой ты говоришь, Президент. Они хотели использовать «Послесобытийную Зону подавления магии» для создания практической магии Полёта.

Сузуне быстро обнаружила новостные статьи о магии с необходимой ей информацией.

— И, какой результат? — громче, чем обычно, спросила Маюми; вероятно, она сильно волновалась — явное доказательство, что она всё ещё ученица старшей школы.

— Полный провал. Согласно отчету, по сравнению с обычным повторным использованием магии, этот метод привел лишь к увеличению силы вмешательства в геометрической прогрессии.

— ...Неужели... — Когда отчет Сузуне предал её надежды, Маюми опустилась в разочаровании. — Там говорится о причине?

— Нет, статья не настолько подробна. Президент, как ты думаешь, почему это случилось?

Маюми призадумалась, положила указательный палец на подбородок и сказала «Хм!».

— Предыдущая магия должна была прекратить функционировать, тогда... Тацуя-кун, что ты об этом думаешь? — Маюми спросила Тацую — ей требовалось время, чтобы организовать свои мысли.

Она не ждала, что он и вправду ответит.

— Английский эксперимент, который нашла Итихара-сэмпай, содержал концептуальную ошибку.

Поэтому решительный ответ Тацуи поймал Маюми врасплох.

— ...Ошибку? — потрясенная, Маюми едва смогла задать вопрос.

Без хвастовства и без гордости, Тацуя спокойно начал объяснять:

— Последовательности магии, которые ещё не выполнили требования завершения, со временем естественным образом исчезают, но остаются в информационном теле цели. Когда новая магия сводит на нет эффекты предыдущей магии, предыдущая магия выглядит отмененной, но на самом деле её просто перезаписали.

Маюми, Сузуне, Азуса, и даже Мари уставились на Тацую, но он оставался равнодушным к давлению их взглядов, спокойным, его тон вообще не изменился.

— Давайте назовем предыдущую магию последовательностью магии А, а последовательность магии Б будет использована для её аннулирования. С активацией Б, А потеряет способность изменять явление. Но даже если она перестанет изменять явление, она всё ещё останется в информационном теле цели. Обе последовательности будут действовать в информационном теле цели, просто эффекты последовательности Б будут единственными видимыми. Как и сказала Итихара-сэмпай, последовательности магии могут влиять лишь на информационное тело, но не могут влиять друг на друга. Что верно даже в пределах Зоны подавления магии. Если только первоначальная последовательность магии сама собой не исчезнет, использование Контр магии принесет тот же эффект.

— ...Так в английском эксперименте была использована ненужная магия, которая не относится к магии Полёта?

Тацуя кивнул в знак согласия на вопрос Маюми, затем продолжил объяснение:

— Другими словами, каждый раз, когда нужно скорректировать полет, нужно снова перезаписывать последовательность магии. Для поддержания полета нужно использовать кучу дополнительных перезаписей, поэтому, конечно же, будет быстро достигнут верхний предел в способности вмешательства. Английские ученые, разработавшие этот эксперимент, должно быть, ошиблись в природе контр магии.

Портативный терминал, который находился в нагрудном кармане Тацуи, выбрал как раз это время, чтобы завибрировать, предупреждая об окончании обеда.

— Миюки, давай вернемся в наши классы.

— Да, Онии-сама.

Миюки, которая всё это время сидела к ним спиной, встала сразу же, как только к ней обратились.

Её голос, выражение и движения были такими же вежливыми и грациозными, как и всегда.

Поэтому Маюми, Сузуне, Мари, и Азуса не заметили.

Не могли заметить.

Когда Миюки сидела перед рабочей станцией, она выпрямила спину от гордости, и её пальцы в удовольствии танцевали на клавиатуре.


◊ ◊ ◊

Подготовительная встреча для Турнира девяти школ, проводимая в Штаб-квартире Управления Клубами, с самого начала началась в тревоге.

Ученики, которые превосходно выступят на соревнованиях, получат дополнительные балы для учебы. Даже всего лишь за то, что ученик станет официальным участником, он получит дополнительные выходные, гарантированный высший балл и не получит домашнего задания.

И это относилось не только к самим участникам, но и к ученикам, выбранным в команду техников.

Благодаря тому, что школа уделяла так много внимания Турниру девяти школ, ученики, выбранные представителями на Турнир, получали такие невероятные награды. Поэтому неудивительно, что за последние несколько мест в официальном списке конкуренция была особо ожесточенной.


Если бы Тацуя был просто сторонним наблюдателем, он бы, вероятно, смотрел с состраданием на сдавшихся учеников, у которых были смешанные чувства. Однако он был кандидатом с гигантской мишенью на спине, поэтому мог лишь уныло сдерживать себя, чтобы вслух не вздохнуть и быстро доиграть до конца этот спектакль.

Не то чтобы его совершенно не интересовал Турнир девяти школ.

Желание сравнить собственные силы с другими волшебниками (новичками) того же возраста явно отличалось от того «голода», который он испытывал, оставаясь в лаборатории отца, и при последующем желании добиться практического обновления CAD, так много до сих пор в нем осталось.

Тацуя был «сконструирован», чтобы иметь меньше эмоций, чем обычный человек, но он всё ещё был в упрямом возрасте, поэтому как бы сверстники его ни оценивали, он был недостаточно стар, чтобы это его не волновало.

Тем не менее, на этой встрече ему пришлось иметь дело с гордостью, завистью, тщеславием, отвращением, и другими похожими эмоциями. Это и впрямь вгоняло в тоску.

Отдельно от его мыслей (конечно) места в конференц-зале постепенно заполнялись. Когда заняли последнее место, Маюми вышла на подиум председателя.

— Давайте начнем встречу отбора участников для официального списка Турнира девяти школ.

Встреча для старшеклассников, лидеров различных участвующих клубов, членов школьного совета (Миюки осталась в комнате школьного совета) и членов группы управления клубами, получивших внутреннее уведомление, что они возможные кандидаты в участники или инженеры, официально началась.

Тацуя сел с различными кандидатами в секции посетителей...

Но в любой организации, превысившей определенный размер, понятно, будут фанатики, которые увидят в Тацуе постороннего.

Как и ожидалось, вскоре после начала встречи кто-то спросил, что здесь делает ученик первого года и, к тому же, второго потока.

Это, конечно, не означает, что никто не смотрел на Тацую доброжелательно.

На самом деле было удивительное количество благоприятных мнений.

Старшеклассники отличались от учеников первого года, они знали: Тацуя — особый ученик второго потока, и к тому же грозный член дисциплинарного комитета.

Но, несмотря на это, возражений было больше, чем поддержки, и чаще в форме негативных эмоций, а не в объективной логике, из-за чего встреча зашла в тупик, и было впустую потрачено ценное временя.

— В итоге... — внезапно через весь зал раздался серьезный голос. Он не был особо громким, однако все споры быстро затихли и все сосредоточились на говорящем. Молчавший всё это время Дзюмондзи Катсуто бросил взгляд через весь зал и начал говорить: — Я думаю, что проблема лежит в том, что никто не знаком с уровнем навыков Тацуи. Поэтому самым эффективным решением будет подтвердить это живым тестом.

В просторной комнате настала мертвая тишина.

Это привело бы к простому и эффективному результату, которым никто не жаловался бы, но из-за риска никто не осмеливался предложить этот курс действий.

— ...Неплохое предположение, но как мы это сделаем?

— Просто дадим ему возможность прямо сейчас выполнить техническое обслуживание, этого будет достаточно.

Мари нарушила тишину своим вопросом, на что Катсуто просто ответил.

— Позвольте мне стать подопытным кроликом.

CAD, которые сейчас находились в продаже, на техническом обслуживании должны быть сложно синхронизированы с владельцем.

Даже если десять волшебников будут использовать одну и ту же модель, будет десять разных способов регулировки их CAD.

Последовательность активации, предоставленная CAD, должна прямо всасываться подсознательной областью волшебника.

Другими словами, психика волшебника совершенно беззащитна от его собственного CAD.

Последние модели оборудованы функцией, улучшающей обработку последовательности активации, но вместе с этим им стало проще влиять на психическое состояние пользователя.

Если во время обслуживания возникнет ошибка, не только снизится эффективность магии, но и другие побочные эффекты могут вызвать дискомфорт, головную боль, головокружение, рвоту, или даже серьезный ущерб, вроде галлюцинаций или душевных шрамов. Поэтому чем выше возможности CAD, тем более сложное обслуживание нужно проводить.

Волшебникам очень рискованно добровольно сдавать CAD на обслуживание неизвестному инженеру.

Даже если Катсуто сам принял это решение, он показал значительное мужество, предложив себя испытуемым.

— Нет, я его советовала, поэтому я и должна взять на себя эту роль, — Маюми тотчас же захотела взять на себя ответственность, вероятно из чувства долга, но, с другой стороны, это подразумевало, что она не совсем доверяет Тацуе, что, к своему дискомфорту, Тацуя прочел между строк.

— Стойте, позвольте мне это сделать.

Но вот что свою кандидатуру выдвинет Кирихара... это сильно потрясло Тацую. Такая храбрость, безусловно, утешала.

Кабинет обслуживания CAD, открытый для преподавателей и учеников, находился в здании практической подготовки.

Однако в этот раз они не использовали запрограммированные устройства обслуживания, которые находились в здании практической подготовки, но принесли для теста в конференц-зал мобильные устройства обслуживания, которые будут использоваться на Турните девяти школ.

CAD, который Тацуе нужно было откорректировать, также был одним из CAD для Турнира девяти школ.

Поскольку подготовка к Турниру по материалам и процедурам шла гладко, большая задержка в вопросе выбора участников была вопиющей проблемой.

Тацуя сел напротив Кирихары возле устройства обслуживания, но Кирихара и Тацуя друг друга не видели. Вокруг Кирихары столпились члены школьного совета и лидеры различных клубов.

Первый шаг включал активацию школьного устройства, процесс, где много злобных взглядов сосредоточилось на движениях рук Тацуи; но Тацуя давно привык работать с более сложными устройствами, чем школьное оборудование, поэтому эту процедуру мог закончить безупречно даже во сне. Он искусно закончил подготовку и принял бесстрастное лицо, чтобы отразить ненавистные взгляды.

— Моя задача — копирование схемы CAD Кирихары-сэмпая в CAD для соревнований, внеся необходимые корректировки не изменяя последовательность активации, я правильно понял? — Тацуя ещё раз подтвердил задачу теста.

— Да, извини за беспокойство.

Тацуя, увидев кивок Маюми, слегка покачал головой. Не кивнул, но покачал головой.

— ...Что такое?

— Я бы не советовал прямо копировать схему на другую модель CAD... Но ничего не поделаешь, поэтому лучше поставить безопасность высшим приоритетом.

— ?

Поражена была не только Маюми. «Копирование схемы CAD» было простой задачей, которая делается, когда пользователь меняет используемый CAD, поэтому многих учеников интересовало, почему же Тацуя видит в этом трудность.

Однако члены Команды Техников, стоявшие вокруг Азусы, точно знали, почему Тацуя поднял этот вопрос. Они либо кивнули, либо усмехнулись, затем приготовились насладиться исполнением Тацуи.

Больше ничего не сказав, Тацуя погрузился в обслуживание.

Сперва он подключил CAD Кирихары к обслуживающему оборудованию.

Процесс копирования схемы был полуавтоматическим, поэтому здесь нельзя было оценить разницу в мастерстве.

Однако Тацуя не просто свалил копирование схемы прямо на CAD Турнира, но сохранил её в области обработки устройства обслуживания, от этого действия несколько человек от удивления подняли брови.

Затем измерил характер псионовых колебаний Кирихары.

Следуя инструкциям Тацуи, Кирихара надел наушники на голову, затем положил обе руки на стол экспертизы.

Обычная процедура; если бы это было автоматическое устройство обслуживания, то шаги, включающие подключение CAD и чтение псионовых волн, завершились бы автоматически.

Ученики, которые используют школьные устройства для личного обслуживания, обычно выполняют эту точную процедуру.

С другой стороны, инженер показывает свою истинную силу лишь тогда, когда не полагается на автоматическое обслуживание и вручную делает незначительные коррективы в операционной системе CAD.

— Спасибо сэмпай, можешь уже их снять.

Тацуя увидел, что измерения завершены, и Кирихара снял наушники.

Обычно следующим шагом нужно подключить CAD, который необходимо модифицировать, затем выполнить регулировки согласно автоматическим рекомендациям. Это требовало подсоединения заранее подготовленного CAD, с последующим копированием на него всех данных.

Почти все в зале подумали, что Тацуя перепутал порядок действий.

Словно подтверждая это, Тацуя, не шевелясь, смотрел на монитор.

Однако он не был похож на человека, который безнадежно потерялся из-за ошибки.

Он сосредоточился до ужасающей степени, не давая ни намека на неуверенность.

Не в силах сдержать любопытство, Азуса высунула голову над Тацуей, чтобы взглянуть на монитор.

— Э? — она издала странный звук, который совершенно не вязался с её молодым образом.

Но Тацуя и бровью не повел.

Маюми и Мари не осмелились спросить, в чем дело, поэтому подошли к Азусе, чтобы посмотреть на монитор — и едва сдержали вздохи.

На мониторе не было видно ожидаемых итогов измерения и графиков, но он был заполнен строками символов, которые прокручивались на невероятной скорости.

Маюми и Мари могли лишь изредка уловить несколько чисел — их глаза были совершенно не в силах справиться с такой скоростью прокрутки.

Числа неожиданно остановились.

Прошло примерно несколько десятков секунд, и менее пяти минут от того, как Тацуя начал смотреть на экран.

После того, как строки символов остановились, Тацуя сразу же подключил Турнирный CAD и быстро начал стучать по клавиатуре.

Начали открываться и закрываться множество окон.

Лишь Азуса заметила, что одним из открытых окон был исходный документ с записями итогов измерения, и другое окно содержало скопированную на устройство обслуживания схему CAD.

Лишь немногие осознали, насколько невероятная процедура разворачивается перед их глазами, поэтому большинство зрителей заворожила неслыханная скорость, с которой Тацуя печатал на клавиатуре. Однако Азуса считала, что и впрямь удивительной была техника, которую Тацуя показал, прочитав напрямую из исходного документа характер псионовых колебаний.

С этим методом инженер может идеально распределить ресурсы в пределах параметров CAD, чтобы лучше всего соответствовать итогам измерения, отображенным на устройстве обслуживания. Это был полностью ручной процесс, совершенно независимый от автоматических процессов, предоставляемых системой.

Перед глазами Азусы настройки, временно сохраненные в рабочей зоне, быстро переписывались.

Исходный документ оставался на главном экране, но Азуса едва могла уловить измененные настройки.

Это определенно попадало под границы безопасности. Он и впрямь придерживался условия — «безопасность превыше всего».

Этим он снизил риск для пользователя, который возникает при автоматическом обслуживании, и обеспечил последовательности активации большую эффективность.

Не было совершенно никакой необходимости в практическом тесте.

Навыки этого ученика первого года значительно превзошли всех из команды техников.

Азуса решила во что бы то ни стало затащить Тацую в команду, все возражения будут отклонены.


Под условием «не менять последовательность активации» обслуживание быстро подошло к концу.


Он был настолько быстр, что зрители даже не успели всё подробно рассмотреть.

Следующей частью был живой тест.

Незаметно для остальных, Кирихара слегка занервничал и напрягся, но в пределах ожидаемых границ.

Но на самом деле не произошло никакого происшествия, не произошло ничего, что можно было бы даже отдаленно назвать происшествием.

CAD, который Тацуя модифицировал, был «совершенно таким же» как и собственный CAD Кирихары.

— Кирихара, как ты себя чувствуешь?

— Нет проблем, будто я использую свой собственный CAD, нет вообще никакого дискомфорта, — Кирихара сразу же ответил на вопрос Катсуто.

Всем было ясно, что это не завышенная оценка по дружбе. Ученики знали прошлое Кирихары и Тацуи (Тацуя насильно подавил Кирихару во время «выступления» клуба кэндзюцу на неделе вербовки в апреле), поэтому были уверены, что Кирихара никогда не станет защищать Тацую. Впрочем, даже без этого «недопонимания», все, кто видели вызов магии, знали, что CAD работает идеально.

Тем не менее, «возможность плавного вызова магии» — низкий критерий, а какие-либо ещё результаты было трудно увидеть.

— ...Похоже, он знает основы, но этого недостаточно, чтобы он стал одним из представителей школы.

— По времени — довольно средний результат, ничего особенного.

— Он не следовал надлежащей процедуре, но за этим должна быть причина...

Неудивительно, что участники второго года были первыми, кто негативно среагировал на этот, казалось бы, нормальный результат.

Такая реакция была не только от беспрецедентного выдвижения Тацуи, но также из-за того, что его специально выбрала Президент, и все подсознательно ожидали, что он покажет некую нестандартную технику, поэтому естественно завышенные ожидания привели к большому разочарованию.

— Я полностью поддерживаю принятие Шибы-куна в команду! — оставив своё обычное пугливое выражение, Азуса яростно возразила. — Он показал перед нашими глазами технику, намного превосходящую наши самые смелые мечты, как учеников старшей школы. Просто сам факт, что ему не нужно использовать автоматическое обслуживание и что он способен всё сделать полностью вручную, уже подвиг, который я не могу повторить.

— ...Даже если его техника удивительна, но какой в этом смысл, если после этого такой обычный результат?..

— Результат лишь выглядит обычным, но содержание совершенно другое! Полностью соблюсти пределы безопасных параметров и не потерять в эффективности — это невероятное достижение!

— Накадзо, расслабься немного... вместо того чтобы остаться в пределах безопасных параметров, разве не лучше сделать несколько изменений для увеличения производительности?

— Это... потому что они внезапно захотели сделать тест...

Спор не был одной из её сильных сторон, поэтому у неё быстро иссякли силы.

Как только Азуса начала тонуть, один ученик поднял руку, чтобы тем самым быстро привлечь к себе всеобщее внимание:

— Личная модель Кирихары обладает намного большей производительностью, чем модель для Турнира, но даже с таким отличием, пользователь не заметил никакой разницы, поэтому я считаю, что эта техника заслуживает самой высокой оценки.

— Э?.. Хаттори-кун?

Внезапно на помощь пришел Хаттори.

— Президент, я тоже желаю, чтобы Шиба присоединился к Команде Техников.

— Ханзо-кун? — Маюми была совершенно не в состоянии скрыть своё удивление.

Даже столкнувшись с несколько негативной реакцией обожаемого Президента и исключая свои личные мысли, Хаттори продолжал бесстрашно (с виду) и любезно превозносить своё мнение:

— Турнир девяти школ очень сильно повлияет на репутацию нашей школы, поэтому мы должны послать лучших и сильнейших кандидатов, не уделяя много внимания тому, кто они. Инженер должен поддерживать участников для того, чтобы они могли сосредоточиться исключительно на самом соревновании. Как и сказала Накадзо, чтобы Кирихара произнес «нет никакого дискомфорта», я должен признать — он прекрасно сделал свою работу. Нам сейчас отчаянно не хватает инженеров, сейчас не время жаловаться, что «он ученик первого года» или «это беспрецедентно».

Речь Хаттори была насыщена колючими словами, но он упорно защищал свою неподдельную позицию.

Впрочем, даже одного того, что Хаттори перешел на сторону Тацуи, было более чем достаточно, чтобы взорвать встречу.

— Я тоже думаю, что Хаттори прав. Таланта, который показал Шиба, более чем достаточно, чтобы квалифицировать его представителем школы. Я также поддерживаю присоединение Шибы к Команде Техников.

С оппозицией, ошеломленной в тишине, и публичным заявлением Катсуто о поддержке, Тацуя был принят в команду техников.

Глава 2

Телефон зазвонил как раз тогда, когда Тацуя и Миюки, как обычно, поужинали вместе.

Кстати, как общеизвестно, почти все модели телефонов были оборудованы «веб-камерами» — мелочь, которую всегда осуждали третьесортные критики, говоря: они не телефоны, а телеэкраны или некие связанные но бессмысленные объекты. Даже с этой встроенной функцией они всё ещё назывались «телефонами».

Вернемся к теме.

Сейчас Миюки убиралась на кухне.

Она не была настолько непреклонной, чтобы самой мыть посуду, поскольку могла положить её в HAR, но их дом не был оборудован 3H (Humanoid Home Helper — Гуманоидным помощником по дому, или просто «Домашним роботом»), который недавно появился на рынке массового потребления. Они единогласно согласились, что от свисающих с потолка рук робота хлопот больше чем от чего-либо ещё, лучше самим после себя убраться.

По словам Миюки, если они станут слишком ленивыми чтобы хотя бы убраться, то их физическая форма быстро ухудшится.

Снова вернемся к теме.

Проще говоря, вот почему Тацуя поднял трубку, хотя такое и происходило редко.

— Давно не виделись... Вы намеренно это сделали?

— ...Подожди, о чем это ты... Давно не виделись, Особый Лейтенант.

На экране было знакомое лицо, на котором было очень удивленное выражение.

— Прошло почти два месяца с нашего последнего разговора, но... Это звание... Так передача зашифрована? Не могу поверить, что вы каждый раз можете подключаться к гражданской линии.

— Это не так просто, Особый Лейтенант. По сравнению с нормальным домом, разве защита твоего дома не слишком сильна?

— Просто в последнее время активность хакеров возросла, а на домашнем сервере очень много важной информации.

— Неудивительно. Нас почти отследили.

— Вы это заслужили. Пока вы не будете слишком сильно углубляться в базу данных, система защиты не активируется.

— Думаю, это послужит отличным предупреждением моему новейшему коммутатору.

Человек на экране, кожа лица которого была грубой от длительного воздействия солнечного света и пороха, озорно улыбнулся.

Увидев эту улыбку, Тацуя подумал, что этот человек за последние три года не постарел ни на день.

По его рангу и подразделению, каждый день он должен иметь дело с множеством вещей, но он никогда не показывал и следа усталости... Когда такие мысли закружились в голове Тацуи, он вдруг вспомнил, что человек на другой стороне линии — командир Отдельного магически оборудованного батальона бригады 1-0-1 Майор Казама Харунобу — не любит впустую тратить время на светский разговор.

— Майор, вы сегодня по какому поводу?

— Верно, прекратим просто болтать. Давай переидем к делу.

— Продолжайте.

— Сегодня мы завершили модификацию «Третьего Глаза». Мы заменили некоторые компоненты на более производительные и обновили программное обеспечение, поэтому я хочу, чтобы ты его протестировал.

1-0-1 произносилось именно как «один ноль один», а не «сто один».

Это был главным образом основанный на магии экспериментальный отряд, отделенный от обычного командования. К тому же, Отдельный Магически-оборудованный Батальон отвечал за разработку передового оборудования.

По сравнению с классификацией регулярной армии, допуск службы безопасности этого отряда был на пять или шесть уровней выше. Стало быть, обычный ученик старшей школы не должен иметь ничего общего с этим батальоном, да и знать о его существовании он не должен.

Однако в связи с определенными секретными событиями, Тацуя стал официальным членом батальона Казамы.

— Вас понял. Завтра первым делом доложу.

— ...Подожди, это не настолько важно, что тебе нужно прогуливать школу.

— Нет, в ближайшие выходные я планирую посетить лабораторию, чтобы протестировать новый CAD.

— Хотя я не в том положении, чтобы это говорить... Но с того дня, как ты поступил в старшую школу, ты ведешь совершенно не подобающую ученику жизнь.

— Мне не нравится ваше отношение, но с этим я ничего не могу поделать.

— И вправду... сколь бы заняты мы ни были, с этим мы ничего не можем поделать. В таком случае приходи на старое место завтра утром. Прости, что меня там не будет, но я предупрежу Санаду.

— Вас понял, — приняв приказ, Тацуя отдал честь, на что Казама по ту сторону экрана сделал то же самое.

Тацуя отдал честь совершенно против правил, но поскольку он не состоял в регулярных войсках, стандарты немного смягчились.

— Перейдем к следующему вопросу. Особый Лейтенант, ходят слухи, что ты присоединился к летнему Турниру Девяти Школ?

— ...Подтверждаю.

Тацуя на долю секунды замешкался, но учитывая обстоятельства, само то, что он замешкался лишь на «долю секунды» было большим достижением.

Прошло менее трех часов после того, как его утвердили членом Команды Техников.

Зная, что спрашивать бесполезно, Тацуя убавил любопытство и воздержался от того, чтобы спросить, откуда Майор это узнал.

— Арена расположена в юго-восточном секторе Тренировочных Земель Фудзи, это лишь мое предположение... Но, Тацуя, оставайся начеку.

Обычная речь Казамы уже была резкой, но сегодня выглядела ещё резче, чем обычно.

Он не обращался к Тацуе по рангу, фамилии, или псевдониму, но называл его прямо по имени, что доказывало, что он предупреждает Тацую как старый друг, а не как вышестоящий офицер. Получив информацию, перехваченную разведывательной сетью военных, он предупредил не полицию или общественность, но простого ученика старшей школы без какого-либо социального положения. Это было очень странно.

Тацуя сосредоточил всё внимание на том, чтобы продолжить слушать.

— Недалеко от земель Фудзи произошли подозрительные происшествия, с признаками вторжения нелегалов.

— Неужели кто-то проник на военные тренировочные земли?

— И впрямь, это весьма плачевно. Также, несколько свидетелей заявили, что видели членов международного преступного синдиката восточноазиатской внешности, которые не встречались в это время в прошлом году. Исходя из времени, очень похоже, что они что-то планируют на Турнир Девяти Школ.

«Это всего лишь внутренний турнир старших школ...», — хотел произнести вслух Тацуя, но передумал.

Они — ученики старшей школы, но также и элитные молодые волшебники страны, которые будут публично соревноваться друг с другом.

Например, если во время церемонии награждения произойдет крупный теракт с использованием взрывчатки, то это серьезно повлияет на талантливых людей страны.

— Вы упомянули международный преступный синдикат?

Преступный синдикат — организация другого типа, нежели Бланш (которая притворялась анти-магической политической организацией), с которой Тацуя столкнулся в апреле. Преступный синдикат не должен быть заинтересован в ненужном ущербе. Терроризм — совсем другая история. Казама был солдатом, поэтому у него не должно быть никакого опыта работы с международными преступными синдикатами.

Как же он узнал, кто они?

— Я попросил Мибу о помощи. Ты, наверное, знаешь его.

— Отец ученицы второго года Первой Школы Мибу Саяки?

— Верно. После ухода из армии, Мибу перешел в отдел Внутренних Дел (Агентство по надзору за данными). Сейчас он глава отдела Иностранных Дел, специализирующегося на международных преступных синдикатах.

— ...Я удивлен, — сказал Тацуя, и не просто, чтобы поболтать, он и впрямь удивился.

Тацую поразило, как просто Майор через телефон открыл личность одного из своих источников информации; Агентство по надзору за данными обычно остается нейтральным между политиками и военными, поэтому они не особо дружны с военными, однако Майор просто попросил их о помощи, что тоже удивило Тацую. Однако больше всего его удивило то, что дочка эксперта внутренних дел, как ни странно, стала сообщницей террористической организации, связанной с иностранными государствами, и отец, глава отдела иностранных дел, просто закрыл на это глаза. Благотворная небрежность, не слишком?

— Преступными синдикатами и нелегальными террористическими ячейки занимаются разные департаменты. Узость взглядов на свои собственные дела — распространенная ошибка в государственных агентствах.

Казама точно понял мысли Тацуи, и не потому, что они долго были друзьями, а скорее потому, что Казама тоже мог читать между строк, и это откликнулось в Тацуе.

— Впрочем, информация из областей в пределах его опыта заслуживает доверия. Согласно расчетам Мибу, они могут быть членами гонконгского преступного синдиката под названием «Безголовый Дракон», их мотивы остаются неизвестными, как только это изменится, мы дадим тебе знать.

— Спасибо, Майор.

— Я не увижу тебя завтра, но мы можем встретиться на Фудзи.

— С нетерпением буду ждать этой встречи.

— Как и я... Хо, мы болтали слишком долго. Новобранец начинает паниковать, так что мне уже пора вешать трубку.

Сетевая полиция, наверное, уже обнаружила следы сетевого вторжения. Поэтому Тацуя не мог решить, должен ли хвалить навыки сетевой полиции или оплакивать навыки подчиненных Казамы.

— Убедись в том, что поприветствуешь от меня своего сэнсэя.

— Понял.

— Прощай.

Тацуя не успел ответить, как экран уже погас.

— Наверное, это намек на то, что я должен связаться с сэнсэем...

«Тогда, сколько же он смог раскрыть?» — Лицо сэнсэя, который носил титул главы монахов, но был более уместно описан как «самозванец», всплыло в голове Тацуи, на что он слегка вздохнул.


◊ ◊ ◊

— Онии-сама, не хочешь выпить чашечку чая?..

Через некоторое время после того, как он закрыл за собой двери в гостиную, послышался голос Миюки.

Похоже, она не хотела подслушивать разговор Тацуи, поэтому ждала на кухне, пока он не закончит говорить.

Миюки изначально занимала более привилегированную позицию, чем Тацуя, и обладала правами слушать любые военные или иностранные секреты, но никогда не пользовалась этими правами перед старшим братом.

Прежде чем Миюки успела снова спросить, Тацуя молча направился к кухне и открыл дверь.

Как и ожидалось, Миюки испуганно стояла с широко открытыми глазами и подносом в руках, на котором был чайник с чаем, некоторое столовое серебро и закуски.

— ...Онии-сама, пожалуйста, не пугай меня так, мог бы хоть что-то сказать... Я не верю, что ты беззвучно двигался лишь чтобы посмеяться над испуганным выражением Миюки. Онии-сама пугает меня.

— Извини, извини.

Надувшись, Миюки отвернулась. Всё время извиняясь, Тацуя улыбнулся и взял у неё поднос.

— Но я не пытался напугать тебя, я просто подумал, что ты несешь что-то тяжелое, поэтому бросился вперед. Я не хочу, чтобы моя милая сестренка несла тяжелые вещи.

— ...Я прекрасно знаю: ты это выдумал... Но в этот единственный раз я просто позволю Онии-саме обмануть меня.

Она по-прежнему была недовольна, но уголки её рта слегка расслабились.

Тацуя сказал лишь одно слово, чтобы её успокоить.

Но Миюки этого было вполне достаточно.

— Сегодня черный чай?

— Да, я купила замечательный летний экстракт, я подумала, что иногда очень хорошо выпить чашечку чая.

Вернувшись к столу, Тацуя кивнул Миюки в ответ, затем попробовал чашечку чая.

— Мускатель, довольно редкий... Ты, должно быть, потратила много времени и усилий, чтобы его достать, да?

— Нет, это и впрямь была случайность... Пока Онии-сама счастлив, это высшая похвала для Миюки.

Тацуя не спеша сделал глоток и удовлетворенно улыбнулся. Видя это, Миюки от всего сердца счастливо заулыбалась.

— Хм, чай великолепный, и сдобное печенье выглядит аппетитным. Миюки, ты его испекла?

— Да, хотя... на вид оно не очень.

— Ерунда, я вовсе не против, на вкус оно просто замечательное.

От смущения Миюки наклонила голову, но наблюдать за тем, как брат хвалит сдобное печенье и наслаждается им, было достаточно, чтобы побудить её поднять голову и радостно улыбнуться.

Тацуя не поднимал вопрос о своём разговоре с Казамой, и Миюки об этом не спрашивала.

Тацуя был занят, пробуя подготовленные младшей сестрой изысканные закуски и скрупулезно купленный чай. Для Миюки, просто видеть удовлетворенное выражение лица брата было более чем достаточной наградой за любую трудную задачу.


◊ ◊ ◊

Нет нужды это повторять, но Миюки была общепризнанной почётной ученицей.

Мало того, что вне всяких сомнений талантлива, но ещё и очень прилежна.

Кроме каждодневной заботы о брате, она также училась до поздней ночи.

И сегодня проучившись почти до полуночи, она выключила монитор и задвинула его в стол.

Она всё ещё не устала.

По её опыту, когда ложишься в кровать в возбужденном состоянии — заснуть трудно. Это быстро решалось устройством сна, но брат с неодобрением относился к технологии, которую используют почти 70% страны. Поэтому у Миюки не было причин ею пользоваться.

Тогда сделаем ещё одну чашечку чая, чтобы сменить настроение, подумала Миюки.

Для неё полностью окупилось выслеживание чая Мускатель лучшего качества, о чем говорил восторг брата. Просто вспоминая его улыбку, она может увидеть замечательный сон, но если она увидит его улыбку ещё один раз, или даже если брат погладит её по голове, тогда это будет даже лучше.

Миюки как раз шла на кухню, когда, остановившись перед зеркалом, ей в голову пришла внезапная мысль.

Миюки чуть кивнула, затем на её лице показалась немного озорная улыбка.


◊ ◊ ◊

— Онии-сама, это Миюки, я пришла с чаем.

— Замечательно, заходи.

Каждую ночь в это время Миюки приносила чашечку чая или кофе, брат обычно её благодарил, будто чувствуя свою вину, но этой ночью, похоже, он ждал её появления, что слегка её озадачило.

Тем не менее, если он её ждал, то это определенно её обрадовало.

— Я как раз собирался пойти... — успел сказать он, прежде чем тишина насильно проглотила следующее слово.

Увидев, что брат повернулся на стуле и пристально на неё смотрит, Миюки почувствовала небольшую дрожь удовлетворения. Одной рукой она несла поднос, тогда как другой слегка сжала подол юбки и игриво сделала реверанс.

— ...Ах, это ведь форма для «Танца фей»?

— Верно, Онии-сама, ты уж точно знаешь.

Мини-юбка была образована слой за слоем ослепительными цветами, которые плавали вместе и идеально подходили к ярким кожаным сапогам и колготкам, покрывающим её прекрасные ноги.

Спину покрывала верхняя одежда, изготовленная из полупрозрачного материала неопределенной толщины. Линии не были вышиты, но естественно созданы самой тканью, что позволило отлично дополнить грудь.

Под верхней одеждой была рубашка в том же стиле, что и колготки. Нет, наверное это была не рубашка и колготки, но покрывающий всё тело костюм из эластичной ткани. Без верхней одежды эту форму можно было бы легко принять за форму фигуристки.

Её длинные шелковые волосы на месте держала пара украшений с крыльями, уходящими в стороны, соединенные длинной толстой полосой, как на большинстве наушников.

Учитывая сопротивление воздуха и защиту груди, эта великолепная форма, несомненно, — форма для «Иллюзорных Звезд», также известных как «Танец фей», одного из самых ожидаемых магических соревнований Турнира Девяти Школ.

— Как я выгляжу? — Миюки положила поднос на ближайший стол, затем с улыбкой покружилась вокруг. Слегка качающаяся мини-юбка была очень короткой, но вместе с развевающимися волосами, танцующими в воздухе, создавала ауру невозможной грации.

— Невероятно мило, форма идеально тебе подошла, и ты превосходно выбрала время.

Когда Тацуя её похвалил, Миюки прекратила кружиться, посмотрела на него и, схватив обеими руками подол юбки, сделала глубокий реверанс.

— Онии-сама, спасибо за... похвалу?

Миюки была на все сто уверена, что он её похвалит, поэтому приготовила лишь один ответ, как если бы достаточно было лишь одного его.

Но она не смогла понять, что имел в виду Тацуя своими последними словами, поэтому изменила ответ, добавив в него вопросительную интонацию.

Прежде чем «взглянуть» на сидящего Тацую, Миюки выпрямила ноги и талию.

И как раз в тот миг, когда собиралась на него посмотреть, чтобы узнать смысл слов «ты превосходно выбрала время», Миюки быстро осознала, что что-то не так.

И также быстро поняла причину: Тацуя сидел, но взгляд его был на такой высоте, будто он стоит.

Миюки быстро посмотрела вниз, затем сглотнула.

Стул, который должен был быть под ним, пропал.

Правая нога Тацуи лежала крест-накрест над левой, а правый локоть был строго перпендикулярно над правым коленом, как будто он растянул вперед верхнюю половину тела... И он сидел в воздухе.

— Миюки, я хочу, чтобы и ты протестировала это устройство расчета.

Тацуя, поддерживая своё положение, скользнул к Миюки и остановился от неё на расстоянии вытянутой руки. Затем выпрямил ноги, будто поднимаясь со стула.

С этой серией движений, его тело естественным образом вернулось на землю.

— ...Магия Полётного Типа... Магия Типа Непрерывного Гравитационного Контроля завершена! — она была обескуражена лишь на долю секунды. Миюки почти набросилась на брата, радостно схватив его руку: — Онии-сама, поздравляю!

Эта магия была одной из тех, которые Тацуя уже некоторое время исследовал.

Среди Четырех Великих Систем и Восьми Основных Типов магии, первая категория — система «Скорости/Веса».

Эта категория образовалась из простейших Супер Сил, и стала самой часто используемой магией в современной системе магии.

Тем не менее, хотя Магия Полёта была теоретически возможна в системе Скорости/Веса, Магии Непрерывного Гравитационного Контроля, и основные предложения существовали ещё с первых дней современной магии, до этого дня она не была успешно создана.

На сегодняшний день Магия Полета остается объектом жарких споров. Общее мнение современной магии было таково, что хотя есть теории, практическое применение невозможно.

Тем не менее, ещё один краеугольный камень законов современной магии был разбит прямо перед глазами Миюки.

— Снова Онии-сама сделал невозможное возможным! Я стала свидетельницей этой поворотной точки истории, а человек, совершивший это высокое достижение, — мой старший брат, я очень горжусь тем, что я твоя сестра!

Миюки плотно обхватила руками правую руку Тацуи, она, казалось, была готова его обнять, но Тацуя нежно положил левую руку на руки сестры.

— Спасибо, Миюки. Пользователи древней магии уже достигли такого уровня полёта, хотя они и не собирались использовать это лишь для полёта. Но сегодня мы сделали ещё один большой шаг на пути к осуществлению цели.

— Способность полёта древней магии может быть использована лишь малой частью волшебников и является уникальной способностью, которая зависит от объекта, верно? Но разве Магию Полёта Онии-самы не может использовать каждый, если у него достаточно силы магии?

— Сейчас я установил это своей основной целью. Надеюсь, Миюки, ты поможешь мне это протестировать.

— С удовольствием! — засияли глаза Миюки, и она быстро кивнула.


Получив инструкции, Миюки посмотрела на недавно отрегулированный CAD в своей левой руке.

Как и собственный CAD Миюки, это была модель в виде мобильного терминала.

Однако его размеры были намного меньше размеров и так уже крошечной модели Миюки — он удобно помещался в её небольшой ладони.

Единственное сходство — лишь общая форма модели мобильного терминала.

Это была специализированная модель CAD.

Миюки не была знакома со специализированными моделями, но действия были достаточно просты.

В нем была лишь кнопка питания и, будучи активированным, CAD автоматически впитывал Псионы пользователя, чтобы непрерывно подпитывать последовательность активации пока не будет истощена энергия. На определенном уровне это было совершенно варварское устройство.

Однако уровень потребления Псионов был снижен к абсолютному минимуму.

Целью конструкции было свести к минимуму нагрузку на пользователя.

— Начнем тест.

От сильного волнения её голос немного дрожал.

Того, что не дрожали руки, для Миюки было достаточно, чтобы поздравить себя.

Даже если тест провалится, Тацуя не будет её винить.

Вместо этого он, скорее всего, с нуля переделает «Устройство Расчета Полёта».

Она отказывалась позволять своим недостаткам увеличить бремя брата.

Миюки нажала кнопку питания CAD.

Она, даже не глядя, знала, что CAD начал поглощать Псионы из её тела.

Тем не менее, количество было столь малым, что ей пришлось обратить особое внимание, чтобы их обнаружить.

Количество было лишь немного выше обычной потери лишних Псионов.

К тому времени, как она это осознала, последовательность активации уже была сохранена в Зоне Расчета Магии.

Хотя при инструктаже Тацуя её предупредил, крошечный масштаб последовательности активации всё же застал её врасплох.

С практическими навыками Миюки, она могла легко выполнить десятки копий одной и той же последовательности активации.

Даже если масштаб был крошечный, в нем были записаны все критичные тонкости.

Миюки знала, что последовательность активации была полностью лишена всех ненужных частей, чтобы повысить эффективность до максимума.

Переменные были введены в последовательность активации, началось строительство последовательности магии.

Как правило, волшебники не обращают внимания на этот этап.

Волшебники просто используют язык, формулы или изображения, чтобы правильно сформулировать желаемое изменение явления, затем погружаются в подсознание.

Работа Зоны Расчета Магии заключается в том, чтобы трансформировать воображаемую реальность в данные для последовательности магии. «Переменные» в последовательности активации относятся к частям, которые волшебник должен создать воображением.

Волшебники могут почувствовать последовательности активации, которые поглощены телом, точно так же, как могут ощутить конструируемую в них последовательность магии. Однако процесс конструирования последовательности магии частично невольный, и не является предметом сознательного вмешательства.

В ином случае, поскольку у человеческого понимания и осмысления данных есть пределы, невозможно было бы создать Информационные Тела, способные повлиять на реальность.

Миюки представила себя парящей на высоте потолка.

Вдруг сила тяжести исчезла.

Пять чувств потеряли связь с окружением, будто тело исчезло из реальности, из-за чего Миюки чуточку запаниковала.

С другой стороны, душа Миюки наполнилась радостью, которая намного превысила ничтожное чувство паники.

Она никогда не думала, что полёт — это такая свобода.

Она почти завидовала астронавтам, которые летят среди звезд с 80% от этого чувства.

Но и жалела их, так как они носили громоздкие скафандры, чтобы насладится этим удовольствием.

Миюки искренне желала покинуть этот узкий подвал и свободно парить в облаках.

— Ну как? Циклическая Система не слишком напрягает?

Голос брата быстро вернул Миюки назад на землю.

Ей было ужасно стыдно — её поглотило удовольствие от полёта в столь критичный эксперимент.

Тем не менее, сейчас не время себя ненавидеть.

«Миюки, ты должна собраться» — она мысленно отругала себя, прежде чем ответить на вопрос брата:

— Никаких проблем. Нет ни головной боли, ни чувства истощения.

— Превосходно. Начни постепенное параллельное движение, привыкни к медленному ускорению, затем лети, как пожелаешь.

— Поняла.

Миюки последовала указаниям Тацуи и представила себя медленно летящей параллельно земле.

Крошечная последовательность активации автоматически раскрылась и скопировала себя, конструируя последовательность магии, которая изменила направление гравитации к параллельному движению.

Магия Полёта для беспрерывного вызова магии использовала Систему Циклического Вызова.

Согласно этому процессу, пока новые концептуальные идеи не будут введены в Зону Расчета, переменные будут непрерывно воссоздавать первоначальные значения.

В данные самокопирующейся Несистемной Магии на заключительные этапы процесса конструирования последовательности магии была добавлена последовательность активации, которая могла повлиять на Область Расчета Магии, поэтому даже без манипуляций над CAD может быть вызвана та же последовательность магии — вот так и работает Система Циклического Вызова. Поэтому та же последовательность активации — конструкция последовательности магии — и переменные могут быть бесконечно включены. В этом и заключается Магия Полёта.

Выдающееся произведение искусства Тауруса Сильвера «Система Циклического Вызова» — идеальное дополнение для Устройства Расчета Полёта, которое придумал Тацуя.

— Магия не пересекается?

— Нет. Как и ожидалось от Онии-самы, расчет времени просто идеален.

И работать такая система будет лишь при точной активации магии.

Люди не подходят для такого точного вычисления, поэтому необходимы машины.

Если бы конструкция упрямо отказывалась учитывать что-либо помимо магии, тогда система была бы попросту невозможной.

Миюки продолжила следовать указаниям Тацуи и постепенно по спирали увеличила скорость.

Она по максимуму использовала ограниченное пространство подвала: поворачивалась, маневрировала, и переворачивалась, танцуя в воздухе.

Плавно колыхалась юбка и длинные, шелковистые волосы следовали за растянувшимся телом, показывая красивейшие пируэты.

В какую-то секунду Тацуя забыл объективно анализировать данные и просто стоял на месте, очарованный совершенно неожиданным танцем феи.


◊ ◊ ◊

В компании Four Leaves Technology (официальное название — «Four Leaves Technology», но в официальных записях компании и в имени бренда намеренно использовали «Four Leaves»), часто сокращаемой до FLT, имелся центр разработки CAD, расположенный в глуши, почти в двух часах езды от дома Тацуи на общественном транспорте (лишь полтора часа на электрическом мотоцикле, но из-за дождя они решили использовать общественный транспорт). Тацуя уже давно был знаком с этим маршрутом и именно из-за того, что был с ним слишком знаком, длинная и трудная поездка лишь раздражала его.

— Миюки?..

— Да, Онии-сама, что такое?

— ...Забудь, извини. Ничего.

— Хм?..

В отличие от лабораторий возле главной штаб-квартиры корпорации, когда Тацуя направлялся в эту лабораторию, Миюки обычно шла вместе с ним, поэтому ей, скорее всего, был тоже хорошо знаком этот маршрут. Но, несмотря на плохую погоду, она выглядела так, будто они собрались на пикник, из-за чего Тацуя хотел спросить причину этого.

Но как раз когда Тацуя собирался спросить, он осекся, подумав, что это будет весьма странный вопрос.

Конечно, это очень смутило Миюки, но её жизнерадостное настроение быстро вернулось — она чуть ли не напевала от радости.

Но они уже зашли в исследовательскую лабораторию, поэтому она на самом деле не издала никаких звуков.

Это был центр всех корпоративных технических исследований, настоящее сердце FLT, со всей сопутствующей системой безопасности. Не только камеры следили за каждым углом, поражало ещё и количество сотрудников службы безопасности.

Тем не менее, никто не остановил Тацую и Миюки.

Они даже не потрудились пройти проверку возле стойки, прежде чем войти в безоконный коридор, который вел в самую глубокую часть здания.

Наконец, они пришли в комнату, в которой одна стена полностью от пола до потолка состояла из окон.

По другую сторону этих окон находилось большое пространство, которое почти на пол этажа уходило под землю, достаточно большое, чтобы вместить ангар.

С другой стороны этого открытого пространства была ещё одна комната, с такой же зоной обзора.

Это был центр тестирования CAD.

Более десятка инженеров и исследователей суетились, споря о чем-то, или манипулировали различными измерительными устройствами.

— Ах, молодой господин!

Хотя все были погружены в работу, кто-то поприветствовал Тацую как раз в ту секунду, когда он вошел в комнату наблюдения.

Это было довольно редко (наверное, это место было единственным), когда все приветствовали Тацую, а не Миюки.

Изначально Тацую называли «молодым господином» из-за того, что он был сыном одного из руководителей корпорации с полным доступом, но сейчас этот уважаемый титул принадлежит их будущему лидеру.

Тацуя был слегка смущен таким прозвищем и хотел, чтобы все прекратили его так называть, но он знал, что все это делают из-за настоящей дружбы, поэтому не поднимал этот вопрос.

— Извините за беспокойство, где Директор Ушияма?

Из-за вежливых взглядов, направленных на брата, Миюки начала светится от счастья, заставляя всех людей (очень немногие мужчины способны сопротивляться улыбке Миюки) без конца отвлекаться от работы. Тацуя позволил Миюки сопровождать его, когда спросил первого исследователя в белом халате, который их поприветствовал.

Но на вопрос ответил голос из места, далеко позади толпы:

— Меня ищите, господин? — через толпу протиснулся высокий, но вряд ли хрупкий на вид инженер, на котором была серая рабочая одежда.

— Директор, извините, что зашел, когда вы так заняты.

— Постойте, господин, пожалуйста, не говорите так, — уважительное приветствие Тацуи заставило инженера по имени Ушияма покраснеть и покачать головой, — конечно, вы вправе действовать, как пожелаете, но эти люди ваши подчиненные, поэтому ненужно чрезмерно скромничать.

— Это не совсем так, все здесь были наняты отцом, поэтому они вряд ли ответят мне...

— Что вы говорите. Вы широко известный «Мистер Сильвер», для нас большая честь служить вам.

Все инженеры и исследователи, услышавшие слова Ушиямы, кивнули в знак согласия.

Это Третий Отдел Разработки CAD компании Four Leaves Technology.

Команда разработчиков, создавшая то, что мир называет серией «Silver».

В настоящее время публично признано, что серия «Silver» — показательная работа компании FLT, вершина ее технических возможностей. Люди, которых когда-то видели бунтарями и вольнодумцами, излишек персонала технического департамента, составлявшие Третий Отдел, ныне, после появления серии Silver, стали обладать значительным влиянием внутри компании.

Поэтому эти инженеры и исследователи клялись в вечной верности одному из основных разработчиков, Тацуе — «половине» Тауруса Сильвера.

— Если серьезно, то я думаю, что настоящий лидер этой группы — вы, «Мистер Таурус», разве не так? Вы ведь всегда неохотно принимали руководство, поэтому Третий Отдел всё ещё не имеет менеджеров и руководителей групп.

— Пожалуйста, не говорите так, я не способен быть «Мистером» или «Таурусом», я просто обыкновенный инженер, который делает тяжелую работу, чтобы ваши гениальные теории воплотились в жизнь. Я не могу смириться с тем, что мое имя находится рядом с настоящим разработчиком. Я не настолько наглый. Просто молодой господин всё ещё несовершеннолетний школьник, и поэтому вам трудно что-либо запатентовать, вот почему я должен использовать своё имя.

— ... Ушияма-сан, без ваших навыков было бы невозможно реализовать «Циклическую Систему». Я и близко не настолько способный в знании аппаратного обеспечения, производительности, и в творчестве, поэтому какими бы ни были навыки или теория, лишь одно имеет значение — то, что мы смогли создать модель для массового потребителя, так ведь?

— Ах~ Остановитесь, просто остановитесь. Я просто не могу побить молодого господина в споре, так что давайте займемся делом. Вы ведь сюда пришли не для того, чтобы просто нас увидеть?

Как только Ушияма почесал голову в знак сдачи, Тацуя расслабил своё серьезное выражение и намеренно улыбнулся:

— Хорошо, Ушияма-сан, сегодняшним предметом теста будет это.

Тацуя намеренно говорил и двигался обычным образом, когда вытащил CAD в форме смартфона. Ушияма смотрел на него, не моргая, более десяти секунд.

Это был CAD модели Т-7, который Ушияма приготовил для Тацуи под конкретную задачу.

Загрузить программное обеспечение в тестовую модель, значит...

— Неужели это... CAD для Полёта?

Руки Ушиямы задрожали, когда Тацуя передал ему CAD.

— Да, в тестовое оборудование, которое вы для меня сделали, Ушияма-сан, уже загружена последовательность активации для Магии Типа Непрерывного Гравитационного Контроля. С этой тестовой моделью легко получить доступ и управлять системой, что делает её очень простой в использовании.

— Тогда тест...

— Как обычно, лишь Миюки и я протестировали, но нас нельзя назвать обычными волшебниками.

Все присутствующие, которые их подслушали, и не просто один или два, затаили дыхание и напряженно уставились на руки Ушиямы.

— ...Акира, как много у нас в лаборатории Моделей Т-7? — наконец, Ушияма довольно спокойным голосом спросил подчиненного. Услышав в ответ «десять», его наполовину закрытые глаза внезапно распахнулись: — Черт! Всего десять? Почему мы их не заменили! Что? Закажете их позже, а сейчас возьмите все модели, которые у нас есть, подсоедините к обслуживающим машинам и скопируйте систему, которую написал молодой господин! Хироши, вызови всех тестеров! Что? У кого-то выходной? Плевать! Если понадобится, тащи за шею! Все остальные, оставьте всё, что делаете и подготовьтесь для точных измерений! Парни, вы поняли? Это магия Полётного Типа! Это изменит историю самой магии!

Видимо он говорил по внутреннему вещанию.

Не только эта комната, даже тестовая комната на противоположной стороне взорвалась в действиях, начали работать даже исследователи, у которых был перерыв.


Внутреннее помещение для теста CAD по площади и высоте соперничало с большим спортзалом. С потолка свисали линии связи и были прикреплены к спине тестеров.

Они также были двойными, и при необходимости служили страховочным тросом.

Магия Левитационного Типа уже широко распространилась, и это здание ранее её тестировало, но магия Полётного Типа была на совершенно ином уровне, чем Левитационного, до такой степени, что их конструкция была принципиально разной. Она также отличалась от прыжков и замедленного спуска, до сих пор неизвестная магия.

Лица тестеров побледнели от тревоги.

Обычно новую магию создают из уже знакомой магии, но никто не знает, где может прятаться опасность.

Были прецеденты, когда волшебники теряли жизни из-за крошечных багов в последовательности активации.

При использовании совершенно новой, ранее неизвестной магии не хватит никакой осторожности.

Пол покрыли поглощающим удары материалом и, по завершении проверки страховочных тросов, приготовления, наконец, были окончены.

— Начать тестирование, — приказал начать Ушияма, эвакуировавшись в комнату наблюдения (не только для безопасности наблюдателей, но также и тестеров).

Снизу было невозможно увидеть, какие эмоции испытывает тестер, поскольку на нем был шлем безопасности.

Однако тестер, который ещё до тридцати лет накопил обширный опыт основным тестером, заметно стиснул зубы.

Тем не менее, он без каких-либо колебаний включил питание CAD.

— Подтвердите подъем.

— Согласно измерениям, нет обратной силы, оказывающей давление на землю.

Прежде чем невооруженный глаз смог это подтвердить, персонал возле разных измерительных устройств уже сообщил.

— Ошибки ускорения вверх: в пределах допустимых параметров.

— CAD работает стабильно.

Тело тестера начало постепенно подниматься.

Они ясно увидели, как его ноги оторвались от земли.

Линия связи повисла, доказав, что тестер не висит на страховочном тросе.

Внутри комнаты наблюдения, кроме шума машин обработки данных и отчетов, даже одежда не шелестела.

Все забыли, как двигаться, уставившись на сцену перед глазами или на показатели измерительных устройств.

— Ускорение вверх всё ещё падает... и достигло нуля, теперь поддерживается постоянная скорость подъема.

Тестер постепенно поднялся на три метра — к высоте комнаты наблюдения.

— Ускорение вверх стало отрицательным... скорость подъема достигла нуля, подтверждена неподвижность.

До этого времени всё было в пределах того, на что способна магия Левитационного Типа.

— Тестирование параллельного ускорения.

Кто-то... нет, наверное, все затаили дыхание.

— Остановить ускорение, начать параллельное движение со скоростью один метр в секунду.

Не дожидаясь отчета измерения, было ясно невооруженным глазом, что тестер начал двигаться в воздухе.

— Движется...

— Он может летать...

Недоверчивые слова лишь подтвердили, что у всех перед глазами была реальность.

— Тестер №1 комнате наблюдения, сейчас я хожу по воздуху... Отставить... Я лечу, я свободен...

Эта неожиданная передача из динамиков, выпустила эмоции, удерживаемые всеобщим изумлением.

— Потрясающе!

— Мы это сделали!

— Поздравляю, молодой господин!

Наблюдатели кричали от радости.

Тестер свободно придерживался траектории полёта.

Лишь Тацую не задели пылкие эмоции окружающих людей, он спокойно наблюдал за их выражениями и принимал их безумные пожелания.


— Неужели вы все идиоты?.. — беспомощно развел руками Ушияма, увидев растянувшихся на земле тестеров из-за чрезмерного использования магии.

Этот тест сильно превысил график и продолжался до тех пор, пока все девять тестеров совершенно не истощились.

И не из-за каких-либо проблем в процессе, просто тестеры не хотели останавливаться.

По их запросу, линия связи, служившая также страховочным тросом, была заменена на беспроводную связь, поэтому они могли полностью уйти от сценария и поиграть в салки.

— Как вы можете так долго использовать магию Непрерывного Типа!

Современная магия почти всегда активируется в мгновение ока или за короткий промежуток времени.

Как правило, магия с непрерывными эффектами действительна лишь на протяжении определенного времени, поэтому существует очень мало волшебников, которые могут использовать магию, требующую непрерывной активации. Например, «Звуковой Меч» принадлежит к категории непрерывной магии, но на самом деле большинство пользователей обновляют активацию после каждого удара.

До недавнего времени магию, для которой требовалась повторяющаяся активация, считали уникальной способностью избранных волшебников, и изменилось это лишь тогда, когда ввели систему «Циклического Вызова», которая сделала доступной для широкой общественности автоматическое копирование последовательности активации внутри Зоны Расчета Магии.

— За свои поступки вы отвечаете сами, я не раздаю сверхурочные.

К счастью, у тестеров не было выявлено симптомов потери магии.

Поскольку всё оставалось в пределах веселья, Ушияма фыркнул на протесты и направился к Тацуе, который сосредоточенно смотрел на результаты тестирования.

— Вы чем-то обеспокоенны?

Когда Тацуя обернулся, его выражение было далеким от довольного.

— Если честно, области для улучшений безграничны... Но если исходить из текущего состояния, то напряжение от непрерывного выполнения последовательности активации по-прежнему слишком велико.

Почему-то когда Ушияма услышал это и посмотрел на Тацую и Миюки, стоявшую возле брата, на его лице мелькнуло понимание.

— Конечно, по сравнению с принцессой или молодым господином, у этих волшебников довольно ограниченное количество Псионов.

По стандартам силы магии Тацуя был в самом хвосте волшебников.

Однако с развитием магии и с течением времени стандарты силы магии меняются.

Например, тридцать лет назад последовательности активации не были столь понятны, как сегодня, поэтому переход от последовательности активации к конструированию последовательности магии был настолько медленен, что даже нельзя сравнивать с сегодняшним днем. Последовательность магии была также очень слабой и, если сравнить с сегодняшним днем и временем, требовалось в несколько раз больше Псионов для конструирования такой же по эффективности последовательности магии.

В то время стандарты силы волшебников придавали особое значение количеству Псионов в теле волшебника (физическом и ментальном), а не скорости построения последовательности магии. По старым стандартам, в Тацуе и Миюки количество Псионов оценивалось бы высшим уровнем.

Благодаря улучшению последовательностей активации, последовательностей магии и CAD, ограниченное количество Псионов уже не поднимало такие же проблемы вызова магии. Исключая техники «Несистемной Магии», которые прямо высвобождают Псионы, большое количество Псионов сейчас смотрится как красивое украшение.

Тем не менее, использование последовательности активации и конструирование последовательностей магии всё ещё потребляет Псионы и даже если каждое потребление невелико, сотни или тысячи дополнительных вызовов по-прежнему складываются в значительную нагрузку на волшебника.

— Мы должны упростить конструкцию автоматического поглощения Псионов CAD, чтобы сделать её более действенной...

— ...Позвольте мне этим заняться. Если мы больше положимся на аппаратную часть, чем на программную, это может несколько уменьшить нагрузку. Наверное, мы могли бы установить временной механизм в качестве петли обратной связи, — немного подумав, сказал Ушияма, на что Тацуя ответил понимающей улыбкой:

— Я как раз хотел это с вами обсудить.

— Я польщен.

На их лицах показались совершенно одинаковые улыбки.


◊ ◊ ◊

Хотя всё ещё нужно было немного доделать аппаратную часть, в целом техническая часть показала удовлетворительный результат. Сегодня главной задачей было проверить, сможет ли обычный волшебник использовать Магию Полёта с доступными на рынке CAD.

Нельзя было терять время. После организации результатов эксперимента, на следующей неделе ему нужно будет опубликовать детали Магии Полёта под именем Тауруса Сильвера. Сейчас скорость была более важна, чем качество, так как влияние «первого в мире» и «второго в мире» совершенно разное. «Первый» — невероятно мощный инструмент распространения.

С другой стороны, CAD, специально разработанные для магии Полётного Типа должны быть объективно переработаны с нуля, поэтому они, скорее всего, попадут на рынок примерно в сентябре (в конце первой половины финансового года).

С этими двумя поставленными задачами, совещание было отложено.

Тацуя пошёл в комнату отдыха, забрал ждавшую там Миюки и начал долгий путь домой.

Ещё нужно было сделать много работы... Но Ушияма решительно настоял на том, чтобы Тацуя и Миюки отправились домой, затем неловко почесал затылок.

— Мне очень жаль, я связывался с Вице-президентом, но...

Ни во время эксперимента, ни после подтверждения успеха Вице-президент, отвечающий за всё в отделе исследований и разработок компании FLT, отец Тацуи и Миюки, никогда не появлялся, тонкость, возле которой Ушияма просто не мог пройти мимо.

— Не волнуйтесь об этом. Всё равно сейчас у нас выходной, и даже если он на работе, он должен быть в штаб-квартире корпорации.

Если честно, по мнению Тацуи, не видеть его, наверное, будет к лучшему.

А Миюки так вообще не хотела его видеть.

Однако это, наверное, слишком много информации для Ушиямы. Он знал, что их отец не только занимает важную должность в компании FLT, но также основной акционер. Даже если Ушияма был ключевым инженером разработки, скелеты в шкафу менеджера должны держаться очень далеко от сотрудников.

Тогда Тацуя подумал об этом и решил ответить тем предлогом, но лишь усугубил виноватое выражение Ушиямы.

— ...Нет, Вице-президент на самом деле сегодня здесь...

Даже если Миюки была у Тацуи за спиной, он ощутил эмоциональное волнение сестры, как она нахмурилась.

Ну а Тацуя на самом деле вздохнул с облегчением.

Слава богу, что они не столкнулись с отцом.

— Как Вице-президент, у него, наверное, нет времени лично проверять каждый уголок. Мне с трудом верится, что он смотрит свысока на отдел исследований и разработок.

— Нет, это я вполне понимаю. К тому же Вице-президент выделил нам большой бюджет.

Тацуя намеренно возвратился к началу разговора и развернулся, чтобы успокоить Ушияму. Было обидно, что он должен так относится к ещё более тревожному Ушияме, но Тацуя также не хотел останавливаться на этой теме.

Но как обычно, у судьбы были другие планы.

Попрощавшись с Ушиямой и покинув исследовательские лаборатории, в коридоре, ведущем к выходу из главного здания, они столкнулись с людьми, которых в последнюю очередь хотели встретить.

— Давно не виделись, госпожа Миюки.

Когда три члена семьи молча уставились друг на друга, первым заговорил четвертый присутствующий человек. Этот человек был знаком Тацуе и Миюки. «Знаком», но не «близко».

— Некоторое время, Аоки-сан. Я тоже хотела бы сказать, давно не виделись, но здесь нахожусь не только я. Ото-сама, хорошо выглядите, спасибо вам за последний звонок, но думаю, что изредка поприветствовать своего сына не станет основанием для божественного возмездия, не так ли?

Ровный и приветливый голос содержал колючие ноты, но кожа и защита противников была устойчива против шипов розы.

— Госпожа, простите за дерзость, но Аоки — дворецкий и финансовый менеджер Семьи Йоцуба. Ваш запрос приветствовать мелкого слугу идет против правил нашего дома.

— Он мой брат.

Миюки хотела сохранять спокойствие, но Тацуе было ясно, что она достигла своего предела.

— И опять простите за дерзость, но все в доме искренне желают, чтобы госпожа возглавила Семью Йоцуба. Он — всего лишь страж госпожи, и, стало быть, стоит на совершенно ином уровне, чем вы.

— Подождите, Аоки-сан, я понимаю, что мое вмешательство будет считаться хамством, но осторожно выбирайте свои слова.

Как раз когда Миюки почти закричала, Тацуя холодно ответил вместо неё.

Его голос был крайне холодным.

Даже такое презрение не повлияло на волю Тацуи.

Сердце Тацуи было таким «сделано».

Вместо того чтобы обижаться, Тацуя был скорее обеспокоен тем, что Миюки может навредить себе, если рассердится от его имени.

— Неважно. Хотя ты простой слуга, ты всё ещё сын Мии-самы, поэтому я вынужден пропустить нарушение приличий.

У Тацуи не было времени разбираться с надменным отношением противника.

— Ранее вы заявили, что все, кто служат Семье Йоцуба, желают, чтобы Миюки стала следующей главой Семьи Йоцуба. Разве это справедливо к другим кандидатам? — Чтобы больше не позволить Миюки подвергаться направленному к нему негативу, Тацуя должен был непрерывно атаковать, вынуждая оппонента отступать, и не позволяя Миюки вмешиваться. — Полагаю, наша тетя ещё не выбрала преемника, если только вы не посвящены в её решение?

Умный и способный джентльмен в рассвете сил, похожий больше на адвоката чем на дворецкого, был настолько ошеломлен вопросом шестнадцатилетнего юноши, что потерял дар речи.

— Если она приняла решение, тогда мне нужно немедленно начать приготовления для Миюки. Сегодня прекрасная возможность, поэтому я был бы очень признателен, если бы вы это подтвердили. — Тацуя говорил идеально ровно, не повышая голос.

— ...Мая-сама ещё не приняла решение, — ответил Аоки, на нем было страдальческое выражение лица.

Тацуя намеренно расширил глаза, чтобы выразить удивление:

— Поразительно! Четвертый дворецкий Семьи Йоцуба фактически перешел на личные желания под видом указания Семьи к кандидатам на роль преемника? Если так, тогда кто здесь нарушает правила Дома?

Когда Аоки с совершенно красным лицом яростно на него посмотрел, Тацуя притворился, что вздохнул. Решив, что позиция Аоки теперь несостоятельна, Тацуя приготовился уходить с победоносным выражением.

К сожалению, он оказался слишком наивен.

— ...Это не предположение. Так как мы все служим Семье Йоцуба, это единое чувство, которым мы все обладаем. Хотя мы лично не можем этого видеть, пока мы стремимся к одной цели, мы все на одной волне, — это было поддельное оправдание, не имеющее никакого отношения ни к теории, ни к логике. Тем не менее, противник подготовил запретный яд для последнего удара. — Ты не более чем бессердечный, фальшивый волшебник. Ты не сможешь понять.

В ту секунду, когда Аоки выплюнул эти злонамеренные слова, стены внезапно покрылись морозом.

Кондиционеры бросились в перегрузку, пытаясь восстановить стремительно падающую температуру.

Вокруг ног Миюки собрались вихри холодного воздуха.

Однако как только Тацуя протянул палец левой руки и, в сопровождении звука перемотки на высокой скорости кассетного плеера (галлюцинации, которую могут услышать люди, чувствительные к магии), холодный воздух исчез.

Лицо Миюки изменилось от сердитого красного до зеленого, затем полностью побледнело. Тацуя одной рукой притянул её к груди, затем посмотрел холодным, режущим, как лезвие, взглядом на Аоки.

— Этого «бессердечного фальшивого волшебника» создала моя мать, старшая сестра текущей главы Семьи Йоцуба — Йоцубы Маи, та, которую называли Йоцуба, и теперь называют Шиба Мия. С помощью запретной Несистемной магии «Вмешательство в Конструкцию Психики», она насильно изменила зону в сознании, в основном чтобы с помощью ввода Модели Расчета Магии создать сильные эмоции, вызываемые лимбической системой, и тем самым создала искусственного волшебника. Этот эксперимент разработала Йоцуба Мая, недавно ставшая главой Семьи Йоцуба, но Шиба Мия провела его на своём шестилетнем сыне, у которого не было магических способностей. Другими словами, применять на мне слово «самозванец», будет то же самое, что назвать цель эксперимента, который провела текущая глава Семьи Йоцуба и её старшая сестра, подделкой. Я уверен, вы ведь осознаете последствия?

Тацуя нежно держал любимую маленькую сестренку, которая сейчас плакала на его груди. С другой стороны, он продолжал безжалостно атаковать Аоки, который был ответственен за её текущее состояние.

— ...

— Тацуя, прекрати, — отец Тацуи, Шиба Тацуро, до этого молчавший, прикрыл неподвижного Аоки, который испугался и ничего не говорил, и шагнул вперед, чтобы остановить Тацую, — не говори плохо о своей матери.

Но его слова не относились к теме разговора.

Скорее всего, он это сделал, чтобы избежать раздражения главного дома и защитить самого себя.

Эту корпорацию тайно финансировала Семья Йоцуба, поэтому даже если он и был главным акционером благодаря акциям его умершей жены, настоящая власть оставалась в руках Семьи Йоцуба, так что неудивительно, что он говорит мягко, когда они рядом, но...

Тацуя почти рассмеялся.

— Тацуя, не то чтобы я не понимаю, почему ты ненавидишь мать...

И этот отец даже не может прочесть выражение Тацуи.

Тацуя и впрямь считал, что ради всеобщего душевного здоровья лучше всего будет уйти как можно скорее.

Тем не менее, он полагал, что должен добавить один дополнительный довод, прежде чем уйти:

— Ото-сан, вы неправильно поняли, я не ненавижу мать.

— Не... Неужели...

Этого было вполне достаточно.

Не было необходимости говорить ему те слова, которые Тацуя не сказал.

Сердце Тацуи не обладает способностью «ненавидеть».

Он не может чувствовать сильные эмоции, такие как: гнев, отчаяние, зависть, ненависть, отвращение, обжорство, похоть, лень, и... любовь.

Он никогда не забудется в гневе.

И никогда не погрязнет в отчаянии.

И не будет бороться с завистью.

Не познает ни ненависти, ни отвращения.

И не сможет полюбить женщину.

Будет чувствовать голод, но не будет прожорливым.

Будет чувствовать возбуждение, но не похоть.

Будет чувствовать усталость, но не лень.

Уникальная магия, которой из всего мира обладала лишь его мать, стерла из его сердца все сильные эмоции и побуждения.

Он не ненавидел свою мать.

И он не был в ярости.

Он просто «не мог» взбесится, и «не мог» ненавидеть.

Лишь одна «эмоция» была ему намеренно оставлена, чтобы привязать его к Семье Йоцуба с чувством искусственного долга.

Конечно, это была не почтительность сына.

Затем Тацуя прижал к себе плачущую Миюки, и они покинули помещение, не сказав ни единого слова на прощание.

Глава 3

Одним из преимуществ обучения в школе было способствование созданию межличностных отношений.

Непосредственная близость и родственные отношения давали сильный порыв для развития дружбы, и независимо от того, были отношения официальными или не официальными, они служили, чтобы различать и распределять группы внутри групп.

Что до применения этих слов на практике...

— Утро, Шиба. Я уже слышал об этом, хорошо сделано.

— Утро, Шиба-кун, хорошая работа.

— Доброе утро, Шиба-кун, я болела за тебя.

— Эй, ты это сделал, Шиба.

...Даже ученики, которые обычно не были ему близки, по своей воле приветствовали его и говорили ободряющие слова.

В понедельник, едва зайдя в класс, Тацуя получил от одноклассников слова поддержки.

Причина их поведения была проста — Тацую выбрали одним из представителей на Турнир девяти школ.

— Слухи разносятся быстро.

— Верно. Решение было принято только на прошлой неделе, даже официального уведомления ещё не было.

— Хех, так откуда же все получили новости?

Лео, Мизуки, и Эрика не притворились невежественными, так что виновниками, видимо, были не они.

Но не похоже, что люди, ответственные за распространение слухов, распространяли их по чьей-то указке.

На встрече присутствовали лишь старшеклассники, так что, скорее всего, они услышали новости от руководителей своих клубов.

— Кстати, участников ведь объявят сегодня?

Эрика склонила голову и задала вопрос, на который Тацуя серьезно кивнул.

Включая команду техников, официальный список участников Турнира девяти школ окончательно был утвержден лишь в прошлую пятницу.

По первоначальному графику список должен был быть утвержден ещё две недели назад, так что они, очевидно, были на несколько шагов позади.

То, что участники были уже выбраны, возможно было благом, так как все используемые на Турнире CAD и форма, чья подготовка обычно занимает длительное время, были уже собраны. Осталось лишь одно узкое место — из-за того, что вопрос техников был решен не вовремя, ещё не были проведены работы по техническому обслуживанию и тестированию.

Миюки тоже была участницей, но в связи с постоянным потоком подготовительных работ была совершенно недоступна. Для неё Тацуя был готов пожертвовать чем угодно, но по-прежнему не мог развеять миф, что его протолкнули быстро и ловко.

— Полагаю, пятый урок будет изменен на собрание, — сказала Мизуки, посмотрев на экран терминала, который был установлен на столе перед ними. На нем отображалось сегодняшнее расписание занятий.

У всех классов было одно и то же расписание — три урока до обеда, и два после.

Однако помимо лабораторий, практических занятий, и уроков физической подготовки, стандартизированные уроки (уроки, на которых задания были установлены последовательностью целей) продвигались по собственному темпу ученика. Современные школы позволили персонализировать обучение — на уроках вся нужная информация отображалась на экране терминала, что позволило не сильно ограничивать время начала и окончания урока.

В современных школах, чем выше уровень обучения, тем меньше внимания уделяется разделению времени для урока и времени для перерыва. То, что школа изменила весь пятый урок на собрание, чтобы правильно провести представителей, ясно свидетельствовало, что школа высоко ценит Турнир.

— Тацуя-кун, ты во время церемонии ведь тоже будешь на сцене?

— Хм, наверное... — с запинкой ответил Тацуя Мизуки, видимо это был спорный вопрос, который его беспокоил.

— И Тацуя единственный новичок, да?

Как и сказал Лео, только один новичок был принят в команду техников, и это был Тацуя.

Опыт обслуживания CAD был абсолютно необходим, поэтому понятно, что в команду техников должны были выбрать лишь старшеклассников, вот только навыки Тацуи сильно отличались от остальных.

Конечно, если принять во внимание то, что он — передовой эксперт в разработке программного обеспечения CAD, то он, несомненно, будет сверхквалифицированным для выступления инженером на соревнованиях старших школ.

Но ни его одногодки, ни старшеклассники, никто не знал этих тонкостей.

Знала лишь его сестра Миюки.

— Этот первый поток выглядит ~слишком~ огорченным.

Ученики первого потока ещё страдали от итогов экзаменов, а выбор Тацуи подлил ещё больше масла в огонь. Что было совершенно очевидно, даже без замечания Эрики.

— Просто все участники — ученики первого потока... — высказал своё мнение Тацуя.

Все участники дивизиона новичков были из первого потока, а Тацуя был лишь вспомогательным членом, поэтому на первый взгляд никто не должен был возражать.

Но были ещё и ученики первого потока, которые стремились стать ремесленниками магии. Вот для них этого ну никак не могло быть достаточно, чтобы утешиться.

Тацуя был в редкостном завистливом положении.

Но у него не было способности завидовать другим.

Его жизненный опыт не был столь богат, чтобы увидеть все тонкости.

— Они ничего не могут с этим поделать. Ревность сама по себе недостаточно хорошая причина.

Поэтому когда услышал резкие слова Мизуки, Тацуя не смог найти, что ответить.

— Расслабься, на этот раз в тебя никто не собирается бросать камни или магию.

На чрезмерно крайний метод его утешения Эрикой, Тацуя мог лишь криво улыбнуться.


◊ ◊ ◊

После четвертого урока Тацуя сообщил о своем прибытии за кулисы, где Миюки, которая прибыла незадолго до него, передала ему тонкую куртку.

— Что это?

Во всех отношениях это была обычная куртка, но Тацуя хотел убедиться.

— Это форма команды техников. Пожалуйста, надень её на церемонию вместо обычной формы, — ответила Маюми на его вопрос.

Ожидаемый ответ.

На ней самой была спортивная куртка в западном стиле.

Наверное, это форма участников.

Миюки, которая до сих пор была в своей школьной форме, улыбнулась и протянула куртку, держа её обеими руками.

На мгновение в голове мелькнула мысль не послушаться, но Тацуя знал — сопротивление бесполезно.

Тацуя просто снял пиджак школьной формы, и повесил его на подготовленную заранее вешалку.

Затем слегка согнул колени и позволил Миюки помочь ему надеть куртку.

Став позади него, Миюки накинула куртку на плечи брата, затем обошла его и поправила воротник и рукава. После этого сделала шаг назад, чтобы взглянуть на фигуру брата, и широко, удовлетворенно улыбнулась.

Тацуя в значительной степени знал, почему у сестры такое фантастическое настроение.

Скорее всего, она была счастлива, потому что на левой стороне груди куртки была вышита школьная эмблема.

Эмблема была стилизована цветком с восемью лепестками.

На форме Миюки была такая же эмблема, на том же месте.

Это была эмблема первой старшей школы.

Не замена чего-либо, а символ первого потока учеников.

— Онии-сама, куртка тебе идеально подходит...

Форма Турнира во многом походила на обычную, что было вполне понятно, ведь она служила лишь для распознавания школы участников.

Однако, в глазах Миюки, Тацуя был восстановлен на своем законном месте.

Если честно, Тацую это не волновало, но не волновало именно потому, что он не хотел портить настроение. Оставалось ещё некоторое время до начала церемонии, поэтому, одев форму команды техников, Тацуе пришлось немного подождать.

Внешний вид Тацуи, подчеркнутый формой, полностью заворожил Миюки. Но она так и стояла на месте, не надевая свою форму. Тацуя посмотрел вокруг, но не нашел и следа её западной спортивной куртки. Даже с обильным количеством оставшегося времени, Тацуя чувствовал, что она должна готовиться как можно скорее.

— Ты не должна переодеться?

— Я выступаю помощницей проведения церемонии.

Услышав вопрос Тацуи, Миюки быстро убрала завороженное выражение лица, и ответила своей обычной улыбкой.

Другими словами, Миюки впервые не будет стоять вместе с представителями команды, а будет представлять команду... По крайней мере, так Тацуя понял её слова.

— Тогда это большая ответственность.

— Пожалуйста, не напоминай мне...

Она никоим образом не избегала бы такого незначительного долга, но Тацуя уловил её слабый тон и нерешительный взгляд, из-за чего нежно улыбнулся и положил руку на голову сестры.

Окружающие направили на них холодные взгляды.


◊ ◊ ◊

Члены команды, ответственные за организацию так называемой церемонии провожания, начали церемонию вовремя и всё пошло по плану.

Тацуя стоял на сцене, но никто не собирался бросать в него камни или магию, это было очевидно.

Тем не менее, для него это было незнакомое место.

Участники и инженеры были построены в две линии. Среди команды техников лишь Тацуя был учеником первого года. Все остальные были старшеклассниками, понятно, он ощущал себя лишним.

Благодаря действиям во время встречи по выбору окончательного списка участников, Тацуи был по крайней мере на сцене избавлен от прямо враждебных или презрительных взглядов.

Впрочем, взгляды дружескими не были тоже. Благосклонную оценку не следует приравнивать к благосклонному мнению.

Как бы они на него ни смотрели, его одобрение в состав команды было беспрецедентно высоким.

В довершении всего, Тацуя был одет в куртку, на которой была вышита эмблема с восемью лепестками.

Несомненно, кто-то должен был заметить агрессию, которая неизбежно вела к дальнейшему ухудшению положения, но он с ней ничего не мог поделать. Под сверкающими огнями Тацуя спокойно об этом размышлял, как если бы вообще не имел к этому никакого отношения.

В это время на сцене объявляли имя каждого участника.

Руководителем церемонии была Маюми.

Услышав своё имя, каждый участник получал специальную медаль со скрытым идентификационным кристаллом, необходимым для входа в зону соревнований на Турнире.

Чтобы улучшить представление команды, Миюки отвечала за вручение медалей каждому человеку.

Участников было 40 (а без учета Миюки и Маюми — 38), так что это был очень трудоемкий процесс, но скорее всего благодаря своему отличному воспитанию, Миюки поддерживала милую улыбку, и прикрепляла медали к каждому человеку.

В такой близости, что они могли чувствовать её дыхание, ни один ученик не мог устоять перед улыбкой Миюки, они отчаянно пытались не краснеть и не дрожать.

Если бы было лишь это, то эта сцена, несомненно, вызвала бы гнев всех учениц, но даже ученицы, получающие медали, краснели или чувствовали неуверенность. Так что никто в зале (особенно старшеклассники) не был раздражен, и вместо этого все улыбались в знак согласия.

Медали предназначались не только участникам, но и вспомогательной команде.

После того, как была представлена команда тактиков, наконец, настала очередь команды техников.

— Знаешь, мне как-то нервозно.

Кто-то возле Тацуи внезапно заговорил к нему, вынудив его слегка повернуть голову.

Ученик, который стоял возле него, тоже слегка повернул голову и поймал взгляд Тацуи.

Взгляд Тацуи был немного выше.

Если он правильно вспомнил, это был ученик второго года по имени Исори Кэй. Конечно, он был учеником первого потока (в любом случае на сцене из второго потока был лишь Тацуя).

— Да уж.

Он был одним из немногих учеников, которые дружески относились к Тацуе.

Красивый юноша с мягким характером и, если поменяет штаны на юбку, с его стройной фигурой ему идеально подойдет описание «высокая ученица». Однако он был на первом месте в теории магии среди всего второго года, и одним из ведущих волшебников с практическими навыками.

Пересмотрев его «красоту» с близкого расстояния, Тацуя убедился, что не следует судить книгу по обложке.

Они по-прежнему находились на сцене, поэтому разговор был окончен.

Однако даже для такого медленного человека, как Тацуя, того, что он сумел найти проблеск света дружелюбия в мрачном океане негатива, было достаточно, чтобы уменьшить нарастающие в сердце мрачные мысли.

Когда он почувствовал, что унынье уменьшилось, у него осталась избыточная энергия для обследования аудитории.

Поскольку в зале не было назначенных мест, ученики естественным образом разделились на две части: ученики первого потока спереди, и второго потока сзади.

Однако нескольким посторонним удалось проникнуть в передние ряды.

Они, вероятно, обнаружили взгляд Тацуи.

Эрика энергично помахала рукой из своего места в третьем ряду спереди, который был достаточно близко, чтобы называться передним рядом.

Это потрясло Тацую.

Присмотревшись, он увидел, что Мизуки сидит возле неё, Лео от неё по другую сторону и Микихико сидит сбоку от Лео. Даже лица за ними были очень знакомыми.

В полнейшем нарушении негласных правил, с неодобрительными взглядами, направленными на них от окружающих учеников первого потока, класс Е первого года взял штурмом передние сидения и объявил эту секцию своей.

Пока Тацуя думал об их отважных действиях, Миюки, с небольшой кареткой впереди, подошла к нему.

На сцене было сорок участников, четыре тактических советника и восемь техников, но если исключить руководителя церемонии и ассистента, наберется в общей сложности пятьдесят человек. Сорок девять из них уже получили свои медали.

Последняя, но не менее важная, наконец, настала очередь пятидесятого человека.

Другими словами, следующим был Тацуя.

Маюми громко объявила его имя.

Или Тацуя слишком много думал, или она и впрямь как-то по-особому произнесла его имя?

Для подтверждения Тацуя сделал шаг вперед.

Миюки показала сияющую, трогательную улыбку (достаточную, чтобы Тацуя начал беспокоиться за душевное состояние сестры) и стала перед ним.

Миюки прикрепила медаль на куртку Тацуи.

В это же время раздались громкие аплодисменты.

Не было никакой необходимости в визуальном подтверждении.

Вслед за Эрикой и Лео начали аплодировать остальные одноклассники.

Для Маюми и Миюки, которые были ответственны за проведение церемонии, это был незапланированный шум.

Но как только ученики первого потока на первом году обучения собрались замять аплодисменты...

Маюми и Миюки взяли инициативу, и сами захлопали со сцены.


MKnR v03 17


После представления последнего члена команды, зааплодировало всё собрание.

Что идеально совпало с аплодисментами всей команды, и распространилось на весь зал.


◊ ◊ ◊

После великолепного завершения церемонии вся школа полностью сосредоточилась на подготовке к Турниру.

Поскольку соревнования, в которых они будут участвовать, уже были определены, Миюки проводила каждый день в тренировках с Шизукой и Хонокой, вплоть до последней секунды перед закрытием школы.

Тацуя должен был проводить обслуживание CAD и в то же время помогал Миюки с её задачами, поэтому до конца дня тоже был занят.

Эрика и Лео присоединились к атлетическому клубу, так что они тоже были втянуты, чтобы помочь справиться с мириадами незаконченных задач.

Из них лишь Мизуки была в литературном клубе, поэтому эту неделю она обычно ждала, пока все остальные закончат.

Из-за церемонии на прошлой неделе она очень тревожилась.

Хотя в зале и не было никаких назначенных мест, всё равно требовалось много мужества, чтобы пойти против негласного правила.

Она не смогла бы это сделать в одиночку, если бы не Эрика, ни один из одноклассников не сделал бы решающий шаг.

Мизуки признавала свою замкнутость и зажатость, поэтому была вдвойне впечатлена и завидовала подруге.

«Но зачем Эрика так старается?..»

Эрика силком затащила Мизуки к участию.

Конечно, Мизуки тоже хотела поддержать Тацую, но, если поразмыслить, была бы более чем довольна, просто аплодируя издали.

Эрика была склонна к безрассудным поступкам, из-за этого её скрытый мотив также мог быть насмешкой над первым потоком.

В тоже время, Эрика обладала непостоянным характером, из-за которого она, как правило, не слишком много думала о своих поступках.

В глазах Мизуки, она была тем, кто любит действия, но редко становится причиной беспокойств. Мизуки ещё могла понять, если бы Эрика вовлекла лишь лучших друзей, например саму же Мизуки, но чтобы она была достаточно мотивированной, чтобы вовлечь всех одноклассников... это не было похоже на шутку.

«Значит, Эрике на самом деле нравится Тацуя... Да?..»

Мизуки считала, что Лео был для Эрики наиболее подходящим парнем.

У Эрики также была обширная предыстория с Микихико, который занял третье место по теоретической части экзаменов.

Но Мизуки чувствовала, что Тацуя был для неё чем-то особенным. Его значение было совершенно иным, чем значение остальных.

Почему-то Мизуки отказалась конкретно определить чувства Эрики.

Она прибыла к входу школы меньше пяти минут назад.

Ещё прошло слишком мало времени, чтобы утверждать, что она устала от ожидания.

Однако этого времени было более чем достаточно, чтобы встряхнуть мысли.

Без какого-либо сознательного усилия у Мизуки в голове возникло много мыслей.

Такие обстоятельства вполне соответствовали критерию «быть рассеянной».

Таким образом, со своими чувствами, не сосредоточенными на какой-либо одной точке, она расширила ощущения наружу и обнаружила странные волны.

Мизуки размышляла ровно одну секунду.

Затем решилась снять очки.

Мгновенно нахлынула волна множества разливающихся цветов.

Зрение заполнилось разноцветными огоньками из мириад оттенков.

Глаза временно пронзила боль, вызванная избыточным возбуждением.

Сняв очки, Мизуки будто сделала шаг с полной темноты на яркий солнечный свет.

Вещи, которых она обычно избегает, внезапно стали видимыми.

Из-за избытка данных появилось бесконтрольное чувство, будто обработка всей этой информации перегрузила зрительные нервы и мозг.

Обычный человек уже давно бы потерял сознание из-за информационного потока, но для неё это был «другой мир», бывший рядом с самого рождения.

Даже люди, внезапно вышедшие на свет, адаптируются очень быстро.

Люди с темными зрачками адаптируются к яркому свету ещё быстрее.

Мизуки нужно было лишь моргнуть два-три раза, чтобы глаза привыкли, и имели возможность видеть псионовый свет в несколько десятков раз лучше, чем доступно среднему волшебнику, и пушионовый свет, который обычный волшебник неспособен даже обнаружить.

Мизуки осторожно положила очки в фуляр, затем направила взгляд к странным колебаниям, которые заметила ранее.

Она быстро нашла частоты, которые проникли сквозь антидуховные линзы.

Пушионовый сигнал был колеблющимся и регулярным, как дыхание.

Сейчас она могла увидеть даже источник света.

Мизуки направилась к зданию развития практических навыков, от которого исходили волны.

Чем ближе она подходила к знанию, тем сильнее ощущала холод, который просачивался в окружающую среду.

Сейчас была середина лета, и даже если солнце уже частично зашло за соседние холмы, температура была ещё достаточно высокой, чтобы потеть.

Это была иллюзия.

«Нечто» притворяется холодным воздухом, скрываясь в складках летнего теплого воздуха.

Это «нечто», казалось, приказывает вернуться.

Будто угрожает, приказывает не идти дальше.

Однако ноги не останавливались.

Логика требовала вернуться, но Мизуки была членом магического общества, и ей было суждено идти бок обок с магией, поэтому инстинкты указывали ей своей парой «глаз» выяснить, что это.

В здании находились лишь несколько человек, поэтому не было никакого шума или громкого смеха.

Освещение над головой поддерживало уровень яркости, который делал комфортным просмотр даже крошечных букв.

Всё как обычно.

Нет, это была школа магии, и здание развития технических навыков посещают многие.

Даже если произошел несчастный случай, он не мог остаться незамеченным инструкторами или старшеклассниками.

По сравнению с обычными старшими школами, у школ магии нет историй о призраках или городских легенд.

Поскольку не прозвучал сигнал тревоги, значит то, что обнаружила Мизуки, было вызвано магией.

Однако, с другой стороны, современной магией истинные духовные проявления обнаружить невозможно.

Сердце охватило зловещее чувство и вогнало в дрожь, но Мизуки шла вперед, как будто бы её тащили без её ведома.

Ступив на лестницу, Мизуки заметила витавший в воздухе слабый, приятный запах.

Она встречала этот запах на уроке волшебной медицины.

Запах, в котором есть дерево ладана, успокаивает.

Она пошла к медицинским лабораториям.

Неравномерный пушионовый свет, наверное, был вызван магическим экспериментом какого-то ученика.

Убедившись, что это не истинные духовные проявления, Мизуки облегченно вздохнула.

И вот, в её голову прокралось любопытство, которое до этого скрывалось за стеной беспокойства.

Одним из фундаментальных уроков магии, который давали с самого начала практического обучения, было то, что никогда не следует вторгаться без разрешения на место проведения эксперимента другим лицом. Неожиданные гости рискуют случайно задействовать магическую область и могут даже привести к выходу магии из-под контроля и спонтанному взрыву. Школа неоднократно всем напоминала, что когда волшебники (такие же новые ученики как и все) тренируются, без предупреждения натолкнуться на магический эксперимент — очень опасно и глупо.

Однако сейчас Мизуки совершенно забыла об этом предупреждении.

Неправильное чувство осторожности побудило её тайком подтолкнуть немного приоткрытую дверь.

Тщательно избегая любого шума, она через приоткрытую дверь заглянула в комнату.

И в это мгновение...

Мизуки едва смогла подавить крик ужаса.

Хотя нет, не ужаса, а всего лишь удивления.

Внутри медицинской лаборатории всё было синим, в воздухе кружили голубые и темно-синие шары.

Каждый шар был независимым, с собственной «силой» и «сознанием».

Мизуки знала, через «визуальное подтверждение», что все вещи в естественном порядке обладают различной силой, которая не направлена в конкретном направлении, но поддерживает постоянное состояние потока. Ей были хорошо знакомы основанные на «силе» природные явления, которые собрались в плавающие шары. В её «глазах», мириады деталей мира были похожи на поток Пушионов, который высвобождает людское сознание.

Однако Мизуки впервые ощутила, что плавающие скопления обладают «сознанием».

«Духи?.. Это то, что все называют духами?» — подумала она.

Мизуки была глубоко тронута, достаточно, чтобы оставить все другие мысли.

И человек, который призвал этих духов, был...

— Йошида-кун?.. — полностью забыв об осторожности, Мизуки тихо пробормотала.

Полностью подсознательное действие.

Но даже если так, для того, чье имя было названо, это не было пустяком.

Особенно из-за того, что он находился в уединенном месте, где никого не должно было быть, и того, что кто-то стал свидетелем его секретной «магии».

— Кто здесь?!

Полностью машинальный вопрос.

Из-за того, что его обнаружили, его слова пронизала ярость, на которую отреагировало «сознание» в «сферах».

— Ой! — выкрикнула и закрыла глаза Мизуки, когда сферы понеслись вперед.

В тоже время сбоку подул «сильный порыв ветра», заставив её присесть.

Но это был поток Псионов, от которого даже не шелохнулись волосы или одежда.

Порыв охватил сферы и защитил Мизуки, но она закрыла глаза и не могла это подтвердить.

Дрожа с трепетом, Мизуки медленно открыла глаза, и увидела, что Микихико с ненавистью смотрит на Тацую, который спокойно и без единой эмоции принимает его взгляд.

— ...Микихико, расслабься, я не хочу с тобой драться.

При внезапном появлении Тацуи, Мизуки из своего положения могла лишь смотреть с широко раскрытыми глазами. Тацуя поднял перед ним пустые руки.

Это был универсальный знак, как для волшебников, так и для простых людей, что человек не хочет драться.

Микихико принял полностью изумленное выражение, и в тот же миг его вражда исчезла, будто её никогда и не было.

Это быстро развеяло напряженность. Мизуки, наконец, шевельнулась и с удрученным видом поднялась.

— ...Тацуя, мои извинения, я не хотел...

Микихико выглядел как потерянный ребенок.

Мизуки вдруг почувствовала порыв его успокоить, но не могла найти подходящих слов.

К счастью, им удалось избежать неловкого периода молчания.

— Я не возражаю, не волнуйся. В конце концов, это ведь Мизуки ошиблась, когда нарушила концентрацию заклинателя во время фазы вызова магии.

— Э? Я? — поспешно обернулась Мизуки. Но увидела лишь направленную к ней озорную улыбку Тацуи. Она быстро поняла, что он на самом деле не ругает её.

— Нет, это не её вина.

Однако Микихико так не считал.

Когда он отклонил слова Тацуи, то говорил довольно быстро.

Вероятно, слова Тацуи были слишком близки к истине, из-за чего он немного запаниковал.

— Это лишь из-за моей собственной неадекватности... Обезуметь лишь из-за того, что тебя назвали по имени... Также я извиняюсь, я забыл нечто очень важное. Спасибо, Тацуя. Я мог случайно ранить Шибату-сан, но благодаря тебе этого удалось избежать.

— Даже без моего вмешательства она была бы в порядке. Только что, это ведь была магия Духов?

Микихико кивнул на вопрос Тацуи, но при этом почему-то замешкался.

— Опираясь на буддистские духи неба и земли, наша семья называет такую магию «Божественной магией Земли».

Наверное, Микихико удивился, что Тацуя спросил о его магии, потому что обычно волшебники не спрашивают о магии друг друга.

Магия Духов — древняя магия, которая использует независимые информационные объекты, обычно называемые «духами», для взаимодействия с другими информационными объектами. На уроках магии эту магию часто называют «магией Духов», но духов также сокращают до ДС (Духовных Существ), но пользователи обычно называют их «духами».

— У меня нет способности определять духов, но я знаю, что это ты контролировал обряд. К тому же, Мизуке сумела обойти рассеивающее поле, так что ей было бы довольно трудно тебя не удивить.

— Как ты узнал про поле... Ах да, верно, ты тоже изучал древнюю магию, поэтому ты бы знал, эффективен обряд или нет... Похоже ты и впрямь чёр... Нет, ты превзошел пределы моих знаний.

— Ты можешь пойти дальше и сказать «чёрт знает что», — в шутливом тоне сказал Тацуя, на что Микихико ответил усмешкой. Напряженные уголки его рта расслабились.

— Но... неважно, как сильно ты не хочешь, чтобы другие тебя видели, по-моему, создание поля в школьных лабораториях тоже подпадает под «чёрт знает что».

— И то правда.

Их общий смех окончательно стер предыдущее напряжение.

— Только что ты использовал магию призыва на природных духах? Я впервые с ними сталкиваюсь.

— Уже бесполезно что-то скрывать. Ты прав, Тацуя, я использовал духи воды, чтобы практиковать магию призыва, — Микихико собрал горящее дерево ладана из-за стола и ответил Тацуе.

Мизуки стала рядом с ним и тряпкой вытирала прилипший к столу пепел.

Конечно, Микихико хотел вежливо отказать, но Мизуки оказалась особенно упорна.

— Духи воды... К сожалению, я знаю лишь то, что они — сосредоточие Пушионов... Мизуки, что ты видела?

— Э? Я тоже, единственное, что я видела, это сферы синего цвета.

Услышав вопрос Тацуи, Мизуки расплывчато улыбнулась и помахала руками перед собой. Но в руке она по-прежнему держала мокрую тряпку, поэтому небольшая часть мутной воды плеснула в лицо Микихико, но она этого не заметила, потому что вопрос застал её полностью врасплох.

Что касается Микихико... Похоже, он тоже этого не заметил.

Он от удивления широко открыл глаза и его лицо напряглось.

— Цветные?.. Ты видишь различие в цвете?..

— Это, э-э... Да, — дрожащим голосом отвечала Мизуки, она не понимала, почему выражение лица Микихико выглядит столь ужасно (как ей показалось), — Например... синие, голубые, или темно синие... ах! — Мизуки не посмела посмотреть Микихико в глаза, поэтому, отвечая на вопрос, смотрела не прямо на него. Но издала небольшой крик, заметив небольшие капли воды на его лице. — И-и-извините! Это... Ах, да, носовой платок, носовой платок.

Мизуки открыла школьную сумку, чтобы достать носовой платок, и вытереть лицо Микихико.

Однако Микихико грубо схватил её протянутую руку.

И потащил перепугавшуюся Мизуки прямо к себе.

Микихико поддержал равновесие Мизуки и взглянул ей в глаза с такого близкого расстояния, что казалось, вот-вот поцелует её.

— Ах... Это...

Мизуки была смущена и возмущена, говорила бессвязно, но казалось, что Микихико этого не замечал.

Он продолжал смотреть, ни разу не моргнув, тогда как паникующая Мизуки не решалась даже отвернуться.

Без всякого предупреждения, они продолжали смотреть друг на друга.

— ...Если это согласованная сцена, я должен буду проститься, иначе это может стать небольшой проблемой.

— Вах!

— Ах!

Двое застыли, словно забыли, как дышать, но благодаря услышанному безобидному голосу Тацуи, быстро отскочили друг от друга.

— Прошу прощения.

— Пожалуйста... не говори так... это я должна извиниться.

И впрямь, загадка.

Совершенно очевидно, почему Микихико просит прощения (он был на грани сексуальных домогательств, и он не должен жаловаться, даже получив пощечину) но почему Мизуки тоже извинилась?

Скорее всего, из-за паники. Тацуя также считал, что атмосфера ставит его в неловкое положение.

— ...Миюки, Эрика и Лео уже пришли, так что если ты хочешь остаться, мы можем выйти первыми.

— Э? Тацуя-кун, так вот почему ты искал меня... Подожди, ах!

Мизуки потребовалось полсекунды, чтобы обдумать сказанное Тацуей (больше похоже, что ей потребовалось полсекунды, чтобы понять), затем она вскрикнула от шока и вновь затихла. Нет, вероятно, она хотела что-то сказать, но застывший рот был не в силах даже слово вымолвить. Похоже, что шок вызвал блокировку в речевой области мозга.

«В любом случае, запинка должна быть временной», — подумал Тацуя, будто смотря на всё со стороны, но, увы, его выражение было далеким от его обычного «бесстрастного лица», когда он посмотрел на Микихико.

— Эй, Микихико, что это всё было? — Тацуя начал с большим интересом анализировать поразительные действия Микихико.

— Извини, я был просто очень изумлен... — Микихико вздохнул с облегчением на изменение темы разговора, и быстро этим воспользовался, чтобы ответить на вопрос Тацуи.

— Подожди, нет нужды извиняться передо мной. Так почему ты был так удивлен?

— Ну... — услышав слова Тацуи, Микихико ещё раз поклонился Мизуке, — мне ужасно жаль. Просто я никогда не думал, что кто-то может увидеть различие в цвете между духами... При мысли, что ты можешь обладать хрустальными глазами, я просто не мог усидеть на месте, и потерял контроль над собой... Я знаю, это звучит как оправдание, но я совершенно не планировал ничего низкого... Я правда всего лишь хотел убедиться, что у тебя и впрямь такие глаза.

Серьезные извинения Микихико дали желаемый эффект — Мизуки вернулась в нормальное состояние.

Но как он и сказал, это было лишь оправдание.

Вина была полностью на Микихико и его безудержном любопытстве, и не имела ничего общего с Мизуки.

Тем не менее, на отчаянные объяснения Микихико, она ответила теплым и нежным взглядом, показав, что уже простила его.

— Йошида-кун, всё в порядке, я просто была удивлена, вот и все, — сказав это, Мизуки показала милую и расслабляющую улыбку, и быстро добавила: «Но это было ужасно смущающим, так что, пожалуйста, не делай так снова».

Его лицо полностью покраснело, Микихико энергично кивнул.

Похоже, что предыдущие попытки сексуальных домогательств были мирно урегулированы, будто никогда и не было сатирических замечаний Тацуи. Впрочем, Тацуя и так не хотел на этом слишком долго останавливаться.

— Кстати, Микихико, почему ты так удивился? — видя, что Микихико и Мизуки пришли в норму, Тацуя вернулся к ранее заданному вопросу. — Судя по тому, что ты сказал, неужели способности определять цвета духов чрезвычайно редки?

Тацуя обладал способностью расшифровать псионовые информационные тела, но во время анализа он не видит изображение самого информационного тела, поэтому не знает, определение цвета редко, или нет. Нет, способность определять пушионовые информационные тела и вправду редкая, но Тацуя не понимал почему «определение цвета» имело особое значение.

Когда Тацуя задал вопрос, Мизуки посмотрела на Микихико с тем же взглядом. Похоже, она тоже хотела знать на него ответ.

— И что ты имел в виду под хрустальными глазами? Если не сложно, мог бы нам объяснить?

Глаза Мизуки четко показали, что она тоже хочет знать.

— ...Ну, это не такая уж секретная информация.

Прежде, чем ответить, Микихико ненадолго замолчал, тем самым дав понять, что объяснить это будет непросто. Тацуя обнаружил, что Микихико иногда делает неосознанные оплошности... граничащие с порывом саморазрушения.

— Духи имеют цвет, и мы, как волшебники призыва, часто полагаемся на этот цвет для определения различных видов духов.

Тем не менее, Микихико, начав объяснять нюансы призыва, выглядел очень искренним, и не показывал безответственности.

— Однако это не значит, что мы можем реально видеть их цвет.

Это поставило Мизуки в тупик.

Тацуя тоже не понял, но не спросил, а просто показал глазами, чтобы Микихико продолжил.

— На самом деле духи не обладают установленными цветами. Цвета, которые «видит» волшебник меняются в зависимости от того, к какой системе или стилю он принадлежит. Возьмем для примера мой стиль, духи воды — синего цвета. Но в Европе, по региональной классификации, духи воды — фиолетовые. На материке, по преобладающему мнению, они темно-синего цвета, почти черного. И не потому, что колебания духов различаются в зависимости от местоположения или магии. А потому, что волшебники используют разные методы идентификации, стало быть, они «видят» разные цвета.

— Другими словами, они определяют их не взглядом, а магией, опознающей колебания?

— Верно. Чтобы лучше определять духов, мы используем цвета для классификации их колебаний. Можно сказать, что мы немного приукрашиваем духов. Таким образом, у каждого из нас есть метод определения их цветов. В моем стиле духи воды синие, духи огня красные, духи земли желтые, а духи ветра зеленые. Нет разницы в оттенке или яркости. Мы все применяем тот же цвет в нашем сознании, так что нет никакого расхождения в оттенке. Стало быть, все духи воды — чисто синего цвета. По этой системе идентификации невозможно увидеть светло-синих или темно-синих духов воды.

— ...Но Мизуки видела их.

— Она, вероятно, чувствует различие в оттенках, соответствующих силе и природе водных духов и «вправду» видит их цвета. Мой стиль называет этот тип глаз «хрустальными глазами». Этот термин также используется другими стилями по разным причинам, но мой стиль так называет эти глаза потому, что они могут видеть «бога». По слухам, те, кто могут видеть цвета духов, также способны видеть духовный источник и их скопления, а также «божественных духов» естественного порядка, и ключ для доступа к этим системам. Для нас, люди с хрустальными глазами являются теми, кто может подключиться к божественной системе духов.

— Другими словами, Мизуки — человек, которого вы, ребята, ищите?

— Да... Но нет причин для беспокойств. Сейчас я не имею достаточно силы для противостояния «богу». Если это был бы я год назад, я бы самонадеянно захватил её для себя, у текущего меня нет ни желания, ни храбрости, чтобы попробовать. Я также не буду раскрывать другим волшебникам, что она имеет столь редкую способность для божественной магии. Даже если это будет мой собственный брат, я никогда не вынесу простого наблюдения за тем, как другие поднимутся на высоту Божественной магии Земли. Я никому не буду рассказывать о хрустальных глазах Шибаты-сан.

Взгляд Микихико был твердым.

Но в его глубине танцевали частицы безумия.

Что Тацуя прочел как метаморфозу его первоначального чувства собственности.

Он хотел не «схватить для себя», а «не дать схватить другому».

Микихико смотрел на Мизуки с этим типом глаз.

— ...Верно, я также буду держать это в тайне.

Лишь тем, что никто из них «не желал, чтобы друга использовали», Тацуя и Микихико пришли к согласию.

Тацуя согласился кивком головы.

Знак для Микихико.

И также для Мизуки.

Мизуки удивилась движению Тацуи, но быстро ответила спокойной улыбкой, не понимая причину, которая за всем этим стоит.

Глава 4

Первое августа.

Наконец настала дата отъезда на Турнир девяти школ.

Восьмая старшая школа Отару и Девятая школа Кумамото выехали ранее в свои соответствующие места размещения, тогда как Первая школа, удобно расположенная на восточной окраине Токио, обычно отправлялась в общежития для участников соревнований за день до начала Турнира.

Никто не придавал этому никакого стратегического значения главным образом потому, что отдаленные школы имели приоритетный доступ к тренировочным помещениям.

Официальная зона соревнований недоступна вплоть до дня начала Турнира, поэтому не было никаких реальных причин для того, чтобы приезжать заранее.

— Вот как обстоят дела.

— Неужели... что ж, спасибо за понятное объяснение.

Тацуя и впрямь хотел ехидно спросить, зачем Мари всё это ему объясняет? Но терпеливо дождался, пока она закончит и быстро покачал головой, чтобы развеять этот смешной порыв, который не мог принести ничего хорошего.

Они двое говорили под палящим солнцем, царящим среди голубого летнего неба. Почему же они ещё больше нагревались в этот жаркий и влажный день? Даже если спросить, Тацуя не смог бы ответить.

Конечно же, он не любил стоять под солнцем.

— Извините~!

Эта фраза сопровождалась музыкой слегка постукивающих по тротуару сандалий. Посмотрев по направлению источника звука, Мари вздохнула и улыбнулась, стоя под своим зонтиком, тогда как Тацуя, совершенно не обращая внимания на палящее солнце, молча отметил в терминале последнего участника из списка.

После полутора часов ожидания, наконец, все собрались.

— Маюми, ты такая медленная.

— Извините, извините.

Выговор и извинения оказались совсем краткими.

Они обе, как будто бы ничего не произошло, зашли в автобус.

По крайней мере, до тех пор, пока Маюми не вышла с пустыми руками из автобуса.

— ...Ты что-то забыла? — спросил Тацуя, слегка обеспокоенный, что его бесстрастное лицо немного дрогнуло.

Запасную сменную одежду, косметику (очевидно, это Миюки его научила, что косметика обязательна для ночлега) и остальные предметы первой необходимости уже положили в багажный отсек, и перечень вещей уже был отправлен по почте от семьи каждого участника и согласован с багажом, так что ничего не пропало.

Даже если что-то забыли, в общежитии имеется много запасных вещей. Это была не более чем двухчасовая поездка, так что нет необходимости в большом багаже.

— Нет, это не то... Тацуя-кун, прошу прощения, тебе пришлось ждать меня так долго.

— Пожалуйста, не беспокойся, я знаю причину.

Маюми не опоздала по нелепым причинам, таким как «проспать» или «получить неправильное время».

Три часа назад она внезапно послала сообщение, что опоздает из-за семейных дел.

В сообщении Маюми просила всех отправляться без неё и что встретит их позже в месте назначения. Однако ученики третьего года единогласно согласились подождать, поэтому попросили Маюми быть здесь так быстро, как только можно.

Маюми не была наследницей семьи Саэгуса.

У неё было два старших брата.

Даже если она прямой потомок Десяти Главных Кланов, Маюми была всего лишь маленькой сестренкой, которая учится в старшей школе, поэтому было очень мало случаев, в которых она отвечала за решение семейных дел. Хотя, само то, что семья вызывает её в день официального школьного мероприятия, четко давало понять, что это чрезвычайно важно.

Маюми считала, что если остальные ученики отправятся вовремя, то она сможет добраться более неспешно, и не будет идти сломя голову. Но поскольку все (хотя Тацуя на самом деле был не согласен) её ждали, Маюми была вынуждена ускорить темп.

Поэтому Тацуя не собирался кричать на неё из-за того, что она опоздала на один или два часа.

— Разве сегодня не слишком жарко?

— Сейчас всё ещё утро, так что всё нормально, и эта жара вообще не проблема.

Тацуя был единственным учеником первого года во вспомогательной команде, поэтому его поставили отвечать за перекличку.

Здесь было сорок участников, четыре стратегических советника, и восемь техников.

Из двенадцати учеников, которые не были участниками, только Тацуя был учеником первого года.

Конечно, помимо этих двенадцати, были и другие вспомогательные члены. Не считая стратегической команды и команды техников, было ещё двадцать волонтёров, которые выполняли всю мелкую работу, но они уже отправились, здесь даже не было дополнительных преподавателей. В автобусе и четырех грузовиках находились только водители и участники.

— Но ты же потеешь как лошадь... подожди... а где пот?..

— Ну, мне хватает магических сил, чтобы защитится от пота... Я не достаточно вульгарный, чтобы потеть летом.

Он магией очищал пот и выпускал его через кожу и одежду.

Внутренняя магия Тацуи «Растворение», по классификации относилась к производной магии Разделения. Это была комбинация из «сбора», «рассеивания», «поглощения» и «высвобождения», но если честно, «высвобождение», вероятно, составляло самый высокий процент.

Так что он лучше разбирался в системной магии Высвобождения.

— Ты и впрямь употребил слово «вульгарный»...

То слово не было особо странным, но Маюми блестяще улыбнулась так, словно встретила что-то необычайно комичное.

Должно быть сезон.

Тогда Тацуя подумал, что её улыбка сияет, как солнце.

Должно быть это была галлюцинация, вызванная солнцем, температурой, и влажностью.

И лучшим доказательством было то, что Маюми сразу же переключилась на свою обычную игривую улыбку.

— Кстати, Тацуя-кун, как оно?

«Оно»... Должно быть то, о чем Тацуя и подумал.

Маюми имела в виду своё летнее платье.

Она обеими руками придержала большую шляпу и позировала, её было очень трудно не понять.

На сегодня у них была лишь регистрация в общежитии, и не было никаких официальных мероприятий.

Скорее всего, она так оделась потому, что даже если сейчас школьное мероприятие, школа не требовала, чтобы все носили форму.

Все ученики первого года, включая Тацую, носили школьную форму, но больше половины учеников второго года и почти все ученики третьего года были одеты в обычную одежду.

Зная об этом и учитывая неодобрительное отношение современного этикета к неприкрытой коже, большинство были одеты как Мари — в кофту с длинными рукавами и брюки, в которых легко двигаться.

Одним заметным исключением была ученица второго года по имени Тиёда. Она была одета в шорты и длинные носки до бедер; было трудно сказать, подходит ли эта одежда для лета. Что касается Исори, Тиёда заставила его надеть брюки, длина которых была только до середины голени, и длинные носки, словно они с ним были парой (которой, на самом деле, они и были).

Среди этой группы внешний вид Маюми бросался в глаза.

И на самом деле не просто бросался в глаза, а «очень бросался».

Платье не скрывало руки и плечи. Длина была выше колен.

На босые ноги были обуты пара сандалий на высоких каблуках.

Кожа была слегка коричневого цвета, вероятно, она использовала противо- ультрафиолетовый и инфракрасный защитный крем. Учитывая всё это, она технически ничего не показывала, но цвет кожи послужил лишь тем, что люди думали, что она загорела.

— Тебе очень хорошо идет, сэмпай.

Смелый летний наряд, вышитый цветами, и впрямь отлично подходил Маюми.

— Неужели?.. Спасибо.

Удивленный тон вместе с застенчивым выражением лица — убийственная комбинация.

— ...Если бы ты, делая мне комплимент, был слегка смущен — было бы и впрямь идеально.

Молодая девушка, которая была на два года старше Тацуи, положила руки на бедра и наклонилась вперед, чтобы посмотреть на него снизу вверх.

Несмотря на небольшой рост, у неё был нормальный размер груди, и, как только она сжала руки, показалось прекрасное декольте.

Она сделала это будто почти нарочно.

— ...Похоже, перетрудилась.

— ...Э?

У Тацуи не было возможности узнать, какие неотложные дела задержали Маюми, но она, скорее всего, накопила значительный стресс.

— Президент, время отправляться. Пожалуйста, отдохни во время езды, — Тацуя решил объяснить свои мысли таким образом.

— Подожди, ух... Тацуя-кун? Может ты что-то неправильно понял?

Отношение Тацуи внезапно сменилось на утешительное и, в сочетании с сочувствующим взглядом, привело Маюми в замешательство.


◊ ◊ ◊

— ...Серьезно, Тацуя-кун и вправду подумал, что у меня депрессия. Как грубо.

В едущем автобусе Маюми сердито надула щеки, тогда как Сузуне, сидевшая возле неё на месте у прохода, тепло на неё посмотрела.

— Я, очевидно, хотела, чтобы он сел возле меня, но он пошел в другую машину.

Кстати, как член технической команды, Тацуя должен был сидеть в грузовике, так что с объективной точки зрения (или, может быть, с поверхностной точки зрения) он не избегал Маюми.

— Кто же, он думает, я такая...

— Он принял правильное решение.

— Э, Рин-тян, что ты только что сказала?

Маюми продолжала оживленно жаловаться, на что Сузуне спокойно парировала.

Маюми надела сладкую улыбку, но её глаза не улыбались. Но хотя улыбка была такой страшной и она поверхностно — и только поверхностно — задала вопрос веселым тоном, спокойное выражение Сузуне даже чуть-чуть не изменилось.

— Я сказала, что он принял правильное решение, в противном случае он бы пострадал от рук Президента.

— Минуточку, это уж слишком! Ты заходишь слишком далеко!

Крайне серьезное суждение Сузуне вызвало появление трещин в спокойствии Маюми.

— Лишь горстка учеников могут сопротивляться твоей красоте, Президент, а эта красота — твоя могущественная магия.

— ...Это...

— ...

Наверное, потому что при разговоре выражение Сузуне было слишком серьезным, Маюми не была уверена, Сузуне с ней честна, или просто подшучивает, однако для тех, кто стремится быть волшебником, сказать «красота есть магия» — скорее всего шутка.

— Хотя, я слышала, что Шиба-кун превосходен в уничтожении магии других людей, так что, Президент, твои чары на него не действуют.

Маюми лишь услышала слова Сузуне, но почему-то сразу поняла: та говорит вовсе не о заклинаниях.

— ...Рин-тян!

Маюми окончательно поняла, что её дразнят.

— Хорошо, хорошо, Президент, пожалуйста, расслабься.

— И у тебя есть право это говорить?!

Её хорошая подруга была совершенно серьезна даже когда Маюми начала возмущаться, поэтому она могла лишь отвернуться от Сузуне и сердиться в уголке.

Вид того, как её тело немного наклонилось, привел к...

— Ах... Президент, ты плохо себя чувствуешь?..

...этому.

Голос по другую сторону прохода от места Сузуне был одновременно и беспокойным, и нервным.

— Э? Нет, это не так...

Для Маюми это было неожиданное недопонимание.

Когда она запнулась, Хаттори, специально пришедший проверить её состояние, ещё больше неправильно понял положение, или, скорее, её реакция укрепила его предвзятость.

— Шиба ранее заметил, что Президент выглядит уставшей, похоже, что он был недалек от истины. Если бы этот парень знал границы... Нет, сейчас не время для этого.

— Эм, Ханзо-кун, я только что сказала, что не чувствую себя уставшей...

— Я знаю, что Президент не хочет нас беспокоить, и я понимаю, что должен уважать это, но заставлять себя выходить за пределы возможностей не принесет нам никакой пользы.

Наблюдая за ней, Хаттори был совершенно серьезным — его сильно беспокоило физическое состояние Маюми.

Хаттори начал краснеть, потому что Маюми сидела в слегка возмутительной позе — бедра были слегка видны из-за границ платья. Однако ноги были вместе.

— Вице-президент Хаттори, куда вы смотрите?

Между прочим, Хаттори полностью сосредоточился на лице Маюми.

Он не смотрел куда-то ещё, но в тоже время это значило, что он отчаянно пытался не смотреть куда-то ещё.

Первоначально он пришел из-за опасения за Маюми, но он поспешно отвел взгляд. Будто бы чувство вины, что он смотрел в том направлении, заставило Хаттори почувствовать себя не в своей тарелке.

...Ему всего лишь этого оказалось достаточно, чтобы выглядеть виновным и так дрожать, что только доказало, что он был честным и невинным подростком.

— Итихара-сэмпай! Я не смотрел туда... Нет, ну, я просто хотел предложить Президенту одеяло...

К сожалению, его невинный подростковый вид послужил лишь идеальной добычей для сэмпаев.

— Вице-президент Хаттори хочет принести Президенту одеяло? Тогда, пожалуйста, продолжайте. — Сузуне приняла понимающее выражение лица, поднялась и показала глазами, чтобы Хаттори поторапливался.

Что до Маюми, она немного наклонилась, притворившись, что отвела взгляд, чтобы скрыть смущение, и прикрыла руками немного открытую грудь.

С одеялом в обеих руках, Хаттори оказался полностью неподвижным.


MKnR v03 18

В глазах Маюми виднелись явные следы озорства.

Похоже, её стало контролировать ещё сложнее, чем когда-либо.

«...Шиба-кун принял правильное решение, — подумала Сузуне, — он избавился от всех хлопот»


◊ ◊ ◊

— Что, черт возьми, они делают?..

Хаттори не двигался с места, Маюми смотрела с игривым видом и Сузуне спокойно смотрела со стороны. Эти три неловких обстоятельства вынудили Мари вздохнуть и беспомощно высказать своё мнение.

Хаттори, как обычно, плясал под дудку Маюми. Подтвердив это, Мари села обратно на своё место (по существу её место было перед Сузуне и компанией, расположенное с другой стороны прохода).

Мари не сказала вслух, но она тоже беспокоилась за Маюми, вот только её неспособность что-либо сделать была выражена ещё больше.

— Эх... как в старые времена...

Мари втайне подозревала, что Хаттори был под большим стрессом из-за того, что Маюми его постоянно дразнила, это в свою очередь привело его к грубому отношению к ученикам второго потока, а это стало головной болью Маюми по поводу действий Вице-президента, что создало порочный круг. И это не устраивало Мари.

С другой стороны, Мари также знала, что уровень стресса Маюми гораздо выше, чем её.

Семья Мари гордилась значительной историей (были слухи, что они произошли от генерала Ватанабэ Тсуна из мирной эпохи, но никто не знал, было ли это правдой), но по теперешним стандартам они были почти на краю «Ста семей».

Мари не знала, вызвано ли это мутацией, или её гены пропустили поколение, или она просто не наследовала кровную линию, но так или иначе в своей семье хвасталась талантом к магии лишь она одна.

С другой стороны, семьи Саэгуса и Йоцуба в настоящее время стоят во главе Десяти Главных Кланов и, если даже Маюми не была следующей главой, она по-прежнему была прямым потомком и старшей дочерью, поэтому, даже если она всё ещё была ученицей, было несколько предложений брака ещё до того, как она поступила в старшую школу (и это были не слухи, а подтвержденные факты).

Что до Маюми, она обладала «выдающимся» талантом в магии даже по сравнению с остальными волшебниками из Десяти Главных Кланов. Она была предметом пристального внимания, настоящая восходящая звезда среди чистокровных волшебников.

Вдобавок ко всему, президентство в школьном совете добавляло ей ещё больше хлопот.

Какой бы жизнерадостной она ни была, дни её были далеко не сладкими.

Она всего лишь немного играет, подумала Мари, снисходительность, вероятно, будет здесь лучшим выбором.

Когда Мари об этом размышляла, она не добавила «с позиции друга», наверное, она тоже обладала некоторыми неприятными сторонами, чтобы дразнить её. Но если бы кто-то сказал ей это в лицо, Мари, скорее всего, повалила бы его на землю.

Вернемся к теме.

Она не собиралась вмешиваться до тех пор, пока шум не выйдет из-под контроля — Хаттори похоже был готов участвовать в любом случае — так что, приняв такое несколько одностороннее решение, Мари направила взгляд в окно.

Она сидела на месте возле прохода.

Поэтому смотрела через сидевшего возле окна человека.

— ...Мари-сэмпай, в чем дело? — заметив её взгляд, такая же вялая ученица задала ей вопрос.

— Хм? Нет, ничего, Канон, я просто смотрю в окно.

Мари перевела взгляд на сидевшую рядом ученицу второго года, которую звали Тиёда Канон. У неё была красивая улыбка, особо популярная среди учениц.

Мари давала ей особое предпочтение, и активно её готовила на пост следующей главы дисциплинарного комитета.

Благодаря Тацуе (если он это услышит, то будет решительно протестовать, что его заставили, а не попросили), Мари уже подготовила её документы для перевода. Если бы это была не Канон, Мари, вероятно, даже не беспокоилась бы.

Они обе были из Ста семей, но Канон принадлежала к семье Тиёда, которая была вблизи вершины. Талантливые волшебники из престижных семей — истинные представители «Ста семей».

При этом «Сто семей» на самом деле не значило, что их ровно сто.

Также как и сотни идут за десятками, тот же смысл применялся и в этом случае, они были «семьями, находящимися на втором месте после Десяти Главных Кланов».

Кроме того, Десять Главных Кланов не состояли только из десяти семей. Было в общей сложности 28 семей, достойных носить имя Десяти Главных Кланов, и кто бы ни обладал сильнейшей магией — не в смысле самые талантливые, а самые сильные — вся первая десятка была известна как Десять Главных Кланов.

Саэгуса, семья Маюми, всегда гордилась большим числом талантливых волшебников, тогда как семья Йоцуба обладала одними из сильнейших волшебников современной эпохи. «Демоница Дальнего Востока», «Полуночная Королева», Йоцуба Мая была текущей главой дома, из-за чего обе семьи были известны как близнецы асы Десяти Главных Кланов.

В настоящее время Десять Главных Кланов состояли из следующих семей: «Итидзё», «Футацуги», «Мицуя», «Йоцуба», «Ицува», «Муцудзука», «Саэгуса», «Яцусиро», «Кудо», и «Дзюмондзи», которые носили номера от одного до десяти, по возрастанию. Однако сейчас Десять Главных Кланов были впервые полностью сформированы, были случаи, когда один или два номера были либо продублированы, либо вовсе отсутствовали.

Сильнейшие из сильнейших стали Десятью Главными Кланами, остальные 18 семей, как замена, следовали близко за подлинными «Ста Семьями».

Канон принадлежала к семье Тиёда — одной из Ста семей. Прямая сила атаки Канон соперничала с силой Мари и, если будет оружие, её огневая мощь может сравниться с волшебниками из Десяти Главных Кланов. Неудивительно, что она обладала магией, достойной имени семьи Тиёда.

Однако венцом её отличия от Маюми было то, что Канон была вялой не из-за того, что была перегружена семейными делами.

Услышав ответ Мари, Канон тихо сказала: «разве?» — и направила взгляд за окно, затем лениво вздохнула.

Этот смешной ответ лишь ещё больше раздразнил Мари.

— Канон...

— Что? — Канон снова обернулась, но на этот раз улыбнулась совсем по-другому, чем прежде.

К сожалению, имитация бледнеет перед оригиналом, и Мари улыбнулась таким же сияющим образом.

— До приезда к общежитиям осталось менее двух часов, ты не можешь ждать так долго?

— Эй, что ты имеешь в виду? Я не ребенок, я могу подождать ничтожные два или три часа!

На простой вопрос Мари, Канон внезапно вспылила, будто стала другим человеком.

Её средней длины волосы подпрыгнули, она надулась и пожаловалась:

— Но, но я думала, что сегодня в автобусе мы будем вместе, мне ведь можно немножко расстроиться?

— Сколько бы вы вместе ни были... даже если вы обручены, если посчитать проведенное вами время вместе, оно, вероятно, будет больше чем «этой пары» брата и сестры Шиба, так ведь?

— В наши дни невозможно провести вместе поездку в автобусе, поэтому я и впрямь этого ждала. Я имею в виду, весь последний год я была одна. И по сравнению с братом и сестрой, помолвленная пара, конечно же, проводит вместе больше времени.

— ...Правда?

— Конечно! — заявила Канон, выпрямив грудь (что было немножко обидно и не совсем лестно), на что Мари снова незаметно вздохнула.

Эта ученица обычно была решительная и надежная, с сильным и активным характером, её способности заставляли Мари восхищаться, но...

«Каждый раз, когда она с Исори, то становится похожа на кого-то совсем другого...»

— Кстати, почему команда техников должна ехать в другом автомобиле?! Не похоже, что они могут заниматься техническим обслуживанием во время езды, так почему же они на отдельной машине?! У этого автобуса достаточно мест для всех нас, та даже если бы это было не так, мы бы взяли двухэтажный автобус!

Казалось, что Канон унесли собственные мысли, она начала громко выражать своё разочарование. Но Мари могла лишь снова вздохнуть.


◊ ◊ ◊

В автобусе мнение Канон разделяла ещё одна девушка.

Она не суетилась как Канон, вот только это лишь увеличило беспокойство друзей.

— ...

— ...Эм, Миюки, не желаешь выпить немного чаю?..

— Спасибо, Хонока. Но извини, сейчас я не испытываю жажды. Это ведь не мне, а Онии-саме приказали долго стоять снаружи под жарким солнцем.

Её голос был спокойным и нежным.

Как холод, который чувствуешь, глядя на покрывающий ландшафт тонкий слой инея.

— Ах, эм, ты права, — быстро согласилась Хонока, когда кто-то по другую сторону прохода резко толкнул её в бок локтем.

«Почему ты напомнила ей о брате!»

«Я не хотела!»

Хонока и Шизуку не были телепатами, но всё же смогли общаться глазами, может, они обе хотели «что-то сделать» для тихо дымящей от гнева Миюки?

— ...Серьезно, мы ведь знали, кто опоздает, у него не было никаких причин ждать снаружи автобуса... Почему Онии-сама всегда делает так...

Миюки, в конце концов, начала что-то бормотать вслух, что только увеличило страшное напряжение вокруг.

Хоноке хотелось убежать.

По крайней мере, хотелось поменяться местами с Шизукой.

Но если сейчас поменяется местами — наверняка навлечет на себя гнев Миюки.

Миюки ведь и впрямь ничего не делала своим друзьям, просто окружавшего её чувства опасности человеческому воображению было вполне достаточно (кстати, ученица первого года, сидевшая рядом с Шизукой, забилась в комок и старалась смотреть в окно).

— И он сидит в маленьком грузовике, забитом до верха оборудованием... Я надеялась, что хотя бы во время поездки Онии-сама сможет хорошо отдохнуть.

Шизуку посмотрела на напуганную Хоноку, и вздохнула.

«Миюки, и ты не добавила "рядом со мной"?», — подумала Шизуку, другими словами она посчитала, что Миюки должна была сказать «Онии-сама сможет хорошо отдохнуть рядом со мной», но в голос произнесла нечто совсем другое.

— Тем не менее, Миюки, я думаю, что твой старший брат удивительный.

Шизуку воспользовалась возможностью начала разговора, чтобы поменяться сидениями с Хонокой.

Хонока сложила ладони в благодарность, но Шизуку этого не видела, так как была к ней спиной, и Миюки тоже не заметила.

Миюки совершенно не знала, что кто-то может заметить её бормотание, поэтому не смогла сразу ответить.

Шизуку полностью захватила начало разговора, полностью разрушая свой обычный равнодушный образ.

— Даже если бы он ждал в автобусе, не думаю, что кто-то бы жаловался, но твой брат послушно выполнил свою миссию «проверить, что все участники сели». И правда, это кажется не существенным, но он не принял такое скучное задание легко и, даже когда случилось нечто неожиданное, смог сохранить самообладание, в конце концов, это не так просто. Миюки, твой брат и впрямь невероятен.

Благодаря своему характеру, Шизуку могла говорить такие «сладкие» слова вслух. Хонока могла лишь думать о таких словах, и никогда бы не сказала вслух.

— ...Ты права, Онии-сама хороший человек с самих неожиданных сторон.

Наконец Миюки смогла унять своё замешательство и ледяное давление вокруг них исчезло.

Прячась за Шизукой, Хонока показала рукой знак победы.


◊ ◊ ◊

Люди, за некоторыми исключениями, видят лишь то, что хотят видеть.

Вернее «они закрывают глаза на то, что не хотят воспринимать».

Для биологических организмов, воспринимать пятью чувствами плохие новости, как правило, более важно, чем хорошие. Неприятные вещи и обстоятельства часто причиняют вред физическому телу, так что выявление этих угроз — неотъемлемая часть выживания.

Однако человек часто отворачивает глаза от того, что не желает видеть.

Например, даже зная, что на него нацелено оружие массового поражения, он решит не обращать внимания на эту сторону реальности.

Особенно это справедливо для граждан первых стран мира, которые в своей повседневной жизни настолько отдалены от борьбы за выживание.

Впрочем, даже без этого преувеличенного примера, было бесконечное множество ежедневных примеров, где люди притворяются, что не видят омерзительные вещи, делая вид, что таких вещей не существует.

Например, чистое намерение убийства, исходящее от красивой молодой девушки.

Миюки, которая вернулась к своей обычной безмятежной грации, окружили ученики.

Которые до этого не могли даже подойти.

Миюки была достаточно красивой, чтобы любого остановить в своих намерениях, так что никто не осмеливался толпиться возле неё слишком долго, но всякий раз, как представлялась возможность, кто-то сразу же пытался завязать с ней разговор. Большинство из таких правонарушителей были учениками первого года, но иногда второго или третьего.

В конце концов, Мари больше не могла этого выносить, и насильно переместила Миюки и двух других на сидения за собой.

Таким образом, Миюки и сейчас спокойная Канон, более счастливая после того, как дала выход эмоциям, заняли два сидения возле окон, Мари сидела возле Канон, и Катсуто занял место возле Миюки. Мир, наконец, вернулся в автобус (Маюми громко спала, вероятно удовлетворенная после того, как тщательно подразнила Хаттори).

Хотя и приятно говорить с людьми того же пола, чего-то не хватало.

Две девушки, которые поделились этой мыслью, сейчас рассеянно смотрели, как за окном пролетает пейзаж.

Миюки и Канон первыми обнаружили неладное.

— Берегись!

Но закричала лишь Канон.

Следуя её голосу, почти каждый в салоне посмотрел в окна по одну сторону автобуса.

С другой полосы прямо на них по дороге скользил большой автомобиль (маленький автобус, какие часто использовали для неторопливой поездки), разбрасывая везде искры.

Кто-то закричал, что лопнули шины.

Другой заявил, что шины оторвались.

В их голосах не было чувства опасности.

Между двумя полосами шоссе был центральный разделитель, укрепленный защитным барьером.

В принципе авария ну никак не могла дойти до их автобуса.

В их молодых и неопытных глазах это происшествие по другую сторону дороги было чем-то захватывающим.

Но восхищались они сценой всего лишь секунду.

Кто-то вскрикнул.

Наверное, больше одного человека.

Это вряд ли была их вина.

Большой автомобиль, столкнувшись с центральным разделителем, внезапно развернулся, и по какой-то причине перевернулся в воздухе по направлению к ним.

Автобус ударил по тормозам — все повалились вперед.

Послышались болезненные крики — вероятно, некоторые ученики закрыли глаза на правила техники безопасности и не пристегнули ремни.

Автобус остановился.

К счастью, они остановились до столкновения.

Однако опрокинутый автомобиль всё ещё скользил к ним. Он был в огне.

— Я его оттолкну!

— Исчезни!

— Остановись!

— Ох!

В автобусе не возникла паника, что было достойно похвалы.

Но это лишь ухудшило положение.

Без предупреждения несколько человек начали активацию заклинаний — все попытались применить способность переписывания явлений в одно и то же время на одном и том же объекте.

Единственное, к чему это могло привести — борьба заклинаний друг с другом, и ничего для предотвращения приближающейся катастрофы.

— Вы идиоты, прекратите сейчас же!

Мари быстро это поняла.

К счастью все были только в процессе активации магии, и ещё не окончили.

Так что все были вынуждены отозвать свои полу сформировавшиеся заклинания, оставив несколько драгоценных секунд для какой-то значительной обороны.

Им требовалась мощная магия, чтобы мгновенно переписать текущее явление.

Все в салоне были саженцами и семенами будущих волшебников, но все они были на это способны.

Однако если бы они были способны логически следовать приказам Мари, они не попытались бы опрометчиво использовать магию.

К тому же, чтобы переписать оригинальные эффекты магии и достичь желаемого результата, нужно было использовать более сильную магию, и принудительно переписать в настоящее время активированные заклинания.

— Дзюмондзи! — Мари позвала волшебника, способного осуществить этот подвиг.

Катсуто как раз готовил свою магию.

Но Мари почти отчаялась, увидев его бледное и взволнованное лицо.

Она всё поняла.

В этом ограниченном пространстве последовательности магии яростно бушевали, как во время «Вычислительного Вмешательства».

Даже Катсуто не мог остановить одновременно и пламя и столкновение...

— Оставь пламя мне! — возле окна появилась стройная и прекрасная фигура ученицы первого года.

Её магия уже была нацелена и готова.

Видя это, Катсуто мгновенно начал проектирование последовательности магии для возведения барьера.

Но какой бы невероятно талантливой она ни была, сможет ли ученица первого года применить магию в этом настоящем урагане Псионов?

На секунду Мари подумала, что увидела галлюцинацию.

Она была волшебником, вполне способным понять магию, но здесь поставила под сомнение собственные чувства.

Когда Миюки вызывала заклинание и пылающая туша металла надвигалась на них...

Все бушующие последовательности магии исчезли в мгновение.

Будто бы дожидаясь именно этого мгновения, Миюки тотчас же активировала магию.

Она не остановила пылающий автомобиль, и не убрала весь воздух, тем самым задушив водителя (если подумать, шанс, что водитель выжил, был минимален), она эффективно использовала магию, чтобы резко снизить температуру для тушения пламени.

Мари не могла помочь, но приветствовала её выбор действий.

В то же время это доказывало, что магические способности восприятия Мари работают нормально.

Катсуто развернул защитный магический барьер — системную магию из типа Движений, создавшую силовое поле, которое делает любой объект, входящий в его границы, неподвижным — заставляя уже разрушенный автомобиль остановиться при столкновении. Мари смотрела в другую сторону, когда услышала звук удара (она верила, что магия Катсуто способна удержать приближающийся автомобиль).

«Что, черт возьми, тогда произошло?»

Прямо перед тем, как была применена магия для избегания аварии, остатки вмешательства от последовательностей магии внезапно исчезли. Но что, черт возьми, это вызвало?

«Это была магия Маюми?»

Мари сразу же отвергла всплывшую в голове мысль.

Маюми и вправду может справиться с бушующими последовательностями магии.

Однако контр магия (магия, направленная именно против магии) Маюми имела форму пули Псионов, которая с помощью копий последовательности магии разбивает последовательности магии на части.

Такой тип магии не мог полностью уничтожить каждую последовательность магии до последней йоты.

Если магия Маюми синоним точности противовоздушного оружия, тогда предыдущая магия (если это была магия) была чем-то, способным покрыть бомбами весь район. Ни единый столб не останется стоять, сталь будет расплавлена, взрыв разбросает всё вплоть до фундамента, вся область полностью превратится в пыль — столь сильна была эта атака.

Пока Мари и Катсуто застыли перед примитивным хаосом бушующих последовательностей магии, Миюки, казалось, знала с самого начала, что положение будет разрешено, и активировала свою магию без всяких колебаний.

«Неужели она знала, кто применил ту «магию»? Подождите, это вообще была магия?..»

— Все в порядке?

Мари глядела на грузовик, который следовал за ними и сейчас припарковался возле них. Она только пришла в себя и обернулась, услышав ровный голос Маюми.

— Было близко, но нет причин для беспокойства. Отличные выступления Дзюмондзи и Миюки-тян спасли нас от катастрофы. Все, кто пострадали, теперь лучше понимают, как важны ремни безопасности, поэтому в следующий раз лучше убедитесь, что пристегнулись.

Маюми с улыбкой добавила: «до тех пор, пока не будет следующего раза», — из-за чего весь автобус заполнил смех.

Каждый стряхнул сильную тревогу и страх, все вновь приняли более расслабленный вид.

— Дзюмондзи, спасибо, ты такой же надежный, как и всегда.

— Нет... Благодаря быстрому погашенному пламени я смог сосредоточиться исключительно на остановке автомобиля. Кстати, Саэгуса, это ты избавилась от бушующих последовательностей магии?

Услышав вопрос Катсуто, Маюми неловко опустила глаза:

— Эх! Я заметила это уже после того, как автобус остановился...

Кстати говоря, Маюми спала вплоть до самой аварии.

Катсуто это осознал, поэтому только немного поднял брови, но ничего дальше не спросил (Катсуто был, несомненно, самым честным человеком среди лидеров школы).

— Ах, Миюки-тян, хорошая работа. Твое исполнение было безупречным. Ты смогла использовать такое маленькое окно, чтобы построить идеальную последовательность магии. Это достижение, которое даже нам, ученикам третьего года, будет трудно воспроизвести.

Катсуто и Мари кивнули в знак согласия на слова Маюми.

Все трое очень хорошо знали, что суметь корректно выбрать надлежащую магию и сконструировать её под таким критическим положением — не малый подвиг.

Миюки глубоко покраснела из-за похвалы Маюми.

— Президент, я заслужила твою похвалу. Однако благодаря сильной помощи Итихары-сэмпай в остановке автобуса, у меня оказалось достаточно времени, чтобы построить последовательность магии, в противном случае, боюсь, мне пришлось бы в таких обстоятельствах действовать поспешно. Итихара-сэмпай, спасибо.

Миюки сильно поклонилась в знак благодарности, на что Сузуне тихо кивнула в ответ.

Канон, сидевшая впереди Миюки, повернулась на своем месте с крайне ошеломленным выражением.

Мари тоже не смогла скрыть удивления.

Как и сказала Миюки, автобус не мог вовремя остановиться лишь своими тормозами.

В то мгновение, когда водитель нажал на тормоза, не трудно представить чтобы кто-то ещё помог магией Скорости.

Но Мари заметила лишь то, что все используют магию, чтобы остановить приближающийся автомобиль и была в полном неведении о заклинании Сузуне для остановки автобуса.

Когда все были озабочены визуальным подтверждением опасности, она безошибочно сделала правильный выбор.

Магические умения Сузуне соперничали с Мари и остальными, и сегодня её репутация утвердилась ещё больше. Миюки была единственной, кто заметил магию Сузуне, когда все остальные остались в неведении. Её талант был и вправду впечатляющим.

— По сравнению с ними, ты!..

— Оу! Мари-сэмпай, почему ты меня ударила? — со слезами пожаловалась Канон на внезапный удар по голове.

— Канон, и ты ещё смеешь жаловаться? Морисаки и Китаяма запаниковали и применили магию, усложнив положение, но от первогодок такое вполне ожидаемо! Но с тобой-то что случилось, ученицей второго года, первой начавшей паниковать!

— Э-э, но моя реакция была быстрейшей, я не ожидала, что кто-то другой перекроет магию, — объяснила Канон, вынудив тем самым Морисаки и Шизуку поникнуть от стыда. А довольно много других приняли неловкое выражение.

— Быстрейший, не всегда лучший! По крайней мере, сначала нужно оценить положение, а затем элементарно связаться друг с другом, чтобы избежать двусмысленности, верно? Вдобавок ко всему, ты даже не деактивировала магию, когда заметила конфликтную ситуацию, ты уже тогда потеряла свою объективность.

— Я была не права, простите.

Видя удрученное состояние Канон, Мари не пошла дальше.

Хоть она ей и прочла лекцию, но на самом деле при таких обстоятельствах оставаться спокойной очень трудно, когда нет необходимой тренировки и опыта.

С учетом этого, становится ещё более удивительным то, что Миюки смогла четко сообщить о своем решении потушить пламя.

Такого нельзя достичь одним лишь талантом. Как правило, гении слишком много пробуют и упорствуют, но жертвуют общением.

По этому определению, Канон обладала образцовым характером гения.

Миюки, должно быть, прошла через обширную и трудную тренировку.

Её безмятежное терпение в ожидании того, чтобы автобус возобновил движение, идеально подходило её опыту, или вместе с тем совершенно не подходило.

— Кстати говоря, Шиба.

— Да.

Мари называла Тацую по имени, но обращалась к Миюки по фамилии.

Как правило, она предпочитала обращаться к другим по фамилии, и только близких друзей, таких как Маюми, Канон, и членов дисциплинарного комитета называла по имени. Тацую она считала особенно близким другом.

— Ты знаешь, как эти последовательности магии... Нет, ничего, не бери в голову, ты выступила великолепно.

— Хм? Спасибо за комплимент.

Первоначально Мари хотела спросить «ты знаешь, кто использовал контр магию, чтобы стереть эти последовательности магии?»

Но в середине задумалась о том, хочет ли вообще знать ответ.

Почему-то Мари почувствовала, что ответ может нанести огромный ущерб «определенным» объектам её кругозора.

За окном ученики из команды техников вышли из грузовика и начали спасательную операцию.

Тем не менее автомобиль за окном не только сильно ударил по защитному ограждению и перевернулся в воздухе, но также загорелся.

У водителя не было шансов выжить.

Там не было девушек, вероятно парни хотели избавить их от видения сгоревшего трупа.

Даже если пламя было потушено, возможность того, что бензин на основе метанола вновь вспыхнет, была не нулевой.

За учениками третьего года, которые пытались вырезать дверь, ученик первого года камерой записывал доказательства.

Осознав, что глаза непрерывно следуют за его спиной, Мари быстро отвела взгляд.


◊ ◊ ◊

После аварии прошло примерно тридцать минут, в которые входило время, потраченное на полицейские опросы и оказание помощи в очистке местности, чтобы автобус смог проехать. Благодаря заминке в начале поездки, группа прибыла в общежития вскоре после полудня.

С чисто конкурентной точки зрения, большинство участников, которые выделятся на Турнире девяти школ, в конечном итоге присоединятся к военным.

Для защиты своих источников талантливых волшебников армия много инвестировала в Турнир, как в зону его проведения, так и в общежития. В гостиницы, в которых до этого останавливались государственные чиновники во время инспекции или иностранные гости и их последователи во время визитов, теперь размещались участники Турнира и связанный с ними персонал.

Тем не менее ситуации «все включено» не было.

В конце концов, эти гостиницы — военные строения, поэтому в них не было никаких служащих для парковки автомобилей и никаких номеров люкс. Обычно за эти миссии отвечали солдаты на дежурстве, но Турнир девяти школ — мероприятие старшей школы, поэтому ученики отвечали за свой багаж сами. Большие устройства были оставлены в грузовике для легкого доступа, так что их не требовалось доставать, но маленькие инструменты и CAD нужно было переместить из автомобилей в отдельные номера для их технического обслуживания.

Некий ученик первого года из технической команды быстро закончил свои дела, толкнул вперед полную багажа тележку, и пошел вперед в сопровождении улыбающейся ученицы. Увиденное заставило Хаттори покачать головой с тяжелым выражением лица.

— Хаттори, что случилось? Посмотри на своё подлое выражение лица.

Позади него, человек теплым голосом завязал разговор.

— Кирихара... Нет, ничего, — повернулся Хаттори и расплывчато ответил, когда убедился, что голос и впрямь принадлежит его хорошему другу.

— Неужели? Как минимум, ты выглядишь, будто что-то случилось не так.

Он, наверное, заметил это.

Хаттори не стал продолжать отрицать слова Кирихары и выпустил мазохистскую ухмылку.

— Я... потерял немного самоуверенности.

— Ох, пожалуйста, Турнир начинается послезавтра, что за пессимизм?

Кирихара участвовал только в «Отражении множества мячей» на второй день, но Хаттори был записан на «Боевой сёрфинг», который будет проводиться на первый и третий день, и на «Код монолита» на девятом и десятом дне.

Хаттори был на другом уровне соревнований, нежели Кирихара, и был одним из главных асов второго года.

Если его состояние будет сколь-нибудь меньше чем превосходное, это серьезно повлияет на общую стратегию команды.

Так что было удивительно, что Кирихара запаниковал так рано.

— Тогда почему ты в такой депрессии?

В глазах Кирихары, Хаттори Гёбу был прилежным молодым человеком, которого разрывает от уверенности, или, наверное, тем, кто много работает, чтобы получить эту уверенность.

Хаттори был всего лишь на втором году, но по силе был на втором месте после большой тройки. Такое различие он заработал не талантом единым, хотя это и повысило его высокомерие, до такой степени, что его друзья даже отказались переубеждать его в обратном. Это стало предметом многих недоразумений, но его усердие соответствовало его богатому таланту на самом высоком уровне. Во всяком случае, так Кирихара всегда видел Хаттори.

Трудолюбивый, талантливый и опытный — с этим в своем багаже, он ну никак не может потерять попутный ветер...

— Похоже, ты не заметил, как я тебе завидую...

— Что? Ты намекаешь, что я глупый?

— Нет, но думаю, что ты медленный.

— Эй!

Обычная насмешливая улыбка Хаттори, которую другие могли легко неправильно понять, вернулась.

Похоже, он восстановил своё равновесие.

Этот Хаттори смог улучшить себе настроение, копаясь в Кирихаре, вызвав тем самым кислый вкус во рту, но, по крайней мере, Кирихара больше не волновался.

— В последнее время ты сам на себя не похож. Чем ты так обеспокоен? — снова спросил Кирихара, с полным намерением вернуть инициативу.

Хаттори не был достаточно тупым, чтобы неправильно понять неуклюжий интерес друга.

— Авария, которая произошла ранее...

— Эх~, было близко.

— Да, и если бы ничего не произошло, я думаю, что многие бы пострадали или даже умерли.

— Но разве Президент и остальные не разобрались с этим? Беспокойство о несущественных травмах — признак общей тревоги. Такого рода мышление вредно для душевного здоровья.

Хаттори рассмеялся на такой прямой ответ Кирихары.

— Кирихара, я и впрямь завидую твоим способностям рассуждать, но я не это имел в виду, — Хаттори на секунду остановился, затем снова покачал головой. — ...В то время я не мог ничего сделать.

— Просто, неразумные действия лишь ухудшили бы положение. Думаю то, что ты сдержался, показало, что у тебя была ясная голова во время кризиса, — Кирихара попытался его утешить, и не пустыми, поверхностными словами. И Хаттори поверил в объективный анализ Кирихары.

Вот только на его лице оставалась всё та же тяжесть.

— Однако... Шиба-сан приняла правильный курс действий. Она оценила обстановку, приняла соответствующее решение, и не забыла предупредить всех о своих действиях. Даже если конфликт последовательностей магии внезапно не исчез бы прямо перед тем, как она активировала магию, она сумела бы объединиться с лидером группы Дзюмондзи, чтобы справиться с ситуацией.

— Но тогда Шеф Ватанабэ тоже ничего не делала. Учитывая, что Шиба-сан специализируется на магии Замораживающего типа, разве это не вопрос всего лишь в подходящей магии?

— Ватанабэ-сэмпай опытна в сражениях против пехоты, поэтому она сдержалась для всеобщего блага. В той ситуации я был способен достичь большего... И вопрос заключается не в магической силе. Ватанабэ-сэмпай вмиг оценила ситуацию, признала себя неправильным человеком для решения проблемы и позвала на помощь лидера группы Дзюмондзи. Она ещё не успела ничего сказать, а Дзюмондзи уже понял, что это была ситуация, в которой его позовут помочь, и уже начал конструировать последовательность магии. Он также пришел к выводу, что всего лишь себя недостаточно для борьбы с угрозой, но не паниковал и использовал магию наудачу. Шиба-сан спокойно определила, что может сделать, и озвучила это всем. Проблема заключается не только в сильной либо слабой магической силе, или способности использовать разнообразную либо мощную магию, или же просто в вопросе практики, но в способности, как волшебника, использовать нужную магию в нужное время, да, проблема не талант в «магии», но талант «волшебника». Без сомнений, у неё ошеломляющая магическая сила и если взять только силу, с шансом 80% я ей проиграю. Однако до сегодня я не волновался до такой степени, потому что качество волшебника не измеряется лишь по уровню магической силы. Но если сравнивать с тем, что я ученик второго года, мне недостает не только таланта в магии, но и таланта, как волшебника... Это весьма угнетающе.

Хаттори ещё раз вернул угрюмый вид, тогда как Кирихара принял вид «что я должен с тобой делать».

— Эх~ это вопрос жизненного опыта, и, я думаю, что у этих брата и сестры опыт чрезвычайно особенный.

— Брата и сестры?

Его оценка была не только на «неё», а на «брата и сестру», что застало Хаттори врасплох и заставило вопросительно посмотреть на Кирихару.

— Этот её брат... я предполагаю, что он убивал раньше.

— Убивал? — недоверчиво и с нотками шока проговорил Хаттори.

— Да, он убил кого-то ранее, и не одного или двух человек.

— Ты ведь говоришь не о настоящем убийстве, да? Ты имеешь в виду настоящий боевой опыт?

— От него исходит такое ощущение... Ты ведь знаешь, что мой отец служил в морской пехоте?

— Да, я помню, он был несколько раз на Цусимских островах, да?

Похоже, Кирихара резко сменил тему разговора, но Хаттори не обратил на это внимания и продолжил слушать.

— Отец был только капралом, но с другой стороны, потому что у него был низкий ранг, его направили на передовую линию, где он познакомился со многими солдатами, проводившими свои дни в окопах. Иногда некоторые из старых сослуживцев отца приходили в наш дом, и от них шла совершенно иная аура, чем от нормальных людей. Неважно, кэндзюцу это или стрельба, не имеет значения, как долго мы будем тренироваться тактике ведения боя или военным техникам, само намерение убийства от солдат, которые убивали в пылу боя, совершенно иное, чем от спортсменов, которые не убивали. Ты знаешь подробности происшествия в апреле?

И ещё раз он изменил тему разговора.

— Почему ты это вспомнил... Я слышал, что то происшествие было вызвано антимагическими террористами. Я знаю только то, что террористическую ячейку ликвидировал Дзюмондзи.

Хаттори был недоволен резким изменением направления разговора, но удержал в узде своё раздражение. Подсознательно он чувствовал, что всё связано.

— Неужели... Тогда я не могу вдаваться в подробности... Хотя если это ты, я думаю, что могу держаться этого уровня. Я присутствовал при подавлении террористов, также как Тацуя и Миюки.

— ...Правда?

— Я понимаю, почему ты спросил, но да, правда. Думаю, там я видел природные инстинкты Тацуи.

— Природные инстинкты?

По сравнению с предыдущими словами Кирихары, его голос был с оттенком тревоги, что заставило Хаттори немедленно задать встречный вопрос.

— Да, природные инстинкты, или, по крайней мере, их часть. Было страшно. Он имел ту же квалификацию, что и солдаты на фронте, но его намерение убить было в несколько раз сильнее, как будто толстый слой намерения убить покрывал его большим плащом. Он был достаточно опасный, чтобы по моей спине пробежала дрожь, достаточно, чтобы заставить меня задуматься над вопросом, что этот парень делает в старшей школе.

Кирихара казался столь взволнованным, будто бы и не он вовсе сказал предыдущие слова.

— ...Свой возраст ведь скрыть невозможно, — Хаттори изобразил наивность. Лучше всего описать его удивление можно было этими странными словами, а не понять по выражению лица.

— Это лишь доказывает, что возраст не следует приравнивать к опыту.

Кирихара мог понять, почему друг был так ошеломлен, но так как он был в таком же положении, он не акцентировал внимание на поведении Хаттори, и только криво улыбнулся.

Хаттори хотел переспросить, но на этот раз в его голосе была ужасная нерешительность.

— ...И Шиба-сан?

Эта нерешительность в значительной степени родилась от того, что он был «не в силах поверить». Зато у Кирихары, казалось, был иммунитет к этой мысли (вероятно, с весны, из-за сильного влияния своей девушки), и он откровенно ответил другу:

— Я не был свидетелем, что конкретно его сестра делала, но учитывая, что старший брат был готов довести её до зоны боевых действий, она определенно не обычная девушка. Ты ведь сегодня видел, что у самой прекрасной розы есть шипы, но не только это, она, вероятно, больше похожа на павлина, который обладает острыми когтями и злобным клювом, способный охотится на ядовитых змей, ты так не считаешь? Преследовать её — будто желать смерти. Счастье в неведенье, эх?

Последние два предложения Кирихары были не для ушей Хаттори, но тонкий намек на незадачливых учеников, окружавших Миюки в автобусе.

— Но я никогда не думал, что Хаттори с «таким характером» сказал бы что-то такое.

Хаттори всё ещё переваривал всю информацию, когда Кирихара озадачено усмехнулся.

— ...Что ты имеешь в виду?

Хаттори неправильно понял скрытый смысл за ухмылкой Кирихары, и рассердился в ответ.

Однако восхищенная ухмылка Кирихары ни в малейшей степени не уменьшилась.

— Качество волшебников измеряется не только их магической силой, да? Не будет ли Президент очень рада, узнав, что ты лично произнес эти слова?

— Хех!.. — Хаттори мрачно посмотрел на Кирихару.

Однако Кирихара сохранил свою широкую улыбку, нет, благодаря чрезмерной реакции Хаттори, улыбка стала ещё шире, вследствие чего Хаттори первым отвел взгляд.

— Давай на секунду возьмем качество волшебника. Мощь магии, безусловно, не единственный показатель силы.

Хаттори сделал шаг вперед без всякого предупреждения, что явно означало его намерение оставить Кирихару позади. Однако Кирихара пропустил мимо ушей этот вопиющий протест, последовал за Хаттори, и продолжил:

— Различие между цветками и сорняками заключается в разнице практической оценки на вступительных экзаменах. Конечно, есть ученики первого потока, которые быстро прогрессируют, но есть и те, которые стоят на месте. Возьмем, к примеру, Тиёду, она совершенно другая, чем её высокомерие прошлым летом, когда она отдыхала на лаврах своего таланта. Ученики второго потока такие же, и пока они не будут заниматься самоуничтожением, разве некоторые из них не станут сильнее?.. Нет, это не просто гипотеза, уже есть довольно много «способных» ребят во втором потоке, и вдвойне больше в этом году. Да, кстати, я не говорю это лишь потому, что я проиграл Тацуе.

Плечи Хаттори жестко задрожали.

Видя это, Кирихара подумал: «Ох, точно, этот парень ведь тоже преподнес свою задницу ему на блюдечке».

— В любом случае, я признаю, что он сильнее, чем я сейчас. Но даже если этот парень по силе приближается к уровню читера, я не планирую всегда признавать поражение. Я продолжу тренироваться и в следующий раз, когда брошу ему вызов, триумфально сокрушу его. Если я сдамся исключительно потому, что не способен выиграть, как сейчас, то навсегда останусь неудачником. В наше время многие ученики второго потока сдаются потому, что не такие способные, как другие, и из-за этого они никогда не совершенствуются. Мы не обязаны принимать их равными нам. С другой стороны, у нас нет причин презирать тех, кто стремится к большей силе и улучшает себя по собственному пути.

У Хаттори не было ответа, он быстро, не говоря ни слова, направился к своему номеру.

Кирихара пожал плечами и повернулся, чтобы посмотреть на брата с сестрой, которые были темой обсуждения.

Миюки была недалеко от Кирихары, и серьезно смотрела на своего старшего брата.

Видя это, Кирихара подумал: «Будем надеяться, что ничего хлопотного не случится».

И сразу же посмеялся над собой за эту случайную мысль.


◊ ◊ ◊

Предчувствие Кирихары было наименьшим, чего он желал, но его хрупкие, но серьезные надежды были разрушены.

— Тогда, по мнению Онии-самы, предыдущая авария не была случайной?.. — нахмурившись, задала вопрос сестра, в ответ на который Тацуя незаметно кивнул, толкая каретку вперед.

— Траектория автомобиля была слишком неестественна, и расследование принесло ожидаемые выводы. На автомобиле были найдены остатки магии.

Тацуя стал говорить тише, чтобы избежать подслушивания, и Миюки подстроилась под его негромкий тон.

— Но я ничего не видела...

Хотя буквальный смысл её слов был отрицанием, но Миюки никогда не сомневалась в брате даже на мгновение.

С самого начала она была в первых рядах этой «аварии».

И, вплоть до последнего мига, не ощутила и следа использования магии другой стороной.

Но брат был не такой. Миюки могла видеть лишь «настоящее», но всё в «прошлом» было в компетенции брата.

Миюки знала, что если брат определил что «здесь были следы», значит, так оно и есть.

— Тогда злоумышленник использовал магию небольшого масштаба в самые кратчайшие сроки какие возможно и использовал высокоуровневые техники, чтобы не оставлять на месте аварии остатки Псионов от последовательности магии. Наш противник, похоже, был агентом, прошедшим специализированную подготовку, что становится ещё более жалким, учитывая, что он был жертвой.

— ...Жертвой?

Эта фраза имела зловещее значение, вследствие чего голос Миюки прозвучал слабее, чем она хотела.

— Во время аварии магия использовалась три раза, первый раз — магия, которая взорвала шины, второй — магия, заставившая автомобиль вращаться, и последний — была применена сила по диагонали вверх, чтобы использовать защитное ограждение в качестве трамплина. Для сокрытия факта использования магии все три использовались внутри автомобиля. На деле, большинство волшебников вблизи аварии ничего не обнаружили, включая также и тебя. Тогда я тоже не знал об этом, насколько хорошо всё было сыграно. Особенно последняя техника, чтобы волшебнику находиться внутри вращающегося автомобиля и всё ещё быть в состоянии определить точное время столкновения с оградой, это должно требовать интенсивных тренировок.

— Тогда, тот, кто использовал магию, был...

— Виновником был волшебник, сидевший в водительском кресле. Иными словами — атака смертника.

Миюки остановилась и опустила голову.

Её плечи немного задрожали.

— Как подло!..

Это было выражение не печали, но ярости.

У Миюки не было ложного чувства сострадания к преступникам, но было глубокое чувство гнева на предводителя, который отдавал приказ. Удовлетворенный, Тацуя кивнул:

— Преступники и террористы уже отбросы общества, а их лидеры — редкостные типы, играющие с их жизнями, что можно легко увидеть из этого примера. Им не будет конца, если мы будем приходить в ярость каждый раз, когда такое будет происходить. Кроме того, меня больше волнует то, что за всем этим стоит.

Тацуя, чтобы успокоить сестру, несколько раз нежно похлопал её по спине, затем продолжил толкать вперед каретку.

Миюки быстро последовала за ним...

...И остановилась после десяти шагов.

Им помахала молодая девушка, сидевшая на диване возле стены. Она носила шорты и плетеные сандалии, которые демонстрировали тонус её ног, а также жилет, при котором было ясно видно её плечи.

Тацуя тоже остановился рядом с Миюки и посмотрел на свою подругу, которая явно перепутала это место с тропическим курортом. Она перестала махать и поднялась с дивана:

— Уже неделю не виделись, как вы, ребята, поживаете?

— Хм, неплохо... Кстати, Эрика, почему ты здесь?

— Чтобы подбодрить вас, конечно.

После короткого обмена приветствиями, Миюки недоуменно спросила, на что Эрика откровенно ответила.

Конечно, Миюки ожидала такой ответ, но не могла принять его.

— Но Турнир начинается послезавтра.

— Ага, я знаю.

Эрика выглядела как озорной ребенок, который восхищается, дразня других, из-за чего зачастую очень трудно добраться до истины.

— Миюки, я ухожу первым. Эрика, увидимся.

Тацуя сразу же решил отказаться от дальнейших вопросов и, оставив Миюки и Эрику в холле, начал двигать переполненную каретку к номеру, зарезервированному для команды техников.

— Ах, эм, увидимся позже... Подожди, по крайне мере, позволь мне сказать привет?

— Извини, сэмпаи из команды техников ждут Онии-саму. Так почему ты здесь на два дня раньше?

Прежде чем спросить подробности, Миюки извинилась от имени брата.

— Сегодня вечером вечеринка, так ведь?

— ...

— ...

— ...И? — Миюки ждала ответа Эрики, но почувствовала, что неважно, как долго будет ждать, всё равно не получит полного ответа, поэтому была вынуждена сменить тему: — Наверное, мне следует предупредить тебя: для не связанного персонала запрещен доступ к ужину, это относится и к ученикам.

— Ах, не волнуйся, у нас есть прикрытие.

— Э? Ты сказала...

— Эрика, ключ к номеру... Э, Миюки-тян?

Миюки хотела спросить «ты сказала что-то о прикрытии?», но была прервала голосом приближающейся молодой девушки.

— Мизуки, ты тоже пришла?

— Миюки-тян, добрый день... Что такое?

Мизуки услышала, как Миюки спрашивает Эрику и тепло поприветствовала её, но заметила, что Миюки пристально смотрит на неё вместо приветствия, что вынудило её неуклюже улыбнуться.

— ...Довольно заметно.

— Эм... правда? — Мизуки беспокойно взглянула на саму себя. Сегодня она носила верхнюю одежду с тонкими лямками плюс юбку, которая была на несколько сантиметров выше колен. Для некоторых людей она была, вероятно, более соблазнительной, чем Эрика.

Первой мыслью Миюки было что-то вроде «неужели все перепутали это место с летним курортом?».

— Эрика сказала не одеваться слишком консервативно, поэтому...

— Вот как...

Миюки хотела сказать несколько слов Эрике, но увидев, что та повернула голову в сторону и прикидывается ничего не знающей, решила, что это безнадежно.

Теперь Миюки могла посочувствовать, почему брат так часто вздыхал, имея дело с Эрикой.

— Мизуки, я говорю это для твоей же пользы, но, возможно ты захочешь переодеться. Наряд очаровательный и подходит тебе идеально, но я думаю, что для него есть лучшее время и место.

Но Миюки не только улыбнулась и кивнула. Она была более добродетельна, чем брат, но вместе с тем была и более упрямой.

— Это... так? ...Правда?

— Да, ты должна.

Спросив это, Мизуки вопросительно посмотрела на Эрику, при этом Миюки тоже посмотрела на Эрику, и кивнула в знак согласия.

— Эм~ Неужели~? — Эрика, наконец, прекратила играться и, с обиженным видом, не согласилась.

— Кстати, о ключах, вы остановились в номере гостиницы?

...На этот раз настала очередь Миюки не обращать внимания на Эрику.

— Да, — ответила Мизуки, в то время как Эрика дымилась в стороне, но не давила на Миюки.

За последние четыре месяца Эрика узнала из их общения, что эта красивая молодая девушка, выглядевшая так, будто бы снисходительна к ошибкам, обладает сильным и беспощадным характером.

— Не могу поверить, что здесь есть свободные номера... Нет, более важно и удивительно то, как гостиница позволила вам остаться. Я думала, что обычным людям доступ запрещен...

— Вот где можно положиться на связи.

Её настроение восстановилось, Эрика раскрыла секрет без какой бы то ни было вины, заставляя Миюки расхохотаться:

— Вот что значит, семья Тиба.

Хотя её тон всё ещё был шутливым, Миюки никоим образом не хвалила поверхностно, но на самом деле касалась истины.

Также, как Десять Главных Кланов имели в фамилиях числа от одного до десяти, главные семьи в пределах Ста семей, такие как Тиёда или Исори, все имели в своих фамилиях числа после 11. Величина числа никоим образом не имела отношения к силе семьи, но сам факт, что человек обладает номером в фамилии, непосредственно приравнивал его к высшей родословной, и был отличным показателем его потенциала как волшебника. Семьи волшебников с числами в своих фамилиях были известны под общим названием «Система нумерованных семей» (Это был всего лишь один способ оценки способностей, даже в школьном совете первой старшей школы только Маюми пришла из «Системы нумерованных семей»).

Эрика пришла из семьи Тиба, которая была одной из основных семей в рамках «Системы нумерованных семей».

Семья Тиба была знаменита использованием персональной магии Скорости и Веса в ближнем бою. Сила семьи лежала не в том, что они могли искусно использовать заклинания, но в новой системе, которую они разработали для тренировки и развития волшебников ближнего боя.

Среди волшебников, выступающих полицейскими или пехотой в армии, ходили слухи, что половину из них тренируют по системе семьи Тиба. Это также было актуально для флота и воздушных сил. Любое подразделение, которое могло столкнуться с ближним боем, часто обращалось для обучения к семье Тиба.

Если рассматривать исключительно активные связи в войсках, влияние семьи Тиба могло затмить даже влияние Десяти Главных Кланов.

— Но всё ли в порядке? Я думала, Эрика, что ты ненавидишь использовать семью как поддержку...

— Я не люблю, когда другие видят во мне лишь «дочку семьи Тиба». Связи нужны, чтобы их использовать, вы многое потеряете, если будете закрывать на них глаза.

Если бы это был кто-то другой, ответ мог бы привести к боевой атмосфере, но так как двое других были Миюки и Мизуки, они не приняли её слова близко к сердцу.

— Хе-хе, ты права. Сейчас я должна идти разбирать свой багаж. Я не знаю, как вы стали частью этого, но увидимся на ужине.

Миюки направилась к лифту, Эрика помахала ей, и Мизуки просто посмотрела ей вслед.

— Эй, Эрика, неужели ты не можешь нести собственный багаж?

— Шибата-сан, я принес твой багаж. Я извиняюсь, что взял его без разрешения, но в регистратуре было слишком много людей.

На полпути Миюки услышала, как двое молодых парней заговорили с Эрикой и Мизуки.

Один из голосов был знакомым, но второй был совершенно чужой.

Значит, было не только две девушки, но пара парней и пара девушек.

Миюки тайком улыбнулась, не останавливаясь и не поворачивая головы.


◊ ◊ ◊

Кстати, почему же автобус Миюки прибыл за два дня до начала Турнира?

Дело в том, что на вечер был запланирован банкет.

На нем не будет алкогольных напитков, это ведь старшая школа, в конце концов. Шведский стол, без каких-либо определенных заранее мест для участников, это почти как миниатюрная церемония открытия. По сравнению с праздничной аурой прошлых лет, в этом году царила тревога.

— Я и впрямь не хочу быть на...

Как Президент школьного совета, Маюми не могла и не должна так говорить, поэтому Тацуя любезно удалил это из записи.

Люди из команды техников были вспомогательными членами, но на месте проведения Турнира считались официальными членами, поэтому они тоже обязаны присутствовать. Тацуя, которому было не по себе на таких приемах, как банкеты, в частном порядке был согласен с мнением Маюми.

Дресс-кодом на банкете была форма каждой школы, поэтому им не нужно было волноваться по этому поводу. Тем не менее этот заимствованный костюм не подходил ему, что ещё больше увеличило его сопротивление посетить банкет.

— Следует ли нам купить новый?..

Его суетливость, в конце концов, была замечена.

Миюки с беспокойством нахмурила брови, наблюдая за Тацуей.

— Ничего, не переживай из-за этого. Извини, что заставил волноваться.

Этот вопрос заставил Тацую сгорать со стыда, поэтому было трудно сказать, кто из них был старше. К тому же, это было официальное мероприятие с обязательной посещаемостью, так что никто не должен жаловаться, что им некомфортно или они недовольны.

— Нет, Онии-сама, пожалуйста, не говори так.

Она, наверное, заметила небольшие изменения в выражении Тацуи, и поняла, что он убрал своё подавленное настроение.

Миюки радостно улыбнулась.

— Хорошо, вам следует уже прекратить флиртовать.

Немного подразнивающие слова вынудили Тацую взглянуть в сторону (честно говоря, ему требовалось посмотреть вниз), чтобы увидеть Маюми, которая сдерживала улыбку, наблюдая за ними.

— Поверить не могу, ты сказала флиртовать... Что это?

В интернете Тацуя читал, что некоторые молодые девушки страдали расстройством, которое заставляет видеть все взаимодействия между разными полами романтическими. По правде говоря, вокруг Тацуи было несколько человек, страдающих тем же заболеванием, поэтому он и впрямь не хотел обсуждать этот вопрос.

Однако Маюми, скорее всего, просто хотела немножко его поколоть своими старыми приемами.

Тацуя уже давно привык не получать прямого ответа, но до сих пор использовал глаза, чтобы вынудить её ответить.

Но взгляд Маюми не остановился на Тацуе, он был направлен на кого-то рядом с ним.

Видя, что она старается не рассмеяться, Тацуя проследил её взгляд и...

— Миюки... Почему ты так внезапно смутилась?

Его сестра опустила голову от стыда.

— Все, пойдемте.

Маюми перестала дразниться и призвала всех выдвигаться, по некой неизвестной причине у неё было превосходное настроение.

На каком-то уровне Тацуя был раздражен тем, что превратился в устройство для улучшения настроения, но увидев, как Маюми удаляется с беззаботной походкой, вдруг подумал: «Ах, забудем это».


◊ ◊ ◊

На Турнире девяти школ самих участников было 360, но если добавить ещё вспомогательных членов, будет больше 400 человек.

На первый взгляд, присутствие всех членов обязательно, но было много тех, кто нашел какую-то причину не прийти.

Тем не менее людей по-прежнему было много, их количество переваливало за 300.

Зал проведения банкета должен был быть достаточно большим, чтобы вместить много гостей и обслуги.

Как и ожидалось, только обслуги гостиницы и поддержки со стороны местной базы было недостаточно, чтобы всё охватить. Было также много временных работников — простых подростков, специально нанятых для вечера, они ходили в служебной форме, что, в конце концов, не было удивительно.

Однако найти знакомое лицо среди временных работников было полной неожиданностью.

После короткой вступительной речи — к счастью речь была достаточно короткой, чтобы не заскучать — Тацуя незамедлительно направился в буфетную зону, когда позади него раздался знакомый голос.

Когда знакомый голос спросил «не желаете выпить?», Тацуя обернулся, и увидел Эрику, держащую в одной руке поднос с напитками.

— Так это ты имела в виду под «прикрытием»...

— Ах, ты услышал от Миюки? Ну что, удивлен?

— ...Очень.

На Эрике вспыхнула довольная улыбка, но у Тацуи не было избытка энергии, чтобы придумать остроумную реплику, поэтому он просто кивнул в ответ.

— Не могу поверить, что ты на самом деле сюда проникла... И, всё же, ты это сделала.

Несмотря на то, что это было за место.

Даже если они нанимают временных работников, они не будут так просто нанимать учеников старшей школы.

Кроме того, было ограничение по возрасту. Даже на банкете, где алкогольные напитки запрещены, они не будут ослаблять ограничение. В настоящее время большинству находящихся здесь официантов и официанток было около двадцати.

Он, наверное, должен сказать: «как и ожидалось от семи Тиба».

Но, кажись, она использовала свои связи не в том месте.

— Кстати...

— Хм? Что случилось?

— Не бери в голову...

Тацуя запутался, что было на него совершенно не похоже.

В конце концов, наверное, невежливо будет сказать человеку прямо в лицо «Кстати, ты сильно изменилась».

Сама Эрика тоже должна осознавать, что её возраст выглядит немного по-другому.

Она стала выглядеть значительно взрослее.

Даже вблизи она выглядела такого же возраста, как и остальные официантки.

Обычно Эрика давала впечатление веселой и красивой молодой девушки, что прекрасно соответствовало её возрасту, но её стройная фигура также идеально подходила и для более зрелой внешности.

«И только её?..»

Тацуя заметил, к своему ужасу, что мысли были немного несогласованны.

Эрика пришла не одна.

Здесь должна быть и Мизуки.

Мизуки не любит места, где много людей, поэтому трудно сказать, сможет ли она иметь дело с клиентами, сможет ли она быть официанткой в таких условиях?

— Привет, Эрика, твое платье восхитительно. Вот что ты имела в виду, когда говорила, что у тебя всё под контролем, — удобно прикрывшись молчанием Тацуи, к беседе присоединилась Миюки.

— Так и есть. Ну, разве оно не мило? Но Тацуя-кун, видимо, по этому поводу ничего не желает говорить.

Эрика, с несчастным голосом, немного покрутилась влево и вправо, вследствие чего её форма служанки в викторианском стиле с мини-юбкой слегка качнулась.

Тацуя вдруг почувствовал себя в осаде, его естественно быстрый ум сразу же приступил к разработке возмездия, но Миюки нанесла удар первой:

— Эрика, бесполезно спрашивать Онии-саму о таких вещах, — улыбнулась и покачала головой она.

Что, по сравнению с самим Тацуей, поразило Эрику, она уставилась на Миюки.

Миюки не прикрывала Тацую, и не отрицала слова Эрики, это её и удивило.

Но только Эрика слишком рано сделала выводы.

— На Онии-саму не повлияет внешний вид, такой как женская одежда, но он будет восхищаться нашими природными качествами, так что в такой ситуации, характерная форма вообще не будет представлять для него интереса.


MKnR v03 19

Тацуя считал, что оценка Миюки была одновременно и слишком высокой и слишком низкой.

В данном случае Тацуя был обеспокоен о своих друзьях, особенно о Мизуки, поэтому не обратил внимания на одежду Эрики. Конечно, он тоже может восхищаться женской модой, и, если одежда будет чрезмерно рискованной, безусловно не будет знать, куда деть взгляд.

Нет, в этой ситуации проблема была не в самой одежде, но в личности под одеждой.

— Ох, вот оно что, Тацуя-кун не интересуется косплеем.

— Это косплей?

— Я так не считаю, но думаю, что парни видят меня именно так.

Две молодые девушки оставили молчаливого Тацую в стороне и продолжили говорить.

— Под парнями ты подразумеваешь Сайдзё-куна?

— Этот парень даже не способен выразить своё мнение. Лишь Мики сказал, что это косплей, но я уже его за это строго отчитала.

Последнее предложение, которое было с намеком на опасность, четко запечатлелось в ушах Тацуи.

Однако Миюки, похоже, не поняла.

— Мики? — когда человек в разговоре внезапно упоминает незнакомое прозвище, Миюки вполне понятно на нем остановится, — ...Кто это?

На вопрос Миюки, Эрика вздохнула:

— Верно, Миюки не знает, — тихо сказала она и прыгнула, прежде чем кто-либо успел её остановить.

— Довольно изящно, похоже, у неё есть большое чувство равновесия...

Тацую искренне впечатлило то, как Эрика проскользнула с подносом в руке через толпу, не проронив ни капли.

Миюки подумала, что это замечание немного не в тему, но всё равно продолжила:

— Что происходит?

На самом деле Миюки не ожидала прямого ответа.

Просто она была не в курсе, о чем был на самом деле разговор.

Однако брат совершенно четко ответил:

— Она пошла искать Микихико. Ты, наверное, слышала имя Йошида Микихико?

— Онии-сама, это твой одноклассник, верно?

Миюки вспомнила, что это имя вызвало огромную дискуссию во время объявления итоговых оценок.

— Он вырос вместе с Эрикой. Миюки, ты, скорее всего, его не встречала, может, поэтому она хотела представить вас друг другу?

Неудивительно, Эрика и впрямь может сделать что-то подобное.

В том числе пойти прочь, не сказав ни слова.

— Миюки, вот ты где.

— Тацуя-кун, ты тоже здесь.

Когда они посмотрели в направлении, где исчезла Эрика, к ним подошла и заговорила пара учениц.

— Шизуку, ты искала меня?

— Хонока, Шизуку... Вы двое всегда вместе?

Кстати, Тацуя всегда видел этих двоих вместе, так что этот вопрос он задал только из любопытства и не имел намерения идти глубже.

— Мы ведь друзья, так что нам нет причин быть раздельно.

— Верно.

Шизуку ответила без какого-либо стыда, что заставило Тацую криво усмехнуться над своим глупым вопросом.

Начиная с прошлого месяца Тацуя обращался к ним по имени.

Этого «потребовала» Хонока, но, по мнению Тацуи, в принятии решения он был под давлением непреодолимого молчания Шизуку.

— А где остальные? — спросила Миюки. Но её тон был немного странным.

— Вон там.

Там, куда указала Хонока, толпа учеников быстро отвела взгляд.

Ученицы первого года из той группы застыли на месте.

— Они, наверное, хотят к тебе подойти, Миюки, но не осмеливаются, так как поблизости Тацуя-кун.

— Что же это, неужели я стал сторожевым псом?..

Предположение Шизуку заставило Тацую беспомощно вздохнуть.

Была высокая вероятность, что она была права, так что он не мог просто отшутиться.

— Наверное, они все не знают, как к тебе подойти, Тацуя-кун.

Этими словами Хонока всего лишь хотела утешить его, но Тацуя знал, что такое весьма возможно.

Он пришел к выводу, что «посторонний».

Как правило, он сам должен был начинать разговор с другими, но...

— Чепуха, все здесь ученики Первой старшей школы и из одной команды... — новый голос сбросил бомбу.

— Тиёда-сэмпай.

Канон присоединилась к группе Тацуи. в одной руке она держала бокал (конечно, без алкоголя).

Исори следовал прямо за ней, тоже держа бокал.

— Канон, даже если они это лучше знают, тело по-прежнему отказывается подчиняться, это просто человеческая природа.

— Кэй, такого рода упрямство допускается только в определенных местах.

Канон и Исори обращались друг к другу прямо по имени.

В конце концов, они ведь были обручены, это вполне естественно.

— Вы оба мыслите в правильном направлении, но в данном случае есть более простой выход.

Тацуя подозревал, что они тоже любят вмешиваться в чужие дела, но если будет втянут в дискуссию по такому тривиальному вопросу, он будет весьма недоволен собой.

Не желая вмешиваться в разговор пары, Тацуя решил покончить с этим как можно скорее.

— Миюки, ты должна встретиться с остальными, работа в команде очень важна.

— Но Онии-сама...

— Увидишь меня вечером, сосед по номеру у меня лишь машина.

По существу, участники и вспомогательные члены были размещены в двухместных номерах, но Тацуя был единственным учеником первого года и, в придачу ко всему — второго потока, поэтому Маюми решила что «не будет причин для беспокойства», если он будет «отвечать за присмотр за машинами», и назначила для Тацуи двухместный номер.

— Хонока, Шизуку, вы тоже зайдите, если найдется свободное время.

Миюки ещё была немного раздражена, но она очень хорошо знала, почему Тацуя это сказал.

— ...Я поняла. Тогда, Онии-сама, увидимся вечером.

— Мы свяжемся с тобой чуть позже.

— Увидимся позже.

Миюки, Хонока и Шизуку ответили по очереди. Когда Тацуя улыбнулся и помахал им на прощанье, он почувствовал направленный на себя недовольный взгляд, заставивший обернуться.

— Какая взрослая беседа, но, я думаю, это всего лишь отсрочит проблему.

Отношения Тацуи и Канон не были выше, чему у случайных знакомых.

У Канон не было причин комментировать личные отношения Тацуи, но Тацуя знал, что Канон сказала это из-за своей чести, поэтому он решил непосредственно это принять.

— Отсрочка — замечательное решение. Этот вопрос не нуждается в немедленном решении, и время лучшее решение для некоторых проблем.

— Это...

Канон не смогла ответить, но учитывая её неохотное выражение лица, эта молодая девушка была не из тех, кто легко сдается.

— Канон, Шиба-кун прав, скорость не наилучшее решение для всего в этом мире.

— Тем не менее тебе определенно не хватает некоторого юношеского высокомерия.

Слова Исори были скорее, чтобы разбить лед, чем прямо помочь Тацуе, но были разрушены кем-то встрявшим в разговор.

— Мари-сэмпай.

Что касается Мари, которая только что присоединилась к разговору, Тацуя не опроверг её слова, и просто кивнул.

— Исори, Накадзо тебя ищет.

Мари выглядела так, словно заранее приняла во внимание реакцию Тацуи, и быстро перешла к сути дела. Похоже, она здесь была не только для того, чтобы к нему приставать.

— Извини, где сейчас Накадзо-сан?

— В грузовой машине №1. Высокопоставленные персоны скоро начнут свою речь, поэтому быстро закончи с ней свои дела и притащи её обратно сюда. Мелкие чиновники это одно, но будет ужасно плохо для школьной репутации, если мы пропустим слова Патриарха.

— Верно, я понял.

— Мари-сэмпай, мы уходим.

Исори последовал приказу и быстро покинул помещение, естественно Канон последовала за ним по пятам. Видя, что эти двое ушли, Мари обернулась к Тацуе:

— Похоже, размеры безупречны.

— Немного жмет под руками.

Мари сказала это, указав на костюм Тацуи, и Тацуя ответил, посмотрев вниз на себя.

— Мы ничего не можем с этим поделать, так как он запасной. Даже если размеры такие же, невозможно принять во внимание индивидуальные различия. Если наденешь больший размер, талия будет выглядеть слишком большой.

— Это верно, так что я ничего не могу с этим сделать.

Слова Мари прозвучали, словно она криво улыбнулась, когда как её тон был, словно она пожала плечами (хотя на самом деле она не сделала ни то, ни другое), и Тацуя думал также.

— Может, будет лучше купить новый?

За словами Мари не было никакого злого умысла.

— Слишком расточительно покупать новый костюм только для того, чтобы надеть его дважды. Если бы эту эмблему на одежде при ношении можно было бы убрать, было бы здорово, но это... — сказал Тацуя и посмотрел вниз на левую часть своей груди. На эмблему с восемью лепестками.

Это была встреча с другими школами, так что необходимо определять друг друга по школьной эмблеме. Поэтому Тацуя и был вынужден носить эту форму.

— Возможно не только дважды. Осенью будет конкурс диссертаций, поэтому нет гарантии, что ты не будешь повышен до первого потока, — сказав это, Мари улыбнулась, но её глаза были полностью серьезны.

Тацуя нахмурился и ответил:

— Даже если меня выберут на Конкурс Диссертаций, ношение моей собственной формы не должно стать проблемой. Более того, нет никакого шанса, что я буду повышен до первого потока, потому что до этого дня не было ни одного прецедента или даже правила для этого.

Слова Тацуи заставили Мари засмеяться:

— Прецеденты? Думаю, твой текущий статус уже беспрецедентный, разве не так? История ещё не видела ученика второго потока как ты, поэтому ты не можешь отрицать такую возможность, говоря, что ещё не было прецедентов. Вместо того чтобы говорить о прецедентах, ты должен стремиться стать этим «прецедентом» и проложить дорогу в будущее для таких же первогодок, как и ты сам.

— ...

Видя страдальческое выражение Тацуи, Мари ещё раз взорвалась восторженным смехом.

— Ну, я пойду, мне ещё нужно найти лидеров других школ, хочешь ко мне присоединиться?

— ...Нет, спасибо, Эрика, должно быть, ищет меня.

В ту секунду, когда Тацуя упомянул Эрику, в глазах Мари мелькнула вспышка сомнения.

Может, следует сохранить это для будущей защиты? Такая мысль всплыла в уме Тацуи, но у них двоих была значительная история, так что, вероятно, это не подойдет для шуток.

Тацуя молча смотрел, как Мари уходит.

— Э? А где Миюки?

Как и предсказывал Тацуя, Эрика вернулась с Микихико.

— Я отослал её к остальным ученикам. Она зайдет ко мне в номер позже вечером, поэтому представишь его там.

— А, хорошо.

Первая половина слов Тацуи предназначалась Эрике, вторая — Микихико.

Вместо того чтобы сожалеть, реакция Микихико была скорее похожа на вздох облегчения.

— ...Не нужно заставлять себя.

— ...Э? — он не сразу понял, что Тацуя обращается к нему. Из-за чего реакция Микихико была наполовину медленней: — Подожди, это не так! Я и впрямь немного нервничаю, но...

— Хех~ Ребята просто любят покрасоваться перед милыми девушками.

— Эрика, ты как всегда милая, особенно сегодня.

— Э? Минуточку, прекрати это...

— И?

Против поддразнивания Эрики, Тацуя ударил первым, используя против неё её же тактику, затем призвал Микихико к действиям.

— Тацуя, ты... Нет, я просто стесняюсь носить это на моем первом приеме, — Микихико запнулся до остановки, затем принял исчерпывающее выражение лица, и покачал головой.

Услышав это, Тацуя снова осторожно изучил форму Микихико и Эрики.

Микихико носил белую рубашку с воротником в сочетании с черной бабочкой и жилетом.

На Эрике было черное платье и головной убор, спереди был надет белый фартук.

Проще говоря, они не были дворецким и служанкой, они были слугой и служанкой.

— Я не думаю что это странно, разве не все работники так одеты?

Все работники в помещении носили такую же одежду, как и Микихико.

— Видишь, Мики очень застенчивый.

— Мое имя Микихико.

Было совершенно очевидно, из их интонации и выражения, что такое случалось и раньше.

Похоже, Микихико было некомфортно в своем нынешнем костюме. Он пришел из традиционной семьи и, наверное, ненавидел одеваться как слуга.

— Кстати, где двое остальных?

Тацуя и впрямь хотел знать, почему они здесь работают, но в конечном итоге решил этого не спрашивать.

— Ты и впрямь думаешь, что Лео может быть хорошим официантом?

— Он должен, по крайней мере, знать, как контролировать себя...

Тацуя попытался тонко защитить своего друга, но Эрика не перестала смеяться.

— Мизуки сказала, что ей не нравится эта форма, может она считает так же, как и Мики?

— Мое имя Микихико!

— Да, да, да~

Раздраженный Микихико выразил свой протест, на что Эрика мимоходом согласилась, прежде чем вернуться к Тацуе:

— По этим причинам, эти двое работают за кулисами. Лео делает простую работу на кухне, а Мизуки отвечает за посуду.

Тацуя не знал какие «причины» это были, но мог проследить за смыслом. Наверное.

— Потому что они хороши с техникой.

— Верно, их внешность очень обманчива.

В настоящее время, будь это работа в доке или мытье посуды, очень редко применяется непосредственно рабочая сила.

Включая все тонкости, машины могут заменить весь ручной труд.

Проще говоря, они оба отвечали за управление автоматическими системами на кухне.

— Изначально и я был в поддержке. И, почему ты меня сюда позвала?

В этом плане Микихико не был похож на Тацую, Микихико ведь не знал, что о нем до этого говорили, наверное поэтому и не мог понять почему его сюда позвали, да и не хотел понимать.

— Разве я не объясняла много раз, что это, должно быть, была канцелярская ошибка?

— Это не объяснение!

— Хорошо, хорошо, перестать суетиться. Мы только стажеры, но мы всё ещё на работе. Посмотри, там поднос уже пустой.

— ...Эрика, я позже это тебе припомню.

Микихико оставил их и пошел к столу, но в ушах Тацуи эти слова вовсе не были «серьезными».

— Очевидно, это Микихико в первую очередь забыл... — неохотно сказала Эрика, посмотрев ему вслед, но лишь по голосу и выражению её настроение было распознать трудно.

Тем не менее Тацуя считал, что это не были истинные чувства Эрики.

— ...Может, здесь были скрытые мотивы, не знаю, но не должна ли ты к нему относиться проще?

Похоже, Эрика не поняла, что Тацуя имел в виду, поэтому ей потребовалось время, чтобы ответить:

— ...У меня не было никаких скрытых мотивов. Но ты прав, я была немножко злобная. Я знаю, что Мики не хорош в подобных ситуациях, но я всё равно...

— Хотела ему досадить?

— Хм~ может быть? Он бегает вокруг да около, когда я вижу его таким, это меня раздражает. Сейчас я понимаю, почему он не улыбается открыто, но я не знаю, почему он отказывается злиться... Его упрямство становится как у осла.

— Как мило с твоей стороны.

— Пожалуйста, прекрати.

Тацуя просто симпатизировал её словам, без каких-либо других намерений, но был захвачен врасплох неожиданно жесткой реакцией Эрики.

— Неужели я не сказала, что была немного злобной? Мики и я здесь не по своей воле, нас заставили наши родители. Даже если я выгляжу доброй, на самом деле мы просто находимся в одной лодке.

Её упрямство, несомненно, родилось из сильного сердца.

— ...Я пропущу подробности. Впрочем, не то чтобы я мог что-нибудь сделать с ответами, так что я просто притворюсь, что этого не слышал.

Тацуя всё же не собирался выходить на минное поле.

— Извини, просто ничего не спрашивай... Кстати, Тацуя-кун.

Эрика не держала зла на Тацую, что не утешило её.

— Что такое?

— Тацуя-кун... ты очень обособленный.

Её интонация и слова были полностью противоположны друг другу и ни в малейшей степени не критиковали его.

— ...Это весьма резкое изменение темы разговора.

— Но я очень благодарна, что ты такой обособленный... наверное. Ты не очень добрый, так что я могу смело выражать всё, что хочу. И ты не жалеешь меня, поэтому я не чувствую смущение... Спасибо.

Последние два слова были настолько тихими, что их почти не было слышно.

Увидев, как Эрика убежала к ближайшему столу, Тацуя подумал: «у всех есть свои собственные проблемы».

Для буфета, где не назначены места для 400 человек, столы с едой не могут быть в одном центральном месте. Буфет растянулся через весь зал на последнем этаже гостиницы, три стола были поставлены у двух стен, а также впереди, в центре и сзади, их общее количество было 9. На накрытых столах постоянно пополнялась подходящая для подростков кухня.

Исторически сложилось, что ученики из каждой школы обычно собирались вокруг своего стола.

Тем не менее только мелкая рыбешка могла сосредоточиться на еде, но лидеры из каждой школы не были так расслаблены.

По сигналу Маюми, Миюки попрощалась со своими сверстниками и пошла вместе со школьным советом.

Когда Маюми и Сузуне приветствовали лидеров других школ и были поглощены безжалостным шпионажем, Миюки тщательно следила за братом, который позади них наблюдал за Эрикой.

Она не шумела и не показывала никаких эмоций, но внутренне вздохнула.

Миюки почитала Тацую больше, чем кто бы то ни было (Миюки не только уважала его больше, чем кто-либо, она также оценивала его выше, чем кто-либо).

Она знала, что брат не идеален (но по-прежнему верила, что он, в какой-то степени, сверхчеловек).

Миюки также знала, что он обладает многими вопиющими недостатками.

И одним из этих недостатков было то, что он был не в силах поверить, что другие люди могут хорошо к нему относиться.

Это может быть частично возложено на его медлительность в том, что он не мог понять направленную к нему добрую волю.

Но более важно, что Тацуя честно был озадачен, почему люди могут положительно о нем думать.

На определенном уровне это было неизбежно.

Потому что родные родители забыли дать ему эмоцию, под названием «любовь», и даже собственноручно убрали «любовь» из его головы.

Миюки знала, что произойдет чудо, если Тацуя вернет её чувства к нему.

Но даже если так, видеть, как Тацуя по-прежнему смотрит вслед восхитительной однокласснице (даже в глазах Миюки, Эрика была неоспоримой красавицей), которая относится к нему практически ласково (Миюки считала, что это может быть «любовь»)... Из-за этой непреклонной логики, сердцу Миюки стало неспокойно.

Она считала, что брат не заметил её взгляда.

Хотя, может быть, заметил.

Но Тацуя точно не мог понять внутренние чувства Миюки. Когда она об этом подумала, то впала в отчаяние.

И становилась всё более яростной.


«Если так пойдет и дальше, я буду вынуждена сурово его отругать, чтобы успокоится.


Слишком слабый характер брата, несомненно, станет камнем преткновения на его пути к развитию значимых социальных отношений.


Да, это для брата, выговор, рожденный из любви»


Под блаженной улыбкой, которую обычно можно увидеть на статуях, Миюки приняла решение.

...Она не могла не заметить взгляды, которые вызывала у окружающих, но, наверное, никто не мог понять реальную её.


Маюми и компания свободно общались с членами школьного совета Третей школы, которые, скорее всего, будут самыми тяжелыми конкурентами Первой школы.

Поблизости между собой шептались первогодки из Третей школы.

Если бы они подслушивали анализ боевой мощи и стратегии своих сэмпаев, то были бы достойны воинственного характера Третьей школы, и даже поразили бы своих старших товарищей до слез, но...

— Итидзё, смотри, разве та девушка не клёвая?

— Кто, черт возьми, говорит клёвая в наши дни... С какого поколения ты пришел?

— Заткнись, я спрашиваю не тебя. Ну что, Итидзё, что думаешь?

— Почему ты такой возбужденный... Она не для тебя, такой уровень красоты не из твоей лиги, даже не пытайся.

— Парень, может, прекратишь, даже если не смогу я, для Итидзё не будет проблем, верно? Потому что у него есть внешность и мозги, и, ко всему прочему, его семья из Десяти Главных Кланов, конечно мы можем попасть под его протекцию, так ведь?

— Я удивлен, ты с серьезным лицом можешь говорить так нагло...

Они на самом деле так говорили — что было очень похоже на обычных учеников старшей школы.

— Масаки, что случилось?

Однако ученик в центре группы не ответил на их восторг и сосредоточил всё своё внимание на ученицу, о которой шла речь.

Его чарующий облик был не сильно заметен, но его красивая аура выделялась и отлично соответствовала описанию «молодой и красивый воин» в древнем стиле. Его рост был около 180 см, у него были плотные плечи, компактная талия и стройные ноги... Ученик первого года Третьей старшей школы — Итидзё Масаки, был таким же, как его описали товарищи по команде, человеком, внешность которого была довольно популярна у девушек.

— ...Масаки?

Озадаченный, Масаки посмотрел на парня, который назвал его имя. Этот парень тоже был учеником первого года Третьей старшей школы, он тоже выглядел натренированным, но был не слишком высок.

— ...Джордж, ты знаешь, кто она?

«Джордж» — это прозвище, его внешность была полностью азиатской, как и настоящее имя, Китидзёдзи Шинкуро, было чисто японским. Услышав вопрос Масаки, этот ученик долго не раздумывал, ответил мгновенно:

— Хм? Ну, думаю, по её форме ты и сам можешь сказать, что она ученица первого года из Первой школы. Её имя Шиба Миюки, она участвует в «Разрушении ледяных столпов» и «Танце Фей», видимо она ас первого года Первой школы.

— Вот как, так талантлива и так красива, да?

Итидзё Масаки не обратил внимания на товарища, который склонился на смешной манер, и пробормотал себе под нос:


MKnR v03 20

— Шиба Миюки, эх...

Этот звук заставил ученика, известного как Джордж, взглянуть с любопытством на Масаки.

— Масаки заинтересовался девушкой?.. довольно редкое зрелище, да?

Остальные ученики выразили своё согласие.

— Теперь, когда ты упомянул об этом, это совершенно верно.

— Одним из достоинств Итидзё является то, что обычно девушки сами к нему подходят, так что он обычно никого не преследует, так ведь?

— Ты не представляешь, как много людей завидует этому парню.

Окружающая атмосфера постепенно превратилась в «одинокие парни начинают злиться», но Масаки молчал.

Некоторый ненавязчивый период времени он продолжал следить за Миюки.

Его взгляд был невероятно теплым.


Когда высокопоставленные гости начали говорить, ученики, которые были центром этого дня, остановили всё, что делали и приняли серьезный вид, чтобы слушать речь взрослых (или, по крайне мере, притвориться, что слушают).

После того, как Эрика вернулась к своим обязанностям, больше никого не осталось, чтобы с ним поговорить, и Тацуя, наконец, получил капельку спокойствия.

Он просто наблюдал за известными деятелями магического общества — этого было достаточно, чтобы потратить время.

Некоторых он видел впервые, других видел только по телевизору.

Конечно, были и те, которых он раньше встречал, сидя с ними в одной комнате, но тогда с ними не говорил.

Среди этих людей был один, который сильно привлек внимание Тацуи. Это был старейшина из Десяти Главных Кланов, известный как «Патриарх».

Кудо Рэцу.

Он был одной из самых значимых фигур Десяти Главных Кланов в 21-ом столетии и, примерно двадцать лет назад, был известен как один из сильнейших волшебников в мире.

Позже старейшина, когда-то известный как один из сильнейших, отошел от передовой линии, он редко появлялся на публичных мероприятиях, но по какой-то причине решил каждый год появляться на Турнире девяти школ. Это были общеизвестные факты.

Аналогичным образом, Тацуя никогда его не встречал, но видел на видео.

В сердце Тацуя обнаружил возбуждение, похожее на созерцание исторической личности, шагнувшей в свет.

После того, как различные высокопоставленные гости закончили воодушевлять или наставлять толпу, наконец-то настала очередь старейшины Кудо.

Ему должно быть уже больше девяноста лет.

Сколько в нем той удивительной магической силы ещё осталось?

Обладает ли он телом, ещё способным владеть магией?

Пока Тацуя думал обо всем этом, руководитель церемонии официально объявил имя старейшины.

Не только Тацуя, каждый ученик задержал дыхание, ожидая, как старейшина Кудо выйдет на сцену.

Появление этого знаменитого деятеля заставило Тацую забыть, как дышать.

Но под огнями появилась одетая в мантию молодая блондинка.

Зрители мгновенно зашумели.

Это шокировало не только Тацую.

Невероятный и неожиданный ход заставил зрителей засуетиться.

Неужели сейчас на сцену должен выйти не старейшина Кудо?

Почему молодая женщина появилась вместо него?

Неужели что-то случилось, что заставило её говорить вместо него?

«Нет, это не так», — Тацуя, наконец, обнаружил истину.

Девушка на сцене была не одна.

За ней стоял пожилой человек.

Но внимание каждого было направленно только на внешне привлекательную молодую леди.

«Магия Сенсорного вмешательства»

Старейшина вызвал заклинание большой площади, покрывшее всё место встречи.

Он привлек всеобщее внимание очевидным отвлечением, такого рода «изменение» нельзя классифицировать как перезапись явления, это было «явление», произошедшее естественным образом.

Магия была достаточно велика, чтобы повлиять на всех присутствующих, и в то же время не достаточно искусна, чтобы избежать обнаружения.

«Значит, этого человека однажды назвали сильнейшим... нет, «Коварный Колдун», провозглашенный «вершиной» и «искуснейшим» — магия Кудо Рэцу...»

Он должен был уже заметить взгляд Тацуи.

Старейшина за молодой девушкой улыбнулся.

Улыбка, которая не выходила за рамки озорного молодого человека.

Получив тихие указания от старейшины, женщина в мантии отошла в сторону.

Как только старейшина оказался в центре огней прожектора, по всей толпе распространилось огромное волнение.

Почти все посчитали, что старейшина Кудо материализовался из воздуха.

Глаза старейшины ещё раз посмотрели на Тацую.

Глазами Тацуя тонко ответил на приветствие.

Глаза старейшины отобразили очень довольную улыбку.

— Прежде всего, позвольте мне выразить мои искренние извинения за создание этой уловки.

Даже делая скидку на присутствие микрофона, его голос был громкий и чистый, что сильно контрастировало с его преклонным возрастом.

— Это был просто маленький пустяк, больше похожий на магический трюк, чем на настоящую магию, но по моему наблюдению, только пять человек обнаружило скрытую истину. Другими словами...

Многие ученики были глубоко взволнованы словами старца и намерениями за ними.

— Если бы я был террористом под видом посетителя, который планировал бы уничтожить всех вас с помощью контрабандного химического оружия или взрывчатки, только пять человек смогли бы среагировать, чтобы остановить меня. Вот так вот.

Он не говорил с каким-либо особым акцентом и никого не ругал.

Однако место встречи окутала разного рода тишина.

— Наша молодежь, изучающая магию. Магия — это средство, магия сама по себе не конечная цель. Я создал маленькую игру, надеясь всем это напомнить. Я просто использовал магию на большую площадь, но с низкой силой. По стандартам магической силы, она принадлежала к низкоуровневой магии. Тем не менее все поддались этой слабой магии и не смогли обнаружить мое присутствие, даже зная, что я должен появиться. Жизненно важно, чтобы вы продолжали совершенствовать свою магию. Вы должны усердно поднимать уровень своей магической силы, вы не должны сдаваться. Но этого недостаточно. Я молюсь, чтобы все здесь вырезали это в своих сердцах. Неуместное использование большой магии не может сравниться с тщательно подготовленной и выполненной маленькой магией. Запомните все, Турнир девяти школ, который начинается послезавтра, — поле боя, на котором сражаются магией, а также поле боя, где само использование магии не менее важно. Наша молодежь, изучающая магию. Я предвкушаю, что за блестящие схемы вы покажите на Турнире.

Зал взорвался аплодисментами.

К сожалению, аплодисменты не распространились по всему залу.

Тацуя также аплодировал среди ошеломленных, но хлопающих подростков. Только вот он отличался от других молодых людей — на нем была незаметная улыбка.

Предположение, что использование магии более важно, чем уровень магии, противоречит всему, что поддерживает высший слой современного магического общества. Значение магии исходит от её правильного использования, что намекает на то, что магия должна рассматриваться только как самостоятельный инструмент.

Этот старый волшебник стоял у вершины магического общества страны, но всё ещё советует всем идти против норм, установленных современным магическим обществом. С другой стороны, это отношение слишком безответственно, ведь его влияния было достаточно, чтобы встряхнуть основы магического общества.

Если бы речь Кудо Рэцу была пустыми словами, Тацуя бы возмутился, но этот старейшина продемонстрировал свою точку зрения простым и легким для понимания способом. Он применил превосходную технику, далеко за рамками ожидания Тацуи, он применил магию как гибкий и подвижный инструмент.


«Так это и есть "Патриарх"...»


Коконоэ Якумо, Казама Харунобу, как и Кудо Рэцу — в стране есть много волшебников, у которых Тацуе следует поучиться. Конечно, есть много других субъектов, достойных изучения, но Тацуя пока о них не знал. Это было то, что он не мог узнать в исследовательской лаборатории компании FLT.

И он ещё считал, что в старшей школе будет скучно.

Тацуя задумался.


◊ ◊ ◊

Банкет проводился за два дня до главного события, чтобы оставить один день для того, чтобы участники должным образом расслабились и отдохнули.

Команда техников и команда тактических советников были заняты заключительным этапом подготовки, как и участники, использовавшие свои собственные методы, чтобы морально и физически подготовить себя для завтрашнего старта соревнований.

Но ученики первого года будут участвовать на четвертом дне Турнира, поэтому на данном этапе у них волнение и громкие чувства намного перевешивали беспокойство. Они были в том возрасте, когда обычно отправлялись на экскурсии со своими сверстниками.

После ужина Миюки, Хонока и Шизуку посетили номер Тацуи, но из-за того, что Тацуя был занят регулировкой последовательностей активации, они быстро вспомнили, что уже ночь и вернулись в свои номера. Маршруты для официального дивизиона и дивизиона новичков отличались, так что два ученика первого года обычно жили в одном номере. Хонока и Шизуку были соседями по номеру, тогда как Миюки делила номер с молодой девушкой, которую звали Такигава Казуми, она была из класса С. Однако, так как Казуми по характеру была ориентирована на мероприятия атлетического клуба и обычно проводила дни со своими сэмпаями из клуба, Миюки проводила большинство времени с Хонокой и Шизукой в их номере.

Часовая стрелка указывала на римскую цифру «Х» (почему-то все часы гостиницы были такими), и большинство участников, которые будут завтра соревноваться, уже вернулись в свои номера. Именно потому, что они это понимали, не только Миюки и компания, но все товарищи по команде и ученики первого года из других школ знали, что нужно оставаться тихими и не издавать ни единого звука. Тем не менее из-за избытка энергии они не могли спокойно спать, как их старшие товарищи.

Единственное, что три девушки могут делать допоздна — это говорить друг с другом.

Есть, конечно, и исключения из правила. По внешнему виду, Миюки и Шизуку должны были принадлежать к «исключениям», но были неожиданно «обычными».

Последние темы были связаны с Турниром девяти школ, не у всех девушек разговор вращается вокруг моды и романтики, но поскольку эти темы часто упоминаются в разговоре, всё это было неизбежно.

Как уже упоминалось ранее, время было около десяти вечера, но в гостинице это не было временем отбоя. Вот почему когда кто-то постучал в дверь, не было причин для тревоги или подозрений.

— Я открою.

Стук заставил троих встать, но Хонока, которая была ближе к двери, остановила остальных двух.

— Добрый вечер!

— Ей, Эйми, все, в чём дело?

За дверью оказалась увлекательная миниатюрная девушка с красными волосами, которые светились рубиновым блеском. Её звали Акэчи Эйми, одна из товарищей по команде Миюки, за ней стояли четыре другие ученицы. Другими словами, здесь собрался почти весь дивизион новичков Первой старшей школы из женской команды.

— Ну, вы знаете, здесь есть онсэн.

— ...Извини, но можешь сказать более ясно, — Хонока не понимала, почему Эйми была так счастлива, когда говорила.

— Теперь, когда ты упомянула об этом, у гостиницы и вправду есть искусственный горячий источник внизу, — Миюки быстро поняла, что Эйми имела в виду.

— Да, как и ожидалось от Миюки, ты восхитительна!

— ...Извини, но когда ты так это сказала, я не стала счастливее.

Эйми не подразумевала ничего плохого, но когда Миюки услышала настолько неторопливую похвалу — почувствовала наступление головной боли.

Когда Миюки прижала свои виски, Эйми показала удивление и склонила голову набок.

— Пустяки, забудь. Так что насчет горячего источника? — сказала Миюки.

На что Эйми невинно улыбнулась:

— Ну что, пойдём к горячим источникам!

Внезапные слова Эйми, по крайней мере в ушах Миюки, заставили её переглянуться с Хонокой.

Хонока, похоже, разделяла опасения Миюки.

— А можно? Это ведь военный объект.

Тем не менее той, кто высказала мнение всех троих и спросила Эйми, была Шизуку, стоявшая позади них.

Это была не обычная гостиница, это был один из объектов при тренировочной земле Сил Самообороны. Кроме организованных заранее строений, к большинству других мест должен был быть ограничен доступ.

— Я попыталась спросить разрешения, и получила его. Всё отлично до 11 часов. — Эйми легко облегчила беспокойство Шизуку.

— Как и ожидалось от Эйми, — не смогла удержаться Хонока и тихо произнесла.

— Лучше скажи спасибо за эту возможность!

Увы, такие слова не повлияли на восторг Эйми.

— Подожди, я вспомнила, на онсэне ведь нужны купальники. Я не взяла свой.

— Это тоже не проблема, так как гостиница предоставит нам купальные халаты и полотенца. — Также легко Эйми решила и проблему Миюки.

При таком уровне подготовки, Миюки и компания не имели больше причин для отказа. Честно говоря, они все были немножко заинтересованы горячим источником (хоть и искусственным).

— Тогда позвольте нам пойти с вами. Только позвольте мне взять некоторую одежду, вы идите вперед.

Услышав ответ Миюки, Эйми радостно кивнула:

— Хорошо, не торопись, нет причин для спешки.

Миюки чуть подняла руку и временно попрощалась с товарищами по команде.


Подземную баню (искусственный горячий источник) целиком захватили ученицы первого года Первой старшей школы.

Не то чтобы они зарезервировали для себя полностью всю баню, но, похоже, что здесь не было других посетителей, поэтому баня была полностью в их распоряжении с 10 до 11 часов вечера.

Большая баня была похожа на обычные общественные бани, наверное, потому что они предназначалась для схожих целей.

Однако этот подземный онсэн, называемый большой баней, на самом деле мог вместить только десять человек или около того. Горячий источник изначально предназначался для помощи лечения мышц и боли в суставах при интенсивных упражнениях. Этот медицинский объект был сформирован нагревом источника соленой воды под гостиницей. Основными посетителями обычно были высокопоставленные офицеры (и люди среднего возраста, к тому же), источник никогда не предназначался для публичного открытия. В связи с тем, что это место можно было посетить в определенные часы и только по приказу врача, все, кто зайдет, должны были промыться в душевой кабинке и надеть купальник или купальный халат перед тем, как войти.

Кроме их группы, никакие другие группы не обращались за разрешением.

Женский купальный халат буквально был «мини-накидкой до середины бедер, без какой-либо одежды снизу». Хотя возможно охарактеризовав его как «купальный халат, в длину как мини-юбка без пояса» будет звучать сексуальнее? Отсутствие пояса, конечно, облегчало отдых в источнике, но вызывало меньшее чувство безопасности, чем купальник.

— Ух ты...

— Ч...Что это такое?

Любому, кто наденет это, явно будет слишком стыдно предстать перед любым человеком противоположного пола, но все здесь были девушками и, к тому же, надежными товарищами по команде. Однако из-за того, что Эйми тяжело задышала, Хонокой овладел стыд и настороженность, как если бы её видел мужчина.

Она ничего не могла сделать, кроме как плотно обернуть руки вокруг передней части халата.

Глаза Эйми смотрели в этом направлении (Хоноке на грудь).

— Как удивительно, Хонока, ты прячешь великолепную фигуру!

Эйми шаг за шагом приближалась.

Хонока отступала.

Её спина быстро уткнулась в стену бани.

— Хонока.

— Что?

Хищной ауры, кружившей вокруг Эйми, было почти достаточно, чтобы Хонока закричала.

— Могу я взглянуть?

— Конечно нет!

Эйми в глазах смеялась, очевидно, она шутила. Вопрос был в том, насколько далеко она позволит зайти этой шутке.

Хонока быстро начала искать вокруг помощи. Товарищи по команде расслаблялись в онсэне или сидели на краю, опустив ноги в воду. У всех были такие же улыбающиеся глаза, как и у Эйми, за единственным исключением.

— Что с тобой, Хонока, ведь твои груди огромны.

— Проблема здесь!

Эйми продолжала улыбаться, но Хонока видела, что что-то в её глазах скрывается, что говорило ей — это не закончиться шуткой.

— Шизуку, спаси!

Хонока не могла не обратиться за помощью к Шизуке, «единственном исключении».

Шизуку медленно поднялась.

— Ну и что? — сказав это, она покинула место для купания.

— Э?!

После предательства своей лучшей подруги, Хонока болезненно закричала.

На мгновение Шизуку опустила печальный взгляд к своей груди.

— В конце концов, груди Хоноки огромны, — сказав эти компрометирующие слова, она повернулась и пошла в сауну.

Зону для купаний заполнили крики Хоноки.


«Они что, сейчас дерутся?»

Миюки не поняла, что вызвало звуки всплеска воды в ванной, и продолжила принимать душ. Она уже смыла пот и пыль, но всё равно сделала движение для активации «персонального мойщика» в душе, чтобы тщательно себя помыть (от шеи вниз), прежде чем надеть купальный халат. Она закрутила полотенце вокруг шелковистых волос, чтобы удержать их вместе и, наконец, вошла в зону для купаний, которая, наконец, затихла. В эту секунду все присутствующие уставились на фигуру Миюки.

— Ч... Что случилось? — отшатнулась и остановилась она, но никто не ответил.

Число взглядов не изменилось.

— Все, прекратите, Миюки нормальная, — почему-то серьезным и взволнованным голосом проговорила Хонока, разрушая неестественную тишину.

— Хонока?

Слова Хоноки были слишком расплывчаты, чтобы Миюки поняла их смысл.

— Ах~ Извини, извини, просто случайно потеряла себя.

На внутреннем углу, на краю ванны сидела молодая девушка из класса D по имени Сатоми Субару, заговорившая вежливым тоном, который не казался бы неуместным даже для молодого парня. Это позволило Миюки, наконец, установить связь относительно того, что говорила Хонока, и также точно понять, что именно означали направленные на неё взгляды.

— Подождите... Мы здесь все девушки, о чем вы говорите? — отчаянно сказала Миюки и потянула халат к внутренней стороне бедер. Это движение фактически ещё раз зажгло в бане напряженную атмосферу.

Влага, оставшаяся после душа, взаимодействовала с паром из онсэна, вследствие чего тонкая ткань прилипла плотно к телу, открывая женственные изгибы Миюки, а также её дрожащие груди.

Воротник раскрыл плоть, которая была окрашена слабым розовым цветом.

Ко всему прочему, под коротким подолом одежды была пара безупречных, ослепительно красивых ног.

Особенно в состоянии Миюки, даже если сравнить с совершенно голой, даже если купальный халат был гораздо менее открытым, чем купальник, это всё смешалось в неотразимо привлекательное обаяние.

— ...Все девушки, да, понимаю, но...

— Не знаю, как бы сказать... Если это Миюки, тогда всё нормально.

Все шепотом полностью согласились.

— Всё, хватит! Сейчас вы заходите слишком далеко.

Даже в этом невыгодном положении Миюки смело шагнула вперед.

Она грациозно вступила в ванну и вытянула ноги под немигающим взглядом каждого.

Когда она опустилась в сидячее положение, вода поднялась до уровня шеи. Из-за движения воды качнулся воротник и, на мгновение, шея Миюки обнажилась.

Где-то послышались совместные вздохи.

Неловкая атмосфера не была ни шуткой, ни намеренно вызванной сценой.

Если так продолжится и дальше, невинность Миюки будет в опасности.

— Миюки, я с тобой! — К счастью, Хонока села рядом с Миюки, разрушая паучью сеть вокруг бабочки. — Если вы сейчас не остановитесь, то каждый здесь рискует купаться в холодной воде!

Услышав угрозу, все их товарищи по команде, наконец, приняли серьезный вид и отвернулись от наблюдения за Миюки.

Но даже если их глаза смотрели в другую сторону, они по-прежнему сознательно тянулись к Миюки.

Очевидно, здесь было много молодых девушек, но никто не отваживался заговорить.

С другой стороны, Миюки хотела опровергнуть слова Хоноки, но чувствовала, если опрометчиво заявит: «она точно не сделала бы ничего такого», это может стать опасным шагом, который нарушит хрупкое равновесие, поэтому воздержалась.

— ...Что случилось? — невинно спросила Шизуку, которая до этого была в сауне, когда увидела неловкую атмосферу в бане.

Скорее всего, потому что кто-то, наконец, спросил, молодые девушки вернулись в норму.


MKnR v03 21

Как только они вернулись к обычному поведению, баня вновь наполнилась звуками разговоров и смеха.

Девушки говорили не только о моде и романтике.

Они принимали ванну, поэтому разговор понятным образом зашел о парнях, которых они встретили на банкете. В основном разговор был о «парнях», но включал некоторых «мужчин» и маленькую группу «пожилых мужчин». Звучит, словно вздох их восхищения был широким, но, если честно, вот как всё было:

— Так, бармен за стойкой был довольно интересный.

— Эй... Ему же за сорок. Подумать только, ты заинтересовалась мужчиной среднего возраста... твоя жизнь закончена...

— Поправка, пожалуйста, назовите интересного джентльмена. В моих глазах, ученики старшей школы все совершенно ненадежные незрелые дети.

— Неужели~? Я так не считаю, может, ты не туда смотришь?

— Верно, Исори-сэмпай выглядит довольно терпимо, не так ли? Более того, он выглядит приличным парнем.

— Я чувствую пустоту, если у кого-то уже есть девушка, вы знаете? К тому же, в случае Исори-сэмпая, его девушка уже продвинулась к невесте.

— Если говорить о надежности, может, Дзюмондзи-сэмпай?

— Нет, Дзюмондзи-сэмпай слишком надежный. Мало того, он ещё и будущий наследник Десяти Главных Кланов.

— Говоря о наследниках Десяти Главных Кланов, есть один наследник семьи Итидзё из Третьей школы, верно?

— Ах, я его видела, он очень красив.

— Да, я знаю, вы не должны судить парней по внешности, но это не повредит, если вы только посмотрите на них.

...Что-то вроде этого.

Внезапно Эйми повернула разговор обратно к Миюки, которая сидела в углу ванны и позволяла всему истощению (ментальному) поглотиться водой.

— Кстати, Итидзё из Третьей школы, он с горящими глазами смотрел на Миюки.

Эйми говорила к Миюки, но Миюки не могла ответить на её слова.

— Э, в самом деле?

— Может это любовь с первого взгляда?

— Мы говорим о Миюки, так что такое вполне возможно.

— Вы должны сказать, что это странно для мальчиков не влюбиться в Миюки с первого взгляда, верно?

— Может, они знали друг друга долгое время.

Все, кто их слышали, выпустили восхищенные возгласы.

— Миюки, это правда?

Шизуку не присоединилась к восхищению и приняла серьезный тон (Шизуке не хватало нормальной интонации, поэтому даже если она и не собиралась, она всё равно стала серьезной) и спросила Миюки.

Миюки ответила:

— ...Позвольте мне всё разъяснить: я видела Итидзё-куна только на фотографиях и даже не знаю, где он находился во время банкета.

Ответ Миюки можно было посчитать черствым или даже выходящим за рамки разумного, и, если ученики Третьей школы его бы услышали, их мораль, скорее всего, упала бы. Молодые девушки, наполненные ожиданиями, были озадачены таким ответом.

Тем не менее всегда были люди, которые отказываются сдаваться.

— В таком случае, какой тип парней тебе нравится, Миюки? И вправду такой тип, как твой брат?

Тем, кто среагировал на слова Субару, была не Миюки, но вместо этого Хонока. Её тело на мгновение напряглось, что заметила только сидевшая возле неё Шизуку.

Миюки приняла невероятно спокойное отношение и почти бессловесное выражение и ответила Субару:

— Я не знаю, откуда ты это взяла... Но Онии-сама и я родственники по крови, поэтому я никогда не видела в Онии-саме романтического партнера. Кроме того, я не верю, что где-нибудь ещё во всем мире найдется такой же человек, как Онии-сама.

Ответ Миюки явно разочаровал Субару и Эйми (выражение Субару выглядело немного натянутым).

После этого никто не брал под сомнение отношения Миюки и Тацуи.

Однако в ванне две девушки не до конца приняли ответ Миюки.

По тону Миюки, Хонока и Шизуку прочли что-то совершенно противоположное словам «я никогда не видела в Онии-саме романтического партнера».


◊ ◊ ◊

После того, как Тацуя направил Миюки и остальных обратно в их номера (хотя он и стал предметом их разговора со своими товарищами по команде в подземном горячем источнике), он продолжил настройку последовательностей активации в грузовом автомобиле.

— Шиба-кун, это время уже можно назвать ночью.

Услышав эти слова, Тацуя огляделся вокруг, и увидел лишь одного человека, который был с ним в автомобиле.

— Разве уже поздно?

Время уже было около полуночи.

Исори расплывчато улыбнулся, и кивнул на слова Тацуи (между прочим, одежда Исори и его прическа были неопределенными, вследствие чего Тацуя начал подозревать, что сэмпай намеренно оделся не мужским образом).

— Шиба-кун, ты отвечаешь за участников, которые будут соревноваться на четвертом дне, поэтому, я думаю, перенапрягаться с самого начала — плохая мысль.

— Ты прав.

Обязанность Тацуи заключалась в том, чтобы следить за ученицами первого года на «Скоростной стрельбе», «Разрушении ледяных столпов», и «Иллюзорных звездах». Частично так решили из-за желания Миюки и остальных, но также из-за того, что ученики первого года (особенно Морисаки) делали всё наперекор ему. Миюки участвовала в «Разрушении ледяных столпов» и «Иллюзорных звездах», Хонока в «Боевом сёрфинге» и «Иллюзорных звездах», Шизуку в «Скоростной стрельбе» и «Разрушении ледяных столпов».

Дивизион Первого Года — дивизион новичков, их соревнования были установлены между четверным и восьмым днями Турнира.

По сравнению с вспомогательными командами, которые отвечали за участников на завтрашних соревнованиях, у Тацуи было значительно больше времени.

Канон участвовала в «Разрушении ледяных столпов» на втором и третьем дне, но Исори следил за участниками, которые будут выступать на завтрашней сцене.

— Тогда, сэмпай, я ухожу.

Тацуя намеренно не пригласил Исори тоже выйти с ним, и оставил транспортное средство на него.

Несмотря на то, что уже была почти полночь, вечером в разгар лета не было заметно низкой температуры.

Что идеально подходило для прогулки в одной футболке.

Тацуя решил не идти прямо в номер, а просто прогуляться не спеша по периметру гостиницы, как вдруг обнаружил странное тревожное присутствие.

Это присутствие сказало ему, что кто-то затаил дыхание и обследует местность.

Первоначально Тацуя подумал о воре, но быстро передумал.

Этот человек хотел скрыть себя, но не смог — от него разило кровожадными намерениями.

Тацуя расширил чувства и непосредственно связался с информационным измерением — колоссальным информационным телом, содержащим информацию о мириадах объектов.

«Всего три человека, расположены недалеко... от ограждения возле гостиницы, замаскированного под листву»

У каждого из них есть пистолеты и мелкая взрывчатка.

Даже если они были на внешнем периметре гостиницы, они находились в пределах районов под военной юрисдикцией, и безопасность вокруг базы определенно не настолько расслаблена. Сторожевые вышки и камеры должны наблюдать за местностью и в один миг обезвреживать всех нарушителей, они были особенно беспощадны к вооруженным и опасным субъектам.

Эти ребята — злоумышленники, которые прошли охраняемый периметр и уже подготовили взрывчатку.

Даже несмотря на то, что у них в руках не было CAD, они слишком опасны, чтобы закрывать на них глаза.

Тацуя беззвучно побежал.

Чувства заметили союзника, который также стремительно приближался к трем подозрительным лицам.

Его навыки скрытности не уступали навыкам Тацуи.

Они двое приближались к цели на аналогичной скорости, но согласно их стартовой позиции Микихико вступит в контакт первым.

Ринувшись вперед, Тацуя начал конструирование магии поддержки.

Его магическая сила была столь специализированна, что он мог использовать только определенную магию и до тех пор, пока использует эту магию, даже без CAD будет равен в скорости, деталях и силе любому другому волшебнику, использующему CAD.

Микихико начал вызов магии.

Он не использовал CAD.

Данные, полученные из информационного измерения, сказали Тацуе, что это была не иллюзия, а начало вызова магии.

Микихико вытащил три талисмана судьбы — вероятно предназначенных для заклинания.

Микихико не планировал использовать современную магию, он использовал древнюю магию.

Прежде чем Тацуя «узнал» это, Псионы пролетели через руки Тацуи в проектируемую технику.

Современная магия и древняя магия основана на одной фундаментальной теории — вмешаться в «данные», прикрепленные к «бытию» и сделать шаг дальше, чтобы переписать «явление».

Отличие заключается в том, как работает вмешательство и как оно выражено.

Магическая система, которую использовал Микихико, не конструировала информационное тело вмешательства (последовательность магии) в Зоне расчета магии, но разделяла это на три шага: добавляла данные в талисман в руке, превращая тем самым его в проводник; перемещала уже отсоединенный «материал» в информационное измерение, чтобы трансформировать его в «независимое нематериальное информационное тело» и контролировать его; затем пыталась переписать явление.

По сравнению с возможностью информационных тел, которые могут непосредственно взаимодействовать с явлениями, например информационные тела современной магии, эта система уступает в скорости и гибкости, но менее восприимчива к сопротивлению перезаписи явлений. Если это была перезапись явлений в пределах определенных параметров, древняя магия могла достичь больших эффектов масштаба, используя меньше энергии, чем современная магия.

Для Тацуи, который мог проанализировать последовательности магии в мгновение ока, все эти детали вспыхнули в мозгу за короткий миг.

Он также заметил следы бедствия в технике Микихико.

«Он не успеет»

Магия, которую использовал Микихико, имела много лишних движений, что удлиняло время произнесения до невыносимой степени.

Тацуя установил целью «растворения» пистолеты в руках злоумышленников.


Микихико обнаружил опасное присутствие из-за того, что был в середине магической тренировки.

Это был один из самых глубоких уголков сада гостиницы.

Чтобы начать свои ежедневные тренировки, он нашел чуть поодаль гостиницы место, далекое от любых строений, где никто не придет за ним следить.

Духи — скопления, сформированные из таких «концепций», как ветер, вода, огонь, земля и потерявшие связь с отдельными явлениями. Базовая подготовка Божественной магии Земли (магии Духов) заключается в синхронизации себя с чувствами духов.

В современной магии духи — что-то, оторвавшееся от своих настоящих тел, информационные тела, плавающие в океане данных.

Они передвигаются как концепция в мире информации, собираются вместе как концептуальные выражения, и материализуются в реальном мире.

По слухам, есть способ обнаружения этих «нематериальных тел».

Тем не менее через контакт с этим типом «духов» Микихико и впрямь чувствовал, что они «существуют» в реальном мире.

Это не подкреплялось какой-либо теорией, но его восприятием и чувствами.

Для Микихико духи и впрямь существовали в этом месте и были сущностями, обладающими сознанием. Через такой контакт духи могли информировать его о всевозможных «деталях» и «объектах».

Только он начал тренировку этой синхронизации, как «обнаружил» людей на окраине гостиницы.

Первоначально он подумал, что они там по делу или просто патрульные солдаты, поэтому не обратил особого внимания.

И только после того, как духи повторно его уведомили, Микихико понял, что это может быть предупреждением.

Синхронизированный с духами, он расширил духовное восприятие в направлении, котором они его предупредили.

То, что он поймал, было нитью «злобы».

Микихико напрягся.

Мгновение он обдумывал, должен ли вызвать подмогу, или же решить всё самостоятельно.

Микихико не был уверен, сможет ли в текущем состоянии победить любого соперника. Ему не хотелось этого признавать, но по правде говоря, он не был уверен в себе. Так что он закусил губу и решил вернуться в гостиницу и вызвать подмогу.

Однако эмоции запротестовали этому логическому решению.

Нечто иное, чем логика, сказало, что времени недостаточно.

По телу потекло волнение, будто духи предупреждали «действовать быстро».

Вместо того чтобы бежать в сторону гостиницы, Микихико побежал по направлению к «злобе».

Он заволновался.

Он задался вопросом, сможет ли победить противников, у которых есть огнестрельное оружие.

На предельно близкой дистанции боя выиграть против огнестрельного оружия способна лишь горстка волшебников.

Если бы его кто-то прикрывал, магия, которая не зависела от прямой видимости или препятствий, имела бы преимущество.

Но в условиях, когда прикрытия нет, волшебники с трудом противодействовали скорости нажатия на спусковой крючок.

Тем не менее, Микихико изгнал эти мысли как трусость и вырвался вперед.

В голове мелькнул вчерашний день.

По приказу отца, Микихико заставили работать официантом.

Эрика сказала, что это была канцелярская ошибка, но Микихико знал, что было на самом деле.


Иди и посмотри, где ты должен быть.


Два дня назад отец сказал это ему.

Работа официанта — лишь средство, чтобы добиться своей цели.

Может быть, отец хотел, чтобы он увидел своих ровесников в минуту славы, чтобы потрясти его, и чтобы он вышел из своего текущего состояния.

Может быть, отец хотел пробудить определенный гнев.

Хотя эти слова и методы поселились глубоко в душе Микихико лишь как непреодолимое унижение.

Сейчас Микихико хотел показать, что «не бессилен».

Над головой было только ночное небо, лишь изредка освещенное звездами, но тренировка семьи Йошида включала подготовку в кромешной тьме.

Даже положившись только на свет звезд, это вообще никак ему не помешало.

Приблизившись к чувству злобы, которое могло быть сейчас легко определено как человеческое, Микихико подготовил свои талисманы.

Три цели требовали три талисмана.

Цели уже должны были заметить приближение Микихико.

Направленная на него вражда и злоба подтвердила, что это были злоумышленники.

Нет времени для колебаний.

Вражда уже превратилась в намерение убийства.

Колебание равноценно провалу.

Идентификация целей не была высшим приоритетом.

Микихико направил магическую силу в талисманы и начал вызывать магию.

В правой руке появился мигающий свет, он мерцал в такт с электричеством, которое образовывалось над головами злоумышленников.

Молния должна ударить их менее чем за секунду.

Однако нажатие на спусковой крючок тоже занимает меньше одной секунды.

Видя это, Тацуя мгновенно вызвал подготовленную магию «растворения».

Три пистолета в руках трех злоумышленников развалились в соответствии с изменениями в их информационных телах.

Сразу же после этого...

Миниатюрная молния ударила по всем трем целям.

— Кто здесь?! — Микихико обратился строгим голосом не к врагам, в настоящее время лежавшим по другую сторону ограды, но к волшебнику, который из-за спины пришел на помощь.

Микихико прекрасно понимал.

Его магия не смогла бы поразить цели вовремя.

Он не пострадал лишь потому, что другой волшебник предложил свою помощь.

Эта стычка заставила его признать, что его магия потеряла былое рвение.

— Это я.

— Тацуя?

Даже по одному дыханию Микихико, можно было сказать, что он перенес страшный удар.

Однако Тацуя дал только короткий ответ и не остановился перед оградой.

Уменьшив гравитационное притяжение персональной магией Веса, он легко перепрыгнул более чем двухметровую ограду.

Микихико тупо уставился ему вслед, прежде чем взял себя в руки и вытащил новый талисман, чтобы использовать такую же магию Веса.

Когда Микихико приземлился на противоположной стороне ограды, Тацуя был уже на коленях рядом с упавшими злоумышленниками.

— Тацуя?

Это слово содержало несколько смешанных вопросов.

Даже сам Микихико не был уверен, о чем хочет спросить.

— Они не умерли. Хорошая работа.

Похоже, Тацуя ответил на его вопрос, касающийся статуса злоумышленников, или, возможно, он видел через паническое состояние Микихико и решил ответить наименее запутанным образом.

— А?

Микихико не понял, почему Тацуя хвалит его.

Он самозабвенно думал, что он должен быть тот, кто обязан благодарить Тацую.

— Ограниченная видимость целей, точная атака дальней дистанции на несколько целей, даже захват был первым приоритетом, ни одной смертельной травмы не было нанесено и только одного удара было достаточно, чтобы лишить их подвижности. Такие показатели — отличный результат боя.

Слова Тацуи были достаточно спокойными, чтобы называться бездушными, но даже слышать их уже было достаточно, чтобы знать, что он просто был вежливым и утешительным.

Микихико не мог поверить не в Тацую, он не мог поверить в себя.

— ...Но моя магия изначально не завершилась бы вовремя. Без твоего прикрытия, Тацуя, меня бы застрелили.

Слова, вышедшие из уст Микихико, были презрительными к самому себе.

— Как глупо.

— ...А?

Однако прямого выговора от Тацуи было достаточно, чтобы Микихико не мог продолжать себя упрекать.

— Допустим, «не было бы прикрытия». Твоя магия смогла бы успешно захватить злоумышленников, это единственная истина.

— ...

Беспощадный выговор и последующие слова Тацуи поразили Микихико.

— В реальности же я обеспечил поддержку, и твоя магия была успешна, так что ты подразумевал под «изначально»? Микихико, что именно ты думаешь, должно было случиться?

— Это...

— Неважно, сколько противников и как хорошо они обучены, волшебник должен одержать победу без поддержки. Я искренне надеюсь, что ты не действуешь в рамках этих предположений?

Микихико внезапно почувствовал тошноту.

Он очень четко понимал, как смешно выглядели упомянутые Тацуей «предположения».

Однако, в глубине сердца, неужели он никогда по-настоящему не останавливался и не рассматривал упомянутые Тацуей предположения?

— Серьезно... Я намеренно скажу это снова. Микихико, ты очень глуп.

— Тацуя...

— Почему ты отодвигаешь себя до такого уровня? Почему ты принижаешь себя до такого уровня? В чем дело, что вызывает у тебя недовольство?

— ...Даже если я попытаюсь объяснить, Тацуя, ты не поймешь. Нет смысла говорить об этом.

— Может и пойму.

Микихико отреагировал, построив высокую стену и спрятавшись за ней, но последующие слова Тацуи разбили стену на куски.

— Э?..

На этот раз Микихико потерять дар речи, в то время как Тацуя пронзил его острым взглядом.

— Микихико, ты обеспокоен своей скоростью активации магии, верно?

— ...Ты услышал это от Эрики?

— Нет.

— ...Тогда, как ты узнал?

— Твоя техника слишком многословна.

— ...Что ты сказал?

— Я думаю, что проблема не в твоих способностях, но в самой технике. Это основная причина, почему ты не владеешь магией так, как пожелаешь.

— Откуда ты можешь это знать! — выкрикнул Микихико.

Потому что запаниковал.

Потому что был раздражен.

Техника, которую он использовал, была продуктом семьи Йошида. Она улучшалась многие годы путем включения аспектов традиций древней магии и результатов современной.

Увидев лишь раз или дважды, Тацуя сразу же бросил её как поврежденный продукт, что повергло Микихико в ярость.

Он всегда отвергал эту линию мышления как тщетную попытку убежать от реальности, но услышав, как Тацуя поднял тему, которая раньше игнорировалась, Микихико запаниковал.

— Я просто знаю. Но ты не должен заставлять себя верить мне.

Однако Тацуя спокойно ответил на яростный всплеск Микихико, заставляя его отвечать ещё более нерешительно.

— ...Что ты сказал?

Микихико использовал те же слова, что и прежде, но на этот раз его тон был значительно другим.

— Я могу понять любое заклинание, которое «увижу», это позволяет мне читать детали любой последовательности активации, и делать глубокий анализ последовательности магии, — так возмутительно ответил Тацуя.

Паника Микихико достигла предела.

Он никогда не слышал, что волшебник способен на такой подвиг, и если кто-то с такой уникальной способностью и впрямь существует, то половина тайн, стоящих перед современной теорией магии, будет решена в мгновение ока.

— ...Опять же, ты не должен заставлять себя верить мне.

Тацуя повторил сказанное ранее.

Микихико чувствовал, будто он говорит ему: «то, что следует дальше, твои собственные проблемы».

— Давай отложим разговор. Давай пока что забудем об этом, нам нужно ещё разобраться с этими ребятами. Я присмотрю за ними, не мог бы ты вызвать охрану? Или хочешь, чтобы пошел я?

Честно говоря, с теперешним душевным состоянием, Микихико не смог решить, правду говорит Тацуя или нет, поэтому отчаянно положился на него.

— Ах, я пойду.

— Понял, я буду ждать здесь.

Микихико вновь активировал свою технику «прыжка» и исчез за оградой.

Вместе с тем, Тацуя чуть поразмыслил, как ограничить свободу движений нарушителей, и в конечном итоге решил закопать их. Он мог использовать «Растворение», чтобы удалить землю, поэтому нужно будет использовать магию «Разделения» и магию «Движения». Делать это без CAD и впрямь трудоёмко, но, как и ранее «Прыжок», Тацуя уже запомнил такую простую последовательность магии, и пока будет выполнять их последовательно, а не одновременно, это и впрямь не станет проблемой.

По иронии судьбы, возможность вспомнить любую последовательность магии, хранимую в памяти, была одним из преимуществ искусственной виртуальной Зоны расчета магии, которая находилась в его сознании.

«Я двуличный человек»

Он держался точки зрения жертвы, но считал побочный продукт эффективным инструментом для использования.

Тацуя усмехнулся своей беспринципности и приготовился вызвать магию.

Но, похоже, в этом отпала необходимость.

Приближение знакомого присутствия заставило Тацую отменить свою магию.

Вскоре с ним заговорил другой человек:

— Особый Лейтенант, предположение, что ты сделал ранее, было поистине беспощадным.

— Майор, вы всё слышали?

Тацуя не обнаружил, что Казама подслушивает.

Что, честно говоря, было не удивительно.

Казама был учеником Коконоэ Якумо дольше, чем Тацуя, и считался вторым лучшим его учеником. Без подключения к информационному измерению Тацуе было очень трудно проследить присутствие Казамы.

Тацуя отдал честь в знак приветствия, на что в ответ Казама усмехнулся:

— Разве это не редкость для обычно совершенно равнодушного Особого Лейтенанта такое говорить?

— Вешать на Этого ярлык «совершенно равнодушный» — неуместно.

— Или может ты сочувствовал его судьбе? У того молодого человека те же проблемы, что и у тебя.

— Этот уже давно преодолел такой уровень озабоченности.

— Другими словами, ты создавал себе проблемы сам?

— ...Не могли бы вы разобраться с этими людьми?

Казама показал хитрую улыбку, безжалостно атакуя Тацую, который потерял все пути отступления и, наконец, сумел сменить тему.

— Оставь их мне, я объясню всё командованию базы.

Тем не менее, Казама понял, что продолжать эту линию разговора не имеет смысла.

Он убрал улыбку и серьезно кивнул Тацуе.

— Извините за беспокойство.

— Не волнуйся, похоже, что много чего неожиданного добавилось и на твою голову.

— Верно. Но мне интересно, что эти ребята пытались сделать?

— Кто знает, обработка преступников не в нашей юрисдикции... Тем не менее они удивительно способны и активны. Тацуя, будь осторожен.

— Да, благодарю вас за заботу.

— Обстоятельно поговорим завтра в полдень.

— Да сэр, тогда позвольте Этому вас покинуть.

— Да, до свидания.

Они изменились с командира и подчиненного на двух друзей учеников, и попрощались друг с другом.

Глава 5

На следующий день после незапланированной ночной прогулки Тацуи.

Турнир девяти школ начался без каких-либо дальнейших происшествий.

В последующие десять дней число посетителей превысит сто тысяч человек. Хотя место проведения Турнира было не слишком удобным, посмотреть соревнования каждый день придут по крайней мере десять тысяч зрителей, а онлайн просмотры легко превысят это число в сотню раз.

Хотя количество зрителей не могло конкурировать с профессиональными спортивными играми, но всё же на мероприятие обращало внимание большое количество людей. Не многие из них знали подробности происшествия прошлой ночи.

Все участники Турнира обладали магической силой первого класса, но они — по-прежнему ученики старшей школы.

Нападение злоумышленников завершилось без каких-либо значимых последствий, поэтому военные посчитали, что это не повлияет на участников. Таким образом, они решили хранить молчание.

Церемония открытия не была гламурной, скорее она была аккуратной. Сами магические соревнования были достаточно яркими, не было необходимости в приукрашивании дополнительными церемониями, да и отсутствовали утомительные речи чиновников. После того как проиграли гимны каждой из девяти школ, Турнир официально начался.

Турнир будет продолжаться следующие десять дней. Парни и девушки по отдельности будут участвовать в пяти соревнованиях официального дивизиона, а также будет по пять соревнований для парней и девушек в дивизионе новичков. В общей сложности — двадцать соревнований.

Соревнованиями первого дня будут отборочный и финальный этапы «Скоростной стрельбы» и отборочный этап «Боевого сёрфинга».

Различие в расписании отражало время, нужное для каждого соревнования.

— Онии-сама, Президент собирается выйти на поле.

— Так наша основная сила выступает в первом соревновании, хотя, если вспомнить, раунд Ватанабэ-сэмпай отборочного этапа ведь третий?

— Да.

Тацуя и компания пришли на трибуны «Скоростной стрельбы», чтобы посмотреть выступление Маюми. Слева по порядку были: Шизуку, Хонока, Тацуя и Миюки. Они не сидели на трибуне для участников возле арены, но вместо этого были среди обычных зрителей.

В «Скоростной стрельбе» нужно магией за ограниченное время разрушить цели, летящие на высоте 30 метров. Ключ к победе заключается в точности и быстроте вызова магии, отсюда и название «Скоростная стрельба».

Соревнование было разделено на две части.

В отборочном этапе участники продвигаются индивидуально — им нужно уничтожить как можно больше целей за пять минут.

На этом этапе одновременно используется четыре платформы для стрельбы, чтобы шесть раз провести четыре раунда и определить лучшую восьмерку.

Кроме того, к соревнованиям было допущено лишь 24 участника.

Если бы все девять школ послали трех участников, их было бы 27, но три из девяти потеряли право на участие в связи с их выступлениями в прошлом году, поэтому они могли послать только двух участников.

Кроме «Кода монолита», это правило действовало на все соревнования.

После выбора восьми лучших, соревнование превратится в формат дуэли.

В зону выпустят сто красных и сто белых целей, и победит тот, кто уничтожит больше всего целей своего цвета.

— Наиболее разрушительную магию можно использовать во время отборочного этапа, чтобы быстро уничтожить много целей за один раз, но после выбора восьми лучших — более важна точность.

Шизуку кивнула на слова Тацуи, так как среди них только она участвовала в «Скоростной стрельбе» дивизиона новичков.

— В общем, большинство людей на отборочном и финальном этапе используют разную магию...

— Но Президент Саэгуса славится использованием одной и той же магии на двух этих этапах, — молодая девушка встряла в середине объяснения Тацуи.

— Эрика.

— Привет, Тацуя-кун.

— Привет.

— Утро.

— Тацуя-кун, Миюки-сан, Хонока-сан, Шизуку-сан, доброе утро всем.

За Тацуей и компанией справа налево сидели: Лео, Эрика, Мизуки и Микихико, но говорили они в таком порядке: Эрика, Лео, Микихико, и Мизуки.

Они сели здесь, потому что места находились на последнем ряду.

— Разве впереди нет свободных мест?

— Ну, я увидела сидевшую здесь группу Тацуи, да и будет проще всё увидеть сидя позади, так ведь?

— Верно.

Трибуны были построены в форме ступеней, с более высокими уровнями позади.

В этом соревновании нужно поражать цели с высокой скоростью, так что зрители в первых рядах должны обладать таким же зрением, как и игроки.

Но, несмотря на это, все по-прежнему толпились впереди, потому что...

— Похоже, там удивительно много глупых ребят, — презрительно заявила Эрика, словно это была не совсем шутка.

— Похоже, там не одни парни, — с сарказмом ей ответил Тацуя.

Другими словами, поэтому на передних рядах и не было свободных мест.

— Не это ли называют «Онээ-сама~»? Как удручающе.

— Не будь такой, в передних рядах можно получить значительные преимущества. Даже для кого-то вроде меня, кто видит Президента ежедневно, сейчас она выглядит совсем другим человеком.

— Вот это да! Миюки, что же нам делать? Твой брат запал на кого-то другого!

Тацуя и Миюки могли лишь криво улыбнуться на смехотворные слова Эрики.

Они говорили о...

— «Эльфийский Снайпер», вполне подходящее прозвище.

— Президент не любит этот термин, убедитесь, что не вспомните его перед ней.

Предостережение Тацуи заставило Хоноку немного сжать плечи.

Молодые парни и девушки втиснулись в первые ряды для того, чтобы восхищаться Маюми, которая ждала начала соревнования на первой платформе для стрельбы.

На блестящих прядях волос Маюми были наушники, также она носила прозрачные защитные очки и эластичную форму, которая состояла из штанов и жакета, которые легко можно было принять за мини-костюм. В паре с CAD в форме винтовки, обязательным для всех соревнований «Скоростной стрельбы». Всё это создавало идеальное сочетание очарования и героизма, как если бы она играла главную женскую роль в предстоящем фильме.

— И вправду, некоторые люди даже делали Президента объектом своих додзинси... — тихо сказала Мизуки, наверное, она что-то вспомнила, увидев этот наряд.

— ...Я впервые об этом слышу.

Это прозвучало так неожиданно, что даже Эрика едва сумела ответить вовремя.

— ...Мизуки, откуда точно ты пришла к такому выводу? Если твои интересы лежат в этой области, мне, возможно, придется переосмыслить нашу дружбу.

Похоже, Миюки и Эрика подумали об одном и том же. Их с виду серьезные голоса содержали лишь чуточку серьезности.

— Э? Нет, у меня нет таких интересов!

Тем не менее, Мизуки, несомненно, была этим потрясена больше всего.

— Начинается.

Поняв, на что они намекают, Мизуки запаниковала, но ей удалось отмахнуться и успокоится из-за слов Тацуи.

Зрители полностью затихли.

Игроки были в защитных наушниках, так что никакой шум зрителей не влиял на них, но это было делом принципа.

Они подняли тонкие, вытянутые винтовки, похожие на трость — CAD для использования в соревновании, их равновесие и концентрация заставили зрителей замолчать и сжать подлокотники на своих местах.

Мигающий свет просигнализировал начало.

По небу полетели цели, сопровождаемые тихими звуками стрельбы.

— Быстро!..

Шизуку тихими словами похвалила скорость полета мишеней?

Или магию Маюми, которая слева и справа уничтожала цели?

Маюми не поднимала голову и застыла со своим CAD, направленным вперед.

«Скоростная стрельба» никогда не была рассчитана на стрельбу пулями из винтовки. Так что не было никакой необходимости визуально быть на линии огня с мишенью, и у CAD никогда не было ни дула, ни прицела.

Она не целилась оружием, её стойка была больше похожа на стойку с луком.

Цели вылетали с нерегулярным интервалом.

В общей сложности сто целей за пять минут.

В среднем — одна цель каждые три секунды.

По сравнению с нормальной стрельбой, это был смешно быстрый темп. Дело осложняло ещё и то, что иногда несколько целей вылетали почти одновременно, а иногда пять или шесть вылетали после десятисекундной задержки.

Маюми поразила каждую «индивидуальную» цель без единого промаха.

Пять минут соревнования прошли в мгновение ока.

— ...Она была идеальна.

Маюми сняла защитные очки и наушники, и улыбнулась в ответ на аплодисменты зрителей. Увидев её, Тацуя это прошептал, будто ему не было что сказать.

— Она использовала дозвуковые пули, сформированные из частиц льда, верно? — задала вопрос Миюки, продолжая хлопать.

На что Тацуя улыбнулся и ответил:

— Верно, я удивлен, что ты смогла это сказать.

— ...Это довольно тривиально, что даже я могу увидеть... — Эрика ему яростно ответила, на что Тацуя криво усмехнулся:

— Верно, видеть одну и ту же магию сто раз, безусловно, облегчит задачу.

Кто-то отвел глаза от стыда (вероятно, потому что не смогли этого увидеть), но Тацуя решил притвориться, что их не заметил.

— Сто? Она не пропустила ни одну цель? — искренне удивленная, вероятно из-за своего прямого характера, Хонока спросила Тацую.

— Верно, удивительна не скорость вызова магии или количество активаций, а стоящая за этим точность. Даже используя в то же время Сенсорную магию, человек ещё должен использовать свой мозг для обработки данных. Не знаю, накопила ли она достаточно опыта в повторяющихся вычислениях или просто так талантлива... Она и впрямь достойна быть одной из прямых потомков Десяти Главных Кланов.

— Президент использовала Сенсорную магию? — с удивлением воскликнула Мизуки, но разница была в том, что на этот раз у многих было такое же выражение лица.

— Визуальная системная сенсорная магия дальней дистанции «Многомерное наблюдение» не предназначена для изучения нематериальных тел или информационных тел, но наблюдает за физическими объектами с разных углов, словно визуальный радар. Президент часто использует такого рода магию.

Взгляд Тацуи спрашивал «Неужели ты не заметила?» на что Мизуки покачала головой.

— На школьных собраниях она использует эту магию, чтобы «смотреть» за каждым углом, это очень редкая способность... Или ты думаешь, что стрельба такого уровня возможна невооруженным глазом?

— Он говорит правду, — мгновенно ответила Шизуку. Во время соревнования она поставила себя на место Маюми, и рассмотрела все её параметры во время стрельбы.

— Тогда Президент использовала магию типа Скорости для превращения молекул воздуха в частицы льда, затем применила дозвуковое ускорение, и одновременно с этим использовала Сенсорную магию, верно? При активированной Сенсорной магии использовать замедление и затем обратно ускорение и так сто раз, у Президента и впрямь удивительная магическая сила.

Лео под «магической силой» не подразумевал «магическую силу» практической оценки навыков, но подразумевал более общие рамки наличия физической возможности многократно вызывать заклинания.

В обществе распространилось заблуждение, что магия — это деятельность, которая потребляет физическую энергию.

Явление не переписывается сжиганием всей физической энергии, но изменением данных, окружающих явление.

Для того чтобы изменить данные, необходимо из Псионов сформировать последовательность магии, поэтому количество вызовов магии ограничено разницей в масштабе последовательностей магии. «магическая сила», о которой говорил Лео, если сравнить с настоящим понятием, будет похожа на умственное напряжение, действующее на тело.

— Президент использовала вариант «Крепких Частиц». Подлинные «Крепкие Частицы» уже сама по себе очень действенная форма магии, а с возможностями Президента, она, вероятно, сможет вызвать заклинание тысячу раз, а не ничтожные сто.

Бесконечные похвалы Тацуи к Маюми вызвали сложные выражения на Миюки и остальных.

Они тоже признали, что магическая сила Маюми была невероятна, но услышать как Тацуя, который, как правило, весьма критически относится ко всем магическим вещам, дает такие необдуманные похвалы... это не могло не вызвать некоторую ревность.

С другой стороны, Лео был обеспокоен совсем другим:

— Эх, но создать лед в разгар лета и разогнать его до дозвукового уровня требует много энергии. Даже если закон сохранения энергии не полностью относится к магии, Тацуя, я до сих пор с трудом верю твоему утверждению, что можно использовать такой малый объем магии для успешного перезаписывания явления такого уровня.

— Хотя он и не полностью применяется, это не значит, что они не связаны, — таинственным образом ответил Тацуя, затем поднялся и направился к зрительным сидениям «Боевого сёрфинга».

— Что ты имеешь в виду? — Лео погнался за ним и спросил ещё раз.

— Магия это метод, который влечет за собой изменение явления, и не связан сохранением энергии. Тем не менее, объект, который нужно переписать, связан законом сохранения энергии. Например, если ты на объекте применишь магию Скорости, не поддерживая магией его состояние, ускоряемый объект похолодеет, так как собственное тепло объекта перейдет в энергию движения; если ты применишь магию Тепла на движущемся объекте, не поддерживая магией его скорость, то целевой объект замедлится, так как энергия движения объекта перейдет в тепло. Как правило, магия стремится избежать изменения не связанных аспектов, добавляя меры, чтобы сохранить статус-кво, так что сейчас у нас была редкая возможность наблюдать это в действии. Законы физики очень трудно обойти, и даже если они уже изменены нелогичной силой, такой как магия, они будут пытаться вернуться к логическому исходу. Поэтому магия, которая не нарушила закон сохранения энергии останется «естественным» явлением и с точки зрения магии, и не потребуется высокая сила вмешательства. Теперь ты должен понять, так ведь? Для магии, используемой для ускорения частиц льда, нужно взять движение, которое потеряно от создания ледяных частиц, и сформировать его в потенциальную энергию, тем самым обманув законы физики. Хотя это идет вразрез с законом возрастания энтропии и никогда не встречается в природе, но это более логичное объяснение, чем просто сконструировать ледяные частицы, ускорить их магией, затем — применить термодинамику.

— ...Такое чувство, что меня просто обманули.

— Лео, магия это способность, используемая, чтобы «ловко обмануть мир», помни об этом.

— Другими словами, мы, волшебники, являемся мошенниками для разрушения мира?

— Чем сильнее волшебник, тем больше вероятность, что он мошенник.

Объясняя это, Тацуя был полностью серьезен, но на добавленные слова Эрики и Шизуку он мог лишь улыбнуться.


◊ ◊ ◊

«Боевой сёрфинг» — соревнование, в котором игроки плывут в искусственном водоеме, используя доску для сёрфинга 285 см в длину и 51 см в ширину. В доске нет собственной силы тяги, поэтому, чтобы финишировать, необходимо пользоваться магией. На соревновании запрещены нападения на самих игроков или их доски, но магию разрешено применять на водную поверхность.

Для этого соревнования не существовало единого набора правил. Первоначально оно было разработано военно-морским флотом для тренировки волшебников. Поэтому с магией, в качестве предварительного условия, было невозможно, чтобы соревнование стало достаточно популярным для получения единого набора правил.

«Боевой сёрфинг», как часть Турнира девяти школ, включал в себя три круга длиной три километра по сложному водному каналу. Водный канал включал прямые участки и резкие повороты, а также подьемы и обрывы.

Парни и девушки участвовали на разных трассах, но это не значит, что сложность заметно отличается.

Отборочный этап состоял из шести гонок по четыре участника в каждой, далее будет финальный этап: две гонки полуфинала, по три участника в каждой; гонка четырех выбывших участников за третье место; и сам финал в формате дуэли.

Средняя продолжительность каждой гонки — 15 минут.

Самая высокая скорость может превысить 30 узлов (что примерно равно 55~60 километрам в час). На доске для сёрфинга у игроков не будет защиты от сильного ветра. В отличие от других морских гонок, которые можно выиграть, плывя по ветру, «Боевой сёрфинг» был полностью против ветра. Даже само сопротивление воздуха может быстро истощить выносливость игроков.

— Девушкам обычно приходится нелегко на этом соревновании. Хонока, как ты физически?

— Отлично. По совету Тацуи-куна, я прошла физическую тренировку. После того, как меня выбрали, я также удлинила часы сна.

Если отойти от Турнира девяти школ, то с первой минуты их встречи Тацуя был обеспокоен физической выносливостью Хоноки, и таким образом посоветовал ей пройти не только магическую тренировку, но и физическую. Тацуя просто упомянул об этом, но Хонока неожиданно это запомнила.

— Хонока, ты и впрямь нарастила немного мышц.

— Эй, Миюки, не говори так. Я не хочу быть бодибилдершой.

Услышав эту двустороннюю перепалку, даже Тацуя громко засмеялся.

— Видишь... Даже Тацуя-кун засмеялся.

— Он смеется лишь потому, что Хонока говорила причудливые слова.

— Сейчас, даже когда Шизуку так говорит... Хорошо, я знаю, когда меня исключают. Я не такая, как вы двое, Тацуя-кун не должен заботиться о моём соревновании.

Внезапная раздраженность Хоноки так озадачила Тацую, что он больше не мог смеяться.

Почему она сейчас разозлилась именно на него?

— ...Хонока, я отвечаю за твою поддержку и техническое обслуживание на «Иллюзорных звездах».

Но всё равно Тацуя ответил, хотя и на её буквальные жалобы.

Однако...

— Но не на «Боевом сёрфинге», верно? Очевидно, что оба соревнования Миюки и Шизуку в пределах компетенции Тацуи-куна...

Кажется, это вызвало абсолютно противоположный эффект.

— ...Но ведь я помогал тебе тренироваться и создавать стратегии, поэтому это не так, я не исключаю тебя... — пытаясь оправдаться, Тацуя почувствовал, что падает в сложное затруднительное положение, и начал запинаться.

— Тацуя-кун, Хонока-сан не это имела в виду.

Видя это, Мизуки прервала их, но это прозвучало так, словно она не может больше терпеть эту сцену.

— Онии-сама... Я думаю, что ты немного... слишком медленный.

За Мизуки настала очередь Миюки.

— Мы обнаружили неожиданную слабость Тацуи-куна.

И Эрики.

— Глупость?

Шизуку тоже присоединилась к атаке.

Под натиском девушек Тацуя потерял дар речи. Он знал, что они до смешного нелогичны, но вместе с тем знал, что сопротивление бесполезно.

И он не получил поддержку от парней.

Тацуя мог только терпеливо ждать начала соревнования.


◊ ◊ ◊

Когда водный маршрут был готов, и участницы были уже на позициях, Тацуя, наконец, сбежал.

По пути он понял, к чему клонила Миюки и остальные.

Тем не менее, понимания других было недостаточно, чтобы придумать какое-либо противодействие.

«В будущем следует быть более предусмотрительным и держать рот на замке», — пообещал себе Тацуя, когда наблюдал, как четыре участницы поплыли к стартовой линии.

Хотя, они ведь были на воде — там невозможно нарисовать линии (не то чтобы кто-то смог, даже если бы они захотели).

Четыре человека выстроились в ряд. Мари была в середине.

Другие участницы присели на одно или оба колена, готовясь к старту, только Мари стояла прямо.

Эта сцена ярко выразила различие в балансе между участницами, но с другой стороны Её Величество Королева возвышалась над другими (не просто королева, а «Её Величество» Королева).

— Хех, эта женщина высокомерна, как всегда...

Услышав шепот Эрики, Тацуя подумал, что она «как всегда» показала свою вражду.

Однако он только что пообещал «держать рот на замке», поэтому воздержался от возражений.

Лео и Мизуки, сидевшие возле Эрики, похоже тоже не обратили на это внимания.

Гигантский экран, расположенный на дирижабле в небе, показал имена всех четырех участниц.

Лишь у Мари была бесстрашная ухмылка.

«Она и впрямь идеальна для роли антагониста», — подумал Тацуя.

Однако многие девушки с ним были не согласны.

Когда диктор, ответственный за объявление участников, объявил имя Мари, трибуна (особенно в первых рядах) довольно сильно задрожала от женских криков.

Мари помахала в ответ, что только их усилило.

— ...Похоже, что у нашей сэмпай толпы фанаток.

По сравнению с парнями, которые поддерживали Маюми, безумие этой группы было в несколько раз интенсивнее.

— Ватанабэ-сэмпай умеет выставлять себя напоказ, я могу немного посочувствовать, — как зритель согласилась Миюки.

По иронии судьбы, после Турнира девяти школ у Миюки появятся вечно преданные поклонники обоих полов, которые далеко превзойдут поклонников Маюми и поклонниц Мари. Если бы она могла предсказать своё будущее, Миюки поняла бы чувства, которые Мари скрывала под своей маской, когда улыбалась поклонницам, но сейчас её это не заботило.

«Боевой сёрфинг» — соревнование, проводимое в разгар лета, но участницы не носили купальников.

Они были в плотно охватывающих всё тело костюмах, на которых была вышита эмблема соответствующей школы.

Мари стояла над водой, её волосы развевались, свисая вниз от ленты, которая удерживала их вместе, вырисовывая картину, уместную даже на обложке романа о молодых рыцарях.

Эрика должна была услышать слова Миюки, но не ответила сразу.

— Приготовиться...

Громкоговоритель послал сигнал.

После выстрела пистолета, гонка началась.

— Тактика самодетонации? — в неверии пробормотала Эрика.

Тацуя всё так же молчал.

Когда гонка началась, участница Четвертой школы взорвала за собой воду.

Она, вероятно, надеялась создать волны, которые нарушат движения остальных игроков, но...

— Ах, она устояла на доске.

Создание гигантской волны было бесполезно, если нарушало собственный баланс.

Мари в самом начале успешно вырвалась вперед, так что на неё не подействовал хаос, вызванный участницей из Четвертой школы, и теперь она с отрывом лидировала.

Доска для сёрфинга Мари скользила по поверхности воды.

Видимо, она управляла доской магией типа Движений, но не только ей одной, она управляла ей и своим телом как единым целым, или даже применила магию на два объекта одновременно — на собственное тело и доску.

И неважно, что она использовала, это всё равно требовало точного выбора цели для магии.

Доска зацепилась за поверхность воды и ловко завернула за крутой поворот.

Стабильность была настолько полной, как будто её ноги приковались к доске.

— Значит, она пересчитывает Укрепляющую магию типа Наложения вместе с магией типа Движений.

Тацуе не нужно было анализировать последовательность магии. Он понял механизм по позе и способах поддержания баланса Мари, когда та двигалась по воде.

— Укрепляющая магия?

При его словах, Лео насторожил уши и сразу же спросил.

Это была область, в которой он специализировался, так что он ну никак не мог не заинтересоваться.

— Что является целью для укрепления?

— Сэмпай стабилизирует связь между собой и доской, чтобы не упасть.

Лео принял вопросительный взгляд, вероятно, он не смог проследить за смыслом слов Тацуи.

Естественно, Тацуя никогда не требовал, чтобы он так ловко уловил мысль.

— Укрепляющая магия используется не только для укрепления прочности объекта, но и для стабилизации соответствующего положения объекта, ты это понимаешь?

— Конечно, я ведь сам это использую.

— Ватанабэ-сэмпай использует магию для стабилизации своей позиции и соединения себя с доской, чтобы сформировать единый объект, после использует магию Движения на этом уже едином «теле», состоящем из неё самой и доски. Кроме того, эта магия не непрерывного типа, но чередование Укрепляющей магии и магии Движения через соответствующие промежутки времени, основанным на изменениях в местности, для того чтобы ловко избежать перекрытия магии.

В силу того, что Лео специализировался в этой магии, он мог понять, что это чрезвычайно сложная техника.

— Невероятно... — Лео с изумлением ахнул.

С другой стороны...

— Однако этому методу, кажется, чего-то не хватает... Верно, цель Укрепляющей магии не ограничивается объектами, сделанными из одного и того же материала. Хм, учитывая это...

Благодаря тому, что он был необыкновенно одарен в инженерии, Тацуя глубоко задумался, как будто бы сумасшедший ученый.

— Онии-сама?

Голос Миюки вывел его из мыслей.

В тот короткий миг, когда Тацуя отвел взгляд, фигура Мари уже скрылась из виду.

Тацуя неопределенно ответил «ничего», и обратно сосредоточился на большом экране.

Мари скользила вверх против течения.

— Магия Скорости.

По движениям было видно, что она должна использовать технику, которая меняет вектора ускорения.

— И ещё использует магию типа Колебаний, верно?

Вместе с тем она применила магию, создавшую обратные волны, чтобы уменьшить сопротивление воды.

— Хорошо играет: манипулирует тремя или четырьмя магиями вместе во время перерасчета, — похвалил Тацуя.

Ни одна из магий не была особо мощной.

Но комбинированный эффект был невероятно сильным.

По сравнению с Маюми, которая подняла точную и высокоскоростную магию до формы искусства, чтобы ошеломить аудиторию, Мари положилась на молниеносное принятие решений и широкий набор инструментов, вырисовав тем самым настоящую радугу переплетенной магии, что привело зрителей в восторг.

Эти двое уже давно превысили школьную программу.

Достигнув вершины, Мари прыгнула вниз по водопаду.

Естественно, прыгнув с такой высоты, её приземление вызвало большую волну.

Которая не только помогла ей двигаться вперед, но и немного расстроили игрока, которая была на втором месте и плыла за Мари.

— Какой стратег...

— Просто это дает о себе знать её хитрый характер, — сердито возразила Эрика на шепот Тацуи.

Тацуя был наполовину с этим согласен, так что не опроверг её слова. Хотя, «хитрый характер» — высокая похвала для стратега.

Победа Мари была очевидной ещё до того, как закончился первый круг.


◊ ◊ ◊

На сегодня был запланирован только отборочный этап «Боевого сёрфинга», и после обеда остались лишь гонки с четвертого по шестой. Тацуя решил посмотреть финальный этап (то есть полуфинал и финал) «Скоростной стрельбы», так что попрощался со своими друзьями.


MKnR v03 22

Он вернулся в гостиницу и пошел к номерам, зарезервированным для высокопоставленных офицеров. Он так сделал, чтобы выполнить обещание, данное Казаме прошлой ночью.

Казама был в звании майора, но из-за его опыта и уникальной природы войск под его командованием, с ним обращались выше, чем позволяло его официальное звание. Эти апартаменты обычно были зарезервированы для полковников и выше; Казама наслаждался небольшим перерывом вместе с офицерскими кадрами — они наслаждались заказанными в номер чаем и закусками.

— Так ты пришел. Заходи, садись.

В комнату Тацую привели солдаты (солдаты не с этой базы, но солдаты под прямым командованием Казамы) и хотя Казама радужно пригласил его сесть, Тацуя колебался, увидев находившихся здесь офицеров.

Звание Тацуи «Особый Лейтенант» не было «офицерским» но «унтер-офицерским, признанным в качестве солдата по международным стандартам» (подразделения этой страны больше не располагали званием «младший офицер»). Солдатов, которые не были ограничены военной системой званий, но всё ещё сохраняли право на участие в боях на линии фронта, можно было найти только в Отдельном магически-оборудованном батальоне, командной структуре при действительной военной службе. Однако, даже без встроенной системы званий, все присутствующие по-прежнему были вышестоящими офицерами и, что более важно, старшими, поэтому он не мог небрежно принять такое приглашение.

— Тацуя, сегодня мы не обращаемся с тобой как с «Волшебником Стратегического класса, Особым Лейтенантом Оогуро Рууя», но как с хорошим другом «Шибой Тацуей», поэтому столь формальное отношение вызовет лишнее неудобство.

— К тому же будет трудно общаться, если ты будешь всё время стоять, так почему бы тебе не сесть?

Одновременно с этим, два офицера, сидевшие за столом, жестом пригласили Тацую сесть.

— Капитан Санада, капитан Янаги... Вас понял, простите за задержку.

Дружба, выходящая за рамки возраста, заставила Тацую, чтобы избежать невежества, отказаться от своего слишком формального отношения. После приветствия, он сел прямо напротив Казамы.

Они сидели за круглым столом.

Послеобеденный чай для Отдельного магически-оборудованного батальона был временем, чтобы отдохнуть и расслабиться.

Даже если Тацуя сидел ближе всех к двери, взрослые по-прежнему приветствовали его как своего.

— Прежде всего, давно не виделись. Я знаю, для такого не следует использовать чашки чая, но давайте выпьем за приветствие.

— Младший лейтенант Фудзибаяси, спасибо.

Женщина офицер, выступающая адъютантом Казамы (больше как секретарь) протянула Тацуе чашку чая, которую он принял на маленькую тарелку, глазами показав свою благодарность.

Сегодня она была в повседневной одежде, а не в форме, что давало впечатление ауры «молодой секретарши крупной корпорации».

Не только она, все были одеты в костюмы или повседневную одежду, где рубашки не сочетались с жакетами.

— На самом деле мы встречались ранее, но давайте разрешим Фудзибаяси некоторую слабину.

— Доктор Яманака, не нужно заставлять себя.

— Нет, я не настолько нелюдимый, чтобы разрушить момент, когда мы подняли чашки, чтобы отметить наше воссоединение.

— ...Доктор, просто вы ищете повод налить немного бренди в чашку чая, верно?

— Наше положение требует алкоголя.

— Неужели?.. я думал, что поговорка «доктора не лечат себя» означает нечто совсем другое...

Тем, кто неторопливо ответил на замешательство капитана Янаги, был доктор и целитель первого класса — Боевой Врач Яманака.

Включая Казаму, здесь было пять человек, они с досадой покачали головами, все они были офицерами Отдельного магически-оборудованного батальона, которые поприветствовали Тацую.

— Капитан Янаги, Младший Лейтенант Фудзибаяси, давно не виделись. Капитан Санада, спасибо за вашу недавнюю поддержку.

Тацуя начал с приветствия двоих, которых некоторое время не видел, затем закончил с благодарности капитану Санаде, который помогал ему на базе в прошлом месяце.

— Нет, это я должен тебя благодарить. Только ты способен использовать «Третий глаз» — систему точного наведения дальней дистанции.

— Просто тот CAD был специально разработан для Этого... Раз уж речь зашла о «Третьем глазе», Доктор Яманака, я не получил результаты предыдущего обследования.

— ...Тацуя, ты только ко мне будешь обращаться по-другому?

— Доктор... не думаю, что кто-то сможет положительно смотреть на доктора, который прямо попросил разрешения на проведение человеческого эксперимента, — Фудзибаяси ответила на слова Яманаки.

Яманака намеренно отвернулся в сторону.

За круглым столом раздался смех.

Хотя они утверждали, что давно не виделись, на самом деле это было не так.

Янаги отсутствовал самый длинный период времени — примерно шесть месяцев, в то время как Санада и Яманака в последний раз виделись около месяца назад.

Тема разговора естественным образом перешла в отчет, где они беседовали о преступной организации, которая может попытаться действовать на Турнире девяти школ.

Как они и обсудили по телефону, злоумышленники с прошлой ночи были частью «Безголового Дракона». К сожалению, у них до сих пор не было информации о намерениях и целях этой группы. Тем не менее, любой из пяти здесь присутствующих (особенно Яманака) мог бы легко получить результаты, если бы находился во время проведения допросов, но сейчас они не хотели активно присоединяться к расследованию.

— Однако ты показал неплохое шоу прошлой ночью, или ты подготовился заранее?

— Майор, вы завышаете способности Этого, тогда Этот всего лишь во время прогулки поймал ветер их присутствия.

— Так поздно?

— Просто обслуживание CAD заняло много времени.

Благодаря сходному возрасту, Тацуя, конечно же, больше всего говорил с Младшим Лейтенантом Фудзибаяси. Благодаря своей военной подготовке, она получила великолепную фигуру, из-за которой большинство мужчин не смели смотреть на неё слишком открыто, но её дружеское отношение, обычная одежда и макияж, позволили Тацуе комфортно с ней общаться.

— Не удивительно, что ты участвуешь как член команды техников. Твои товарищи по команде знают о «Сильвере»?

— Ответ отрицательный, это остается тайной, — Тацуя покачал головой на вопрос Яманаки.

— Учитывая разницу в классе, неужели лишь я думаю, что ты, выступающий инженером CAD на Турнире девяти школ, — читер?

— Капитан Санада, Тацуя добросовестный ученик старшей школы.

Санада усмехнулся, когда привнес обоснованные жалобы. Фудзибаяси улыбнулась, отклонив замечания Санады, и вернулась назад к Тацуе:

— Почему ты не участник? Думаю, ты бы насладился великолепным успехом со своей способностью мгновенного вызова магии. При необходимости, даже без учета «Взрыва материи», в конце концов, ты можешь опереться на «Туманное рассеивание».

— Нет, мало того что «Взрыв материи» и «Туманное рассеивание» секретны, их разрушительная сила также превышает пределы, установленные на Турнире. Кроме того, «Взрыв материи» доступен лишь с «Третьим Глазом».

— Но ты взял с собой «Трайдент», да?

— Это тоже против правил, особенно в тех соревнованиях, где используются CAD. Более того, мгновенный вызов магии — одна из тайных техник семьи Йоцуба, — криво улыбнулся Тацуя, опровергая предположения Фудзибаяси.

Сразу же после этого Янаги продолжил в беспомощном тоне:

— Фудзибаяси... Вы фактически предлагаете использовать магию стратегического уровня «Распад» — «Взрыв материи» на турнире старшей школы. Назову это шалостью.

— Я тоже не считаю, что во время Турнира девяти школ будет возможность использовать «Взрыв материи». Однако на Турнире прошлого года отпрыск семьи Дзюмондзи использовал «Фалангу» и молодая девушка из семьи Саэгуса использовала «Волшебный стрелок», так что не думаю что использование «Туманного Рассеивания» за пределами правил.

— Фудзибаяси-сан, «Фаланга» семьи Дзюмондзи — защитная магия, так что в ней не участвует никакая разрушительная сила. Аналогично, самое главное преимущество «Волшебного Стрелка» семьи Саэгуса — чистая гибкость в приложении силы, так что его разрушительная сила варьируется. С другой стороны, «Туманное рассеивание», бесспорно, по разрушительной силе магия А-класса, способная разрушить объект на молекулярном уровне, поэтому их нельзя сравнивать.

— Ха-ха, капитан Санада, вы не знали? Разрушительная сила измеряется только в тех соревнованиях Турнира, в которых могут быть затронуты сами игроки, поэтому «Скоростная стрельба» и «Разрушение ледяных столпов» не в пределах юрисдикции. Довольно интересно, что справочник, который ставит безопасность превыше всего, молчит об этом.

Турнир девяти школ перешел к теперешнему формату десять лет назад. Из всех здесь присутствующих, которые участвовали на Турнире девяти школ, лишь Фудзибаяси участвовала по теперешним правилам, она помогла Второй старшей школе получить корону своего года.

Как раз тогда, когда эти двое готовы были приступить к бурным спорам по своей специальности, Казама остановил их:

— К сожалению, мы не можем раскрыть перед таким большим количеством свидетелей магию, которая является военной тайной, так что нет смысла обсуждать это дальше, понятно?

Казама вмешался в дискуссию своих подчиненных, будто человек, борющийся с головной болью.

Внезапно, когда он повернулся к Тацуе, его лицо приняло бесстрастную маску, и голос прозвучал как холодная сталь:

— Кстати, Тацуя, ты понимаешь, если бы тебя назначили участником...

— Майор, Этот понимает. Если бы Этот оказался в положении, когда вынужден использовать «Туманное рассеивание», Этот бы выбрал признать поражение.

Даже если меч будет в ножнах, Тацуя всё ещё сможет отличить реальный клинок от деревянного. Но всё равно, видя серьезное выражение Казамы, за которым скрывалось беспощадное лезвие, Тацуя не мог неправильно его понять.

Казама и Тацуя обучались у одного мастера и между ними возникли определенные узы дружбы. Тем не менее, их совместное обучение и дружба — не первый приоритет в уме Казамы. Если будет необходимо, он бросит Тацую без всяких колебаний, и Тацуя сделает то же самое.

— ...Однако я не представляю себе обстоятельств, где я был бы вынужден участвовать в качестве игрока.

— Это ментальная блокировка. До тех пор, пока ты понимаешь обстоятельства.

Среди смеха всех остальных, Казама и Тацуя зафиксировали пристальные взгляды друг друга и закончили разговор.

Как говорится, «одному Богу ведомо», но даже помня об этом, точка зрения Тацуи была более логичной возможностью. Их мнения по этому поводу совпадали.

Тем не менее, ни Казама, ни Тацуя не были полностью уверены в оценке Тацуи своего положения.


◊ ◊ ◊

— Тацуя-кун, сюда, сюда!

Место проведения соревнований женской «Скоростной стрельбы». Попрощавшись с группой Казамы, оставив их чаепитие, Тацуя вернулся и обнаружил, что на трибунах не осталось свободных мест. Когда он искал в толпе своих друзей, первой нашла его Эрика, она ему и крикнула.

— Лучшая Восьмерка так популярна.

Тацуя протиснулся через толпу и сел возле Эрики.

— Просто Президент — следующая, на предыдущих раундах не было такого количества зрителей.

Тацуя только пробормотал вслух свои мысли, но Миюки, удобно сидевшая по другую сторону от Тацуи, вежливо ответила.

На этот раз порядок сидевших был таким: Миюки сидела за Лео, Мизуки позади Эрики, Хонока за Тацуей, и Шизуку за Миюки.

— Хонока, я не закрываю тебе вид?

Тацуя немного подрос со дня поступления в старшую школу, и сейчас его рост был почти 180 см (178 см, если быть точным), и даже с разницей в высоте сидений, он по-прежнему был обеспокоен, не закрыл ли просмотр Хоноке.

Тацуя повернулся, чтобы это спросить, на что Хонока улыбнулась и покачала головой.

— Неужели... Кстати говоря, где Микихико?

— Он сказал, что плохо себя чувствует, поэтому вернулся в свой номер, чтобы отдохнуть.

Когда Эрика ответила на вопрос Тацуи, её выражение четко добавило «какой бесполезный».

— Видимо на него повлияла тревога. Я, наверное, упала бы в обморок, если бы не носила очки, — сказала Мизуки в защиту Микихико.

Неудивительно, подумал Тацуя, это естественный побочный эффект для тех, кто обладает острыми чувствами.

Его сильно интересовало их эмоциональное состояние, но пока он решил это оставить.

В то мгновение, когда Маюми появилась на платформе для стрельбы, буря приветствий потрясла зрительские трибуны.

На экранах, расположенных вокруг трибун, вспыхнули слова «Тишина, пожалуйста», вследствие чего приветствия мгновенно стихли.

При отсутствии каких-либо звуков, тревожность подскочила.

Тацуя немного пожалел её противника.

Каким бы соревнование ни было, когда сталкиваешься с суперзвездой, всегда добавляется стресс и тревога.

Может быть, он был обеспокоен от имени самого противника.

Как будто полностью отстраненная от приветствия зрителей, Маюми щелкнула предохранитель на CAD в форме винтовки и приготовилась к раунду.

Для сигнализации начала раунда использовались огни.

Для восьми лучших соревнование перешло в формат дуэли. В воздух выпускалась сотня красных и сотня белых целей. Победит тот, кто уничтожит больше своих целей.

На деле, пока машиной выпущены не все цели, раунд ещё не начался.

Тем не менее, для игроков «Скоростной стрельбы», пять сигнальных огней означали начало соревнования.

Вспыхнул первый огонь.

Количество огней начало постепенно возрастать. И как только достигло максимума, небо начали заполнять глиняные диски.

В небе затанцевали белые диски.

Цели Маюми были красными.

Красные диски разрушились в миг, когда вошли в зону стрельбы.

— Впечатляюще...

Тацуя про себя согласился с идущими позади словами.

Было и впрямь впечатляюще.

Из стратегической точки зрения, этот способ не был самым эффективным.

Если вы будете сразу убирать свои цели, ваш оппонент не будет волноваться о том, чтобы попасть не по своим целям. Он будет стрелять в любую цель, которую увидит.

Тем не менее, подавляющая сила Маюми поставила под сомнение эту тактику.

— Э? — Хонока ахнула.

Шизуку не издавала ни звука, но по её дыханию было видно, что она изумилась не меньше.

— «Волшебный стрелок»... даже быстрее, чем в прошлом году.

Глаза Тацуи следили за летающими дисками, когда он кивнул на слова Миюки.

Когда красные диски скрывались в небе за белыми дисками, ледяные частицы поражали их «снизу».

Они не были самонаводящимися снарядами, никто бы не испытывал свою удачу с такой неэффективной магией.

Эта магия дальней дистанции атаковала красные диски частицами льда из мест, которые не закрывали белые диски.

Она не создавала собственно магические пули, но стреляющие ими турели — отсюда и название «Волшебный стрелок».

Существует много магических способностей, которые могут эффективно поражать цели на дальней дистанции.

Но на «Скоростной стрельбе» Маюми стреляла по целям пулями, что было исключением. Основная тактика была в том, чтобы разрушить диск магией типа Колебаний, или столкнуть диски друг с другом магией типа Движений. Магии не мешают физические препятствия, так что диски, которые обычно скрыты от глаз, на самом деле не требуют для уничтожения особых навыков.

Тогда почему же так называемый «Волшебный стрелок», который специализируется на использовании магических пуль на дальней дистанции, она применила в данном соревновании? Какое у этой магии преимущество?

Ответ был в том, что эта магия позволяет пользователю ударять из-за слепого пятна за пределами дальности противника.

Например, предположим, что оба игрока используют магию типа Колебаний на дисках в одном и том же раунде «Скоростной стрельбы».

Когда красные и белые диски будут в непосредственной близости, две магии могут создать друг другу помехи и привести к непредсказуемому результату (например, обе магии будут вообще неудачными, или выпустят ультразвуковые ударные волны).

При использовании магии в той же окрестности, что и другие волшебники и на таком же расстоянии от целей, необходимо тщательно выбирать огневую позицию и применять значительную силу вмешательства.

Формат дуэли на «Скоростной стрельбе» первоначально разрабатывался, чтобы протестировать скорость вызова и магическую силу, но Маюми снайперски уничтожала цели за дистанцией огня противника, она фактически создала свободное пространство, где может вызвать магию без чужого вмешательства.

Её оппонент, естественно, пользовалась теми же преимуществами.

В таком случае итог дуэли будет зависеть исключительно от скорости и точности прицеливания.

По скорости и прицеливанию магическая сила Маюми находилась среди передовых в мире.

Ученики старшей школы просто не могли с ней сравниться.


◊ ◊ ◊

«Скоростная стрельба» закончилась, как все и предполагали: Маюми одержала сокрушительную победу в женском дивизионе, в Мужском дивизионе также было обеспечено первое место.

— Поздравляю, Президент!

Маюми широко улыбнулась, и кивнула, принимая похвалу Азусы.

— Спасибо. Мари, ты тоже хорошо постаралась, попала в полуфинал.

Она перевела взгляд в сторону.

— Пока всё идет согласно плану.

В пределах её прямой видимости Мари кивнула в ответ.

Когда настала ночь, немного перекусив и приняв ванну, единственное, что осталось, это полноценно отдохнуть и восстановить силы, потерянные на протяжении дня, поэтому все участницы (включая Главу дисциплинарного комитета) собрались в комнате Маюми.

Соревнования первого дня уже закончились, но Маюми ещё предстоит соревноваться завтра, поэтому им следует приберечь официальное празднование, пока не захватят корону. Сейчас они подняли лишь стаканы сока.

Из-за позднего времени присутствовали только девушки. Хотя они не планировали вечеринку в пижамах, так что даже если бы присутствовали парни, проблем не возникло бы.

Так почему же тогда здесь собрались только девушки...

— Было немного напряженно, но Хаттори удалось пройти.

Как и подразумевали безжизненные слова Мари, победа в мужском дивизионе не была уверенной. В «Скоростной стрельбе» заняли первое место, как и предсказывали, но отборочный этап «Боевого сёрфинга» оказался трудным.

— Похоже, что для него не был хорошо отрегулирован CAD. После раунда, Киношита-сэмпай и я вместе над этим работали, но...

— Работа не была окончена, — просмотрела Сузуне через свой терминал содержание докладов всех участников, когда услышала слова Азусы.

— Навыки Киношиты не плохи...

— Увы, но они также и не выдающиеся.

Маюми поднялась в защиту Киношиты, но могла лишь горько улыбнуться на прямой анализ Мари. Тем не менее, Азуса считала, что эта оценка была чрезмерно критическая:

— Ну... Я не думаю, что здесь была вина Киношиты-сэмпая. Полагаю, Хаттори-кун был не в духе с той поры, как мы сюда прибыли.

— То, что я скажу, может быть жестоким, но техник также должен принимать во внимание психическое состояние участника.

Однако Мари быстро опрокинула её оборону.

— Наверное, это так... но...

Мари была права — это был долг техников, но участник тоже ответственен за свою психическую подготовку.

Азуса подумала об этом, но не сказала.

— Хорошо, Мари. Перестань давить на А-тян.

Логика Мари по отношению к участникам и логика Азусы по отношению к техникам не были верны или ошибочны, но были параллельны друг другу. Это потребовало вмешательства.

— К счастью Хаттори-куну не нужно завтра соревноваться, так что оставь эту проблему этим двум... Но теперь возникает вопрос, что же мы будем делать с участниками, за которых завтра отвечает Киношита?

— Киношита-кун второй техник на женском «Отражении множества мячей». Так как он в поддержке, я думаю, что мы справимся и без него.

— Верно... с Изуми, думаю, мы будем в порядке...

— Может оставлять всё на Изуми слишком рискованно? «Отражение множества мячей» проводится на шести кортах, и в первом раунде на одном корте будут находиться два человека, и если три игрока нашей школы пройдут первый раунд, то во втором раунде все три будут соревноваться одновременно. Хотя Маюми может прикрыть себя сама, этот сценарий, естественно, предполагает, что двое других будут нуждаться в техническом обслуживании. Даже если будет большой интервал между раундами, по нашим первоначальным оценкам нам по-прежнему не хватит времени. Разве не в этом, в первую очередь, вся суть помощников техников?

Сузуне поддерживала решение Маюми, но Мари смотрела с неохотой. Её протест родился от глубокого понимания важности обслуживания CAD, она не была не согласна ради самого несогласия, но сказала весомый довод для обсуждения. Назначение необходимого персонала было именно такой трудной задачей.

— Почему бы нам не взять помощника техника с мужской команды — Исиду, чтобы он работал помощником техника и в женской?

Женские соревнования были утром, а мужские после обеда, так что предложение Сузуне было справедливо с точки зрения расписания, но Маюми это отвергла:

— Если Исида-кун будет проводить обслуживание всё утро и день, это окажется для него слишком тяжело. В тот день «Отражение множества мячей» — соревнование с наибольшим числом раундов.

— Тогда, можем ли мы взять Шибу-куна, у которого нет участников, запланированных на следующие два дня?

Чуть поразмыслив, Маюми кивнула в знак согласия на предложение Сузуне:

— ...Возможно это лучший вариант. Тогда, Миюки-тян, можешь для нас предупредить Тацую-куна?

— Конечно, — Миюки улыбнулась и кивнула, приняв просьбу Маюми.

Для Миюки, любые возможности для своего Онии-самы выделиться, более чем приветствовались.


◊ ◊ ◊

— ...Не удивительно, что ты пришла в такое позднее время.

Хотя они были родственниками, всё равно это было не время для молодой девушки посещать номер, принадлежащий противоположному полу.

Беспомощно это сказав, Тацуя махнул Миюки сесть на кровать.

— ...Я доставляю неудобства, Онии-сама? — немного засуетилась Миюки, беспокойно глядя на Тацую.

— Нет, спасибо, что сообщила мне, но...

До тех пор, пока у Миюки был в глазах этот особый взгляд, Тацуя по отношению к ней никогда не занимал твердую позицию.

— Даже в гостинице, это не время для молодой девушки самой по себе покидать свой номер, верно? Кроме того, ранее здесь уже было несколько происшествий, поэтому в коридорах могут скрываться подозрительные личности.

По крайней мере, это был военный объект, так что безопасность была намного интенсивнее, чем в первоклассных гражданских гостиницах.

Миюки чувствовала, что он преувеличивает, но очень обрадовалась, что Тацуя о ней беспокоится.

— Да, Онии-сама, прошу прощения.

— Я уверен, что здесь что-то не так с одновременными улыбкой и извинениями...

Тацуя пожаловался и тоже улыбнулся. Не то что выговором, он даже жалобами не считал свои предыдущие слова. Вдобавок ко всему Тацуя очень любил Миюки, поэтому никогда бы резко не отчитывал свою сестренку.

— Но всё равно спасибо, что дала мне знать, я сопровожу тебя обратно в твой номер.

Тацуя поднялся со стула, но Миюки отчаянно встала и помахала руками:

— Нет, я могу вернуться сама. Разве Онии-сама сейчас не занят? Я уже прервала твою работу, я не должна больше забирать твоё время...

— Хотя я был в середине чего-то, но это скорее для отдыха, чем для чего-либо ещё, так что не волнуйся об этом.

Тацуя закрыл крышку терминала в виде ноутбука, будто чтобы не дать сестре увидеть, что там.

— Но, разве это не код CAD?

Миюки не владела свободно аппаратным обеспечением, но под влиянием Тацуи прилично понимала характеристики программного обеспечения.

Она не могла с первого взгляда полностью расшифровать смысл, но по серийным номерам и языку программирования она могла определить код последовательности активации.

— Эта маленькая вещь не относится к соревнованиям, так что не проблема, если я оставлю это на потом. Кроме того, сам код больше похож на игрушку, чем что-либо ещё.

— ...Игрушку?

— Я придумал новую идею оружия ближнего боя, но в нем нет почти никакой практической ценности кроме той, что это слегка шокирует оппонента. Даже если я его закончу, для него не будет никакого рынка.

— Но даже в таком случае оно относится к передовой магии, верно? Я не считаю, что изобретения Онии-самы не имеют смысла.

— Вероятно, я его оставлю для развлекательных целей... Всё равно это не особо важно, так что мне не нужно торопиться, чтобы это закончить. У тебя, конечно «высший приоритет».

— О боже... Неужели, Онии-сама, ты фактически сказал, что я «более важна»...

«Что?»

Видя, как сестра закрыла лицо руками и опустила голову, Тацуя явно почувствовал, что произошло что-то странное.

Видимо его слова пошли в совершенно загадочном направлении.

«Она правильно поняла буквальный смысл, но где-то должна была произойти фатальная ошибка языка...»

Это замешательство не могло развеяться сразу, но Тацуя очнулся быстрее, чем Миюки.

— ...Давай выходить.

— Да, Онии-сама... и... Миюки такая же, как и Онии-сама.

— Э?

— Миюки тоже видит в Онии-саме самого важного человека.

— ...

Похоже, сестра была всё ещё в замешательстве, он надеялся.

Тацуя цеплялся за эту надежду.

Глава 6

Второй день Турнира девяти школ.

Тацуя, на котором была куртка команды техников, стоял в зоне соревнований возле павильона Первой школы.

Начиная с церемонии объявления представителей Турнира, он второй раз надел эту куртку (на церемонии открытия присутствовали лишь игроки).

В костюме во время приема, и сейчас, в этой куртке, он не мог унять дискомфорт.

Тем не менее, Тацуя знал, что это обязательно, так что пришлось привыкать.

— Что такое? Плохое настроение?

— Нет, ничего. Почему ты так думаешь, Президент?

На вопрос Маюми Тацуя ответил спокойно, но внутренне заволновался.

Тацуя считал, что его бесстрастное лицо безупречно, но правда ли его так просто прочитать?

— Хм~ Интересно, почему?

— Подожди, не задавай такие расплывчатые вопросы...

Тацуя почувствовал беспомощность, но только умственно.

Он не показал свои чувства, и его не выдавало дыхание.

Однако Маюми смогла понять мысли Тацуи без каких-либо предупреждений, что было намного страшнее и почти угрожающе.

— Забудем об этом, что-нибудь хотела, Президент?

Тацуя пока отложил этот вопрос — не то чтобы он мог что-нибудь сделать, даже если бы был этим обеспокоен — и спросил Маюми, почему та его искала перед началом соревнования.

— Просто проверяю твое состояние... Ты запомнил все данные?

Решение выбрать Тацую ассистентом техника на женском «Отражении множества мячей» было принято прошлой ночью, поэтому для того, чтобы адекватно настроить CAD участниц, он должен был быстро запомнить особенности Псионов каждой из них.

— Да, запомнил.

— Всех?

— Да, запомнил.

После того, как Тацуя повторил дважды одну фразу, Маюми посмотрела на него с широко раскрытыми глазами.

— Это может показаться недальновидным... но Тацуя-кун, ты невероятен. Может так случилось, что у тебя мгновенная или фотографическая память?

— По сравнению с тобой, у меня более типичная магическая сила.

— Для перспективной студентки это непозволительная роскошь.

Очевидно, что место в университете магии Маюми было гарантировано без вступительных экзаменов, но она всё равно сказала это...

...И потянулась руками к своим раздутым от гордости щекам.

— ...

— Хм? Что-то не так?

Тацуя начал массировать виски большим и указательным пальцами, Маюми чуть склонила голову набок.

— Президент, ты... А, забудь.

— А?

Тацуя хотел спросить «Ты на самом деле такая, или притворяешься?», но вынужден был промолчать — что было мудрым решением.

— ...Разве соревнование не должно вот-вот начаться?

— И правда, пойдем.

— Э?

— Я говорю, пойдем.

— ...Да, верно.

Пока идет раунд — калибровка CAD запрещена, но она может потребоваться сразу по завершению раунда.

Поэтому технику совершенно нормально быть возле участника, а не ждать в павильоне. Но даже в этом случае не нужно выходить на площадку одновременно, но Тацуя сопровождал её весь путь.

— Миюки-тян на трибунах? — первое, что сказала Маюми, пока они шли.

— Она пошла смотреть «Разрушение ледяных столпов».

Тацуя не подумал «Почему ты спрашиваешь?», но скорее подумал «Снова этот вопрос?».

— Так... вы двое иногда ходите раздельно.

Тацуя был достаточно осторожен, чтобы держать себя в руках и не показать недовольство, тогда как Маюми многозначно кивнула.

Тацуя немного опечалился.

— ...В твоих глазах, мы приклеены друг к другу?

А выражение его лица было, вероятно, совсем печальным.

Маюми торопливо замахала руками в отрицании:

— Ах, нет, я знаю, это не тот случай. Я знаю, что вы двое не в месте, когда выполняете поручения школьного совета и во время занятий, так что, как бы сказать... восприятие, всё дело в восприятии!

— Президент... Для волшебников, восприятие — это реальность.

Из-за увеличившейся влажности воздуха и тяжелого взгляда, на Маюми выступили невидимые капли пота.

Тяжелая атмосфера сохранялась до тех пор, пока они не вышли на корт.

Как только они добрались до арены, Тацуя посчитал, что это может негативно сказаться на морали, поэтому принудительно осадил своё выражение.

Однако когда Маюми сняла охлаждающую куртку (спортивную куртку со встроенной системой охлаждения на основе термодинамики), бесстрастное лицо Тацуи едва не исчезло.

— ...Ты носишь это на соревновании?

— Да.

Кивок Маюми заставил Тацую почувствовать приближение головной боли.

— Ты и впрямь носишь эту форму на соревновании?

— Э, это странно?.. Она мне не подходит?

— ...Подходит идеально.

— Неужели?.. Хе-хе, спасибо за комплимент.

Маюми радостно начала делать растяжки, тогда как Тацуя осторожно осмотрел её ещё раз для подтверждения.

Но как бы он на неё ни смотрел, глаза его не обманули.

Рубашка для поло в паре с мини-юбкой, более известна как теннисная форма, была больше модной, нежели практичной.

Если слегка наклонится, юбка может задраться и показать то, что скрыто под ней.

«Отражение множества мячей» — спорт, требующий хорошей физической подготовки.

Устройство для стрельбы выстреливает сжатым воздухом неэластичный мяч диаметром шесть сантиметров, игроки ракеткой или магией посылают мяч на противоположную сторону корта, число голов определит победителя. Каждый сет длится три минуты, корт окружен прозрачными стенами и потолком. Каждые двадцать секунд к общему числу мячей добавляется следующий мяч, количество которых в конце достигнет девяти, что не оставит игрокам времени, чтобы перевести дыхание.

Как правило, игроки надевают футболки и шорты, хотя некоторые предпочитают ещё надевать налокотники и наколенники, чтобы защитится от падений.

Если использовать только магию, не будет никакой необходимости в беге, и не нужно будет носить защитную одежду, хотя игроки, которые отказывались от ракетки, на корте обычно надевали больше защиты.

Как правило, никто не носит одежду, которая оставляет конечности неприкрытыми.

«Впрочем, учитывая кто она, её словарный запас, вероятно, не содержит слова "невозможно"»

Тацуя пришел к такому выводу после секундного наблюдения и принял такую реальность.

— Тацуя-кун... Ты думаешь о чем-то непристойном?

— Я бы не посмел. Тебе не нужна ракетка?

Её обвинения вынудили Тацую уклониться и быстро принять более официальный тон, чтобы сменить тему.

— Нет, это мой обычный стиль.

На мгновение Тацуя подумал, что под стилем она подразумевает «теннисную форму», но Маюми очевидно имела в виду стиль «полагаться только на магию».

— Какой CAD ты будешь использовать?

— Вот этот.

Сказав это, Маюми взяла специализированный CAD в форме пистолета.

Ствол был довольно коротким, что определяло его как «короткую модель», некоторые называли его «гражданской моделью» (CAD Тацуи был с «длинным стволом», который некоторые называли «карабином»).

CAD в форме пистолетов и винтовок были в стволе оборудованы модификаторами цели. В «стволе» также находилась прицельная сетка расчета магии (относительные координаты для Эйдоса в информационном измерении), функционирующая как сенсор движения.

Чем длиннее ствол CAD, тем больший упор делается на модификаторы цели.

С другой стороны, для волшебников, которых заботит только скорость активации специализированных CAD и не требуется никаких модификаторов цели, короткие модели оборудованы всем, что нужно.

— Президент, если вспомнить, ты ведь обычно использовала общий CAD?

— Это в обычном случае, но на этот раз я буду использовать этот.

Ответ Маюми был очень абстрактен, но Тацуя правильно понял, что означал он «Так как соревнование требует лишь одну магию, я выбрала специализированную модель».

— Магия из типа Движений? Или магия Обратной Скорости?

— Я буду использовать «Многократный отскок». — Маюми делала растяжку тщательно, поэтому не играла скромницу, отвечая на его вопрос. — Тацуя-кун, можешь взять меня за руку?

— Нет проблем.

Маюми сидела на земле, с раздвинутыми ногами, Тацуя мягко потянул её вперед.

Практически без сопротивления её грудь коснулась земли.

— Многократный отскок получает контроль над векторами кинетической энергии... Ты не рискуешь, положившись только на эту магию? Если неэластичные мячи потеряют импульс, отскочив от потолка или стен, у тебя не будет шанса послать их на другую сторону, — прошептал предупреждение Тацуя и почувствовал тепло, протекающее через ладонь.

— Хм! Хм, хм, хм... Уф, я также приготовила несколько других заклинаний магии типа Скорости, но последний год я никогда к ним не прибегала, — беззаботно проговорила она, но для такой уверенности нужна значительная разница в силе.

Тацуя ещё раз убедился, насколько сильной была Маюми по сравнению с другими.

— Хорошо, — Маюми растянулась влево и вправо четыре раза, и сказала Тацуе отпустить.

Тацуя выпрямился и отступил на несколько шагов, тогда как Маюми сдвинула ноги и, глядя на него, подняла к нему руку.

Сначала Тацуя не был уверен, чего именно она хочет, но когда заметил, как она пристально смотрит на него с всё более нарастающим недовольством, быстро всё понял.

Тацуя подошел к ней спереди и взял за протянутую руку.

Изящная, тонкая рука.

С небольшой помощью, Маюми удобно встала на ноги.

— Спасибо.

— Всегда пожалуйста.

Тацуя считал, что его ответ был очень искренним, но по какой-то причине Маюми была очень счастливой.

— Хм... Какое необычное чувство.

— Э?

Эти слова пришли совершенно неожиданно.

Тацуя машинально ответил, на что Маюми улыбнулась:

— У меня есть старшие братья и младшие сестры, но у меня нет ни одного младшего брата.

— Хм...

Тацуя это уже знал.

В отличие от семьи Йоцуба, которая держит всё в тайне, семья Саэгуса всегда была на виду.

На каждом дне рождения детей устраивалось грандиозное празднование, которое привлекало толпы гостей.

Это потребовало лишь беглого исследования семьи Саэгуса, это было не очень сложно.

Если он правильно запомнил, помимо двух старших братьев, у неё также есть пара сестер близнецов, которые были в 9-м классе.

— Тацуя-кун, ты никогда не относился ко мне по-другому, да?

— Я лично не считаю, что притворяюсь близко знакомым с Президентом...

Тацуя, опасаясь попасться в ловушку, ответил осторожно, но Маюми рассмеялась:

— Я не это имела в виду. Ты не опасаешься меня, не волнуешься и тебе не неловко возле меня, верно?

Не считая первого, не должны ли последние два пункта происходить при условиях, которые Маюми создала сама? Тацуя подумал об этом, но решил промолчать.

— Ты относишься ко мне с надлежащей вежливостью, но на самом деле также и не чрезмерно вежлив. Я думала, что ты холодный человек, но ты выполняешь все мои эгоистичные запросы, так что я думаю, что это также как иметь младшего брата.

Глаза Тацуи невольно расширились после слов Маюми.

В самом деле, исключая её рост, Маюми имела хорошее тело, обладала необычайно женственной стороной и, хотя это трудно заметить, по-своему заботилась о других, поэтому она идеально отвечает всем требованиям «старшей сестры».

Хотя, если честно, такая старшая сестра может означать жизнь, полную стресса.

— ...Кто знает, в конце концов, у меня есть только младшая сестра.

— И то верно.

Маюми безмятежно улыбнулась и посмотрела на Тацую. Этой улыбки было достаточно, чтобы люди начали подозревать, что она забыла о соревновании.

Чувствуя неудобство, Тацуя начал искать возможность сбежать.

— Извини, я думаю, что должен проверить статус остальных участниц.

— Нет необходимости.

К сожалению, из-за третьего лица его план эвакуации провалился.

— Ара, Изумин.

— Саэгуса... Ты всё ещё используешь наши прозвища.

Особой, которая выглядела, словно отбивается от мигрени, была ученица в такой же куртке, как и Тацуя. Она была ученицей третьего года и принадлежала к команде техников — Рика Изуми.

— Ты предпочитаешь Рика-тян?

— Ты нарочно это делаешь! Эх, забудь, просто зови меня Изумин.

— Изуми-сэмпай, что ты имела в виду, под «нет необходимости»?

Тацуя уже усвоил урок: игра в слова с Маюми — непрерывная борьба.

Он полностью пропустил мимо ушей диалог Маюми с Изуми, и сосредоточился только на первом предложении.

— Хм? Ох... Тацуя-кун, позаботься о выступлении Саэгусы, а я позабочусь обо всем остальном.

Ученица по имени Изуми отнеслась с недоверием к включению Тацуи в команду техников.

Не то чтобы её проблема была в дискриминации, но скорее в гордости.

Она, наверное, верила, что сможет справиться даже без помощи Тацуи.

— Если так... понял.

По правде, Тацуя не хотел быстро отступать, но поскольку разделение труда так четко распределилось, у него не было выбора.

Поэтому Тацуя кивнул без каких-либо возражений.

— Тогда оставляю Маюми на тебя, — сказав эти слова как примечание, Изуми быстро удалилась.

— Она не плохой человек...

От Маюми исходила аура бессилия, когда она смотрела на уходящую Изуми, но тихие слова, которые она сказала Тацуе, в одно ухо вошли, с другого вышли.

Что бы ни решила делать Изуми и как бы Маюми ни пыталась её защитить, для Тацуи они обе были совершенно безразличны.


«Отражение множества мячей» — спорт, имевший много общего с обычным теннисом и бадминтоном, но в нем не было установленных правил.

Каждый сет длится три минуты, между ними три минуты перерыв, и в общей сложности три сета на раунд (в мужском дивизионе — пять сетов).

После сигнала начала соревнования, мячи будут выпускаться сжатым воздухом каждые 20 секунд и к концу их будет безумный шквал.

Как правило, это так.

Однако соревнование перед глазами Тацуи было не таким.

Оппонент Маюми была похожа на неё в том, что использовала только магию.

Как и ожидалось от участников, выбранных на это соревнование — они превосходно понимают магию типа Движений.

Похоже, что её противник полагалась на физические движения, чтобы дополнить восприятие, поспешно направляя на каждый мяч CAD в форме короткого пистолета, который держала обеими руками.

Мячи были взяты магией типа Движений, изменили направление прежде, чем успели упасть на её половину корта, затем как-то неестественно полетели к половине корта Маюми, и вдвойне ускорились, когда перескочили через сетку.

Все мячи, без исключения.

Маюми стояла в центре корта, держа CAD перед грудью обеими руками.

Она держала CAD, будто молилась, глаза светились мистическим светом, смотрела она чуть вниз.

Всего лишь этого было достаточно, чтобы противник отказалась от легкой победы.

На глаз, расстояние было примерно десять сантиметров.

Примерно настолько противник смогла закинуть мячи на её половину.

Магия Маюми не делала никаких точных корректив в полете мячей.

Также она не целилась в слепое пятно, просто отбила каждый мяч назад к противнику. По направлению к каждой траектории, которую изменила противник, она ответила с каждого угла, что должно быть невероятно трудной магией.

И всё же, лишь Маюми безжалостно набирала очки.

Маюми продолжала набирать счет, не уступив ни единого очка.

Когда прозвучал сигнал окончания первого сета, противник Маюми бессильно упала на колени на корте.

Это движение идеально отразило её подавляющее отчаяние.

Маюми выглядела полностью спокойной и собранной, держа свою магию с величественным видом, но её эмоции не были и близко мирными.

Услышав сигнал, она могла лишь тяжело вздохнуть с облегчением.

На протяжении соревнования она чувствовала себя затянутой в ожесточенную борьбу.

Она не была самодовольной, но знала с чисто объективной точки зрения, что её магическая сила далеко опередила силу противника. Пока она будет придерживаться этого курса в следующем сете, победа ей будет обеспечена.

Проблема лежала в паре глаз, которые смотрели на неё из-за пределов корта.

Маюми привыкла к взглядам других людей.

С детства она всегда жила в центре общественного внимания.

Не имеет значения, заполнены ли взгляды чистым восхищением или скрывают тьму, зависть, или другие чистые негативные эмоции, Маюми мирилась с ними, пока они не дышали в спину.

Однако взгляд, который она терпела последние три минуты, был совершенно не такой, как она чувствовала прежде.

Будто каждый сантиметр был под микроскопом.

Он не был столь прост, будто кто-то видит её обнаженной или нечто подобное (хотя это само по себе — тоже большая проблема).

Взгляд, который Маюми чувствовала от него — от Тацуи, не был столь поверхностным.

Не только кожа, но всё, что под ней — плоть и кости, которые определяют физические способности, сознание, эмоции, систему ценностей, темперамент, привычки, зависимости, опыт, который делает её той, кем она есть сейчас, талант и усердие, которое так долго её поддерживало — всё, что составляет личность «Саэгуса Маюми», было расшифровано и разложено по полочкам. Эти глаза заставляли её почувствовать неизвестный страх.

Тацуя впервые с близкого расстояния смотрел соревнование Маюми.

Хотя он множество раз наблюдал на такой дистанции за участниками первого года, которые были под его опекой, но никто из них не жаловался, что им не по себе.

Маюми считала, что никто из более молодых девушек не сталкивался с этим чувством.

В таком случае, это чувство — или её собственное заблуждение, или что-то, что может чувствовать только она.

Прямо сейчас она была в середине трехминутного перерыва, когда игроки обычно вытирают полотенцем пот или пьют немного воды.

К сожалению, полотенце и вода были в её сумке, которая лежала возле Тацуи.

Сойти с корта — то же самое, что и прямо пойти к месту, где ждал Тацуя, где он затаился в засаде.

Маюми немного испугалась покидать корт.

Тем не менее, на корте она тоже не могла оставаться. Даже если она не двигала ни одним мускулом на протяжении предыдущего сета, прямо сейчас ей точно нужно было ухватиться за возможность отдохнуть. И не только это, ещё нужно пополнить потерянную воду и направиться к следующему корту.

Её не заботило, если шокирует членов комитета Турнира, но со своей стороны она не могла не волноваться о пришедших её поддержать учениках.

Маюми глубоко вздохнула и вытряхнула всю тревогу и беспокойство.

«Забудь это, женщины должны быть смелыми!»

Маюми приказала ногам двинуться.

— Хорошая работа.

Когда ученик дал ей полотенце, Маюми почувствовала разочарование, потому что безымянный ужас, похоже, исчез как сон.

Как обычно, любые мысли, которые были под его серьезным обликом, были полностью скрыты бесстрастным лицом, которое она не могла прочесть. Этот молодой человек давал ей бесформенное и неуловимое чувство страха, но вместе с тем дал ей чудесное чувство облегчения, что он никогда не предаст.

Её предыдущие слова о «младшем брате» были чем-то спонтанным или просто она хотела подразнить Тацую. Хотя фраза выглядела как шутка, на некотором уровне она отражала настоящие мысли Маюми.

Маюми пришла к выводу, что бояться его смешно, поэтому приняла упрямую позицию:

— Не говори пока «хорошая работа», соревнование всё ещё не закончилось, ещё не время расслабляться.

Тацуя был в команде представителей, но лично в соревнованиях не участвовал.

Его обязанности были только до и после, во время соревнований он был лишь сторонним наблюдателем, поэтому говорить ему «не время расслабляться» — очень странно, но Тацуя ничего не сказал по этому поводу, и лишь запомнил это.

— Нет, оно окончено.

Он указал на более практичный вопрос.

— Э?

— Противник не в состоянии продолжать, и даже если бы она вышла на второй сет, то просто упала бы в середине от усталости. Вспомогательная команда другой стороны тоже это понимает, поэтому раунд будет окончен их сдачей.

Маюми обернулась и увидела тактических консультантов команды противника, которые как раз об этом разговаривали с судейской коллегией.

Участница расположилась на длинном кресле, и была покрыта медицинскими детекторами.

— Истощение Псионов из-за непрерывного применения магии. Скорее всего, ошибка в распределении сил. Она была недостаточно хороша, чтобы быть твоим противником, Президент.

— ...Ты понял так много, просто увидев это?

— Пока я могу «четко видеть».

Коллегия судей не могла слышать речь Тацуи, но в ту секунду, когда он закончил говорить, судьи провозгласили, что противник Маюми снята с соревнования.

Изумленная, Маюми продолжала стоять на месте не в силах пошевелиться — для неё чрезвычайно редкое зрелище, обычно она бы засмеялась. Однако Тацуя не улыбнулся, он просто убедил Маюми начать двигаться:

— Давай вернемся в павильон. Лучше проверить твой CAD и приготовиться к следующему раунду.

— Верно, ты прав. Оставляю это на тебя.

Прямо сейчас Тацуя полностью контролировал положение, но Маюми бесполезно не сопротивлялась и просто пошла за ним, прихватив с собой свою сумку.


После того, как Тацуя активировал обслуживающее устройство, Маюми передала ему CAD и села рядом.

Не напротив.

На Маюми не было охлаждающей куртки, которая была ей до колен, она всё ещё была в своей «теннисной форме», которую носила во время матча, но это было не потому, что у неё было настроение пофлиртовать, скорее Тацуя просто больше не вызывал у неё неестественный холод.

Они двое были достаточно близко, чтобы плечи касались друг друга, но Тацуя даже не глянул на её открытые бедра.

Но Маюми это не расстроило.

Она полностью сосредоточилась на обслуживающем устройстве, будто к машине был присоединен её личный CAD.

— Разве ты не должен измерить мое текущее состояние?

— У нас есть приблизительно 10 — 15 минут, так что даже если я перепишу код, не будет времени, чтобы его протестировать, поэтому нет особого смысла тратить дополнительное время на измерения.

Такое случалось довольно часто во время их обычных разговоров, но на этот раз Маюми невольно склонила голову.

Он говорит так, будто может сделать приблизительные оценки совершенно независимо от машины...

— ...Ты можешь сказать визуально?

— Конечно, Президент ведь наверняка это тоже знает?

— Это...

— Президент также знает, что пока ты волшебник, ты можешь сказать, когда магия активируется нормально или CAD функционирует нормально, не используя машины, верно?

— Да.

— На некотором уровне я просто немного осведомленнее.

Тацуя продолжил смотреть на пробегающие строки.

Маюми очень интересовало, в чем именно был «некоторый уровень», но она не смела прерывать инженера за работой, чтобы удовлетворить любопытство.

Тацуя отсоединил CAD от обслуживающего устройства и выключил питание, прежде чем проверить спусковой крючок и цепь последовательности активации, после лично вручил его назад Маюми.

Как и обещал, он не коснулся внутреннего кода.

Маюми про себя вздохнула с облегчением (она думала, что смогла это скрыть, но Тацуя видел всё), но почему-то после того как получила CAD, она провела пальцем вокруг спускового крючка и положила CAD на бедро.

— Президент... Это немного нервирует, можешь не направлять на меня дуло?

Строго говоря, у CAD нет «дула».

Большие CAD в форме винтовки обычно спереди оборудованы воображаемым детектором, что дает впечатление «дула» от лазерного ружья, но, увы, какой бы модель ни была, короткая или длинная, «дуло оружия» сделано из металла.

Тем не менее, общий дизайн отражает огнестрельное оружие, так что те, кто осознают опасность оружия, будут естественно чувствовать себя некомфортно, стоя под «дулом».

— Ах, извини.

Тацуя не знал, как близко Маюми была с этим знакома, но она прямо извинилась и убрала CAD, перестав его нацеливать.

— Нет, это я должен извиниться, я побеспокоил тебя по такому пустяку.

— Пожалуйста, не утруждай себя, это ведь основные правила поведения. Так как он?

Вопрос Маюми снова оказался чрезмерно простым, но у Тацуи не возникло проблем в понимании его загадочного смысла.

— Думаю, калибровка была выполнена хорошо. Не разогнан, нет ненужных уникальных особенностей, работа сделана хорошо, точно по правилам. Есть чрезмерный акцент на стабильности, что дает в некоторых случаях более запутанную последовательность активации, но учитывая магическую силу Президента, калибровка раскрывает все твои способности.

Всё равно сейчас не время для ненужной лести или придирок, так что Тацуя прямо дал свою оценку.

Тацуя ответил на её вопрос, когда его глаза всё ещё смотрели на последовательность активации на дисплее обслуживающего устройства, поэтому обернувшись, он обнаружил, что Маюми глубоко смутилась.

— Неужели?.. Хе-хе-хе, это делает меня невероятно счастливой.

Уголки её глаз порозовели, она застенчиво улыбнулась и чуть отвела глаза.

По сравнению с очевидной застенчивостью, эта реакция была ещё более неловкой.

— ...Неужели? — спросил Тацуя, потому что честно не знал как ответить, но настоящий вопрос спрятался глубоко в его сердце: разве эта Маюми не привыкла слышать такую похвалу каждый день?

— Услышать комплименты от того, кто обычно дает скудную похвалу, разве это не достойно того, чтобы быть немножко счастливой?

Тацуя не считал себя взрослым.

С объективной точки зрения, он понимал, что всё ещё незрелый ребенок.

Тем не менее, оценка Маюми сделала его одним из редких членов общества, неспособных изобразить вежливость, с чем он был совершенно не согласен.

— ...Я могу быть таким же вежливым, как и все остальные.

Однако Тацуя от Маюми получил только сладкую улыбку, которая явно говорила, что она видит сквозь его отговорки.

— Значит, сейчас ты был только вежливым?

— ...Нет, не только.

Радостная улыбка Маюми поразила Тацую как-то неправильно, но продолжать этот разговор не имело практического смысла.

К тому же, у него не было причин отвечать.

Тацуя спокойно и невозмутимо принял улыбку Маюми.


На Турнире девяти школ «Отражение множества мячей» имело самое большее количество матчей на день.

Если посчитать общее количество матчей, то у «Кода монолита» будет шесть матчей — наибольшее число. У «Отражения множества мячей» и «Разрушения ледяных столпов» по пять матчей, но «Код монолита» и «Разрушение ледяных столпов» разделены на два дня, тогда как «Отражение множества мячей» закончит все пять матчей за пол дня.

Выделенное время было коротким, но характер самого соревнования и то, что каждый сет длился три минуты с почти непрерывным вызовом магии без шансов на передышку, вместе делало соревнование не менее трудным, чем все остальные.

Таким образом, для завоевания золота было жизненно важно оценивать использование магической силы.

Целью были, конечно же, две победы подряд.

Во время раунда игроки не пытались отбить каждый мяч наудачу, они, чтобы держать темп, учитывали только те выстрелы, которые будут зачтены.

Маюми, которая могла непрерывно использовать магию на протяжении всего сета, была, несомненно, исключением из правил.

Но, несмотря на это, Маюми не пошла сломя голову, положившись исключительно на свою силу.

Она приняла в расчет и стратегию.

Две победы подряд совершенно необходимы — тогда люди не будут говорить: «Подождите, неужели она прорвалась к победе всего лишь силой?».

Магию, которая не подходит для этого соревнования, простое отбивание мячей назад, она выбрала для того, чтобы избежать истощения от непрерывного повтора магии, это также лишит людей возможности говорить: «Она что, не может использовать магическую силу порционно?»

По этим причинам её философия битвы была полностью выкладываться с самого начала, без следа колебаний.

Тем не менее, когда начался второй раунд, Маюми оказалась в редком замешательстве.

Её состояние было превосходным.

Также как и ранее в первом раунде, уже прошла половина сета, а соперник не смогла заработать ни единого очка.

Её замешательство пришло с совершенно иной стороны.

«Как?..»

Маюми и вправду смогла отдохнуть дольше, чем обычно, благодаря тому, что противник в первом раунде была снята.

Однако график был по-прежнему плотно упакован — пять раундов за пол дня.

Обычно её ментальное и физическое состояние постепенно снижалось бы от истощения, но даже когда она чуть отдохнула, ни ментальное, ни физическое состояние заметно не улучшилось, что даже она могла заметить.

Поэтому должна быть какая-то причина этого весьма необычного обстоятельства.

Маюми могла думать только об одном возможном объяснении.

Как только прозвучал сигнал окончания раунда...

Маюми решила допросить своего вероломного товарища.

— Тацуя-кун, я думала, ты сказал, что не изменял последовательность активации?

Сейчас было совершенно не так, как было в конце первого раунда.

Как только судьи подтвердили конец раунда, Маюми быстро полетела в сторону Тацуи.

Её обвиняющий взгляд поймал Тацую врасплох, но он, тем не менее, спокойно ответил:

— Я не трогал последовательность активации и с производительностью тоже не должно быть никаких проблем, ты заметила, что что-то не так?

— Лжец! — Маюми указала пальцем Тацуе на нос, она вся дрожала, будто испускала пар, — эффективность создания магии была существенно выше и, так как не было времени, чтобы сменить аппаратную часть, есть только одно объяснение — ты изменил программную часть!

— ...Значит, коэффициент эффективности не был ниже, но был выше?

Тацуя искренне озадачился вопросом, чего Маюми не ожидала.

— Э, да... но...

Была бы совершенно другая история, если бы эффективность снизилась, но Маюми, наконец, заметила, что её отношение было совершенно смешным — идти к кому-то и жаловаться, что показатели заметно улучшились.

— Впрочем, почему бы тебе сперва не сесть?

С озадаченным видом, Тацуя передал ей полотенце, которое Маюми неуклюже взяла, прежде чем сесть с ужасом на лице.

— Коэффициент эффективности возрос скорее всего потому, что был удален мусор.

Тацуя сел недалеко от Маюми и спокойно её успокоил, намеренно на неё не глядя.

— Не играй со мной. Я всё время смотрела за тобой. Ты не разбирал CAD для чистки, и ты не использовал никаких чистящих жидкостей, верно? — обидчиво сказала Маюми, но Тацуя спокойно ответил:

— Нет, я не чистил аппаратную часть, я просто удалил ненужное программное обеспечение.

На производительность CAD также влияет ментальное состояние пользователя.

Если пользователь не доверяет инженеру, то это очевидно негативно скажется на его производительности.

Так как он действовал без предварительного предупреждения (не взял у неё согласия), Тацуя понимал, что должен дать подробные разъяснения.

— Президент, твой CAD имел оставленные системные файлы от предыдущей версии операционной системы, поэтому я их удалил. Файлы предыдущей системы накапливаются нечасто, но это не значит, что они удаляются полностью. Если полностью их стереть, производительность CAD возрастет на несколько процентов. Но обычно это не дает сразу видимого результата, поэтому я и не предупредил тебя заранее. Но это только показывает, что твоя чувствительность просто потрясающа, я был слишком опрометчив.

— Ах, это... Если всё дело только в этом, тогда не беспокойся.

Тацуя сильно поклонился и извинился, что заставило Маюми отчаянно помахать руками.

— Тогда это также показывает, что, Тацуя-кун, ты ответственный во всех отношениях. Так что извиниться должна только я, прежде всего за то, что тебя подозревала.

Когда Тацуя поднял голову, Маюми также поклонилась ему в извинении.

Тацуя не мог не отметить, как быстро она может менять своё мнение.

— Тогда давай закончим разговор на этом.

Он также полагал, что она с готовностью может признать свои ошибки.

— Ты прав.

Наверное, зрелость рождается от спокойствия.

— Ах да, Тацуя-кун...

Тем не менее, не то чтобы она над ним возвышалась.

— Что такое?

— Этот метод калибровки... или ты называешь его очисткой мусора? Можешь позже научить меня ему?

Не было никакого злого умысла.

— Нет проблем, но пожалуйста, сосредоточься на следующем матче.

— Конечно, оставь это сестренке!

На данном этапе принять вид старшей сестры — это любого заставит улыбнуться.


И так, Маюми полностью лишила противника возможности заработать хотя бы одно очко. Она, не уступив ни единого очка, выиграла каждый матч со счетом 2-0, и стала единственным владельцем короны женского «Отражения множества мячей».


◊ ◊ ◊

«Разрушение ледяных столпов», также известное как «Разрушение Столпов», проводилось на открытой арене, которая была 12 метров в ширину и 24 метра в длину. Поле было разделено на две половины, каждая с 12 ледяными столпами, которые были один метр в ширину и два метра в высоту, победит тот, кто быстрее уничтожит столбы на противоположном поле.

Благодаря этому, «Разрушение ледяных столпов» требовало длительной подготовки.

Требовалось сотни больших ледяных столбов, которые нужно держать замороженными в разгар лета, что значительно ограничивало количество арен, даже с полной поддержкой армии.

Из-за ограниченного производства льда, Турнир девяти школ мог позволить себе лишь по две арены для Мужской и Женской Команды, в общей сложности четыре арены. На каждом из двух участков будет 12 матчей первого раунда и 6 матчей второго, в общей сложности 18 матчей — максимум для одного дня.

— Тем не менее, это соревнование сильно истощает магическую силу. Если бы они проводили все матчи в один день, многие участники не осилили бы этого. Для матчей на выбывание на второй день, между матчами очень короткие интервалы. Так что есть доля правды в высказывании «"Разрушение ледяных столпов" выиграет тот, у кого наибольшая выносливость».

Тацуя читал лекцию о деталях, на что Шизуку слушала и кивала.

Здесь также была Миюки, но если бы здесь была только его сестра, Тацуе не пришлось бы всё объяснять именно сейчас.

Эти трое не были возле зрителей, но были во вспомогательной рабочей комнате.

Их целью было наблюдать за матчем Канон с близкого расстояния, чтобы получить из первых рук опыт о том, на что похоже соревнование.

Канон была занята разговором с Исори о последних деталях, так что сейчас было не лучшее время их прерывать.

Все пошли посмотреть мужское «Отражение множества мячей».

Саяка пошла поддержать Кирихару, Эрика решила сопровождать её и взяла Мизуки с собой, тогда Мизуки пригласила с ними Микихико, что в конце концов завершилось тем, что Микихико потащил Лео. Вот как всё было.

Услышав доклад Миюки, Тацуя принял выражение «что за двуличная куча». Но кто среди них был двуличным, лучше оставить несказанным.

Канон, наконец, вышла на арену.

На двух концах арены стояли две платформы четырехметровой высоты.

Игроки должны магией защищать ледяные столбы на своей половине и одновременно уничтожать столбы противника.

После входа на арену, все ограничения безопасности магии были удалены, так что это соревнование было публично известно как самое интенсивное из всех.

— Шиба-кун, — увидев, что Канон вышла на платформу, Исори повернулся помахать Тацуе, — пойдемте.

Он также пригласил Миюки и Шизуку, которые пришли с Тацуей.


За платформами, где стояли игроки, находилась особая трибуна для персонала поддержки.

Здесь располагалось несколько устройств мониторинга физического состояния игроков, а также большое окно для наблюдения за соревнованием.

— Каково состояние Тиёды-сэмпай?

Тацуя счел, что молчать не вежливо, поэтому задал вопрос первым.

— Она очень мотивирована, так сильно, что я немного беспокоюсь о том, что она слишком загорелась, и может потерять мотивацию в завтрашних матчах, — с улыбкой на лице, Исори ответил на обычный вопрос Тацуи. На его лице не было ни единого намека на беспокойство.

— Я слышал, что сэмпай выиграла первый раунд с наилучшим когда-либо зафиксированным временем.

— Что ж, у Канон такой характер... Я серьезно надеюсь, что она будет немного осторожнее, поэтому я немного расслабляюсь, когда за ней наблюдаю.

Тацуя очень заинтересовался кривой улыбкой Исори и его ответом.

Он всё утро сопровождал Маюми, поэтому пропустил первый раунд.

Он знал только то, что Канон закончила первый раунд, используя минимально возможное количество времени.

Хотя время матча было очень коротким, её собственных ледяных столбов было разрушено довольно много.

— Начинается.

Негромкий голос Шизуку заставил Тацую посмотреть обратно на арену.


С пронзительным звуком стартового сигнала, земля застонала.

— Минный источник.

Не Минное Поле, это был Минный источник.

Сцена перед глазами заставила Тацую сказать это название.

Гибкость и скорость — главное преимущество современной магии. Тем не менее, волшебники тоже люди, так что есть сферы, в которых они специализируются и в которых не специализируются.

Из-за того, что талант в магии передается по наследству, члены семьи имеют схожие склонности к магии.

Семья Йоцуба, в которой каждый член специализируется в уникальной области, — заметное исключение.

Внутри влиятельных семей, кроме индивидуального имени, каждый член семьи, обладающий заметными навыками, обычно обладает вторым именем — почти как особым титулом.

Некоторые из наиболее известных из семьи Дзюмондзи носят титул «Фаланга».

В семье Итидзё — титул «Разрыв».

Семья Саэгуса не имеет такой системы, так что их иронично называют «Всемогущие».

Семья Тиба известна как «Магические мечники» — этот титул больше ссылается на их умения и техники, чем на какой-либо уникальный талант, которым обладает семья, но всё ещё повсеместно используется для обращения ко всей семье.

Семья Тиёда известна как «Минный источник».

Волшебники семьи Тиёда специализируются в использовании дальнодействующей системной магии Колебания твердых веществ, особенно когда дело доходит до использования магии Землетрясения.

Земля, камни, песок, цемент — материал не имеет значения.

Сильное колебание будет действовать до тех пор, пока твердое вещество не будет «сравнено с землей». Это истинное лицо специальности семьи Тиёда «Минный создатель», поэтому титул семьи Тиёда «Минный источник» произошел от «Минного создателя».

Противоположное поле пострадало от вертикальных вибраций, которые расходились перпендикулярно эпицентру, из-за чего каждый раз рушились два столба.

Противник пробовала противостоять магией из типа Движений «Принудительная остановка», в попытке запретить любые движения в части объекта, но «Минный источник» продолжал менять цели со скоростью, которую она не могла уловить, так что к тому времени, как пять столбов уже разрушились, противник забросила всю оборону и сконцентрировалась исключительно на атаке.

— Хм?

— Что?

— ?

Тацуя и остальные разным путем выразили своё удивление, тогда как Исори криво улыбнулся в стороне.

Увидев, как с его стороны столбы разрушились без какого-либо сопротивления, он беспомощно покачал головой.

— Должен ли я хвалить Канон или критиковать её за такое безрассудство... Её методика — это снос противника до того как она сама проиграет.

MKnR v03 23

— Нет, ну... я не думаю, что это плохая тактика.

Противник переключилась с обороны к наступлению, и сопротивление соответственно снизилось.

Но к тому времени как число столбов на стороне Канон приблизилось к шести, она уже уничтожила все столбы на территории противника.

— Победа!

Когда зажегся сигнал победы, Канон широко улыбнулась и спустилась с платформы.

Её улыбка, конечно же, предназначалась Исори.

Лицо Исори прямо говорило «что я могу с тобой поделать», но она всё так же улыбалась.

— Как бы это описать...

— Матч, как на небесах?

Миюки неохотно озвучила своё мнение, но Шизуке нечего было сказать.

— Вы двое должны сказать, что они идеально понимают друг друга.

Услышав их двоих, Тацуя криво улыбнулся по совершенно иной причине.

Тем не менее, Тацуя тоже признал, что это был «матч, как на небесах».

Между ними было сильное взаимодействие.

Участник и помощник, даже если не были вместе на сцене, сражались как единое целое.

«Однако, — подумал Тацуя, — если они пара, в которых так много взаимодействия, может ли Исори полностью выполнить свои обязанности, когда будет в паре с другим участником?»

Было 40 участников и только 8 техников.

В среднем, каждый техник отвечает за пять участников.

Тацуя отвечал за женскую команду первого года, это шесть человек, хотя если считать импровизацию утром, то семь.

Когда у них образуется сильная эмоциональная связь с отдельным участником, смогут ли они также хорошо обращаться с остальными?

Тацуя тоже столкнулся с этим затруднительным положением.

Сможет ли он сделать всё для Шизуку и Хоноки также хорошо, как и для Миюки?

— ...Шиба-кун, что случилось?

— Нет, ничего.

Он не мог прямо спросить Исори «Ты также старательно работаешь для всех участников?».

Тацуя ответил совершенно глупо и обычно, чтобы кое-как закончить разговор с Исори.


◊ ◊ ◊

После продвижения к третьему раунду, Канон и компания (с Тацуей, Миюки и Шизукой на хвосте) вернулись в павильон в приподнятом настроении лишь для того, чтобы наткнутся на суровую атмосферу вокруг.

— ...Что случилось? — Исори спросил Сузуне, которая, наверное, была только одна в своём обычном настроении.

Сузуне повернулась, показав тем самым ещё больше пустых эмоций, чем всегда:

— Мужское «Отражение множества мячей» прошло не так, как ожидалось — прямо сейчас мы пересчитываем шансы.

Турнирная таблица определялась по сумме очков с каждого соревнования.

За первое место дают 50 очков, за второе 30, и за третье место 20 очков.

За четвертое место на «Скоростной стрельбе», «Боевом сёрфинге», и «Иллюзорных звездах» можно получить 10 очков. В «Отражении множества мячей» и «Разрушении ледяных столпов» очки зарабатывает только тройка лидеров, так что три команды, которые проиграют в третьем раунде, каждая заработает по 5 очков.

На «Коде монолита» за первое место дают 100 очков, за второе — 60, за третье — 40, что по очкам делает это соревнование самым большим.

Половина очков с дивизиона новичков будет добавлена к общему количеству.

Таково было распределение очков на Турнире девяти школ.

Все, кто не попал в первую четверку или шестерку, не заработают очков. Даже если первое место не вызывало вопросов, места со второго по четвертое в споре за общую победу также имеют большое значение. Согласно этому распределению, продвижение к матчам на выбывание или к дуэлям, то есть к финальному этапу, столь многих участников, сколько возможно на наибольшем количестве соревнований — один из ключей к победе.

— Не прошло, как ожидалось, значит...

— Игроки выбыли во время первого, второго, и третьего раундов.

Исори спросил с тревогой, тогда как отвечающий голос, если сравнить, был совершенно безразличен.

— Хотя у нас есть право на участие в следующем году, такой результат стал полной неожиданностью.

Голос был совершенно равнодушный, наверное потому, что человек, которого спросили, был сильно поражен этими новостями.

По сравнению с другими соревнованиями, мужскому «Отражении множества мячей» определенно недоставало огневой мощи.

Несмотря на то, что они не обладали такими асами, как в женской «Скоростной стрельбе», «Отражении множества мячей», и «Боевом сёрфинге» или как в предстоящем мужском «Разрушении ледяных столпов», которые были «уверенны в своей победе», они всё ещё обладали достаточным талантом, чтобы соревноваться за первое место.

— Дивизион новичков оценить немного труднее, но основываясь на нашей текущей лидирующей позиции, если женский «Боевой сёрфинг», мужское «Разрушение ледяных столпов» также как и «Иллюзорные звезды» и «Код монолита» все возьмут первое место, тогда всё будет хорошо, — отчитался ученик второго года с команды тактических советников.

Тацуя, который просто слушал как зритель, считал, что этот порог немного завышен.

Включая мужские и женские соревнования, они хотят взять первые места в четырех из шести оставшихся соревнований официального дивизиона.

Катсуто и Мари в своих соревнованиях могут выиграть золото, но по расчетам, если произойдет какое-то происшествие, они рискуют достичь морального предела.

Тем не менее, Тацуи это не касалось.

Он, наверное, переступил свои границы, беспокоясь о таком.

По сравнению с остальными, Тацую больше заботило нечто совсем иное.

В мужском «Отражении множества мячей» принимал участие Кирихара.

Конечно, у Кирихары была безрассудная сторона по отношению к нему, но он также обладал сильным чувством долга.

«Он ведь не будет в депрессии из-за такого поворота событий?..»


◊ ◊ ◊

После того как подошли к концу сегодняшние соревнования, ближе к закату в зале отдыха гостиницы Тацуя обнаружил Кирихару.

С виду, он был совершенно нормальным.

Возле него сидела Саяка.

Кирихара прилагал все усилия, чтобы поддерживать веселое настроение, но Тацуя мог сказать с первого взгляда, что он заставляет себя улыбаться.

— Кирихара-сэмпай, спасибо за твою тяжелую работу.

— Хо, Шиба, значит.

Конечно, Тацуя мог решить пройти зал отдыха, не говоря ни слова, но он так не сделал.

— Меня вывели из строя вначале второго раунда, к тому же довольно скверно.

Он определенно хотел казаться сильным, но он восстанавливался быстрее, чем предполагал Тацуя.

Наверное, спортсмены больше привыкли к победе и поражению, и более устойчивы, когда приходится иметь дело с горечью поражения.

Тацуя всегда проигрывал, когда дрался со своим мастером, так что у него не было какого-либо реального опыта, поэтому чтобы это понять он должен был полагаться только на логику.

Тацуя не знал, было ли сейчас подходящее время для утешительных слов, так что решил говорить правду:

— Сэмпай, тебе просто не повезло встретится с асом Третьей школы, который имел большие шансы на победу во втором раунде, и только потерял в общей сложности восемь очков, проиграв три из пяти матчей. Этот фаворит был истощен длинной борьбой с сэмпаем и быстро выбыл в третьем раунде, так что это была для него сложная победа.

— ...Парень, ты довольно груб.

Тацуя не пытался приукрасить поражение и использовал холодный анализ, который не дает привкус комфорта, но Кирихара не сердился.

— Ты никогда не думал, что я могу быть в депрессии?

Тон и выражение Кирихары были более подразнивающие, чем что-либо ещё.

— Думал, но я не думал ни о каком утешении.

На несколько секунд картина погрузилась в полную тишину.

Кирихара внезапно засмеялся.

Он так смеялся, что согнулся над диваном.

Достаточно, чтобы вогнать в замешательство Саяку, которая была возле него.

Тацуя продолжал смотреть на него без каких-либо эмоций.

— Шиба... Ты и впрямь интересный парень. Обычно сейчас время для того, чтобы принять совершенно неловкое выражение, быстро пройти мимо и не смотреть в мою сторону, но не время, чтобы и вправду сесть и поговорить.

Это решение — намеренно не обращать на него внимания — Тацуя тоже рассматривал, но думал, что тихо пройти мимо не будет достаточно искренне. Однако сейчас это выглядело, словно Тацуя любил вмешиваться в чужие дела.

Тацуя осознал, что не должен даже думать о своей искренности, поскольку это не вяжется с его характером, но...

— Хотя благодаря тебе я почувствовал себя намного лучше. Если ты сказал, что это была «трудная победа», значит так оно и было. Это показывает, что у меня всё ещё есть большой потенциал.

...Похоже, что не в этом было дело.

Правда ли Кирихара так считал, это было несущественным.

Аналогично было несущественным и то, был ли это настоящий результат, на который надеялся Тацуя.


◊ ◊ ◊

Несмотря на то, что исход соревнований чуть пошатнулся, основные обязанности персонала не сильно изменились.

Те, кто ответственны за разную работу и поручения, могли бы сказать обратное, но пока Тацуя — член команды техников, лидеры Первой школы не достаточно глупы, чтобы давать ему несущественные поручения, угрожая тем самым его первоначальным обязанностям.

Подготовившись к соревнованиям дивизиона новичков через два дня, дважды проверив физическое и ментальное состояния участниц под его опекой и закончив последний тест на совместимость для CAD, его сегодняшнее расписание было выполнено.

Тацуя получил длинный почтовый пакет от администрации гостиницы и вернулся в свой номер.

Время ужина ещё не пришло.

Времени оставалось ещё достаточно, так что Тацуя решил протестировать предмет в пакете.

Он взглянул на часы, чтобы убедится, когда откроется столовая.

До встречи с Миюки оставалось ещё много времени.

Тацуя распаковал посылку и посмотрел на содержимое.

Рано утром он позвонил в Третий отдел разработки CAD компании Four Leaves Technology и попросил, чтобы они это сделали.

Все компоненты этой вещи были универсальны, форма чрезвычайно проста, и она была собрана до такого уровня, что автоматическое устройство конструирования могло сделать всё остальное, просто читая инструкцию. Хотя то, что всё было собрано и отправлено за пол дня, весьма впечатляет.

«Надеюсь, Ушияма-сан не напрягает себя снова...»

Не напрягает себя? Или своих подчиненных?

Тацуя приложил большие усилия, чтобы напомнить им, что эта вещь была «частично из любопытства».

Тем не менее, Тацуя не мог «и впрямь» повернуть время вспять, так что сейчас было уже бесполезно беспокоиться.

Открыв пакет и посмотрев внутрь, он обнаружил печать вокруг длинного и тонкого контейнера. Так обычно транспортируют CAD с размерами ружья.

Тацуя ввел обычный код.

Внутри коробки был «меч».

Предмет, который Тацуя извлек из коробки, с виду походил на длинный меч с усовершенствованной рукояткой.

Длина была 70 см, если считать без рукоятки — 50 см.

Лезвия не было.

То есть не было режущей кромки, этот инструмент никогда не делали для того чтобы он был «мечом».

Буквальный смысл слов кажется парадоксом, но лучше это описать можно как «металлический боккен, похожий на длинный меч».

Или это был «плоский стержень с рукояткой»?

Предмет явно не был обычным стержнем.

После того, как Тацуя нажал на кнопку активации и передал внутрь Псионы, через руку прошло знакомое чувство.

В некотором смысле предмет был похож на полицейскую дубинку Эрики — это было оружие со скрытым CAD.

Этот предмет был ещё более ограниченный, чем специализированный CAD и снабжался только одной последовательностью активации. CAD Эрики был специализированной моделью, который сохранил возможность переключения способностей. По сравнению с ним, это был специализированный CAD, который обладал лишь одной функцией, что делало его прототипом «Встроенного в оружие CAD».

Тацуя измерил дистанцию к стене, чтобы оценить, следует ли протестировать взмахи, когда кто-то постучался в дверь. Прекрасный выбор времени заставил Тацую криво ухмыльнуться и положить прототип на стол.

До назначенной встречи оставалось ещё время, но учитывая то, что присутствие за дверью никак не пыталось себя скрыть, он понял, что пришли друзья.

И этот прототип подходит одному другу очень хорошо.

Вместо того чтобы тестировать самостоятельно, будет намного интереснее дать протестировать ему. Подумав об этом, Тацуя открыл дверь.

— Онии-сама, мы не вовремя?

Лидером, и той, кто заговорил, была его сестра.

Тацуя открыл дверь и пригласил всех зайти. Эрика, которая шла за Миюки, была достаточно близко, чтобы они соприкасались.

Далее была Хонока, Шизуку, Мизуки, затем вошел Лео с Микихико на хвосте.

Нежели говорить леди вперед, более подходяще будет сказать, что они просто ворвались в таком порядке.

Хотя это был двойной номер ради хранения оборудования, в нем всё ещё было тесно со столь многими зашедшими одновременно людьми.

Стульев и дивана было недостаточно, кто-то даже аккуратно сел на стол, но никак не небрежно, поэтому Тацуя не жаловался.

На стол села лишь Эрика, поэтому, конечно, она была единственной, кто заметил «меч», который естественно поднял её интерес:

— Тацуя-кун, это... модель меча? Она выглядит, как настоящий.

— Не верно.

— Тогда, металлический кнут?

— Тоже не верно... Не думаю, что самураи этой страны будут использовать оружие, вроде металлического кнута.

— Кто использует термин самурай в наши дни... Тогда, что это?.. Это Хоки?

Эрика перевернула его чтобы изучить обе стороны, и снова спросила, не найдя спускового крючка на рукоятке.

— Верно, точнее это Встроенный в оружие CAD, также известный как оружейное устройство расчета. CAD, специально настроенный для использования магии одного типа, хотя его можно ещё назвать оружием ближнего боя, которое использует вышеупомянутую магию.

— Здорово...

Эрика сказала это не потому, что такие CAD были редкостью, но потому, что впервые увидела CAD в форме «меча». Эрика не одна смотрела на меч в руке, Хонока и Шизуку тоже смотрели на него с глубоким интересом.

Лицо Миюки показывало «Ах, вот что это» выражение, очевидно потому, что она вспомнила о разговоре, произошедшем прошлой ночью.

Ни Мизуки, ни Микихико не выразили никакого интереса, наверное, они предпочитали знакомые вещи, а не посторонние.

Тацуя посмотрел на другого человека, стоящего в стороне и озорно улыбнулся, взяв прототип с рук Эрики.

— Лео.

И передал его Лео, который стоял в стороне и смотрел в другом направлении.

— Эй! Тацуя, разве это не опасно?

На самом деле Лео горел желанием его взять, но притворился равнодушным, потому что снова воевал со своим заклятым врагом — Эрикой, поэтому, хотя с виду он и был тревожным, он жадно схватился за рукоять меча.

Тацуя полностью пропустил мимо ушей его протест и ухмыльнулся.

— Хочешь попробовать?

— Э, я?

Лео широко улыбнулся.

В стороне, Эрика надела «этого парня легко читать...» выражение лица, на которое Тацуя лишь раз посмотрел, прежде чем направить внимание обратно на Лео.

— Это встроенное в оружие устройство было сделано объединением ударного оружия с Укрепляющей магией, которую использовала Ватанабэ-сэмпай во время «Боевого сёрфинга», после переработки лезвие также может стать рубящим оружием, так что я думаю, что оно очень хорошо тебе подходит.

— Значит, Тацуя, ты сделал этот CAD?

— Да.

— Подожди... — Микихико встрял в разговор между Лео и Тацуей. Первоначально у него было безразличное выражение, но он внимательно слушал весь разговор, — ...соревнование Ватанабэ-сэмпай было вчера, значит, ты сделал это за один день? Оно не выглядит готовым изделием.

— Сами по себе компоненты обычные. Внешняя рамка также сделана с обычного сплава, так что здесь не использовались какие-либо особые материалы.

— Но это всё равно нечто, что нельзя сделать вручную, верно? У тебя должно быть много свободного времени...

— Конечно, я только придумал дизайн, после с помощью устройств автоматического конструирования знакомая фабрика сделала это.

Миюки слышала весь разговор и когда услышала термин «знакомая фабрика», чуть не рассмеялась. К счастью, для таких ситуаций она периодически готовила несколько масок, так что не обратила никакого внимания на брата.

— Так что, Лео... Хочешь попробовать?

Слова Тацуи напоминали сладкий шепот дьявола.

Даже зная, что что-то затевается, приманка была неотразимой.

— ...Хорошо, я буду твоей подопытной свинкой.

— Он повелся на это, — тихий голос Шизуку отразил внутренние мысли каждого.


Затем Тацуя вытащил шлем виртуальной реальности, в котором использовались преломляющие свет зеркала и прикрепленные динамиками.

— Вот инструкция.

Видя перед собой шлем виртуальной реальности, Лео, похоже, не понял слов Тацуи, и вопросительно на него посмотрел.

— Посмотри, руководство пользователя встроенным в оружие устройством находится внутри.

— Э? Ой...

Похоже, что в предмете, который ему передал Тацуя (скорее бросил ему), хранились изображения и звуковые файлы, которые включали руководство пользователя встроенным в оружие CAD. Выражение лица Лео говорило «понял», и он принял шлем виртуальной реальности от Тацуи.

— Это ведь считается виртуальным терминалом? — спросила Хонока, но не только она одна об этом забеспокоилась.

Виртуальные информационные терминалы наносили значительный вред молодым волшебникам.

Поэтому Первая школа запрещала их использование учениками.

Сам Тацуя предпочитал использовать материальный терминал, но просил своего друга использовать виртуальный. Даже если устройство было ограничено визуально и слухом, у всех были одинаковые опасения.

— Здесь нет ничего возмутительного, но они имеют некоторые общие черты.

— ...Это хорошо?

— Что? Ох... Ты имеешь в виду вред, причиненный виртуальным терминалом?

— Эм... Да.

— Не нужно на счет этого беспокоиться. Риск от виртуальных терминалов возрастает от неопытности. Если их использовать строго для тестирования в реальных условиях, тогда это будет весьма полезный инструмент.

— Не понимаю...

Хонока обращалась к Тацуе очень вежливо, но были следы от влияния Миюки.

— Магия, это умение, которое использует восприятие, чтобы временно изменять реальность. Виртуальные терминалы создают иллюзию, которую люди принимают за реальность.

Тацуя всегда объяснял вежливо и исчерпывающе, что, наверное, было рефлексом с его стороны.

— Магия и виртуальные терминалы похожи в том, что проецируют неестественные явления в реальность. С другой стороны, когда испытываешь явление через виртуальный терминал, не требуется использовать энергию для перезаписи реальности, и нет риска провала заклинания. В этом также заключается риск использования виртуальных терминалов.

Тацуя на этом временно остановился.

Потому что подумал, что слишком много говорит.

Однако друзья выстроились перед ним частично с пониманием и частично с непониманием, поэтому он осознал, что объяснение было недостаточно подробным, и продолжил:

— Виртуальные терминалы могут вызвать у волшебника галлюцинации и веру в то, что он может легко изменить реальность без последствий. Прежде всего люди, которые не могут использовать магию, не сталкиваются с этой проблемой. Опытные волшебники могут отличить, что могут сделать, но молодые волшебники путают различия между тем, что ощущают в виртуальном мире и тем, что могут реально сделать, тем самым переоценивая свои способности. Когда молодые волшебники привыкнут перезаписывать реальность без особого труда или неудач, они станут неспособны понять, почему у них не выходит успешно использовать магию, чтобы переписать реальность, и они потеряют способность мыслить критично и стремиться мыслить критично. Отсюда и распространенное мнение, что молодым волшебникам, которые всё ещё учатся магии, будет нанесен вред от использования виртуальных терминалов.

Тацуя снова остановился, чтобы посмотреть на лица друзей.

Дальше объяснять, похоже, было необязательно, но он, в качестве меры предосторожности, решил продолжить:

— Другими словами, проблема лежит в вере пользователей в то, смогут ли они сделать то, что прежде не могли. Использование виртуального терминала для тестирования не проблема сама по себе. Этот вид виртуального опыта также является преимуществом на этапах планирования конструирования последовательности магии. Но, в конце концов, крайне сложно выделять лишь сами преимущества, так что я думаю, что глобальный запрет на виртуальные терминалы имеет смысл.

— Если это так... Я и впрямь многому научилась.

Тацуя посчитал, что Хонока слишком сильно кивала, и также посчитал, что сказал слишком много.

Даже если она сильно полагалась на него, он не мог ей ответить...

Это были искренние слова Тацуи.


◊ ◊ ◊

Тестирование прототипа было назначено на время после ужина, используя одно из внешних тренировочных помещений на окраине зоны Турнира девяти школ.

Тацуя не принимал для этого никакие меры; Эрика использовала свои связи.

Со времени прибытия, Эрика, похоже, легкомысленно бросалась связями своей семьи саморазрушительным образом.

Неужели случилось что-то, что заставило её изменить свои взгляды?

Кстати, Тацуя вспомнил, что что-то подобное случилось и во время банкета.

Однако как бы Тацуи ни беспокоился, он был бессилен.

Всё равно его собственные эмоции были только внешними.

Наверное, будет лучше, если любопытству инженера поставить высший приоритет. Так, наверное, будет честнее.

Тацуя убедил себя в этом и снова напомнил себе, что лезет в чужие дела.

— Лео, ты понял механику?

Дальше он полностью сосредоточился на тесте.

Даже если он что-то сделал в свободное время (даже если это был чрезмерно упрощенный способ применения современной магии), это откроет новые горизонты в тестировании магии и CAD.

Если из-за его самодовольства произойдет несчастный случай, тем, кто примет на себя главный удар, будет Лео, не Тацуя.

— Ух, наверное... Но, я точно собираюсь это сделать?

«Это», скорее всего, относилось к демонстрации движений, которые он увидит через шлем виртуальной реальности.

Нет, не скорее всего, сейчас это была единственная возможность.

— Мы проведем тест, чтобы выяснить.

— Ты прав.

Это тренировочное здание было в 30 минутах ходьбы от гостиницы.

Днем скорее всего не было бы проблем, но сейчас была ночь.

Также всё было бы хорошо в районе города, но это военное тренировочное здание располагалось в горах.

Миюки и Эрика упорно отказывались, но, в конце концов, их уговорили остаться в гостинице.

Но, несмотря на это, Тацуе было неспокойно, так что он сказал Хоноке присмотреть за Миюки, и Мизуки, чтобы не спускала глаз с Эрики.

Сейчас здесь были только Тацуя и Лео.

— Начнем.

— Давай.

Первоначально они не собирались рубить (скорее ударять) манекен.

Прямо сейчас нужно было проверить движения CAD без выполнения каких-либо физических действий.

— Начинай сейчас.

Лео нажал кнопку активации внизу рукоятки.

Со «звоном» через пальцы прошло легкое касание.

Он обхватил указательным пальцем спусковой крючок, который находился вблизи верха рукоятки, и начал вводить Псионы.

Вопреки его физическому виду, поставка Псионов Лео не была взрывной, но обладала неисчерпаемой прочностью. Поправка, наверное, это будет наиболее подходящим описанием для его молодого и энергичного тела.

Если CAD не откалиброван для индивидуального использования, практически не будет никакой помощи в конструировании последовательности магии, так что из-за этого была небольшая задержка, когда последовательность активации преобразовалась в последовательность магии.

Приблизительно 0.6 секунды.

Тем не менее, это было намного быстрее, чем во время практики на уроках.

Наверное, это было из-за его личного опыта в такой магии, или из-за высокой производительности CAD и последовательности активации.

Независимо от того, что было на самом деле, или оба одновременно, эти мелочи были неважны. Сейчас было важно наблюдать активированную магию в действии, а не её время активации.

— Ах?

Лео ахнул не из-за активации магии, а из-за того, что эффекты инерции намного превысили его ожидания.

— Ха-ха, оно и впрямь парит, как впечатляюще!

MKnR v03 24

Лео по-детски улыбнулся и взмахнул «мечом», к которому было прикреплено менее половины клинка.

Другая половина клинка парила в воздухе и, подражая его движениям, качнулась в аналогичной дуге.

— Три, два, один...

— Невероятно...

Лео остановился, слыша обратный отчет Тацуи.

— Ноль.

По окончанию обратного отчета, клинок быстро соединился и преобразился обратно в полноценный «меч».

— Тацуя, это полный успех.

Лео был чрезвычайно рад и поднял большой палец, Тацуя сделал такой же жест.

— Я до сих пор впечатлен, что ты можешь прийти с чем-то подобным. Отсоединить лезвие от ручки, затем использовать Укрепляющую магию, чтобы закрепить его позицию и «бросать» клинок. Я до сих пор не верю, что сделал это. Теперь я знаю, что Укрепляющая магия также работает с разделенными объектами.

— Просто основная концепция Укрепляющей магии — стабилизация взаимного положения, и если закроешь глаза на все стереотипы, ты обнаружишь, что объекты не должны быть обязательно физически связаны друг с другом. К тому же, работа этого CAD более похожа на «удлинение» чем на «бросание».

— Клинок будет удлиняться только по прямой, поэтому середина будет пустым пространством.

— Я никогда не думал об этом, я просто относился к этому как к по-настоящему длинному мечу.

Как и сказал Лео, это оружейное устройство расчета не было похоже на остальные системы оружия дальней дистанции, которые требовали дополнительной энергии для контроля, но управлялось простым согласованием движений, клинок будет парить на установленном расстоянии до тех пор, пока магия не потеряет эффект.

— Кстати, почему клинок вернулся назад? Я не активировал никакую другую магию.

— Ох, это просто. Здесь использован сплав, реагирующий на электрический ток, так что меч разделяется лишь тогда, когда применяется электрический ток для разрыва связи.

Лео кивнул с пониманием, потому что в современную эпоху это была популярная конструкция.

— Так что если применить большую силу, когда магия не поддерживается, он легко сломается.

— Это не проблема, просто нужно хранить его в ножнах, когда он не используется, верно?

— Верно, протестируем вживую на манекенах? Или протестируем взмахи во время разделения?

— Тацуя, когда эта вещь разделена, длину можно регулировать?

— Вполне возможно, но очень трудно. Сейчас последовательность активации связана с кнопкой активации на ручке, и установлена как константа, но это легко можно изменить на переменную. Трудность появляется тогда, когда длина должна быть изменена, новая магия должна переписать предыдущую.

— В этом дело? Значит, если скорость возврата возрастет, нам не нужно будет беспокоиться об изменении расстояния в середине. В конце концов, реальный меч не может себя удлинять во время взмахов.

— Впрочем, Эрика, наверное, смогла бы выполнить этот подвиг. Что ты планируешь делать?

— Ну что ж... Давай сначала начнем тест с манекеном.

— Пошли.

Тацуя использовал контрольный механизм, который был немного больше блокнота, и вызвал из земли три соломенные куклы, размером с мужчину.

— ...Старая школа.

— ...Интересно, чье это хобби?

Даже если продукты с регенерацией были основными в современном обществе, странно устаревший дизайн заставил их беспомощно переглянуться.

— Не обращай внимания на их вид... По чистой функциональности они вполне подходят целью для удара.

— У соломенных кукол нет никаких «функций»... Но у нас нет другого выбора.

Чтобы сосредоточится, Лео слегка ударил своё лицо свободной левой рукой, затем стал на позицию напротив соломенных кукол.

Он нажал на питание.

Клинок начал парить в воздухе.

Лео взмахнул оружием со всей силы.

Напротив его правой руки отсоединенный клинок с порядочной скоростью сделал круговое движение, прежде чем попасть в соломенную куклу.

— Сильное напряжение в руке.

Лео выглядел, словно его рука онемела, но он слегка взмахнул восстановившим среднюю длину Встроенным в оружие CAD, затем озвучил свои мысли.

— Просто парящая часть физически мала и несмотря на то, что скорость может немного дополнить силу, инерция всё ещё остается проблемой, так что ты должен прилагать рукой дополнительную силу, чтобы это возместить.

— Неудивительно. Значит в настоящем поединке я должен прилагать больше силы к каждому взмаху.

Лео признал объяснения Тацуи кивком, и направился к следующей цели.

Когда он смотрел, как Лео стал в другую боевую позицию, Тацуя подумал:

«В самом деле, даже если применить настоящее лезвие, небольшое увеличение в весе будет идеально для боя. Хотя, этот уровень силы может быть уместным и для проведения соревнований»

Мысли, которые крутились в голове Тацуи, были о запрете прямого контакта во время «Кода монолита». Этот CAD имеет летающий клинок, так что можно обойти это ограничение.

« ...Не то чтобы здесь есть какая-либо связь»

Прямо объявив это игрушкой, он по-прежнему активно рассматривал практическое применение. Тацуя мог лишь тайно посмеяться над собой.

Глава 7

Настал третий деть Турнира девяти школ.

Сегодня будут проводиться мужское и женское «Разрушение ледяных столпов» и «Боевой сёрфинг», сделав сегодняшний день самым трудным в первой половины Турнира.

Из Первой школы продвинулись довольно далеко два парня на «Разрушении ледяных столпов», два парня и две девушки на «Боевом сёрфинге», и одна девушка на «Разрушении ледяных столпов».

Это не входило в планы, но всё ещё было в пределах допустимого.

— Хаттори-сэмпай в первой гонке из мужской команды, Ватанабэ-сэмпай во второй гонке из женской команды, Тиёда-сэмпай участвует в первом раунде «Разрушения ледяных столпов», и Лидер Группы Дзюмондзи записан на третий раунд...

Тацуя почувствовал головную боль, когда изучил расписание.

Даже если начало соревнований не будет точно совпадать с расписанием, он может посмотреть либо гонку Хаттори либо раунд Канон.

«Хотя Хаттори-сэмпай, наверное, не хочет, чтобы я смотрел его соревнование...»

Тем не менее, Миюки и Хаттори — часть школьного совета, так что не смотреть соревнование Хаттори тоже проблема.

— Ах, нашла тебя, Тацуя-кун!

Впрочем, Тацуе уже не нужно было об этом беспокоиться, или, может быть, не нужно было беспокоиться некоторое время.

— Президент, что случилось?

— Я надеялась, ты поможешь.

Маюми потащила Тацую по направлению к инженерным автомобилям.


◊ ◊ ◊

— Онии-сама, начинается!

В конце концов, Тацуя едва успел прийти к началу соревнования Мари.

Мари подошла к Тацуе, когда он работал, и специально напомнила ему: «Ты ведь придешь посмотреть на меня?» — если после этого он останется в стороне, даже если немного опоздает и пропустит открытие, он никогда не услышит конец этого.

Тацуя поблагодарил сестру и друзей за то, что сохранили ему свободное место, затем посмотрел на стартовую линию.

Похоже, он сделал это как раз вовремя.

Мари приняла стартовую позицию, её развевающиеся волосы держала вместе её обычная лента.

Полуфинал состоял из двух гонок по три соперника в каждой.

Победители этих двух гонок будут соревноваться друг с другом в финальной гонке.

Две другие участницы были сильно напряжены, но Мари бесстрашно ждала стартового сигнала.

Прозвучал сигнал «приготовиться».

Публика полностью затихла.

За долю секунды прозвучал второй сигнал.

Гонка началась.


Мари была первой.

Но в отличие от отборочного этапа, та, что была на втором месте, шла за ней по пятам.

Третий игрок была лишь слегка позади.

— Они сильные!..

— Не удивительно, они известны как «Седьмая школа волн».

— Помнится, они были в одной команде в финале прошлого года.

Поднимающиеся волны на поверхности воды были прямым доказательством того, что их магии вмешивались друг в друга.

Как правило, Мари использовала свою позицию лидера, чтобы взять преимущество над волнами, и тем самым помешать противникам позади и достичь большего эффекта, чем сумма его частей, но игрок из Седьмой школы умело маневрировала доской, чтобы возместить свой недостаток в магии.

Три игрока шли через извилистый канал и друг за другом проходили тесные углы.

Далее они вошли в проход, который из трибун увидеть невозможно, так что сейчас за их действиями можно было наблюдать лишь через телевизионные экраны.

Тацуя посмотрел на широкий экран, который показывал изображения с крутых поворотов.

— Э?

Его внимание привлекла маленькая странность.

— Ах!

Поэтому Тацуя случайно упустил этот момент.

С трибун разразились крики.

Тацуя отчаянно посмотрел назад.

Игрок с Седьмой школы полностью потеряла равновесие.

— Скоростной Взрыв? — кто-то закричал.

Безусловно, так оно выглядело.

Доска игрока не прикасалась к поверхности воды.

Словно на лету, игрок с седьмой школы заскользила по водной поверхности и попала бы прямо в ограждение...

...Если бы на её пути никого не было.

Но там была Мари, которая только что закончила замедляться и готовилась ринуться вперед.

Впереди Мари было ограждение.

Тем не менее, она смотрела назад, вероятно она обнаружила сзади приближающегося противника.

Её следующие действия могут быть описаны как превосходные.

Мари отменила ускорение вперед и изменила его на параллельно вращательное ускорение, используя волны, отбитые от стен канала и магию, чтобы повернуть доску на половину вокруг.

Далее применила множественные перерасчеты, чтобы использовать две новые магии и приготовиться спасти вышедшего из-под контроля игрока из Седьмой школы.

Сначала она магией из типа Движений отбросила доску игрока, затем применила магию Нейтрализации инерции из типа Веса, чтобы не столкнуться с ограждением, когда поймает другого игрока.

Чтобы предотвратить катастрофу этого было бы достаточно.

Если бы поверхность воды вдруг не опустилась.

Разница в уровне воды была небольшой.

Однако Мари была в середине высокоуровневой техники для достижения переворота на 180 градусов.

Мари не была экспертом в сёрфинге, она просто использовала превосходную магию и личную силу, чтобы изменить своё состояние. Вмиг её плавучесть закончилась, баланс обрушится.

Из-за чего в свою очередь активированная магия выдохлась.

Она успешно перенаправила доску другого игрока, которая мчалась ей на ноги.

Но магия Нейтрализации инерции не была активирована, что послало игрока с седьмой школы прямо на Мари.

Они вместе врезались в ограждение.

По всей трибуне прозвучал пронзительный крик.

Мгновенно высветился флаг, означающий остановку соревнования.

Тацуя резко встал на ноги.

Мари прижало между ограждением и игроком из Седьмой школы.

Похоже, что она не смогла успешно применить защитные меры.

— Онии-сама! — на него посмотрела полностью бледная Миюки.

— Я пойду, посмотрю, вы все оставайтесь здесь.

Тацуя ещё в детстве прошел военную и охранную подготовку, что делало его более чем квалифицированным для малых хирургических операций.

— Поняла.

Спокойный голос Тацуи позволил Миюки понять, что все идут посмотреть, что лишь добавило бы паники, поэтому она помахала руками, чтобы сказать друзьям сидеть на месте и кивнула в знак согласия на слова Тацуи.

Тацуя спустился с трибун и прошел сквозь плотную толпу, словно используя магический трюк.


◊ ◊ ◊

Она пришла в себя не очень быстро.

Похоже, что над её сознанием висело густое облако, поэтому было трудно понять обстановку вокруг.

Что она здесь делает?..

Это был первый вопрос, который пришел в голову Мари, когда она пришла в себя.

— Мари, ты проснулась? Ты меня узнаёшь?

Перед лицом виднелся злой друг (даже в это время, в уме Мари всё ещё не применяла термин «друг»).

Мари поняла прямой смысл вопроса, но не могла понять, почему ей его задали, поэтому пробормотала в замешательстве:

— Маюми, о чем ты говоришь? Почему ты спрашиваешь...

В середине своего предложения Мари вспомнила причину, почему Маюми задала такой вопрос, также как и своё теперешнее затруднительное положение.

— Значит, я в госпитале...

— Да, госпиталь на базе Сусоно. Слава богу... Похоже, ты ментально не пострадала.

— Как долго я была без сознания?

Мари всё ещё чувствовала пульсирующую боль у затылка, что позволило ей понять, что она не спит, но потеряла сознание после неудачной попытки вовремя возвести оборону.

— Сейчас всего лишь обед. Ах, пока не вставай.

Мари хотела подняться, но Маюми быстро толкнула её назад.

Она не использовала много силы, но физическая подвижность Мари уменьшилась более чем наполовину.

— У тебя сломаны ребра, и хотя их соединили магией, нужно время, чтобы они стабилизировались. Я думаю, ты очень хорошо понимаешь, что магия лечения предназначена, в конце концов, только для чрезвычайных мер.

— В период стабилизации восстанавливается только внешний вид, это не мгновенное восстановление, не беспокойся, я очень хорошо это знаю, — Мари приняла слова Маюми, пробормотав это сама себе, затем опустилась обратно на кровать. — Как долго я буду здесь находиться?

— По крайней мере неделю до полного восстановления, хотя тебе будут доступны повседневные дела после одного дня постельного режима. Однако, ради безопасности, тебе запрещена напряженная деятельность следующие десять дней.

— Эй, тогда!..

— Да, ты отстранена и от «Иллюзорных звезд». Мы ничего с этим не можем поделать.

— Вот как... — Мари вздохнула и закрыла глаза. И открыла их после небольшого периода времени. — Что насчет соревнования?

— Игрок из Седьмой школы была снята в наказание, Третья и Девятая школы продвинулись в финал. Кобаякава-сан была высоко мотивированна, так что я думаю, у нас есть шанс занять третье место.

— Кобаякава более чем способна, пока не будет мысленно мешать себе.

— В самом деле. Кстати, игрок из Седьмой школы не получила сильных травм, так что твои старания не пропали даром.

— ...Это не помощь, если серьезно поранилась я сама.

Мари нахмурилась и пожаловалась, но её «претензии» вызвали у Маюми веселый смех.

Маюми отвернулась в притворном неведении.

— Из мужской команды, Хаттори-кун прошел в финал, но Мураками-кун едва прошел. Дзюмондзи-кун и Канон-сан прошли дальше в «Разрушении ледяных столпов» в своих соответствующих дивизионах.

— Значит, лишь я одна не смогла выполнить свою часть обязательств...

— Это не твоя вина. Мари, ты приняла верное решение. Если бы ты не прекратила ускоряться, ты, скорее всего, смогла бы избежать столкновения и пройти в финал, но... игрок из Седьмой школы, скорее всего, получила бы серьезные ранения, до такой степени, что её жизнь как волшебника подошла бы к концу, настолько опасными были обстоятельства. Тацуя-кун тоже с этим согласен.

— ...Эй, почему ты сейчас упомянула имя этого парня?

— Потому что он был тем, кто сопровождал тебя сюда, и оставался здесь, пока ты не прошла лечение.

— Что?

— Ну, мы кончено не оставили всё только Тацуе-куну... Шокирована?

Маюми усмехнулась, когда Мари повернулась с жалким выражением лица.

Именно потому, что она почувствовала, что внутри распутывается плотный узел, улыбка Маюми раздражала её ещё больше.

— Естественно, парни не присутствуют, когда леди переодеваются, так что пока идет лечение он покорно ждет в коридоре. Но тебе лучше его позже поблагодарить. Он прибыл практически в одно и то же время, что и аварийно-спасательная команда и помогал вытащить тебя на сушу. Он также заметил с первого взгляда твои переломы и отдавал приказы по лечению.

— ...Да кто же он такой? — Мари широко открыла глаза в изумлении, на что Маюми глубоко кивнула:

— Как бы это объяснить... похоже, он хорошо знаком с принятием решений во время происшествий и относительно жертв... Кстати, каково твоё состояние?

— Почему ты сейчас спросила... У меня немного болит голова, но это просто физическое ранение, моя голова ясна.

— Похоже, у тебя нет травмы... В таком случае, позволь мне сейчас с этим закончить.

— ?

Маюми серьезным взглядом посмотрела на всё ещё озадаченную Мари.

— Что за внезапное серьезное отношение?

— Мари... В то время, тебе помешала посторонняя магия?

— Что ты имеешь в виду?

— Мари, когда ты почти поймала игрока Седьмой школы, может ты потеряла баланс из-за третьей стороны, которая злонамеренно магией нарушила водную поверхность? Вот что я хочу спросить.

Поняв, что хотела спросить Маюми, глаза Мари блеснули с настороженностью.

— ...Прямо перед тем, как доска начала тонуть, я почувствовала странные вибрации возле ног, но я не имею понятия, вызвано ли это магией, и у меня ещё меньше мыслей насчет того, была ли она вредоносной... Почему ты так думаешь?

— Когда ты потеряла баланс, движения воды были столь неестественными, что даже возникло подозрение, что они вызваны нелогичным способом, таким как магия перезаписи явления. Тем не менее, никто их игроков с других школ не использовал магию, так что остается лишь одна возможность — магию использовала внешняя третья сторона. Тацуя-кун думает также. Я слышала, что он потребовал от комитета Турнира записи, чтобы проанализировать колыхание поверхности воды. Как минимум, мы выясним, вызвано ли это на самом деле неестественными, инородными силами.

— Я задаюсь вопросом, почему ученик старшей школы, ещё и первого года, способен на такой анализ, но оставим это пока в стороне... Если другие игроки и я, все использовали магию, тогда как мы определим, была ли это работа неестественных, инородных сил? Я, например, считаю, что это тщетно...

— Тацуя-кун сказал, что можно принять во внимание и эффекты магии игроков, чтобы выяснить, действовали ли внешние силы. Исори-кун сказал, что поможет ему после того как закончатся сегодняшние соревнования, так что я думаю, что с помощью этих двоих мы сможем найти некоторые осмысленные ответы. Мари, если ты думаешь о чем-то ещё, пожалуйста, дай мне знать. Это относится не только к нам — ко всем из Первой школы, это может задеть весь Турнир девяти школ и все совместные действия магических старших школ.

— ...

Так как Мари лежала на кровати и молча всё переваривала, Маюми сказала «Я пойду» и вышла из комнаты.

Теперь одна, Мари направила серьезный взгляд в потолок.


◊ ◊ ◊

Услышав стук, Миюки пошла открыть дверь и увидела снаружи двух учеников второго года.

— Пожалуйста, заходите... Онии-сама, Исори-сэмпай и Тиёда-сэмпай уже здесь.

Слова Миюки заставили Тацую остановиться печатать и встать со своего кресла.

— Извини, что позвали тебя сюда.

— Нет проблем, не волнуйтесь на счет этого. В конце концов, я был тем, кто добровольно вызвался и не смог принести сюда ещё активный терминал.

Тацуя небольшим кивком с ним согласился, тогда как Исори помахал рукой.

Ещё раз извинившись, Тацуя повернулся к Канон:

— Тиёда-сэмпай, поздравляю с выигрышем золота.

— Спасибо. Поскольку Мари-сэмпай попала в несчастный случай, все остальные должны усерднее работать за неё!

Вспыльчивая — так можно идеально описать Канон с её сжатыми кулаками, вследствие чего Тацуя пересмотрел её как ослепительную.

— Так что, вы что-нибудь нашли?

— Я уже один раз пересмотрел запись, и пришел к выводу, что это полностью работа внешней стороны. Исори-сэмпай, можешь ещё раз это проверить?

— Понял... Как и ожидалось от Шибы-куна, это было быстро.

Исори принял приглашение сесть, и жестом руки выразил восторг.

На столе стоял скромный монитор (стандартный размер, двадцать дюймов), разделенный на два экрана, на одном была показана фактически сама запись, на втором — смоделировано в общих чертах случившееся.

Исори взял визуальный указатель, напоминающий монокль с дополнительным датчиком мозговых волн, и плавно развернул вокруг головы тонкую, длинную С-образную металлическую рамку, отрегулировал монокль напротив правого глаза, и положил палец на кнопку, которая находилась в нижней части центра клавиатуры.

Изначально датчик мозговых волн и визуальный указатель не снимал с пользователя необходимость ввода данных руками с клавиатуры, но с тех пор продвинулся до такой степени, что прямой ввод с клавиатуры стал ненужным.

Однако Исори решил использовать изначальный функционал, с чистой поддержкой ввода с клавиатуры.

Под управлением Исори запись и модель одновременно задвигались.

Он быстро перемотал к происшествию, затем включил запись в замедленном режиме.

На экране моделирования, строки данных описывали изменения поверхности воды.

В том месте, где поверхность воды опустилась вниз, произошло неизвестное, означающее что освобожденную «силу» нельзя было объяснить вмешательством магии трех игроков.

Исори остановил воспроизведение и повернулся.

— ...Это даже более опасно, чем мы предполагали.

— Кэй, что случилось?

— Канон, ты знаешь, чтобы ограничить влияние магии посторонних на результат соревнований, Турнир девяти школ нанял высококвалифицированных волшебников контр-магии, их всех поставили в произвольных местах как членов комитета, потом ещё повсюду понаставили камер видеонаблюдения. Если сеть не уловила этого, я подозреваю, что преступник действовал с большой высоты, которая превысила сеть безопасности, он выстрелил вниз сжатым блоком воздуха, что и стало причиной провала в поверхности воды. Но если произошло это, Ватанабэ-сэмпай просто не могла этого не заметить, и я также осознаю, что это простая теория. Хотя, основываясь на анализе Шибы-куна, провал в поверхности воды возник лишь в воде. Если кто-то будет использовать последовательность магии за пределами водного канала, сеть безопасности немедленно это зафиксирует. Естественным образом вода может опуститься лишь из-за течи, так что эта возможность тоже исключена. Остается возможность того, что кто-то скрывался в воде до подходящего случая... Но это тоже невозможно...

— Анализ Шибы-куна может быть неправильным?

Резкий вопрос Канон напряг Миюки.

— Нет. — Однако прежде чем Миюки успела заговорить, Исори опроверг предположение Канон. — Анализ Шибы-куна был безупречным, в конце концов, вне моих возможностей найти какие-либо ошибки.

Исори и Канон погрузились в молчание.

Примерно через две минуты тишина была разбита ещё одним стуком в дверь.

Миюки визуально спросила брата, и пошла открыть дверь только после того, как он кивнул в знак согласия.

Она быстро вернулась.

С двумя его одноклассниками.

— Мизуки сказала, что Онии-сама хотел, чтобы они пришли...

— Извините, что позвали вас сюда, — Тацуя подтвердил вопрос сестры и повернулся к ним, — позвольте мне представить вас: эти двое мои одноклассники Йошида и Шибата. Думаю, вы знаете, что эти двое Исори-сэмпай и Тиёда-сэмпай со второго года.

Микихико и Мизуки были немного напряжены, после быстрого знакомства с Исори и Канон, на пять вопросительных взглядов, смотрящих на него, Тацуя ответил кратко:

— Я попросил их прийти, чтобы определить нашего преступника.

Само по себе предложение было слишком расплывчато, чтобы кто-то его понял.

Тацуя знал это с самого начала, так что без остановки продолжил объяснение:

— Сейчас мы изучаем возможность того, что происшествие с Ватанабэ-сэмпай произошло из-за злонамеренного вмешательства внешней стороны.

Он это сказал, чтобы поставить в известность Микихико и Мизуки.

Микихико нахмурился, тогда как Мизуки изумилась.

— Когда Ватанабэ-сэмпай потеряла равновесие, появился неестественный провал в водной поверхности, что нарушило синхронизацию её магии Нейтрализации инерции и заставило столкнуться с ограждением. Изменения на поверхности воды почти наверняка были вызваны заклинанием, произнесенным в воде.

Мизуки всё ещё не стряхнула изумление.

Тем не менее, на слова Тацуи, Микихико принял твердый взгляд.

— Магию из-за пределов стадиона точно невозможно использовать незаметно. Возможность того, что это случилось из-за замедленной магии также низка. Потому что в таком случае Кобаякава-сэмпай смогла бы обнаружить это на первой гонке.

У современной магии также есть магия, которая активируется через уст