ФЭНДОМ


Mahouka Koukou no Rettousei (Ранобэ, Том 11)
MKnR v11 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) 魔法科高校の劣等生(11)来訪者編<下>
Название (англ.) The Irregular at Magic High School 11 - Visitor Chapter (III)
Название (рус.) Непутевый ученик в школе магии 11: Гость (Часть 3)

Номер 11
Автор Сато Цутому
Иллюстратор Исида Кана
Команда RuRa-team
Перевод Akdotu
Дата публикации 10 Августа 2013
Количество страниц 392
ISBN ISBN 978-4-04-891610-3
Выпуски
Ссылки

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Стартовые иллюстрации

Глава 13

— Эй, не думаешь, что это ужасно? Я была публично унижена, публично унижена.

Очевидно, этот пронзительный девичий голос был пронизан волнением, а ответ...

«...Ты уже четвертый раз это говоришь»

...Тоже прозвучал девичьим голосом, но только поистине сонным.

Разница в умственном состоянии двух девушек, говоривших по телефону, была как разница между холодом зимы и жарой лета.

Однако такое было неизбежно. Лишь у Хоноки была причина волноваться, а у Шизуку была причина умолять дать поспать.

Хонока была взволнована не просто так. Её тайные стремления сердца раскрыли. Не то чтобы поселившиеся в ней симпатию и любовь можно было назвать утраченными, даже она сама почувствовала, что такая мысль слишком серьезна для этой эпохи. Хотя вожделения, которые Хонока сама не могла высказать, а их высказала другая, сами по себе были достаточно унизительны, но тогда она открылась не только перед тем, о ком думала, но также перед многими другими людьми, так что такие муки были неизбежны. Да и то, что та, кто выказал её чувства, не была человеком, но роботом-горничной, одержимой Паразитом, Хоноку вообще не утешало.

— Неважно, потому что я была так унижена, — угрюмым голосом потребовала Хонока, чтобы подруга утешила её. Вид обиженной Хоноки заставил Шизуку посреди экрана слегка вздохнуть:

«Я понимаю, но и ты, пожалуйста, меня пойми. Какое ты думаешь сейчас время?»

С другой стороны, у Шизуку была веская причина заявить «я хочу спать». Попросту — время, нет, вернее разница во времени. Чтобы подчеркнуть довод Шизуку на экране появились классические круглые часы с тремя стрелками. Короткая стрелка указывала на место между четырьмя и пятью. Между Токио и Беркли (Калифорния) было семь часов разницы во времени. Если в Токио было девять тридцать вечера, тогда в Беркли было четыре тридцать утра.

«Пожалуйста, это не может подождать хотя бы два часа?»

Можно сказать, что совершенно естественно, чтобы у Шизуку было дурное настроение. Даже сейчас веки на обоих глазах выглядели, будто вот-вот закроются. Естественно, лицо Хоноки стало извиняющимся и у неё опустились плечи.

— Я час уже прождала, но...

Когда Шизуку услышала оправдание, её сонные глаза блеснули, и на этот раз она вздохнула и смирилась.

«Эта твоя черта за годы мало изменилась...»

— Я всегда, всегда тебе докучаю...

«Нет, ты мне не докучаешь... пока обращаешь внимание на время»

— Эм... извини.

Смотря через экран на Хоноку, у которой не осталось оправданий, Шизуку ещё раз вздохнула. На этот раз она, наверное, со вздохом стряхнула сонливость, поскольку глаза уже не были наполовину закрыты, а лицо было довольно твёрдым.

«Впрочем, из этого может выйти что-то хорошее»

Голосу не хватило интонации — как обычно, её произношение стало ровным.

— Что? Что? В этом нет ничего хорошего! — Опровергая утешительные слова Шизуку, Хонока забыла, какой удрученной была вплоть до этого времени и яростно возразила Шизуку.

«Но ты ведь сама была не способна произнести те слова, так ведь?»

Вот только Шизуку не просто так сказала слово «хорошее». Возможно, из-за тона, или, может быть, из-за того как это сказала, но протест Хоноки она отбила одним ударом.

«Ты знаешь, что у тебя есть склонность к зависимости?»

— Такая склонность... — машинально попыталась возразить Хонока, но, наверное, не думала, что может возразить это даже самой себе. Её слова опровержения затухли на полпути, и она отвела взгляд от глаз Шизуку, которые пристально через экран в неё вглядывались... точнее, её глаза были лишь отчасти открыты.

«Хонока, как думаешь, сколько лет мы уже знакомы?» — Любезным поучительным тоном Шизуку на всякий случай нанесла один последний удар.

— ...Но я ничего не могу поделать, — признала Хонока мнение Шизуку, но так, что её голос показался одновременно как дерзким, так и покорным. — Я ведь от «Элементов» происхожу.

Даже на характер влияют гены? Со своим обычным сомнением подумала Шизуку, но спорить с этим было бы бесполезно. К тому же она понимала, что в споре вовсе нет необходимости.

«Желание положиться на кого-то — ни хорошее, ни плохое. Не все могут взять инициативу, ни на кого не полагаясь, да и я думаю, что жить им это не мешает»

Подруга её не отругала, но во взгляде Хоноки по-прежнему читалась нерешительность, впрочем, эта нерешительность постепенно исчезла.

«Я хочу сказать, что для тебя Тацуя-сан довольно хороший выбор, ты на него можешь положиться»

Их глаза встретились через камеру, Шизуку говорила, будто тщательно давала подробные указания.

— Ты так... думаешь?

на трепетный вопрос Хоноки Шизуку без малейшего колебания кивнула:

«Я считаю, что если кто-то от него чего-то хочет, это ещё не значит, что он это сделает. Но он человек, который точно понимает желания других»

— Ты имеешь в виду, если я не буду говорить ясно, он меня не поймет?

— Верно. К тому же он, конечно же, простодушный.

— Эм, это?..

На такой робкий вопрос Хоноки, Шизуку ответила...

«Даже если он сделает то, что ты скажешь, он не заставит тебя сделать что-нибудь сексуальное, вот что я имею в виду»

Такую прямоту можно было и в похотливости обвинить.

В мгновение ока у Хоноки покраснело лицо.

Тем не менее, под красным лицом виднелся небольшой проблеск сожаления.

«Хонока, наверное, ты хочешь быть напористей по отношению к нему»

— Шизуку! — Хонока подняла голос и уставилась в экран. Но на лице Шизуку был лишь взгляд, говоривший «это и есть правда». — Хватит!

Хотя она и отвернулась с надутым видом...

«...»

— ...Шизуку. — Как и ожидалось, первой заговорила Хонока. — Что я должна делать?

«Ты можешь идти только вперед»

Романтический опыт Шизуку не был изобильным. Или даже можно сказать был скудным по сравнению с другими девушками её возраста в стране и этой эпохе. Тем не менее, она посмела простыми утверждениями подталкивать подругу, которая попала в лабиринт, потому что слишком много думала.

— Я даже сейчас пытаюсь делать всё возможное, чтобы продолжать идти вперед, но...

«Простые попытки бесполезны. Твоя соперница слишком сильна»

— Соперница?..

«Победа над Миюки будет трудной»

— Миюки? Но Миюки и Тацуя...

«Брат и сестра. И?»

Шизуку одним словом развеяла здравое опровержение Хоноки. Это простое «и» было с нюансом: «я это знаю, но разве это имеет значение».

— Но, это, это...

С шокированным видом, Хонока покачала головой перед камерой. Однако в глазах Шизуку, которая с давних пор была подругой Хоноки, она не походила на ту, кто и вправду шокирована.

«Хонока, не бегаешь же ты за Тацуей-саном лишь потому, что хочешь заняться с ним сексом»

— К-конечно нет! Ну, меня ведь не может это совершенно не интересовать, но...

Шизуку со своей стороны экрана смотрела на Хоноку, у которой забегали глаза, говорившие «да что же она болтает». Однако если бы Шизуку промолчала, ей бы единственной стало неловко. Шизуку насильно прервала эту часть разговора:

«Кровные узы мешают лишь этому. Если ты довольна просто быть с кем-то, кровные связи не станут препятствием. Я хотела бы задать Миюки кое-какой вопрос.»

— ...Какой? — Спросила она с видом... говорившим, что она не хочет спрашивать, но не может не спросить.

«Как она думает о Тацуе»

— ...И?

«Любит ли она его»

— К... Конечно... — У неё побледнело лицо, но она не хотела закричать, так что пробормотала со вздохом.

«Я не имею в виду привязанность, я имею в виду любовь»

— ...Э?

«Я имею в виду чувства девушки к парню. Не просто «младшей сестры»

— ?

Но всё равно Хонока затруднялась понять слова Шизуку, даже когда та предоставила дополнительную информацию.

«Однако...»

— Однако?

Когда Шизуку заколебалась, Хонока надавила на неё, повторив её слова, но другим тоном и голосом.

«Я думаю, что хотя она официально не призналась даже себе, она на самом деле любит Тацую-сана как девушка любит парня»

Она решающе продолжила свою гипотезу, не показывая ни намека на колебание.

— Я тоже думаю...

Хотя логика Шизуку пошла немного против здравого смысла, Хонока не возразила.

«Да, тогда ты должна потеснить её прежде, чем она признается себе»

— Что ты имеешь в виду?

Хонока не притворялась простодушной, когда задала вопрос.

«Прежде чем Миюки станет серьезной, Хонока-сан должна стать номером один Тацуи-сана»

Однако некоторые слова формируются в образы, и у слов «Миюки станет серьезной» был такой сильный потенциал на будущее, что образ заполнил разум Хоноки.

— Такое, невозможно...

«Сейчас неправильно сдаваться. То была катастрофа, но я думаю, что ты можешь воспользоваться ею, чтобы его привлечь»

Шизуку деликатно внушила Хоноке волю к победе, поддерживая её.

— Привлечь Тацую?

«Да. Ты должна как-то передать ему все свои чувства»

— Но я ведь буду раздражать...

«Не волнуйся. Тацуя точно не посчитает тебя бременем»

Тем не менее, этими словами Шизуку не просто её подбадривала. Странно, но она искренне в них верила.


◊ ◊ ◊

Почти в то же время, как Шизуку разжигала огонь в Хоноке, Тацуя противостоял Лине, которая преобразилась в «Энджи Сириус».

Огненные волосы и глаза цвета золота. Весь её вид изменился, начиная чертами лица и заканчивая ростом. Сколько бы на неё ни смотреть, она совершенно отличалась от Лины. Даже если бы кто-то сорвал с неё маску, не связал бы «Энджи Сириус» и «Анжелину Шилдс», пока бы думал, что маска предназначена для сокрытия личности, скрывая лицо.

Тацуя тщательно изучил её вид. Он никак не мог провести последние полмесяца, просто играючи. Он практиковался против техники «Облачения» Якумо, делая кучу контрмер против магии информационного изменения «Парад».

Наверное, в результате своей тренировки, но он понял, что информация о координатах не была перезаписана, эффект «Парада» Лины сейчас остановился на внешнем виде. С такой его устойчивостью, даже если бы координаты были подделаны, Тацуя считал, что сможет удержать её на прицеле CAD.

Естественно, он не был оптимистом. Своей техникой Лина изменила лишь внешность, сейчас не время относиться снисходительно или быть небрежным. Скорее сейчас даже нет места для ошибки. Без сомнений, он не мог гарантировать, что имеет достаточно магических сил, чтобы удержать информацию о координатах от перезаписи.

В общем, так сильно магия его нагружала.

Самый элитный магический батальон армии USNA, «Звезды», дают кодовое имя «Сириус» своему главе. А именно волшебнику, обладающему сильнейшей магической силой. Эта девушка должна располагать всеми ресурсами для такой магии, сосредоточившей в ней такое могущество.

Сияющие полосы атаки по Тацуе и Тибе Наоцугу осветили ночной мрак. По-видимому, та атака была высокоэнергетическим плазменным пучком. Ну а что до названия магии...

«Без сомнений. Это был "Взрыв Тяжелого Металла"»

Стратегическая магия Энджи Сириус, одной из Тринадцати Апостолов, — Взрыв Тяжелого Металла.

Она преобразовала тяжелые металлы в высокоэнергетическую плазму; магия рассеяла усиленные ионы на площади, используя создание газа и электромагнитную силу отталкивания, затем увеличила давление.

Впрочем, не только одна «Энджи Сириус» использовала магию, которая превращает материалы в плазму. Однако, лишь ионизируя атомы, созданная плазма не произвела бы нейтрализующую электрическую силу отталкивания. Анжелина Сириус была единственной, кто использовал «Взрыв Тяжелого Металла» с такой скоростью и масштабом, потому что только она могла произвести процесс, выпустивший атомы, чтобы сформировать облако и поддерживать производство плазмы.

Тем не менее, Взрыв Тяжелого Металла должен был быть магией, которая из точки излучает высокоэнергетический пучок плазмы во всех направлениях. Но, несмотря на это, плазма, которой она атаковала Тибу Наоцугу, была направленным пучком.

«И не только направленным. Эффективную дистанцию... дальность она тоже контролировала»

Плазма отклонилась от Наоцугу, однако ни одно из зданий на улице рядом с ним не было уничтожено, потому что плазма их не достигла. Наверное, атака сопровождалась последовательностью магии, которая заставляет плазму потерять энергию после прохождения своей цели, или, возможно, она применила столько мощности, чтобы пучок остановился в конце.

Как она смогла это сделать? Он не мог сказать, лишь раз увидев, но, возможно...

«Тот "посох"?»

Он никогда не видел в руках Лины тот посох, так что такая возможность высока. Наверное, нет, несомненно это было разработанное USNA устройство поддержки магии. Если бы он был сейчас не здесь, то, вероятно, похвалил бы превосходство техники.

«Вот только сейчас у этой техники самая высокая угроза»

Он не понял, как поток плазмы контролируется, но не то чтобы он вообще ничего не понял. Если бы «увидел» это ещё раз, то смог бы создать контрмеры. Не слишком ли он полагался на своё зрение? Тацуя сразу отверг эти мысли. Неуверенность в это время не принесет ничего хорошего.

Или даже станет проблемой.

«Если я получу прямой удар, останутся ли у меня силы для контратаки?»

Против значительных физических атак у Тацуи была неподконтрольная ему способность восстановления, но всё, что он мог сделать, — «восстановиться», он не мог «блокировать».

И отсутствие контроля зависело от уровня травмы, а не частоты использования.

Пучок плазмы ударял почти на скорости света, что намного, намного быстрее скорости звука. Вот почему молнию мы видим прежде, чем услышим гром. Скорость света более чем в сто раз выше скорости звука.

Сейчас они друг от друга были на расстоянии шестьдесят метров — менее двух миллисекунд для удара. То же, что и мгновенно. Похоже, уклониться невозможно.

Тем не менее...

«Если поток движется на такой скорости, даже если газ очень разжижен, возникнет сильная ударная волна. Но поскольку её не было, похоже она неким инструментом не давала ей появиться»

Если он почувствует создание «пути», тогда тело сможет уклониться от линии прицеливания.

Тацуя собрал все чувства и сердито посмотрел на Лину.

Во тьме, рушимой уличными фонарями, Лина лишь отвела взгляд от поля зрения Тацуи, резко повернулась, сделала ещё один резкий поворот назад и слабо улыбнулась.

Она явно приглашала его.

Тацуя был озадачен.

Без сомнений, это ловушка, но если это ловушка, тогда Тацуя уже в её пасти.

Даже если не примет её приглашения, он не думал, что она позволит ему спокойно уйти.

Если он не мог даже уклониться от атаки противника, то о перестрелке в этом месте не могло быть и речи.

Перед взором Тацуи, который всё ещё решал, что должен делать, Лина слегка отскочила от поверхности дороги.

Это разбило его нерешительность.

Когда она побежала, или скорее прыгнула, тёмно красные волосы быстро становились всё дальше и дальше.

Он оставил позади Наоцугу, чьи судороги заставили его остановиться, и, вызывая такую же магию контроля гравитации как Лина, последовал за ней.


◊ ◊ ◊

— Лейтенант Сириус вошла в контакт с объектом!

— Ответ?

— Никакого!

Секретная командная комната, предоставлена японским филиалом фиктивной корпорации USNA впала в особую панику.

С самой первой стадии операция захвата претерпела изменения вне их контроля, но нечто подобное не пошатнуло бы Вирджинию Баранс.

Вмешательство постороннего, который по-видимому был агентом японской армии, было довольно предсказуемо.

Вызвало панику нечто иное.

Лина самолично покинула свою позицию, из-за того и началась паника.

Хотя командующему Звезд, «Сириусу» было дано право независимого передвижения, она, не сообщив об этом, нарушила воинские уставы. Но только сейчас был разгар командной операции. Это были такие обстоятельства, что спрашивать разрешения о каждом шаге не принесет ничего хорошего.

К тому же Баранс оставила применение Брионака на личное усмотрение Лины, но атаковать им посреди улицы — крайне неожиданно.

— Объект начал преследовать Лейтенанта Сириус.

На рапорт о новой информации в командный центр вернулось немножко спокойствия.

Когда она подумала о зачистке после операции, включающей возвращение Звездной пыли, у неё заболела голова. Тем не менее, пока всё идет в пределах ожиданий. Полковник Баранс собиралась думать лишь об этом.

«Может случиться, что я буду вынуждена полностью остановить операцию...»

— Вызовите внешний фургон вещания.

Полковник не дала своему истинному раздражению повлиять на голос, когда отдала приказ оператору.


◊ ◊ ◊

Посреди уютных огней, которые виднелись по всему городу, был проход, где свет прерывался.

Белая ночь города Токио — такое имя у этой области, где черное небо становится белым фоном.

Парк, в который его пригласили, также находился у порога огней.

Нет, пустырь, не парк. Ограждения были, но не было игровых зон или скамеек. Там ничего не было, кроме единичных уличных фонарей. Наверное, в период войны это была общественная земля, созданная как зона предотвращения стихийных бедствий, но процесс реконструкции по-видимому пренебрег ей.

Под этими одинокими уличными фонарями Лина показала свои золотистые волосы.

Над её головой нависала темнота, будто купол здания.

От начала этой ночи было невозможно увидеть ни луну, ни звезды на облачном небе, но он с первого взгляда понял, что дело не только в этом.

Была использована магия оптического типа, чтобы препятствовать спутникам наблюдения и камерам на платформах в стратосфере.

Здесь он оказался в логове врага.

Он не удивился или заволновался, потому что намеренно вошёл во вражескую ловушку. Скорее для Тацуи оказалось неожиданным больше то, что он не обнаружил никаких других следов магии, кроме магии сокрытия.

«Они не хотят, чтобы вмешивались другие их товарищи...»

Одним словом, магия, которую использует Лина — настолько продвинутая техника, что позволит ей одной действовать более результативно, чем в группе, где ей пришлось бы отличать дружеские войска.

Скорее всего, она отменила иллюзорную магию, чтобы сосредоточиться на атакующей последовательности.

«Как я и думал, это "Взрыв Тяжелого Металла"»

— Тацуя, — открыла рот Лина, как раз когда он снова подтвердил своё впечатление от названия её атаки, — не думала, что ты придешь сюда так беспечно.

— Просто за мной так настырно следили.

Услышав его высокомерный ответ, Лина показала жестокую улыбку:

— Ты очень уверен в себе. Но в такое время ты слишком много о себе возомнил, — Лина направила на Тацую посох, который держала в руке, — Тацуя, сдавайся. Я не знаю, чем ты развеял эффекты магии, но ты не сможешь развеять эффекты этого Брионака.

Для Лины её заявление было не более чем простым требованием к сдаче.

«Бри-он-нак... Brionake? Или "Брионак"?»

Тем не менее, слова Лины дали Тацуе последний кусочек к почти разгаданной головоломке луча.

Это имя для него имело смысл.

После того, как имя завершило головоломку, раскрылась часть многих его свойств.

Когда разум Тацуи заполнила проверка идей, он забыл ответить на требование Лины.

Лина приняла это за отказ.

Её нельзя было обвинить в поспешности.

Она беспечно забыла указать время на ответ, но не отвечать на требование сдачи по традиции считается отказом.

Лина схватила с одной стороны горизонтальную часть «креста».

Эта часть, без сомнений, выполняла ту же функцию, что и рукоять у пистолета.

Вдоль тонкой восьмидесятисантиметровой нижней части двух третей Брионака побежала двойная спираль света; в более широком сорокасантиметровом цилиндре верхней трети Брионака перед рукоятью в мгновение ока построилась последовательность магии. Тацуя, который это почувствовал, вызывая Рассеивание заклинаний... понял, что слишком поздно и приостановил вызов.

Кончик трости засиял.

И тонкий луч света задел правую руку Тацуи.

Хотя только задел, но правая рука Тацуи от плеча вниз обуглилась и развеялась по ветру.

Его тело перекрутилось от атаки.

Тацуя не сопротивлялся этой силе, он использовал её, чтобы укрыться за живой изгородью.

Лина отпустила рукоять и взяла Брионак, будто копье.

И в этот интервал взмахнула им горизонтально на изгородь, за которой Тацуя спрятался.

Живая древесина то тут, то там загорелось. Ведь та изгородь была лишь кустарником.

Плазма не достигла Тацуи, который прятался за ней.

Перед глазами Тацуи, который опустился на одно колено и опустил правое плечо, чтобы скрыть свою правую сторону тела, фантастически сияющий меч плазмы исчез.

— Брионак... Бриттское слово. Одно из оружий «Ллеу», бога света кельтской мифологии. Название означает, что это оружие — имитация мифического оружия? — Стоя на одном колене, Тацуя спросил Лину, которая к нему шла.

MKnR v11 17


Голос не смазан болью, его сопротивление боли, наверное, высоко, подумала Лина.

Обширная тренировка против пыток — не редкость в спец. войсках.

— Тебя волнует это? Сейчас, на пороге жизни и смерти?

В посохе снова мгновенно вызвалась последовательность магии.

Затвердевшая металлическая пыль магией распалась в высокоэнергетическую плазму.

Магией создалось явление, известное как «высокоэнергетическая плазма», но в таком виде её связал контейнер в соответствии с мыслями Лины.

Накаленным клинком, потрескивающим электричеством, она сделала выпад прямо к его носу, и Тацуя в уме поставил на место последнюю часть.

— Волнует. Люди любят давать имена со смыслом. Брионак — копье, посылающее пронизывающий свет в форме наконечника копья на врагов, наверное, это можно назвать пулей света, которую можно свободно кидать как копье. Хотя, в этом случае, свободно — требует много мужества. Вы скопировали оружие из мифов, сымитировали мифическое оружие Брионак. Чтобы реализовать теорию СПИ... Чего и следовало ожидать от технической мощи USNA.

До этого Лине не были интересны заявления, которые она слышала от Тацуи, но она широко открыла глаза на фразу «СПИ» и её лицо окоченело.

— ...Как ты узнал о теории СПИ?

Видя изумление Лины, Тацуя также удивился.

— Это, наверное, не так уж и странно. Потому что изначально теорию СПИ некоторое время поддерживали в совместной лаборатории Японии и Америки.

— Лаборатория была секретной! Более того, документы из неё были утилизированы!

— Тем не менее, на самом деле их не уничтожили. Имитация мифического оружия, которое у тебя в руках, не лучшее доказательство этого?

Когда Тацуя уставился на Брионак, Лина...

— СПИ — Свобода После Исполнения.

Это название вызывало глубокие эмоции.

— В Японии так называют теорию управления явлением после того, как оно было создано, но Свобода После Исполнения — лучший способ описать эту теорию. Явление, произведенное в результате трансформации магией — уже явление, которого изначально не было в мире. Сразу же после трансформации оковы законов физики ослабевают. Или лучше сказать, что это кратковременная задержка перед тем, как законы физики восстановятся после события, произведенного магией.

Совершенно неуместное объяснение, сделанное лекционным тоном, создало таинственную пустоту посреди битвы на смерть.

— Согласно теории СПИ, если сконструированной магией плазме, которая предположительно должна хаотично рассеиваться, можно легко установить направленное движение, тогда даже без сверхбыстрой заморозки плазма может за произвольное время перейти из супер нагретого состояния к нормальной температуре, делая себя безвредной. Она не рассеивается естественно потому, что поддержание фиксированного состояния тоже возможно. Вот такой вот это метод.

Лина забыла прервать длинную речь Тацуи и просто сильнее ухватилась за Брионак .

— Тем не менее, если ты использовала кратковременную задержку в законах физики, предполагаемую в теории СПИ, то это лишь мгновение. И для волшебника, который только что сделал вызов, считается невозможным добавить условия к вновь построенному явлению. — На этот раз Тацуя сделал такое выражение лица, будто пожимает плечами. — И правда. Есть меньше миллисекунды, чтобы определить явление, что невозможно для человека.

И его лицо выразило совершенно искреннее удивление.

— Чтобы это сделать... внутри защитной оболочки, изолированной от влияния физических законов мира, выполняется магия, увеличивающая эту задержку в законах физики.

Это было проявление эмоций мальчишеской части Тацуи, которая желала следовать пути науки.

— Я смиренно хвалю того человека, который так смело обошел законы физики. Человек, который разработал «Брионак» — настоящий гений.

— Тацуя! — Лина, которая слушала слова Тацуи, вдруг подняла голос. Она избавилась от плазменного меча и снова намерилась стрелять, она сжала Брионак, когда прервала Тацую... голосом кого-то, кто насильно поднимает утраченную волю к сражению. — — Скажу ещё раз. Сдавайся! Ты не можешь одной рукой использовать свои особые техники. У тебя больше не осталось путей к победе!

Слушая вопль Лины, Тацуя безжалостно улыбнулся. Улыбка была столь нечеловеческая, что заставила Лину содрогнуться, будто бы это улыбнулось совсем другое существо, не тот человек, который только что показывал совсем другую улыбку.

— Если ты меня схватишь, что вы собираетесь со мной делать? — Однако несмотря на такое лицо, голос Тацуи не был холоден... — Может, экспериментировать надо мной? — довольно сладкой сетью он спокойно обнажил нечестие людей. — Как над теми типами?

К несчастью, Лина была достаточно умной, чтобы понять под «теми типами» Звездную пыль. От стресса и шока у Лины побледнело лицо.

— Естественно... я отказываюсь становиться подопытной свинкой.

— Тогда не двигайся, пока я тебя не схвачу!

Она в упор нацелила наконечник Брионака на его поднятое колено.

В этот ствол Тацуя вонзил свой CAD в форме пистолета, заказной Silver Horn, Трайдент.

Правой рукой, которая должна была быть сожженной.

— Эта рука!? — вскрикнула Лина.

Частично из-за вскрика, она вызвала последовательность медленнее.

Тацуя уже активировал магию.

Ствол его CAD, устройство помощи прицеливания, привело его к цели в защитной оболочке удерживающего устройства.

Внутри имитации мифического оружия, в части, которая должна быть наполненной мощью сильнейшего волшебника USNA, «Сириуса», была вызвана магия растворения Туманное Рассеивание.

Металлические частицы, изменившиеся на газ нормальной температуры, насильно вырвались из дула Брионака.

Из-за давления газа Трайдент выскользнул с правой руки Тацуи.

Однако удар по Лине оказался больше.

Брионак, который она так крепко держала, подвергся большой отдаче.

Непреднамеренная отдача откинула Лину и части Брионака назад.

Потрясение от удара о землю заставило Эйдос усиленной брони, защищающей Лину, стать неустойчивым.

Подняв Трайдент, Тацуя вызвал «Восстановление».

Он реконструировал информацию относительных координат, используя данные конструкции CAD и его собственное тело как ориентиры, и Трайдент вернулся в его руку в отремонтированном состоянии.

Тацуя шесть раз выстрелил своим «растворением», но на них никак не повлияла магия барьера Лины, он поразил её руки и ноги.

В суставах рук и ног он проделал дырочки толщиной с иголку. Четыре микроскопических рубца вызвали у Лины интенсивную боль, будто бы удар пришелся прямо по нервам.

У неё не было времени даже закричать от боли — её разум зациклился.

Её разум поглотила белая тьма.


◊ ◊ ◊

— Лина... — Закончив свою задачу, Тацуя вернулся туда, где лежала Лина. Она по-прежнему была без сознания и лежала на земле, он посмотрел вниз на её тело и пробормотал ей, зная, что та не услышит. — Будет лучше, если ты при первой же возможности покинешь армию.

Его спасла её мягкость.

Даже если учитывать лишь боевую мощь, Тацуя должно было быть намного труднее драться.

Когда первый удар превратил правую руку в золу, он прервал Рассеивание заклинаний, чтобы не получить ещё больший урон; если бы он уничтожил информацию, которая собрала пучок, плазма бы исчезла. Он проиграл в тот миг, когда пучок начал сливаться, и если бы был шире разброс плазмы, когда она выстрелила, тогда, наверное, Тацуя потерял бы не только правую руку, сгорело бы не меньше половины тела. Конечно, даже в таком случае тело в мгновение восстановилось бы, однако его решение стало выигрышным ходом, если бы он незаметно не достал CAD, тогда не смог бы внезапно напасть.

Как только Лина начала по нему стрелять, он должен был избегать Лины, чтобы собрать последовательный урон, используя дополнительное время, чтобы понять, как создается «путь». Даже если бы он проследил путь выстрела по его ударной волне, без сомнений он получил бы достаточно повреждений, чтобы не суметь контратаковать.

Когда лучом была скошена живая изгородь, он также должен был избегать получения урона. Несмотря на то, что чтобы забрать у противника способность к сопротивлению, накопленные повреждения были краеугольным камнем.

В Длинном разговоре о теории СПИ не было необходимости. Не было никаких причин будоражить Лину, раскрывая принцип работы секретного оружия.

Последней атакой она не целилась в его ногу, мощность была уменьшена, чтобы остановиться как раз после того, как будет сожжен слой кожи. Изменяя направленность Брионака, она потеряла решительные секунды. Фатальной была не задержка от удивления из-за восстановленной правой руки, но скорее задержка от перенастройки Брионака.

— Командир Звезд «Сириус»... не думаю, что такая работа тебе подходит, — пробормотал эти слова Тацуя, когда поднял Лину.

Глава 14

Открыв глаза, она увидела потолок, потолок, который, как она припоминала, принадлежал большому фургону, который служил им мобильной базой.

Из-за сырого, спертого воздуха кожа увлажнилась и стала липкой на ощупь.

Если выйдет на мороз — простудится, хотя жаловаться сейчас на спертый воздух лишь себе в упадок... подумала Лина.

В полудреме, Лина обследовала окружение.

Хотя за её действиями не было какого-то особого намерения... в сердце росло беспокойство.

Странно.

В тот миг, когда ей пришло это на ум — сонливость как рукой сняло.

— Никого нет...

Учитывая, что она теперь окончательно проснулась, невероятно, что она не смогла вспомнить, как это произошло.

Хотя этот автомобиль был большим фургоном «на котором можно поехать в туристическую поездку», они здесь были не для веселья и игр.

Должно быть что-то случилось, заставившее их всех уйти.

Само то, что Лина проиграла — ошеломляло. Легко мог быть мобилизован персонал для наблюдения, а также для поисково-спасательной операции.

Но просто невозможно, чтобы исчезли все.

«Почему?»

По её мнению, отказ от мобильной базы — немыслим.

В таком случае, кто же их заставил...

Вдруг пораженная мыслью, Лина полетела к контрольной панели, которая управляла камерами видеонаблюдения. Она вспомнила, что кузов автомобиля просматривается 24 часа в сутки. Хотя она подумала, что такой способ немного устарел, но он всё равно жизнеспособен, чтобы восстановить память. В любом случае, она прокрутила запись назад на десять минут.

...Лишь чтобы её встретил пустой монитор.

«Э?» — Челюсть Лины упала от неожиданного изображения и тотчас же на её лице появилась глуповатая улыбка, поскольку никто за ней не следит. Она предположила, что ошиблась, когда нажимала на кнопки.

Она снова, на этот раз осторожно, перекрутила запись на десять минут назад.

...Как и ожидалось, ничего не было.

Она скомандовала машине увеличить скорость проигрывания в четыре раза. Она даже изменила воспроизведение на обратное. Перекрутила на час, затем два часа, и даже три часа назад.

Но что бы она ни делала, итог был тот же. Запись была стерта.

Лина отчаянно проверила данные, которые не были присоединены к монитору... и лишь нашла, что кэш тоже стерт.

С яростным выражением, Лина ударила по клавишам, затем вдруг опустила руки на клавиатуру. Хотя пальцы и ладонь кололо, внутреннее волнение намного превысило такую мелочь.

«Точно, нужно сообщить Полковнику...»

К сожалению, Лина снова опустилась в яму разочарования.

Полностью вся консоль связи была повреждена умной техникой, которую внешне было невозможно определить.

Она дважды ударила консоль, затем трижды... и бессильно опустилась на сидение.

Руки онемели и немного нагрелись. Лина осторожно их подняла, чтобы посмотреть, не поранилась ли.

К счастью, крови нигде не было.

Как было бы по-детски, если бы она поранилась в порыве истерики? Лина облегченно вздохнула, потому что её проявление гнева не было записано.

Как только она успокоилась, то осознана ещё кое-что, и это кое-что заставило забеспокоиться ещё сильнее.

— Нет никакой... боли, ран?

Она проверила руками обе ноги, затем, поставив руки крест на крест, проверила плечи и запястья.

Но раны, которые принесли ей отвратительную боль и заставили потерять сознание, исчезли.

И не только раны, одежда была чистой, даже следа крови не было.

— Что происходит?..

Вдруг разум Лины начал терять связь с реальностью.

«Что из этого правда?

Я вправду была ранена?

Кто-то пытается сделать так, чтобы я не могла сказать разницу?

Может, они...»

«Может это, Несистемная Магия... Ментальный Штурм?»

«Может... мы сделали ужасную ошибку?»

«Тацуя не волшебник, который владеет магией преобразование материи в энергию, но волшебник с выдающимися способностями Системной Магии Ментального Вмешательства... "Иллюзионист"?»

«...Если это правда, тогда многое можно объяснить»

«Правда за обугленной рукой, которая вернулась в изначальное состояние, может быть объяснена, если я видела иллюзию "сожжения руки"»

«И через «Парад» он мог прорваться, потому что хорошо знаком с иллюзиями»

«Если он прямо применил Системную Магию Ментального Вмешательства, тогда и уничтожение «Муспельхейма» тоже имеет смысл»

«Поскольку магия требует точного контроля, даже если я не заметила, как только разум был ввергнут в замешательство, то магия тоже провалилась бы. Это намного легче, чем уничтожать саму магию»

«В конце концов, Тацуя ведь ученик "ниндзя", известного своими навыками в Магии Иллюзий. Вероятнее всего, сам Тацуя тоже "ниндзя"»

Всё это прошло через запутанный разум Лины.


◊ ◊ ◊

Тацуя никак не мог знать, что Лина так упорно настаивала на своём ошибочном понимании подсказок (не то чтобы это было чем-то важным, поскольку он лишь вылечил её руки и ноги, а также восстановил одежду), что Лина этим действовала лишь ему в пользу.

По сравнению с этим, у него было другое важное дело.

Через двадцать минут нужно будет подобрать Миюки.

Если возможно, он хотел обеспечить, чтобы все организационные вопросы были в порядке.

Внутри автоматической машины, Тацуя открыл сильно зашифрованную линию связи.

— Тацуя-доно. Что-то случилось?

— Хаяма-сан, прошу прощения, что позвонил в такой час.

Ему ответил дворецкий Семьи Йоцуба, Хаяма, хотя он был больше личным дворецким Майи.

Это была горячая линия, которая вела прямо к Мае.

— Ещё не поздний вечер, но, к сожалению, у мадам другие срочные дела, она не может подойти к телефону.

— Простите мою неучтивость.

По времени она, должно быть, принимает ванну. Явный просчет.

— Не нужно извиняться. Если я правильно помню, вы впервые звоните. Должно быть, всё очень серьезно.

Как и указал старый дворецкий, Тацуя впервые воспользовался горячей линией.

По правде, просить Йоцубу о помощи взбесило Тацую, и было тем, чего он пытался избежать любой ценой, но сейчас не время упрямиться.

Сейчас были обстоятельства, полностью отличные от Безголового Дракона или вторжения Великого Азиатского Альянса, где для победы было достаточно одной силы.

Хаяма, который стоял в сердце Семьи Йоцуба, несомненно, имеет доступ к куда большей информации и подсказкам, чем Тацуя. Однако чтобы задействовать эту власть, традиция требовала, чтобы Тацуя лично объяснил неотложные дела.

— На самом деле мы только что подверглись нападению отряда USNA. Первое нападение было отбито благодаря вмешательству второго сына Семьи Тиба, Тибы Наоцугу, но он не мог продолжать из-за понесенного урона от Главнокомандующего Звезд, Анджелины Сириус. Затем с Сириусом столкнулся я...


...Победив Лину, Тацуя не мог тратить время даже на то, чтобы её связать, он пошел к парковке у окраины парка. Но не то чтобы в связывании была необходимость. Даже если Лина придет в себя, всё равно двигаться не сможет. Даже если сможет заблокировать боль, в её текущем состоянии, когда разорваны нервы, которые отвечают за движение, стоять или ползти всё равно не сможет. Он поразил её руки и ноги именно для этого.

Более того, если бы она была натренирована не чувствовать боль, тогда бы не потеряла сознание, поэтому Тацуя и предположил, что Лина в ближайшее время не должна прийти в себя.

Потому он первым приоритетом установил вражеский резерв.

Над головой до сих пор действовала Световая Магия (а световые волны — колебательного типа), блокирующая любой «взгляд» снаружи. Это был очевидный подход, чтобы не беспокоиться, что может быть записан настоящий облик Лины. Однако, вместе с тем, это значит, что резерв был вынужден прийти прямо сюда.

Потому что военные USNA никогда не оставят «Сириуса».

Чтобы отступить, они должны отправить отряд, чтобы забрать Лину.

И как раз в этот отрезок времени Тацуя мог проскользнуть.

Враг должен ожидать нападения Тацуи в это время и будет на страже. В конце концов, они видели, как он победил Сириуса. Тем не менее, оставить резервные силы в покое — не вариант для Тацуи.

И он не мог казнить Лину.

Хотя он мог не убивать её, а хотя бы схватить.

Тем не менее, убийство или захват принесет ему самому проблемы.

Тацуя уже похоронил одного из Международных Волшебников Стратегического Класса, известных как «Тринадцать Апостолов». Хотя и не намеренно, он уже в корне изменил баланс мира. Последствия уничтожения ещё одного Волшебника Стратегического Класса, который уравновешивает международный баланс сил, будут просто невообразимы.

Однако персонал поддержки — совсем другое дело.

А что до тех, кто родил его вражду, организации, которые пыталась его поймать для опытов, людей, которые явно стремились его уничтожить...

Для таких врагов пощада не нужда.

Им нужно напомнить цену за нападение на Тацую из тени.

Хотя во время стычки с Линой он не мог сосредоточиться на резервных силах, сейчас, когда снова вывел свои чувства, он нашел, что они всё ещё на изначальной позиции и ещё не двинулись. После того, как шок от поражения козыря исчез, они, наверное, ещё ждут приказов командования. Другого объяснения их медлительности нет.

Хотя такое было вполне правдоподобно, Тацуя посчитал это слишком наивным.

В случае тактического отступления сформировать боевой отряд — наивысший приоритет.

Видимо следует сказать, что у них слишком много высокомерия.

Конечно...

«В такое время нужно поблагодарить их за оплошность»

Если бы враг начал тотальное фронтальное наступление, Тацуя явно бы уступил их числу. Но когда они намеренно создали положение, в котором Лина дралась с Тацуей один на один, он мог лишь сказать, что они слишком высокомерны.

С другой стороны, враг мог ещё принять во внимание, что не может вызывать зрелище в столице другой страны.

Что бы это ни было, но для Тацуи это была прекрасная возможность.

Пропуская время, нужное для нормального прицеливания, Тацуя захватил цель собственной способностью, затем нажал на спусковой крючок CAD.

Он целился в электронное оборудование в фургоне.

Первый удар обрезал линию связи, второй поразил источник питания, ведущий к внешним камерам слежения, и третий — источник питания, подпитывающий камеры в салоне. Изначально магия не была техникой, которую можно было правильно использовать против электрооборудования. За это ему следовало сказать спасибо влиянию Фудзибаяси и Санады.

Хотя личные переговорные устройства всё ещё работали, у Тацуи не было на них времени, он приложил ладонь к двери фургона. Дверь была не заперта.

Не было никакой проверки биологических данных для защиты от угона.

Зато его встретил град пуль.

Возможно, благодаря высококачественным глушителям или особым боеприпасам, но практически не было слышно звука выстрелов. Для Тацуи, который стоял в тени двери, звук был более похож на приглушенное открытие и закрытие затвора штурмовой винтовки.

Впрочем, выстрелы быстро утихли.

Потому что распад оружия — одна из магий, в которых он разбирался лучше всего.

Из двери выскочили мужчины, размахивая ножами.

Салон фургона заполнили последовательности активации.

Ближний бой спереди, с последующей поддержкой сзади от Устройств Полёта, похоже, началось магическое наступление. Немного традиционная, но, несомненно, действенная тактика.

Естественно, под предположением, что Тацуя не мог бы распознать их последовательности активации.

Если он будет действовать во время развертывания последовательности активации, псионовых пуль будет достаточно, даже если не будет использовать разложение.

Тацуя протянул свободную левую руку.

В ней он создал базовую форму сжатой псионовой пули, Дальний Удар, которому он неистово обучался. Он нацелился не только на готовящуюся последовательность активации, но также нещадно включил и заклинателя.

Тацуя увидел, как последовательность активации разбилась на кусочки.

Хотя вражеские волшебники сумели отразить псионовую отдачу, из-за ущерба от псионовой пули они не смогли подготовить следующее заклинание.

Из троих бойцов, которые спрыгнули с фургона, двое уже пошатывались.

Дальний Удар поразил астральную форму, а не физическую, душу, если точнее. Хотя техника была более действенна против людей, натренированных к использованию силы воли для управления физическим телом, эксперты в использовании «чи» могли бы отразить или уклониться от псионовых пуль.

Другими словами, техника была супер эффективна против неполноценных волшебников, которые не смогли нормально изучить, как управлять своим телом.

Ранее упомянутые неполноценные волшебники держались, потому что не хотели потерять лицо перед Тацуей. Последний оставшийся волшебник по-видимому был последователем восточных боевых искусств.

Простой, прямой бой на самом деле был более трудным.

Тацуя захватил инициативу первым.

Он поменял CAD в правой руке на вооружение в форме кинжала, принадлежавшее Лине, и сжал его покрепче.

Он взмахнул правой рукой от левого плеча вперед и метнул кинжал в центр груди врага, который не пострадал от Дальнего Удара.

Неожиданная метательная атака на очень близком расстоянии.

И траектория была такой, что даже если враг прикрылся бы, не избежал бы ранений.

Как и ожидалось от эксперта, мужчина решил уклониться от кинжала.

Однако его уклончивый маневр попал под расчеты Тацуи. Именно потому, что действие было слишком логичным, спланировать контрмеры тоже стало легче.

Мужчина поднял левое плечо и ногу, тогда как правой рукой, которой держал кинжал, взмахнул изнутри наружу, в итоге кинжал, который бросил Тацуя, пролетел сбоку.

Теперь уже протянутой правой рукой он взмахнул влево и вниз, поэтому следующая атака должна была прийти не из слепого пятна прямо позади, но снизу.

Тацуя ударил правой ногой.

Видя, как его опорная нога так задвигалась во время метательного движения, мужчина не смог скрыть своё потрясение. Правой рукой, которую он стиснул в кулак, и которая только что вернулась в исходное положение из-за центробежной силы, он принял удар ногой Тацуи.

Мужчина не выпустил кинжал с руки.

Подавив боль от удара ногой по запястью, он решил отбить удар Тацуи.

Если Тацуя ударил опорной ногой, значит эта нога должна была использоваться для прыжка. На самом деле он сейчас был в положении с обеими ногами над землей. Если сила удара Тацуи была блокирована, тогда каким бы ловким он ни был, его чувство баланса должно нарушиться... Но только если бы итог боя решался лишь физическими атаками.

На этот раз Тацуя активировал магию из Типа Гравитационного Контроля, которую заранее скрыл в зоне расчета магии. За три секунды ось Магии Полёта изменится более десяти раз. После того как его правую ногу блокировали, Тацуя продолжил подниматься в воздух, не прикасаясь к земле, и ударил с разворота левой ногой.

На этот раз мужчина не успел даже среагировать.

Тацуя левой пяткой ударил его прямо по затылку.

От удара раздался тяжелый звук, а также Тацуя почувствовал, что ударил по чем-то твёрдому.

Ему был хорошо знаком этот звук, звук перелома костей.

Тело мужчины отлетело в сторону.

По инерции тело Тацуи скользнуло влево.

его остаточный образ пронзил клинок, который кинул один из двух товарищей того мужчины, который успешно защитился от Дальнего Удара.

Хотя Тацуя ещё был под влиянием Магии Полёта, его ноги всё же коснулись земли.

Он применил магию, чтобы уменьшить силу контакта.

На запредельной человеческому телу скорости — по крайней мере на скорости, которой не могло достичь тело Тацуи — Тацуя ринулся к оставшимся двоим.

CAD, который он держал правой рукой, уже вернулся в кобуру, когда он выхватил кинжал.

Затем он не использовал магию, чтобы замедлиться, но прыгнул вперед, чтобы обуздать кинетическую энергию. Отпрыгнув от земли, он правой рукой, сила которой увеличилась инерцией и кинетической энергией, ударил врага прямо в грудь.

И не кулаком, а ладонью прямо туда, где расположено сердце.

Тело мужчины подняло в воздух, и он отлетел назад.

Тацуя чуть снизился и снова приземлился на землю.

Магия Полёта была активирована ещё на секунду.

Прыгнув на два метра в воздух, он услышал сзади звук пуль, как те поразили место, где он только что стоял.

Выстрелы пришли с фургона. Должно быть, нападавший поднял другое оружие, вместо разобранной штурмовой винтовки. Тем не менее, принимать такую тактику на этой стадии слишком поздно.

Тацуя вытащил из-за пояса пистолет.

И не CAD в форме пистолета, которым он обычно пользовался, но настоящий пистолет, который он тоже забрал у Лины.

Он перевернулся в воздухе и вернул подарок из свинца стрелку, который высунулся из окна. После того, как пули Тацуи пронзили его грудь, тело мужчины скользнуло из окна обратно в фургон.

И тотчас же Тацуя приземлился на третьего мужчину.

Правой ногой он прошелся по плечу, а левой — зацепил ключицу.

Освобожденный от магического влияния, он приземлился за спиной третьего мужчины.

Последующий дождь из пуль был явным признаком того, как запаниковал стрелок.

Хотя трудно поразить врага, который скрывается в машине, но, к счастью, остался лишь один противник.

Подавив врага огнём из оружия и зайдя в фургон, Тацуя оглядел обстановку и не мог немного не разочароваться.

Кроме двух, которые были застрелены, на полу лежали без сознания двое других.

По CAD на их запястьях эти двое должны быть волшебниками поддержки.

Оказалось, что у Дальнего Удара было несколько непредвиденных воздействий. Что также подчеркнуло особую эффективность тренировки Якумо.

На всякий случай Тацуя проверил, не дышит ли из них кто-то ещё, затем вытолкнул из автомобиля тела убитых и лежащих без сознания.

Поскольку у пистолета Лины было небольшое дуло, на телах, к счастью, не было каких-либо серьезных ран. Хотя на них было несколько отверстий, вытекло не так уж и много крови.

Скопировав из фургона все записи, Тацуя приступил к уничтожению всей техники.

Приняв во внимание, что следующая группа гостей за ним почистит, Тацуя бегло вытер кровь и вышел из машины.

Всё это время Тацуя делал вид, что не обращает внимания на таинственного человека, шпионившего за ним.


— ...Когда я перенес Энджи Сириус в фургон, тех резервных сил, которых я победил, уже не было.

— Их взял наблюдатель?

— Предположу, что наблюдатель решил, что они перевешивают наблюдение за мной, потому что к тому времени как я вернулся, выведенный из строя Тиба Наоцугу тоже исчез.

Выслушав отчет Тацуи, Хаяма принял позу задумчивости. Учитывая, что невозможно было сказать, притворяется он или нет, это можно было лишь записать ему как обширный опыт старого человека.

— Похоже, наш наблюдатель тесно связан с Семьей Саэгуса.

— Семьей Саэгуса? Вы уверены, что не с Семьей Тиба?

— Токио под юрисдикцией Семьи Саэгуса. Ещё мы узнали, что подчиненные Коити-самы предпринимают определенные действия.

Коити-сама — глава Семьи Саэгуса, поэтому Тацуя естественно понял, что тот говорит о Саэгусе Коити. Имена различных глав Десяти Главных Кланов были широко известны среди японских волшебников.

— Вы решили ограничить применение магии к минимуму и в основном полагаться на ближний бой, потому что знали о наблюдении, но, несомненно, сам бой — это то, чего под наблюдением следует избегать при любой возможности.

Ни одно из цепочки событий начиная с апреля, не было спровоцировано Тацуей. Его всегда в них втягивали. Но, несмотря на это, Тацуя хорошо понимал, что настолько заметный страж как он — нежелателен, поэтому промолчал.

— Тем не менее, Тацуя-доно, мы также знаем, что вы не сделали ничего, за что вас нужно винить. Хотя защита одного из кандидатов на следующую главу дома, Миюки-доно, ваша миссия, вы уж не единственный кому дана эта задача. Даже если она ещё не на стороне Майи-сама, ещё слишком рано другим семьям знать положение Миюки-доно. Конечно, учитывая, что это Коити-сама, он, возможно, уже начал подозревать...

Под «начал подозревать» он видимо подразумевал мысль, что Тацуя как-то связан с Семьей Йоцуба. Тацую внутренне впечатлило, что это было всё ещё «начал подозревать», а не «растущая уверенность».

— В свете этого мы не можем позволить им захватить какие-либо доказательства за рамками предположений. Тацуя-доно, пожалуйста, передайте скопированные данные мне. Я начну разбираться с военной стороной USNA.

Тихие слова, выскользнувшие изо рта Хаямы, прозвучали в ушах Тацуи как гордое хвастовство.

По количеству членов Семья Йоцуба явно уступала Семьям Саэгуса и Итидзё. Но их боевое мастерство сопоставимо. А в битве один на один у Йоцубы будет преимущество. Несмотря на своё ограниченное количество, они были более чем способны стать контртеррористической козырной картой и действовать вне досягаемости закона, что нужно правительству. С точки зрения тайных операций и убийств, никто из «Чисел» не мог сравняться с Семьей Йоцуба.

— До тех пор пока мы не оставляем JSDF возможности вмешаться, Коити-сама не должен суметь вмешаться напрямую.

Другие агенты — совсем другая история, но по крайней мере словам Хаямы можно было доверять.

Прежде чем выключить линию связи, Тацуя низко поклонился перед камерой.


◊ ◊ ◊

В тот миг, когда увидела лицо Тацуи, когда он приехал её забрать, Миюки широко открыла глаза от потрясения.

— Что-то случилось?

— Нет, ничего существенного.

Хотя он сразу же ответил, Миюки очень хорошо понимала, что это были лишь поверхностные слова, чтобы прикрыть положение.

— Онии-сама, не ранен?

Вдруг Миюки крепко Тацую обняла.

И это привело Тацую в замешательство.

— Нет, Миюки, пожалуйста, успокойся.

— Как же я могу! Этот «запах»... Онии-сама, ты дрался с Линой, да!? И не один на один, да!? Ты «пахнешь» как будто дрался против десяти человек как минимум!

Также как Тацуя мог использовать зрение, чтобы ухватить «информацию», Миюки обнаруживала «информацию» через касание. Однако Миюки была ещё более способной, она практически интуитивно могла использовать запах, чтобы получить знание. Хотя на Тацуе не было никаких следов ран, на нем остался «запах» битвы.

— Пожалуйста, немного угомонись.

Хотя следует восхищаться, что кто-то о нем волнуется, но невозможно будет поговорить, если она не успокоится.

— Ты должна знать, что никто не способен даже царапины на мне оставить.

Любой другой был бы, наверное, смущен его словами, но Миюки сразу поняла смысл.

Постепенно её волнение начало уменьшаться.

И через пять секунд она полностью успокоилась.

— ...Онии-сама, приношу искренние извинения за то, что так себя вела.

Сестра не только словесно извинилась, но даже её тело как-то приютилось в смущении. Тацуя не смог сдержать улыбку — наверное, он считал, что можно правильно ответить лишь улыбкой — и слегка покачал головой:

— Не беспокойся. Это ведь я заставил тебя поволноваться.

— Не беспокоиться... Конечно же, сестра будет беспокоиться за безопасность Онии-самы.

«Конечно?» — невольно у Тацуи в голове мелькнул вопрос, но он хорошо понимал, что высказать его — табу.

Это была не более чем мысль.

И вправду, беспокоиться за других естественно, но рвение Миюки было чуть-чуть нетипичным.

— Естественно, Лина никак не сможет тебя победить, сколько бы раз ни делала тебе вызов. Потому что никто в мире не победит Онии-саму.

Когда он наблюдал, как сестра изливает свои обычные горячие слова, самосознание Тацуи наблюдало за ней чуть холодными глазами.

Пока Миюки в него верит, он должен оправдать её ожидания, какой бы ни была цена. Эта мысль и впрямь существовала где-то в его сердце, понимание, рожденное как от решимости, так и от гордости.

Но, вместе с тем, его собственная объективность, которая не имела никакого отношения к этому пониманию, увидела, что это слишком опасно.

MKnR v11 18

Если бы противником была не эмоционально незрелая шестнадцатилетняя девушка, если бы обе стороны дрались в полную силу, возможно в конце упал бы именно он.

Впрочем, даже если он не был отстранен от обязанностей, было бы ужасно, если бы такого рода пораженческое мышление стало его убеждениями.

Вот почему, более чем когда-либо, ему нужно было быть непреклонным.

— Пока ты меня ждешь, я ни перед кем не склонюсь.

Вот только такие слова казались немного излишними.

Или скорее он «излишне» выставил себя напоказ.

В уголках глаз Миюки показались слезы.

Видя, как Миюки мягко на него посмотрела, Тацуя понял, что сделал тактическую ошибку.

Тем не менее, он ну никак не мог забрать слова обратно.

Нет, даже если бы мог их стереть, эта ситуация была вне его контроля.

К тому же Миюки сейчас в состоянии, когда пыл её умерить не просто.

«...Что ж, всё же лучше, чем безжалостный допрос», — сознание Тацуи наполнилось оправданием.


◊ ◊ ◊

К тому времени как Лина вернулась в свою квартиру, уже настал следующий день. Более того, время было не прямо после полуночи, но намного позднее. По крайней мере солнце ещё не взошло, так что она могла себя немножко этим утешить.

Хотя всё оборудование было конфисковано, по какой-то необъяснимой причине Брионак остался при ней, так что личная безопасность не стала проблемой.

К сожалению, поскольку забрали устройство связи, она не могла вызвать машину, чтобы её подобрали.

Более того, поскольку всегда пользовалась электронной валютой, она не носила сумочку. И что ещё более важно, чтобы избежать любых расследований её боевой операции, она также не взяла личные вещи. Благодаря этому, даже двадцатичетырехчасовой общественный транспорт ей был закрыт, что заставило её весь путь домой пройти пешком.

Поскольку специализированный и общий CAD пропали, была недоступна также Магия Полёта и магия высокоскоростной подвижности. Ко времени, когда Лина, наконец, пришла домой благодаря периодичным техникам прыжков, она была практически на грани слез.

Если бы кому-то не повезло увидеть её такой, она бы машинально выстрелила Брионаком из-за непомерного стыда.

Благодаря биологической идентификации, Лине удалось зайти в квартиру без особых хлопот.

Она вздохнула с облегчением и тогда в ней поднялась ярость.

«Ты меня ненавидишь или что, Тацуя!?»

С объективной точки зрения у Лины была гора причин на него жаловаться. Тем не менее, большинство из них были эмоциональными. Но, в конце концов, благодаря военной подготовке, она прорвалась через эти чувства и вспомнила свои приоритеты.

Во-первых, она открыла связь к командному центру. Однако как бы ни подавала сигналы, ей не удалось получить ответа.

Спина Лины покрылась холодным потом. Чтобы развеять в сердце темное предчувствие, Лина отчаянно покачала головой.

Она снова попыталась связать с командным центром с помощью устройства связи в своей комнате. Ранее в ней ещё ютилась надежда, что «сигнал не проходит», но когда повторно позвонила, надежда замерцала и умерла.

«Что случилось с полковником?» — невольно подумала Лина.

Она быстро подобрала CAD и другое оружие, сказала себе встряхнуться, затем прыгнула с балкона в ночное небо.

Её пункт назначения был прямо впереди — небоскреб, в котором разместился их секретный командный центр.

К тому времени, как она обнаружила, что место заброшено, уже прошел час как она начала скрупулезный поиск.


◊ ◊ ◊

Следующее утро.

В новостях по телевизору сообщили, что в японских водах был найден небольшой корабль USNA и спасен Военно-морскими Силами Японии, корабль был оставлен дрейфовать из-за механической поломки.

Однако в новостях забыли упомянуть, как на борту оказался высокопоставленный офицер посольства в Токио.

Кроме того, в этот день переведенная в Первую Школу красивая ученица продолжала болеть.

Глава 15

Когда Тацуя ел завтрак, пока смотрел утренние новости, заметил, что неосознанно кивает и поспешно остановился. К счастью, глаза Миюки были прикованы к телевизору, так что она не заметила странное поведение брата.

— Механическая поломка? Но я не видела никакого прогноза об ураганах или густом тумане, — поднялся у Миюки скептицизм из-за новостей, что небольшой американский военный корабль дрейфовал в японских территориальных водах.

— Трудно представить, чтобы из-за машин произошло кораблекрушение, так что, наверное, что-то произошло с мотором. В эту эпоху автоматизации возможность ошибки из-за движения в неправильном направлении низка.

Видя, в какую позу сестра села, когда просто приняла его слова за истину, тоже кивнув, он невольно почувствовал, что она его «портит». Конечно, Тацуя понимал, что это не более чем заблуждение.

С другой стороны...

«Даже если это прямой приказ Оба-уэ, скорость выполнения уж слишком быстрая»

Ко времени, когда дрейфующий корабль взяли под «защиту» со времени, когда Тацуя связался с Хаямой, даже полдня не прошло, нападение и зачистка была полностью завершена едва ли за четверть дня.

Другими словами Йоцуба вовлеклись в тайную войну, в которой у противников хоть и была сильно ограничена боевая сила, но они всё равно были профессиональной армией другой страны. И не ополчением из развивающихся стран, а, скорее, элитой из элит крупной сверхдержавы.

Какими бы способными агенты Йоцуба ни были, это невероятный темп операции.

Одним словом...

«К тому времени как я с ними связался, они уже распределили своих агентов»

И он не знал, что именно они планировали. Может, просто так совпало, а может, они и вовсе не планировали вмешиваться. И не невозможно, что они просто хотели посмотреть, как Тацуя кланяется и просит о помощи.

«Что бы это ни было, я не считаю, что что-то им должен»

Какой бы ни была предпосылка, Тацуя был удовлетворен, пока конечный итог движется в позитивном русле.


Миюки намеренно изобразила согласие с объяснением, что неисправность была в двигателе, когда украдкой посмотрела на лицо брата. Похоже, брат в ней не заметил ничего из ряда вон выходящего. Хотя небольшие движения, которыми она ввела его в заблуждение, немного напрягли, она тоже хотела порой нечто утаивать.

Миюки отнесла всю посуду на кухню и оставила её мытьё HAR (Home Automation Robot — Домашнему Автоматическому Роботу), затем пошла наверх в свою комнату, переодеться.

Стоя перед зеркалом, Миюки чуть вздохнула.

Ей даже новости смотреть не требовалось, чтобы понять, что что-то происходит.

После того как Тацуя, как всегда, после завтрака ушёл на утреннюю тренировку, Миюки получила телефонный звонок от Майи.

Мая сообщила, что: «с отрядами USNA, угрожающими Тацуе, разобрались»

Тем не менее, Миюки так и не узнала, какие члены Семьи Йоцуба провели операцию. Поэтому могла поблагодарить лишь Маю. Миюки знала, что это один из способов за ней следить, но всё равно была искренне благодарна.

Кроме того, Миюки попросила Маю, которая, как правило, не смотрела благосклонно на её или на брата, не говорить всё это Тацуе.

«Как коварно с моей стороны... Если Онии-сама узнает правду, то подумает, что я ужасная девушка...»

С одной стороны, Миюки желала, чтобы Тацуя не думал о ней как о кукле.

С другой стороны, она, вместе с тем, изо всех сил старалась, чтобы Тацуя не считал её умным ребенком.

От всего сердца Миюки не хотела отягощать брата.

Но, вместе с тем, она абсолютно противилась мысли, что брат может посчитать, что: «сестренка больше во мне не нуждается».

Как только она станет главой Семьи Йоцуба и полностью независимой... как только брат придет к такому выводу, он может покинуть её.

Но даже если не уйдет, будет держаться на расстоянии.

Этот кошмар постоянно мучил Миюки.

Миюки и Тацуя — кровные брат и сестра.

Когда она повзрослеет, то, само собой разумеется, оставит брата, как и он естественно повзрослеет вдали от сестры.

Миюки также понимала, что однажды выйдет замуж.

Будет вынуждена принять мужем кого-то другого, нежели брата.

Хотя это было против желаний Миюки, общество и эта страна, называемая Японией, никогда не позволят ей остаться незамужней, пока она — талантливый волшебник с наследственными генами, пока она хвастается могущественными магическими способностями.

К тому же женитьба — не далекое будущее, а нечто совсем близкое.

В современную эпоху волшебники были обязаны жениться рано. Особенно волшебницы, они должны быстро вступить в брак и родить детей. Потому что чем быстрее родится новое поколение волшебников, тем большая у него будет склонность владеть могущественной врожденной магией. Ученые называли это «магией, которая просачивается в наследственные гены». Разница между величайшими волшебниками каждого поколения не была столь очевидной, но средний уровень силы возрастал. Поколение их родителей было сильнее поколения дедушек и бабушек, как и они тоже сильнее своих родителей. Хотя такая тенденция рано или поздно выровняется, всех по-прежнему связывало подавляющее желание как можно скорее родить следующее поколение.

Не так уж и странно для студенток внезапно бросать магические университеты, чтобы растить детей.

Мутации, связанные с нестабильными показателями ожидаемой продолжительности жизни уже не были ограничением, но даже сейчас, во втором или третьем поколении, по-прежнему в глазах общественности был долг рожать детей в юном возрасте. Их мать, которая вышла замуж поздно, и тётя, которая твёрдо решила оставаться незамужней, обе были исключениями, допущенными лишь по причинам неотвратимого физического состояния.

Миюки была примером идеального здоровья, так что ни одна из тех причин к ней не относилась.

Не говоря уже о том, что её видели следующей главой Семьи Йоцуба, носителя исключительных генов.

На самом деле она не хотела делать ничего такого с каким-либо парнем, кроме брата. Это были настоящие чувства Миюки. Нет, настоящая правда была в том, что она терпеть не могла других парней, кроме Тацуи.

Это не была биологическая причина, поэтому что-то вроде танца всё же было приемлемо. Однако в сердце Миюки лишь одному позволено её касаться — Тацуе. Единственный, кто мог сделать с ней, что пожелает — Тацуя.

В зеркале отражалась она в нижнем белье. Посмотрев на себя, Миюки невольно подумала. Те пальцы и волосы, губы, грудь, тайные места, которые никому не позволено видеть, ко всему этому позволено прикоснуться Тацуе, если тот пожелает. Если это Тацуя, она была готова на всё.

Не имеет значения тело это, или сердце, всё, что у неё есть, принадлежит Онии-саме.

Это была истина Миюки, желание, которое пришло с глубин сердца, будто молитва.

Однако Миюки также знала, что те чувства никогда не сбудутся.

Она подумала: «Даже если я стыдливая младшая сестренка... нет, будет даже лучше, если в его глазах я буду ненадежной, стыдливой сестренкой. Если это желание позволит мне остаться возле Онии-самы навсегда...» — И когда подумала, также постаралась убедиться, что не возмутила Тацую.

Всё это подытожило противоречивую головоломку, с которой столкнулась Миюки.


◊ ◊ ◊

Шагнув в классную комнату первого года класса E, Тацуя заметил необычное волнение и провёл по классу взглядом.

И сразу же обнаружил причину.

25 мест класса обычно были распределены в гармонии между парнями и девушками, смешанными вместе.

Тацуя сидел за Лео, Мизуки слева от Тацуи, и источник суматохи пришел через один ряд, от сидения у окна.

Дымя, Эрика сидела и смотрела в окно. Казалось, что недовольство сочится из неё самой, когда она сидела в этой позе.

«Ну... думаю, с этим ничего не поделаешь»

Тацуя ясно понимал, почему она недовольна. По тому обожающему взгляду из прошлого лета, ей было очень трудно принять то, что произошло прошлой ночью.

— Тацуя... Эрика-тян, что происходит? — прозвучал вопрос Тацуе, после того как тот мельком взглянул на Эрику и сел.

Мизуки, смотря Тацуе в лицо, одним глазом следила и за Эрикой. Но даже если бы на Эрике было не 80% или 90% её внимания, она остро почувствовала бы лишь то, что Тацуя что-то знает. По взглядам Микихико и Лео, которые были как и у Мизуки, они тоже заметили. Однако в этом мире было то, на что Тацуя не мог ответить, даже если бы его спросили. По крайней мере, он не мог сказать «прошлой ночью Лина победила второго брата Эрики».

— Что происходит?

В конце концов, у Тацуи не осталось выбора кроме как играть дурака.

Одна из позитивных черт его друзей была в том, что они не будут суетиться слишком долго. Конечно, по разным причинам: Мизуки просто была такой по характеру, а Микихико и Лео лично испытали «то, что не хотят, чтобы другие люди знали».

Тем не менее, на них это необычное волнение отчасти повлияло.

Некомфортное настроение продолжилось даже до тех редких случаев, когда пять одноклассников не обедали вместе. Само собой разумеется, в «одноклассники» были обычно включены Миюки и Хонока.

И ничего не изменилось после школы.

Как Тацуя и сказал сестре прошлой ночью, он быстро переговорил (тайно) с владельцем и в частном порядке позаимствовал Пикси.

И не для развлечений, а для допроса, но только гараж клуба робототехники для этого не подходил.

Тем не менее, её одежда слишком привлекала внимание, чтобы ходить в ней по школе. К тому же он желал избежать каких-либо слухов или подозрений (о его интересах), а с такими целями быть подозрительным просто неудобно.

Поэтому Тацуя прежде всего приказал Пикси переодеться в женскую форму. Форма была на самом деле костюмом для человекоподобных моделей, который Маюми позаимствовала из художественного клуба. Было некоторое беспокойство, что разница в человеческой структуре скелета и конструкцией машины может мешать двигаться, но тело 3H доказало, что более гибкое, чем можно представить, так что можно было и снимать одежду и одевать. Хотя изгибы нижней части тела были несколько неестественными, но Тацуя уже заранее подготовил форму на размер выше, так что эта тонкость не была столь очевидна. Любой, кто в коридоре пройдет мимо, посчитает её ученицей. Просто на всякий случай следует отметить, что у Тацуи не было каких-либо особых чувств, пока он наблюдал, как гуманоидный робот переодевается.

После всего этого Тацуя повел Пикси в пустую комнату в лабораториях и начал допрос.

Уняв неловкость от того, что слышит голос, который отражается в голове, и чувствует из оптики робота загадочный сжигающий взгляд, который не имеет ничего общего с оптикой, Тацуя начал задавать вопросы.

Он спрашивал о «вампирском инциденте», в частности о том, что у жертв явно не было никаких следов травм, но из тел исчезло невероятно огромное количество крови. Спрашивал, как они это делали и зачем. Эти темы привлекли внимание Тацуи ещё с того времени, как он услышал об этом инциденте.

— Паразиты ответственны за удаление крови из жертв?

««ДА»»

— Почему вам требовалась кровь живых людей?

««Потеря крови — не наше намерение. Это побочный эффект неудавшейся репродукции»»

— Пожалуйста, более подробно.

««Наш репродуктивный процесс начинается с отделения части от нас и пересадки этой части в тело потенциального хозяина. Отделенная часть из крови поглощает Псионы и Пушионы, чтобы расти, тем самым заменяя утраченную кровь в сосуде»»

— Подожди... Заменяя кровь собой? Как у информационных тел, у вас не должно быть энергии. Куда уходит энергия от замененной крови?»»

««Поглощается телом во время процесса ассимиляции. Если ассимиляция провалится, тогда кровь преобразуется в газ и выйдет из тела вместе с отделенной частью»»

— Понятно, вот как оно работает... Продолжай.

««Если вход в плоть успешен, тогда мы сможем подключиться к астральной форме информационного тела»»

— Совместное использование тела, информационное тело и материальная форма, очень похоже на теорию за магией.

««Астральная форма — путь, который ведет к душе. Как только установится связь между астральной формой и душой сосуда, тогда репродукция через ассимиляцию увенчается успехом. К сожалению, пока нет примеров такого успеха»»

— Почему?

««Неизвестно. Я тоже хотела бы знать. Знать причину — лишь это чувство осталось в моём сердце»»

— ...Как много твоих товарищей в этой стране?

««Когда я поселилась в этом сосуде, их было шесть»»

— Паразиты могут общаться между собой?

««ДА»»

— На каком расстоянии?

««Где угодно в границах этой страны будет возможно»»

— Где сейчас расположены другие Паразиты?

««Расположение неизвестно. С того времени, как я в этом теле, связь с товарищами разорвалась»»

Отвечая на вопросы Тацуи, Пикси никогда не колебалась.

Выражения на этом лице было невозможно различить, но по её «речи» он понял, что она, похоже, в приподнятом настроении. По крайней мере, это не выглядело заблуждением с его стороны. Он не знал, насколько точно эмоции могут передаваться через телепатию, и до какой степени чувства можно скрыть, но посылаемые чувства казались истинным счастьем того, что она могла помочь Тацуе.

Несмотря на бессердечность такого заявления, холодок по спине прошёл, когда на него в положительном свете смотрел монстр. Тем не менее, всё это слабло, когда он вспоминал, что хозяин — «объект», а не человек. Он проводил четкое различие между этими двумя, так что это было не более чем использование двумя сторонами друг друга, тем самым у него не было чувства вины.

В классной комнате они двое сидели наедине (точнее, один человек и одна машина), а когда в допросе настал недолгий перерыв — вошла Эрика.

— Тацуя-кун, могу я войти на минутку?

Невозможно было сказать, она рассчитала, подслушивая, что это прекрасное время, чтобы войти, или это была чистая случайность.

Учитывая, что это Эрика, ничего не было бы странным, даже если бы она что-то услышала. Но, опять же, поскольку вопросы и ответы были через телепатию, никто не смог бы подслушать, сколько бы ни пытался.

Он не жаловался на внезапную просьбу войти.

Поскольку это была не его комната, и он не переодевался, не было никакой нужды требовать у людей, чтобы те стучали. Однако...

— Я не возражаю, если ты хочешь что-то спросить, но, пожалуйста, умерь своё намерение убийства хоть немножко. Я не слепой, знаешь, — искренне пожелал он, чтобы она немого успокоилась.

— Ах, прости.

Эрика сама, похоже, этого не замечала. Она покраснела от смущения, после того как Тацуя на это указал.

— Всё в порядке, пока ты понимаешь.

Похоже, Эрика и вправду не знала, поскольку игольчатая аура, которая цеплялась за её тело, постепенно исчезла.

Другими словами, она добавляла те эмоции в кучу. Он невольно ощутил, что у неё несколько схожих черт с сестрой, поэтому ему пришлось серьезно подавить кривую ухмылку.

— Пикси, запри дверь.

— Поняла.

Поменявшись местами с Пикси, перед Тацуей теперь стала Эрика.

Несмотря на то, что он указал ей сесть, она отказалась. Эрика продолжала стоять и посмотрела вниз на Тацую, когда тот сел.

Поскольку Тацуя понимал, какие у неё сейчас чувства, он её не подгонял.

— И, о чем ты хотела поговорить?

— Ты уже знаешь.

— Просто ожидаемый разговор?

— Именно... Прошлой ночью мой брат выступил с позором.

Ответ Эрики был в пределах ожидания, но у Тацуи было заготовлено больше одного ответа.

— И всё?

— Во всяком случае, это главное.

Понятно, значит, это — только главное. Как только Тацуя собирался это сказать, Эрика продолжила:

— Кто был тот другой тип?

Она не ходила вокруг да около, она задала вопрос прямо. Кстати, поскольку она даже не подождала, пока Тацуя всё объяснит, она, должно быть, очень взволновалась.

— Военные USNA, Главнокомандующий Звезд, Энджи Сириус.

Тацуя тоже ответил кратко и прямо.

Наверное потому, что Эрика не ожидала от него прямого ответа, вокруг неё образовалось облако путаницы.

— И, что собираешься делать, после того как это услышала? — воспользовавшись секундным потрясением Эрики, на этот раз вопрос поднял Тацуя.

— Такое... тебе хоть спрашивать то необходимо? — Похоже, её немного потряс внезапный прямой вопрос, но она тотчас же ответила свирепым взглядом.

— Могу предположить, что именно ты намерена делать, но... Эрика, советую отказаться.

— Хочешь сказать, я не смогу?

Это не было прежнее ненамеренное выражение ярости. Но Тацуя даже глазом не моргнул, когда поглотил это умышленное проявление гнева.

— Не сможешь. Но не из-за таланта, а из-за последствий.

— Что ты... имеешь в виду?

Первую половину фразы она по-прежнему проговорила с яростью, но вторую половину — с удивлением.

— Ты видела новости этим утром, да? Не имеет значения, текст или видео.

— Видела. О какой именно новости ты говоришь?

— Новость о небольшом корабле USNA, оставленном дрейфовать.

— Этот... Не может же?

— Как проницательно. — Тацуя, когда увидел изменения в выражении лица Эрики, своими словами был не просто вежлив, но честно её похвалил. — Хотя это остается лишь возможностью... Но «Сириус», скорее всего, не появится снова. Даже если обе стороны остаются в тупике, выгоды нет для обеих сторон.

Эрика не могла ни ответить, ни отклонить предположение Тацуи.

— Тацуя-кун... — Для сравнения: она уставилась со всей серьезностью на Тацую, будто бы увидела полного незнакомца. — Кто... Кто ты такой?.. — Нет, не «будто бы». Она и вправду увидела в нем загадку. — Это, по крайней мере для моей семьи... Это за пределами Семьи Тиба.

— Неужели?

Тацуя не прикидывался дураком, но сейчас у него не было никаких других вариантов.

— Не только нашей семье. Такое точно невозможно для таких семей, как Исори, Тиёда, и Томицука. Я не знаю точно, как это произошло, но единственные, способные на такой итог — Десять Главных Кланов. И даже среди них лишь...

— Думаю, этого достаточно, не так ли?

— Род невероятной силы. Семья, чья базовая сила окружает столицу, или семья, у которой полная свобода действий не зависимо от территории или юрисдикции.

Она не могла прекратить говорить.

— Эрика, достаточно.

— Исключая Семью Итидзё с севера... Остается лишь Саэгуса, Дзюмондзи, или... Йоцуба. Тацуя-кун, не можешь же ты...

— Молчать!

— Ах!

Эрика закрыла рот не из-за грубости голоса Тацуи и не из-за того, что он повысил голос, но от вмешанного в голос намерения.

— Любое дальнейшее слово принесет всем лишь неудобства, — спокойно заявил Тацуя.


MKnR v11 19

У Эрики вполне хватало опыта, когда дело доходит до хождения по долине смерти.

Она замолчала не потому, что спасовала перед его манерой.

Скорее даже её богатый опыт сказал ей сделать это.

Особенно потому, что она собиралась опрометчиво перейти черту.

— ...Прости.

— Всё в порядке, пока ты понимаешь.

Фраза была такой же, как одна до этого. Как обычно, его тон был светлым.

Однако спина у Эрики покрылась холодным потом.

— Эрика, даже если ты хочешь узнать, кто Сириус, сейчас ты ничего не можешь сделать. Поэтому давай просто закончим на этом.

— ...Ты прав.

Эрика понимала, что половина причины того, почему Тацуя сменил тему разговора, была для её же пользы, поэтому она приняла предложение Тацуи.


— Тогда давай послушаем, что ещё ты хочешь знать. Предположу, что это имеет какое-то отношение к оставшимся Паразитам?

— Именно, хотя на самом деле ты не заслуживаешь похвалы из-за того, что догадался. Ты не был бы Тацуей, если не смог бы понять хотя бы это.

Наконец она стала обычной собой, по крайней мере внешне, по-видимому она уже поняла, какой была.

— Где именно твои слова были похвалой?

— По крайней мере я не унижаю тебя, так ведь?

Во время этой перепалки Эрика постепенно восстановила своё нормальное состояние. Такая высокая степень стойкости была вполне достойна восхищения.

— Я не собираюсь оставлять паразитов в покое. Положись на меня, я дам тебе знать, если что-то услышу, — сказав это, Тацуя направил взгляд на Пикси, которая была полна загадок.

Эрика тоже украдкой глянула на Пикси, затем уголки её рта довольно дернулись вверх.

— Обещаешь? Взамен я тоже буду открыта и ничего не скрою, — добавила Эрика в эту часть их соглашения, такой уж у неё был характер.

— Хорошо.

Как раз такое расстояние и было оптимальным в их отношениях.

— Тогда, Тацуя-кун, извини, что потревожила.

— Ах да, передай мою признательность своему старшему брату.

Рука, которую Эрика протянула к двери, чуть задрожала, но Эрика быстро покинула комнату, будто ничего и не случилось.

И Тацуе больше не было что сказать.


◊ ◊ ◊

Покинув классную комнату, в которой у неё был тайный разговор с Тацуей, Эрика быстро пошла по коридору. Вернувшись с экспериментального здания, где встречалось мало учеников, к главному этажу, Эрика прислонилась к стене коридора.

И тяжело вздохнула с облегчением.

И будто, наконец, осознавая, в какой глубокой дыре была, у неё на лбу выступил холодный пот.

Вспоминая, что случилось, она невольно подумала, что сегодня ведет себя странно.

Обычно она никогда не сделала бы ничего столь глупого и не наступила бы тигру на хвост.

Тигриный хвост... да это была настоящая чешуя дракона!

Благодаря этому она четко поняла.

Поняла даже то, что ей не нужно знать.

«...Как ужасно»

Губы Эрики изогнулись в обесценивающую улыбку.

Как только она отдернула занавес и увидела, что происходит, много чего вдруг стало понятно.

Эрика с самого начала была не согласна с тем лицом, попросившим о помощи даже её второго брата, чтобы разузнать о Тацуе. Она подумала, что ей, как одной из товарищей Тацуи, нужно этому помешать.

Она хотела защитить секрет Тацуи.

Но сейчас по некоторым причинам она не просто «хотела защитить», но была «вынуждена защитить».

Не то чтобы если Эрика проболтается, Тацуя придёт мстить.

«У меня такое чувство, что даже если я проболтаюсь, Тацуя просто посмеется и простит»

Тем не менее, всё это было с «что если», вынудившее Эрику серьезно задуматься.

Она, конечно же, не собиралась это проверить.

Сами способности Тацуи были бы невероятно трудными, и, ко всему прочему, пока всё это лишь вероятность.

«Эх~~~~... я запуталась. Серьезно, мне не следовало "будить лихо"»

Почему тогда я это сказала, Эрика молча пожаловалась себе.

Сейчас, когда она об этом подумала, появилось такое чувство, будто её обвели вокруг пальца.

«Это смешно... это заходит слишком далеко, каким бы злым характер Тацуи-куна ни был»

Эрика решительно улыбнулась, чтобы развеять всё это нависшее беспокойство.

Она яростно попыталась забыть, что именно на такое он был способен.


◊ ◊ ◊

«...Я этим навредил лишь самому себе?» — Подумал Тацуя, продолжая смотреть на дверь, через которую только что вышла Эрика.

Он рассматривал возможность, что вчерашнее вмешательство Тибы Наоцугу было итогом союза Семьи Тиба и Семьи Саэгуса, или, более точно, итогом разведывательного отряда, высланного разведывательным управлением JSDF, подстрекаемым Семей Саэгуса, но Эрика тут ни при чем.

Однако Эрику могли просто не проинформировать.

«Забудь это. Они всё равно рано или поздно узнают»

В конце концов, Эрика уже всё видела. И не только его силу, но и «Коцит» Миюки. У неё невероятные инстинкты, поэтому всё это и так лишь вопрос времени.

«В конце концов, мы так или иначе её втянули»

Тацуя в своём сценарии не планировал такое развитие событий, но всё прекрасно, пока итог хороший, подумал он.

Как правило, невозможно хранить секрет без нескольких заговорщиков.

Есть времена, когда просто невозможно всё скрыть одному. Строго говоря, это потому, что те, кто выискивают секреты, действуют за спиной того, кто их хранит. В такие времена идеальным сценарием для ищущего будет натолкнуться на третью сторону, которая случайно оказалась заговорщиком.

Тацуя в одностороннем порядке опустил занавес на этот невероятно эгоистичный монолог.

— Пикси.

««Да, Мастер»»

Тацуя более или менее понял, что когда говоришь с Пикси, используя телепатию, используются концепты, а не слова. И принимающая сторона уже преобразует посылаемый образ в слова.

Когда она была в форме служанки и называла его «Мастер» ему и так было не по себе, а теперь она ещё и в школьной форме была. Тем не менее, так себя чувствовала другая сущность и, как только это стало привычкой во время их телепатического разговора, он уже ничего не мог поделать.

Тем не менее, Тацуя был рад, что термин по крайней мере не преобразился в что-то типа «Мой Лорд» или «Милорд». В конце концов, это было его личное предпочтение, когда дело касалось языка.

Поскольку она использует мобильную форму телепатии, Тацуя считал, что она об этом не знает. Она, наверное, начала это делать после того, как прочитала поведенческие модели на основе имен, записанных в электронном мозге, подумал Тацуя, став впереди неё.

— Прежде чем ты заняла это тело, вы действовали как группа с общей целью. В вашей группе была сущность, служившая лидером?

««Среди нас нет ни одного, который действует в качестве лидера»»

— Тогда как вы поддерживаете сплоченность группы?

««Строго говоря, все мы не независимые тела. Мы как отдельные личности, так и общее тело. Мы обладаем способностью мыслить критично, но также разделяем наше сознание»»

— Другими словами, один разум существует в состоянии с множеством процессов познания?

««Не множеством. Думаю, лучше это описать как не полностью независимый процесс познания в подсознаниях, собранный процессом познания более высокого уровня»»

— Я понял. Однако, в таком случае, если у подсознаний разные намерения, разве более высокий уровень не потеряет сплоченность?

««В состоянии, когда хозяин — жизненная форма, нельзя полностью избежать влияния самых фундаментальных желаний хозяина. Наши действия определяются, когда инстинкты к выживанию и порывы к размножению достигают согласия в сознании»»

— Продление жизни и производство новых товарищей. Довольно простая реальность для форм жизни, которые стремятся выжить.

««Верно. Мы остаемся верными самому большому желанию жизненной формы, а также стремимся выжить и создать потомство»»

— Если в группе есть единый консенсус, помогает ли группа задачам, которые лежат вне выживания и репродукции?

««Несмотря на достижение общего консенсуса, мы всё же обладаем индивидуальным чувством себя, которое отвечает взаимностью на личные желания хозяина. Однако это при условии, когда у общей цели приоритет, поэтому я думаю, что это так, как Мастер и считает.

— Понятно... — проговорил Тацуя, задумавшись.

Она не смогла его прервать потому, что прежде всего не человек, или даже потому, что её хозяин — чистая машина.

— Тогда текущая ты — нечто, существующее вне общего консенсуса, почти еретическая сущность. Если в вашей группе появится несогласие, не уничтожат ли тебя?

««У нас нет желания искоренить несогласных. Однако как только они решат, что я — препятствие их целям, они могут решить сделать превентивный удар»»

— Ясно... у меня ещё один вопрос. Ты сказала, что сейчас отрезана от остальных своих товарищей, но ты можешь обнаружить их присутствие?

««Это возможно, если цель покажет высокую активность. С другой стороны, сейчас у меня такое состояние, что они тоже смогут обнаружить моё присутствие, если будут находиться в той же области»»

— Неужели? — Тацуя упал в позу задумчивости, затем тут же дал новые указания: — Пикси, вернись в гараж, переоденься в свою изначальную форму и перейди в спящий режим. Я зайду к тебе позже.

««Вас поняла. Выполняю приказания»»

Пикси чопорно, или скорее жестко, поклонилась, прежде чем пойти к гаражу.

Тацуя сначала в уме решил, какое необходимо оборудование, что нужно сначала вернулся домой, затем пошел в школьный совет, чтобы подобрать Миюки.


В 2095 году мир уменьшился. Однако разрыв между волшебниками и обычными людьми, как раз наоборот, увеличился.

Волшебники получили официальное признание после раннего развертывания и действий в территориальных спорах разрозненных стран и были сильно ограничены в выезде из страны, за исключением правительственных дел. Для волшебников мир ограничился пределами страны.

С другой стороны, обычные люди моги в полной мере воспользоваться достижениями в области транспортных технологий. Земной, водный, и воздушный транспорт стал более гибким и эффективным, поэтому люди могли свободно путешествовать между странами. Сейчас полететь на другой конец света — просто дело одного быстрого полёта в несколько часов, исключая надобность пересадки на другие самолёты. По сравнению с тем, что было сто лет назад, мир и вправду стал меньше.

После серий конфликтов по всему миру, каждая страна вела тщательную проверку потенциальных нелегальных иммигрантов — людей, которые остались в границах страны слишком уж надолго. Для сравнения: количество путешественников из других стран, которые в стране делали короткую остановку, росло. Такое стало совершенно очевидным при виде иностранцев, идущих по улицам Токио.

На восточном берегу «реки» никто из японцев не посчитал бы странным, чтобы молодой испанец или латиноамериканец шли в сумерках с молодой женщиной равной степени смешанной национальности. Никто из жителей не нашел бы странным, чтобы трое таких иностранцев вошли в несколько вышедшую из моды больницу.


В подвале больницы были расставлены койки.

Койки в больницах — обычное дело, но не такие койки.

Матрацы, завернутые в черную кожу, были практически бесполезны, они были больше похожи на длинные, прямоугольные коробки, а не на больничные койки.

Различные койки не были поставлены в один ряд или разделены на два ряда по четыре или пять — все девять коек располагались бессистемно. На каждой койке лежал молодой мужчина с восточноазиатским лицом. У всех девяти были бледные лица, они спали на койках без подушек, и ни одна грудь не подымалась или опускалась. Они походили на трупы или людей в почти мёртвом состоянии. В подвале были лишь эти девять безмолвных молодых мужчин, а также двое мужчин и женщина смешанной национальности, которые только что вошли.

Белый человек стал в брешь между койками и посмотрел внутрь. Стоя в темноте, он почти казался некромантом.

Латиноамериканец посмотрел на часы и поднял руку, будто чего-то ожидая. После приблизительно десяти минут мужчина посмотрел на молодую женщину, стоящую в стороне от кольца коек. Это, похоже, было своего рода сигналом, поскольку женщина кивнула и подняла перед лицом обе руки.

Мужчина повторил её движение. Между мужчиной и женщиной, которые стояли лицом друг к другу, белый человек хлопнул ладонями и зашумел шагами.

Он продолжил хлопать.

Шагать тоже.

Молодой мужчина и женщина присоединились к белому человеку и тоже начали хлопать, а звук их шагов вокруг кольца продолжился. Когда молодой мужчина поменялся местами с женщиной, белый человек захлопал громче.

Прежде чем звук утих, безмолвные тела начали подниматься с коек.

Одно тело, потом ещё одно.

Восемь из этих ранее в почти мёртвом состоянии, встали со своих черных коек.


Во тьме подвала послышался звук хлопанья крыльев насекомых, но только он существовал в голове, а не материальном мире или Идее.

Он преобразовывался в человеческий язык...

««Я/мы, наконец, снова пробудились»»

««Мои/наши ряды снова уменьшились»»

««Ещё одно/один погиб?»»

««Сосудов достаточно?»»

««Нет. Как вы видите, для нас их добыл посредник»»

««Китайские спиритуалисты довольно способны»»

««По крайней мере, они превзошли мой/наш уровень»»

««Стремление к жизни на пороге смерти. Сознание было приостановлено»»

««Но я/мы тоже кое-что поняли. Сейчас мы знаем, как переходить от хозяина к хозяину»»

««Даже если сосуд в следующий раз будет разрушен, после короткой задержки деятельность можно восстановить»»

««Должно быть легко заменить потерянного»»

««Вернем же моего/нашего потерянного товарища»»

««Найдем же моего/нашего товарища»»

...Так они говорили. Это был разговор между тремя, пришедшими из-за границы и восемью монстрами, которые снова пробудились от спячки.


◊ ◊ ◊

Вернувшись домой, Тацуя направился к телефону, даже не переоделся. Он не использовал телефон с большим экраном в гостиной, но использовал защищенную линию в своей комнате. Вся мощность, которая обычно резервировалась для внешних целей, вместо этого направлялась на шифрование телефона, которым Тацуя позвонил Хаяме, дворецкому Семьи Йоцуба. Сейчас он едва успел на встречу, на которую его заранее пригласили через текстовое сообщение.

— Вы как раз вовремя, Тацуя-доно.

— Хаяма-сан, примите мою благодарность за прошлый вечер.

Обе стороны пропустили приветствие. Тацуя последовал темпу Хаямы. Не то чтобы старый дворецкий спешил из-за расписания, но у Тацуи сложилось такое впечатление, что старик хочет как можно скорее что-то сообщить.

— Как я и говорил прошлой ночью, нет нужды меня благодарить. В конце концов, защита Миюки-сама — второе по важности для нас, Семьи Йоцуба.

— Хаяма-сан, вы с такой легкостью это сказали... я в небольшом затруднении.

— Наши проблемы исчезли, как только временные рамки и противники прояснились. Но более важно, что я отличаюсь от того человека, я не достаточно храбр, чтобы с вами конфликтовать, Тацуя-доно.

По-видимому, у него достаточно времени, чтобы немного просто так поговорить.

Тем не менее, со своей стороны у Тацуи не было достаточно времени. Хотя он специально запросил безопасную линию, он всё равно хотел получить важную информацию так быстро, как возможно. К тому же Тацуя не был уверен, что будет делать, если Хаяма поднимет разговор, который был у него несколько месяцев назад с Аоки.

— Так о чём вы хотели поговорить? В письме вы не указали, и у вас не было времени, чтобы встретиться лично, поэтому я могу сделать вывод, что информация жизненно важна.

— Ах да, верно. — Голос Хаямы прозвучал, будто он только что об этом вспомнил. Однако всего лишь по интонации голоса любой бы заметил, даже если бы не знал характер Хаямы, что это не более чем игра. — Тацуя-доно, в отношении вампирского инцидента будет задействована Третья Дивизия. Я просто хотел это вам передать.

— Третья Дивизия... Контрразведывательная Третья Дивизия Департамента Разведки JSDF? Полагаю, этот интересный отряд связан с лагерем Саэгусы, не так ли?

После того как Тацуя это сказал, из динамика послышалась усмешка.

— Не думаю, что они хотели бы чтобы такой как ты, из Отдельного Магически-оборудованного Батальона, называл их интересными, но это и вправду та Третья Дивизия.

— Мои интересы не лежат в стороне искоренения источника. Другими словами, Семья Саэгуса использует Третью Дивизию, чтобы расследовать Паразитов... нет, схватить их?

— Хотел бы сказать, что вы остры на ум, как и всегда, но их цели нам ещё не ясны. К сожалению, всё складывается так, как вы только что и сказали, Тацуя-доно.

Как хлопотно, от чистого сердца подумал Тацуя. Этот инцидент и так был сложен с уже вовлеченными несколькими фракциями, а сейчас присоединился к столкновению ещё один игрок. Более того, у лагеря Саэгусы был явно иной взгляд, нежели у Маюми.

— Спасибо огромное за ценную информацию.

Тем не менее, нельзя просто нажать кнопку перезапуска и попробовать снова. Как бы трудна она ни была, но реальность отличается от игр, в жизни нет нового дубля.

— Я посчитал, что передать вам информацию необходимо, учитывая безопасность Миюки-сама. Пожалуйста, не забывайте это, Тацуя-доно.

— Буду иметь в виду.

В самом деле, они не могут разрушить мир, в котором живет Миюки. Хотя не было нужды, чтобы Хаяма дополнительно это напоминал, Тацуя без возражений принял его замечание.


◊ ◊ ◊

Семь часов вечера.

Все ученики уже давно вернулись домой, и только одинокие души ещё были в школе — несколько преподавателей. Школьные врата уже закрыли, и до завтра доступ был строго запрещен всем, кроме небольшой группы исключений. Учебные принадлежности, товары для школьного магазина, и продукты для столовой — в основном всё до заката солнца заносились через задние ворота, ведущие к подземному переходу.

Единственным, кому был открыт доступ — горстке преподавателей, охране из нанятой по контракту охранной компании, инженерам, работающим над регулировкой, которую можно сделать лишь ночью, лицам с особым разрешением от школы, и избранным членам школьного совета.

Эту власть, которая казалась излишней даже для школьного самоуправления, приняли в прошлом году, когда Президентом школьного совета была Маюми. Такая власть была огромной помощью — больше не нужно было подавать в учительскую запрос с вескими причинами. И была особо полезна при обстоятельствах, когда причины указать нельзя.

Тацуя ещё по пути домой принял меры и сейчас у него был пакет, который прислали домой до того, как он пошел обратно в школу. От охранника у двери, когда был введен код подтверждения от школьного совета, он получил три идентификационных карточки посетителей с доступом на ночное время. Они были так разработаны, что любой без действительной карточки ночью вызовет тревогу безопасности, как подозрительный человек.

Так почему же он получил три карточки, ну, одна, очевидно, для самого Тацуи.

Вторая — для Миюки.

Миюки получила карточку с довольной улыбкой.

Сначала Тацуя не хотел брать её с собой. Изначальный план предполагал, что она останется, и будет присматривать за домом.

К сожалению, при оформлении ночного кода доступа Миюки добавила условие.

Она сказала, что хочет пойти вместе с ним.

Власть выдавать подтверждение доступа была в руках Азусы, Президента школьного совета. Однако, как и говорили слухи, настоящая власть в школьном совете была у Вице-президента, не Президента. Приблизительно три часа назад Тацуя как раз воочию в этом и убедился.

Тацуе не удалось убедить упрямую сестренку и пришлось уступить.

Уступить Миюки и ещё одной.

Третью карточку он передал Хоноке, которая встретила его на станции. Не нужно и говорить, но, как и Миюки, нет, даже больше чем Миюки, Тацуя не хотел брать Хоноку. Всё так обернулось потому, что Хонока тоже присутствовала, когда в комнате школьного совета поднялся вопрос о подтверждении доступа. И вправду, он мог винить лишь себя за небрежность. Ко всему прочему, даже если бы мог отказаться, он не мог сказать настоящую причину, когда в комнате находились Азуса и Исори. Хотя он ещё мог отклонить просьбу Хоноки, но в её поддержку вышла Миюки. Кроме того, в отличие от Миюки, идентификационную карточку от Тацуи Хонока получила с окаменелым выражением лица.

Причиной запроса карточки доступа он указал «расследование странного поведения модели 3H-P94». Тем не менее, на самом деле Тацуя хотел вывести Пикси наружу, чтобы выманить Паразитов.

Неоднократно расспрашивая Пикси, он кое-что узнал: «Паразиты не оставят её в покое». Хотя всё это было не более чем догадкой, Тацуя был уверен. Если «общее согласие» потеряет связь со своей частью, — оно попытается восстановить эту часть. Тацуя посудил, что для того, чтобы это сделать, они должны каким-то образом войти с ней в контакт.

Он не мог обнаружить местоположение Паразитов, хотя ему это и не нужно было... но только до вчера. Поскольку Пикси одержима Паразитом, он не мог полностью умыть руки. И ещё большая проблема была с покупкой Пикси в таком состоянии, и по сравнению со всем этим, он хотел уничтожить Паразитов ещё сильнее. Он с самого начала планировал снова драться с Паразитами, именно поэтому и попросил Якумо о тренировке. Пикси — не более чем толчок, изменивший защитную позицию в более активную.

Тацуя не планировал этой ночью истребить всех Паразитов. Тем не менее, он считал, что если они выманят одного или двух, тогда это приведет к подсказкам относительно остальных.

Приняв во внимание вовлеченный риск, Тацуе, наверное, следовало явно запретить Миюки и Хоноке идти вместе с ним. По всей вероятности он приглушил в себе «опасность» слишком многих вещей.

Разрабатывая стратегию сегодняшних ночных действий, он никогда не планировал идти в одиночку. По своему опыту и рассматривая необходимость такого шага, он запросил поддержку у Эрики и Микихико. Лишь благодаря их помощи он позволил Миюки, которая всё знала, и Хоноке, которая была в это несколько вмешана, прийти.

Правила Первой Школы требуют, чтобы ученики носили форму перед и после уроков, но это ограничение снимается, когда посещаешь школу ночью. С виду это потому, что в идентификационную карточку встроен передатчик, поэтому нет надобности носить форму, но на самом деле подлинное намерение было в том, чтобы не дать ученикам в поздний час бродить по улицам в школьной форме.

Для школы это был вопрос предотвращения риска — лучше, чтобы было меньше происшествий, чем больше. Понимая это, Тацуя исполнил это желание и надел свою обычную боевую куртку. Как и брат, Миюки не надела форму — она была в полупальто, спортивных штанах и высоких сапогах, для подвижности.

Однако Хонока всё равно под курткой была в своей форме. Тацуя и Миюки задумались: она в полной мере осознает, что они собираются делать этой ночью, но Тацуя не был бы Тацуей, если бы сделал что-то столь грубое, вроде высказывания такой мысли вслух.

— Хонока, ты сегодня не ходила домой? — Аккуратно Миюки задала вопрос, который был у брата на уме.

— Э? Нет, ходила.

Хонока жила одна в съемной квартире, которая была намного ближе к школе, чем дом Тацуи и Миюки. Явно невозможно, чтобы ей не хватило времени на то, чтобы переодеться.

— Это... носить форму будет проблемой?..

— Ну, проблемой это не будет... но тебе может быть немного неудобно.

Слов выговора удалось избежать, они, ведь, и так этой ночью собираются столкнуться с неприятностями. И, более того, у Хоноки, похоже, просто вылетело это из головы.

Если бы знал, что это случиться — объяснил бы более подробно, подумал Тацуя с оттенком сожаления.

— Онии-сама, может, будет лучше, если Хонока сначала заскочит домой? — Миюки попыталась развеять мрачное настроение. — Мы можем подождать внизу, пока Хонока переодевается.

По-видимому, Миюки делала это не доля того, чтобы «помочь сопернице». Скорее всего, она предоставляла решение для Тацуи, который впал в задумчивость.

— Верно. Уже слишком поздно для визита... но, Хонока, если ты не против, тогда пошли.

— Конечно нет! Я, э, не была бы против, даже если бы ты зашел в гости. Если будет время, пожалуйста, заходи.

Впрочем, совершенно не зависимо от мыслей Миюки, это было нечто, что Хонока горячо желала.


И вот, пока разыгрывалась эта драма, они трое прибыли к гаражу Клуба Робототехники. Дверь, конечно, была заперта, но замки — это такая штука, которую легко открыть изнутри.

Тацуя достал портативный терминал, открыл связь малого радиуса действия и послал позывной сигнал, который приготовил заранее. Ответ последовал практически мгновенно:

««Звали, Мастер?»»

Простая толщина двери, даже сильно армированной двери, которая была совершенно не к месту на так непрочно выглядевших стенах, не мешала телепатии.

— Открой для меня дверь.

««Поняла»»

Сразу же после ответа дверь в гараж открылась.

Недалеко внутри силуэт куклы в униформе горничной упал в глубокий реверанс. Основные поведенческие модули были по-прежнему активны даже с монстром внутри.

Как только Пикси подняла голову, Тацуя первым делом достал кое-что из сумки.

— Пикси, надень это.

Даже поздно ночью, нет, на некотором уровне именно потому, что поздно ночью, они не могли взять её с собой в этом (в форме горничной). Каким бы дело ни было, но любая причина носить форму горничной — не хорошая. Для этой операции Тацуе сперва пришлось для Пикси подготовить наряд.

Оказалось, что приказы такого уровня не требовали голосового ответа.

Вдруг Пикси начала снимать одежду.

Тацуя отнесся ко всему этому процессу как к должному. Он уже второй раз видел, как она переодевается, и поскольку у него не было какого-либо интереса видеть людей и кукол в одном свете, для него переодевание Пикси было тем же, что и открыть капот автоматической машины.

— Онии-сама? Почему ты просто смотришь!?

Однако оказалось, что Миюки немного трудно согласиться с его мышлением.

И Хонока была с ней согласна, потому что неодобрительно посмотрела на Тацую.

— О чём ты говоришь, Миюки? Пикси — робот.

— Робот, которая, так случилось, — девушка!

— Нет, гуманоид, и не достаточно точный, чтобы подражать человеческому телу...

Как и сказал Тацуя, 3H был разработан, чтобы быть гуманоидным роботом, «в одежде неотличимым от человека», но части и изгибы, спрятанные под одежду, нельзя сравнивать с человеческой женщиной. Такие «части» на кукле для извращенных целей были бы немного больше выражены.

Торс давал впечатление «женщины в трико цвета кожи», но только до талии. Часть от талии к ногам показывала изгибы, которые явно принадлежали роботу, и даже колготки не скрыли бы то, что это не человек. Вот почему маскировка включала длинное платье.

Тем не менее, у молодых девушек субъективное мнение превысило объективное.

Миюки силой развернула Тацую, а Хонока стала между Пикси и остальными двумя.

Хотя он посчитал, что это как-то нелепо, не то чтобы он хотел подглядывать. До тех пор, пока они двое ему не позволили, Тацуя покорно стоял к ним спиной.

— Тацуя, можешь уже повернуться.

Несмотря на слова Хоноки, Тацуя, когда поворачивался, на всякий случай проверил выражение Миюки.

Одежда, которую Тацуя принес, состояла из обычной высокоэластичной ветровки, а также юбки до колен, которая скрывала изгибы.

Вокруг шеи был дважды обмотан шарф.

Но шляпу, скрывающую черты лица, он нарочно не принес.

На ногах были толстые чулки, а также сапоги, служившие тем, что скрывали мелкие детали, делая движения ног более плавными. Всё это ему предложила женщина-офицер из Отдельного Магически-оборудованного Батальона, ответственная за одежду.

Хонока из ниоткуда вынула расческу и начала поправлять волосы Пикси. Пикси это вообще не волновало, она просто стояла без движения. И это доказало, что неважно как она выглядит снаружи, она всего лишь кукла, не человек. К Пикси у Тацуи не было таких высоких требований.

Пока она без подозрений может ходить по улицам — этого более чем достаточно.

С этой точки зрения нынешний облик Пикси был проходимым.

— Пикси, следуй за мной, — заявил Тацуя, будто объявляя начало военных действий. Он высокомерно отдал приказ, будто командуя рабом. Полностью равнодушно.


◊ ◊ ◊

Эрика в оцепенении стояла перед комнатой второго брата.

Для неё это была неожиданность так неожиданность. Она не могла поверить, что всё ещё в некоторых областях так слаба.

Хотя она не нервничала, когда приходила в дом, в котором когда-то жила мать, она всё же изо всех сил пыталась не попасться на глаза отцу или старшей сестре. С этими двумя у неё не было конфликта, но она также хотела уклониться и от самого старшего брата. К счастью, в этот час он ещё не должен вернуться домой.

В любом случае, быстро закончить дело и отступить отсюда далеко в свою комнату — лучший выбор, поэтому застыть в прихожей — самый худший сценарий.

— Наоцугу, это я, Эрика.

Она приказала себе завязать разговор.

— Входи.

Перед ответом была крошечная задержка.

Голос не был ни недовольным, ни приветливым.

По-видимому, ауру недовольства он уже втянул.

Подавляя порыв развернуться и уйти, Эрика открыла дверь.

— Что случилось, приходишь в такой час?

Наоцугу сидел в кресле за письменным столом. Он повернулся в кресле и наклонился к Эрике. Однако на кровати, что за письменным столом, Эрика заметила признаки того, что там кто-то только что лежал.

Хотя это положение было противоположно прошлой ночи, Эрика не открыла рот, чтобы его отругать.

— Я хочу с тобой кое о чем поговорить, — нерешительно сказала Эрика, потому что на лице Наоцугу увидела натянутую улыбку.

— Продолжай, — вяло ответил Наоцугу, будто говоря: «я выслушаю лишь потому, что это ты». Однако это ни в малейшей степени не уменьшило груз Эрики, поскольку ей казалось, что его мысли в каком-то другом месте.

— Онии-сан, ты слышал об отряде под названием Отдельный магически оборудованный батальон бригады 1-0-1?

— Откуда ты о нём знаешь, Эрика?

Эрику немного ранило то беспечное отношение Наоцугу и вынудило произнести те слова, слова, которые тотчас же захватили всё его внимание.

— На самом деле... — Добравшись сюда, Эрика снова наполнилась сомнением, но выбора не было: — Онии-сан, человек, которого ты охранял, мой одноклассник, Шиба Тацуя. Он, так случилось, что один из солдат Отдельного Магически-оборудованного Батальона.

— Что ты сказала?..

Эрика, когда это сказала, задрожала от нерешительности, если не сказать от страха, на что Наоцугу был не в силах скрыть потрясение.

— Я ужасно извиняюсь. Мне следовало сказать это несколько дней назад, когда ты спросил, но из-за кое-кого по имени Майор Казама, я не могла, был дан приказ о неразглашении по причинам национальной безопасности.

— Майор Казама?.. «Дайтэнгу» Казама Харунобу!?

— Дайтэнгу?

На этот раз настала очередь Эрики удивленно склонить голову на слова брата.

Некоторым волшебникам, чтобы внушать благоговение во врагов, усиливали имена, иногда для этого использовали преувеличенный псевдоним, но «Дайтэнгу» слишком уникален даже для этого. Это имя столь непомерно раздуто, что казалось невозможным.

— Онии-сан, ты знаешь о Майоре Казаме?

— Ага... в лесах или горах он известен по всему миру как один из лучших пользователей древней магии. Среди десантников он по-прежнему известен как один из величайших командиров страны. — Выражение и голос Наоцугу переплелись с волнением и трепетом. — Ты знаешь о вьетнамском конфликте? В той войне южновьетнамская армия, которая пыталась завязать партизанский бой против Великого Азиатского Альянса, посягнувшего на Индийский полуостров, и корейская армия, посланная Великим Азиатским Альянсом, так его боялись, что считали его Смертью или самим Дьяволом.

Слушая слова брата, Эрика поняла, что он забыл всё, что было перед ним, и лишь вздохнула, как бы говоря: «Что мне с тобой делать».

Многие замучили себя до смерти на пути к славе, зайдя так далеко. Может быть, в один прекрасный день такое мышление приведет эту страну к гибели. Даже если это не то, о чём должна тревожиться такая молодая девушка, как она, Эрика не могла над этим не задуматься.

— По слухам Отдельный Магически-оборудованный Батальон под командованием Майора Казамы... в этом свете все те слухи, граничащие с городскими легендами, имеют смысл. Более того, если Шиба Тацуя-кун — член этого подразделения, тогда его силу не по годам тоже можно объяснить.

Как и Эрика, которая будто потерялась в своём собственном мире, Наоцугу тоже, по-видимому, говорил сам с собой.

Благодаря этому, внимание Эрики вернулось назад к её первоначальной цели.

— Онии-сан, я вступила в контакт с Майором Казамой во время инцидента Йокогамы. Если бы не то чрезвычайное положение, я могла бы и не наткнуться на секрет Шибы-куна. Но даже сейчас я считаю, что это огромная тайна.

— Хм~... У Отдельного Магически-оборудованного Батальона есть все характеристики войск тайных операций. Должно быть, к ним присоединился ученик старшей школы по какой-то очень особой причине.

— Онии-сан, я нарушила неразглашение, рассказав тебе о Шибе-куне, помни об этом.

— Другими словами, Эрика, ты говоришь мне прекратить вмешиватся в его дела, правильно?

— Да. Последствие от такого осиного гнезда будет чем-то, чего не только Онии-сан, но и вся Семья Тиба хотела бы избежать. К тому же в этом гнезде может быть гигантский рой ядовитых шершней.

— Хм... и то верно, здесь ты права, Эрика. Но хотя он и ученик, я принадлежу армии. Я не могу ослушаться прямого приказа.

— Тогда может притворишься, что подчиняешься приказам? Если притворишься его охранником, тогда если его атакуют, ты сможешь появиться и захватить контроль над положением.

— Ясно... Понял. Тогда давай так и сделаем.

...К счастью, она смогла убедить брата, не упоминая имени «Йоцуба». Скрывая беспокойное выражение, Эрика поклонилась и покинула комнату Наоцугу, не привлекая его внимание.


Вернувшись в свою комнату, Эрика прочла сообщение, которое мигало на информационном терминале на столе, затем пробормотала: «Кладбище Аояма, Э?». Она даже в кресло не села — тотчас же сняла одежду и бросила её в сторону. Молодая девушка не должна так делать, но она также воспользовалась этим случаем, чтобы стряхнуть упадок духа, который почувствовала, когда пыталась переубедить Наоцугу.

Надев композитную резину под броню с пуленепробиваемыми, анти колющими и другими свойствами, она накинула кожаную куртку и надела шорты. Затем на колена прицепила протекторы, которые не мешают двигаться, и на руки натянула перчатки из тонкой, композитной ткани. Проверив карманы куртки, Эрика подобрала оружие и пошла в прихожую. Шорты и длинные резиновые сапоги хорошо подошли её огненному внешнему виду, но она не собиралась выйти погулять ночью.

Недалеко ждала «личная охрана Эрики». В недавнем «вампирском инциденте» они были ключевыми компонентами персонала Семьи Тиба и служили руками и ногами Эрики в этой операции.

— Пошли, — холодно произнесла она.

Но на парнях не показалось и следа недовольства, они последовали за ней.


◊ ◊ ◊

Хонока жила в однокомнатной съемной квартире. Общая площадь должна была быть 1 LDK, то есть однокомнатной квартирой с кухней, столовой и гостиной, но поскольку небольшое обеденное место было отведено на кухне, общая площадь была меньше 1 LDK.

Гостиная и спальня были отделены друг от друга — абсолютная необходимость для молодых девушек. Даже если парень был Тацуей, она не была готова открыть перед кем-то дверь и сразу же показать спальню.

В гостиной Тацуя наслаждался чаем с Миюки. Чай Хонока приготовила самостоятельно, Пикси хотела было начать выполнять свою рутинную модель поведения, но Хонока отчаянно её остановила.

Хонока заварила крупнолистовой чай, скорее всего свой любимый.

Сама Хонока переодевалась в своей комнате. Звукоизоляция была превосходной, но почему-то с её стороны сочилась какая-то нервозная аура. Конечно, Миюки и Тацуя понимали, что приличия требуют этого не замечать.

Когда, наконец, показалась Хонока, они как раз допили чай.

— Простите, что заставила ждать!

Полная сил, Хонока оделась почти как Миюки.

Она была в большом полупальто, под которым виднелся свитер с высоким воротником. Спортивные штаны она не надела, но надела мини-юбку и обувь на толстой подошве. Юбка была с круговым подолом, а обувь вверх от каблуков обнажала лодыжки.

Юбка была такой длины, что её идеально покрывало большое полупальто, давая впечатление, будто у неё под пальто ничего нет.

Это был наряд, который должен с уверенностью привлекать внимание... или, вернее, наряд, который должен привлекать внимание парней.

Тем не менее, одежда была практичной. Чулки Хоноки очень хорошо сохраняли тепло, их ткань была соткана из волокон, улучшающих прочность. Тацуя знал, что такой тип волокон используют для курток, которые надевают при боевых операциях. Изучив её с головы до ног, он слегка кивнул:

— Тогда выдвигаемся.

Невозможно было сказать, как Хонока поняла кивок Тацуи, но у неё на лице растаяла улыбка и она пошла прямо за ним.

На волосы она прицепила пару украшений с кристаллами, которые ей купил Тацуя. Тацуя и Миюки, как и Хонока, упустили тот краткий миг, когда взгляд Пикси привлек этот блеск света.


— Онии-сама, куда мы теперь? — Купив билеты и став на эскалатор к станции, Миюки задала вопрос Тацуе, видя, что Хонока не собирается спросить, а Тацуя не собирается просто так сказать. Миюки последовала бы за ним, куда бы он ни пошёл, но это не значит, что ей всё равно, куда они идут.

— Кладбище Аояма.

Хоноку тоже это интересовало, но на ответ Тацуи у неё побледнело лицо. Учитывая, какой уже час, интерес и доверие — две разные вещи, но с этим ничего нельзя было поделать. Лишь явное меньшинство среди молодых девушек могли бы и глазом не моргнуть, как Миюки только что.

— Испытание мужества в неподходящий сезон... просто невозможно. Там появится что-то вроде призраков или демонов?

— Как проницательно. — Хотя и почти этого не выказав, но Тацуя, похоже, немного обрадовался, подтвердив догадку сестры.

— Конечно. Потому что это то, Онии-сама, о чём ты думаешь, — с улыбкой и в прекрасном настроении ответила Миюки.

Глубоко в сердце Хоноки что-то закололо:

— Эм, Тацуя, разве это место не закрыто в такое время?..

Два дня назад она могла бы вытерпеть боль и сникнуть. Однако от того вечера два дня назад сильное ободрение близкой подруги отразилось в сознании Хоноки, нет, в её сердце. Стоя на самой высшей ступени эскалатора, Хонока встряла в разговор.

Миюки чуть удивилась, но Тацуя казался невозмутимым.

— Мы должны суметь войти, хотя не то чтобы нам помешает, если мы не войдем. Пока будем близко, они должны выйти нас встречать. Вот почему мы взяли с собой Пикси.

Итоги допроса Пикси сказали Тацуе, что остальные Паразиты вряд ли примут её текущее существование.

Для жизненных форм, которые входят в симбиоз другими созданиями, Пикси, которая потеряла стремление к репродукции, — то, что нужно устранить.

Поскольку их так мало, они должны попытаться освободить её из механической тюрьмы. Как только два основных порыва, самозащита и сохранение вида, активизировались, их действия должны стать весьма похожими на человеческие.

— Даже если нас вот-вот схватят, я уверен, Хонока, ты что-нибудь сделаешь, да?

Её способность «Оптический Камуфляж» не просто слухи, Тацуя видел её лично. Он также знал, что это могущественная, высокоуровневая техника, далеко за пределами достижений военного персонала поддержки USNA, их «Тёмного Занавеса». Хонока — волшебник, которая может полностью сокрыть своё присутствие.

Тем не менее Тацуя просто так выразился. На самом деле он даже не считал, что они будут вынуждены скрывать себя.

Однако...

Тацуя также не в полной мере понимал кое-что ещё.

Хонока приняла эту шутку на полном серьезе:

— Оставь это мне, — тепло ответила она, похлопав себя по груди, благодаря титаническому недопониманию, которое Тацуя создал, Хонока теперь полностью загорелась, её разрывала уверенность.


◊ ◊ ◊

В подземном помещении, под среднего размера зданием на окрайне района Итигая, Третья Дивизия разведки JSDF установила свой штаб. Главный офис разведки JSDF был расположен в Департаменте Обороны, но это был лишь фасад центральных штабов, тогда как этот «подвал», был, несомненно, одним из замаскированных центральных штабов. Хотя центральный штаб называть «одним из» немного странно, но так сделали, чтобы предотвратить риски «быть парализованными из-за падения штаба».

Конечно, в организации без определенного центра будет ряд серьезных побочных эффектов и больших недостатков.

Вполне понятно, что в разведывательной организации может быть сторона, в которой «правая рука понятия не имеет, что делает левая», но здесь это было особенно вопиюще. Недостаток инициативы был ещё простителен, но чтобы у каждого департамента был свой покровитель... ещё и каждый следовал своим особым интересам на грани разобщённости.

Так что у разведывательных дивизий JSDF было под вопросом общее единство.

— Цель наблюдения движется к центру города. Цель сопровождает сестра и двое других.

Спонсором этого подвала была одна из основных финансовых групп в области производства электроники и вместе с тем второй по величине военный поставщик страны. Более того, эта группа была глубоко переплетена с Семьей Саэгуса, вплоть до того, что можно заявить, что настоящий покровитель Третьей Дивизии на самом деле Семья Саэгуса. Сейчас они следовали желанию главы Семьи Саэгуса, они не действовали совместно с Альянсом Саэгусы и Дзюмондзи, возглавляемым Маюми и компанией.

— Если сравнить с нашими файлами изображений... Одна из них ученица первого года Первой Школы при Национальном Университете Магии, Мицуи Хонока.

— Одноклассница, эх. Какой странный интерес: на свидание брать с собой сестру, — насмешливо проговорил мужчина, который, по-видимому, сейчас был на дежурстве, хотя с другой стороны это прозвучало немного предвзято.

— Другая... нет, не человек. Похоже Гуманоидный Домашний Помощник серии P94.

— Модель HAR? Куда они хотят пойти с этим? Мы проникли в систему навигации их автомобиля?

— Сэр, защита очень сильна... мои глубочайшие извинения!

На практически плачущий ответ подчиненного командующий ничего не сказал. Он очень хорошо понимал: если систему общественного транспорта можно было бы так легко взломать, тогда терроризм процветал бы на улицах.

— Шеф, автомобиль с целью изменил направление.

— Акасака... нет, Аояма? — пробормотал шеф, посмотрев на монитор, на котором была отображена приблизительная оценка места назначения автомобиля, прежде чем дать новые приказы: — отправьте в Туннель Аояма агентов, замаскированных под полицейских. Обвините цель в незаконном использовании магии и арестуйте их.

Подчиненные подтвердили приказания и послали их разным получателям, шеф продолжил смотреть в монитор.


◊ ◊ ◊

Полковник Вирджиния потянулась от изнеможения в полностью укомплектованной оборудованием съемный квартире (не в апартаментах), которую посольство арендовало для длительного проживания.

Это был командный центр, хотя и временный, но всё равно настроение было плохим. К тому же, когда битва закончилась, их не похитили, но с позором оставили дрейфовать по течению, пока корабль другой страны их не спас. Она получила огромной удар по характеристике и будущей карьере.

Удивительно, но офицеры из родного посольства не могли её винить. Такой позор вышел далеко за пределы её одной: опозорились также и особые силы, высланные временным командным центром в качестве охраны и военно-морской флот, которому принадлежал корабль (гордость флота пострадала от ещё более тяжелого удара, чем она), поэтому она понимала, что они не могут её винить.

Тем не менее, даже со всем этим, у неё ещё осталось энергии для дальнейшего размышления.

Однако она не могла отрицать, что они потерпели большое поражение.

Лишь когда она подняла голову на неожиданный звонок громкой связи, то заметила, что уже поздняя ночь.

Она даже услышала, как женщина-офицер на страже ответила.

И даже обнаружила, как женщина-офицер резко вдохнула.

— Извините.

Шаги, которые приблизились к комнате, а также голос, который запросил разрешение войти, были искажены от потрясения.

— Входите.

Вирджиния выровнялась и в уме напомнила себе говорить ясно. Она не могла позволить подчиненным видеть её ослабевшей — её курс командования не включал дополнительных толкований и эмоций.

Дверь в комнату осторожно открылась. Ей отдала честь высокая молодая женщина в форме. Вирджиния выбрала себе охрану за боевое мастерство, а не внешность или характеристику, выбрала за превосходные способности и мужество. И вправду, Вирджиния оценивала её достаточно высоко, что считала, что исход прошлой ночи был бы иным, если бы она тогда присутствовала.

Тем не менее она сейчас стояла здесь — с чопорным и бледным лицом.

Чувствуя, что что-то не так, Вирджиния поднялась с дивана:

— Что случилось?

— Кто-то просит встретиться с вами лицом к лицу, Полковник.

— Что?..

Пребывание Вирджинии в этом месте было высоко засекречено. Если кто-то из военных (военных USNA) пришёл её увидеть, охранник не была бы так взволнована. Как и с любым из посольства. Другими словами посетитель прорвался через информационную блокировку военных USNA и был посторонним, который знал, что она здесь и попросил аудиенции.

Не желая отдать приказ своему сержанту, Вирджиния собственноручно нажала на кнопки пульта и вывела изображение из главной гостиной. Показалась несчастная молодая девушка в платье с элегантным кружевом и любопытным выражением на лице.

Это совершенно поразительное зрелище заставило Вирджинию замереть на твердые пять секунд.

— ...Кто же, черт возьми, она такая?

Наконец, Вирджиния пришла в себя и увидела двух крепких мужчин, стоявших позади молодой девушки. Один из них бережно нес по-видимому пальто молодой девушки. Похоже, они или её служащие или охранники. Лицом, которое эти люди, явно не рядовые плебеи, охраняли, скорее всего была та молодая девушка юных лет.

Хотя Вирджиния знала, что должна быть начеку, всё равно стала постепенно терять реальность.

— Её имя Аяко Куроба, — заговорила сержант. Даже Вирджинии не удалось подавить порыв сглотнуть, когда услышала она те несколько слов. — Она называет себя посланником Семьи Йоцуба.


— Как замечательно встретить вас, госпожа Вирджиния. Меня зовут Аяко Куроба. Простите за вторжение, но сегодня я пришла от имени Семьи Йоцуба, — Молодая девушка поприветствовала Вирджинию на свободном английском.

Однако она упустила военное обращение к старшим офицерам. Учитывая её отличное владение английским, невозможно поверить, что она не знакома с теми терминами. Одним словом, она сделала это намерено. Сказала собственное имя и фамилию, наверное, тоже намеренно.

— Я Полковник Вирджиния Баранс из Объединенного Комитета Начальников Штабов USNA. Извините за грубость, но я бы хотела кое-что спросить до нашего разговора.

— Ара, что же это? Отвечу, если смогу.

По-видимому она младше Майора Сириус, но эта молодая девушка намного опередила её за столом переговоров.

Всё ещё незрелая, но она превосходит Главнокомандующего военных USNA со всем своим опытом.

Это не простая молодая девушка. Вирджиния тщательно вырезала себе это в сердце.

— Вы сказала Семя Йоцуба... Вы имеете в виду ту Йоцубу? — абстрактно проговорила она, просто на всякий случай, вдруг произошла ошибка.

Однако на этот расплывчатый вопрос молодая девушка весело рассмеялась:

— И вправду, та Йоцуба. Сегодня я пришла от имени Йоцубы Майи, главы Йоцуба из Десяти Главных Кланов, с просьбой.

Хотя она умственно приготовилась, что это не ошибка, просто принять так смело заявленную правду было нелегко.

Йоцуба из Японии.

Для тех, кто шагает с магией, это была неприкасаемая земля. Особенно для тех, кто владеет магией в военных целях.

Они не были похожи на Майора Сириус, одного человека, который обладает абсолютной разрушительной силой и может бросить вызов армии.

Сущность Семьи Йоцуба лежала в совершенно ином направлении.

Сейчас (по крайней мере пока) они были подчинены японскому правительству, но если внезапно превратятся в террористов, то у них есть члены, которые могут стать началом IV Мировой Войны.

В глазах волшебников, такая фанатичная структура, как они, вознеслась не как нечто, достойное уважения, но как полный, абсолютный страх.

— Просьба?

— Верно. Я искренне надеюсь, что вы меня выслушаете.

— Какая?

Лишь сейчас Вирджиния заметила, что они не подали чай.

Однако предложить прохладительные напитки уже было слишком поздно.

Вирджиния сосредоточила всё внимание на том, что молодая девушка собирается сказать.

— Тогда, пожалуйста, простите. Мы хотели бы, чтобы госпожа Вирджиния своим влиянием прекратила все попытки мешать волшебникам нашей страны.

— ...

Не нужно и говорить, но вмешательство подразумевало тайную операцию, которой она командовала. Расследование и защита (одним словом, похищение) скрытого Волшебника Стратегического класса Японии, а также его или её выведение из строя (убийство). Конечно, она ожидала, что «просьба» девушки — требование Йоцубы. В сущности, это было наиболее вероятным исходом.

Тем не менее услышать, как кто-то в просьбе произнес фразу гораздо грубее за «пожалуйста, остановите»... Вирджиния временно лишилась способности ответить.

— Госпожа Вирджиния, вы ведь понимаете, что собой представляет система «Десяти Главных Кланов» нашей страны.

Проще говоря, если вы не знаете, тогда я вам расскажу. Раздраженная таким тоном, Вирджиния кивнула головой. Не было никакого смысла прикидываться дурой.

— Нашей главе, Йоцубе Майе, не нравится, что вы суетесь, куда не следует. Ваша страна и наша — союзники, никто не желает посеять семена войны.

— ...Это угроза? Вы откроете огонь, если мы не остановимся?

Аяко пренебрегла вопросом Вирджинии и снова весело рассмеялась:

— Госпожа Вирджиния, вы спокойно спали прошлой ночью?

— Так это сделали вы!? — К тому времени, как спохватилась, Вирджиния уже поднялась с дивана и наклонилась вперед. Если бы стол был чуть поменьше, она, скорее всего, уже схватила бы молодую девушку за воротник.

— О чем вы говорите? Я спросила лишь потому, что подумала, что у вас немного нездоровый цвет лица, и всё, — будто бы из опасения проговорила она, но на её лице небыло ни следа такой эмоции. Молодая девушка продолжала улыбаться. Она даже не пыталась скрыть лицо, означающее, что она совершенно уверена в том, что знает всё. — Госпожа Вирджиния, пожалуйста, успокойтесь. Если возможно, мы хотели бы завязать с вами дружеские отношения.

— Ты посмела сказать дружеские отношения?..

Наверное лишь потому, что молодая девушка проговорила это вслух, но Вирджиния осознала, что схватить её сейчас не принесет вообще никакой пользы. Это лишь ещё больше разъярило Вирджинию, когда она обратно села.


MKnR v11 20

— Госпожа Вирджиния, вы ведь хорошо знаете могущество Йоцубы. И мы тоже хорошо понимаем ваше могущество.

Её эмоции настолько потемнели, насколько возможно, но логика говорила Вирджинии слушать слова молодой девушки.

Молодая девушка, которая заявила, что говорит от имени главы Йоцубы, говорила не о силе военных USNA или мощи Звезд, но сказала, что знает о силе Вирджинии.

Значит...

— Наша глава сказала, что если госпожа Вирджиния сделает так, чтобы инцидент закончился на этом, мы никогда не забудем личную услугу, которую вы нам оказали. Также наша глава сказала, что если будет такая возможность в будущем, мы тоже дадим руку помощи Вирджинии.

Это предложение определенно было заманчивым.

Если у неё будут личные отношения с «Йоцубой», тогда у неё будет более чем достаточно, чтобы восстановить свою потерянную позицию в армии. Прошлой ночью она лично испытала их мастерство.

Как и до этого, молодая девушка продолжала улыбаться.

Взвесив обе чаши весов, логика выиграла... логика по имени амбиции.

Полковник Вирджиния, столкнувшись с договором дьявола в форме прекрасной молодой девушки, решила его подписать.


◊ ◊ ◊

По пути из Станции Аояма к улице Тацуя почувствовал, как за ним всё время скрупулезно наблюдают. Более того, не одна пара глаз или две. Исходя из его разговора с Хаямой перед тем, как вышел из дома, Тацуя уже предсказал, что будет под наблюдением. Тем не менее количество задействованного персонала превзошло его ожидания.

Должно быть, они знают о связи Тацуи и Миюки с Семьей Йоцуба, или по крайней мере догадываются, но также возможно, что столь крупные силы были задействованы, чтобы не дать вмешаться Семье Йоцуба.

Впрочем, Тацуя не верил, что даже с поддержкой Семьи Саэгуса эта национальная разведывательная группа осмелится прямо навлечь на себя гнев Семьи Йоцуба.

Значит, их не волнует Семя Йоцуба... Внутренние Дела, Общественная Безопасность, и Департамент Разведки должны знать о том, что случилось с матерью и тётей Тацуи и Миюки в их молодости. Они совершенно не обращают внимания на то, что их могут втянуть в ярость мести... невероятно, они за каких-то двадцать-тридцать лет забыли такое суровое напоминание. Не говоря уже о том, что могущество Семьи Йоцуба — и «могущество» хоть и с намеком на влияние, но больше от насилия — сейчас намного больше, чем было в прошлом.

На этом Тацуя ограничил такие мысли. К наблюдателям добавились новые глаза.

Новые, чуждые глаза.

Нечеловеческие взгляды, взгляды монстров.


Профессионалы разведки недоумевали, почему получили приказ следить за тремя учениками старшей школы и одной моделью HAR, но всё же делали своё дело, потому что ничего другого им не оставалось.

С таким опытом за поясом у них также была сторона, где они легкомысленно относились к цели наблюдения. Среди них несколько всегда делали всё возможное при любых обстоятельствах и никогда не снижали бдительность, добросовестно выполняя свою задачу, но, несмотря на сходством между фразами «относиться легкомысленно» и «лениться», они в корне отличаются.

Хотя легкомысленность несет несколько негативное впечатление, это также средство задать себе темп. Нет нужды задействовать все сто процентов силы, когда для выполнения работы достаточно и пятидесяти. И эта миссия, по сравнению с теми ста процентами, требовала лишь пятидесяти, так что они эти пятьдесят и использовали. Может, они и были вначале немного медленными, но в конце концов им всё же удалось сделать больше. «Привычка» — тоже способность.

Однако также верно и то, что в этом есть как преимущества, так и недостатки.

Для элитных агентов разведки, замаскированных под полицейских, слежка и наблюдение — самые типовые задачи. Они положились на свой обильный опыт и выборочно сосредоточили внимание, но тем самым они создали брешь в обороне.

Они получили миссию: сразу же, как только цель наблюдения использует магию, подделать задержание и тем самым усмирить и захватить их.

Поэтому они задействовали измерительные приборы для обнаружения магии.

Однако прибор отреагировал уже после того, как крик тревоги поставил всех на уши.

Зрение агентов заполнили волны мигающего света.

Совершенно неожиданный упреждающий удар.

Враждебный акт, который ничего не предвещало.

Их воля принять ответные меры утонула под накатившими волнами мигающего света.


— Тацуя-кун, я заставила наблюдателей уснуть.

— Хорошая работа.

Видя, как в приподнятом настроении Хонока сообщила о своём достижении, даже Тацуя с трудом не дал лицу стать чрезмерно жестким.

Чуждые взгляды становились всё ближе. Нечеловеческие... нет сомнений — это Паразиты. С такими противниками человеческие наблюдатели принесли бы слишком много хлопот.

Применять магию на улицах нелегально. Любой, кто так упорно за кем-то следил, не мог быть обычным гражданским или настоящим государственным служащим, что лишь усугубило трудности, поскольку они использовали магию без полномочий. Тацуя сообщил своим спутницам местоположение наблюдателей лишь потому, что хотел предупредить их не использовать магию наудачу, пока они не стряхнут преследователей.

По правде, Тацуя хотел было сказать это вслух. Однако Хонока своими действиями опередила его.


«Даже если нас вот-вот схватят, я уверен, Хонока, ты что-нибудь сделаешь, да?»


Хонока довольно широко истолковала фразу Тацуи. На самом деле её сердце пело: «Тацуя впервые попросил меня о помощи!»

Поскольку у неё всегда была сторона, склонная грезить наяву, ни Тацуя, ни Миюки не возражали ей, но сейчас это в ней проявлялось даже больше, чем всегда.

Магия, основанная на свете, была специальностью Хоноки. Светом она манипулировала особенно искусно.

Услышав от Тацуи местоположение наблюдателей, она, увеличив преломление света, в этом убедилась, прежде чем вдруг не выпустить яркую вспышку света прямо перед глазами противников.


Магия промывания мозгов, свет «Злого Глаза».


Когда Тацуя это заметил, то серьезно забеспокоился.

Поскольку Тацуя намекнул ей просто «дать им уснуть», он позволил ей активировать магию, но, честно говоря, не был уверен, что это правильный выбор. Магия с гипнотическими эффектами оценивается тем же уровнем магии, что и магия, которая наносит прямой вред телу и считается изначально запрещенной магией.

Если их поймают настоящие полицейские, то не отпустят лишь с предупреждением. Подростковый возраст не спасет от настоящего наказания, например их могут наказать «общественными работами с использованием магии».

Она применила ту же магию, что и лидер террористов «Бланш», но и скорость, и точность намного превзошли его, хотя она и применила магию на четырех людях.

Похвально, что она способна использовать «Злой Глаз», но Тацуя тотчас же понял, что нужно быстро уходить.

— Давайте убираться отсюда, пока не пришли их товарищи.

Как и ожидалось, брать с собой Хоноку оказалось полной катастрофой... наконец-то это осознав, Тацуя молча передал сообщение другому своему товарищу.


◊ ◊ ◊

— Какая хлопотная молодая девушка...

Смотря на монитор — уличную систему наблюдения, в основном состоящую из камер видеонаблюдения, но также и из устройств для обнаружения ядовитых газов, нелегальных высокоэффективных электронных волн и из псионовых детекторов для обнаружения несанкционированного использования магии — Фудзибаяси невольно вздохнула.

— Всё равно её техника чудесна. Если я правильно помню, ту девушку зовут «Мицуи Хонока», я прав? — послышался сзади исключительно похвальный голос.

На слова дедушки, в которых не было скрытого смысла, Фудзибаяси снова вздохнула:

— Да, Софу-сама.[1] Она ученица первого года Первой Школы, Мицуи Хонока.

— Она превосходна в системе магии света и её фамилия Мицуи, неужели она принадлежит роду Элемента Света?

— Неизвестно. Провести расследование?

— Ох, нет, ненужно, ведь это такой пустяк, — счастливо усмехнулся и покачал головой старейшина Кудо, когда его спросила внучка. — Кстати... хотя выдающихся людей называют выдающимися и уникальных уникальными, вокруг него определенно собралась группа способных людей.

— Не только способных. У многих из них также интересный характер, — обыденно бросив эти оскорбительные слова, Фудзибаяси натянула тонкие перчатки для ввода, затем её пальцы дотронулись до сенсорного экрана и затанцевали над элементами управления.

Система наблюдения была упряма как в программном, так и в аппаратном обеспечении, зато управление было простым. Хотя неограниченными записями наблюдения могли легко воспользоваться вредоносные лица из тех, кто скрывается в глубинах правительства. Но если ограничить ручным управлением, такой тяжелой системой управлять было бы слишком трудно.

Вот поэтому, чтобы никого не обвинили в незаконном использовании магии, включая вампирский инцидент, были обязательны несколько действий для того, чтобы убедиться, что выбранные части данных не покинули Семьи Саэгуса и Тиба.

Информационным контролем руководила Маюми, но с приближением экзаменов её задачу передали Фудзибаяси.

Однако подход Фудзибаяси заключался в том, чтобы убрать всех остальных и управлять системой в одиночку. В отличие от Маюми, Фудзибаяси также работала, чтобы скрыть то, что дочь главы Семьи Саэгуса была использована как орудие, потому что узнала, что глава тайно следит за всем за спиной дочери. Зная причину этого, она никак не могла передать эту задачу другим.

Поскольку она действовала не как хакер, а как законный оператор системы, для неё это было легче обычного, но вместе с тем она почувствовала себя немного вне контроля.

Тем не менее, с этим она ничего не могла поделать.

Поскольку положились фактически на неё одну и она реально выполняла свой долг, она могла выполнять его, как ей заблагорассудится, как и всегда.

Не говоря уже о том, что прямо за спиной стоял её дедушка.

И она, и тот, кто её послал (другими словами тот, кто планировал заменить ею весь контроль потока информации) не ожидали, что придет старейшина Кудо.

Ну а что до того, почему он здесь, Фудзибаяси не спросила.

Хотя он был её дедушкой, они не были так близки. Как член Семьи Фудзибаяси, ей нужно было проявлять осторожность и не выражать какие-либо близкие отношения со старейшиной Кудо.

К тому же если между Семьей Саэгуса и Семьей Йоцуба полетят искры, будет неудивительно, если Кудо Рэцу начнет действовать и потушит пламя.

Дедушка Фудзибаяси Кёко был одним из нескольких, кто знал, кто Шиба Тацуя на самом деле.

— Птицы собираются по окрасу... или одного поля ягоды. Чтобы это ни было, но он определенно звезда, очень далекая от нормальной.

— Верно. Похоже, что тот, кем манипулируют, на самом деле может оказаться манипулятором, — присоединилась Фудзибаяси, продолжая смотреть на монитор. Если бы она повернулась, чтобы посмотреть дедушке в лицо, то, возможно, заметила бы глубокий смысл за его словами. Однако она не повернулась.

Птицы собираются по окрасу. Сосредоточившись вокруг Отдельного Магически-оборудованного Батальона, возглавляемого Казамой, она тоже была включена в это число. Впрочем, к счастью это или нет, но сообщение дедушки не передалось внучке.


◊ ◊ ◊

Как и ожидали, на Кладбище Аояма они войти не смогли.

Тем не менее, для этого не было необходимости.

Вдоль построенной после войны высокой стены (мера против непочтительных людей, делающих снимки мертвых) шли ночью две модные девушки, молодой парень и одна машина, вдруг они обнаружили, как спереди и сзади приближаются ауры.

««Мастер, приближаются три "Паразита"»»

Тацуя остановился, услышав телепатию Пикси.

Они использовали телепатию, вместо динамиков, чтобы привлечь Паразитов.

Он также приказал Пикси телепатически разговаривать с Миюки и Хонокой.

Почти в то же время, как остановился Тацуя, две девушки тоже остановились, став возле Тацуи.

Хотя они обе не боялись, их лица выдавали волнение.

Сам Тацуя тоже не был застрахован от беспокойства, так что их отношение его не разочаровало.

Как и было договорено, Тацуя нажал на кнопку в терминале, которая активировала радиомаяк. Он передал своё местоположение на GPS Эрике и Микихико. Они немедленно сюда поспешат вместе с членами Семьи Тиба. Как только они подготовят засаду, как планировали, начнут захват Паразитов.

Тем не менее, основываясь на положении противника, Тацуя решил дождаться подкрепления.

Тацуя достал с левого кармана своё любимое серебряное устройство. В правой руке, опустив её вниз, он держал Специализированный CAD в форме пистолета — «Трайдент», ожидая одержимых демонами людей.

Защищая спину Тацуи, Миюки стояла к нему спиной с CAD в форме терминала в руке. Прижимая правую руку к CAD в форме браслета, надетому на левое запястье, Хонока стояла возле Тацуи, глядя то вперед, то назад.

Видя краем глаза эти надежные силуэты, Тацуя неосознанно улыбнулся.

С совершенно неожиданной стороны его тревога ослабла.

Он тревожился, потому что боялся подвергать опасности двух девушек.

И как только осознал, что не о чем волноваться, тревога пропала.

Успокаивая себя, он направил взгляд на область, освещенную уличными огнями.

К ним шло три фигуры. И шагали они без колебаний. Как и сказала Пикси, Паразиты её обнаружили.

Ни одна из сторон не атаковала первой, сокращая между собой расстояние и дальше.

Когда дошли до места, где можно было различить их одежду, два Паразита остановились.

Оставшийся продолжил брести к Тацуе.

Пока его черты лица ставали всё менее и менее размытыми, неуклонно росла какая-то странность.

И Тацуя тут же понял, что именно было странным.

То, что он видел глазами, отличалось от того, что чувствовал.

Паразит был одет в простую ветровку и полосатые брюки. Ветровка не скрывала телосложение, лицо тоже не было закрытым. Глаза, рот, уши, руки, и ноги — всё не превышало нормальные параметры. По внешнему виду он явно был человеком, но аура у него была нечеловеческая. Вот значит что такое демоническая аура.

Пока Тацуя внимательно изучал цель, разрыв между ним и Паразитом продолжал уменьшаться, пока они не оказались достаточно близко, чтобы видеть выражение слышать голос друг друга.

— Шиба Тацуя, нам нужно с тобой поговорить.

Поскольку Тацуя не планировал говорить, то, что другая сторона начнет разговор входило в его сценарий. Начало беседы было стабильным (хотя выбор слов — совсем другая проблема), поэтому всё пока что шло в пределах ожидаемых границ.

Тем не менее то, что другая сторона обратилась к нему по имени, удивило Тацую.

— Как мне вас называть? — ответил он.

Мужчина, которым овладел Паразит, открыл было рот, но ничего не сказал. Такой пустой взгляд довольно похож на человеческий, подумал Тацуя. Должно быть, личность была захвачена, но эмоциональная составляющая осталась неизмененной.

Нет, наверное не захвачена. По информации от Пикси у Паразитов лишь есть оригинальное сознание. Другими словами, у них эмоции могут развиваться лишь до такой степени. Возможно, чувство себя Паразита не захватило человеческого хозяина, но слилось с человеком, создав новую личность, по-новому посмотрел Тацуя.

— Марте, — коротко ответил Паразит задумавшемуся Тацуе. На вопрос как его называть он назвал собственное имя. Тацуя знал достаточно, чтобы понять, что это или испанское или итальянское слово, означающее «Марс».

В этом есть смысл. Хотя он свободно понимал японский, это могло ввести в заблуждение, рассмотрев его поближе, Тацуя увидел европейские черты лица. Никогда не выезжав из страны, Тацуя мог лишь догадываться, но у мужчины перед его глазами по-видимому были отличительные черты латиноамериканцев. Его имя было позывным, нет, шанс, что это позывной, был от 80% до 90%, так что ничего не было удивительного в том, что он называл себя Марте.

Однако Тацуя не знал, что в организации, называемой Звезды, есть Классы Планет и Спутников. Он предполагал, что названия Звезд были буквальными определениями «неподвижных звезд», то есть любыми неподвижными объектами на небе. Поэтому он лишь понимал, что «Марс» означает Волшебника Планетарного Класса «Марте» Звезд, он не догадывался о ревности, одержимости и зависти хозяина, пришедшие от Класса Планеты — того, кто был обучен быть заменой, но не смог стать одним из Звезд.

— И так, мистер Марте, или называть вас сеньор Марте? О чем вы хотите поговорить?

За его вопросом не было никакого скрытого смысла. Для Тацуи «Марте» было не более чем простым словом. Вот почему когда он увидел, что противник пришел в ярость от таких простых слов, он лишь подумал, что это оттого, что он прервал мужчину.

— Мистера достаточно, мальчик.

Когда Паразит по имени Марте обратился к нему «мальчик», Тацуя почувствовал, что попытка мужчины высмеять его была явным знаком потери самообладания.

— И, что вы хотите?

Чтобы продолжать тянуть время, Тацуя мог бы продолжить провокацию, его это не волновало, но поскольку его спутницы засуетились, он решил подтолкнуть разговор вперед.

— ...Шиба Тацуя. У нас нет к вам всем злых намерений.

Похоже, «мистер Марте» больше предпочитал называть его полным именем, а не «мальчиком».

Впрочем, для Тацуи эта тонкость была не важна (он никогда не любил наигранную вежливость).

— Я не понимаю, для меня это слишком расплывчато. О ком вы говорите? И что вы имеете в виду под злыми намерениями?

Но по сравнению с мыслями Тацуи то, что другая сторона пыталась передать, было значительно важнее.

— ...С этого времени мы, Демоны, не планируем враждебных действий по отношению к вам, японским волшебникам.

«Значит, они называют себя демонами...»

Не дьяволами, призраками, или привидениями, но демонами. Вот как они видели своё существование. Поскольку он никогда не слышал этот термин от Пикси, они, должно быть, обсудили заранее и выбрали термин, которым люди могут их называть.

Тацуе захотелось криво ухмыльнуться, поскольку он знал, что некоторые люди называют его Магию Разложения «Демонической Правой». Главная причина этого была в том, что он обычно активировал Магию Разложения там, куда указывал правой рукой, но к Паразитам из-за этого он не стал быть более расположенным.

— И? Что-то ещё?

На краткое заявление Паразита, известного как Марте (самопровозглашенного Демона), Тацуя тоже хотел кое-что сказать. Но для начала лучше дать другой стороне закончить говорить.

— Как цену за то, что мы не будем считать вас врагами, мы надеемся, что вы отдадите нам того робота.

Тело Пикси задрожало... должно быть, воображение, подумал Тацуя. В конце концов, у робота нет ничего общего с биологическими реакциями.

— ...Мистер Марте. Пожалуйста, немного уточните. Даже если я отдам её вам, зачем вам она? Я не смогу вам ответить, пока вы ясно это не объясните.

— Зачем мне объяснять? Это у вас не должно быть никаких оснований защищать робота.

— Есть основания или нет, решим мы.

Марте нахмурился, услышав ответ Тацуи. Поняв, что у Паразита внешность и возраст разнятся, это его недовольное выражение больше не казалось Тацуе странным.

— ...Чтобы освободить нашего товарища, попавшего в ловушку в роботе.

Услышав это, Тацуя намеренно склонил голову:

— Так робот не может быть хозяином? — Выражение Марте помрачнело. — Не знаю, что вы о нас думаете, но мы — жизненные формы. Более того, наша связь друг с другом намного превосходит вашу, людскую. Спасти товарища, жизненную форму, попавшую в ловушку в безжизненном сосуде... вы, люди, не можете понять даже этого? — Однако и его голос, и тон были спокойными.

— Нет, я могу понять, — столь же решительно ответил Тацуя. Впрочем, пока ответ Марте был в пределах того, что он ранее узнал от Пикси, ответ не поднял его интерес. С другой стороны, это также значит, что словам Пикси можно доверять. На этом вопросы и ответы можно закончить, подумал Тацуя, продолжив говорить, чтобы выиграть время для подготовки ловушки.

— Но как вы это сделаете?

— Уничтожим тело. Как только хозяин будет потерян, можно будет найти другого.

— Понятно... вот значит как. Пикси, ты желаешь освободиться?

««Нет, Мастер!»»

Тацуя спросил не серьезно. Даже обладая безжизненным телом, пока оно выражает желание самосохранения, Тацуя не согласился бы его уничтожить. С тремя фундаментальными законами робототехники, — не причиняй вреда человеку, слушайся человека, защищай себя, пока не нарушены первые два закона, — 3H полезный инструмент.

Вот только телепатически выраженный отказ был ожесточеннее, чем он предполагал.

««Я — это я. Моё единственное желание быть чем-то, чем обладает Мастер. Это и есть я»»

Мало того, что она обладала оригинальным инстинктом самосохранения, она ещё обладала собственной волей «укорениться».

««Кем бы я ни была раньше, откуда бы мои основные желания ни пришли, всё это уже для меня неважно. Я ненавижу мысль, что больше никогда не буду собой»»

Пикси посылала телепатию не только Тацуе и троим Паразитам, но также Хоноке и Миюки.

Хонока прикусила губу.

А губы Миюки превратились в усмешку.

— Ты слышал, Онии-сама.

— Совершенно верно.

Ухмылка также появилась и на устах Тацуи.

Удивительно, но в этой неожиданно странной речи не было кривой ухмылки.

Почему-то Тацуя не планировал избегать мыслей, проецируемых от демона, засевшего в роботе.

— Тогда, думаю, вы уже догадались, как я отвечу... но до того, как дам окончательный ответ, я тоже хотел бы задать два-три вопроса.

— Ты глупее, чем мы представляли, Шиба Тацуя. Мы в тебе разочарованы... Что же, задавай свои вопросы.

— Вы ранее сказали, что у вас нет злых намерений к волшебникам, верно? Почему вы сказали к волшебникам, а не к людям?

Ответа не последовало.

Он задал этот вопрос с насмешливой ухмылкой на лице.

— Если мы согласимся на ваше условие, тогда вы, Демоны, больше не будете выступать против волшебников. Тогда что насчет людей, которые не волшебники, что насчет них?

— ...

— Уничтожив тело Пикси, какого хозяина вы будете искать? Нет, можно не отвечать. Я уже знаю.

— ...Значит, под твоим упрямством есть и небольшой ум, — пожал плечами Марте на стальной взгляд в глазах Тацуи и на двух девушек, которые приняли боевое положение. — Мы не понимаем. Мы уже сказали, что не будем с тобой драться, почему же ты до сих пор недоволен? Как и мы, демоны, не можем сосуществовать с людьми, вы, волшебники, также чужды людям.

— Э? — притворно удивился Тацуя внезапной речи Паразита.

Впрочем, эта речь была не более чем подстрекательством.

Тацуя никогда бы не поверил каким-либо словам, сказанным этим лживым тоном.

— Мой хозяин тоже волшебник, — сказав это, он преувеличенно похлопал себя по груди. Была возможность, что этот мужчина, до того как им овладел Паразит, работал подстрекателем. В таком случае позывной «Марте» ему не подходит. Имя «Меркурий» ему идет намного лучше. Совершенно не обращая внимания на холодный взгляд Тацуи, речь Паразита стала более пылкой: — Поэтому я тоже знаю, как люди относятся к волшебникам.

— И как же они относятся?

— Для людей волшебники — инструменты и подопытные для лабораторий. Людей никогда не заботят чувства волшебников. Они используют их как инструменты, потому что те обладают магией, и как лабораторных крыс, чтобы создать больше магической силы.

Хотя у Тацуи возникло такое чувство, что где-то уже эту речь слышал, он всё же решил позволить Паразиту закончить.

— Почему ты должен защищать людей, которые лишь стремятся тебя использовать? У тебя нет такого долга. У тебя есть своя воля и мечты, разве не так?

Тацуя посмотрел прямо в глаза Марте, когда тот закончил речь.

Как бы настойчиво Марте ни глядел на Тацую...

Тацуя ответил лишь вздохом.

— Вряд ли, потому что используют не только волшебников, — хозяину со злонамеренным Паразитом Тацуя ответил тоном, в который закрался глубокий смысл. — Как бы сказать?.. Такое чувство, что я эти слова читал в какой-то книжке. — Затем его губы обратились в насмешливую улыбку: — Видеть в людях ничего, кроме глупости... вы истинный глупец.

В глазах мужчины замерцала ярость.

Это эмоции Паразита или чувства хозяина?

Размышляя, что же Марте хотел сказать, Тацуя продолжил:

— Вы не навредите нам, волшебникам. Звучит хорошо, но вы уже навредили моим товарищам. Друзьям, которые являются волшебниками. Вы даже одно слово извинений не сказали, так почему же я должен верить вашим словам? Нет разницы между вашими словами и уважением человеческих прав волшебников. Не говоря уже о том, что вы этими пустыми словами хотите совершить с нами сделку, будто пытаясь нас развести. Даже у бесстыдства должен быть свой предел. — После этой тирады Тацуе как будто наскучило, и он снова усмехнулся: — Если подумать, я ещё не ответил. Тогда ответ — нет.

— Мальчик.

— Пожалуйста, не говорите, что будете сожалеть об этом или какое-нибудь другое клише. Тогда мне будет совестно с вами драться.

Глаза Марте заполнило намерение убийства, он махнул правой рукой.

Из кармана он достал небольшой кинжал. На рукоятке кнопка — похоже, это не обычный кинжал, а какое-то хитроумное устройство.

Другие Паразиты держали в руках такие же кинжалы.

Видя это, Тацуя холодно усмехнулся:

— Ну, это легко понять. Тогда позвольте и нам всё упростить. — Тацуя театрально фыркнул: — Бросайте оружие и спокойно сдавайтесь. Тогда вы не пострадаете. Я гарантирую вам счастливую жизнь подопытных кроликов.

— Ты... жалкая гончая людей! — Паразитом овладело сильное «желание» хозяина-человека.

Овладело, снова и снова, и так до бесконечности.

Скорее всего, волшебник, известный как «Марте», отчаянно ненавидел людей, которые контролировали его до того, как им овладел Паразит.

Тацуя естественно пришел к такому выводу, как только услышал ярость в его реве.

Без какой-либо последовательности активации появился предвестник магии. Так значит Паразитам и вправду не нужны последовательности активации или заклинания, чтобы применить магию.

Однако в этом Тацуя был почти что таким же.

Быстрее, чем магия Паразита успела материализоваться, «Разложение» Тацуи разрушило информационные тела, которые пытались изменить реальность.

Способность, господствующая над всеми волшебниками, сила разлагать информационные тела.

Эта магия, «Рассеивание заклинаний», была столь же действенна и на заклинаниях нечеловеческих существ.

Беззвучная и не испускающая свет, тихое средство нападения и обороны.

Марте, который планировал использовать магию первым, был совершенно озадачен, когда магия вдруг исчезла.

Тацуя не собирался упускать эту возможность.

Он поразил суставы рук и ног Марте, и тот свалился на землю.

Паразит никак не мог изменить структурный состав человеческого тела. Даже если он не почувствовал боли, ноги и руки перестали двигаться, как только были разорваны суставы.

Тацуя направил пустую левую руку на Паразита, упавшего на дорогу.

Если человеческий сосуд будет уничтожен, Паразит улетит искать нового хозяина.

А если Миюки заморозит их своей магией — самоуничтожатся и тоже улетят.

Паразитам не нужна последовательность активации, поэтому даже недвижимое тело видимо может применять магию.

Чтобы полностью «стереть» Паразита, нужно атаковать прямо по ментальному информационному телу.

Тацуя плотно сжал ладонью блок Псионов.

К сожалению, не было гарантии, что ему удастся.

Но Тацуя не колебался. Если это не сработает, тогда они подождут прибытия специалиста в запечатывании, понимающего древнюю магию.

Сейчас колебание не принесет ничего хорошего.

Наполняя Псионы в руке концепцией «Отрицания», Тацуя левой рукой указал на Паразита и выпустил Псионы.

Сжатый блок Псионов полетел, как пушечное ядро к груди Паразита.

Не к мозгу, к груди.

Тацуя сделал такой вывод от информации, которую получил от Пикси и долгого обсуждения с Якумо. Они прикрепляли себя не к органам человеческого тела, но к человеческой душе. В таком случае нет разницы, в какое место на теле ударять. Поэтому он нашел глубочайшую связь и нацелился в сердце, которое снабжает топливом все клетки.

Итог оказался намного драматичнее, чем он воображал.

Будто креветка, оставившая безопасный океан, по всему телу Паразита начались яростные судороги.

Он прыгал, будто безумный.

Тело Паразита отвергало его.

Тацуя вложил свою волю в Паразита и отвергал Паразита, как и Паразит отвергал его волю.

— Онии-сама!

Увы, у него не было свободного времени, чтобы этим насладиться.

Загнанная в угол, с ним заговорила Миюки.

Однако «взгляд» Тацуи никогда не покидал Миюки.

Миг, когда к Миюки подошла опасность, Тацуя заметил бы даже без её слов.

Повернувшись, он увидел:

Миюки не только заморозила руки, ноги и одежду противника, но также вмешательством на площади обнуляла его магию, Хонока была в осаде от небольших ножей, соединенных с каким-то устройством. Служа её щитом, Пикси брала на себя все удары.

— Хонока!

— Я в порядке! — жестким тоном ответила Хонока, будто отклоняя руку помощи Тацуи.

Глаза Хоноки загорелись сильным светом.

Сжигающий свет, заявлявший, что она не собирается становиться препятствием.

Свет был в глазах Хоноки...

Как и в её украшении для волос.

Тацуя почувствовал резкий всплеск псионовых волн.

Это был предвестник огромного роста ментальной энергии.

Не магия. Что-то более прямое, вмешательство разума.


MKnR v11 21

Тотчас же...

Пикси высвободила неистовый психический взрыв.

Ценой отсутствия контроля, выпущенная грубая форма несла в себе бешеную мощь, сбивающую все явления. Даже возведенное вмешательство на площади Миюки дрогнуло.

Среди сейчас живущих волшебников, даже вмешательство на площади одной из самых лучших, Миюки, дрогнуло.

Тацуя сформировал новую псионовую пулю и выстрелил в Паразита, который сражался с сестрой.

И снова произошел танец отторжения.

Однако внимание Тацуи и Миюки было уже не здесь.

В том месте, куда они смотрели, была выпущена чистая сила вмешательства изменения движения — так называемый «психокинез».

Хонока ещё была в оцепенении от внезапного высвобождения могущественных псионовых волн, Пикси стояла в защитной позиции.

А Паразита, который стоял напротив... уже давно снесло с поля зрения.


◊ ◊ ◊

Потеряв дар речи от потрясения от увиденного на мониторе, Фудзибаяси пришла в себя и обернулась, как только услышала сзади восхищенный смешок.

— ...Хо, никогда бы не подумал, что увижу здесь что-то настолько увлекательное. За поворотным стулом старейшина Кудо кашлянул, будто ища оправдание пристального взгляда внучки, что он ведет себя не по возрасту. — Последнюю вспышку психокинеза выпустил 3H? Никогда не слышал, что мы уже разработали роботов, способных использовать психические силы.

Фудзибаяси сидела перед контрольной панелью детектора псионовых волн. Показания на мониторе перед ней скрыть было невозможно.

— ...Я тоже никогда такого не слышала. Я думала, это невозможно с технологической точки зрения.

— Верно. С текущей технологией ни магию, ни психические силы машина не может проявлять самостоятельно. Другими словами, в том 3H есть что-то другое помимо техники.

— ... — Фудзибаяси выпустила тихий звук, который можно было понять и как вздох и как всхлип.

— В том роботе монстр?

— ...

— Хотя я получал рапорты о Паразитах, я об этом не слышал.

— Мы тоже не получали об этом рапорт. Такое говорили лишь в частных беседах.

— Нет, нет, — старейшина Кудо помахал рукой, будто утешая внучку, которая жёстко ответила. — Кёко, я не ругаю тебя. Такой была моя позиция с самого начала. Я просто очень заинтересовался.

Бесстрастное лицо Фудзибаяси обрушилось.

Её эмоции дрогнули из-за того, что она видела перед глазами.

Уже много времени прошло с того дня, как она последний раз видела тень амбиций на лице дедушки.

— Никогда бы не подумал, что роботов можно так использовать...


◊ ◊ ◊

Обычная Фудзибаяси уже б заметила.

Однако прямо сейчас она действовала в качестве оператора, а не хакера, поэтому сегодня она могла лишь манипулировать системой согласно правилам. Под такими условиями даже «Электронной Волшебнице» будет трудно поймать наблюдателей, действующих за пределами оборонительных способностей системы.

Только что видевший сцену наблюдатель, Йоцуба Мая, сняла головной дисплей, откинулась глубоко в кресло и закрыла глаза.

Это продолжалось около десяти секунд.

Она положила дисплей обратно в ящик стола, затем подняла колокольчик и неторопливо его потрясла. В комнате, в которой она была одна, отразился звон.

— Вы меня звали, мадам? — Открыв дверь, появился дворецкий и доверенное лицо Майи, старый Хаяма.

— Позови Аоки.

— Вас понял, — почтительно поклонившись, дворецкий Хаяма снова покинул комнату.

На этот раз прошло немного времени.

Хотя звуков шагов не было, приближалось тревожное присутствие, пока не послышался стук в дверь.

— Входите.

— Простите, — серьезным голосом ответил Хаяма.

Возле него почувствовалось тревожное присутствие.

Это вошел дворецкий, который был намного младше Хаямы (хотя старше Майи) и который был в расцвете сил.

— Извини, что позвала так поздно, Аоки.

— Я вовсе не возражаю. Если мадам вызовет, я, Аоки, сразу же приду, даже если буду на другом конце света.

Аоки не научился выполнять Мгновенный Шаг — к тому же никто не достиг мгновенной телепортации — поэтому прийти «сразу же» было физически невозможно, но учитывая, что он всегда говорил так раздуто, ни Мая, ни Хаяма не обратили на это внимания.

— Хотя так внезапно, но я хочу кое-что немедленно приобрести.

— Как вам будет угодно.

Аоки был финансовым директором, он отвечал за надзор над всеми активами Семьи Йоцуба. Он считал, что возможность выполнить эти требования — сама цель его существования, так что хотя с его характером было несколько проблем, его способности как и в законных, так и в незаконных областях были, бесспорно, выдающимися.

— Быстро приобрети права на 3H-P94 Первой Школы при Университете Магии. Деньги не проблема. Сделай это любыми средствами.

В словах Майи «деньги не проблема» не было ничего удивительного, но она редко прямо говорила «любыми средствами».

— Если это слишком сложно, тогда найди способ, чтобы нынешний владелец не смог передать права собственности. В частности не позволь завладеть роботом другим семьям из Десяти Главных Кланов. О цене для решения этого вопроса небеспокойся.

На памяти Аоки она впервые давала особые указания на случай провала.

— Вас понял. — На миг Аоки заколебался, но голос его это не затронуло, он почтительно поклонился.


Когда Аоки отчаянно ушел, Мая повернулась к ожидавшему в стороне Хаяме и испытывающее на него посмотрела:

— ...Вы хотите что-то сказать? — Однако в итоге Мая не смогла пробить бесстрастное лицо Хаямы и призвала его говорить.

— Я понимаю, это не моё дело... — Но он всё равно собирался спросить, даже зная это, поэтому Хаяма заговорил, поклонившись. Хотя это была просто обычная фраза, просто приличие, этот его особый тон сказал Майе, что разговор не будет приятным. — Но не должны ли вы более осторожно использовать «Хлидскьяльв»?

Тем не менее, она не велела ему забрать свои слова — или предположение — назад. Честное предположение было столь же горьким, как она и ожидала, но Мая не смогла нахмуриться или прийти в ярость.

Как оператор, Мая — вместе с другими шестью операторами, у которых тоже были права доступа — знала, что здесь есть больше, чем просто прибыль.

— ...Это продукт чистой науки. Более того, по крайней мере по сравнению с магией, риск этих черных ящиков пониже.

— Мая-сама, я говорю не об этом, — решительно оборвал Хаяма витый встречный довод, который она сама знала, что звучит фальшиво. Мая надела выражение, показывающее, что желает сменить тему разговора. — Более того, когда дело касается черных ящиков, мы даже не знаем, где настоящий Хлидскьяльв расположен. Лишь то, что информация от него сейчас правдива, не гарантирует, что она будет правдивой и дальше.

Во мнении Хаямы определенно был смысл. Но Мая тоже знала об опасности, даже если бы он на неё не указал.

— Вы правы... Хаяма. В последнее время я слишком полагаюсь на эту способность собирать информацию.

— Был бы позор отказаться от такого полезного инструмента. Это лишь моя глупая мысль, но Тацуя-доно смог бы выяснить настоящее местоположение Хлидскьяльва. И подключившись к настоящему Хлидскьяльву, стало бы также возможно полное над ним доминирование.

Слова Хаямы застали Маю врасплох. Чтобы полностью понять их смысл, Мая некоторое время подумала, затем, наконец, покачала головой:

— Ещё слишком рано.

А что до того, почему слишком рано, ответ остался воображению.

Хаяма низко поклонился, прежде чем покинуть Маю и выйти из комнаты.


◊ ◊ ◊

— Что за беспорядок... — поневоле слова выскользнули с уст Тацуи.

На что Миюки подняла голову от Хоноки, которая была ошеломлена и в обмороке:

— Сейчас, когда ты это упомянул... это отчасти так. Онии-сама, пойдём отсюда?

Поскольку ответ был столь естественным, Тацуя почти что кивнул.

«...Нет, всё на самом деле в порядке»

Если он будет и дальше считать, что для кого-то совершенно естественно уловить положение так быстро, рано или поздно его настигнет возмездие. Однако сейчас нужно побеспокоиться о другом.

Только что произошел гигантский психический взрыв. Без сомнений, его заметили в регионах Аояма и Акасака. Скоро толпами прибудут незваные гости.

Паразиты, которые изо всех сил бились минуту назад, сейчас затихли в изнеможении. На всякий случай он связал им запястья, но для какой практической цели, даже сам Тацуя не знал. По крайней мере пока сосуд не уничтожен, они не могут сбежать из тела хозяина, но в крайнем случае могут «самоуничтожиться».

«Верно... если бы у нас только была какая-то техника древней магии»

— Тацуя-кун!

— Извини, мы опоздали!

Лёгок на помине, как только Тацуя о нём подумал, прозвучал его голос. Они как раз прибыли.

Тем не менее Тацуя не собирался их ругать за «медлительность», поскольку они искали Паразитов своими собственными методами. Они не ленились, поэтому жаловаться было не о чем.

И вправду... не о чем жаловаться, даже если они прибыли, когда всё насилие уже закончилось, мысленно подчеркнул для себя Тацуя.

— Эм... Тацуя? Почему у меня такое чувство, что у тебя выражение немного ужасает?

— Ну, я ведь только что дрался.

— Не знаю ничего о драке, но как-то не чувствуется, что причина в этом...

Тацуя обвел взглядом странно окаменевшего Микихико, затем заговорил с человеком, которого не ожидал здесь увидеть:

— Лео, ты тоже пришёл.

— А, поскольку я только оправился, мог бы и меня позвать.

— Не заставляй себя. Теперь Эрика...

— Хм? В чем дело?

Тацуя, когда заговорил к Эрике, которая мрачно смотрела на пленников, неожиданно говорил спокойным голосом.

— Хотя мы вынуждены как можно скорее покинуть это место, ты можешь подготовить способ, чтобы транспортировать этих троих?

Видя, что никто не предпринимает никаких напряженных действий, Тацуя немного расслабился и заговорил о том, что было у него на уме. Тацуя невзначай оглянулся, чтобы посмотреть на два мотоцикла, на которых Эрика, Микихико и Лео прибыли... А что до того, кто где сидел, Тацуя сказать не смог.

— Э, почему? — озадачено посмотрела Эрика на Тацую.

— Что значит почему, Эрика? — Сказал это не Тацуя. Не сумев скрыть свой взволнованный вид, Микихико быстро их перебил. — Ты не почувствовала ту волну? После высвобождения такого невероятного количества магии, сомневаюсь, что сюда прибудут нормальные полицейские.

— Хотя мне и вправду хочется сказать, что я с самого начала с этим смирилась... но это принесло бы неприятности группе Тацуи-куна.

Кроме нескольких мимолетно проскользнувших выражений, это была обычная Эрика. По крайней мере ни Лео, ни Микихико не заменили ничего необычного.

— Так нам можно перевести их в хранилище в доме Мики?

Очевидно, Эрика говорила не о буквальном хранилище. Это не одно из сооружений Семьи Тиба, но ограничительное поле, управляемое Семьей Йошида, специально созданное для запечатывания Паразитов.

— Ну так что, Микихико?

— Э? Конечно. Сейчас, когда ты об этом упомянула, это ведь наша работа.

Наша — пользователей древней магии.

Видимо он имел в виду, что запечатывание демонов — миссия онмёдзи, монахов-экзорцистов (хотя Семья Йоцуба из секты Синто, а не настоящие онмёдзи).

— Тогда Мики и я с Лео о них позаботимся. Тацуя-кун, вы, ребята, идите первыми.

— Почему? Я могу подождать и здесь.

— Я просто сопровождающий!?

Пропуская мимо ушей яростный рев Лео, Тацуя удивленно спросил.

Похоже, Эрике было трудно найти правильные слова.

— Тацуя, ну, это...

Тацуя последовал взгляду запнувшегося Микихико.

Впереди стояла Пикси со слегка порванным платьем, а также Хонока в полупальто, которое в нескольких местах было сильно разорвано.

— ...Я вызову машину.

— Думаю, так будет лучше всего.

И таким образом Тацуя оставил сцену группе Эрики.


◊ ◊ ◊

Дом Тацуи и Миюки располагался в пределах автоматического автомобильного контроля, но апартаменты Хоноки были за его пределами. Вызвав через терминал автоматическую машину, невозможно было отвести Хоноку домой. В итоге четверо на станции сели в Кабинку.

Даже с такой ужасной одеждой они, к счастью, в городе не получали излишнего внимания. По крайней мере, получали внимания не больше, чем ожидали (когда идешь вместе с Миюки, полностью незаметным быть откровенно невозможно).

Группа Тацуи взяла четырехместную Кабинку.

— Эм, Тацуя-кун...

Они так обыденно сели в Кабинку, что Хонока задала вопрос уже после того, как они отъехали. Потому что хотя они и ехали в одном направлении, на полпути между остановками было выйти невозможно...

— Я провожу тебя домой.

Хонока искренне желала, чтобы он сказал такие слова, но не решалась у него спросить, поэтому не смогла скрыть сияющее выражение, сколько бы ни пыталась.


В Кабинке, в которую они сели, невозможно было изменить порядок мест. Миюки села возле Тацуи, Хонока прямо напротив него.

Тацуя взглянул на Пикси, которая сидела напротив по диагонали (почему-то её посчитали пассажиром, а не грузом), затем перевел взгляд обратно на Хоноку, поскольку та с самого начала поездки молчала.

— ...Онии-сама, пора б уже что-то сказать, иначе я не уверена, что Хонока ещё продержится, — сбоку заговорила Миюки, увидев, как у Хоноки подскочила тревога, когда на неё посмотрел Тацуя.

— Ах, мои извинения. — Похоже, Тацуя не заметил. Побужденный сестрой, он, с извиняющимся видом на лице, понял свою ошибку. — Спасибо вам троим, что так потрудились этой ночью, — похвалил Тацуя, но лишь чтобы снять всеобщее напряжение, доказательством чего было то, что он похвалил и Пикси. Впрочем, похвалить её он мог и потому, что принял во внимание, что Пикси тоже немного помогла, но учитывая, что Тацуя не провёл различие между людьми и роботом, его словам явно не следовало уделять слишком много внимания. — Так вот, Хонока. Как бы сказать... Ты немного переутомилась?

Не нужно было и говорить, но он, очевидно, задал вопрос. Хотя немного смутившись внезапным вопросом, Хонока всё же покачала головой.

— Неужели... Пикси, а ты истощена... эта фраза, кажется, немного неуместна. Пикси, ты заметила, запасы Псионов или энергии, составляющие твоё тело, были израсходованы?

««Расход в пределах обычных восстановительных параметров, Мастер»»

— Понятно...

— Онии-сама, тебя что-то беспокоит?

— Не то чтобы беспокоит... — покачав головой, Тацуя снова посмотрел на Хоноку, — ранее, когда Пикси высвободила мощный всплеск психокинеза... Хонока, ты представляешь, что тогда произошло?

— ...Нет, на что ты намекаешь? — глаза Хоноки наполнились тревогой.

Верно, вызывали тревогу умозаключения за всеми этими вопросами. Тем не менее, конечно же, у Тацуи не было намерений «подливать масла в огонь».

— Я хотел бы, чтобы ты успокоилась и внимательно меня выслушала. — То, что всё низошло до того, что намеренно нужно было снять напряжение, без конца беспокоило Тацую. — В то мгновение, когда Пикси высвободила вспышку психокинеза, Псионами её снабдила ты, Хонока.

— Э? — у Хоноки опустилась челюсть.

— ...Так Хонока обеспечивала энергией Пикси?

— Нет, не совсем, — не очень уверенно ответил Тацуя на вопрос Миюки — редкостный случай. — Это чем-то похоже на процесс, когда Псионы вводят в CAD, чтобы развернуть последовательность активации. Может, что-то вроде зарядки... или резонанса.

Хонока со страхом бросила взгляд на Пикси.

Пикси — 3H-P94 с Паразитом внутри — не обратила внимания. Тем не менее, сказать, что было на самом деле, было сложно, поскольку в выражении изменений не было.

Волшебник передал Псионы машине.

Само это явление было довольно знакомо Тацуе, нет, всем пользователям современной магии. Однако такое явление происходило в машинах, построенных в соответствии с системами, созданными магической инженерией. В 3H такой функционал установлен не был. У роботов нет сил вне тех, которые ему дал человек. А новый функционал сами они выучить не могут. Это явление... Должно быть, вызвало не «механическое тело» Пикси, но её «настоящее тело». Любое другое объяснение слишком натянуто.

Вполне нормально, что Хонока почувствовала тревогу и страх.

— Мизуки уже говорила... между Хонокой и Пикси есть какая-то связь. Более того... — Вдруг Тацуя замолчал. Увидев нерешительность и горькое выражение на лице старшего брата, Миюки на него встревожено посмотрела. Будто бы побужденный невысказанным вопросом, Тацуя, похоже, прекратил борьбу и продолжил говорить: — ...Более того, проводником послужило украшение для волос Хоноки.

— Э? — До этого Хонока металась между удивлением и страхом, но теперь поразилась полностью.

И не только она. Миюки тоже с большим вниманием изучала резиновые ленточки, удерживающие вместе волосы Хоноки.

— Точнее, это кристалл внутри. Ну а как это произошло, я понятия не имею...

Хонока обеими руками провела по кристаллам в украшениях для волос. Это было неосознанное действие без какого-либо скрытого смысла.

Однако гипотеза Тацуи сразу же была доказана: на Пикси, в области торса, возник духовный свет. Свет не слепил, он был не ярче фонаря. Тем не менее, учитывая подозрение об их связи, совпадение было уж слишком идеальным.

Взгляды Тацуи и Миюки упали на украшения для волос. Хонока закрыла украшения обеими руками. Будто бы в ужасе от того, что их отберут.

— Пока отложим в сторону вопрос о том, почему так случилось... Сначала нужно найти способ этим управлять, — заговорил Тацуя тоном, которым утешают пугливых зверушек. Испуг Хоноки превратился в удивление, когда она вернула его взгляд. Глаза Тацуи перешли от Хоноки к Пикси. — В любом случае сейчас нужно вернуть Пикси назад.


◊ ◊ ◊

Этой ночью были активны не только силы старшей школы во главе с Тацуей. Силы Саэгусы и Дзюмондзи были неактивны, поскольку Тацуя решил не сообщать Маюми и Катсуто, но многие люди из сил Тибы были задействованы по приказу Эрики. Но, несмотря на это, прибыла лишь группа Эрики, потому что они были сильнейшим отрядом из мобилизованных сегодня ночью. Эрика, Лео, Микихико. Хотя их индивидуальная оценка была не такой уж захватывающей, их боевые способности возвышались над сверстниками, и даже взрослыми. Даже без учета техник, связанных с оружием, по индивидуальному мастерству они по-прежнему считались одними из лучших.

Однако, поскольку их действия были независимыми, они попали в положение, когда должны охранять связанных Паразитов, ожидая эвакуации... вот только незваные гости нашли их прежде, чем прибыл транспорт.

— Эй, что вы делаете!? — Рядом с уличным фонарем припарковалась автоматическая машина (оборудованная двигателем), с неё вышли двое мужчин в полицейской форме и подбежали к ним, выкрикнув при этом вопрос.

Увидев их двоих, Микихико забеспокоился, а Лео это лишь раздражало, тогда как Эрика молчала, но посмотрела на тех воинственным взглядом.

— Что это!? Вы ученики старшей школы, так? Какого черта здесь происходит!? — Видя двух лежащих на земле мужчин, у которых были за спинами связаны запястья, тот, что выше, пронзительно крикнул. По правде, наверное, это была нормальная реакция полицейского, увидевшего ночью лежащих на земле связанных граждан.

— Нет, это просто... — Понимая, что это законный вопрос, Микихико отчаянно начал искать оправдания.

— Может, это вам сначала следует назваться? — Быстро парировала Эрика, что не успел Микихико даже слово вставить.

— Что ты сказала!?

— Эй, Эрика!

Столкнувшись с неожиданным сопротивлением, мужчины, похоже, разъярились ещё сильнее, а Микихико посмотрел на неё с неверием.

— Микихико.

Его за плечо схватила рука. Обернувшись, Микихико увидел, как стоит Лео с развеселой улыбкой на лице.

— Вы не слышали? Спрошу снова: кто вы? — фыркнула Эрика на запугивающие взгляды под полицейскими фуражками. — Вы не знали? По приказу в этой области не должно быть никаких полицейских. Этот идиот старший брат не оплошал бы.

Свидетельств в поддержку слов Эрики не было. С настоящими полицейскими это было бы уже не шуткой. Но, несмотря на это, молодые мужчины явно дрогнули.

— Что ты за ерунду говоришь?

За долю секунды они взяли себя в руки, но Эрика не упустила тот миг. Впрочем, неважно, даже если бы они никак не среагировали. Потому что её слова не были простой бравадой.

— Лучше бы замаскировались под детективов в штатском. В таком случае я выслушала б вас, не перебивая.

Слова «не перебивая» Эрика проговорила с особым ударением.

Молодой мужчина, который выше, почти что на неё накинулся, но коллега его остановил. Они поменялись местами, и мужчина, который был немного ниже ростом, шагнул вперед. Из двоих он был ниже, но гораздо массивнее, запугивание было намного сильнее.

— Бесполезно искать оправдание, чтобы бежать. Вы подозреваетесь в нападении. Пройдите с нами.

— Хе~. Значит, до конца играете. — Тем не менее, Эрику это не устрашило. Она продолжала пренебрежительно, вызывающе на них глядеть. — Увы, я схватила этих двоих при попытке изнасилования. Думаю, это считается гражданским арестом. Поэтому я жду, пока прибудет настоящая полиция. Поддельным полицейским здесь места нет, по-ня-ли?

Микихико мог лишь смотреть с восхищением на то, как непочтительно и логически ответила подруга детства. Она сбила бы с толку даже того, кто знал бы, что это ложь. Вот почему он чуть медленнее обнаружил вокруг себя скрытное присутствие.

— Мики!

— Микихико!

Беззвучно — без преувеличений, звука и вправду не было — над головой его атаковала черная тень. Атака пришла со стены вокруг кладбища, и к тому времени как Микихико это осознал, было уже слишком поздно.

Микихико почувствовал удар по плечу. Внезапная атака отбросила его в сторону, но затем он подсознательно принял меры, чтобы восстановиться.

Лео поднял руку к уровню головы и встретил взмах прута. По одному звуку удара можно было понять, насколько тот был сильным, у обычного человека сломалась бы уже кость, но Лео принял удар, будто это пустяк. И не только, едва противник коснулся земли, он тотчас же ответил железным кулаком, который явно разорвал воздух вокруг него.

— Тсч!

К сожалению, кулаком он едва прошелся по телу нападавшего, прежде чем убрать руку.

Под мерцающим уличным светом Микихико увидел дугу молнии.

Тот мужчина, похоже, носил пальто, которое при контакте ударяло противника высоким напряжением.

Стиснув кулак, Лео отпрыгнул.

Он увидел, как мужчина с прутом приготовился преследовать.

— Лео, убирайся отсюда!

Микихико воспользовался случаем и опустил левую руку. Затем основной рукой схватил CAD в форме веера, который выпал из рукава. Как только Микихико собрался поддержать Лео магией, сбоку полетел какой-то объект, чтобы выбить у него с рук CAD. Хотя CAD он не выпустил, заклинание всё же было прервано. Тот объект прошёл по петле и вернулся в исходное положение.

Он, наконец, понял, что это какой-то бумеранг, который автоматически возвращается в руки того, кто его бросил. Конечно, если бы это был простой бумеранг, он не вернулся бы после контакта с целью. По-видимому, это какое-то магическое вооружение.

Приняв на себя неожиданный удар электричества, Лео откатился по улице, чтобы уклониться от удара сверху вниз прутом, затем отошёл и восстановил позицию.

У Микихико не было свободного времени, чтобы волноваться о Лео. Врагов было больше одного. Он услышал, как был высвобожден сжатый воздух и два связанных пушечных ядра, схожих с банками содовой, полетели на него со стороны улицы.

Микихико встретил ядра печатью ветра.

Они остановились на полпути в воздухе. Однако в следующее мгновение с ядер прямо на Микихико вырвалась сеть. На восьми точках восьмиугольника были прицеплены миниатюрные ракеты, чтобы заменить связанный магией импульс.

«Что, чёрт возьми, это!?» — явно поразился Микихико. Скорость не так уж и впечатлила, но он понятия не имел, что это за трюк такой с сетью. Он применил «Прыжок» и уклонился от сети. К сожалению, в небе его ждали тени: человеческие силуэты кинули в него метательное оружие.

Будто в шахматах — расположение было идеальным. Для любого обычного волшебника здесь бы был «мат». Однако нынешний Микихико был далёк от обычного. Он уже восстановил силы, заработавшие ему репутацию гениального ребенка, и даже продвинулся дальше.

Микихико в воздухе, будто бы от трамплина, снова «Прыгнул» и уклонился от атак троих круглых снарядов и тех, кто их бросил.

Всё ещё в воздухе Микихико посмотрел вниз на голову мужчины, державшего в руках тонкий, длинный объект — скорее всего какой-то кнут.

Наконец, настала очередь Микихико. Он выпрямил согнутые ноги. Его ступня соприкоснулась со лбом мужчины. Само это действие стало «печатью» для активации магии. Через точку соприкосновения ступни и лба разошлась и охватила тело мужчины паутина молний. Ещё раз оттолкнувшись от ветра, Микихико приземлился на стену. С того места он посмотрел на Лео и Эрику.

Лео уже восстановился от предыдущего неожиданного нападения. Столкнувшись с противником, державшим в руках прут, он ожесточенно дрался голыми руками. Он не пострадал от атаки электричеством потому, что, наверное, чем-то себя укрыл. У противника тоже было некоторое мастерство, но по скорости и силе Лео его превосходил.

Трудности были у Эрики.

Двое, которые тогда завязали разговор, были не очень искусны в притворстве, но их боевые навыки были довольно хороши.

Как бы он на это ни смотрел, но Эрике пришлось только обороняться. Должно быть, под формой у них была какая-то особая броня, хотя сама форма тоже могла быть сделана под заказ.

Тем не менее, лишь прочности недостаточно, чтобы выстоять против ударов меча Эрики. Каждый раз, когда противники соприкасались с ударами меча Эрики, от их одежды что-то отлетало, какая-то пыль. Эрика осторожно, не спеша, продолжала наступать.

Было бы оружие чуть подлиннее — ей бы, скорее всего, не потребовалось бы так много времени. К сожалению, сегодня она взяла короткую дубинку, которая могла превращаться в вакидзаси — короткий меч. Эрика избегала той пыли, — скорее всего, какого-то яда, — поэтому не могла приблизиться слишком близко.

Микихико стоял на возвышенности, поэтому, наконец, кое-что заметил: их троих медленно уводили от связанных Паразитов. И, к тому же, ещё и расстояние между ними тремя увеличивалось. Если так продолжится, пленников заберут до того, как прибудет поддержка.

Даже если будет немного напряжённо, нужно закончить всё быстро.

И как раз в тот миг, когда он принял решение, враги тоже зашевелились, наверное посудили, что не могут продержаться ещё дольше.

Но враги оказались на шаг впереди.

Микихико, Лео и Эрика услышали, как что-то падает на землю.

Лео толкнул ногой своего противника, тогда как Эрика развязала цепочку острых ударов, чтобы оторваться от своего.

— Ложись!

И в ту же секунду вокруг Эрики и Лео обернулся кокон воздуха — Микихико возвёл защитный барьер.

Падающая взрывчатка детонировала ещё до того, как соприкоснулась с землей, и выпустила густой дым, окутавший уличные фонари.

Снова послышалось, как падает что-то тяжелое.

Микихико призвал ветер, чтобы сдуть дым.

И они тотчас же увидели, что случилось.

С неба опустились металлические руки, схватили тела Паразитов и быстро поднялись назад — в ночном небе скрывался совершенно чёрный летающий корабль.

Тишина всего этого действа потрясала, и не было даже следов применения магии. Беззвучно и без следов магических волн... никто и не заметил, как над головами появился неопознанный летательный аппарат.

Тела пленников исчезли в том аппарате.

Микихико увидел, как Эрика смотрит вверх и готовится нанести рубящий удар. Хотя её удар и не на уровне Магии Стратегического Класса, она могла бы попасть по топливному отсеку, вызвав тем самым крушение.

— Эрика, прекрати!

Однако, благодаря вмешательству Микихико, Эрика неохотно опустила оружие. Она очень хорошо понимала, что если здесь упадет корабль — будет катастрофа.

Пока их внимание было обращено на летающий корабль, тени нападавших тоже исчезли. Излишне говорить, что те фальшивые полицейские тоже были с летающего корабля.

— Что за головная боль...

Микихико кивнул в полном согласии, на что Эрика ответила особенно ослепительной улыбкой.

— Так что скажем Тацуе-куну? — Микихико обратился за помощью к Лео.

Лео пожал плечами.

— Уже так поздно, не думаю, что мы должны его беспокоить, так ведь?

Лео снова пожал плечами.

— Ха, ты прав. Лучше скажем ему завтра.

В ночи их пустой смех смешался с ветерком, дувшим к центру города.


◊ ◊ ◊

— Мы захватили образцы.

Штаб-квартира Третьей Дивизии Разведывательного Департамента JSDF, подвал одного из зданий в Итигае.

Услышав рапорт задействованного летательного аппарата с установленной стелс системой, помощник директора, отвечающий за всю операцию, — этот департамент использовал не систему рангов JSDF, а полностью сфальсифицированные ранги, — кивнул и, казалось, вздохнул с облегчением.

— Хотя было несколько неожиданностей, цели нашей мы достигли.

Когда агентов, замаскированных под полицейских, вырубили простые ученики старшей школы и HAR, первое, что пришло ему на ум — «понижение в звании». Сейчас, когда не испортил настроение начальнику, помощник директора мог расслабиться.

Он знал, что захваченные ими «образцы» были «вампирами», нарушающими мир, но он не подозревал, что вампиры были на самом деле волшебниками, одержимыми монстрами, называемыми Паразитами. Также он не знал, что один из схваченных вампиров был отставным солдатом USNA, родившимся в Мехико, и что ушёл тот в отставку потому, что потерял магическую силу из-за полученной на тренировке травмы. Помощнику директора было приказано просто захватить образец вампиров.

За Тацуей они наблюдали, потому что глава сказал о высокой возможности того, что они войдут в контакт с вампирами, если будут следить за группой Тацуи. Ну а что до того, почему ученик старшей школы, хотя и начинающий волшебник, как-то связан с вампирами, ему было неизвестно. Подчиненные тотчас же развеяли предубеждение, что они простые ученики старшей школы, но загадка, почему же ученики старшей школы столь сильны, лишь углубилась. Впрочем, похоже, им больше не нужно было волноваться о до смешного сильных учениках. Вот почему помощник директора вздохнул с облегчением.

Их задачей было лишь временно «взять под конвой» образцы. Всё остальное — задача их начальника, директора. Один из приёмов постоянного выживания организации — не задавать вопросов начальству. Запрос получить образец пришел не от правительства, но от спонсоров, и помощник директора догадывался, что их настоящий клиент — та конкретная семья за спиной спонсора, но знать не хотел.

— Как и было приказано, перевезите цели в «холодильник». На всякий случай увеличьте дозу, — приказав подчиненным применить анестезию низкой температуры для того, чтобы волшебники заснули и Паразиты были нейтрализованы, и доставить их на объект, помощник директора вернулся на своё место, чтобы сдать рапорт начальнику об исходе миссии.


◊ ◊ ◊

— Этот проклятый Коити по-прежнему так любит интриги. Интриги практически уже стали частью его характера.

По самим словам можно было бы подумать, что это жалоба, но слыша, как дедушка проговорил эту фразу довольно веселым голосом, Фудзибаяси прикинулась глухой.

Внезапное вторжение летательного аппарата со стелс системой Третьей Дивизии потрясло Фудзибаяси, но она разобралась с последствиями столь же быстро, как и всегда. Она сразу же по беспроводному сигналу аппарата установила, какой он организации принадлежит.

И таким же обычным делом было проникновение в сеть связи подвала в Итигае. Как и ожидалось от той, чьи таланты принесли ей имя «Электронная Волшебница».

— Сэр, какую цель преследует Саэгуса-сан?

Она говорила «сэр», не «дедушка», чтобы следовать протоколу на работе. Кудо Рэцу это понимал, поэтому не уделил внимание формальному обращению «сэр».

— Я не знаю, что думает Коити. Хотя могу предположить несколько худших сценариев, — тем не менее ответил ей старейшина Кудо, как внучке, у него не было намерений говорить так же официально, как она.

— Худших?..

— Хм. Коити знает, что Маю интересуют Паразиты, поэтому он, возможно, и хотел захватить над ними контроль.

— Леди Семьи Йоцуба проявила к ним интерес?

— В Семье Йоцуба боковая ветвь семьи, Семья Куроба, отвечает за сбор информации. Более того, по-видимому это Семья Куроба совершила недавнее убийство Паразитов и затем довольно много о них расследовала.

— Боковая ветвь, ответственная за сбор информации... Семья Йоцуба и впрямь уникальна.

— Ну, 28 семей изначально были просто боковыми ветвями для развития и исследований волшебников. Хотя систему боковых ветвей и вправду не приняла ни одна семья, кроме Йоцубы. — Старейшина Кудо надел обесценивающую улыбку, вспомнив своё происхождение. Фудзибаяси даже не попыталась третьесортно его утешить и просто ждала, пока дедушка продолжит. — Ладно, забудем... Зная, что Йоцуба интересуется Паразитами, Коити будет действовать. Этот тип хочет превзойти Йоцубу любыми возможными средствами. Как трагично, демон, который появился тридцать лет назад, до сих пор не изгнан...

По тому, как старейшина Кудо это сказал, Фудзибаяси показалось, будто бы он сам вспоминает прошлое. Зная, что воспоминание это не очень приятное, она вытянула дедушку из воспоминаний чуть более сильным тоном:

— Так что мы будем делать?

— Что значит будем?

— Полагаю, позволять Третьей Дивизии Разведывательного Департамента самоуправничать — не мудрое решение.

— И то верно... если бы они справились получше, оставить их в покое не было бы проблемой. — Как Фудзибаяси и ожидала, старейшина Кудо вернулся из мира воспоминаний, его разум полностью сосредоточился на настоящем. — Кёко, можешь анонимно сделать так, чтобы некоторая информация утекла к Йоцубе?

— Думаю, могу.

— Тогда этого должно быть достаточно. Мая сама решит, что будет делать.

Заговор Саэгусы Коити сорвёт Йоцуба. Зная предысторию, Фудзибаяси посчитала это жестоким наказанием. Тем не менее, у неё не было намерений не согласиться с предложением дедушки, она тотчас же обратно повернулась к элементам управления.


◊ ◊ ◊

Проводив Хоноку домой и вернув Пикси в гараж клуба робототехники, к тому времени как Тацуя и Миюки прибыли домой, уже была поздняя ночь, хотя дата ещё не сменилась.

Тем не менее, для их возраста это был особенно поздний час. Хотя они не участвовали в полномасштабном сражении, нервы всё равно были не в том состоянии, чтобы спать.

— Онии-сама, это Миюки, могу я тебя немного побеспокоить?..

И вправду случай был редкостным, после ужина и ванны Тацуя, вместо того чтобы пойти в подвальную лабораторию, сидел в своей комнате и занимался, и занимался не магией. Главным образом он позволил Миюки войти потому, что они оба не могли уснуть.

Похоже, чтобы уснуть, Тацуя пытался читать книгу. Хотя этот час не совсем подходил для визитов в спальню (скорее даже в личную комнату), Тацуя посчитал, что разговор с Миюки может улучшить немного настроение.

— Конечно, заходи.

— Хорошо.

Тацуя естественным образом наклонился над монитором, служившим поверхностью стола, когда услышал, как закрылась входная дверь.

— ...Что случилось?

Он говорил не громко и не шептал, просто задал вопрос нормальным голосом.

Но, несмотря на это, появилось неестественное затишье.

Миюки ещё не ответила, пока послушно садилась на кровать.

Тем не менее... в уме Тацуи уже начал возникать ряд новых вопросов.


Не так давно сестра любила пижамы.

Неужели её нынешний облик — итог недавнего появления Шизуку.


Насущным вопросом оказался стиль пижамы Миюки. Объективно говоря, она была в ночной рубашке. Технически, сверху она накинула небольшой жакет, и рубашка была опрятно застегнута. Однако от груди к коленям через тонкий слой шелка, наполненный завораживающим искушением, виднелась снежно белая кожа.

«К счастью, я единственный это вижу... ей недостает застенчивости, которой обычно обладают молодые леди?»

Как её брат, Тацуя крайне обеспокоился отсутствием настороженности у сестры, впрочем, было ли это поистине верно или ошибочно, к сожалению, судьи здесь не было, чтобы решить.

С другой стороны, Миюки, похоже, была очень довольна пустым взглядом брата, её лицо украсила смущенная улыбка. Тем не менее, она быстро посерьезнела:

— Онии-сама, я тебя оторвала от учёбы?..

— Едва ли. Миюки, ты ведь знаешь, что это мне не нужно.

Любой другой почувствовал бы отвращение от таких слов, но на Миюки не было ни следа зависти, удивления или похвалы, она просто приняла слова как должное.

Тацуя встал из-за стола, подошел к кровати и сел возле Миюки. Конечно же, на приличном расстоянии. Однако взгляд его говорил: «Ты что-то хотела сказать?», что побудило Миюки нерешительно и с запинкой высказать вопрос:

— Онии-сама... кое-что Миюки не дает покоя.

— Не дает покоя? — Хотя он и знал, что у Миюки было что-то на уме, вопрос всё равно оказался внезапным. Тацуя повторил часть предложения Миюки, продолжая на неё смотреть, однако она не решалась поднять глаза.

— Сейчас я совершенно не понимаю, что магия... Что мы, волшебники, такое...

Лицо Тацуи покрылось изумлением. Он не ожидал такого глубокого вопроса. И этот вопрос был скорее не из области исследований магии, а из сферы психологии. Хотя Тацуя не считал, что вообще не сможет ответить, но ответа, который удовлетворит Миюки, у него не было.

— Почему ты так подумала? — Впрочем, Тацуя всё равно побудил её продолжить.

— С фундаментальной точки зрения магия и супер силы — одно и то же. Онии-сама, ты знаешь лучше кого бы то ни было, когда дело касается теории или применения на практике.

— Думаю, ты немного переборщила... но продолжай.

— Паразиты, демоны тоже знают, как пользоваться магией. И их магия ничем не отличается от нашей, кроме процедуры вызова.

— Верно.

Руки Миюки сильно сжали колени, но затем она вдруг обернулась к Тацуе. Положив руки между Тацуей и собой, она наклонилась вперед. Глаза её были заполнены тревогой.

— Я долго думала, что это... итог того, что демоны овладели волшебниками. Что демоны используют разум волшебника, чтобы применять магию... — и в глубине тревоги был ужас, — однако увидев силу Пикси и твоё последующее объяснение, Онии-сама, я поняла, что ошибалась.

— Имеешь в виду тот психокинез?

— Да. — Прежде чем разговор продолжился, снова настала тишина. Миюки боялась говорить остальное. Она страшилась мысли, что будет укреплена её теория, если она преобразует свои догадки в слова. Такое чувство получил от неё Тацуя. — Телепатия это способность общаться одного сознания с другим. Изначальный Паразит, схожий с духовной формой, на это способен, так что в этом нет ничего удивительного. Когда я услышала, что она психокинезом создавала выражения лица, я не подумала ни о чем таком. — Тацуя ощутил, что лицо Миюки приблизилось. Колебание в её глазах стало более очевидным. — Но тот взрыв психокинеза... Хотя и грубая, но это всё же была Магия Типа Движений. И магия была активирована после того, как резонировала с Хонокой, так ведь?

— ...Да, — с некой нерешительностью ответил Тацуя. Хотя такой ответ был немного двусмысленным, он был практически уверен в том, что явление между Хонокой и Пикси было почти таким же, что случается между теми, у кого тесные кровные связи. Вроде «резонанса», редко наблюдаемого у идентичных близнецов-волшебников, явление, когда зона расчета магии одного из них стимулируется, зона расчета другого тоже становится более активной.

— У 3H... как у машины, нет силы владеть магией. Однако её психокинез был не силой хозяина, но силой монстра, Паразита, — Миюки опустила голову, закончив. И тотчас же снова посмотрела на брата, будто бы собиралась расплакаться. — Поскольку психокинез практически то же самое, что и магия, не значит ли это, что демоны обладают той же силой, что и мы, волшебники? — Тацуя, наконец, понял корень беспокойства сестры. — Почему магия называется магией?.. Может, наша сила происходит от них? — Миюки приблизила лицо ещё ближе. Достаточно близко, чтобы он ощутил её дыхание. На этот раз Тацуя поднялся с кровати. С виду он избегал Миюки, но реальность была совсем иной. Опустившись перед Миюки на колени, Тацуя посмотрел ей в глаза:

— Миюки... ты слишком много об этом думаешь.

Миюки повернула своё мягкое, гибкое тело, при этом она начала клониться вбок и уперлась руками в кровать. Она приняла взгляд Тацуи и запомнила его в своём сердце.

Нежно положив руки на плечи сестры, Тацуя постепенно, мало-помалу, вернул в надлежащее положение наклонившуюся Миюки.

— Хотя японское слово магия означает «закон демонов», слово магия в Англии ассоциируется со «способностью мудрецов».

— Э? — издала небольшой звук Миюки.

— И сейчас неизвестно, откуда пришла сила, называемая магией. Последовательности магии переписывают другие информационные тела, чтобы добиться изменения явления, и хотя мы понимаем эту систему, почему это изменение возможно и почему зона расчета магии в подсознании человека на это способна, это остается загадками. — Тацуя смутился, будто бы мастер ругает ученика за совершенную мысленную ошибку, несмотря на то, что тот более талантлив, чем он сам, и улыбнулся. — Мы даже не можем гарантировать, что магия — это нечто, созданное волшебниками. Слишком большой скачок в логике говорить, что поскольку демоны могут пользоваться магией, значит должна быть связь между волшебниками и демонами.

— Да...

— Более того, подлинные паразиты — это независимые информационные тела, возникшие из человеческой психики. А поскольку они пришли из человеческого сознания, тогда их сила должна идти от людей. Более уместно будет сказать, что сила демонов исходит от людей, а не сила волшебников от демонов.

— Поняла... Онии-сама, ты совершенно прав. — Тревога в глазах Миюки исчезла в ничто. У Тацуи сложилось впечатление, что Миюки уж слишком быстро поняла, но всё же это было разумнее, чем сомневаться, так что портить ей настроение причин не было.

— Ты думала, что в родстве с демонами, а не с людьми, поэтому и не спала?

Своими словами Тацуя не высмеивал сестру.

Однако, будто бы была нажата кнопка, Миюки покраснела намного сильнее обычно. Застыла так, что забыла даже прикрыть лицо; Миюки перезагрузилась и стремительно повернулась лицом к стене. В странном положении растянувшись на кровати, она уставилась в стену и не двигалась с места.

Нет необходимости так смущаться... подумал Тацуя, но признал, что текущее состояние сестры восхитительно.

— В таком случае... — Он украдкой пошевелил губами возле мочки уха Миюки и нежно шептал. — Пока ты не заснешь. — Она была столь восхитительна, что разбудила у Тацуи озорство. Как и ожидалось, Миюки содрогнулась, будто бы готовая взлететь до потолка. — Мне остаться с тобой?

Миюки медленно повернула голову, всё время краснея. Смотря на Тацую смущенными и нежными глазами, она заговорила, как будто окрыленная:

— ...Подержишь меня за руку?

Перестарался, подумал Тацуя.


У Тацуи не было власти ей отказать. Пока Миюки не заснула, Тацуя сидел возле кровати, крепко сжимая жемчужно белую руку Миюки. К счастью, Миюки сразу же отправилась в мир снов.

Счастливое, дремлющее лицо сестры было для Тацуи величайшей наградой. Тем не менее, ему было трудно скрыть умственную усталость.

Осторожно отойдя и выключив свет, Тацуя вышел из комнаты Миюки. Тихо закрыв дверь, он пошёл в свою комнату.

На полпути он кое-что осознал. Даже Миюки, получившая более высокое образование как волшебник, подумала, что есть связь между волшебниками и демонами, а не одной только их магии. Она приняла волшебников за нечто нечеловеческое. Если кто-то, хорошо знакомый с магией, как Миюки, так думает, тогда что уж говорить о тех, кто незнаком с магией и не является волшебником... вряд ли можно их винить за то, что они видят в волшебниках что-то демоническое.

И вряд ли было бы удивительно, если бы они подумали, что волшебники не совсем люди, или откровенно вообще «что-то нечеловеческое»...


◊ ◊ ◊

Следующее утро. Когда Тацуя прибыл до школы, то сразу же вытащил из класса Эрику, Лео, и Микихико. Хотя он увидел, как Мизуки смотрит на них обеспокоенными глазами, он не дал ей возможности их спасти.

Шли они на крышу.

Утро — самое холодное время дня, а крыша была ещё и открытой ветру, поэтому там никого не было. И сам Тацуя не хотел там оставаться надолго.

— Вы хотите мне что-то сказать.

Трое собравшихся на крыше молчали не намеренно. Однако видя, что их друг специально позвал их сюда и избавил от вступления, никто не мог судить Тацую за поспешность, даже если его тон и был немного тревожным. Трое переглянулись, и на их лицах отразилось смирение. Когда их выражения ясно показали, что они сдались, они молча и очень быстро решили, кто будет переговорщиком.

— Тацуя, эм, на самом деле... — С трепетом, или, наверное, как-то обреченно, заговорил Микихико.

— Вы хотите сказать, что позволили Паразиту уйти? — Хотя Тацуя поторопился, потому что хотел покончить со всем быстро, он невольно вздохнул, когда увидел, как Микихико поднял голову от потрясения, будто услышал нечто невозможное. — Я не расстроюсь, если это всё. Хотя схватить снова будет немного трудно... Но ничего не поделаешь, если Паразиты уже сбежали.

Хотя он не скрывал своё разочарование, положение было не полностью неотвратимым. Как только Тацуя выразил свою позицию и собирался вернуться в тёплый класс...

— Нет, это не то, Тацуя! — Микихико отчаянно за него ухватился.

— Ага, не то чтобы они сбежали... Ну, технически они сбежали...

По этим взаимоисключающим словам было понятно, что до важной части друзья ещё не добрались, так что Тацуя перевел взгляд на Лео.

— Паразитов забрали.

— Они были настолько сильны? — ответил Тацуя немного взволнованнее, чем ожидалось, но слова его были ожидаемыми.

Они были в одном классе почти год. Тацуя считал, что они трое по силе равны боевым волшебникам передовой линии, или даже членам Отдельного Магически-оборудованного Батальона. Конечно, они не могли победить Казаму или Янаги (без «Трайдента» даже Тацуя не смог бы победить), но против рядовых они выстоять могли.

— Жаль, конечно, что мы проиграли, но по силе они были не такими уж способными.

— У них было особое снаряжение. Я впервые натолкнулся на кого-то в плаще, который мог при контакте ударять врага током.

— У них также были прочные доспехи, при ударе об которые разбрасывалась какая-то пыль. Если бы только у меня было оружие подлиннее.

— Неудивительно.

Такое оборудование было и впрямь уникальным, но с другой стороны так стало легче распознать врага.

— В конце концов, они даже сели на черный воздушный корабль и сбежали. Как это разочаровывает.

— Мы должны сказать спасибо, что не случилось ничего более серьезного.

Услышав слова Тацуи, Эрика невольно на него вопросительно посмотрела:

— Тацуя-кун, не говори мне, что уже знаешь, кто они?

— Типа того. Я никогда прежде не входил с ними в контакт, но у меня есть пара догадок.

— Так кто они?

Учитывая характер ответа, не было бы странно как говорить что-то, так и не говорить, в том и другом было своё достоинство.

— Разведывательный Департамент JSDF, Третья Дивизия Контрразведки. С таким интересным оборудованием и даже стелс-кораблем для транспортировки, это должна быть Третья Дивизия, — довольно прямо ответил Тацуя. Не было никаких признаков того, что он что-то скрывает. Похоже, не только Эрика, но и Лео с Микихико оказались втянутыми в его дела.

— Тацуя... ты это знаешь, потому что член Отдельного Магически-оборудованного Батальона?

— Э? — Тем не менее... — Эрика, я не помню, чтобы говорил название своего отряда...

Эрика кивнула.

— ...Понятно, ты услышала от Миюки.

— Тогда, после увиденного, я не могла не спросить.

По-видимому Эрика имела в виду Мобильный Костюм. Но хоть Эрика и раскрыла личность Тацуи, она всё же не связала Тацую с «Выжженным Хэллоуином».

— Поскольку мы были втянуты в полномасштабный бой с силами вторжения, нельзя было избежать четко различимой цепи командования. Но всё же я надеюсь, ты будешь держать это в тайне.

— Конечно. Не хочу быть арестованной за шпионаж.

Нарушение национального закона о тайне — синоним шпионажа. Во второй половине прошлого века большинство граждан возражало, что это вторжение в частную жизнь, так что с того времени Япония стала нормальной страной.

— Эй, поскольку ты знаешь, кто наши противники, может, ты ещё и знаешь, куда они унесли Паразитов? — с надеждой спросила Эрика, её настроение быстро подскочило.

К сожалению...

— Не зная их цели, даже я не могу быть уверенным, — Тацуя искренне покачал головой. Такова реальность.

— И то верно... Наши противники правительственная организация, так что у них должна быть масса укрытий.

— Потому что у них есть бюджет, хотя и не неисчерпаемый. Они, наверное, как хитрый заяц, у которого три разных норы.

Как и сказал Микихико, на этот раз их противником выступает правительственная организация. По боевым активам они на кардинально ином уровне, нежели силы вторжения. Тацуя и остальные всегда пользовались преимуществом домашнего поля, но на этот раз всё было иначе.

— Не нужно слишком волноваться. Это не закончилось бы, даже если бы вы позаботились о незваных гостях. К тому же нам известно, что Паразитам нужна Пикси. Просто в следующий раз нужно расставить сети, которые нельзя украсть, — зло улыбнулся Тацуя, утешив троих. Но, несмотря на добрые слова, Эрика, Лео, и Микихико испугано отстранились от такого выражения, но Тацую, похоже, это не заботило. — Закончим на этом. Поспешим назад в класс, пока тут не замерзли.

Хотя никто из присутствующих не считал холод таким уж серьезным, но, в конце концов, холод есть холод. Никто не возразил, они молча последовали за Тацуей.


◊ ◊ ◊

По совпадению как раз в то время как Тацуя и группа Эрики говорили на крыше, Полковник Вирджиния отвечала на телефонный звонок.

— Я очень сожалею, что так рано вас побеспокоила, госпожа Вирджиния.

— Снова вы.

На экране появилось лицо, которое она видела вчера: пятнадцатилетняя молодая леди, которая заявила, что является представителем Йоцубы, Куроба Аяко. Этим утром она по-прежнему была в одежде из шелка и с кружевом.

— Школ... нет, извините. — Вот только когда выполняла свои обязанности, Полковник Баранс была высоконравственной. Вот почему она почти отругала молодую девушку, которая явно была в том возрасте, в котором сейчас должна быть в школе, но явно утром занимается нешкольными делами.

— Спасибо за заботу. — Прекрасно понимая, о чём Вирджиния думает, Аяко идеально вежливо улыбнулась. — Тем не менее, госпожа Вирджиния, вам ненужно волноваться. Я уже давно получила необходимые оценки для выпуска.

Поскольку Вирджинии не было известно о японской системе среднего образования, она не могла сказать, врёт ли Аяко.

— Нет, это я сказала что-то бессмысленное. У вас есть новости? — Полковник лишь соблюдала формальности, задавая вопрос. Она честно не ожидала в первый же день получить какую-либо достойную информацию.

— Да, есть. На самом деле прошлой ночью Третья Дивизия Контрразведки Разведывательного Департамента JSDF захватила Паразитов. Мы подтвердили, что один из них бывший волшебник военных USNA. Глава сказала, что я должна проинформировать об этом вас, госпожа Вирджиния, что я и сделала.

«Информировать» через телефон было немного проблемно. Тем не менее Баранс не планировала тратить время на возражения, поскольку предоставленная информация намного перевешивала безопасность.

— Паразиты снова задвигались?

— Члены семьи доложили, что Паразиты, потерявшие свои сосуды, нашли новых хозяев. Вот люди, которых возможно захватили, — сказала Аяко и передала зашифрованные документы в терминал Полковника Баранс. Просмотрев заголовки документов, которые автоматически расшифровались, Полковник убедилась, что один из них содержит личную информацию с фотографией. — Там три захваченных Паразита. Среди них пока мы лишь одного идентифицировали. Если желаете, я могу также сообщить вам, где их держат.

Простого просмотра заголовков было недостаточно, чтобы выяснить, почему тот отставной волшебник был так важен, но оставить его в покое — тоже не было вариантом для Полковника Баранс.

— Прошу вас, госпожа Куроба.

— Хорошо.

Молодая девушка на экране поклонилась и передала информацию. Не теряя приличия, Полковник Баранс поблагодарила её, прежде чем положить трубку, и тотчас же проверила содержимое документов.

Выражение у Полковника Баранс помрачнело. Она повернулась к специально подготовленной для неё зашифрованной линии и быстро передала сообщение.

Сообщение с приказами подготовиться к мобилизации этой ночью.

И его получателем была Майор Анджелина Сириус.


◊ ◊ ◊

Первой темой дня было общеобразовательное обучение. Ученикам позволялось читать и работать над вопросами, некоторые ученики в целях повышения мотивации даже слушали музыку.

Тацуя всегда позволял прокручиваться тексту самому по себе, поэтому сегодня он взял наушники. Он слушал синтезированную музыку, думая о вопросах, совершенно не связанных со школой. Он и вправду от Отдельного Магически-оборудованного Батальона слышал об имени и уникальных особенностях Контрразведывательной Третьей Дивизии.

Впрочем, не то чтобы он не понимал, что здесь забыл отдел Разведывательного Департамента.

В Разведывательном Департаменте они были дивизией, наиболее приближенной к Семе Саэгуса. Они были руками и ногами Семьи Саэгуса. Точнее они должны были быть отрядом, мобилизованным с поддержкой Семьи Саэгуса за кулисами, вот кто эти противники, как предположил Тацуя.

Тем не менее, такой поворот событий казался Тацуе каким-то нереальным. Он работал под предположением, что этот инцидент случился по приказу Семьи Саэгуса.

Использовать летательный аппарат со стелс системой ключевым элементом принудительного захвата Паразитов... как-то слишком жестоко.

Тацуя не был знаком с методами работы главы Семьи Саэгуса, Саэгусы Коити, и поэтому не мог понять их мотивы. Однако если такая игра с высокими ставками — обычный стиль Саэгусы, то это уже давно бы привело к конфликту с Семьей Йоцуба.

Так кто же в итоге замыслил эту цепочку событий?

Также была возможность, что это было не по воле Семьи Саэгуса и просто Третья Дивизия Контрразведки всё сделала самовольно.

«Если армия ослушалась своих тайных покровителей и действовала самостоятельно... тогда их цель должна быть как-то связана с существованием армии»

Тогда какая цель армии?

Единственная цель армии, как насильственной организации, преданной защите страны,— прямо встречать угрозу другой страны. Это трудно объяснить одним или двумя предложениями. Однако, с виду, намерения у армии очевидны. Единственная цель армии — победа. Всё остальное — вторично.

К победе есть много путей, и неудача там, где они должны были потерпеть неудачу — также одна из форм победы. Что бы ни случилось, всё прекрасно, пока победа за ними. Всё, что после победы — дело политиков. Армия должна волноваться лишь о том, как захватить победу.

Поэтому армия будет искать силы.

Разведывательный отряд, который верит, что на голову выше нормы и начал самоуправничать, несомненно, преследует силу.

Когда Тацуя обо всём этом думал, по его спине прошёл холодок.

Неужели Третья Дивизия пытается обуздать Паразитов, этих демонов, для военных целей?

Это слишком опасно, Тацуя невольно подумал.

Одним из ключевых обвинений, окрасивших в Америке волшебников в негативном свете, было предположение, что волшебники вызвали в этот мир демонов. Хотя причиной вызова демонов агитаторы назвали амбиции военных, клевета здесь была очевидной. Однако использование Паразитов для боевых целей лишь даст антимагической фракции ещё больше оружия.

«Нет, если бы за кулисами плели заговор Десять Главных Кланов, конечный итог был бы тем же»

Была ли это самовольная операция Третьей Дивизии Контрразведки или приказы Семьи Саэгуса, Тацуя, повторно всё обдумав, причислил их к одной группе рисков.

Простому щенку, как он, нечего о таком даже думать, но Семье Саэгуса следует дать предупреждение.

Хотя это определенно создаст неудобства Маюми, поскольку она готовится к тесту в университет, ему и вправду было необходимо найти некоторое время, чтобы с ней поговорить. В тот миг, как эта мысль пришла ему на ум, он через личный терминал назначил встречу с Маюми.

Хотя Тацуя и подумал, что для неё это создаст неудобства, по правде его это не заботило.


Он послал сообщение Маюми посреди урока, но ответ получил в течение одной минуты. Хотя он и пометил сообщение как «срочно»...

«У неё ведь скоро тест?»

До начала теста оставалось не так много времени. Хотя не было опасности её провала, он всё же невольно подумал: «Это правда хорошая мысль для участника тестирования?». Ну да ладно... любые дальнейшие мысли — лезть в чужое дело. Поскольку она ответила на срочное сообщение сразу же, она не должна жаловаться.

Поразмыслив над всем этим, Тацуя открыл почту.

Сообщение, которое послал Тацуя, гласило: «могу я увидеться с тобой в следующие два дня, чтобы кое о чем поговорить?»

А в ответ Маюми прислала: «Приходи сейчас же в комнату школьного совета»

Хотя у неё было свободное посещение, в школу она по-прежнему ходила часто. Более того, сейчас она была не в классной комнате или библиотеке, но в комнате школьного совета.

«...Это правда хорошая мысль? У тебя ведь скоро тест?» — от всего сердца подумал Тацуя.


Поскольку это Тацуя организовал встречу, конечно же он хотел со всем разобраться как можно скорее, поэтому пошел прямо в комнату школьного совета. Хотя школа была добросовестной, обмануть систему мониторинга было трудно, но едва ли не невозможно. Тацуя использовал настроенную на полный доступ идентификационную карточку кого-то ему незнакомого, и открыл дверь. Наверное, потому что до сих пор шли уроки, в комнате была лишь Маюми.

Обменявшись приветствиями — Маюми подумала, что этого было достаточно, тогда как Тацуя на секунду задумался о правильном отношении — Тацуя сел напротив Маюми и сразу же поведал о том, что случилось.

— ...Вот так обстоят дела. Думаю, тот летательный аппарат принадлежит Третьей Дивизии Контрразведки Разведывательного Департамента JSDF, которая по слухам связана с Семьей Саэгуса. И я понятия не имею, почему им нужно было захватить Паразита. Однако будет очень опасно, если они планируют использовать Паразитов для военных целей. Хотя я не знаю, можно ли их полностью уничтожить, запечатать их будет, наверное, лучшим выходом.

— Третья Дивизия Контрразведки? Хотя я ещё не взрослая, но даже я, член Семьи Саэгуса, этого не знаю. Тацуя-кун, я поражена, что ты знаешь такое.

— Буду очень признателен, если ты не будешь меня спрашивать о моих источниках.

— ...Ну, Тацуя-кун, похоже, ты и так занят по горло, так что спрашивать не буду. Но ты скажешь, почему пошёл на Паразитов в одиночку?

— Я посчитал, что если бы вы послали людей, они были бы слишком настороженными, чтобы прийти.

— И это всё? — С сильно недовольным выражением Маюми смотрела, как Тацуя прикидывается дураком. — Ладно, пока я тебе поверю... — Тем не менее, перед совершенно невозмутимым Тацуей, она собралась было пожать плечами, но замерла на полпути. — Тацуя-кун, ты хочешь, чтобы я переубедила моего отца, да? Чтобы захваченный Разведывательным Департаментом Паразит вернулся к Эрике-тян и её группе.

Хотя это не имело особого значения, но в какой-то миг Маюми начала обращаться к Эрике «Эрика-тян» — нечто, чему сама Эрика была бы очень недовольна, если бы присутствовала (Мизуки она позволяла так говорить, но никому другому). Но вот Микихико тоже никогда не привыкнет, чтобы его называли «Мики», как говорится «как аукнется, так и откликнется».

...Тацуя покачал головой, чтобы развеять эти случайные мысли и ответил Маюми: «я не прошу вас вернуть их».

— Буду честен. Если причина того, почему они держат Паразитов, окажется не экспериментами, а их использованием в военных целях, и это раскроется, тогда это негативно скажется на волшебниках, и я гарантирую, что ответственная организация дорого заплатит.

— Довольно страшное заявление.

Хотя в голосе было некоторое удивление, её взгляд, похоже, отражал невысказанную ненависть к такого рода разговорам.

— Учитывая, что случилось в USNA, такое устрашение необходимо.

Маюми тоже понимала, что дискриминация против волшебников день ото дня лишь ухудшается. Если похожее разгорится в намного меньшей Японии, в кровопролитие всё может превратиться гораздо быстрее.

— ...Поняла. Я поговорю с отцом, но ничего не гарантирую, поэтому не слишком надейся. В конце концов, в отличие от Дзюмондзи-куна, я не наследница Семьи Саэгуса. — Последние слова Маюми привели Тацую в замешательство. — ...Что?

— Нет... просто я удивлен, что Семья Саэгуса оказалась настолько патриархальной.

— Тацуя-кун, а какая у тебя семья?

Может, она застеснялась или просто надулась. Тацуе было немного непонятно, почему Маюми так отреагировала.

Тем не менее, оснований не отвечать не было. Немного подумав, Тацуя подошел к вопросу Маюми в состоянии ума, будто кто-то играет штрафной раунд.

— Наш отец не влияет на нашу жизнь, поскольку в настоящее время он переехал в квартиру своей второй жены.

Глаза Маюми туда-сюда забегали по комнате.

Видя такую невинную сторону Маюми, которая так легко покраснела, Тацуя невольно подумал: она не намного старше нас. Хотя и часто ведет себя, как взрослая, «взрослой женщиной» её определенно назвать нельзя.

— Разница лишь в том, что сейчас она не любовница, а вторая жена.

— Как взросло.

— Это просто смирение. А если быть взрослым означает «смирение»... тогда я даже думать об этом не хочу. — Полностью побежденным тоном ответил Тацуя Маюми.


Даже плохое предчувствие время от времени не сбывается. Теория Тацуи об использовании Паразитов Разведывательным Департаментом JSDF... печально, но теория не оправдалась. Тем не менее, трудно сказать, «везение» ли это.

Следующее утро.


— На центр заключения Контрразведывательной Третьей Дивизии было совершено нападение. Захваченные Паразиты были казнены.


Вот что было написано в сообщении, которое ему прислала Маюми.

Глава 16

Центр заключения Разведывательного Департамента был атакован, и захваченные Паразиты были убиты.


Тацуя подавил мысль сразу же связаться с Маюми за большими подробностями. Вместо этого он пока пошёл в ванную комнату. Смывая под душем пот от ежедневной тренировки, он обдумывал свой следующий шаг. Миюки он ещё не сказал. Он только что вернулся из храма Якумо. Вёл себя, как обычно, и лишь по тому, что он проверил свою почту, прежде чем войти в душ, она не должна была ничего выведать.

«Нет... бесполезно пытаться что-то скрыть»

Может, просто молчать, подумал Тацуя, но сразу же отказался от такой мысли. Очень долго утаивать это от острой интуиции сестры не получится. Одно дело, когда это к ней не имело бы отношения, но Миюки была столь же вовлечена, как и Тацуя. Решив не увиливать и открыто всё разъяснить сестре, он вышел из душа.

Пальцы Тацуи запорхали над консолью рабочей станции в подвале, если уж описывать это словами, то будет не «блестяще», но «аккуратно» и «быстро», как и его характер.

Была суббота, так что у них было лишь несколько утренних уроков. Но Тацуя мог их и пропустить, если расследование затянется.

Для него это было бы нормально (хотя «нормальным» это считал он сам). Нормальным это было и для Миюки (для неё, однако, это было бы больше из-за «необходимости»), и поскольку пропустить сегодняшний день она решила по своей воле, то колебалась до последней минуты.

К счастью, данные, которые они искали, он нашёл сразу же.

Доступ к серверу Сил Обороны он получил без авторизации: сопротивления локальной системы (локальной не в смысле автономной, а в смысле просто ограниченной от остальной системы) против хакерской программы, созданной «Электронной Волшебницей» Фудзибаяси Кёко, было недостаточно. Информация была так разделена по секциям, чтобы противостоять рискам: отдельная секция уязвимой быть могла, но утечка не поразила бы всю систему. В этом были как свои достоинства, так и недостатки.

Что ж, поскольку на сей раз Тацуе это было как раз на руку, он мог позволить себе быть грациозным.

Видео, которое он там нашёл, содержало нечто изумительное.

Изумила не столько беспощадность, сколько личность, которая все те беспорядки вызвала.


Под прикрытием темноты вторглась изящная фигура. Свет огней тревоги освещал девушку в маске с пламенными волосами. Солдаты в штатском отлетели от одного взгляда её золотистых глаз, затем она четыре раза вырезала сложный узор на двери. Когда она отошла в сторону, дверь рухнула.

По другую сторону находилась небольшая комната. Ширина была достаточной, чтобы вместить две койки, низкий потолок был под два метра. По ту сторону находилась трехъярусная койка.

Лишенный движения, в смирительной рубашки, ноги крепко связаны — на средней койке лежал мужчина. Хотя он выглядел совершенно иначе, потому что был полностью бледным, в нём безошибочно угадывалось лицо Паразита, который назвал себя Марте. Изо рта девушки выходил бледный туман. Похоже, комнату держали в холоде.

Вместо ножа, она взяла в руку автоматический пистолет. Одиночный выстрел поразил Марте прямо в грудь. Вдруг тело мужчины воспламенилось. Вероятно, источником огня послужила пуля. Наверное, это была магия, которая вспыхивает при условии, когда пуля остановится внутри тела цели. Огненноволосая девушка, Энджи Сириус, снова выстрелила, на этот раз в верхнюю и нижнюю койки. Это явно было убийство без намерений захватить «сосуд». И не просто «стереть» сосуд, но исполнить «казнь».


Наблюдая, как девушка спокойно вышла из камеры, Тацуя неосознанно вздохнул. Он знал, что задачи Сириуса включали нейтрализацию волшебников-предателей. Он также прекрасно понимал, что гуманное обращение с волшебниками — пустая болтовня, но не вздохнуть он не мог. Прискорбно: давать роль безжалостного убийцы 16-летней девушке... что же думают военные чины USNA? Они ничем не отличаются от религиозных фанатиков и фундаменталистов, которые ведут мальчиков и девочек к терроризму во имя священной войны. Даже Мафия тактичнее в выборе личного состава.

— Онии-сама, это была... ведь Лина?

От Тацуи Миюки узнала о секрете Сириуса, «Параде». По такому грубому изображению она поняла, что убийцей была Сириус, что убийцей была Лина.

— Наверное.

По-видимому, Миюки была поражена, но Тацуя не находил слов, чтобы её утешить. О самом убийстве он ничего не мог сказать. Он считал, что для этого не годится. Он был на миссиях, которые не может раскрыть, и среди грязной работы убийство, можно сказать, было одной из чистейших. Вместе с тем, однако, такая работа была одинокой и мрачной.

Если только не любить убивать, девушке-подростку будет слишком тяжело. Не выдерживая веса, у неё будет понемногу раскалываться сердце. И из того, что видел Тацуя, Лина не была убийцей. И по взгляду и голосу Миюки он понял, что она тоже так считает.

Такими темпами настанет время, когда Лина потеряется во тьме.

К счастью, то, что случилось дальше, поразило намного сильнее и достаточно сильно, чтобы смести всю их тоску. Вдруг в экран, на котором показывалось видео из сервера Третьей дивизии контрразведки, к которому подключился Тацуя, вошла другая фигура. Показался молодой человек английской внешности, у которого были светлые волосы и голубые глаза. Выглядел он как-то по-детски, но был, вероятно, возраста Тацуи.

Прикрыв рот руками, Миюки издала тревожный звук, но Тацуя оставался спокойным.

Эта рабочая станция предназначалась для взлома, и была полностью изолирована от других систем, а также работала на выделенной линии. В комнате не было ни микрофонов, ни камер. Звук и видео могли течь лишь в одну сторону, поэтому увидеть это место из другой стороны линии было попросту невозможно.

— Привет, меня слышно? Буду говорить, полагая, что слышно. — Молодой человек на мониторе явно заговорил, не пытаясь установить связь. — Для начала представлюсь. Меня зовут Рэймонд Сейдж[2] Кларк. Я один из «Семи Мудрецов».

Руки Миюки, которые как-то нашли путь к плечам Тацуи, напряглись. И Тацуя также понимал, что ощутил не только её напряжение, но и своё собственное.

— Я слышал о тебе от Тиа... Нет, Шизуку. Приятно познакомиться, Тацуя.

Похоже, этот парень был одноклассником Шизуку в школе, в которую она приехала по обмену. Более того, тем, кому она давала информацию. Если источник информации Шизуку был упомянутый Линой «Мудрец», тогда не удивительно, что даже конфиденциальная информация могла быть доступна.

Но какие у него намерения?

Почему он открылся Тацуе? Почему зашёл так далеко?

Всегда есть возможность, что это видео-кукла, но интуиция подсказывала Тацуе, что этот Рэймонд Сейдж Кларк настоящий.

— Пооткровенничаем... ах, какое хорошее слово. — Рэймонд говорил по-японски. Он сказал «пооткровенничаем» бегло, без малейшей ошибки. Впрочем, не было ничего, о чем можно было поговорить «откровенно». — Энджи Сириус об этом месте сказал я.

Тацуе машинально захотелось указать «ты сказал то слово совершенно неправильно», но, к сожалению, передать это было невозможно. Без сомнений, под местом он имел в виду Третью дивизию контрразведки.

— Впрочем, когда я о нём заговорил, она уже и так всё знала.

Что за черт, подумал Тацуя. Ты ничего ей не сказал, если она уже знала. Но, опять же, возможности возразить не было. Тацуя решил просмотреть видео до конца.

— А теперь у меня есть кое-что особое и для тебя. — Довольно неформальный японский. Будто бы он изучил его из каких-то газет. — Думаю, тебя это весьма заинтересует. Цена за просмотр... хотел бы я сказать, но поскольку мы уже заканчиваем, дам тебе это бесплатно.

Хотя Тацуя знал, что тот не услышит, всё же пробормотал себе под нос: «но я тебя и не просил». Впрочем, у него было свободное время лишь на это.

— Антимагическое движение, которое сейчас бушует в Штатах, и которое собирается перекинуться в Японию, было срежиссированно одним из Семи Мудрецов: Дзиэдо Сейдж Хэйгу.

Внезапно пораженный новостью, даже Тацуя не смог подавить удивление.

— Дзиэдо Хэйгу, или Гу Цзе. Лишенный гражданства китаец, а также лидер международной террористической организации «Бланш». Тот Цукаса, которого ты поймал, как раз и был боссом их японского филиала.

Имена выстраивались одно за другим...

— Он также был предыдущим лидером международного преступного синдиката «Безголовый Дракон», а его внук, Ричард, — старший в этой же группе. В организации его называют «Черным Мудрецом» Или «Лордом Хэйгу».

Тацуя застыл, точно прикованный к экрану.

— Ах да, знаешь, хотя мы оба Мудрецы, это не значит, что между нами есть какая-то связь. Семью Мудрецами называют не некую группу, а, скорее, семь операторов, у которых есть доступ к Хлидскьяльву.

Это не было похоже на разговор — ведь вопросы задавать было невозможно — но всё же, Тацуя пожелал, чтобы тот поторопился.

Хлидскьяльв... он только однажды об этом слышал. Слух, больше похожий на городскую легенду, но он оказался правдой, по-видимому. Хлидскьяльв такой же, как говориться в том слухе?

— Хлидскьяльв это... — безупречно выбрав время, словно бы читая мысли Тацуи, Рэймонд приступил к объяснению, — дополнительное расширение для глобальной системы наблюдения «Эшелон III». Это бэкдор к Эшелону III, думаю, его ведь можно считать хакерским инструментом, который позволяет скрытно подключиться к системе? Что скажешь, Тацуя?

«Что скажешь» он спросил, хотя даже малейшей вероятности ответа не было. Конечно, Рэймонд тоже прекрасно это понимал, поэтому, не дожидаясь ответа, продолжил:

— Ну а где Хлидскьяльв расположен... даже мы, операторы, незнаем. Возможно даже, что это простая программа без аппаратного обеспечения. — Рэймонд пожал плечами. Жест, будто бы прямо из какого-то аниме. — Ну да ладно, Хлидскьяльв собирает информацию со всего мира с эффективностью, превышающей главную систему Эшелона III, и приносит её операторам. Операторов, похоже, выбирает сама система, и заметных критериев отбора, кажется, тоже нет. Видимо, выбор совершенно случаен.

Рэймонд передразнил себя, покрутив завитушку волос. Похоже, он разочаровался, что забыл донести актуальную информацию.

— Если подумать, у операторов есть кое-что общее, полагаю, это финансовая безопасность, чтобы самолично иметь доступ к передовым информационным системам. Не то чтобы нужно быть миллионером или кем-то подобным, по меркам Японии или Штатов будет достаточно кого-то на уровне обычного среднего класса.

Совершенно невероятное объяснение, изумился Тацуя.

Что же думали создатели Хлидскьяльва? Немыслимо, чтобы они были простыми хакерами, делавшими это ради удовольствия.

— Ну, если честно, это скорее даже не система. По аппаратной части Хлидскьяльв полностью зависит от Эшелона III, это просто более эффективная обработка данных; он не может получить доступ к хранилищу данных, поскольку это просто система перехвата. Кстати, в системе установлена защита для запрета сохранения во внешнее хранилище. Получаемая информация ограничена мозгом оператора. В лучшем случае, это что-то, наделяющее способностями сбора информации и позволяющее операторам получить имя «Мудрец».

Даже одно это — серьезная угроза. Можно даже сказать, что все важные данные проходят через какую-то сеть. Какие же данные там не проходили хотя бы один раз.

— Не говоря уже о том, что использование Хлидскьяльва рискованно для операторов. Чтобы оптимизировать поиск, Хлидскьяльв использует два агента: Хугин и Мунин. В Мунин записывается история поисков оператора. Всё, что ищет оператор, будет известно другим операторам. Из-за Мунина я и знаю о Дзиэдо Хэйгу.

Тацуя сильно удивился. Теоретически это может значить, что личность Рэймонда Кларка тоже известна Дзиэдо Хэйгу.

— В связи с потерей японских филиалов Бланш и Безголового Дракона, Хэйгу утратил способность вмешиваться в дела Японии. Он послал Паразитов в Японию для роста беспорядков, под прикрытием которых мог возобновить работу в Японии. — Рэймонд заговорил медленнее, похоже, для него дело было серьезным. — Я пришёл к выводу, что его цель — искоренить магию в обществе. Если ему удастся вытеснить магическую технологию, магически слаборазвитые страны, вроде Великого Азиатского Альянса, могут пошатнуть баланс военной мощи. Они станут господствовать в не магическом мире, я думаю, что Хэйгу и те, кто стоят за ним, это и затевают.

MKnR v11 22


Хотя всё это выглядело слишком драматизировано, Тацуя посчитал слова Рэймонда логичными. Просто Тацуя сам считал, что Великий Азиатский Альянс хочет стереть магическую технологию.

— Я не желаю такого мира... Можешь смеяться и называть меня романтиком, но я и вправду верю, что магия ведет к прогрессу человечества.

Тацуя поперхнулся. Он понимал, что другая сторона не может услышать, но почему-то ему казалось обратное.

— Так что я попытаюсь и дальше давать тебе информацию, которую ты можешь посчитать важной. Тацуя Шиба, Волшебник Стратегического Класса, Бог Разрушения.

Тацуя насупился на это преувеличенное прозвище, которое дал ему Рэймонд.

«Не давай мне имя, которое звучит как босс из какой-то дрянной видеоигры. Неужели он "отаку"?»

— Так, видимо я немного затянул. В общем, я помогу тебе уничтожить Паразитов.

«Это называется немного?» — подумал Тацуя, но монитор не выключился.

— Информации о Дзиэдо Хэйгу можешь верить, а можешь и нет. Поверишь ли ты в то, что я сейчас скажу, тоже решать тебе. Если поверишь, я хотел бы, чтобы ты мне отплатил, выполнив пару поручений. — На мгновение Рэймонд затих. Не из-за драматизма, но скорее из-за напряжения, по крайней мере, так Тацуя видел на экране. — Завтра, ночью 19 февраля по вашему времени, все активные Паразиты появятся на внешних тренировочных землях Первой школы. Я хотел бы, чтобы ты их всех уничтожил.

Рэймонд не предоставил никаких доказательств, но к этому времени Тацуя уже был готов принять его просьбу.

— Заметь, я уже предоставил эту информацию и Энджи Сириус. Сотрудничать с ней или нет, опять же, решать тебе.

Его не особо-то волновал этот жест «решать тебе», но, к сожалению, возразить было невозможно.

Рэймонд больше ничего не сказал, затем монитор вдруг погас.

Сзади он услышал выдох. Похоже, это Миюки задерживала дыхание. И Тацуя тоже.

— Кажется, нам лучше скоро уходить, если не хотим опоздать в школу, — поднявшись и посмотрев назад, Тацуя обратился к Миюки.


◊ ◊ ◊

Второй урок первого года класса E был практикой. Впрочем, хоть это и называлось уроком, как обычно, учителя не было. Ученики сами оперировали CAD, следуя указаниям, высвеченным на настенных мониторах. Ученики уже к этому привыкли, и теперь, без надзора учителя, вели себя свободно. Конечно же, были и те, кто просто сдался; сдаться или продолжать — ученики решали сами. Большинство парней продолжали.

Чтобы не привлекать внимание, Лео, чуть опоздавший в класс практики, осмотревшись, увидел фигуры Микихико, Эрики, и Мизуки, и зашел внутрь.

— ...Ты опоздал, Лео.

— Тихо, ты. — Голос Микихико значительно смягчился, но его упрек содержал немного резкости, на что Лео ответил бесстрашной ухмылкой. Но ухмылка вскоре сменилась удивлением: — А где Тацуя?

На его вопрос Мизуки ответила: «похоже, у него посетитель?»

Ответила она нерешительно, поскольку тоже была неуверенна.

— Посетитель? В школе? — с поднятыми бровями вторил Лео, на что Мизуки могла лишь смутно улыбнуться.

— Сейчас более важно покончить с этим, — в стороне беззаботно заговорила Эрика. Под её равнодушным тоном скрывалось предупреждение не ступать в частные дела.

— Ты права. Сегодняшнее задание, кажется, будет довольно сложным, — сказал Микихико и начал устанавливать свой CAD. Эрика сочла, что дело то не её, Мизуки немного тревожилась, а Лео немного мучило угрызение совести; каждая их улыбка содержала свои особые чувства.


Тем временем Тацуя, с унылым бесстрастным лицом, сидел на диване в приёмной. Напротив сидел мужчина средних лет в дорогом костюме. И он явно был в дурном настроении. Они с недовольством смотрели на лица друг друга, никто не пытался завязать разговор. Первым утратил терпение, потому что его принудительно вызвали посреди урока, Тацуя:

— Аоки-сан, не могли бы вы сказать, зачем здесь?

Не сказать, что его тон был вежливым, какие бы слова он ни говорил; на лице Аоки чуточку отразился нрав.

Аоки тоже, поскольку это был Тацуя, невольно выказывал свои чувства. На маске Аоки, имевшего дело с теневой экономикой и более десяти лет охранявшего сокровищницу Йоцубы, не должно было быть ни трещинки, но речь его ухудшилась. Аоки должен был знать как никто иной, что если так выпускать эмоции, то его миссия может и провалиться. Но иерархия Йоцубы уж слишком глубоко в него въелась... Такое мышление превратило в идиотов не одного человека.

— ...Сейчас у меня урок, так что если ничего важного, я пойду.

— Стой, — наконец, открыл рот Аоки на последнее слово Тацуи. Хотя и очень неохотно. — На днях ты купил 3H-P94, не так ли?

Деловитую речь, которую принял Аоки, Тацуя вполне мог понять, и нашёл её смешной, но не смеялся. По всей видимости, такая мелкая месть была лишь его способом обуздать себя.

— Позавчера, если точно, — так же, как и он, Тацуя ответил деловито. К сожалению, он почти сразу же потерял решимость.

— Госпожа хочет это. Мы дадим тебе сумму вдвое больше, поэтому передай это нам немедленно.

Тацуя быстро поднялся и острым взглядом убедился, что нет подслушивающих устройств. Поскольку в магических школах всегда было активно наблюдательное оборудование, он не использовал свои «Глаза», но его невооруженные глаза тоже для этого были натренированы достаточно. Как бы то ни было, но их никто не подслушивал.

Тацуя вынул с кармана мобильный терминал, подключил к нему кабель и передал второй конец Аоки. Думая об этом, нет, даже не думая, Аоки стало совершенно ясно: Тацуя ведет себя довольно самонадеянно, но осознав, что Тацуя не собирается ничего говорить, Аоки, нахмурившись, тем не менее, взял кабель и подключил к своему терминалу.

— Аоки-сан, вы больны?

Первое посланное им сообщение было таким неожиданным. Аоки машинально разозлился, но почувствовав необычное давление, ненароком сдержался.

— Сегодня суббота. Подождали бы вы пару часов и смогли бы позвонить, вызвать меня туда, где не так много людей. Почему вы рискуете обсуждать дела Дома в приёмной общественной школы? Уверен, вы знаете, что по приказу моей тёти моя связь с семьей держится под полным секретом.

По маске спокойствия Аоки пошли большие трещины. Уголки губ тонко задрожали. Лицо побледнело.

Тацуя понимал, что у такой беспечности есть причина. Избежать места, где будет Миюки, сохранить иерархию, всем этим можно объяснить такую неразумность. Аоки должен был понимать, что Тацуя увидит всё это насквозь. И, однако же, по движениям его пера, когда он писал ответ, ответ мог быть лишь одним.

— Я лишь хочу как можно скорее исполнить приказания госпожи. Но что более важно, принеси 3H прямо сейчас. И я сразу же уйду.

— Я не могу. Даже если я передам вам право собственности, договор займа с Первой школой по-прежнему будет действовать. Я купил 3H-P94, прежде всего, чтобы не позволить никому другому это купить. Я возьму ответственность на себя. Пожалуйста, передайте это тёте.

Красное лицо Аоки посинело. Как правило, это сигнал приближения истерики.

— Вы ослушаетесь ваших приказов?

На прямые слова Тацуи, однако, Аоки сник. Видя в нём это изменение, Тацуя поднялся. Он посудил, что здесь оставаться больше нужды нет.

— Стой. Нет, пожалуйста, подожди.

Но видимо Аоки пока не собирался уходить. Тацуя присмотрелся: то высокомерие, которое ранее заполняло лицо Аоки, нет, всё его тело, исчезло. Тацуя не думал, что это какое-то открытие. Однако когда посмотрел ему в глаза, его отношение полностью изменилось.

— Я искреннее извиняюсь за своё предыдущее поведение, — сказал Аоки и низко поклонился Тацуе. Он по-прежнему сидел на диване, но он, без сомнений, и впрямь извинился.

— Пожалуйста, поднимите голову, Аоки-сан, — сказал Тацуя и снова сел. Хотя это и не значило, что он ответил на искренность Аоки. Прежде всего, Тацуя не почувствовал много искренности. Однако его заинтересовало, что же Аоки заставило стать таким серьезным, что именно тот собирается сказать.

— Тацуя-кун, нет, Тацуя-доно, как вы и сказали. Поскольку договор займа — необходимое условие для покупки, само собой разумеется, нельзя просто забрать это. Простите, что просил нечто, столь необоснованное.

— Не волнуйтесь.

Когда Аоки снова поклонился, Тацуя тоже склонил голову. Он так коротко ответил, потому что заявление Аоки было столь очевидным, что любые другие слова были бы посчитаны сарказмом. Так или иначе, но то, что он больше не считал это проблемой, похоже убедило Аоки, который поднял голову, на этот раз не побужденный Тацуей.

— Я просто хочу кое-что донести: госпожа просит 3H не из-за каких-то там капризов. Похоже, она думает, что это важно для какого-то исследования.

— Ясно.

— Я не буду больше навязываться. Опять же, я понимаю, что, должно быть, вы чувствуете необходимость держать это под рукой. Однако если когда-нибудь решите, что больше в этом не нуждаетесь, передайте это госпоже. В таком случае я, конечно же, предоставлю соответствующую компенсацию. — Не так уж и трудно было читать между строк предложения Аоки. Похоже, в каком бы то ни было случае, тётя не хочет, чтобы Пикси попала в чужие руки. — Если будете готовы принять предложение, мы с радостью предоставим обещанную суму плюс дополнительные десять процентов от того, что тратите каждый год.

— Каждый год?

Он не думал, что они зайдут так далеко. Для Йоцубы это была капля в море, но сумма была немаленькой.

— Да, каждый год. В частности, мы хотели бы подписать условия резервирования покупки, которые автоматически обновляются каждый год.

Не только словесное обещание, но даже контракт. Как для Тацуи, так и для Йоцубы десять процентов были мелочью. Контракт был больше для того, чтобы Тацуя сдержал свою часть сделки. Другими словами, передача прав собственности. Это было предложение, за которым виднелась серьезность Йоцубы, серьезность Майи.

— Уверен, вы знаете, но я ещё несовершеннолетний.

— Я переключу всё на вашего отца.

Значит, Аоки сам разберется с юридическими тонкостями.

— Понял. Я не возражаю.

Для Тацуи, в предложении Аоки не было недостатков. Вместо того чтобы и дальше вредить своему образу в глазах упрямой тёти, лучше пойти на компромисс, подумал Тацуя.


◊ ◊ ◊

Сопроводив Аоки до входа, Тацуя пошёл назад к комнатам практики. Хотя половина из двух часов практики уже прошла, он решил, что если придет, пропуск всё же не зачислится. Однако нога его остановилась прежде, чем он вошел в коридор.

— Лина.

Лицо переведенной ученицы, которую он некоторое время не видел, было заметно потрепанным. Мешков под глазами или изможденных щек у неё не было. Да и других признаков плохого здоровья тоже. Но исчез её блеск. Она вела себя, как обычно, и того, кто мало её знает, её совершенно великолепный внешний вид одурачил бы достаточно. Но тот, кто её знает — даже на уровне Тацуи — заметил бы отсутствие переполняющегося духа, который и вправду заставлял её сиять, разница была ощутимой.

По-видимому, складывается умственная усталость. Должно быть, на нее что-то давит.

Сейчас, однако, к её красоте прибавились тени хрупкой быстротечности, увеличившие её обаяние не так, как обычно. Даже Тацуя, который, как правило, мало интересовался внешностью девушек — или, скорее, полностью к ним привык — невольно восхитился.

— Тацуя.

Тем не менее, восхитился он не так сильно, чтобы медлить. Когда назвали его имя, он посмотрел в те сапфировые глаза.

— Ты слышал?

— Да.

Они говорили об информации от Мудреца, который сообщил, что завтра ночью Паразиты появятся на внешних тренировочных землях, расположенных позади школы. Слова Тацуи и Лины были краткими, но они оба полностью поняли намерения друг друга.

— Ты знаешь, кто это был?

— Нет.

Значит, Лине своё лицо он не показал, понял с её ответа Тацуя. В этом есть смысл. Если армии USNA станет известно о личности Мудреца, они ни перед чем не остановятся, пока не выследят этот настоящий кладезь знаний.

— Понятно, жаль.

— Наверное. Но это не так уж и важно. — Перейдя к сути дела, Лина посмотрела на Тацую с вызовом в глазах. — Тацуя. — Твердый и яркий. Взгляд с такой сильной волей, как в ту ночь, когда они намеревались друг друга убить. — Я не отступлю.

Тацуя уже знал, но почему-то осознал снова: что бы он ни предпочитал, но объединение с ней не было выбором с самого начала.

— Понимаю. Ведь мы живем в совершенно разных мирах, — классически (старомодно) ответил Тацуя, такое часто встречалось в романтических романах (или фильмах), это был синоним прощания. Он выбрал слова, которые так легко неправильно понять, именно из-за этого тайного смысла.

Лина хотела было возразить, но проглотила свои слова. Всего лишь с небольшой задержкой, но она, похоже, заметила намерение Тацуи. Немного цвета, однако, вернулось к бледному лицу Лины. Каким-то образом Тацуя почувствовал, что у покрасневших сейчас её щек был иной смысл, нежели прежде.

— Идиот! — выплюнула она и развернулась на каблуках...

И сказать было невозможно, подыгрывает ли она игре Тацуи... или это её истинные чувства. Однако кое-что Тацуе стало ясно. Со вздохом, он смирился с тем, что придется после занятий задержаться на практику.


◊ ◊ ◊

Главный дом Йоцубы.

Когда Хаяма приносил послеобеденный чай, раздался электронный сигнал входящего вызова. Увидев кивок Майи, Хаяма поднял и прижал к уху классический голосовой терминал.

— Аоки... Так ты потерпел неудачу... Похоже, ты и вправду не смог выполнить приказания госпожи. Что ж, с такими обстоятельствами ничего не поделаешь... Не думаю, что есть нужда в спешке. Тацуя-доно вряд ли поменяет соглашение такого уровня... Хорошо. Я сообщу госпоже... Хорошая работа.

— ...Какие новости от Аоки-сана? — спросила Мая, после того как Хаяма положил терминал. С видом, будто не желает передавать неприятные новости, Хаяма поклонился Майе:

— Мои извинения, госпожа. Мы не смогли приобрести 3H.

Неудачу потерпел Аоки. Но, Хаяма, как главный дворецкий, можно сказать, был наставником Аоки. Неумение Аоки было его позором. В словах Майи не было ни прощения, ни упрёка.

— В вашем разговоре всплыло имя Тацуи-сана, — но этим она заинтересовалась.

— Тацуя-доно приобрёл 3H, — ответил Хаяма, на его лице появилась кривая улыбка.

— Видимо Тацуя-доно не желал, чтобы оно попало в чужие руки. Он заключил с Первой школой соглашение аренды и последующей передачи собственности.

Тем не менее, если бы Мая не смогла завладеть Пикси, это был бы лучший вариант.

— ...Интересно, он знал. Или это просто совпадение?

— Может быть.

На Майе появилось чуть озадаченное выражение. Но она тотчас же очистила мысли.

— ...Что ж, если Тацуя-сан хорошо об этом позаботится, тогда я не возражаю.

— Аоки сказал, что мы подписали контракт на покупку, так что если Тацуя-доно решит от этого избавиться, оно перейдет к нам.

— Да, было бы не плохо.

Хаяма глубоко поклонился Майе. Хотя Мая не винила Аоки, а тем более Хаяму, но он всё же показал свою благосклонность за её снисходительность к неумелому ведению дел.

— Тем не менее, было бы и вправду прекрасно иметь на руках образец... — пробормотала Мая, на что Хаяма с видом «не должны ли мы оставить всё в покое» заговорил:

— Госпожа, уверен, мне нет нужды это говорить, но лучше иметь как можно меньше общего с теми созданиями.

Усмешка Майи напомнила, что она всё ещё прекрасна.

— Потому что они довольно противны?

— Как вы и говорите.

— Они ведь важные спонсоры, — хитро улыбнулась Мая, на что Хаяма нахмурился. — Я знаю, что вы хотите сказать, Хаяма-сан. Я не намерена вызывать раздор. Я делаю это лишь потому, что «Паразит» необходим Йоцубе.

— Госпожа считает, что изучение Паразита приблизит нас к загадочному Ментальному Вмешательству?

— Да. «Чем являет собой разум» — вопрос, который Йоцуба бесконечно преследует. Говорят, что Паразиты — независимые ментальные информационные тела. Информация о веществе, структуре, месте... мы должны найти хоть немного подсказок об истинной природе разума.

Понимая доводы Майи, Хаяма поклонился. Мая вернулась к изначальной теме разговора:

— Кстати, каковы перемещения других духов?

— Согласно докладу Куробы-доно, духи, которые прошлой ночью были очищены, уже воскресли.

— Уже? Довольно быстро.

— Видимо, есть какая-то причина в поспешности. Куроба доложил, что духи, похоже, готовятся к бою.

— Понятно... есть мысли, против кого? — Едва сдержанная улыбка появилась на лице Майи.

— Судя по их образу действий, они нацелятся на их товарища, попавшего в ловушку в кукле.

— Похоже, это не неприятности его ищут, а он сам их находит. — Ненужно было и говорить, но своими словами Мая имела в виду племянника. Который, конечно же, яростно протестовал бы, но здесь не было никого, кто выразил бы несогласие. — Вы знаете, где это случиться?

— Куроба-доно предполагает, что завтра ночью, около Первой старшей школы.

— Будет благоразумно следить за окрестностями, тогда... хорошо, организуйте группу. Лидером будет... Аяко-тян должна подойти. Цель — не сражение, в конце концов.

— Конечно.

Хаяма хлопнул в ладоши, вызывая горничную, чтобы та служила Майе вместо него, затем отправился в комнату связи, чтобы передать приказы Майи.


◊ ◊ ◊

Хотя час был не такой уж и поздний, Саэгуса Маюми устала. Сегодня было 18 февраля, суббота. Ещё неделя до вступительных экзаменов в университет магии. Её шансы не сдать были практически нулевыми, но, тем не менее, на остальное времени почти не оставалось.

«Вампирские инциденты» судя по всему пока утихли — хорошая новость для её умственного здоровья.

Сегодня она подтягивала свои слабые места в школьной библиотеке, поэтому к тому времени, как вернулась домой, день уже почти миновал. Встреченная немного робкой молодой служащей, Маюми сразу же заметила.

— Отец вернулся?

— Да, миледи.

Хорошо обученная, горничная не запиналась, но Маюми почувствовала, что напугал её отец Маюми.

«Так пугать молодую девушку... Отец, что же ты делаешь?»

Хотя в сердце она ощутила раздражение, если его покажет — лишь ещё больше обеспокоит персонал.

— Отлично, — Маюми улыбнулась горничной, затем последовала к себе.


В это время в своём кабинете глава Дома, Саэгуса Коити, повернулся лицом, заполненным озабоченностью и разочарованием, к своему доверенному, Накуре.

— ...Так ты говоришь, что вторженец, убивший Паразитов, которых захватила Третья дивизия контрразведки, был Сириусом из Звезд?

— Сомнений почти нет.

Мастер гневался, а на лице Накуры не показалось ни следа страха. Он был учтивым, но в отличие от отношений между Хаямой и Майей, отношения между ним и его мастером были деловыми. Накура не был членом семьи Саэгуса, более точно его можно описать как наемника. Он не был неразрывно связан с Коити.

Иногда его назначали охранником для детей, например для Маюми, иногда посылали выполнять миссии вне закона, например, собирать информацию. Так к нему относился Коити, как к числу Экстра.

— Но даже для Сириуса... просто завалиться и так легко убить заключенных — уже слишком. Разведывательная дивизия тоже не гуляет без дела. Твой источник не ошибся? — с отвращением проговорил Коити, на что Накура спокойно возразил:

— Разведывательная дивизия сил обороны вполне себе компетентна. Если бы в здание Третьей дивизии контрразведки вторглись мы, то не нашли бы дыр в безопасности. Просто Звезды уж слишком хороши. Они не без причины известны как сильнейшая сила волшебников на Земле.

Когда с ним заговорили, будто упрекая ребенка, выражение Коити стало ещё угрюмее. Но не так сильно, чтобы он потерял самообладание и кричал на Накуру.

— Сэр, возможно, я покажусь смелым, но я считаю нам пора сократить потери. Выгода от участия Саэгусы уменьшается с каждым днем.

— ...Ты прав. — Коити безмятежно обдумал спокойный совет Накуры. — Похоже, Кудо тоже начал действовать. Я подумывал попросить его дополнить наши истощенные силы, но остановиться будет, наверное, к лучшему.

— Как прикажите.

— Передай задействованному персоналу вернуться к обычным обязанностям. Накура, свободен.

— Извините.

Когда Коити начал открывать зашифрованный коммуникационный терминал, Накура покинул кабинет.


◊ ◊ ◊

19 февраля 2096 года, воскресенье.

Восемь Паразитов сделают свой ход. Тацуя не полностью доверял этой информации с той стороны океана. Он много искал о парне по имени Рэймонд Кларк среди учеников в школе по обмену Шизуку. Лицо на фото, которое хранилось на школьном сервере, было таким же, как и в том видео. Но одно это не гарантировало, что Рэймонд Кларк говорил правду. Как и нельзя всю анонимную информацию считать ложью, так же нельзя доверять всей информации лишь потому, что тот, кто её предоставил, назвался.

Тем не менее, Тацуя, потому что у него не было других значимых зацепок, пошёл в указанное место, на внешние тренировочные земли Первой школы. Он оставил всё на волю случая и ждал. Даже если информация окажется ложной, и он потратит впустую день, это не такое уж и большое дело.

На окраине больших земель за школой расположился искусственный лес. Технически это тоже была часть Первой школы, но сложно сказать, где кончается искусственный лес и начинается природный. А ночью и подавно.

Было около семи вечера. Наверное, это ещё не считается ночью. Но в отличие от внутренней части города, где яркие огни освещают темноту, в этом лесу без уличных фонарей будет неправильно думать, что только настали лишь сумерки.

Чтобы по случайности не заходили нарушители, тренировочные земли ограждал высокий забор. Если обычный горожанин туда зайдет и его ударит магией, когда там будет тренировка, возникнет много проблем. Впрочем, даже без ограды, вряд ли бы местные жители зашли. В окрестностях прекрасно понимали, что это место для практики Первой школы.

Да и вокруг не было жилых домов, не связанных со старшей школой магии. Когда здесь была построена Первая школа, правительство предложило компенсацию захотевшим переехать местным жителям, всем тем, кто не связан с магией, кто не может использовать магию, или кто не хочет иметь ничего общего с магией. Те, кто остались, прекрасно понимали риск захода в эту местность.

Поэтому, здесь так же не было особой системы безопасности. К тому же в искусственном лесу не было что красть, так что не было особой необходимости не пускать нарушителей.

— Вы туда доберетесь? — глядя вверх на трехметровую ограду, Тацуя спросил своих товарищей. Прямой вход туда был единственным — задние ворота Первой школы, поэтому если выйти из школы, единственным способом войти останется перепрыгнуть ограду. Войти снаружи было просто, но чтобы войти изнутри, нужно было обмануть школьную систему наблюдения. Конечно же, система была установлена, чтобы обнаруживать воров, входивших с тренировочных земель, но если подозрительные люди войдут на тренировочные земли не только снаружи, но и изнутри, тогда причин для расследования станет гораздо больше.

— Конечно, Онии-сама.

— Нет проблем.

— Да это пустяк!

Утвердительно ответили Миюки, Эрика и Лео на слова Тацуи.

— Такое возможно, — последняя из тех, кому предназначался вопрос, Пикси, ответила.

Спутниками Тацуи этой ночью были эти трое и одна кукла... Изначально Тацуя не планировал брать Миюки. И Эрику тоже, но поскольку она была настолько сильно во всё это вовлечена, она должна быть в курсе событий.

Но он понимал, что, зная о таких событиях, невозможно, чтобы они просто тихо ждали дома. Уходя, Миюки увязалась за ним, будто бы так и надо, и Эрика случайно объявилась в указанное время; и в первом, и во втором случае Тацуя не возражал. Он понимал, что сопротивление было бы бессмысленным, тщетным. Он просто сдался и сразу же приступил к добавлению друзей в свою стратегию.

Снова обращая внимание на тренировочные земли, он ощутил, как в лесу переполошился воздух. Видимо другие игроки уже взошли на сцену. Делая вид, что активирует CAD, — он пока не забыл о соблюдении конфиденциальности, — он создал последовательность «Прыжка» из своей памяти и перепрыгнул через ограду.


Под тенями деревьев четверо плюс один двигались, как единое целое. Они не пошли в разные стороны, чтобы искать цель. В области такого размера, в этой темноте, в разделении было бы мало пользы, появился бы лишь риск быть побежденными по одиночку.

Но даже в ином случае у кладбища Аояма уже было доказано, что перегруппировка при таких обстоятельствах — трудная задача. Не исключено, что противники не будут в состоянии боевой готовности, но даже в таком случае рисковать причины не было. Если не найдут Паразитов, то просто придут завтра и будут искать снова.

Не говоря уже о том, что у Тацуи было такое чувство, что они появятся.

Не предсказание.

И не умозаключение.

Хотя доказательств у него не было, Тацуя, пробираясь через деревья, был уверен. Свет от их фонарей освещал лишь малую часть земли, но никто не спотыкался о сухие ветки и корни деревьев. Возможно, потому что не было никакого другого света, напрягавшего глаза, они просто продвигались вперед в темпе, будто был день; они так шли примерно 15 минут.

— Тацуя-сан, остановитесь, — пришел голос Мизуки из устройства связи, прикрепленного к уху. В режиме общей связи, слова достигли гарнитур их всех, — на 38 градусов вправо от вашего текущего места я вижу ауру Паразитов.

Мизуки не сопровождала Тацую и остальных, вместо этого она стояла на крыше и наблюдала за тренировочными землями, обеспечивая своими «глазами» навигацию.

— Я тоже их вижу! Два мужчины и женщина, всего трое.

Используя замеченную Мизуки ауру, Хонока применяла магию к камере. Изображение из оптической магии было столь же ясным, как будто снятое с близкого расстояния сред бела дня, и передавалось посредством беспроводной связи в терминалы группы.

Если бы не уникальные таланты Мизуки и Хоноки, такой поиск был бы невозможен. Решив, что этой ночью их полезность будет незаменима, Микихико был назначен их эскортом. Да и сам он не возражал. Он прекрасно понимал, как важна его роль, и знал, что идеально подходит для этой работы.

— Ах! С противоположного направления к Паразитам приближается девушка в маске! — выкрикнула Хонока. Видимо когда ауры Паразитов стали видны, Лина пошла в атаку.

Тацуя просигнализировал руками. Миюки, Эрика, Лео, и Пикси кивнули. В следующее мгновение Тацуя устремился через лес. Эрика последовала прямо за ним, а Лео, смотря по сторонам, побежал с Миюки и Пикси.


◊ ◊ ◊

Группа Тацуи, Паразиты, а также Лина со своей командой поддержки. В лесу собрались эти три силы, так посчитали Тацуя и Лина.

Тацуя знал, что в силах обороны есть фракция, желающая захватить Паразита, но он понял, что они под влиянием Саэгусы. Предупрежденные Маюми, и Йоцуба, несомненно, делала свои ходы, чтобы держать их под контролем, к тому же они получили большой удар от «Энджи Сириус», так что Тацуя решил, что они должны быть в плохом состоянии. По крайней мене этой ночью они не в том состоянии, чтобы вмешиваться.

На самом деле, однако, под тенями деревьев к Тацуе и Лине подбиралась другая группа.

Они были отрядом диверсионных войск Первой дивизии сил обороны, которые специализировались на близком бое и были известны как «Отряд Мечников». Как и подразумевало имя, они не использовали огнестрельное оружие, но были группой, которая нападала неожиданно, используя устройства в форме мечей.

Первую дивизию мобилизовали из-за ряда событий: Токио было под их юрисдикцией, характер миссии требовал скрытный действий, и они были под влиянием Кудо. Нет, последняя причина, скорее всего, была самой большой.

Тацуя не был всеведущим. Нечто неизвестное он не мог просчитать. В Паразитах, как в оружии, заинтересовался старейшина Кудо и он собрал силы всего лишь за три дня, Тацуя просто не мог этого знать.

И, кроме того, была ещё одна сила. Или, скорее, ещё один человек. В тени следивший за Отрядом Мечников.

Таким образом, на тренировочных землях Первой школы эти пять сил устремились к своему неизбежному столкновению.


◊ ◊ ◊

«Как командир Звезд "Сириус", я должна выполнить миссию»

Лину поддерживала лишь эта гордость.

До того, как прибыть в Японию, она всё же испытывала неудачи. В программе образования несовершеннолетних, предоставленной Пентагоном, она проходила лишь краткий курс алгебры и биологии. На занятиях боевых искусств в её группе были чудовищно развитые девушки того же возраста, которых она просто никак не могла победить. И на обучении пилотированию она тоже была не очень хороша.

Но она никогда не проигрывала в магии.

Командир Звезд, Энджи Сириус.

Одна из сильнейших волшебников мира.

Все её хвалили, и она была уверена в своих навыках.

Но здесь, в Японии.

Она проиграла тем брату и сестре.

Первую битву выбрала она сама.

И сама выбрала время для отступления и успешно отступила.

Во второй раз она дрогнула перед «суицидальной» атакой Тацуи, и хотя проиграла засаде, даже если проиграла стратегически, проиграла не в магии.

В последующем поединке с Миюки, однако, она проиграла явно.

Лина не считала те неблагоприятные условие оправданием.

В прямом столкновении она проиграла Миюки.

То поражение ещё больше подняло её боевой дух.

Она поклялась отомстить.

Однако,

В том сражении отмщения,

Лина полностью проиграла Тацуе.

Она выманила его на дуэль, даже зашла так далеко, что взяла «Брионак», но всё равно проиграла.

Она была огорчена, но не чувствовала к нему ни вражды ни обиды. Тогда она не сдерживалась.

Битва была честной, нет, у Лины даже было преимущество.

Проиграла она Тацуе не только в магических навыках, но и в убеждении... Лина приняла это.

Но, без сомнений, поражение пошатнуло её до глубины души. Она — одна из сильнейших боевых волшебников мира, Сириус.

Поэтому её и выбрали командиром Звезд, звание, в котором не имеет значения ни возраст, ни пол, но которое дают сильнейшему. Даже если бы волшебник не был в армии, даже с заговорами и уловками его призвали бы в Звезды на должность командира «Сириуса».

Вероятность, что её поражения просочатся в мир, в целом была небольшой. Прежде всего, и Тацуя, и Миюки, а также те, кто их тогда сопровождали, молчали. Порочить имя Сириуса не было их целью.

Однако даже если остальные ничего не знали, она столкнулась с тем, что проиграла с достоинством. Чтобы восстановиться, Лине нужно было показать свои способности и выполнить обязанности «Сириуса».

Показать, что сможет продолжать быть Сириусом.

Ради девушки в ней, которая погибла в тот миг, когда она взяла имя Сириус, ради Анджелины Шилдс.


◊ ◊ ◊

Когда Тацуя приблизился достаточно, чтобы рассмотреть фигуру своими глазами, то увидел Лину: огненноволосую, золотоглазую и в маске, в одиночку взявшую на себя троих Паразитов.

Хотя Паразиты могли применять магию без использования последовательности активации, просто думая о магии, Лина не отступала. На каждые три удара Паразитов Лина отвечала семью. Если бы у одного из Паразитов не было опасной способности, битва, скорее всего, была бы даже более односторонней.

Способность эта называлась псевдо-телепортацией: сочетание сложных техник гашения инерции и высокоскоростных движений. Используя деревья для подвижности, он мог двигаться в трёх измерениях и, возникая в неожиданных местах, стрелять магией. Магические выстрелы обладали малой силой вмешательства, не идущей ни в какое сравнение с магической мощью Лины, однако она не могла просто их не замечать: каждый раз, когда она поднимала защитную магию, некоторые из атак других врагов до неё доставали. Тацуя оценил положение мгновенно.

Он не намеревался помогать Лине, но остановился и прицелился «Разложением» в Паразита, использующего телепортацию.

Многие волшебники, целясь магией, используют пять чувств. Даже используя предчувствие вместе с пятью чувствами, всё равно целятся в место, где цель находится.

Как правило, это так.

Однако Тацуя мог целиться в саму информацию. Даже если местоположение цели стремительно изменяется, пока информация различима, целиться будет очень просто. Псевдо-телепортация Тацуе никак не мешала.

— Оставь его мне!

Но не только Тацуе. Нагнав остановившегося Тацую и проскочив его, Эрика активировала контроль инерции.

Псевдо-телепортация опасна для противника лишь тогда, когда руки, ноги, и прежде всего глаза не могут за ней уследить. Но, с другой стороны, если скорость противника превосходит скорость применяющего заклинание — такие маневры в трех измерениях становятся простой, бесполезной акробатикой.

Эрика сжала сделанную Домом Исори и улучшенную Тацуей (не то чтобы она его просила) уменьшенную версию «Орочимару», оружейное устройство расчета «Мизучимару», и ускорилась.

MKnR v11 23

Она бежала прямо туда, где приземлится Паразит, который только что оттолкнулся от ствола дерева. У неё было чрезвычайно динамичное зрение, поэтому она не потеряла контроль над телом даже под техникой отмены инерции, без лишних движений она двигалась вперед, она смогла рассчитать точное мгновение, когда противник соприкоснется с землей.

У Паразита, наверное, магическая сила была больше. Но знания Эрики в боевых искусствах обратили разницу. Эрика замахнулась Мизучимару. Без малейшего колебания она рубанула Паразита отточенным движением.

Тацуя изменил цель частичного разложения и выстрелил в руки и ноги другого Паразита, который сейчас целился телекинезом в Эрику, и когда она нанесла завершающий удар, то протянул руку к свежему трупу.

Микихико возвел барьер, не дающий Паразитам покинуть своих хозяев. На крыше школы он установил простой алтарь. Микихико встал на крышу не только для того, чтобы защищать Мизуки и Хоноку, но так же чтобы удаленно проецировать барьеры.

Однако эффекты барьера были не идеальными. И дело было не в мастерстве Микихико, в самой технике был существенный изъян. Барьеры изначально нельзя было конструировать так.

Пока хозяин живой, Паразит не сбежит с сосуда. Другими словами, как только хозяева умрут, Паразиты сбегут свободно. Даже если обезопасить тела, самих Паразитов это не сдержит. Пока Эрика полностью не убила Паразита, необходимо его обработать.

Ладонью Тацуя высвободил массу Псионов, и сорвал все Псионы из тела Паразита. Или даже не «сорвал», а «разбросал».

Тацуя, Миюки, и Микихико изучили исход предыдущего боя и рассудили, что Паразиты — это ядро из пушионовых информационных тел с тонким внешним слоем; схематически это что-то похожее на волокнистый слой псионовых информационных тел, покрывающих пушионовый центр; это привело к гипотезе, что они, когда используют магию, потребляют Псионы.

Тацуе было трудно разрушить само пушионовое тело. Дважды это уже было доказано. Однако он открыл, что может их покалечить. И хотя Микихико было трудно одному запечатать Паразита, но когда Паразит лишился магического сопротивления и ослаб — тогда это становилось совсем другим делом.

— Микихико! — крикнул Тацуя в беспроводную гарнитуру. Впрочем, необходимости в этом не было. Благодаря оптической магии Хоноки и «глазам» Мизуки, Микихико уже в полной мере понимал, что там происходит.

Микихико «увидел», что случилось, и позвал с небес удар молнии почти одновременно с тем, как Тацуя к нему обратился. Молния поразила мёртвое тело хозяина и опалила кожу черным: высеклись ряды символов и обычные геометрические узоры.

— Отличный выстрел! — с восторгом выкрикнула Эрика. Своим зрением Тацуя увидел, что с тела хозяина никакая информация не утекла.

Однако пока он не разделял радость Эрики. Он несколько раз выстрелил в другого Паразита, того, которого лишил возможности двигаться. Тело хозяина, оставленное своим биологическим реакциям, начало дико биться в судорогах. Ударила ещё одна вспышка молнии. Тело, пораженное псионовыми пулями Тацуи, перестало двигаться. Таким образом два Паразита были запечатаны.

В углу зрения прогремел другой гром. Это была не древняя молния, но, скорее, стремительный удар современной магии. Он увидел тело, обугленное магией Лины. По-видимому, это была уже пустая оболочка.

— Один сбежал. Мизуки, увидела?

— Извини, наблюдать за всем отсюда немного... — ответила она извиняющимся тоном, когда Тацуя машинально спросил. Немного подумав, он пришел к выводу, что такое вполне естественно; зрение Мизуки не достает до того места, которое она не может увидеть физически, она не может увеличить зрение и наблюдать за далекими объектами.

— Понял. Прости, спросил, не подумав. Забудь, — ответив Мизуки, Тацуя с кислым видом повернулся к Лине и Эрике: — Энджи Сириус.

То, что за маской она была расстроена, не было иллюзией Тацуи.

— Что.

Но на этот раз она, похоже, готова говорить. Её голос тоже изменился, это ещё один эффект «Парада»?

— Попытайся их не убивать, пока они не будут запечатаны. Зачистка будет проблемной.

На мгновение она потеряла дар речи. Интуитивно понимала, что Тацуя сказал «проблемной» не просто, чтобы выглядеть плохим, он и вправду считал человеческою жизнь и смерть «хлопотами». Впрочем, Лина не изменила свой ответ:

— Не мои заботы. Я здесь всего лишь охочусь на дезертиров.

Хотя она сознательно изменила свой тон, но всё же по интонации Тацуя смог понять: то, что она сказала, конечно же, было ложью.

— Долг Сириуса значит... Что ж, вот почему мы хотим запечатать тела. Один сбежал.

— В мою миссию это не входит.

Упряма, как всегда. И переговоры с кем-то, кто не желает слушать, никогда не были сильной стороной Тацуи. Его позиция всегда была «если не хотите слушать, тогда ладно, делайте, что хотите, и я тоже буду так делать!». Однако в данном случае ему нужно было заставить её слушать. Тацуя проявил упорство и подавил желание вздохнуть.

— Миссия говоришь, но ты только что убила вылитого азиата. Он точно дезертир?

Тацуя не был полностью уверен в своих словах. Он и впрямь блефовал. Но Лина была явно расстроена. Видимо, догадка попала прямо в точку.

— ...Даже если не дезертир, он виновен в том, что им помогал. — Но она всё равно упрямо отказывалась идти на уступки. — Скажу снова: меня не волнуют Паразиты. Я здесь лишь для того, чтобы исполнить свою роль Сириуса, — сказав это, Лина скрылась в лесу.

Сдерживая желание пожать плечами, Тацуя повернулся к Эрике.

— Так она всё же пришла, эта Сириус, — прыгнула к нему Эрика. Поняв, что она ухмыльнулась, не тая злобы на то, что случилось три дня назад, Тацуя мог в ответ лишь криво улыбнуться. Когда её триумфальная ухмылка прошла, улыбка исчезла... — Это была... Лина, да? Хотя она выглядит совершенно иначе, — с бесстрастным лицом спросила Эрика.

— Она ведь выглядит совсем иначе, почему ты так подумала?

— Её действия, наверное. То, как она движется и себя ведет, всё это так знакомо.

— Хорошо подметила... — признал Тацуя наблюдательность Эрики. Иллюзорную магию «Парад», изменившую всё от лица до строения тела, она видела насквозь из-за такой тривиальности. Тем не менее, он не мог восхищаться вечно. — Думаю, ты уже поняла, но никому не говори. Кстати, то, что я хотел донести до Лины, относится и к тебе.

— Не убивать их?

— Да. Объяснение ты слышала. Пока хозяин жив, Паразит сбежать не может. Мы возвели барьер, чтобы не дать им сбежать, но, на всякий случай, всё же лучше всего их выводить из строя и не убивать.

Просьба Тацуи была разумной, Эрика это понимала.

— Извини. Возможно, это несправедливо, Тацуя-кун, но я не могу так. — Однако Эрика покачала головой. — Готовый убить мечом тоже должен быть готов умереть. Подумай... я просто не могу нарочно продлить их боль, не убивая их. — Однако причина у неё была совершенно иной. Это были её личные, истинные чувства. — Было бы по-другому, если бы, не убивая, их можно было спасти, но запечатать их — то же самое, что и убить, так ведь? Так что даже если они больше не люди, я хочу уничтожать их, не растягивая им страдания.

В выражении Эрики, в её глазах, нервозности не было. Однако решимость её была твёрдой.

— Видимо, с этим ничего не поделаешь. — Для Тацуи смерть имела абсолютное значение. Неважно, страдал убитый или нет, исход от этого не изменится, мертвый есть мертвый; он так всегда считал. Однако Эрику он переубедить не пытался. Ценности — личное дело каждого. И некоторые из них не выносят постороннего вмешательства. — Что ж, похоже, мне нужно будет поработать усерднее.

Тацуя и не подозревал, что истребление Паразитов потребует такого противоречивого соглашения.


◊ ◊ ◊

Лео, следуя по следам Тацуи, увидел вспышки молнии и псионовый свет от боя и вдруг застыл. Почти без задержки, Миюки тоже сразу остановилась. Пикси, с телом машины, сделала несколько шагов и стала.

— Сайдзё-кун, будь осторожен.

— Это я должен говорить, — отшутился Лео, но глаза его уже смотрели то влево, то вправо. — Мы окружены... или как-то так. Сейчас мои возможности ограничены, но что мы должны делать, Миюки-сан?

У него не было дальнего зрения или инфракрасного восприятия. И он не проходил особой тренировки, но, наблюдая за окружением, он смутно разглядел признаки чужого передвижения.

— Перехватим их, — кратко и прямо ответила Миюки.

— ...Весьма агрессивно, — пробормотал Лео, оставшись не совсем в восторге.

— Неужели? Но, знаешь, бояться ведь нечего? Даже если всё выйдет из-под контроля, Онии-сама тотчас придёт на помощь.

— Ах~, конечно, конечно.

Однако её рассуждение было довольно милым.

У него сузились глаза, когда он невольно пробормотал.

— Хотя, я так же не хочу беспокоить Онии-саму... — Поразмыслив то над одним, то над другим, Миюки обратилась к Пикси: — Пикси, держись за мной.

— Хорошо.

Повернувшись к зарослям слева, Миюки дала указания. Тацуя приказал Пикси подчиняться Миюки, поэтому Пикси, соблюдая краткость, стала на своё место.

CAD в форме мобильного терминала у Миюки в левой руке уже был в режиме ожидания. Лео озадачило, когда это она успела потянуться за CAD, и он понял, что снова смотрит на неё с восхищением. К его чести, взгляд его застыл ненадолго. Он был довольно «беспечный», впрочем, даже если бы Миюки что-то заметила, то не обратила бы внимания на какие-либо взгляды, кроме взгляда Тацуи.

Её сознание уже полностью сосредоточилось на враге.


Миюки плавно пошевелила пальцами. Большой палец левой руки, которой она держала CAD, затанцевал над сенсорным экраном.

Без предупреждения воздух в лесу замерцал: на стволах и ветках деревьев образовались осколки льда и упали на землю. Это явление было известно под названием тонкий лед, или алмазная пыль. В феврале, далеко от моря, ночью в лесу; ненужно и говорить, что в таких условиях обычно такое было бы невозможно.

Впрочем, никто не принял это за природное явление. Это была магия, мгновенно создавшая область алмазной пыли с диметром сто метров. Однако магия не была ни защитной, ни атакующей. Неуверенная в намерении другой стороны, Миюки просто объявляла свою территорию.

Погода изменилась всего лишь от создания тонкого слоя вмешательства. В октябрьском инциденте в Йокогаме Мари оценила магию Миюки «достойной Тактического класса». Строго говоря, это было неверно. Магия Миюки не «достойна Тактического класса», она уже входит в этот класс.

Миюки больше специализировалась не в усилении эффекта магии, а в покрытии огромной площади.


Сила, даже неумышленная, достаточная, чтобы окрасить весь мир в пределах видимости в белый цвет.


Такой была магия Миюки.

В таких обстоятельствах Лео и впрямь оказался нетерпелив. Для него бой был средством для решения разногласий. Как и в Йокогаме, при обстоятельствах, когда ясно, что противник не намерен говорить, сила тотчас же станет «средством для переговоров». Пришедшего и недооценившего его врага он не поскупится «исправить» своими кулаками. А знакомому в беде он «протянет руку помощи» в грубой, насильственной манере. Это можно назвать «варварством», но бой всегда был одним из основных продуктов переговоров.

Однако сила Миюки... какими бы ни были претензии у врагов, само существование их будет стерто. И она не будет играться с ними в кошки-мышки, она раздавит их, как слон давит муравьев. Они были слишком жалкими, чтобы считаться противниками.

Но у Лео был иной стиль.

— Миюки-сан, я возьму этих болванов на себя. Просто прикрывай мою спину, пока не прибудет Тацуя!

В этом темном замороженном мире вспыхнул устремленный боевой дух. Враждебности не было, лишь сила воли. Никаких негативных чувств, простое стремление. Противники состояли из профессиональных бойцов, несравнимых с обычными городскими бандитами, тем не менее он вызывающе посмотрел на Миюки. Видимо, он уже решил.

— Хм? Тогда оставляю их на тебя, — чуть отшагнула Миюки, когда услышала слова Лео. Однако пронизавший лес холодный воздух не исчез.

Будто я этим типам проиграю, тут же собрался с духом Лео.

Из теней деревьев и зарослей показались один за другим мужчины в полевой форме и с большими ножами. Всего их вышло десять.

Там, куда они направлялись, больше не было видно вспышек и не было слышно шума боя. Видимо так или иначе всё улеглось.

— Танк. — Пробормотав в уме «поспеши, Тацуя», Лео проговорил голосовую команду, чтобы развернуть последовательность активации.

Как ни странно, это стало сигналом.

Молча и беззвучно один из окружающих солдат бросился вперед.

Быстро! Лео едва успел подумать, прежде чем тот сделал выпад ножом.

Он оттолкнул нож левой рукой.

Как Лео, так и солдат, поразились.

Однако никто из них не утратил ритм.

Свободной левой рукой солдат попытался ударить Лео в лицо.

Времени было мало, Лео последовал инстинктам и тотчас же кинулся вправо.

В лицо ему сбоку обрушилась ударная волна.

Барабанные перепонки — не разорваны. Вестибулярная система — мелкие повреждения. Проверяя, какой получил урон, Лео перекатился и вскочил. По правде, он хотел отдалиться чуть подальше, но противник не позволил бы.

В миг, когда он встал на ноги, промелькнул нож. Если бы Лео до сих пор был на земле, противник ударил бы ножом сверху и был бы шах и мат.

Противник целился в плечо — похоже, он не хотел убивать собрата-японца, ученика старшей школы — и Лео перехватил нож рукой.

Магия Проникновения на ноже столкнулась с магией Укрепления на рукаве из искусственной кожи.

Нож не сумел поранить Лео, который в ответ кулаком ударил солдата по подбородку. Это был превосходный левый хук. Силы удара, увеличенной генетическими манипуляциями и затем ещё больше бесконечными тренировками, было достаточно, чтобы с одного удара нокаутировать опытного солдата.

Не прошло и мгновения, как с двух сторон мелькнуло еще два ножа. Он едва справлялся с одним, а тут их было уже два. К тому же ножи были длиннее.

Даже мастеру владения мечом было бы трудно иметь дело с таким сочетанием ударов. И, несмотря на нечеловеческие рефлексы и как бы быстра ни была реакция, Лео не был мастером владения мечом. Чтобы научиться технике Усуба Кагэро, Лео короткий промежуток времени провел в додзё Тибы и научился владеть мечом на уровне черного пояса. Однако, его возможности, похоже, нашли свой предел.

Веря в свою магию, Лео сосредоточился на противнике слева.

Он даже не смотрел на нож, который приближался справа.

Проскользнув под тонким клинком, нацеленным в ключицу, он вскочил и замахнулся левой рукой. Лео ударил по носу противника почти что одновременно с тем, как услышал лязг удара лезвия о лезвие.

— ...Спасибо за помощь.

Удар Лео едва задел лицо врага, и был далек от решающего.

Два атакующих солдата отпрыгнули и оказались вне досягаемости.

Один из них был с пустыми руками.

Его нож застрял под ногой Лео.

— Мне показалось, ты чуть не умер.

Эрика своим мечом выбила его с рук.

— Ну, даже если бы я не прыгнула, Миюки, похоже, была готова тебя прикрыть.

Обернувшись, Лео увидел, Как Миюки просто вернула слабую улыбку. Если бы Эрика вовремя не прибыла, руки врагов, скорее всего, были бы заморожены.

Лео невольно вздрогнул.

— Где Тацуя? — пробуя подавить дрожь, он изменил тему разговора.

— Развлекается с типами, которые кружат позади, — намеренно громко ответила Эрика. Будто бы она этого и добивалась: солдаты взволнованно зашевелились. — Миюки, Тацуя-кун сказал, чтобы ты шла к нему, — сообщила она.

— Что насчет Пикси? — всё ещё в стороне, Миюки чуть растерянным голосом ответила.

Хотя сейчас было не подходящее время, чтобы смеяться, Эрика невольно почувствовала, как поднимается смех.

— Пикси поможет нам. Пикси, от Тацуи-куна указания уже пришли, так ведь?

— По приказам мастера разрешение на использование психических сил подтверждено.

— Вот так. Миюки, просто оставь это・место・нам.

Несмотря на обстоятельства, Эрика была вполне довольна устроенным шоу.

— Тогда, будьте осторожны, — кратко ответила Миюки и их покинула, не оглядываясь.

— Ахх~х... ты даже знаешь, где он? Впрочем, это не так уж и важно.

— Вы двое.

Лицо Лео отличалось от прежнего, на нём появилось бесстрашное выражение. Хотя сам он отчаянно пытался его подавить.

— Тогда... всё это оставлено на нас, начнем зачистку?

Зная об изменениях в Лео и намеренно не указывая на это, Эрика сжала покрепче Мизучимару. И в этот миг...

— Нет, достаточно. Эрика, опусти меч.

На сцене появился новый игрок.

Эрика резко вдохнула.

Высокой тенью, вышедшей из тьмы искусственного леса, был...

— Дзикэй-уэ[3]...

Второй старший брат Эрики, Тиба Наоцугу.


◊ ◊ ◊

Тацуя позвал Миюки к себе не только потому, что о ней беспокоился. Конечно, беспокоился он о ней всегда, но по крайней мере сознательно причина была иной. Он понял, что положение развивается за пределами способностей Эрики и Лео. Чтобы с этим справиться, была необходима сила Миюки.

И кое-что из того, что он предвидел, произошло.

Находясь у него за спиной, Миюки ахнула — перед глазами предстала разруха.

Перед Тацуей небольшими группами лежали павшие тела солдат сил обороны. Тацуя и Миюки этого не знали, но это были бойцы, посланные Кудо. Это не была работа Тацуи. Это была работа Паразитов, сейчас вступивших в бой с Линой.

— Лина, назад!

— Бесполезно говорить!

Тацуя не просто за ней наблюдал. Он тоже был в разгаре противостояния. Лина атаковала группу Паразитов в лоб. Их было шесть. Кое-что уже прояснилось: противников было больше, чем было по расчетам Пикси.

Будь они шестью обычными противниками, то бой уже закончился бы. Имя Сириус не просто для вида, и как той, у кого главная миссия — охота на волшебников-предателей, сама её специальность была магическим боем. Как правило, такое число никогда бы так не затруднило Сириуса. Однако Лина боролась изо всех сил. Если бы Тацуя постоянно не разлагал магию, которая обрушивалась на неё, будто дождь, она, наверное, уже проиграла бы.

Величайшим оружием Лины была скорость активации. Столкнувшись с такой непреодолимой скоростью, большинство противников проигрывали, даже пальцем не успев шевельнуть. Это был особый стиль Лины. У неё даже выработалась привычка брать оружием пистолеты, чтобы соответствовать этому.

Однако Паразиты могли применять магию, просто о ней подумав. Магия, рожденная из образов. Без потребности в последовательностях активации или в подобных средствах, их способности были похожи на «психические силы». Хотя в этом была их сила, но также и их слабость. Вариации того, что они могли применять, были ограничены. По-видимому, были ещё ограничены и образы, которые монстры могли вообразить, хотя по причинам, отличным от человеческих.

Одно из достоинств современной магии — возросше количество заклинаний. Взамен снижению скорости было достигнуто разнообразие и увеличение стабильности. Бесконечные эксперименты и практика доказали, что компромисс этот был выгоден. Вот почему развитие в этом направлении зашло так далеко.

Однако, это было удобно для одиночек или небольших групп, в случаях, когда требовалось реагирование на определенные типы ситуаций и сосредоточить своение внимание на «уничтожении врага в поле зрения», скорость была определенно важнее.

CAD — инструменты, созданные, чтобы удовлетворить как разнообразие, так и скорость. Однако даже среди CAD существование специализированного типа, обменявшего вариации на скорость, показывало, насколько скорость была важна.

Три Паразита ранее и шесть теперь. Не сказать, что преимущество у них просто двойное.

По Квадратичному закону Ланчестера военный потенциал атакующей группы по огневой мощи равносильный числу солдат (или оружия, или боевых единиц) в квадрате. Если применить закон к боевой магии, то в единицу времени количество магических атак трех против одного будет равно 9:1, или на восемь больше. В случае Лины и Тацуи потенциальная разница в магии между шестью и двумя — 36:4, или на 32 больше.

Такая разница означает лишь большие неприятности.

Тацуя и Лина держались против такого численного превосходства потому, что могли преодолеть разницу в потенциальной магии за единицу времени. Однако они не могли стать хозяевами положения, и могли лишь сосредоточиться на обороне. Особенно это относилось к Тацуе, чьи руки были заняты разложением всей той магии.

Он вызвал Миюки, потому что заранее предсказал такое положение.

— Миюки!

— Да, Онии-сама!

Им двоим этих слов было достаточно. Просто услышав своё имя, Миюки поняла, что хочет брат. Из Миюки, или точнее из координат, где Миюки стояла, высвободился сильный поток псионов.

Зона подавления магии. Без определенной цели модификации события это была антимагия исключительно для того, чтобы выводить из строя другую магию. Магия, не дающая другим магиям модифицировать события. Техника, отключащая всю магию, кроме собственной.

Квадратичный закон Ланчестера был создан для случаев, когда противники рассредоточены и ведут обстрел друг друга поочередно. Для такого огромного давления его применить нельзя.

Зона подавления магии Миюки очистила область от всей магии.

Поэтому и Тацуя, и Лина перешли на узкую, высокоплотную магию. Лишь их силы вмешательства было достаточно, чтобы противостоять Миюки. Прямо напасть на Миюки в пределах зоны подавления было бы трудно даже им двоим, но в остальных случаях, хоть и со значительным сокращением арсенала заклинаний и скорости, активировать магию они всё же могли.

Однако силу вмешательства Паразитов нельзя было сравнивать с силой их двоих, или скорее даже троих: Тацуи, Миюки и Лины.

Тацуя и Лина продолжили успешно активировать магию.

Своей магией Лина нацелилась на шесть целей. А Тацуя на двенадцать. Половина выстрелов Тацуи предназначались, чтобы разрушить магию Лины, которая намеревалась убить хозяев Паразитов, однако его Рассеивание заклинаний успело растворить лишь половину последовательностей магии Лины.

В итоге три Паразита были поражены магией Лины и убиты.

А трое остальных были пронзены магией Тацуи и саморазрушились.


◊ ◊ ◊

Магические мечники. Второе имя, которое дали членам Дома Тиба за их техники ближнего боя, объединяющие техники меча и магии.

В ближнем бою магию использовали не только Тиба.

Боевые магические искусства, разработанные Звездами до их отделения от Морской пехоты, были, наверное, созданы раньше. Будто, чтобы противостоять USNA, Новый Советский Союз создал магические техники рукопашного боя, собранные под общим названием Самбо Диверсантов (хотя к настоящему времени это название вышло из употребления).

Во время бурного формирования Индо-Персийского Союза в северных регионах, сосредоточенных вокруг Дели, традиционные кинжалы Джамадхар — кинжалы колящего типа с рукояткой в форме буквы Н — переделали под современные нужды и использовались в качестве оружия.

Но, насколько известно, магические техники ближнего боя, разработанные за пределами Японии, все были созданы, чтобы дополнить «магию дальней дистанции» или огнестрельное оружие. Главная мысль была в том, чтобы при нападении атаки были сопоставимы с огнестрельным оружием, а при отступлении защита справлялась с огнестрельным оружием противника.

Но, с другой стороны, боевые искусства, практикуемые семьей Тиба, состояли из техник для улучшения основной системы ближнего боя. Применить на себе магию, чтобы сблизиться с врагом с расстояния огнестрельного оружия к расстоянию ближнего боя, затем атаковать мечом, который в ближнем бою превосходит как ножи, так и голые руки, и противник будет быстро подчинен. Такие навыки, превосходные как в неожиданных нападениях, так и в скрытности, — большое преимущество в диверсионной войне и антитеррористических операциях японских военных и полиции.

Сами техники меча не были разработаны семьей Тиба. Пока в Японии изучалось военное применение магии, различные волшебники экспериментировали с мыслю объединения мечей и колдовства. Семья Тиба просто всё структурировала, чтобы легче было изучать.

Однако после простой организации, «техники» стали «искусством». Это было новаторство. Предыдущего главу семьи Тиба восхваляли как «реинкарнацию» Камиидзуми Нобуцуна, — известный самурай, основавший школу фехтования Синкагэ-рю, — за свои достижения семья Тиба стала почтительно известна как «Магические мечники».

Говорят, что от семидесяти до восьмидесяти процентов волшебников в армии и спецназа обучались искусствам владения мечом в семье Тиба.

Среди них был десантный взвод сил обороны, Первая дивизия, «Отряд мечников». Они принадлежали фракции Кудо, но вместе с тем были отрядом ближнего боя, использующим магию короткой дистанции и мечи, и по сравнению с другими подразделениями пехоты обучались в семье Тиба довольно долго.

Для них Тиба был мастером. Хотя они ничего не знали об Эрике, которая не была публично признанной, вполне понятно, что они знали о Наоцугу, известного как «Тиба Кирин». И не только знали, Наоцугу лично приобщил к мечу командира отряда.

Таким образом...

— Помощник инструктора...

Вот почему они застыли, как только Наоцугу прибыл на сцену. По военному званию командир отряда, как офицер регулярной армии, был выше студента Наоцугу. Однако прямо сейчас иерархия была по боевым искусствам.

Наоцугу прошагал через их неподвижные ряды и встал перед Эрикой. Эрика, похоже, была обескуражена. Однако она тотчас же собралась и ответила решительным взглядом. Даже если это была показная храбрость, для Эрики и Наоцугу это был рубеж.

Эрика направила меч на Наоцугу.

Это не значило, что они буквально направили мечи друг на друга.

Оба их меча всё ещё были опущены.

Однако все почувствовали, что они двое на острие меча.

Наоцугу знал, что сестра, рожденная от другой матери, всегда на него полагалась. Он считал это закономерным.

Дети не настолько сильны, чтобы жить, ни на кого не полагаясь, он всегда так считал. Он считал, что нет никого достаточно волевого, чтобы «стать взрослым, ни в ком не нуждаясь». Как правило, это были родители. Именно на родителей ребенок безоговорочно полагается. Но не в случае Эрики. Её мать была слабой, а отец с самого начала не намеревался играть эту роль.

По правде, Наоцугу тоже ненавидел отца. Он был так поглощен тем, что Эрика называла «легкомысленным поведением», частично из-за злобы, которую чувствовал к отцу. Почему братья и сестры человека, который отказался от своих обязательств родителя, не нашли в этом ничего странного? Скорее даже в главе одной из Ста семей это виделось чем-то естественным.

Наверное, тогда он и почувствовал симпатию к сводной сестре. В семье лишь он был нежен с ней: баловал, воодушевлял и растил, чтобы она могла стоять на собственных ногах.

Похоже, для сестры, наконец, настало время стать взрослой, подумал Наоцугу.

Для пробы он выпустил порыв давления меча. Хотя это была духовная техника, при использовании высококвалифицированным практикующим она могла порезать кожу и кровоток, вместе с иллюзией пореза.

Эрика отразила давление меча Наоцугу своим собственным. Отражая, а не уклоняясь, она заявляла: я могу встретить тебя прямо.

Невольно Наоцугу улыбнулся.

Он поднял правую руку.

Когда казалось, что он ещё поднимает оружие, он уже взмахнул мечом, лезвие уже неслось прямо на Эрику.

Но он не пытался действовать быстрее, чем могли уследить глаза.

Своя к минимуму предварительные действия и стирая грань между подготовкой к удару и самим ударом, он достиг такой «преждевременности». Это была техника фантомного меча, которая пользуется преимуществом слепого пятна в зрении противника. Навык, созданный простым движением рук, меч гения.

Эрика клинком перехватила рубящий удар Наоцугу.

Изначально он намеревался остановить меч на полпути, но этого не потребовалось. «Преждевременности» Наоцугу противостояла своими невероятными чувствами и быстротой реакции «скорость» Эрики.

На лице Наоцугу разразилась явная улыбка.

Окрашенные напряжением глаза Эрики потемнели ещё больше.

Она держала меч двумя руками, когда встретила меч Наоцугу, которым он взмахнул одной рукой, и с трудом его отодвигала.

Давление резко исчезло.

Эрика спохватилась без единого промедления.

Не утруждаясь исправлять стойку, брат и сестра снова столкнулись.

Затем Наоцугу развернулся.

Удивившись, Эрика чуть открылась.

Тем не менее удара не последовало, он не воспользовался случаем.

— Дзикэй-уэ?..

Наоцугу не ответил сестре, а вместо этого поднял меч на отряд мечников. Их лица заполнила тревога. Они заняли позиции, но были заметно медленнее Эрики. У него не было к ним особой дружелюбности. С его лица исчезла улыбка.

— Национальная академия обороны, особое исследовательское подразделение военной технологии, младший лейтенант запаса, Тиба Наоцугу, — держа меч поднятым, Наоцугу объявил своё имя, звание и принадлежность (кстати, стать младшим лейтенантом на втором курсе университета, хоть и запаса, было исключительным даже для волшебника, для этого нужно было поистине многого достичь). — Сейчас я выполняю миссию по защите гражданских, которые стали целью террористов. Пожалуйста, назовите своё имя, ранг и принадлежность!

На явное полное изменение отношения Наоцугу, Эрика переглянулась с Лео.

— Если вы навредите гражданским, то это будет считаться актом антидемократии. Я буду противостоять вам со всей моей силой.

Махать перед Десятью Главными Кланами и Ста семьями демократией как-то натянуто. Они, в конце концов, преследуют интересы волшебников больше, чем общественности. Подумала Эрика, услышав слова Наоцугу, да и сам Наоцугу тоже так считал.

Однако его аура не колебалась.

Когда Наоцугу добавил свой клинок, положение зашло в тупик.

Однако столкновение Наоцугу и Отряда мечников прервал произошедший в нескольких шагах взрыв Псионов.

— Эрика, Лео, осторожнее!

— Это истинное тело Паразита!

Из устройства связи донеслись нетерпеливые голоса, немного неясные от скорости речи. Голоса Микихико и Мизуки. Как предупреждение, их слова были неполны.

— Дзикэй-уэ! Похоже, истинное тело Паразита идёт прямо на нас!

Однако Эрика поняла, что они пытались сказать.

Но, наверное, на слова Эрики больше насторожился Отряд мечников.

Учитывая все обстоятельства, была высока вероятность того, что Наоцугу не получил полный инструктаж о Паразитах.

Эрика сгорала от нетерпения, но так же и не решалась, должна ли объяснить, насколько они опасны.

Вся её настороженность опустилась к ногам, Эрика повернулась лицом к Наоцугу. В этот миг, может по случайности, а может, потому что она почувствовала, земля за Эрикой взорвалась. Фигура выпрыгнула из навалившего песка и обломков.

— Высвобождение земли!? — выкрикнул Лео.

В техниках, широко известных как «искусство пяти высвобождений», одна из первоклассных школ древней магии, ниндзюцу, была особо искусна в использовании пяти элементов: «дерева», «огня», «земли», «метала» и «воды» в качестве проводника для применения магии при разведке, полёте и засадах. Эти вариации были связаны как с ниндзюцу, так и с самой Японией, но после того как «искусство пяти высвобождений» прославилось, на международном уровне вся магия, использующая эти пять элементов, стала называться: «высвобождением дерева», «высвобождением огня», «высвобождением земли», «высвобождением метала» и «высвобождением воды».

Одним словом то, что атака пришла из-под земли ещё не значит, что это ниндзюцу. Скорее всего, это древняя магия с континента. Однако сейчас не было времени об этом размышлять. Целью была не Эрика, но та, что была позади — Пикси. Противник, напавший из-под земли, замахнулся в Пикси каким-то оружием, напоминающим толстый топор.

— Щит! — Лео прыгнул перед ней. Топор врезался в левую руку и был пойман протектором CAD.

— Лео, это Паразит!

Услышав предупреждение Микихико, Лео напряг руку и отбросил как топор, так и Паразита.

После своего горького опыта он убедился, что не притронется к телу Паразита напрямую. Но даже силы Лео было недостаточно, чтобы его разоружить, Паразит снова сделал замах топором.

Однако монстр не оттолкнулся ногами от земли.

Грудь его пронзил меч.

Эрика, пронзив Паразита мечом Мизучимару, легко улыбнулась, будто говоря «упс». Наверное, она вспомнила просьбу Тацуи не убивать. Тогда она противилась его словам, но получилось, что получилось.

Атака пришла не только из-под земли. Пока внимание Наоцугу было отвлечено на то, что творилось за спиной Эрики, из-за спины Отряда мечников прыгнул солдат с клинком в руке.

То, что он походил на солдата, было иллюзией. Одетый в темно-синий костюм, неотличимый в темноте, мужчина выхватил у солдата из Отряда мечников клинок и бросился на Пикси. Прыжок поддерживала системная магия Веса. Он не прыгнул по параболе, он приблизился к Пикси быстрее, чем могло позволить ускорение свободного падения.

Однако клинок не добрался до цели. На полпути, Наоцугу ударил мужчину в бок ногой.

Удар ногой с прыжка был так блестяще выполнен, что трудно было представить, что Наоцугу — мечник. Такие замечательные движения были бы к месту даже на плакате каратэ додзё. Эрика всегда обвиняла Наоцугу в трате времени на «несерьезную магию», но он, очевидно, изучил много другого, например боевые искусства.

Отряд мечников начал перешептываться. Солдат, лишенный меча, рухнул на землю. Видимо, тогда он получил удар от мужчины. Отдача от удара ногой была большой, но Наоцугу осторожно пошел к мужчине, лежавшему теперь на земле. Тогда он скрылся достаточно хорошо, что даже Наоцугу не заметил его до атаки. Осторожность никогда не повредит.

И такая внимательность быстро вознаградилась. Когда оставалось пройти три шага, тело мужчины вдруг взорвалось. Наоцугу отпрыгнул, но не смог уклониться и попал в распыленную кровь.

Наоцугу растерялся таким неожиданным развитием событий. Эрика и Лео, стоявшие впереди, тоже нахмурились. Отряд мечников был ошеломлен. Никто не заметил завернутую в Псионы пушионовую массу, вышедшую из разорванного тела, а также из мужчины, которого пронзили клинком.

— Пикси, иди ко мне! — Сломал оцепенение грубый голос Тацуи, пришедший через устройства связи.

— Вас поняла. — Пикси повернулась к псионовому взрыву, туда, куда направилась Миюки и где, скорее всего, находился сейчас Тацуя, и побежала.

— Хонока, следуй за Пикси, — снова проговорил Тацуя через устройство связи, работающее в режиме групповой связи.

— Хорошо, — кратко ответила Хонока.

— Эрика, Лео, стойте на месте. Тем людям скажите то же самое.

— Э... хорошо.

— Л-ладно.

Эрика и Лео ответили голосами, предполагающими, что они ещё не полностью восстановились.

Над головой два псионово-пушионовых комка погнались за Пикси, будто облака, сдутые ветром.


◊ ◊ ◊

— Хонока, следуй за Пикси.

— Хорошо!

Получая указания Тацуи, Хонока не тратила время. Однако подтвердив указания, она осознала, что не знает, что же от неё требуется делать. Это был настоящий выход Хоноки, но её последующие действия были такими же, как и всегда. Когда ей сказали «следовать», она пока решила следить за состоянием Пикси и применить на ней оптическую магию.

Хотя это было легче сказать, чем сделать.

Ей повезло.

Те слова можно было понять по-разному, но Хонока решила открыть псионовые цепи, связавшие её с Пикси.


◊ ◊ ◊

В этот мир в общей сложности было привлечено двенадцать Паразитов. Один сейчас был в интегрированном человекоподобном роботе-помощнике по дому, Humanoid Home Helper «3H» Пикси. Двоих запечатали в сегодняшних боях. Хозяев четырех убила Лина, одного — Эрика, освободив их. Ещё четверо саморазрушились и тоже освободились. Все девять утратили своих хозяев — столько же, сколько здесь и собралось. И их истинные тела, духи, теперь потянулись к Пикси.

Все они были пушионовыми телами из одного измерения информации. Изначально все двенадцать были одним «сознанием». Обнажив своё истинное тело, они теперь пытались вернуться в одно существо. Девять Паразитов уже объединились. Разделяя одно сознание, однако обладая девятью волями, они были бесформенной пушионовой массой.

В таком строении, когда одна основа разветвляется на девять, способный «видеть» Пушионы без сомнения подумал бы об одном из самых известных духов этой страны, о восьмиглавом змее Ямата-но Орочи, хотя и с одной дополнительной головой.

И оно пытается захватить ещё одно. С вытянутыми девятью шеями они напоминали «змея», желавшего поглотить Пикси.

Пикси укрепила свой барьер «воли» и терпела бурю.

Эта воля, ведущая «её» сейчас, была передана ей человеком, которого можно назвать её «матерью». Даже сейчас эти чувства вливались от её «матери» в матрицу Пушионов и смешивались.


Воля, что она не одна из тех.


Воля, что она не принадлежит себе.


Воля, что она существует для «него».


Воля одного человека обычно не должна быть в состоянии противостоять тем. Но «мать» Пикси, Хонока, была не обычной. Она была потомком «Элементов». В её венах текла кровь Элемента «Света». Элементы — волшебники, которые впервые практиковали магию в этой стране, ещё до создания Чисел. Ещё до организации и классификации четырех систем и восьми типов использовалась классификация, основанная на традиционных атрибутах «земли», «воды», «огня», «ветра», «света» и «молнии». Элементы были созданы в соответствии с этой концепцией.

Однако после утверждения классификации четырех систем восьми типов развитие волшебников, следующих традиционным атрибутам, стало считаться неэффективным и развитие Элементов прекратилось. Можно сказать, что это был один из частых сомнительных эпизодов скрытной истории развития магии.

Однако Элементы унаследовали дары, не связанные с магией.

Во время рассвета магических исследований, когда свирепствовали страхи и суеверия относительно магии, те, кто на себе испытал разработку Элементов, были наречены «колдунами» и «ведьмами». Но они решили показать, что не будут угрозой. У них были ученые, которые включили в их гены абсолютное послушание к своему лидеру.

Эта черта передается по наследству?

Этот вопрос даже сейчас остался без ответа, мучая как психологов, так и генетиков.

Даже идентичные близнецы вырастают с очень разными характерами. В свете этого можно было бы заключить, что «характер не наследуется».

Но, с другой стороны, если посмотреть достаточно далеко на кровную линию, на детей, родителей, дедушек и бабушек, внуков, прадедушек и прабабушек, правнуков и так далее, покажется невероятная схожесть, которую нельзя объяснить просто «факторами среды».

С данной им властью и сложнейшей задачей генетики сделали всё, что могли.

В итоге — хотя нельзя сказать, к лучшему это или к худшему — «наследники Элементов» с высокой вероятностью обладали определенной чертой — зависимостью. Очень часто наблюдалось, что они выбирали себе одного особого человека, как правило, противоположного пола, на которого сильно полагаются и привязываются. И сами наследники Элементов верили, что их судьба написана в генах.

Наверное, это оправдание для них было способом принято свою зависимость от другого. «Зависимость» их не воспринималась общественностью как «слабость». Некоторые ученые утверждали, что для этой «зависимости» существует более подходящее слово — «верность». Непоколебимая вера, что «я принадлежу им». Вера, достаточно сильная, чтобы оттолкнуть слившуюся волю духов.


◊ ◊ ◊

Пикси противостояла атакам этого как раз между точкой, где Тацуя сражался с Паразитами, и точкой, где Эрика столкнулась с Наоцугу. Достигнув этого места, Тацуя увидел очертание девятиглавого дракона, головы которого возвышались над Пикси, будто намереваясь её поглотить. Он не мог увидеть пушионовую информационную структуру. Но он знал, что там находится «нечто». Он *видел* это.

Девять пушионовых информационных тел у своего основания соединились вместе. А разветвленные девять частей пытались схватить Пикси. Этого было достаточно, чтобы напомнить ему девятиглавого дракона.

— Что это!? — Лина, которая почему-то последовала за Тацуей, воскликнула, потрясенная.

— Ты это видишь?

— Не то... чтобы вижу, но как-то чувствую. Какая-то массивная «сила» давит на ту куклу. Тацуя, что же это такое?

— Исход того, что ты не слушала Онии-саму, — Миюки ответила Лине. Прямой, холодный голос заставил Лину замолчать, — Онии-сама говорил не убивать, но ты бестолково убила хозяев Паразитов, а теперь тела свободно свирепствуют. Лина, как ты намерена загладить этот проступок?

На это она не могла молчать.

— Какой проступок! Я просто выполняла свой долг!

— Тогда зачисти последствия сама. Сможешь? Даже если ты не похожа на Онии-саму, ты хоть знаешь, как решать всё без насилия?

Ещё с предыдущего боя между этими двумя красавицами была опасная атмосфера. Сейчас было лишь продолжение.

— Я справлюсь! Просто смотри! — приняла вызов Лина и осторожно активировала магию ветра.

— Эй, Лина. — Но как бы на это ни смотреть, её нужно остановить. Это слишком безрассудно для того, кто понятия не имеет, как с этим справиться. Подумав об этом, Тацуя обратился умиротворяющим тоном.

— Заткнись! Тацуя, молчи лучше!

И зачем она говорит такие слова.

— Я обязательно должна завершить миссию успешно! Если нет, то зачем я вообще здесь!

Вспышка гнева Лины была направлена не только на Тацую. Услышав её крик, он это понял. «Здесь» — не просто это место. Она так же имела в виду, что стоит здесь и сейчас не как «Анджелина Шилдс», но как «Энджи Сириус». В какую-то секунду волосы у Лины обратно стали золотыми и глаза голубыми. Её «Парад», не дрогнувший даже под тяжелой Зоной подавления магии Миюки, исчез. Она делала всё возможное как «Анджелина Шилдс», чтобы выполнить миссию как «Энджи Сириус». Пыталась быть «Сириусом».

Увидев её тяжелое бремя, Тацуя заколебался, прежде чем последовал за ней. В это мгновение Лина активировала магическую атаку. Сущий шквал выстрелов разорвал воздух и встретился с пустым пространством. Такое было вполне естественно. Магия Лины предназначалась для модификации физического события. У Лины просто не было магии для сражения с информационными телами.

Сознание этого повернулось к Лине. Своим «зрением» Тацуя увидел, как в её сторону повернулись девять голов. И ни секундой позже, обрушился шторм магии. Это было всё, что мог попытаться сделать Тацуя, чтобы их уничтожить.

Когда они дрались в Первой школе с информационным телом Паразита, одержимой была лишь одна особа и был лишь один дух.

То уже было трудно.

А сейчас их было девять.

Он не ожидал, что выдержит шторм.

Нет, он даже не ожидал, что в одиночку сможет хотя бы приостановить натиск этого.

За его спиной Миюки поддерживала дополнительное вмешательство в том месте, где это существовало. Но хотя Миюки могла «ощутить» пушионовые информационные тела, она не могла их «увидеть». Поэтому вмешательство действовало плохо. А если увеличит поле, чтобы охватить все возможности, то помешает магии Тацуи.

Едва выдерживающая оборона продолжала стоять, но было слишком рискованно для союзных сил хоть немного ослабнуть.

Он спиной чувствовал давление. Миюки тоже тревожилась.

Они знали, что, потеряв тела, Паразиты «потребляют» магию и через какое-то время израсходуют всю энергию, но незнание того, сколько ещё нужно продержаться, заметно истощило их силу воли.

Такими темпами Миюки закончит так же, как и Лина.

Из-за своей безрассудности сейчас Лина заперлась под оболочкой Укрепления данных.

Без возможности эффективно нападать это было слишком большим препятствием.

Магия, которая вмешивается в физические события, бесполезна.

О физических атаках не может быть и речи.

Если возможно, то ментальная магия могла бы...

«...Выбора нет»

Стиснув зубы, Тацуя решил сыграть последнюю карту.

— Микихико, видишь, что здесь происходит?

— Да. Я устанавливаю печать так быстро, как могу, поэтому продержитесь ещё немного. — Голос, пришедший из устройства связи, был ещё поспешнее, чем у Тацуи.

— Какова вероятность того, что твоя печать подавит это?

Ответ пришел после небольшой задержки:

— ...Честно говоря, даже не пятьдесят процентов, — мучительно признался он.

Услышав, как ответил Микихико, Тацуя не подумал о нём плохо. Тацуя знал, что при прямом столкновении Микихико не дает необдуманных обещаний.

— Микихико, достаточно будет и на время. Сможешь подавить это на десять секунд?

Услышав просьбу Тацуи, не только Микихико, но и остальные открыли рот от изумления.

С отсутствием поддержки или доказательств, это была лишь просьба. В плохом смысле, это была слепая вера.

Тем не менее, сделать это без доверия невозможно.

— ...Понял. — По крайней мере, так считал Микихико. — На десять секунд я несмотря ни на что удержу это. Я сообщу, когда начну, поэтому, Тацуя, делай своё дело.

У Тацуи был план, и на него необходимо десять секунд. Чтобы дать это время, необходима его сила. Микихико воодушевился доверием, возложенным на него Тацуей.

— Тацуя-сан, я тоже помогу! — Решительный голос Хоноки последовал за Микихико. Она не пыталась с ним соперничать. У неё было лишь одно простое намерение — она хотела быть силой Тацуи.

— Отлично. Микихико, я на тебя рассчитываю.

— Хорошо... три, два, один, сейчас! — выкрикнул Микихико и высвободил Антидемоническое пламя Гаруды.

«Пламя» разошлось вкруг этого, вокруг девятиглавого дракона, в которого объединились паразиты, и обхватило информационные тела. Будто бы два змея сражаются друг с другом.

Под ними Пикси умственно это отталкивала. Псионовые узы, держащие Пикси, возобновлялись так же быстро, как и потреблялись. Хонока увидела, как Псионы почти полностью захватили нижнюю половину Пикси.

Конечно же, Тацуя не собирался наблюдать молча.

По сигналу Микихико, Тацуя протянул руку, которой не держал CAD.


Этой рукой,


Он обхватил Миюки за талию,


И подтянул её ближе.


— !..

Безмолвный крик. Или, может быть, крик восторга.

В этот миг Зона подавления магии Миюки и Рассеивание заклинаний Тацуи исчезли, но Микихико и Хонока,

Как и обещали, держали это на расстоянии.

Удерживаемая руками Тацуи и с изумлением на лице, Миюки подняла голову.

Тацуя придвинулся ближе.

И они коснулись лбами, глаза их растаяли вместе,

MKnR v11 24

Носы коснулись, и губы становились всё ближе и ближе,

— Миюки, *смотри*! — Тацуя твердо прошептал Миюки.

Невидимый свет потек от него к ней.

Невидимый свет потек от неё к нему.

Ауры между ними запульсировали.

— Я вижу это, Онии-сама!

Возможно, это были слова, сказанные не устами, но выраженные сердцем.

Их связь продлилась одно мгновение.

Из десяти секунд ещё осталось больше половины.

Левой рукой Тацуя прижал голову Миюки себе к груди.

Обеими руками Миюки обхватила его.

Правой рукой Тацуя указал на это.

Миюки в своём сознании теперь ясно различила фигуру этого.

Способность Тацуи «видеть» информационные тела.

Миюки «увидела» это зрением Тацуи.

Они освободились от печати, и она высвободила свою врожденную магию.


Внешняя системная магия Психического вмешательства, «Коцит».


Магия, замораживающая душу.


Магия Миюки ударила по самим духам, успокаивая пушионовые информационные тела...

...И, лишенное сосуда, это исчезло в небытие.

Глава 17

Хотя Лина не могла видеть истинные тела духов, она почувствовала, что это пронзили. Масса «информации» остановилась, застыла, и рассыпалась. Поскольку способность манипуляции Псионами в информационном измерении — это норма для волшебников, невозможно, чтобы такой сильнейший волшебник, как «Сириус», не заметил бы крушение такого большого количества Псионов.

— Лунная магия?..

И хотя сама она не могла использовать магию Психического вмешательства, используя чувствительность к магии было возможно предположить из результата, какая магия была применена. Англоязычные волшебники называли «Лунной магией» особую ветвь магии Психического вмешательства, которая нацеливается на душу и прямо её повреждает, имя это произошло от одной из самых известных магий Внешней системной магии психической атаки, «Лунный удар».

Лунный удар не входит в систему магий Психического вмешательства и, что для такой магии необычно, имеет полностью сформулированные процессы. Поскольку такую магию используют Звезды «Первого класса», то для случаев, когда они становятся врагами, учили ей противостоять. Разумеется, Лина бесчисленное множество раз видела Лунный удар и, хотя впервые видела Коцит и не полностью понимала его механизм, могла сделать вывод, что магия нанесла смертельный урон духам.

А также то, что заклинателем была Миюки.

— Лунная магия такой силы... Миюки, ты... нет, вы двое, кто же вы такие? — пробормотала Лина, всё ещё находясь на земле.

«Если бы она применила эту магию во время нашей дуэли...» — такие мысли не появились у Лины в голове. Потрясение занимало слишком много её мыслительных процессов.

Вот только Миюки была в похожем состоянии.

Наполовину потерянная в экстазе, она до сих пор была в крепких объятиях Тацуи. К тому же она впервые за последнее время выложилась на полную и видела мир через глаза Тацуи; вероятно, она из-за всего этого до сих пор была опьянена.

Двое, которые до этого были в плохом настроении, теперь были в состоянии хаоса; это был шанс. Тацуя вынул из уха устройство связи и выключил его.

— Лина, никому не рассказывай о том, что только что видела, — проговорил он низким и пугающим голосом, смотря на неё сверху вниз.

— Ч-чего вдруг...

Если бы она была в нормальном состоянии, такие методы подавления привели бы к обратным результатам. Но, как и ожидал Тацуя, Лина не была в нормальном состоянии. Она была очень напряжена, и теперь, когда исчезла цель, которая для неё была такой трудной и напряженной, у неё подкашивались ноги. Это было идеальное условие для «убеждения».

— В свою очередь мы обязуемся держать в тайне личность Энджи Сириус. Не только я и Миюки, но всё остальные, вовлеченные в сегодняшнее происшествие.

Лина не ответила.

Её голубые глаза задрожали. Он видел, как постепенно возвращаются её когнитивные процессы.

Долг.

Подозрение.

Защита.

Оправдание.

У неё в глазах замерцало множество мыслей, она будто что-то поняла. Тацуя был не особо хорош в психоанализе, да и телепатом не был, поэтому не был полностью уверен, но интуитивно понимал: Лина пытается как-то себя переубедить.

Боролась с собой она недолго.

— У меня нет выбора, да?

— Это не так, — опроверг Тацуя её смиренные слова. Однако о последствиях отказа он не уточнил. Подозрение питает беспокойство. Эти невысказанные слова, вернее его невысказанные действия, были последним толчком.

— Отлично... Это неплохая цена, если она заставит вас молчать. Я никому не скажу о вас двоих... Впрочем, никто и так меня не послушал бы.

Последнюю фразу она сказала тихо, поэтому Тацуя не услышал. Он не попросил повторить.

Он держал на руках Миюки, которая до сих пор была в восторге; когда она вдруг пришла в себя и начала извиваться, он сказал ей «успокойся» и они отвернулись от Лины.

Лишь отвернулись, с места не сдвинулись.

Прежде чем Лина успела что-либо заподозрить...

— Лина. — Тацуя обратился к Лине.

— Что-то ещё?

По словам можно было бы подумать, что Лина всё ещё раздражена, но её голос не был таким угрюмым, как слова.

Недавняя аура загнанности исчезла.

— Если ты желаешь уйти из Звезд...

— Э?

— Если пожелаешь перестать быть солдатом, я думаю, что мог бы помочь. Нет, власти у меня нету, но я знаю людей, которые могут оказаться полезными.

— Тацуя? Что ты такое говоришь?

Лина не стала гневатся или смеятся с мыслями «это не твоё дело» и «не будь дураком!».

— Я не особо-то хочу уходить из Звезд... перестать быть «Сириусом». — Она просто с удивлением ответила.

— Понятно, — не оборачиваясь, Тацуя коротко ответил и зашагал.

— Постой, Тацуя! Почему ты такое сказал!?

Не поворачиваясь к Лине, которая громко выкрикнула...

— Извини, я сказал нечто странное, — он просто сказал и пошел дальше.

Идущая за ним механическая кукла тоже не обратила внимания на Лину. Лишь Миюки, по-прежнему лежащая на руках Тацуи, оглянулась тревожным взглядом через плечо Тацуи.


◊ ◊ ◊

Когда фигура Тацуи исчезла в ночи, Лина со вздохом вернулась к обычной себе. Осознавая, что не двигается и просто уставилась Тацуе в спину, она поспешно поднялась с земли. Почему глаза так решительно смотрят ему вслед... в ту секунду, когда у неё на уме появились такие мысли, Лина энергично покачала головой.

«Потому что он сказал нечто странное. Очевидно же!»

Взгляд у неё всё время был неосознанно прикован к его фигуре. Она осознала свои действия и тут же поняла, что щёки покраснели, и сердце сильно бьется.

Она сама создала заблуждение и сама же в него попала, но, в некотором смысле попав в его ловушку, Лина оказалась не в том положении, чтобы трезво мыслить. Сейчас она была в плену психологического состояния, похожего на эффект «подвесного моста»[4].

Чтобы стереть из сознания унизительную мысль о «любви», Лина отчаянно искала что-то другое, о чем можно думать. В итоге она сосредоточила внимание на его последнем вопросе.

Загадочное предложение Тацуи.

Недоумевая, почему же он такое сказал, Лина склонила голову. Потому что когда её атаковали монстры и она была вынуждена избавляться от земляков, её лицо, сам её вид, казался болезненным? Если в этом дело, то он ошибся, подумала Лина.

Конечно, в груди болело, потому что она была вынуждена направить оружие на «семью». Однако Лина считала, что действовала милосердно. Что принесла им спасение. Ей уже давно было известно, что достоинство человека — драгоценно.

Это трудная работа, но кому-то её нужно делать.

Нельзя убегать.

Если могущественный волшебник низошёл ко злу, тогда ему может противостоять лишь сильнейший, Сириус, другими словами лишь она одна...

«...Лишь я одна?»

Никогда о таком не думав, Лина сейчас запнулась. Уничтожить этих падших волшебников, прежде чем они породят новые жертвы. Как сильнейшая, она и вправду наиболее подходила для этой задачи.

До сих пор она не сомневалась.

Но теперь поняла, что это не абсолют.

Даже если бы она этого не сделала, сделали бы те двое.

Даже если бы она не прошла через всю эту боль, через вину убийства своих братьев, всё сделали бы те двое.

«Понятно... вот почему я была так потеряна, была такой нетерпеливой»

Паутина, омрачившая её разум почти что на весь месяц, теперь растаяла, будто бы взошло солнце.


Даже если она ничего не сделает, сделает кто-то другой.


Лина будто открыла для себя нечто невообразимое. Она осознала, что может решать сама будущее, которое думала, что решено, неизменно. Она всегда полагала, что впереди прямая дорога; теперь дорога вдруг разделилась, а вместе пришла как тревога, так и надежда.

Наконец, проснувшись от иллюзии, Лина на некоторое время застыла в замешательстве.


◊ ◊ ◊

Тацуя шел к двум Паразитам, которых недавно запечатали. Но некто добрался туда первым. Друг с другом столкнулись две группы. Первая была группой, одетой в чёрное во главе со стариком, однако стоял он твёрдо. Вторая тоже была группой в чёрном, но во главе была молодая девушка в черном платье.

Они столкнулись друг с другом, но это не значит, что они были враждебны. Во всяком случае группа во главе с девушкой не показала никакой вражды к группе, во главе которой был старик. Потому что, наверное, сама девушка, их лидер, не показала враждебности.

Скорее даже девушка с уважением смотрела на старого человека. По крайней мере, с виду.

— Ваше Превосходительство Кудо, для меня большая честь видеть вас, — девушка вышла вперед и грациозно сделала реверанс. Однако, несмотря на элегантность, скромности никакой не было. Потому что свет у неё в глазах был слишком сильным.

— Меня зовут Куроба Аяко. Я всего лишь скромный член Йоцубы, и я служу нашей Главе, Майе. — Подняв голову, Аяко игриво улыбнулась. Провокационной, однако скромной, загадочной улыбкой.

Но, как и ожидалось, Кудо Рэцу не попался на удочку.

— Представительница Йоцубы, значит. Выглядишь твёрдой, несмотря на юность. Видно, ты уже обо мне знаешь. Или мне всё равно представиться? Близкий с Майей, хотя и не в плане дружбы, Кудо публично обладал тем же статусом, он был Главой одного из Десяти Главных Кланов. Но сказал он «Йоцуба» и смотрел на Аяко, которая могла быть ровесницей его внукам, как на противника.

— Нет, в этом нет нужды.

В глазах Кудо возник свет, подобающий его намерениям. Впрочем, кокетливое, но бесстрашное отношение Аяко не было сломлено.

— К слову, Ваше Превосходительство, у нас не так много времени, я хотела бы с вами кое-что обсудить.

На её поспешное, или скорее даже решительное отношение старейшина Кудо не показал ни намека на беспокойство. Он не думал, что всё будет так быстро, но поскольку он тоже желал как можно скорее всё закончить, то согласился.

— Продолжай.

— Благодарю, — ещё раз Аяко театрально поклонилась щедрости старого человека, затем посмотрела прямо ему в глаза: — Боюсь, что задача Вашего Превосходительства, забрать с собой запечатанных здесь существ, называемых Паразитами, также была дана и нам.

— Как. Свет в глазах Кудо стал интенсивнее и резче.

На лицо Аяко закралось чуточку беспокойства, но она тут же восстановилась с твёрдой улыбкой:

— ...Но, по счастливой случайности, так случилось, что здесь два запечатанных сосуда. Как вам это: один Вашему Превосходительству и один нам? — Продолжая улыбаться, Аяко смотрела в глаза старого человека и ждала ответа.

Кудо неожиданно засмеялся.

Громко и с наслаждением.

— Верно... Подумать только, ты всего лишь ученица средней школы.

Аяко не говорила Кудо о своём возрасте. Слова его значили, что он знал о ней ещё до того, как она представилась. На этот раз у Аяко не было даже намёка на беспокойство. Она понимала, что нет ничего удивительного в том, что Кудо Рэцу изучил бы такую пешку Йоцуба, как она.

Сама она знала, что сегодня появится Кудо Рэцу, поэтому не удивилась, что он знает о ней.

— Прекрасно. Пускай каждому достанется один.

— Спасибо огромное, Ваше Превосходительство.

Не меняя выражения, Аяко с облегчением похлопала себя по груди. Она не питала иллюзий относительно своей магической силы. Хотя она не была ограничена в магии как Тацуя, но также она не была столь универсальна как Миюки. Она знала свои сильные и слабые стороны. И в магии прямого боя на близкой дистанции она определенно была не так сильна.

Она даже на секунду не поверила, что может надеяться победить того, который однажды был восхвалён как «самый опытный в мире».

Аяко молча сказала спасибо, что Паразитов оказалось двое.

И...

«Тацуя-сан, я успешно выполнила свой долг благодаря тебе»

Даже если бы Тацуя не согласился сотрудничать, так или иначе времени его попросить не было, Аяко лукаво пробормотала это в мыслях.


◊ ◊ ◊

Миюки ютилась в руках Тацуи.

Сколько она ни умоляла, Тацуя её не отпустил. Миюки была не особо маленькой для леди, у неё был умеренный вес. Как сильно Тацуя ни был бы натренирован, такой вес всё равно в конечном итоге почувствуется, но руки у Тацуи, которыми он держал Миюки, даже чуть-чуть не задрожали. Скорее даже он был столь бережен, что Миюки не чувствовала никаких покачиваний, несмотря на неровность земли.

По их повседневному образу жизни можно было бы предположить, что это Миюки к нему прижалась. Однако она даже не цеплялась ему за шею. Она просто сложила руки у своей груди и сопротивлялась смущению.

Тишина была болезненной.

Не сильно, но у Миюки болело в груди.

Будто бы дыхание остановится и сердце разорвется; другие, без сомнения, подумали бы, что это «чрезмерная реакция», но Миюки своим перегревшим разумом искала нечто, о чем можно поговорить.

— Онии-сама, Лина, она...

И вот что Миюки нашла. Тогда Тацуя не просто показал заботу о Лине. По крайней мере, он отнесся к ней не просто как к другу, далеко не просто. Потому что это понимала, по правде, Миюки не хотела поднимать с братом эту тему разговора. Но сейчас на ум ничего другого не приходило.

— Да?

— Лина... она близко к сердцу приняла твои слова, Онии-сама? Она отнеслась к ним серьезно?

К тому же Миюки тоже о ней беспокоилась.

— Не знаю. И не могу знать. Я ведь не она, в конце концов.

Где-то в тоне Тацуи чувствовалось, что не следует совать нос не в свои дела.

Конечно, Миюки знала, что в словах брата нет ничего такого. Даже в глазах Миюки импульсивная, но добрая Лина плохо подходила для армии. Возможно, армия — место не для неё, но, глядя на Лину, она чувствовала крайнее противоречие.

— У Лины свои обстоятельства. Не она одна не может найти свой путь.

— Но, Онии-сама, ты протянул ей руку?.. Почему?

— Почему?

Миюки прекрасно понимала, что они ступают на неизведанную территорию. Если надо остановиться, то сейчас самое время. Но она не остановилась.

— Онии-сама... почему ты ощутил, что должен помочь Лине? Потому... что у тебя к ней особые чувства?

У Тацуи широко раскрылись глаза, когда он услышал слова сестры, но лишь на миг.

— Кажется, ты ничего не поняла...— Тацуя криво улыбнулся. Но выражение лица у него было не особо серьезным. По крайней мере казалось, что он пытается ответить на вопрос сестры честно. — Как ты и говоришь, я впервые встретился с кем-то, похожим на Лину. До сих пор все военные были старше меня, и они все уже выбрали свой путь. — Шаг за шагом он бережно объяснял заблуждение. — У меня чувства к Лине не такие, о каких ты подумала. Грубо говоря, я просто думаю, что было бы удобно в будущем, если бы Лина покинула Звезды. Если возможно, не только покинула армию, но и переехала сюда. Было бы лучше всего, если бы стала японкой.

В словах Тацуи не чувствовалось лжи. Так близко друг к другу, Миюки и Тацуя могли чувствовать друг друга. Миюки была уверенной, что почувствует любую ложь в речи брата.

— Конечно, не то чтобы я вовсе не чувствовал симпатии. По-своему Лина очень похожа на меня. Можно сказать, что мы в одной лодке. — Глаза у Тацуи были где-то далеко. — Лина и я попали туда, где мы сейчас, не по собственной воле. И хотя я могу сказать, что по крайней мере сам решил пойти в Первую школу, у Лины, наверное, не было даже такого банального выбора. — И хотя он смотрел на Миюки, взгляд устремился куда-то дальше. — Я сделал выбор, который мне не был позволен. Я отбросил назначенную мне роль и сошел с назначенной мне сцены. Если Лина надеялась на нечто похожее, как тот, кто находится в том же положении, что и она, я хотел одолжить ей свои силы... — Замешкавшись, Тацуя обратно сосредоточил внимание на Миюки и неудобно улыбнулся. — Как бы то ни было, кажется, это ненужно?

В голосе Тацуи почувствовались нотки волнения, и не без причины. До сих пор Миюки просто ютилась в руках Тацуи, но теперь крепко его обняла. Недолго думая, Тацуя отпустил сестру. Тем не менее, он не стал бросать ее внезапно, он осторожно её опустил, вероятно, в нём неосознанно что-то укоренилось.

Даже коснувшись земли, Миюки не убрала руки с шеи Тацуи.

— Это не ненужно... Забота Онии-самы когда-нибудь точно, когда-нибудь скоро, достигнет Лины.

Тацуя почувствовал, как слова сестры вливаются в него, просачиваются в грудь.

— Я хочу сказать, что после этого происшествия Лина точно будет сомневаться, кто она сейчас. Лина немного простенькая, но умная девушка. Она оказалась так глубоко вовлечена в твои дела, Онии-сама, что просто невозможно, чтобы у неё не возникло вопросов.

Простенькая... а ты жестока.

Миюки посмотрела вверх и положила рукиТацуе на плечи. Брат и сестра засмеялись вместе и мирно пошли друг возле друга.

Несмотря на то, что она была машиной, или именно потому, что была машиной, Пикси прочитала настроение и молча последовала за ними, буквально превратившись куклу.


◊ ◊ ◊

Даже трогательность между Тацуей и Миюки исчезла, когда они это увидели. Место, где они первый раз запечатали Паразитов, было пустым. Кто-то забрал двоих запечатанных Паразитов.

— Извини, Тацуя-сан... Я не собиралась отводить взгляд.

— ...Тацуя-сан, мне так жаль!

— Тацуя, пожалуйста, не вини Шибату-сан и Мицуи-сан. Гарантирую, они не отлынивали. Я вообще не заметил, что запечатанные «сосуды» забрали. Хотя это и была моя печать...

— Ничего, не вините себя.

Услышав в устройстве связи этот совершенно обескураженный голос, самоненавистный голос и голос сожаления, Тацуя постарался ответить ярким тоном.

— Тацуя-сан...

Наверное, они подумали, что он пытается их подбодрить. Но Тацуя отнесся так не только потому, что о них беспокоился, ему и вправду было всё равно, куда подевались Паразиты.

...Но он был удивлен.

— Они ударили исподтишка, но всё это лишь значит, что в этот раз они оказались лучше. Впрочем, мы так и не подумали, что будем делать с Паразитами, если захватим их, так что нет смысла беспокоиться об этом вечно.

Как и сказал Тацуя, они не планировали, что будут делать после того, как поймают Паразитов. Они лишь смутно посчитали: наверное, мы отдадим их семье Микихико. Они не думали как-то использовать запечатанных Паразитов.

Значит, захватившие их по крайней мере что-то с ними будут делать. Если это они, то закончат они в конечном итоге тем, что случайно выпустят Паразитов.

«Но... они стремились к этому?»

— Онии-сама?

Похоже, она неправильно поняла его молчание. На тревожный вопрос Миюки, Тацуя успокаивающе замахал рукой.

Стоя возле него, Миюки поняла, что Тацуя размышляет о том, кто были виновниками. Напав на их след, он, вероятно, сможет их выследить, подумала она.

Верно, Тацуя применил своё «зрение». Он приблизительно знал, что здесь случилось.

Однако ещё до этого один из «виновников» оставил для Тацуи сообщение. Он молчал именно потому. Порыв ветра поднял опавшие листья, не прилипшие к почве. Среди них были перемешаны черные(黒: Куро) перья(羽: ба), наверное, от вороны, которую Тацуя захватил собственными глазами.


◊ ◊ ◊

Когда Тацуя воссоединился с дуэтом Эрики и Лео, Наоцугу и Отряда мечников уже не было.

Они похлопали друг друга по спине, не вдаваясь в подробности того, что случилось, и вернулись в школу. Пикси оставили в школьном гараже.

Чтобы войти в школу, перепрыгнув через забор, они должны были вернуться к главным воротам, но ни Лео, ни Эрика не говорили, что «это лишняя суета» или «я иду домой». Присоединившись к Микихико и остальным, все семеро вместе покинули школу.

Такая большая группа, покидающая школу в такое время, вызвала немало подозрения у охранников у ворот, но они заранее подготовили оправдание, и благодаря ослепительным улыбкам девушек покинули школу без лишних вопросов.


Так закончилась долгая ночь.


События сегодняшней ночи, люди, демоны и духи, ознаменовали начало новой истории раздора тех, кто борется в тени, но тогда Тацуя об этом не подозревал.

Эпилог

На ветру слышалось волнение. Территория Первой школы была полна радостных голосов. Прислушавшись, среди них можно было услышать и плач, но он не обязательно был несчастным. А вот в столовой не было ни души. Впрочем, тут и там виднелись фигуры, но их можно было пересчитать по пальцам рук. Кстати, это не значит, что ученики прогуливали занятия.

Сегодня была церемония выпуска.

Тацуя сдел глоток кофе, но не из бумажного стаканчика, а из нормальной керамической чашки, и поставил чашку прямо на стол, а не на блюдце (блюдца не было с самого начала). И посмотрел сверху вниз на многофункциональные часы, которые большинство волшебников не используют. Время показывало, что церемония уже завершилась.

Те голоса, наверное, принадлежали выпускникам, покидающим место церемонии, подытожил Тацуя.

После церемонии в двух небольших спортзалах будут проводиться выпускные вечера. Появилось неприятное чувство, что даже в такое время ученики первого и второго потоков разделены, но, наверное, они сами чувствуют себя так более расслабленно.

Как правило, это не так уж и хорошо. Но ученики второго потока были бы, наверное, несколько неуверенными, если бы были возле учеников первого, а ученики первого потока так сильно не праздновали бы (прежде всего поступление в университет магии) в присутствии учеников второго. В еде, напитках и во всём другом разницы не было, так что, наверное, нет необходимости спорить о разных местах, подумал Тацуя.

Однако, потому что мест было два, определенно персонала потребовалось больше, чем надо бы. Раз повара, готовившие еду для двух мест, получили премию, они, скорее всего, не волновались о «переработке», но, с другой стороны, принимающий выпускные вечера школьный совет жаловался на избыточную работу наиболее громко.

И понять их было можно.

Тацуя ждал Миюки, которая была чрезвычайно занята из-за управления сегодняшними выпускными вечерами. Следует добавить, — чтобы не было заблуждений, — что он предлагал помочь с подготовкой и управлением. Но неоднократно получал отказ. Азуса и остальные явно хотели помощи. Однако от помощи Тацуи решительно отказывалась Миюки.

Нет нужды этим беспокоить Онии-саму.

С таким решительным возражением Азуса не решалась даже попросить чуть-чуть помочь, и была вынуждена ему отказать. Ну, даже без чрезмерного внимания сестры, многие ученики первого потока и немало учеников второго чувствовали бы себя немного неловко в присутствии Тацуи.

Он обладал способностями и достижениями, ставившими под сомнение различие между первым и вторым потоком. Для учеников третьего года он был камнем, который превратил их последний год в сплошной беспорядок. Не принимать участие было, наверное, верным решением.

Разумеется, когда, наконец, было решено, что он не будет помогать с сегодняшними вечерами, появились ученики, думающие что всё это к лучшему, иногда Маюми оказывалась рядом и почему-то явно злилась.

Маюми благополучно поступила в университет магии. С её признанными способностями и достижениями поступление было неизбежным. Однако, даже несмотря на то, что след «паразитов» с той ночи вдруг пропал, ей явно пришлось работать усерднее, потому что она не могла полностью сосредоточиться на вступительных экзаменах.

Начиная с апреля, она будет учиться в университете магии с Сузуне и Катсуто, которые тоже поступили.

Но вот Мари в университет магии экзамены не сдавала. Она пойдет в Колледж обороны. Она не говорила почему. Но, похоже, Мари не сказала об этом заранее Маюми, и та как-то резко над ней насмехалась. Наверное, скрывала своё одиночество.

Университет магии и Колледж обороны находятся не так уж и далеко друг от друга. Если захотят, смогут встретиться в любое время. Тем не менее не легко принять, если подруга, — хотя они и не признали бы этого, но все остальные уже давно считали их подругами, — которая, как ты думаешь, пойдет в тот же университет, вдруг поступает совсем в другой.

Кстати, о поступлении в Колледж обороны...

— Шиба.

Когда Тацуя об этом думал, к нему обратился голос.

— Кобаякава-сэмпай, разве выпускной вечер ещё не начался?

Именно о ней он и подумал.

— А, ну да, но от Мари я слышала, что ты здесь.

С происшествия на Турнире девяти школ у Кобаякавы магические способности так и не восстановились, она даже проходила терапию, которая угрожала её жизни. Чувствительность к магии у неё осталась прежней, но она не могла использовать магию, пока подозрение «я не могу пользоваться магией» не исчезнет.

Похоже, в октябре Кобаякава решилась бросить школу.

Однако, когда осталось лишь полгода, даже если перевестись в гуманитарную или научную старшую школу, времени явно не хватит, чтобы подготовиться к выпуску и к колледжу. Похоже, если бы она перевелась в другую школу, она намеревалась провести год в поисках нового пути.

— Я тебе для чего-то нужен?

— Эм, это... разумеется, трудно говорить с глазу на глаз... но это необходимо. Я хочу... сказать тебе спасибо.

Тацуя был относительно серьезен, когда вопросительно посмотрел на Кобаякаву, у которой покраснело лицо, она явно смутилась.

— Я не сделал ничего, что заслуживало бы твоей благодарности, Кобаякава-сэмпай.

— Это не так! — подняла голос Кобаякава, который эхом раздался в почти пустой столовой. Она такого не ожидала и опустила голову. Тацуя увидел, как лицо у неё покраснело ещё чуточку сильнее.

— Это ведь ты предложил путь, которым я могу лучшим способом использовать чувствительность к магии и моё знание, даже если саму магию я использовать не могу, не так ли?

Тацуя тут же нахмурился, но не из-за чувств Кобаякавы.

— Ватанабэ-сэмпай проговорилась...

Но, тем не менее, отвращение в голосе он не скрывал.

— Не говори так. Я заставила Мари.

— Я попросил Ватанабэ-сэмпай притвориться, что это её собственная идея, но она всё равно тебе сказала.

Все представительницы Турнира девяти школ, включая Мари и Маюми, волновались за Кобаякаву. Мари, которая едва избежала похожего происшествия, просто не могла не принять это близко к сердцу. Случай с Кобаякавой привёл к инциденту в октябре с участием Хиракавы Чиаки, после чего Мари стала ещё больше беспокоиться.

После того происшествия, Мари ворчала и постоянно жаловалась Тацуе. Она понимала, что это не его ответственность, и хотя она начинала жаловаться именно с того, суть сводилась к этому: тогда правда не было способа предотвратить несчастный случай с Кобаякавой?

У Тацуи был ответ на её сомнения: «он не мог».

Он не был всезнающ и всемогущ. И хотя с «всемогущим» можно было ещё поспорить, но он далеко не был «всезнающим». Он мог лишь наблюдать своей силой вокруг себя и Миюки и выполнять свои обязанности, поэтому у него не было свободы смотреть за другими. То же самое относится и к остальным членам, ведь ни сама Кобаякава, ни Хиракава Кохару (старшая из сестер Хиракава), ответственная за обслуживание её CAD, не подозревали о трюке, никто другой тоже его не обнаружил.

Однако было бы странно просто холодно так от неё отказаться. Поэтому Тацуя перевел их с Мари теоретический разговор в другом направлении.

От Фудзибаяси Тацуя слышал множество раз о нехватке тактического персонала, понимающего, как при тактическом планировании принимать во внимание магию. Поскольку талантливых в магии людей было мало, их обычно посылали на передовую линию. Поэтому, что для настоящей битвы неизбежно, персонал тактического планирования с тыла полностью состоял из обычных людей, которые магию понимали лишь теоретически.

Если к тактическому персоналу добавится превосходный волшебник, который по какой-то причине не может использовать магию, тогда волшебникам на передовой делать свою работу будет намного проще. Об этом Тацуе постоянно жаловалась Фудзибаяси, которая видела проблемы как с передовой, так и с тыла. Он передал это Мари, не называя, от кого это услышал.

— Ну, она попыталась от меня это скрыть. Но не похоже, чтобы Мари так уж хотела это скрыть.

— Боже, эта девушка...

— Я рада, что она мне сказала, — искренними словами Кобаякава прервала Тацую, который начал выражать своё раздражение. — Я даже не подозревала об этом, пока не услышала те слова, я была в отчаянии. Говорила себе «думаешь, это меня сломит», но это был блеф, лишь чтобы не чувствовать, чтобы не признать, что я уже проиграла.

Глаза у Кобаякавы увлажнились. Наверное, она вспомнила, какой тогда была.

— Но когда я услышала это от Мари, я ощутила, будто мне и вправду открыли глаза. Я подумала «этой дорогой я должна следовать». Так меня не оставят позади одну. Это дало мне надежду, что я не буду оторвана от своих товарищей учеников, которые идут по дороге становления волшебником. В последнюю минуту у меня вдруг изменился жизненный путь. Я думала, если постараюсь всего полгода, то смогу пройти.

У Кобаякавы снова покраснело лицо, несомненно, она смутилась заявлением, вышедшим из её уст. Тацуя не посчитал его особо смущающим, но...

— И так, Шиба, нет, Шиба-кун, спасибо. — Кобаякава изменила свой тон на вежливый и низко поклонилась.

Тацуя не был столь нагл, чтобы сидеть, когда ему кланяются. Он встал со стула и щелкнул каблуками, поставив ноги вместе.

Кобаякава не единственная подняла голову на внезапный звук каблуков. Он собрал все взгляды небольшого числа учеников в столовой, но не заметил их, будто они были не достойны его внимания, и отдал честь, как делают в отдельном магически-оборудованном батальоне.

— Шиба-кун...

— Кобаякава-сэмпай. Это банально, но удачи, — сказал Тацуя, не смущаясь и не смеясь.

У Кобаякавы в глазах снова показались слезы, но она с улыбкой кивнула, не плача.

— Сэмпай, вечер начался.

— Да. Ну что ж, до свидания. Тебе тоже удачи!

Когда она попрощалась и побежала, Тацуя сел.

Загадочно, но вкус у тёплого кофе не был плохим.


◊ ◊ ◊

— Онии-сама, извини, что заставила ждать.

Услышав жизнерадостный голос, Тацуя оторвал взгляд от портативного информационного терминала, он как раз писал какой-то документ, и поднял голову.

— Тацуя-кун, что ты пишешь?

К нему обратилась и заставила поднять голову не Миюки, это была широко ухмыляющаяся Маюми, в руках она держала свернутый диплом, — как и ожидалось, для диплома школа использовала бумагу, — прижав его к груди.

— Лишь записываю некоторые заметки о том, как систематической помощью увеличить время непрерывного вызова магии.

— ...Эм, не думаю, что это такая уж и бесплодная тема.

Тацуя остановился, прежде чем ответить Мари, которая ошеломленно на него посмотрела, и просто чуть пожал плечами. Он подумал пожаловаться ей о случае с Кобаякавой, но сегодня ведь их день, поэтому сдержался.

— Важнее то, почему все вы вместе? Не думаю, что Саэгусу-сэмпай или Ватанабэ-сэмпай не пригласили на вечер.

Из-за спин учениц, которые переглянулись друг с другом, вдруг появилось лицо Катсуто.

— Мы подумали, что сначала следует попрощаться с тобой.

— ...Как заботливо с вашей стороны. Если бы вы нарочно не пришли ко мне, я пришел бы попрощаться позже.

— О, неужели? Поскольку ты скрываешься здесь от вечера, я подумала, что ты сделаешь вид, будто нас не знаешь и просто уйдешь.

Хотя Тацуя знал, что угрюмое лицо и то, как она пожаловалась, было наигранным, он всё же почувствовал, что нужно ей всё объяснить.

— Я даже не член школьного совета, так что я не должен появляться на выпускном вечере, так ведь? Особенно на вечере первого потока.

— Что! — Внезапно объяснение Тацуи прервал сильный возглас. Через выпускников до Тацуи протиснулась яркая блондинка. — Почему я, которая даже нормальным членом школьного совета не является, должна помогать с вечером, а Тацуе, члену дисциплинарного комитета, можно ничего не делать?! — Вспылила и нагло выразила свою депрессию Лина.

— ...Члены дисциплинарного комитета — не члены школьного совета. К тому же, хотя и временно, ты ведь член школьного совета?

— Я просто не понимаю!

Лину, наверное, и вовсе не волновали взгляды выпускников. Перед озадаченными Маюми и остальными, Лина была обычной собой.

— Эй, Лина, не груби Онии-саме.

И она столкнулась с обычной любовной речью Миюки к брату. Нет, пожалуй стоит сказать, что это была обычная любовь Миюки к речи брата.

— Ты временный член школьного совета и Онии-сама член дисциплинарного комитета, всё это было решено ещё до того, как мы начали готовиться к вечеру. И, прежде всего, почему ты жалуешься сейчас, разве не ты тогда загорелась?

Тацуя не знал, что Миюки имеет в виду под «загорелась», но, без сомнений, под всеми теми взглядами Лина покраснела.

— Миюки, что значит «загорелась»?

Впрочем, не было таких случаев, при которых Тацуя не смел бы что-то спросить.

— Тацуя, это пустяк!

— Ну, как ты знаешь, было бы скверно давать временному члену школьного совета, Лине, работу, которая займет много времени, так что мы поставили её отвечающей за сегодняшние развлечения, но...

— Миюки!

— Хоть мы и сказали развлечения, мы не сказали, что она сама должна как-то развлекать. Она вполне могла бы собрать добровольцев из выпускников или других учеников, но...

— Миюки, прекрати!

— Лина видимо неправильно поняла.

— Миюки, пожалуйста! Не говори! — Лина отчаянно попыталась прервать Миюки, но радостные Маюми и Мари умно её схватили.

— И?

Миюки отвлеклась на отчаяние в голосе Лины и посмотрела на неё, однако, когда Тацуя побудил её продолжить, она с готовностью перевела взгляд обратно на брата.

MKnR v11 25

— Она выступила на сцене как ведущая певица группы. Она стояла на сцене и пропела десять песен, к тому же с большим энтузиазмом.

— Да, выступление было прекрасным. Не уступало профессиональному таланту, — добавила Мари к объяснению Миюки, и...

— Верно. Шилдс-сан очень хорошая певица. У неё невероятный голос, — не таким уж лестным тоном Маюми похвалила пение Лины.

— Эм...

Лина опустила голову, покрасневшая от стыда.

Она не сердилась, она явно смущалась.

Когда Тацуя на неё посмотрел, ему захотелось улыбнуться.

— Ясно... ты сумела собрать некоторые хорошие воспоминания, Лина.

— ..Мне всё равно, — грубо проговорила она и отвернулась.

И все, кроме Лины, добродушно засмеялись.


◊ ◊ ◊

«Тогда я последний раз видел Лину»

После выпускного в школу Лина не приходила. Миюки ему поведала, что та объяснила классу А: «я занята подготовкой к возвращению домой».

Впрочем, он считал, что приказ на отход был дан, наверное, ещё с того происшествия. Тем не менее, Лина продолжала ходить в школу аж до дня выпускного, и видимо не для того, чтобы выполнить предписанную ей роль ученицы старшей школы или готовиться к выпускному вечеру.

Возможно, она даже хотела немножко насладиться жизнью ученицы старшей школы.

Глядя на объявления о прибытии и о задержке вылетов, Тацуя над всем этим размышлял.

Позавчера закончилась третья четверть. Одним словом, закончился первый год его жизни в старшей школе. Тацуя получил предсказуемые оценки. По теории они были чрезвычайно хороши. Но вот по практике довольно плохи. Общие оценки были средними, но ближе к концу списка.

Впрочем, его это не волновало.

В этом году ему так и норовило впутаться в неприятности, но он неуклонно шел к своей цели. Вопреки своим ожиданиям, он смог завести хороших друзей. Даже если учесть негатив от цепочки происшествий, можно сказать, что первый год был превосходным.

Сегодня он пришел в плавучий международный аэропорт Токийского залива приветствовать возвращение одного из тех друзей. Конечно, он был не один. Миюки и Хонока были слева и справа от него; Лео, Эрика, Микихико и Мизуки сидели напротив. Самолёт с Шизуку должен прибыть чуть меньше чем через час.

— Как я и думала, из Америки добираться сюда долго, — слева с ним заговорила Миюки.

— Кажется, военный самолёт может перелететь Тихий океан меньше чем за четыре минуты, так почему же так долго летит гражданский самолёт? — справа спросила Хонока.

Вслед за ними...

— Разные двигатели. Потому что военные самолёты могут летать выше стратосферы. Для гражданских — приоритет безопасность и экономия, — прямо напротив него вмешался Лео.

— Подумать только, а ты хорошо осведомлен. Несмотря на то, что варвар, которого и лошадь может лягнуть, — подшутила над ним Эрика.

— Ах ты!..

— Лео, полегче.

— Эрика-тян, и ты, перестань постоянно его дразнить.

Микихико и Мизуки их примирили, ну, как и всегда.

Как раз тогда среди толпы людей в вестибюле Тацуя заметил знакомый золотистый отблеск. Друзья с интересом посмотрели на Тацую, который быстро поднялся. Миюки тоже незамедлительно поднялась. Хотя и немного медленнее, но она тоже заметила.

Миюки последовала за Тацуей, который, кратко сообщив: «я ненадолго», отошел.

Взволнованная Хонока также поднялась, но Эрика, сидевшая прямо напротив, почему-то схватила её за рукав весеннего пальто.

— Хонока, не вмешивайся. Потому что это прощание с соперником.

Перед взором Эрики, которая невежливо обернулась на своём месте...

Показалась Лина, которая, конечно, не сбежала, когда её увидел Тацуя, она зашагала прямо к брату и сестре.

— Тацуя, Миюки, вы пришли меня проводить? — первой заговорила Лина, когда они оказались достаточно близко, чтобы нормально друг с другом говорить.

— Ну. Встретили здесь тебя мы случайно.

Лина задумалась, но тут же у неё с лица задумчивость исчезла, она искреннее засмеялась.

Однако она была не совсем такой, как была когда-то. У неё в глазах виднелась тень сомнения, которой не было, когда она только прибыла в Японию. Значит, за это короткое время она стала более взрослой.

— Вот это да! Неужели я не говорила, что отправляюсь сегодня?

— Нет, не говорила, — одним ударом Миюки добила преувеличенно мягкое подшучивание Лины.

Тем не менее, Миюки не была в плохом настроении, она криво улыбнулась.

— Ладно, шутки в сторону. Я обязана вам двоим за вашу помощь, — сказала Лина и её улыбка стала наглой.

— Хочешь сказать, что мы втянули тебя в неприятности? — И Тацуя плавно отказался от её слов.

— У меня и в самом деле неприятности... ты несломимый до самого конца, Тацуя.

— Тебя не обрадует, если я отнесусь к тебе легкомысленно, Лина... к тому же это ещё не конец, так ведь?

Лина пожала плечами:

— Может и конец. Не думаю, что мне легко удастся покинуть мою страну, — признала она болезненную правду, что было слышно по её голосу.

Однако, чтобы это стереть...

— Но это не последний раз, — решительными словами встряла Миюки.

— Миюки.

— Так что я не прощаюсь, Лина.

— ...Миюки, что это было... звучит, словно признание? — Лина широко открыла глаза, уставившись на Миюки, на лице Лины показалось озорство.

— Хмм, думаю своего рода признанием это можно назвать. Ты моя соперница, Лина, — непоколебимым голосом заявила Миюки, её не затронуло замечание Лины. — Однажды ты точно достигнешь уровня Онии-самы. Ты точно станешь союзником Онии-самы. И тогда настанет истинное наше соперничество. Поэтому я не прощаюсь. Пока мы не встретимся снова, Лина.

Лина снова широко раскрыла глаза. На этот раз у неё была нежная улыбка, словно солнце, в тон цвета глаз и волос.

— Я не могу толком понять, о чем ты говоришь, но... Миюки, будет так, как ты и сказала. Теперь и у меня такое предчувствие. Пока мы не встретимся снова, Миюки, Тацуя.


— Я дома, — часом позже, после того как Лина исчезла в аэропорту, Шизуку проговорила свои первые слова.

— Добро пожаловать, Шизуку!

У Хоноки увлажнились глаза, она обняла Шизуку, а та похлопывала её по спине, чтобы успокоить. Через плечо Хоноки Шизуку направила взгляд на Тацую.

— Добро пожаловать, Шизуку. Я рад, что ты благополучно вернулась.

— Да, — коротко ответила она, это не изменилось, до того как побывала за границей, она была такой же, но...

— Шизуку, у тебя изменилась аура.

— Верно. Она стала более взрослой и высокомерной.

Как и сказали Миюки с Эрикой, аура вокруг её тела стала явно взрослой.

— У тебя появился некий греховный опыт?

— Эрика-тян?!

Эрика широко ухмылялась, но ей ответила не Шизуку, которая лишь чуть склонила голову, а Мизуки.

Это тоже не изменилось. Однако в ней чувствовалось сильное самообладание.

— Тацуя-сан.

— Хмм?

После того как Хонока, наконец, отпустила Шизуку и позволила ей сделать шаг назад, Шизуку стала перед Тацуи и посмотрела вверх ему в лицо.

— Мне с тобой нужно о многом поговорить. Также Рэй передал много сообщений. Ты меня выслушаешь?

— Конечно.

Наверное, в её сувенирах из Америки будет много чего интересного. Подумал Тацуя.


◊ ◊ ◊

С Шизуку они говорили довольно долго. Тем не менее, поговорить обо всём они не могли. Перед остальными друзьями они не обговаривали сообщение Раймонда Кларка.

«Наверное, следует принять приглашение в её дом...»

Чтобы передать оставшиеся сообщения, Шизуку пригласила Тацую и Миюки в свой дом. Чтобы они пришли без остальных друзей в личную резиденцию большого промышленника, Китаямы Ушио.

Даже для Йоцубы это не маленькое событие.

Однако они не могли не принять приглашение. Информация, с которой она вернулась, была необходима, для того чтобы решить их будущий курс действий.

В гостиной своего дома Тацуя снова анализировал преопределенный исход.

Тогда и раздался дверной звонок.

Ушей Тацуи достиг потрясенный возглас Миюки, которая ответила через домофон. Лицо Миюки выказало удивление и нетерпение, когда она пришла до Тацуи.

— Эм, Онии-сама, здесь гость...

— Мне его встретить?

Тацуя поднялся, потому что подумал, что это кто-то посторонний, однако...

— Нет, я её не пригласила, но... это Сакурай Минами-тян, которую мы встретили в главном доме Йоцубы.

— Что?..

Тацуя тоже вспомнил ту горничную.

Сакурай Хонами. Бывшая полицейская Столичного департамента, Страж покойной матери. Женщина, любившая Тацую и Миюки так, будто была их старшей сестрой или родственницей. Три года назад, летом, в той битве на Окинаве улучшенная волшебница потеряла жизнь, защищая Тацую. У девушки черты лица были чрезвычайно похожи на лицо человека, которого Тацуя и Миюки никогда не забудут.

Даже Тацуя не ожидал такого гостя.

Перед Тацуей, возле которого стояла Миюки, появилась девушка в весеннем платье синего, пастельного цвета. Вежливо поклонившись, Сакурай Минами передала конверт Тацуе. Тацуя пригласил её сесть и сам сел на диван. Когда она на него посмотрела, он срезал печать и прошёлся глазами по письму внутри.

Читая, Тацуе показалось, как во рту распространяется боль.

Отправителем была Йоцуба Мая.

После поверхностного сезонного приветствия, в письме было следующее:

«Этой весной Минами-тян поступит в Первую старшую школу.

В связи с этим, пожалуйста, поселите её в своём доме.

Она станет хорошей домработницей, она уже обладает достаточными навыками.

Видимо, вам нужна помощь в работе по дому, ведь ты приобрел робота-горничную, не так ли? В любом случае, ты и Миюки-сан будете много чем заняты, поскольку вы двое перешли на второй год обучения.

Ей уже сказали, что она будет работать как горничная, живущая на месте работы, поэтому, пожалуйста, не чувствуйте угрызения совести, приказывая ей.

Также я хочу, чтобы Минами-тян училась работе Стража.

Как её сэмпай, пожалуйста, многому её научи»

Ему показалось, будто из страницы письма слышит пронзительный смех тёти. Тацуя сложил письмо и положил его обратно в конверт, затем положил на стол. Наверное, Миюки что-то поняла из его поведения, поэтому тревожным голосом спросила: «Онии-сама?».

Тацуя сделал один глубокий вздох и передал письмо Миюки. После небольшой паузы послышалось, как Миюки сглотнула. Минами стояла перед ней возле стены, будто ожидая, когда Миюки отведет взгляд от письма.

— Я новичок, но, пожалуйста, примите меня. Как и сказала Госпожа, пожалуйста, используйте меня в полной мере. — Минами низко опустила голову.

Хотя они понимали, что она опора вторжения Майи, ни Тацуя, ни Миюки не могли отказать девушке, у которой было лицо как у Хонами.

Скрывшись за своим каменным лицом, Тацуя мог лишь кивнуть горько-ироническому «подарку» тёти.

В апреле начнется новой школьный год, и он будет ещё богаче на суматоху, чем предыдущий...

Это неблагоприятное предчувствие не исчезнет из своего места в груди Тацуи.


(Конец томов первого года обучения)

Великолепный выходной юной Леди

2 ноября 2095 года. Нация ликовала.

Позавчера вечером в новостях сообщили, что силы обороны своим секретным оружием уничтожили передовую базу Великого Азиатского Альянса и его армаду. Вчера, поздним вечером, в последних новостях говорилось, что Северный Токио попросил Вашингтон прозондировать почву для того, чтобы стать посредником в переговорах о мире. Всё это случилось так быстро, что некоторые считали новости не такими уж и надежными, но лишь маленькая часть населения сохранила способность рассуждать спокойно.

Большинство вдруг стали толковать о военных делах. Парни, которые обычно не интересовались политикой, в школах громко спорили о дипломатии и прагматической политике, основанной на силе. А очевидно шокированных девушек не могли сдержать даже неодобрительные взгляды.

И не только в школах. Увидев на экране пылкую, но безответственную знаменитость, Саэгуса Маюми вздохнула и выключила телевизор.

Сейчас было десять утра. Поскольку сегодня был будний день, она, как правило, в такое время должна была быть в школе. Однако у учеников, вовлеченных в йокогамский инцидент, со вчерашнего дня был выходной, и Первая школа не была исключением.

Она готовилась к экзаменам, которые пройдут в начале нового года, поэтому из-за перерыва в обучении у неё в сердце появилось странное чувство, но она была вовлечена в инцидент не просто потому, что оказалась в том месте. Маюми была вовлечена на самом деле, поэтому хорошо немного и отдохнуть. К сожалению, расслабиться ей не удалось.

«Госпожа, пожалуйста, простите, что прервала ваш отдых»

Она, получается, поняла, что Маюми выключила телевизор?

Неплохое время домработница выбрала, чтобы обратиться к ней по внутренней связи; простое совпадение. Маюми это понимала, хотя и размышляла над иной возможностью.

— Сейчас открою, — ответила она, поднявшись со стула. На самом деле она могла открыть дверь голосовой командой интерфейсу распознавания Домашнего автоматического робота, но без особой причины открыла дверь самостоятельно.

Перед дверью стояла домработница, ответственная за Маюми. Даже сейчас широко поддерживалась субкультура людей, которые носят униформу и называются словом, которое начинается на Г и заканчивается на Я... Ну, юбка была довольно длиной, по щиколотку, воротник закрывал всё, что ниже шеи, на спине не было больших неприкрытых частей, так что это была функциональная униформа.

К тому же в этом доме существование домработницы в такой форме вообще не было странным. После стольких лет невозможно при виде такой формы чувствовать себя неуютно.

— В чём дело? — спросила Маюми домработницу, которой было около двадцати пяти.

— Вас вызывает господин.

Услышав это, Маюми чуть поморщилась: «Опять?» — подумала она. Несмотря на то, что вчера её и так снова и снова спрашивали о том, что случилось... пока Маюми в уме ворчала, следующие слова заставили её склонить голову.

— Он ожидает в приёмной.

Впрочем, склонила она голову не на самом деле, лишь сделала такой жест в уме.

«Приёмная? Не кабинет», — задалась вопросом она.

— У нас гость?

— Похоже на то.

Не нужно и вспоминать, но вместе они были уже давно, но, грубо говоря, у неё была такая работа — быть полезной Маюми. Из краткого обмена Маюми поняла, что домработница не знает имя гостя.

— Пожалуйста, скажи, что я приду, после того как переоденусь.

— Вам помочь?

Чуть подумав, Маюми тут же интуитивно приняла решение. Современная мода не предоставляла много возможностей, чтобы носить платья, которые нельзя надеть самой.

— Всё в порядке, я справлюсь сама. Я представлю себя в должной формальной одежде.

Одним словом, домработнице, наверное, приказали в этом убедиться. Как и всегда, домработница почтительно поклонилась и удалилась.


◊ ◊ ◊

Сделанное на заказ цельное платье было светлых тонов, длиной до лодыжек и чуть выступало у бедер. Поправив кружева на подоле, Маюми постучала в дверь приёмной.

— Входите.

Голос, который, казалось, шёл с комнаты, был записанным голосом отца, доносился он из установленного в украшенную деревянную дверь динамика. Записанный голос почти нельзя было отличить от настоящего, он говорил членам семьи, что нужно вести себя формально.

По-видимому, сегодняшние гости были людьми, с которыми они не могут быть чересчур открытыми.

— Прошу прощения, — надев свою обычную двухслойную маску леди, Маюми низким тоном проговорила «клише» и не спеша вошла в комнату. Она опустила глаза, но украдкой взглянула на лица гостей. Перед отцом сидели мужчина и женщина, их лица были ей знакомы. Но, даже если и так, они не те знакомые, которых она особо приветствовала. Впрочем, она их и не ненавидела тоже. Однако, став возле отца, улыбнувшись и изящно поклонившись гостям, она не выказала никаких своих истинных чувств. — Добро пожаловать, Хирофуми-сан. Давно не виделись, Мио-сан.

Прежде чем девушка ответила, молодой человек поднялся. Тем не менее, женщина с внешностью молодой девушки осталась сидеть. И никто из-за этого не поднял брови. Но ни Маюми, ни её отец, Коити, не посчитали это неуважением, они не пытались ничего скрывать за бесстрастным лицом.

А что до того, почему женщина, Ицува Мио, не сидела на диване... она сидела в инвалидной коляске. Однако её брат, Ицува Хирофуми, казалось, чувствовал себя виноватым. Хотя они не считали это грубым, его ответное приветствие было немного невнятным.

— Надеюсь, мы не потревожили вас, Маюми-сан.

— Пожалуйста, садитесь. В конце концов, Мио-сан уже сидит.

— Спасибо огромное, Маюми-сан. Прошу прощения, что с последнего посещения прошло так много времени.

Мио, о которой только что говорили, ответила Маюми смешком и ангельской улыбкой, но, показалось, что улыбнулась она с вызовом.

Пока Хирофуми садился на диван, Маюми охватило то же сомнение: «она правда старше меня?». Она всегда о таком думала, когда встречалась с Мио.

Но в этом году, без сомнения, Ицуве Мио исполнится двадцать шесть. Однако всякий раз, когда та оказывалась в поле зрения, Маюми невольно хотелось поставить под сомнение эту истину.

Она была лишь на пару сантиметров ниже Маюми. Однако их фигуры были абсолютно разными. Её тело можно было описать одним словом — неразвито. В её теле не было много того, что можно назвать «женственностью».

По-правде, шевелить ногами она могла. Но из-за чрезвычайно слабого состояния её тело не могло перенести долгой ходьбы.

Она начала использовать инвалидное кресло, когда ей исполнилось двадцать, потому что тело было слишком слабым, чтобы долго делать физические упражнения. Аппетит у неё был небольшим, из-за чего она получала мало питательных веществ, а это, в свою очередь, ослабляло тело, создавая тем самым замкнутый круг. Итогом и была недоразвитая фигура.

Когда она была в одежде, в области груди виднелась совсем небольшая выпуклость. Не такое уж и большое преувеличение назвать её плоской. Бедра тоже были маленькими, как у маленькой девочки. Тело Мио выглядело так, будто ей тринадцать.

Черты лица соответствовали юному виду тела. Стиль одежды полностью подходил физическим особенностям, и каким-то образом не давал даже намека на «женственность».

Однако детская внешность её не волновала. В колледже она приняла особые меры, чтобы большинство занятий проходили онлайн, да и после окончания колледжа она ни разу не ездила на экскурсии и не ходила на пикники, так почему же она пришла сегодня? Тайно, в уме, Маюми в замешательстве почесала голову с мыслями «не думаю, что она просто сопровождает Хирофуми».

— Сегодня мы пришли сказать до свиданья.

Когда Мио разразилась этими новостями, у Маюми взгляд омрачился недоверием, или, точнее, она была озадачена.

— Вы возвращаетесь в главный особняк семьи?

Чтобы скрыть очевидное потрясение — но ей не было никакой необходимости расстраиваться — Маюми ответила вопросом.

Главный дом Ицувы располагался в префектуре Эхимэ, но поскольку Мио требовалось посещать университет, она покинула дом и приехала в Токио, чтобы жить в одной из их других резиденций. Поскольку её младший брат, Хирофуми, поступил в колледж, как раз когда она окончила университет, они двое жили вместе.

— Я вернусь в главный дом, но перед этим... — Мио формально сделала паузу, чтобы скрыть внутренний смех. Хирофуми намеренно изменил своё выражение лица, у него стали угрюмыми брови. — Мы собираемся на фронт.

— Фронт... вы собираетесь в бой?! — Когда Маюми осмыслила слово «фронт», она, не подумав, повысила голос. — ...Пожалуйста, простите мою грубость. Но почему... — Маюми тут же извинилась за неучтивость и посмотрела растерянными глазами на Мио и своего отца.

— Заявление будет обнародовано на следующей неделе, но официальное решение уже принято, — ответил ей отец, — Мио со своим братом на некоторое время остановятся на военно-морской базе Сасэбо, оттуда они с флотом поплывут по морю на запад. Куда флот направится, мы не знаем. Однако его цель состоит в том, чтобы демонстрацией силы призвать Великий Азиатский Альянс заключить мирный договор... вероятно, это можно и не говорить, но пока не будет сделано официальное заявление, никому ни слова.

— Да, понимаю, — с готовностью согласилась Маюми с предостережением отца. Естественно, она согласилась лишь с тем, что никому ни слова.

Она понимала, почему военные дислоцируют Мио. Она была одной из всего лишь тринадцати публично раскрытых Стратегических волшебников, которых, как утверждается, всего вероятно меньше пятидесяти, остальные скрыты. Японское правительство публично признало, что у Японии есть лишь один пользователь магии Стратегического класса.

Её магия Стратегического класса «Бездна» — особая морская атака, но её эффективно можно использовать и на земле. Даже того, что военные позволят Мио сопровождать их, должно быть достаточно, чтобы сильно надавить на противника.

Но, тем не менее, она не думала, что в такое время это рациональный шаг. Авангард вторжения высадился на побережье Йокогамы, действия военных в то время посеяли хаос на корейском полуострове, этот хаос фактически положил конец конфликту тридцать первого октября. Пока они не собираются захватывать территорию врага, ответное вторжение уже стратегически излишне. Они зашли так далеко, что отправляют Мио на несколько недель, в её-то состоянии, не нужно и говорить, что Маюми считала, что недостатков в этом больше, чем достоинств.

Мысли у неё были не достаточно ясными, чтобы всё это выразить словами, но Маюми почувствовала общее беспокойство.

— Я тоже отправляюсь со своей старшей сестрой.

Наверное, его охватили те же чувства недовольства. Однако таким было решение правительства, с которым согласился глава Ицувы, Хирофуми не мог его отменить. Когда-то он станет следующим главой Ицувы, но не сейчас, сколько бы он ни возражал, изменить ничего не сможет. На лице Хирофуми была видна решимость по крайней мере сопровождать старшую сестру, чтобы ей помочь.

— Правда в том... — наверное, желая изменить атмосферу, вызванную настроением брата, Мио изменила свой тон на шутливый, — что я хотела увидеть, как Маюми-сан станет невестой моего брата.

Это определенно изменило настроение. Однако не в том направлении, которое хотела она.

К сожалению, это замечание продолжило предыдущую тему, никто не смеялся над тем, что принято называть шуткой «предзнаменования смерти».

— Нээ-сан.

— ...Извини.

Когда атмосфера посерьезнела ещё больше, Мио издала скорбный крик и совершенно упала духом.

— Эм, ну, мы поднимем этот разговор снова, когда Хирофуми-кун вернется.

Гостей принимал Коити, поэтому он чувствовал за них ответственность, он своевременно прикрыл оплошность и слабо улыбнулся Мио; вследствие чего Маюми и Хирофуми не знали, какое выражение лица принять, так что приняли нейтральное.

Маюми не без причины не сказала Хирофуми «давно не виделись». Поэтому у неё и разбросались мысли, когда оказалось, что это не просто Мио сопровождает Хирофуми.

Хирофуми был одним из возможных женихов Маюми. Однако, поскольку он был старшим сыном клана Ицува, это Маюми, наверное, была одной из возможных невест Хирофуми. Они оба были прямыми потомками Десяти Главных Кланов и близки по возрасту; он — наследник, она — старшая дочь главной семьи, старший брат которой — главный наследник. Условия можно назвать весьма благоприятными.

По правде, условия такие же, как у Катсуто из клана Дзюмондзи, Коити обдумывал, на ком хочет поженить Маюми (Масаки из клана Итидзё был исключен, поскольку младше Маюми).

Конечно, у них двоих было собственное мнение по этому поводу. Были и другие переговоры о браке, но они даже не доходили до разговоров о помолвке. Однако Маюми и Хирофуми часто вместе ужинали и их семьи вместе ходили в театр. Вопреки ожиданиям взрослых, пара не интересовалась друг другом, вот почему они двое и приняли ничего не выражающие лица.

Однако то, что они всегда «молча терпели», лишь ухудшило им настроение, Маюми это прекрасно понимала.

— Кстати, когда вы отправляетесь?

Когда поток разговора изменился, поднялось облегчение, которое никак нельзя было скрыть — Маюми не понравилась такая слабость — и Хирофуми ответил:

— В конце недели мы двинемся на Сасэбо. Я слышал, что корабль отходит на следующей неделе в пятницу.

Маюми, которую охватило её несчастье, не позабыла узнать подробности.

— Это определенно быстрое решение... Ну, будьте осторожны. Мы ждем вашего безопасного возвращения. — Надев безупречную маску, Маюми, по-прежнему сидя на стуле, наклонилась вперед.

— Спасибо.

Маюми посмотрела на пальцы ног и решила, что Хирофуми и Мио уже, наверное, с ней закончили.

— Пока мы не отправились на фронт, Маюми-сан, не могли бы вы нам помочь...

Поэтому когда она услышала, как Хирофуми это сказал, оказалось немного трудновато поднять глаза не поспешно.

— Помочь?

Неявно выражая мнение «нет ничего, чем я могла бы вам помочь», она сознательно по-детски склонила голову. Каменноподобный одноклассник, наверное, не обратил бы внимания, а зрелый — она назвала бы его «дерзким» — младшеклассник видел бы сквозь неё и смотрел бы с притворной скукой, но Хирофуми перестал стараться скрыть волнение, у него намокли глаза.

— Нет скорее даже не помочь, мы хотим, чтобы вы одолжили нам вашу проницательность. — Однако на Мио это не сработало. Потому что эффект был предсказуемо слабее на тот же пол? Или потому что Мио выглядела так юно, что смотрела на неё, как на «старшую»? — Маюми-сан, вы уже всё знаете, так что это не займет много времени. У нас его недостаточно, чтобы ещё выслушивать предварительное расследование.

— Понимаю. — Похоже, Мио огорчилась до глубины души, она притронулась ладонью к щеке. Определенно её речь и манера вызывали некое чувство, что она старшая женщина. Тем не менее, впечатление, что она ребенок, который себя пересиливает, было сильным, она вызвала больше веселья, а не интереса. Однако это всё равно не позволило Маюми расслабиться; она скрыла свою настороженность и согласилась с Мио.

— Магии противостоит магия. Волшебникам — волшебники. Это, я думаю, у нас и есть общее, — продолжил Хирофуми.

Когда он получил поддержку сестры, к нему вернулось спокойствие. Под «у нас и есть общее» он, несомненно, имел в виду между Японией и Великим Азиатским Альянсом. Поняв его так, Маюми ждала его следующих слов.

— Я буду сопровождать сестру. Несомненно, противники это поняли.

Маюми согласилась с мнением Хирофуми. Прежде всего, у Японии никогда не было намерений скрыть, что они задействовали Мио. Кроме полной информации о личности Мио и Хирофуми, их принадлежность к армии и их способности были хорошо известны. Поэтому в сложившихся обстоятельствах их дислоцирование вполне ожидаемо.

Чтобы с эффективностью поразить противника, ему следует дать об этом знать. Другими словами, склонить противника к компромиссу секретным оружием не выйдет.

— Противники понимают, что находятся в невыгодном положении в морском бое против Бездны Нээ-сан. Так что мы ожидаем контратаку, совмещающую воздушную боевую мощь с мощью магии.

Магия Стратегического класса из типа Движения «Бездна» — магия, способная создать сферическую впадину диаметром от нескольких десятков метров до нескольких километров. Корабли, пойманные на море в магическую область, сползают вниз по отвесным стенам воды, переворачиваясь. После отмены магии их поглощают массивные волны — море возвращается к горизонтальной плоскости. Полусферу можно создать вплоть до километровой глубины, легко захватывая и подводные лодки.

Если противник находится слишком близко, движения воды могут также нанести ущерб и собственной стороне. Стратегическую магию Мио, с её большой дальностью, можно назвать естественным врагом флота.

Но, вместе с тем, «Бездна» Мио совершенно бесполезна против воздушных сил. Она не может вызвать магию без сплошной поверхности воды. Чтобы использовать её на земле она должна знать заранее, что на месте есть подземный источник воды. Для применения этой магии нужно придерживаться множества условий.

С боевым порядком врага, о котором говорил Хирофуми, у неё просто нет другого выбора.

— Воздушные силы будут оставлены JDSF. Мы должны подумать, как справиться с волшебниками.

С этим она тоже не могла спорить.

По сути, магическое сообщество, возглавляемое внутри Японии Десятью Главными Кланами, — будь то волшебники при правительстве, при военных, или при гражданских институтах, волшебники современной или древней магии, — обеспечивало себя само. Сюда, по-видимому, входят и волшебники, сопровождающие армию.

— Маюми-сан, вы ведь видели в Йокогаме вражескую магию и как союзные волшебники отбили врага? Мы хотели бы, чтобы вы нам рассказали о вражеской магии, которую видели, и об примененной в ответ действенной магии.

На самом деле это был трудный, опасный вопрос. Она не ставила под сомнение необходимость предоставить информацию, она не собиралась отказываться делать то, от чего не могла отказаться. Вот как всё было.

— ...Хотя я видела вражескую магию, я всегда была в тылу, на самом деле я лишь однажды сразилась с ними, когда атаковала с вертолёта.

По правде, Маюми дважды непосредственно способствовала уничтожению танка, но она врала не намеренно. Просто это не оставило такого впечатления.

Хирофуми не сомневался в словах Маюми, однако её ответ его не удовлетворил.

— Тогда вы помогали эвакуироваться гражданским до самого конца?

Под «гражданскими» он имел в ввиду не волшебников. Волшебники были признаны в качестве особых существ. Как правило, Маюми было жаль узкий взгляд обеих сторон, что люди, которые не являются волшебниками, бессильны. Однако сейчас было не время на это указывать.

— Не совсем до конца, но... пока я ждала вертолёт, мои сверсники и остальные их сдерживали.

— Тогда вы можете нас им представить? Ученикам Первой старшей школы, которые на самом деле дрались против волшебников Великого Азиатского Альянса?

Когда Хирофуми это сказал, ей на ум тут же пришел один ученик. Зрелый, наглый, но надежный младшеклассник. Ученик первого года, который превратил гигантский грузовик в пыль, был окружен сверкающими Псионами и использовал чудесный метод исцеления.

Тем не менее, сражу же, почти одновременно, она вспомнила слова «национальная тайна», которые парализовали ей язык.

— Маюми-сан? — Мио посмотрела подозрительными глазами на запнувшуюся Маюми. И с подозрением на неё посмотрела не только Мио. Хирофуми — и её отец — смотрели с сомнением, Маюми поняла, что они в нетерпении.

— Ах, нет... точно. Если вы посетите семью Дзюмондзи, думаю, получите подробный отчет.

— Вы имеете в виду Катсуто-куна...

Хирофуми был отнюдь не неприятным человеком, естественно, он был славным парнем, но Маюми уже какое-то время чувствовала, что на самом деле он слишком покладистый.

Она знала, что Хирофуми чувствовал соперничество к парню на два года младше него, чувствовал себя ниже него и считал это нормальным. Однако она полагала, что в это время показывать зависть не так уж похвально.

И не только: он позволил девушке, к тому же младше него, это понять.

«Проходной балл», который она поставила ему в сердце, был не совсем искренним.

— Ещё могут быть полезны... наверное, Ватанабэ Мари, Исори Кэй и Тиеда Канон, все из Ста семей. Я свяжусь с ними для вас.

— Пожалуйста.

Ну, придираться к партнеру тоже не хорошо.

Маюми сообщила им имена и в деловой манере пообещала устроить встречу.


◊ ◊ ◊

Затем она прямо там позвонила Мари, Кэю и Канон (Катсуто не было дома), она назначила встречу со всеми ими и, вместе со своим отцом, наблюдала, как Мио и Хирофуми уходят. Маюми и впрямь захотелось вздохнуть, когда они ушли, но она посмотрела на лицо отца и поняла, что ещё немного задержится.

— Маюми, я хочу немного поговорить, не возражаешь? — Как и ожидала, как только она вернулась в прихожую из крыльца размером как у отеля, к ней обратился Коити. — Поговорим в кабинете. — Он быстро ушел, не дожидаясь ответа.

Коити походил на элитного бизнесмена с середины прошлого столетия. Любой мог сказать, что у него хрупкое здоровье, лицо у него было более общительным, нежили достойным, а голос был слишком мягким, но как и в остальных глав Десяти Главных Кланов, никто из членов семьи не противоречил Саэгусе Коити.

И бессмысленное мятежное отношение — не в стиле Маюми. Одетая в строгое цельное платье с длинными рукавами, хоть обычно она такое не носила, Маюми последовала за отцом.

В кабинете был классический книжный шкаф, массивный письменный стол и одно кожаное кресло. Коити тут же сел, заставляя Маюми слушать слова отца стоя. Поскольку он всегда так поступал, Маюми это не обеспокоило.

— В списке имен, которые ты дала, Маюми, нет учеников первого года. — Коити без прелюдий заговорил с дочерью, которая стояла в двух метрах от него. — Я слышал, дочка клана Тиба и второй сын клана Йошида сыграли активную роль, разве не так?

Маюми пробормотала в мыслях «Енот[5]». Но внешне Коити больше походил на лиса, нежели енота, и больше на волка, нежели лиса, однако Маюми была уверена, что по её виду отец не может сказать, о чем она думает.

— Они всего лишь первогодки, не думаю, что они могут хорошо всё объяснить Хорофуми-сану и Мио-сан.

«Как бы там ни было, все подробности ему, наверное, сообщил Накура-сан», — подумала Маюми, наблюдая, как отец пробормотал «понятно». В целом, это походило на суровый «перекрестный допрос», проведенный только вчера. У него настойчивость больше от охотничьей собаки, нежели от енота, высказала проклятье она у себя в голове.

— Однако разве у них не было немыслимо большого успеха для первогодок? Особенно у той девушки, которая также сыграла весьма активную роль на Турнире девяти школ...

— Вы имеете в виду Миюки-сан?

— Точно, Шиба Миюки-кун. — Она ощутила, как через слегка тонированные очки, которые он носил напоказ, испускается искрящийся свет. Эти очки он носил якобы для того, чтобы скрыть, что правый глаз у него искусственный. Однако Маюми в этом сомневалась, поскольку для такой цели они не содержали никаких уловок. — Она мне показалась превосходной девушкой. Вице-президент недавно избранного школьного совета, если всё пойдет гладко, она станет Президентом школьного совета, как и ты, Маюми.

— Да, она очень хороший ребенок. К тому же очень красивая.

— Она так выглядит в твоих глазах, Маюми?

— Хотите сказать, даже с женской точки зрения? Да, думаю, красота Миюки-сан очевидна для обоих полов.

У Коити немножко дернулись губы. В левом глазу, через очки, не было видно никаких следов похоти. Это в особенности подняло настороженность Маюми.

— Как бы то ни было... уметь использовать такую сложную магию, как «Инферно» и «Нифльхейм»... Я хотел бы с ней повидаться. Можешь представить её нашей семье?

— Ааах... Об этом нужно спросить.

— Точно, можешь для меня это сделать? Если подумать, я абсолютно уверен, что у Миюки ведь есть старший брат? Ты говорила, что он тебе помог на Турнире девяти школ, да? Это хорошая возможность, тогда я его и поблагодарю, будет прекрасно, если ты пригласишь их обоих.

Вежливая улыбка не позволит ей понять, что происходит в его голове. Тонированные линзы не позволят ей уловить предвкушение в его глазах. Однако она знала его с тех самых пор, как родилась. Ей уже восемнадцать, их отношения уже не те, когда лишь для одной стороны вторая — открытая книга.

«К этому он и стремился!..»

Маюми, конечно, заставила Накуру в вертолете пообещать держать язык за зубами. Эпизод относительно особой магии Тацуи не достиг ушей отца. Однако она не думала, что он ему ничего не сказал. Она не была такой оптимисткой.

Накура, старый хитрый лис, он, наверное, дал своему работодателю намеки, не нарушая соглашение с Маюми, а её отец, ветеран бесчисленных сражений, смог получить от этого много информации.

Отец относился к нему с подозрением, к Шибе Тацуе. К тому же подозревал в чем-то неизвестном даже ей. В Маюми тлело желание выявить истину, но чувство, что следует избегать прикасаться к этой тайне, было сейчас даже сильнее. Она подсознательно боялась, что если коснется тайны, то может разрушить их нынешние отношения.

— Я попытаюсь спросить... — Ей потребовалось всё, что у неё было, чтобы так ответить.


◊ ◊ ◊

Глава клана Саэгуса на некоторое время уединился в кабинете. Он смотрел на стол, когда небольшой стук в дверь заставил его поднять глаза.

— Войдите.

Дверь в кабинет отличалась от двери в приёмную, здесь не было вмонтировано динамика. По здравому смыслу невозможно, чтобы тихое слово, почти шепот, прошло через массивную дверь и стены в коридор.

Однако стук не повторился и дверь беззвучно открылась. Вошёл пожилой мужчина с аккуратно расчесанными белыми волосами, дворецкий Накура.

— Рапорт?

Вопрос был слишком отрывочным, но Накура подошел ближе, как мастер и указал, и почтительно передал карту памяти.

Коити установил в сканер бумажную карту с напечатанными подробным узором данными на микрометровом уровне и отобразил расшифрованный документ на широком мониторе на столе.

— Отдельный магически оборудованный батальон бригады 1-0-1... беспокойный. Именно к этому отряду Йоцуба ревностно приближается?

— Похоже, они находятся в постоянном контакте, но их цель неизвестна.

— Думаю, есть только одна причина, по которой мы должны обращаться к военным?

Под «мы» Коити не ограничился кланом Саэгуса или Десятью Главными Кланами, он имел в виду волшебников страны в целом. Волшебники этой нации не хотели статуса. Десятью Главным Кланам, одобренным нацией, было запрещено иметь «официальную» политическую власть.

Вместо этого был административный, военный, полицейский и финансовый мир. По-разному, владеющие политической властью нуждались в поддержке магических умений, чтобы продолжать владеть властью. Чтобы не быть одноразовыми инструментами, чтобы быть инструментами, которых можно продолжать использовать, они сделали из себя незаменимые инструменты, поднявшись к положению слуг, манипулирующих своим хозяином. С этой целью, чтобы их продолжали использовать, было необходимо «стать нужным» и требовались временные союзы.

Чтобы этого достичь, одних способностей недостаточно.

Владелец острого меча боится, что клинок обернется против него. Временные союзы — отношения совместного доверия, надежда на отсуствие предательства.

Если волшебник связался с военными, то сделал это, чтобы приобрести и сохранить это доверие, меньше с целью построить такие отношения, нежели их укрепить. Такое мышление, для тех, кто понимает положение волшебников, было здравым смыслом.

Однако Накура не кивнул в знак согласия на слова мастера.

— Главнокомандующий, генерал-майор Саэки, учредил Отдельный магически оборудованный батальон с целью иметь военную силу с магическим оборудованием, независимую от Десяти Главных Кланов. Командир, майор Казама, известен как человек, который не одобрял Десять Главных Кланов, когда главнокомандующий Кудо уволился с военной службы. Каким бы еретическим клан Йоцуба ни был, думаю, будет трудно победить этот батальон.

Коити поднял брови на слова Накуры.

— ...Я впервые об этом слышу.

— Потому что Отдельный магически оборудованный батальон не касается интересов клана Саэгуса.

Коити не спросил «Так почему же ты об этом знаешь?».

«Для блага расследования» — единственное оправдание, которое он бы получил. Кроме того, хотя Накура служил ему уже долго, Коити не считал его членом Саэгусы. И, несомненно, Накура думал точно так же.

— ...Тогда почему же Йоцуба продолжает поддерживать с ними связь?

Такой вопрос — совсем другое дело. И, как только Коити это спросил, у него на уме уже появился ответ.

— Наверное, как вы и подумали, господин.

У Накуры не было никаких навыков чтения мыслей. И у Коити тоже. Тем не менее, не подтвердив вслух, Накура был уверен, что Коити предположил то же самое, что и он.

Коити указательным и средним пальцем вынул карту из сканера и слегка взмахнул рукой. Бумажная карта, которую он отпустил, вспыхнула светом, затем мгновенно сгорела.

Прежде чем тот убрал пепел в мусорную корзину, Накура поклонился и повернулся спиной.


◊ ◊ ◊

На краю обширной территории особняка Саэгусы находилось длинное, узкое, прямоугольное, кубовидное здание. Это простое, но не неотесанное здание, было частным стрельбищем семьи Саэгуса.

Впрочем, хоть оно и было стрельбищем семьи Саэгуса, на самом деле оно было построено для Маюми. Пять лет назад, когда она выиграла свой первый трофей на национальном чемпионате, его построили в память об этом.

Маюми, которую с самого утра завалили всякого рода изнурительные трудности, после обеда сразу же пришла в стрельбище и провела тут уже три часа. Она решительно сбивала цели длинным, узким, похожим на трость специализированным CAD с рукояткой.

Пронзать.

Уничтожать.

В отличие от настоящего ружья, стрельба магией не вызывала отдачи, которая может поранить руки, но умственная усталость, понятно, была суровой. Тем не менее, такая усталость согрела сердце крайне мрачной Маюми.

Не беспокоясь о темпе, она усердно стреляла, и, прежде чем поняла, цели закончились. Она посмотрела на часы и удивилась, как много времени прошло. Она положила CAD на подставку и начала убирать всё остальное... хотела начать...

— Онээ-тян, я вернулась!

Как только она сняла блокирующие информацию очки, сзади её обняли, чего она не ожидала. Так что смена планов была неизбежна.

— Касуми-тян, не доставляй трудностей Онээ-сама, внезапно на неё прыгая.

— Боже, Изуми, ты такая зануда.

— Потому что Касуми-тян так невоспитанна.

Трудностью была простая заминка, Касуми тут же её отпустила (отбежала от Маюми), за что она, откровенно говоря, была благодарна.

— Касуми-тян, Изуми-тян, добро пожаловать домой.

Во время обычной перебранки близнецов — то есть игривого спора — Маюми поправила свою осанку и к ним подошла.

— Я вернулась, Онээ-сама.

Девушка, которая вежливо поклонилась, положив руки вместе, была младшей из близнецов, Саэгуса Изуми. Женственная девушка с прямыми волосами до плеч.

Обняла Маюми старшая из близнецов, младшая сестра Маюми и старшая сестра Изуми, Саэгуса Касуми. Она была противоположностью Изуми, похожая на мальчишку девушка с короткими волосами.

Они были идентичными близнецами, но поскольку у них был совершенно противоположный вкус и манера, как правило, попутать их было нельзя.

— Что ты практикуешь? Это не физическая пуля из магии Движений. Магия Виртуального поля?

— Магия Виртуальной области расширенного проникновения, правильно? Онээ-сама, в последнее время ты часто практикуешь эту магию.

Однако они разделяли похожую острую чувствительность к магии. Любой сказал бы, что чувствительность Маюми к практике превосходила её способности к теории, но близнецы были волшебниками, у которых была такая же ориентация как у неё. Их способность различать вызванные последовательности могла быть даже выше, чем у Маюми. Только что они от «пулевого отверстия», оставленного на цели, верно поняли магию Маюми.

Маюми слишком сильно баловала близнецов, потому что их обожала, и они обожали её в ответ. Однако в последнее время — наверное, потому что они были в таком возрасте — она заметила, что они становятся дерзкими.

— Онээ-сама, а ты постаралась на славу. — Острыми глазами Изуми увидела, что остатков целей нет, что заставило её говорить слегка удивленным тоном.

— Тогда, приходил Хирофуми-сан? — ухмыляющимся голосом ответила Касуми. — Онээ-тян, у тебя всегда плохое настроение, когда приходит Хирофуми-сан.

У неё на лице исчезло непоколебимое выражение, Маюми не думала, что кто-либо может увидеть то, что она пыталась скрыть.

Во всяком случае, эти двое были довольно чувствительны.

Или, может быть, меня легче читать, чем я полагала, подумала Маюми, становясь немного подавленной.

— Не думаю, что Хирофуми такой уж плохой.

— Он не плохой, но это всё, что он собой представляет. Такой ненадежный человек не подходит тебе, Онээ-сама.

— Изуми, твоя оценка слишком сурова. Хорошо, какой тогда человек подходит? Как насчёт Катсуто-куна?

— Эй, Касуми-тян, Дзюмондзи-кун и я не особо...

— Точно, он симпатичен, но, к сожалению, даже не пытается понять сердце девы.

«Почему, — Маюми искренне подумала, — всплыло имя Катсуто». — Маюми поспешно попыталась исправить ложное представление младшей сестры, но ни Изуми, ни Касуми не слушали.

— Посмотрим, как бы выбрать ей правильного парня... Как бы там ни было, думаю, что совершенно естественно, что парни не понимают сердце девы, поскольку мы не понимаем, о чём думают парни.

— Добрая! Ты слишком добрая, Касуми-тян! Достаточно, что дева начинает понимать сердце мужчины, как только они становятся любовниками! Чтобы сделать сердце девы своим, сначала мужчина должен его понять.

— Сердце девы... отлично. Так что ещё необходимо, кроме красивой внешности?

— Безусловно, любовь... если вдруг появится слишком высокое препятствие, пробудится яростная настоящая любовь.

— Мы с рождения вместе, но я не знала, что ты такой романтик, Изуми. Я думала, ты лишь строгая.

— Мне кажется, что ты имела в виду нечто иное, когда говорила «романтик»... ладно, достаточно. К тому же я не романтик, Касуми-тян. Просто тебя такое не достаточно заботит.

— Как скажешь, я все равно не очень-то женственная. Итак, кому разрешено быть любимым Онээ-тян? Кому-то, как Хаттори-сан?

— Касуми-тян! Откуда ты знаешь имя Ханзо-куна?!

Появившись из ниоткуда (на самом деле она была здесь с самого начала), Маюми вклинилась между ними, потому что просто не могла молча слушать. Маюми не припоминала, чтобы представляла Хаттори младшим сестрам.

— Конечно, мы будем знать о любых надоедливых жуках, гудящих вокруг тебя, Онээ-сама.

— Изуми-тян, я в это не верю, вы двое ведь не шпионили за мной?! Это не... это не ваше дело с кем я встречаюсь!

— Неверно, Онээ-тян. У Изуми и у меня школа, так что мы никак не могли за тобой шпионить, вот так вот!

«Вы использовали для этого других людей?!» — лишь в мыслях прокричала она, так что, конечно, никто не мог это услышать. Однако близнецы, наверное, как-то могли, но Маюми по их поведению этого не видела.

— К тому же Касуми-тян и я беспокоимся о тебе, Онээ-сама. Онээ-сама, ты такая красивая, а у тебя никогда не было парня и тебе уже восемнадцать... ты даже уже почти выпускница школы.

— Не то чтобы я не могу себе позволить парня, моё социальное положение... — Она понимала, что такие слова звучат очень похоже на оправдание. Даже хуже, явно «несчастное» оправдание или, наверное, «жалкое». — Эй, разве вы двое не в той же лодке. В конце концов, вы ведь тоже ни с кем не ходили на свидание.

Этим Маюми попыталась стремительно изменить тему разговора. Однако она не подозревала, что эти слова тоже довольно жалкие... до контратаки сестер.

— И что, Изуми и мне ещё пятнадцать.

— Что до признания в любви, я получила сегодня два. Их я вежливо отклонила. «Такой опыт» не такая уж и редкость.

— Ты строгая, Изуми. Ничего б не случилось, если бы ты с ними немного походила на свидания.

— А ты жестокая, Касуми-тян. Несомненно, все мальчишки вокруг тебя не думают о тебе как о «простом друге»... Если ты не прекратишь это слабое поведение, рано или поздно произойдет что-то плохое.

Прекрасно понимая собственную жалость, Маюми затосковала на фоне разговора сестер.


◊ ◊ ◊

Четвертое ноября.

Наконец настал обеденный перерыв первого дня после возобновления занятий.

— Президент... то есть Маюми-сан. Ты не устала? — с беспокойством Азуса посмотрела на Маюми, которая посетила комнату школьного совета, чтобы помочь с делами.

— Хмм, немножко. Но всё в порядке.

— Может, было бы лучше, если бы ты подождала до следующей недели...

Сегодня была пятница. В субботу тоже были занятия, но третьему году можно было и не посещать школу, немало из них и сегодня, и завтра будут самостоятельно заниматься дома.

— Я думала, что не выдержу, если стану ещё больше измотанной.

— Понятно. Поэтому ты и пришла в школу?! — склонила голову Азуса, в замешательстве уставившись на Маюми.

Ну, приходить в школу, потому что оставаться дома более утомительно... такое, наверное, другие люди не поймут.

Она почувствовала, что объяснять будет немного неловко. Поэтому не ответила на вопрос Азусы и зевнула, прикрывая рот рукой.

Она сложила руки на столе.

Затем прижалась к ним щекой.

Маюми ощутила, как у Азусы расширились глаза, когда она вдруг легла и задремала, но она не обратила внимания и задышала, будто уже крепко спит.

Послесловие

Примечания

  1. Софу-сама: уважительное отношение к дедушке.
  2. Sage: в переводе с английского — мудрец. Так как он впервые представлялся нам как Рэймонд С. Кларк, мы решили оставить его имя таковым.
  3. обращение ко второму старшему брату.
  4. Эффект «подвесного моста» случается, когда человек, пересекая подвесной мост, видит впереди лицо противоположного пола. Страх упасть заставляет сердце биться чаще. А человек ошибочно полагает, что сердце забилось от влюбленности.
  5. Енот: в японской мифологии еноты могут составлять коварные планы с бесстрастным лицом.