ФЭНДОМ


Heavy object (Ранобэ, Том 3)
HO v03 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) ヘヴィーオブジェクト 巨人達の影
Название (англ.) Heavy object: Global Shadow
Название (рус.) Тяжелый объект: Тень Гигантов

Номер 3
Автор Казума Камачи
Иллюстратор Рё Нагай
Перевод Rindroid
Редактирование Натка
Работа с иллюстрациями Eragot
Дата публикации 10 ноября 2010
Количество страниц 425
Персонажи на обложке Милинда
ISBN ISBN 978-4-04-870051-1
Выпуски
Ссылки

Вики-статья


17.12.2013 - перевод завершён (остались иллюстрации).

Пролог

Слушай.

Какая твоя сторона?

Легитимное королевство, Информационный альянс, Корпорации капиталистов или Организация веры?

Существует множество различных мировых держав. Их будет ещё больше, если учитывать такие необычные места, как Луна и бесцветные области, которые никому не принадлежат.

Что ж, на самом деле, не имеет значения, к кому ты относишься.

Ты можешь просто-напросто выбрать тех, кто лучше всего отвечает твоим принципам и вкусам.

Только это по-настоящему важно.

Почти половина мира заполнена безопасными странами, в которых не существует иного оружия и которые находятся под защитой могущественных Объектов, что принадлежат уважаемым мировым державам. А если отправишься на Луну, бесцветную область или какое-нибудь другое место, которое лежит вдалеке от любых серьёзных проблем, связанных с изменениями в мире, то сможешь обеспечить себе какое-то подобие мирной жизни.

Однако...

Если ищешь среди мировых держав идеальный рай, упасённый от всех невзгод этого мира... что ж, позволь остановить тебя прямо сейчас.

Это не настолько просто.

Подобное место вполне может существовать где-то в мире, но я определённо не слышал о таком.

Всегда будут невзгоды.

Всегда буду провалы.

Ха-ха. Что за угрюмый вид? Превосходная реакция. Это глаза того, кто ещё не растерял надежду. Если честно, я завидую. Раз ты заставил меня завидовать, я расскажу немного. О, не волнуйся. Некто с таким взглядом даже не шелохнётся от короткой истории вроде этой.

Да.

Вот именно.

Ладно, как насчёт того, чтобы я начал?

Эта история о тенях мировых держав, которые ты так боготворишь.

Часть 1: Захоронение металлолома — это гора редких металлов >> Перехват у развалин Аляски

Глава 1

Был некогда Объект, известный как Водомерка.

Это был передовой Объект Второго поколения. Монструозный Объект плавно пересекал снежные равнины, используя статическое электричество, и был способен пробить броню вражеского Объекта своей спаренной низкостабильной плазменной пушкой, что располагалась с каждой его стороны, на что не было способно даже ядерное оружие.

Обычный Объект Первого поколения испытал серьёзные трудности, встретившись с Водомеркой, но полевому студенту, прибывшему на изучение дизайна Объекта, и радарному аналитику из числа аристократов, который хотел нажить отважных подвигов, удалось разнести его на куски. Это было два месяца назад.

А теперь...

— Мы вернулись, Аляска. Я рад видеть, что ты стала ещё холоднее с того мига, когда я в последний раз тебя видел.

— Слышь, Квенсер. Давай бросим эту работу и пойдём поищём какой-нибудь домик Санта Клауса.

— Я думал, Санта жил в Скандинавии.

— Спроси об этом Организацию веры. Погоди, он сменил цвет своей одежды в рекламе сладкой воды, так что он теперь спелся с Корпорациями капиталистов? Он в общем-то может сейчас оттягиваться в комнате рекреации какой-нибудь компании.

Квенсер и Хейвиа из Легитимного королевства болтали, ступая по снегу.

У одного были светлые волосы, и единственный способ определить его пол заключался в осмотре его одежды на предмет штанов или юбки. Это был полевой студент-простолюдин по имени Квенсер.

У другого были короткие каштановые волосы и в какой-то мере мускулистое телосложение. Он был аристократом-специалистом по радарному анализу по имени Хейвиа.

Они шли вовсе не по заснеженному месту, заполненному одними чудесами природы.

Было правдой, что нигде не виднелись участки голой земли. Белизна покрыла землю по всей поверхности до горизонта.

Однако вокруг были рассредоточены странные металлические изваяния.

Это были останки Объекта Второго поколения, известного как Водомерка. Маленький шуруп был бы погребён под снегом, но эта масса стали была в длину двадцать метров или даже более того. Главные пушки, похожие на искривлённый металлический мост, образовали большую стену, загораживающую проход по равнине.

— Я вынужден признать, что это чертовски поразительно, — бормотал Хейвиа, почёсывая голову. — Похоже на извержение вулкана. Хлам валяется повсюду, куда хватает взгляда. Этот взрыв был точечным, но я думаю, что некоторые штуки улетели на несколько сотен метров.

— Некоторые штуки, вероятно, улетели на километры. Но это был двухсоткилотонный Объект. Не так-то просто собрать все детали. Как для нас, так и для другой стороны.

— Мне интересно, чем так были заняты те сумрачные интеллигенты. Полагаю, они анализировали технологию на месте, а также извлекали все редкие металлы.

— Мы можем оставить это всё им, так что давай займёмся нашей собственной работой.

Квенсер затем соскользнул по относительно пологому холму. Он направлялся к точке несколькими метрами ниже. Было видно, как фрагменты Водомерки блестят в том месте, но то ли из-за места взрыва, то ли из-за направления ветра, там не было кусков больше десяти метров.

Это было проблемой.

И Квенсер был вызван сюда в качестве боевого инженера, чтобы решить эту проблему.

— Ладно, ладно, — Квенсер нежно похлопал утёс, с которого только что спустился. — Поверхность уже агрегируется. Похоже, использовать на ней дорогой Топор будет пустой тратой.

— Сверху тоже всё выглядит пучком, — сказал Хейвиа, когда заскользил вниз спустя короткое время. — Просто создай трещину пяти метров, и весь хлам соскользнёт вниз. Включая целую ногу, что принадлежала той чёртовой Водомерке.

— И мы можем использовать это для создания преграды, — небрежно ответил Квенсер, собирая электродрель.

Это была модель, используемая чаще при возведении дорог, чем при работе возле дома, и сама дрель была в длину 50-70 сантиметров. Он направил электродрель на поверхность склона и нажал на кнопку, похожую на спусковой крючок.

Просверлив несколько дыр в поверхности обрыва, Квенсер сказал:

— Клади бомбы в места, что я пометил. Затем прикрой их металлическими пластинами, что я дал тебе раньше. Затем прикрой их всех землёй. Таким способом удастся направить энергию бомбы на склон.

— Лады, лады. Если честно, это ещё больший геморрой, чем выдавливать взбитые сливки на торт. Грамм этой взрывчатки дороже грамма платины? Это в самом деле мощное дерьмо, а раз так, ты что ли не можешь положить её куда угодно и обвалить склон?

— Ты так сильно жалуешься, потому что тебе приходится таскать с собой все эти запасные батареи для дрели?

— Я жалуюсь, потому что я — радарный аналитик, но несмотря на это я попёрся в снег, чтобы сверлить дыры. Мы можем уже взорвать это и пойти назад?

— Ты наверняка в курсе, что бомбы устанавливаются различным образом в зависимости от ситуации. Даже мощная взрывчатка не нанесёт много урона, если энергия взрыва пойдёт не туда.

— Разве ты прибыл сюда не для изучения дизайна Объекта?

— Я делаю это не потому, что хочу, но я должен быть полезным, если хочу остаться здесь. И то же самое касается тебя, ты, солдат-уклонист.

Достаточно наделав маленьких углублений в склоне, Квенсер тоже принялся устанавливать бомбы.

Но потом он нахмурился.

Хейвиа тоже это понял.

— Слушай, я поместил внутрь один взрыватель, чтобы проверить приём сигнала детонации, но он не отвечает на радиосигнал. Что ли грязь или металлическая пластина блокирует сигнал?

— Проклятье, — это не входило в мой план, — клацнул языком Квенсер, выпустив облачко белого пара. — Флорейция — великолепный командир, но у неё есть склонность придумывать новые детали на лету.

— Мы можем пожамкать её огромные сиськи позже, но что нам делать сейчас, Квенсер?

— Мы должны будем использовать таймер вместо радиосигнала. В таком случае сигнал не понадобится.

— Какое время детонации мне установить?

— 1700 часов. Это где-то двадцать минут с этого момента.

Была причина, по которой они установили специфическое время для детонации. Если они установят время детонации через определённое количество минут, время, прошедшее между установкой каждой бомбы, приведёт к тому, что они не взорвутся одновременно.

Установив все бомбы вдоль склона, Квенсер и Хейвиа быстро удалились. В конце концов, у них было меньше чем десять минут.

— Слышь, Квенсер. Имея дело с такой мощной взрывчаткой, как далеко нам надо быть, чтобы быть в безопасности?

— Взрыв направлен внутрь, так что пятидесяти метров должно быть достаточно, чтобы не оглохнуть от взрывной волны. Но не помешает позаботиться об экстра-безопасности.

— Флорейция никак не могла заткнуться, требуя не оставлять следы, но вряд ли мы сможем это обеспечить с таким снегом.

— С сегодняшней бурей они все исчезнут за несколько минут.

Поговорив ещё немного, два парня ушли на сто метров.

Хейвиа внезапно посмотрел так, словно забыл запереть входную дверь.

— Хм. Ох, думаю, я накосячил!

— Что такое, Хейвиа?

— Наверно, я ввёл число, сперва не переключив режим взрывателя. Так что вместо установки таймера я мог установить частоту на 1700. М-мне нужно пойти проверить.

— Сейчас?! Они взорвутся менее чем через десять минут!

— Мне просто нужно сбегать туда и проверить, а потом убежать обратно!

— Ты не можешь! Просто подожди до 1700 часов. Если они не взорвутся, мы можем вернуться и проверить. Ладно? Ладно?!

— Это ты говорил, что бомбы должны устанавливаться так, чтобы соответствовать ситуации. Если установленные мной бомбы ничего не сделают, а твои правильно взорвутся, мы не добьёмся требуемых результатов.

— Ты прав... — заткнулся Квенсер.

— Пошли, пошли. Нам просто нужно сделать это по-настоящему быстро. Поспешим! — выпалил Хейвиа.

— Э? Я тоже? Это была твоя ошибка, не моя!

С оторопевшим Квенсером, которого тащили силой, парочка направилась обратно к склону.

Они были в ста метрах.

Пройдя тридцать из этих метров...

Внезапно из склона вырвался огромный взрыв, хотя 1700 часов ещё не настало.

Поскольку Квенсер и Хейвиа подступали, не думая о защите, неожиданная ударная волна отбросила их на спины. Квенсер говорил, что они будут в безопасности, если будут хотя бы в пятидесяти метрах, но только в том случае, если бы они ползли по земле в ожидании взрыва. Он не говорил о том варианте, когда они расслабленно стоят торчком.

Пока парочка утопала в снегу, Квенсер принялся колотить Хейвиа.

— Олень!!! Овца, лось, баклан, гиббон, осёёёёл!!!

— Оу! Моя вина, моя вина!!!

— Ты не просто забыл установить их правильно! Ты выставил слишком раннее время!!! Это ты ведь ставил их в этом месте?! И ты не установил металлические пластины, да?! Если бы установил, взрыв не достал бы так далеко!!!

— Ага, но мы бы погибли, если бы я не установил таймер так рано. В конце концов всё закончилось тип-топ.

— В зависимости от ситуации ошибка такого рода может провалить всю военную операцию! Это может привести к тому, что всё подразделение будет перебито!

— Квенсер! Слышь, Квенсер!

— Не перебивай меня, когда я только-только начал согреваться! Мой гнев легитимен! Гляди, склон лишь частично обвалился. Наша первоочередная задача на сегодня была полностью!..

— Нет, сейчас почти 1700 часов! Бомбы, что установил ты, вот-вот взорвутся!

— Э?

Квенсер безучастно выглянул.

В следующий миг разлетелась вторая взрывная волна.

Эти два придурка наконец смогли поднять туловища из снега, но их отбросило ударной волной назад в ту же самую позицию, в которой они валялись до этого. В их головах разразилась такая боль, словно в мозги сквозь уши воткнули длинные штыри.

После короткой тишины Хейвиа наконец смог сжать кулаки.

— Ты як, козёл, тапир, слизень, лосось!!! Ты не установил металлические пластины, да?! Если бы установил, взрывная волна не достигла бы нас!!!

— Моя вина, моя вина! Оу, я сожалею, что тоже действовал себе на уме, когда торопил события!

Однако склон всё равно обвалился благодаря неожиданному совпадению.

Обвал склона завалил металлолом Водомерки. Посреди хлама была нога, что выглядела как и искорёженный стальной пилон, и кусок брони более десяти метров в длину.

Два парня принялись лупцевать друг друга в снегу, но они застыли на месте от такого неожиданного результата.

Квенсер заговорил первым.

— Хмм. Похоже, металлолом скатился достаточно глубоко, чтобы угодить в область между возвышениями.

— И он заблокирует путь конвою, который попытается пройти ниже, — нахмурился Хейвиа. — Я знаю, что они не могут двигать такие тяжёлые штуки с лёгкостью, но это точно сработает? Использование таких огромных кусков металлолома для создания стены также подразумевает наличие больших промежутков между ними.

— Чтобы разобраться с этой проблемой, была устроена засада, — Квенсер указал на снежную равнину. — По всему этому месту разлетелось множество мелких фрагментов размером несколько сантиметров или миллиметров. Вот почему мы не можем просто отправить сюда гигантский кран, чтобы закончить с этим. Эти шипы полопают покрышки.

— Стало быть, стадия 1 завершена.

— Да, — Квенсер разобрал большую электродрель, которая больше не была нужна. — Теперь мы подготовили преграду, которая помешает движению Объекта Информационного альянса.

Глава 2

Это началось три дня назад.

В тот день Квенсер и Хейвиа полетели на Аляску, заливаясь привычными жалобами.

— Нашим врагом на этот раз является Объект Информационного альянса. Это передовой Объект Второго поколения, который у нас, в Легитимном королевстве, получил кодовое имя «Раш», — сказала Флорейция, их сребловласая, пышногрудая офицерша, помешанная на японском.

Это не было частью официального брифинга.

Это было после того, как она обнаружила стол для бильярда, сделанный двумя придурками из отходов древесины, и читала им лекцию в течение двух последующих часов. Когда она убедилась, что они взяли на себя официальную ответственность за это, экспрессия Флорейции стала более жизнерадостной, и они начали играть в пул, чтобы убить время.

С отвращением в голосе Квенсер сказал:

— Тягаться с Объектом Второго поколения на Аляске? У меня плохое предчувствие на этот счёт.

— Постарайся не упоминать о том, что мы сражаемся в промёрзших снегах Аляски, перед принцессой. Это только разозлит её, — Флорейция вздохнула, прежде чем продолжить. — Остатки Водомерки, которая стала нашим кошмаром, всё ещё разбросаны по Аляске. Мы хотим проанализировать технологию на месте, но куда проще перевезти груз оттуда.

Металлолом от предыдущего Малыша Магнума тоже был всё ещё там, но у Легитимного королевства не было веских причин искать его. Разве что из него можно извлечь редкие металлы для повторного использования.

— А мы можем просто прицепить крюк к одному из наших Объектов и перетащить их оттуда? — сказал Хейвиа, демонстрируя своё положение аристократа с помощью умелого контроля битка.

Флорейция прикурила свою кисеру с ещё большим раздражением и сказала:

— Эта зона всё ещё раздираема сражениями, так что Объекты тут обыденное дело. Что если другой Объект нацелится в нас, пока мы будем делать это? Закончится тем, что у нас появится ещё один сувенир для анализа технологий.

— Вон как? — с кордачка пробубнил Хейвиа.

Однако этот разговор будто повлиял на его концентрацию, потому что биток, который он ударил, оказался проглочен лузой.

Флорейция убрала кисеру изо рта одной рукой и сказала:

— Хейвиа, я собираюсь пинать, так что подставляй свою задницу.

— Какого хрена вы несёте?!

— Молчать. Там, откуда я прибыла, забивание битка к лузу без забивания туда других шаров карается пинком по жопе. Ладно, опусти немного колени и... да, вот так. А теперь не двигайся. Если увернёшься, получишь два удара.

— Проклятье! Удовольствие, с которым вы говорите, пугает меня! Вы королева-садистка!!!

Флорейция нежно лягнула его ножкой, словно кнутом, прежде чем Хейвиа успел пожаловаться больше. С восхитительным свистом, словно от настоящего кнута, Хейвиа повалился на пол, держась за задницу, несмотря на всю свою армейскую подготовку.

— Гяяя?! Башмак как мотор кондиционера!!!

Квенсер знал Хейвиа некоторое время, но он никогда ещё не слышал у него такого голоса.

Тем временем Флорейция поместила кисеру обратно в рот и прикурила с беззаботным взглядом.

— Хмм. Я могу быть маленькой слабой девочкой, но в этом я хороша.

— ...Врунья. Вы бы никогда не смогли такое учудить, не натренировав всё тело... — застонал Хейвиа.

Игнорируя его, Флорейция забрала биток у Квенсера, который дрожал от страха. Потом она направилась к бильярдному столу.

— Возвращаясь к теме, останки Водомерки разбросаны по Аляске. Эти останки обладают ценностью, как большой, так и малой. Мы можем изучить технологию, применённую при его проектировании, из электронных программ, а там много военных секретов. Не говоря уже о всех редких металлах внутри. К тому же мы можем кое-что узнать о технике работы мастеровых, с помощью которой те изготавливают броню с использованием жаропрочных материалов при определённом балансе термообработки. Поскольку мы те, кто взорвал Водомерку Организации веры, у нас естественно есть право на проведение этого анализа. Однако не мы одни хотим извлечь из этого выгоду.

Флорейция направила кий на белый биток, глядя на шар по прямой. Она была настолько сконцентрирована на игре, что не заметила, как подставила свою задницу, скрываемую узкой юбкой, Квенсеру.

— Мы узнали, что какие-то агенты разведки Информационного альянса сновали тут несколько недель назад, но они зашли слишком далеко. Нам было приказано уничтожить быстро собранную антенную установку, которую они приготовили с целью передать информацию о технологии, которую они проанализировали. Я сомневаюсь, что Информационный альянс так спокойно к этому отнесётся, так что они, скорее всего, вышлют Арктический Объект.

— И это Раш Второго поколения?..

— Ты уже видел его, Квенсер.

Раздался высоко окрашенный звук от удара друг о друга множества шаров, и три шара угодили в лузы. Флорейция обогнула стол вокруг, очаровательно двигая своими прелестями.

— Это тот самый, с которым мы сражались бок о бок во время свержения правления Военной державы Океании. Его отличительным знаком является скоростная лучевая пушка Гатлинга.

Услышав это, Квенсер чуть не поднёс руку ко лбу.

(...)

Его страдальческое выражение лица было вызвано не просто тем, что ему предстоит драться против своих знакомых. Они относились к враждующим нациям, в конце концов.

Это потому что он знал, насколько мощный Объект у той охохошки. Его скоростное лучевое орудие Гатлинга, которое служим ему в качестве главного оружия, был даже более мощным, чем главные пушки принцессы, когда речь заходит о грубой силе. Высоки шансы, что враг будет просто сохранять идеальную дистанцию и одним махом взорвёт броню их Объекта, не дав возможности увернуться.

Флорейция предварительно перерыла бы всю имеющуюся на него информацию, когда стала бы обдумывать стратегию, и похоже, она догадалась, о чём беспокоился Квенсер.

— Мы не будем бросаться на него сами. Даже командование не ожидает такого от нас. Это скорее работа для наших титулованных боевых инженеров.

— Постойте! Погодите-ка!!! Это мне нравится даже меньше! Это лишь сконцентрирует всю угрозу на нас! Мне интересно, почему это подразделение не может выслать Объект на разборки с другим Объектом, как положено нормальному подразделению?!

— Дело дрянь, Квенсер. Ты слышал нездоровое удовольствие в её голосе? Она говорит с таким тоном, когда надеется добиться от нас годной реакции, требуя при этом что-то нелепое, — сказал Хейвиа со слезами на глазах, всё ещё держась за задницу.

Флорейция нацелилась на следующий шар и надула губы, удерживающие кисеру.

— Не говори обо мне так, словно я использую своё положение, чтобы докучать вам. У принцессы всё ещё ведущая роль, а у вас всего лишь роль поддержки, так что не волнуйся. Вам всего лишь нужно учинить немного разруше... Хм?!

Её внезапное восклицание было вызвано тем, что биток неожиданно отклонился по диагонали после того, как она по нему ударила. Должно быть, разговор сбил её концентрацию.

Биток врезался в край стола несколько раз, после чего угодил в угловую лузу.

— ...

— ...

— ...

Троица некоторое время сохраняла молчание.

С целью нарушить неловкую тишину Флорейция сжала кий изо всех сил, всучила его Квенсеру и широко распахнула глаза.

— Твой черёд, Квенсер! И поскольку я по глупости загнала биток в лузу, твой долг пнуть меня по заднице так сильно, как только сможешь! Давай!!!

— Пожалуйста, не надо пытаться с таким упорством скрывать смущение! Это жутко! Это первый раз, когда кто-то настолько напористо подставляет мне жопу!

Глава 3

Итак, эти два придурка принялись исполнять свои роли саппортов, в тайне переправляясь по снежным равнинам Аляски и проводя взрывные работы, чтобы остановить вражеский конвой.

— Это пятая точка, — бормотал Квенсер посреди этой снежной равнины, которую заволокло тьмой, поскольку солнце совсем зашло. — «Лабиринт» наконец закончен.

— Теперь конвой техобслуживания Информационного альянса не сможет свободно прибывать и отбывать с поля боя. Главный маршрут заблокирован стеной из обломков, которую учинили мы, а острые фрагменты уничтожат их шины, если они вздумают искать другой путь. Но мы всё равно можем двигаться быстро, поскольку знаем подходящий маршрут.

— Само по себе это не сработает против Раша. Это окажется пустой тратой времени, если наша принцесса проиграет в прямом столкновении.

— Необязательно.

— ?

Квенсер озадаченно взглянул, и на лице Хейвиа показалась гнусная ухмылка.

— Раш использует специальный способ передвижения, в котором задействованы и нагнетатели воздуха, и гусеницы. Обычно он парит, используя энергию воздуха, но также применяются гусеницы, похожие на цепную пилу, чтобы вгрызаться в землю и предоставлять возможность совершать быстрые рывки. Ты ведь наверняка знал об этом?

— Ну, ага...

— В отличие от Объекта принцессы, который парит всё время, Раш временами контактирует с землёй, — Хейвиа слегка повёл указательным пальцем. — Это значит, фрагменты уничтоженного Объекта могут просочиться в гусеницы и привести к неисправности.

— Обычные камни или бетон будут раздроблены этими гусеницами, получающими огромную энергию от гигантского реактора.

Однако нынешние препятствия являлись обломками и кусками брони от Объекта, схожего с ним по монструозности. Возможно, они в самом деле могли повредить гусеницы этого чудовища.

— Но в самом ли деле всё сложится так хорошо? — Квенсер отчего-то сомневался. — У Объектов куча датчиков. Они ведь смогут распознать металл на земле?

— Он повсюду. Даже если они могут засечь их, они вряд ли смогут объехать их.

— Если это в самом деле работает, не приложил ли кто-нибудь усилия для создания антиОбъектных силков?

— Высокая жаропрочность брони обеспечивается работой мастеровых. Это не какое-то там дешёвое дерьмецо, которое они могут закупать как ненормальные.

— Ты такой оптимист, Хейвиа. Ты относишься к тому типу людей, которые не будут колебаться, чтобы поставить все свои бабки на кон, если прекрасный командир на полном серьёзе это прикажет?

— Наша сисястая командирша не относится к тому типу красавиц, глядя на которых проникаешься ощущением мира.

— ...Ага, она тот тип командиров, который лично построит всё подразделение, чтобы устроить внезапную проверку бараков на наличие порножурналов.

— Кстати об этом! Почему она гребёт в эту категорию только девушек, которым по двадцать? Если бы она нашла какого-нибудь парня средних лет, можно было бы отделаться неловкой улыбкой!

— В этом вся фишка. Кстати говоря, как насчёт формирования альянса, Хейвиа? Когда дело запахнет проверкой одной из наших нычек, другой может заныкать ништяки в другой точке, и наоборот.

— Но она полностью контролирует радиопереговоры. Она услышит любые экстренные передачи, которые мы сделаем.

— Мы можем использовать метафоры или какие-нибудь кодовые слова. Ну, знаешь, можем сказать: «Меня загнали в угол» или что-то наподобие, чтобы мы поняли, что речь идёт о шифрованном сообщении.

— Будет лучше, если не будем пользоваться одними метафорами слишком долго. Как насчёт того, чтобы менять их между операциями?

Они обмозговывали этот план в паре, но они вовсе не забыли, что до сих пор находятся на поле боя.

— Похоже, скоро мы узнаем, насколько эффективным окажется наш саботаж, — Хейвиа проверил время на своих армейских часах. — Схватка между принцессой и Рашем должна начаться прямо сейчас.

— ...В любом нормальном месте в это время работают только те, кто трудится сверхурочно. Я хотел бы успеть на последнюю электричку.

Глава 4

Объект Легитимного королевства, известный как Малыш Магнум, был спроектирован как Составной многоцелевой Объект.

Однако более общим термином был «Объект первого поколения».

Он был создан, чтобы действовать в любой обстановке и погодных условиях. Если заменить часть деталей, он даже сможет свободно пересечь океан. Когда Объекты первого поколения только появились, их старались преподнести как более простое в эксплуатации и более безопасное, чем ядерное, оружие, но ситуация изменилась, и теперь было само собой разумеющееся, что мировые державы обладали мощными Объектами.
HO v03 06

Главные пушки, поддерживаемые семью руками, что тянулись сзади Объекта, могли вращаться у основания, как револьвер. Это позволяло вести огонь различного типа из разнообразного оружия, наиболее подходящего для конкретной ситуации. Когда речь идёт в таком ключе, они кажутся удобными и мощными.

Однако элитница, пилотирующая Малыш Магнум, смотрела на это иначе.

Её Объект был оснащён различными опциями для главных пушек, потому что такова была необходимость.

Другими словами, дизайнеры не были уверены, что его главная пушка способна уничтожить врага одним выстрелом, так что они подготовили эту опцию в качестве страховки.

Её главные пушки были слабыми.

Смысл в этом был следующий: В эпоху, когда Объекты стали обыденным делом, и они стали сходить с конвейера с эквивалентными или даже большими возможностями, не было гарантии, что стандартный Объект первого поколения сможет уничтожить врагов, всех и каждого.

(Я знаю это...)

Стройная принцесса глубоко вздохнула внутри кокпита, в центре Объекта. Воздух был очищен многочисленными фильтрами и каустической содой, а атмосферное давление поддерживалось на идеальном уровне для сверхбыстрого мышления. Этот воздух почти механически выдувал из неё дурные идеи и приводил мысли в порядок.

(Несмотря ни на что, я могу пилотировать только Малыш Магнум, для управления которым меня и модифицировали. У меня нет другого выбора, кроме как бросать вызов миру, вверив себя Малышу Магнуму.)

Она сконцентрировала мысли и посмотрела на передний монитор.

Радар уже начал считывать данные.

У неё было местоположение врага, а у врага, несомненно, было её местоположение.

Они были один на один.

Близился к началу локальный бой наибольшего размаха, какой только видел мир.

Как только принцесса почувствовала нарастающее напряжение в кокпите, она услышала электронный гудок, указывающий на внешнюю передачу.

Она была не на официальной частоте Легитимного королевства.

Объекты старались наделить способностью ловить все передачи, идущие не на частоте их собственной армии, и анализировать их. Если благодаря этому удавалось узнать о перемещении врага, было просто здорово. В связи с жёсткой системой шифрования, вражеские передачи редко перехватывались, а когда это удавалось, они могли каждый раз оказываться ложной информацией, которая вела в ловушку. Это означало, что обычно от этого не было проку, но Составной многоцелевой Объект был напичкан этими «бесполезными» примочками.

Пойманный Малышом Магнумом сигнал не был на частоте ни армии Легитимного королевства, ни Информационного альянса. Это очень походило на общую частоту. Он также не был зашифрован, так что каждая сторона могла понять его.

(Они целенаправленно позволили мне услышать это?..)

Принцесса посмотрела с подозрением.

Из динамиков послышался голос девочки-подростка.

— Охохо. Не могу поверить, что вижу тебя впервые со времён Океании, ты, неотёсанная элитница Легитимного королевства.

— ...

Принцесса немедленно оборвала передачу, но сразу после этого пришла другая на иной частоте.

— Полагаю, я не могу винить тебя за то, что ты дрожишь от страха, но не волнуйся. Я хорошая. Охохо. Разумеется, я достаточно великодушна, чтобы заметить твой белый флаг. Я совсем не такая, как Объект, раскиданный тут по частям.

— Неужели ты стремишься оскорбить меня каждым брошенным тобой словом?.. — в безэмоциональном взгляде принцессы появился опасный огонёк, когда элитница Информационного альянса сослалась на её поражение Водомерке. — Я позабочусь, чтобы белый флаг нам не понадобился. Я уничтожу тебя здесь. Я сделаю из тебя сувенир, как из Водомерки.

— Боже, боже. А вот теперь это проблема. Я не смогу получить награду в соответствии с планом, пока не заставлю тебя поднять белый флаг. Охохо.

— ?..

— В конце концов, если поднимешь белый флаг, мы можем взять в плен всех выживших солдат. Это означает... Охохо. У меня появится шанс вернуть определённого джентльмена из твоего подразделения и проверить, сможет ли он удовлетворить мои собственные нужды.

В следующий миг принцесса выстрелила из одной главной пушки Малыша Магнума.
HO v03 07

Койлган выплюнул массивный стальной снаряд силой электромагнетизма, но Раш Информационного альянса был вне зоны досягаемости, так что на нём не осталось и царапины. Однако принцесса добилась своей цели.

Это не было предупредительным выстрелом.

Это был сигнал, указывающий на начало смертельной битвы.

Словно в ответ на выстрел, гигантский Объект перед ней стал быстро приближаться. Он понёсся сквозь просторную снежную равнину, словно умышленно входя в эффективную зону поражения оружия Малыша Магнума.

Принцесса тоже рванула по снежной равнине, поворачивая то назад, то вперёд по S-образной дуге.

Единственное слово заполнило её голову.

— Умри!..

— Охохо! Охохохохохохо!!! Как только я захвачу того джентльмена, я повешу на него ошейник с собачьими ушками и обеспечу лучший уход, так что не волнуйся! По факту, тут он будет куда счастливее, чем в вашем неотёсанном подразделении. Охохохохохохохо!!!

С ошеломительным, взрывным шумом, который всколыхнул даже электромагнитные волны их радиопередачи, два гигантских орудия выстрелили из своих главных пушек.



Глава 5


Объект против Объекта.

Безопасное и чистое поле боя.

Это интернациональное противостояние было чем-то вроде официального спортивного состязания, которое вносило отчётливую разницу между полем боя и безопасной страной.

В этот век войны представляли собой смертельные поединки между этими гигантскими орудиями, так что не было нужды другим погибать на войне. Когда один из Объектов уничтожен, война оканчивается. Единственной жертвой становится элитный пилот Объекта. Но даже это было не наверняка. Если элитник производит экстренное катапультирование и передаёт сигнал, известный как белый флаг, вражеский Объект прекращает преследование, и начинаются приготовления для проведения конференции по прекращению войны между двумя нациями.

Смерть на поле боя перестала быть обыденностью.

Наиболее общей причиной, по которой солдаты покидают базу на передовой линии, было не увечья или смерть. Напротив, это было связано с осложнениями романтических отношений с кем-то на базе.

Новоиспечённые новобранцы, только что прибывшие из учебного лагеря, на передовой теряют свою смекалку.

Или так оно должно было быть...

— Чёрт бы всё это подрал! Да какой мудак сказал, что это безопасное и чистое поле боя?! — заорали Квенсер и Хейвиа в унисон, пока бежали сломя голову по белоснежной равнине.

Они прятались где-то в километре от того места, где два Объекта начали схватку. Там они пытались использовать бинокли или оптические прицелы, чтобы наблюдать за «спортивным соревнованием», но побочные эффекты битвы распространились на ужасающее расстояние.

Причиной их страха была ударная волна.

Один только главный корпус Объектов составлял более пятидесяти метров в длину, так что когда они вели огонь из главных пушек, что-то похожее на землетрясение распространялось вокруг них по белоснежной равнине, в результате чего земля подбрасывала их вверх. Это неустанно трясло десятиметровый кусок Водомерки, за которым прятались Квенсер и Хейвиа, из-за чего он норовил упасть и раздавить их.

Когда их щит собрался убить их, Квенсер и Хейвиа были вынуждены бежать на всей скорости по снежной равнине. На фоне снега кусок металлолома выглядел жутким нагромождением, и со стороны казалось, что это какая-то староватая машина превратилась в глыбу переработанного металла.

Объекты на поле боя не показали, что заметили присутствие двух парней. Или же они просто напросто игнорировали их, поскольку те никак не могут повлиять на бой.

Тщедушный человечек по имени Квенсер, ползущий по земле, не хотел, чтобы на его надгробии указали такую нелепую причину смерти, так что он ретировался, приняв видок демона, окутанного снегом.

— Дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! Гляди, это такой же отстой, как и всегда! Это святая кара для жалких людей типа нас, которые думали, что могут наблюдать за битвой Объектов собственными глазами!

— Святая кара?! Ты теперь из Организации веры?! Только храмовые девы говорят о святой каре!!!

— Святая кара что ли из синто? Я думал, это из буддизма.

После того, как обломок свалился и послал в воздух облако белого снега, словно пыль, Квенсер и Хейвиа снова укрылись за ним. Ударная волна периодически прорывалась к ним, но теперь обломок Объекта будто принял более стабильное положение. Это было прямо как повалившееся дерево, которое перестало двигаться, единожды проиграв гравитации.

Хейвиа улёгся на брюхо за обломком и стал сдерживать дыхание.

— ...Это в самом деле жалко. Мы вверили свои жизни в руки хлама, который пытался убить нас. Ощущение такое, словно пошёл в ванную на следующий день, не слив старую воду.

— Если ты беспокоишься о своей гордости, когда речь идёт об Объектах, ты не протянешь больше пяти секунд, — грубовато ответил Квенсер, оценивая поле боя из бинокля.

Поскольку сражались монстры длиной более пятидесяти метров, помощь линз была не особо нужна.

Они сражались на близкой дистанции.

Несмотря на свои громадные размеры, Объекты могли двигаться на высокой скорости 500 км\ч. И не только по прямой траектории. Они могли делать небольшие движения для уворота, похожие на работу ног борца смешанных единоборств. В итоге они прочертили круг друг вокруг друга.

Они не могли прятаться в укрытии, чтобы избежать снарядов, и они не могли применить экранирование или сигнальные ракеты, чтобы сбить врагу прицел.

Когда снаряд полетел к ним, они уклонились от него, проскользнув в сторону.

Вообще-то, они могли предсказать момент выстрела пушки по её микросдвигу, но одного только вида снаряда, от которого они умудрились увернуться, было достаточно, чтобы лишить человека дара речи.

— ...Мы должны благодарить скоростные выстрелы врага, — тихо сказал Квенсер, внимательно наблюдая за Рашем Информационного альянса. — Его главные пушки — это скоростное лучевое орудие Гатлинга. Они сделали его в виде Гатлинга с целью увеличить время огня, но даже тогда, тридцать секунд — это лимит. Вероятно, они прицепили такой с каждой стороны, чтобы было время на охлаждение.

Если бы он мог стрелять из этих орудий Гатлинга без ограничений, принцесса не смогла бы увернуться от них своими быстрыми движениями. Это не сильно бы отличалось от того, как если бы враг размахивал гигантской саблей. Но с ограничением по времени принцессе лишь нужно было нестись в одном направлении в течение этого времени, а потом поменять направление, как только скоростной огонь прекратится.

С обеими главными пушками Раш мог вести огонь без перерыва, но ему мешала гигантская фигура. Каждая пушка могла вращаться, чтобы покрывать сто восемьдесят градусов. Это означало, что правая главная пушка покрывала только сто восемьдесят градусов. Если принцесса убежит в левую сторону от сферического главного корпуса, эта пушка не сможет на неё нацелиться.

— Похоже, охохошка Информационного альянса пытается справиться с этим за счёт вращения всего Объекта, но она не способна совладать со скоростью принцессы.

— Слышь. Слышь, Квенсер. Послушай это, — Хейвиа нахимичил с рацией и теперь подал прямоугольное устройство Квенсеру. — Я поймал что-то типа любовной ссоры.

— ?

Квенсер насупился и сосредоточился на голосах, доносящихся из рации.

То, что он слышал, было...

— Охохо!!! Как я и ожидала от такого лузера, как ты, ты превосходно делаешь ноги! Кончай с этой бессмысленной потасовкой и возложи того джентльмена на мою грудь пятого размера!
HO v03 08

— Он здесь, чтобы проводить техобслуживание моего Объекта. Моего Объекта!!! Он будет бесполезен, имея дело с таким неправильным Объектом, как у тебя! Ты тут никому не сдалась, так что гуляй. Или умри.

Два Объекта продолжили вести огонь из пушек друг по другу, но голоса двух элитников устрашали ещё больше.

Всё ещё держа рацию, Хейвиа сказал:

— Это не шутка. Бьюсь об заклад, прямо сейчас наша сисястая командирша схватилась за голову.

— Слышь, Хейвиа. О чём это речь?

— Ты не слушал? Это довольно очевидно. Или это звучало для тебя, как шифровка высокого уровня?

— Два элитника различных сторон развязали войну, чтобы отвоевать единственного солдата техобслуживания? Одна история офигеннее другой. Насколько хороши инженерные навыки у этого парня? У него есть собственные инструменты, какими владеет только он?

Не произнеся ни слова и всё ещё улыбаясь, Хейвиа сжал правый кулак и заехал им по лицу своего партнёра.

Лёжа в снегу и держать за нос, Квенсер собирался закричать в знак протеста, но этого не произошло.

На поле боя произошло крупное изменение.

Раздался поразительно громкий взрыв.

Два Объекта выстрелили из главных пушек и подбили своих оппонентов.

— Они попали друг в друга!!! — прокричал Хейвиа.

— Как там принцесса?! — прокричал Квенсер.

Похоже, оба элитника решили, что это будет затяжная битва, и потому нацелились в главные орудия своего оппонента.

Малыш Магнум принцессы оторвал одну из главных пушек Раша. Его главные пушки вращались, чтобы покрывать сто восемьдесят градусов с каждой стороны. Когда одна из них исчезла, по одну его сторону образовалась полностью безопасная область.

А что касается Малыша Магнума принцессы...

— Слушай, это плохо, — глотнул Хейвиа, глядя в оптический прицел винтовки, который предоставлял ещё большее увеличение, чем бинокль Квенсера. — У Малыша Магнума сорвало «основание»!!! Задняя часть корпуса, где сочленяются все семь главных пушек, была разорвана!!!

— Сочленения? Но из-за этого все руки не смогут двигаться!

— Она слишком сконцентрировалась на устранении главной пушки этой охохошки, огибая Раша по кругу. В противном случае она бы никогда не получила удар в спину во время боя один на один!!!

Два Объекта продолжили медленно описывать круги, но бомбардировка прекратилась.

Вопли из рации тоже прекратились.

Молчание.

Тишина.

Задние сочленения принцессы были разорваны, но нельзя было точно сказать, что все семь главных пушек вышли из строя или что некоторые из них едва функционировали.

Также, как нельзя было сказать, что Раш Информационного альянса мог продолжать сражаться лишь с одной главной пушкой.

Они обе пытались оценить боевые возможности друг друга.

Квенсер почувствовал, как поле боя охватило невероятное напряжение.

Если любой из них решит, что должен атаковать, битва в ту же секунду возобновится вновь. Однако это решение может оказаться ошибочным. Если они попробуют, могут и проиграть. Если они проиграют, битва закончится в пользу оппонента, который получит преимущество и расправится со всеми остальными.

Элитники, пилотирующие Объекты, скорее всего, сейчас задействовали на полную автодиагностику своих машин, чтобы определить степень их годности. И одновременно с этим они должны прокручивать в голове несколько десятков или сотен раз возможную стратегию.

(...Что они собираются делать?)

Квенсер никогда не думал, что застывшее поле боя может быть настолько гнетущим. Он чувствовал, как напряжение давит на него со всех сторон, словно он оказался на субмарине, которая стала резко тонуть в тёмные глубины после поломки двигателя.

И...

Где-то через пятьсот секунд медленные круговые движения прекратились совсем.

С наставленными на Раш Информационного альянса главными пушками Малыш Магнум принцессы медленно поехал назад. Она уезжала прочь со снежной равнины, ставшей полем боя, к базе техобслуживания.

Охохошка из Информационного альянса не пыталась последовать за ней.

Словно давая ответ, Раш также медленно задвигался назад по снежной равнине.

Как только это произошло, они ускорились.

Когда они удалились на расстояние пятьсот метров, два Объекта внезапно развернулись на сто восемьдесят градусов и уехали на полной скорости.

Квенсер и Хейвиа остались на поле боя одни.

— Ч-что это сейчас было? Что случилось?

— Они поехали к пит-стопу, — Хейвиа поднялся из снега. — Только главная пушка другого Объекта может пробить его толстую броню. Они обе потеряли свои главные стволы. За неимением способа покончить с врагов не было смысла продолжать. Им нужно как можно быстрее получить техобслуживание, чтобы они смогли атаковать другого до того, как тот завершит ремонт.

— Но у Раша всё ещё была одна главная пушка.

— Ты не видел расположение главных пушек Раша, полевой студент? По одной с каждой стороны. Если одна уничтожена, образуется существенное слепое пятно. Это вряд ли можно назвать идеальной ситуацией для Раша. Она, вероятно, захотела направиться на техобслуживание, если это было возможно.

Как было заявлено ранее, задние сочленения принцессы для семи рук, что несли семь главных пушек, были повреждены. Пушки сами по себе не были уничтожены, так что было возможно, что они ещё могли стрелять. Раш хотел быть уверенным, потому не последовал за ней.

Естественно, тот, кто первым закончит дела на пит-стопе, победит.

— Это значит... — Квенсер почувствовал неприятное напряжение в своём брюхе. — Это плохо. Принцесса лишилась заднего основания, которое соединяет вместе все семь рук с главными пушками. Это как человеческая рука. Все эти сочленения делают эту область хрупкой. Они смогут быстро провести замену?

— А Информационному альянсу просто нужно прицепить целую главную пушку. Даже обезьяны догадаются, кто проведёт замену раньше, — Несмотря на его слова, Хейвиа не выглядел таким уж запуганным. — Слышь, Квенсер. Почему, по-твоему, мы сверлили дыры в том склоне и пихали туда бомбы? Это чтобы помешать передвижению их подразделения техобслуживания.

— О, точно, — сказал Квенсер, словно только что это вспомнив.

Молниеносная битва между Объектами выбила этого у него из памяти.

Изначально они пытались заблокировать путь конвою техобслуживания.

Хейвиа пожал плечами и сказал:

— Бесцеремонная деваха Информационного альянса и её свита угодят в нашу полосу препятствий. Если принцесса проведёт замену, воспользовавшись выигранным нами временем, мы победим.

— Но что делать нам? Возвращаться на базу как можно скорее и помочь с техобслуживанием? Им понадобится всякая помощь, какую удастся найти.

— Олень. Я сказал, что это пит-стоп, помнишь? Если они не успеют закончить к тому моменту, как мы вернёмся на базу, Информационный альянс закончит с этим раньше, вне зависимости от того, сколько времени мы выиграли. Даже если мы понесёмся на базу на полной скорости, техобслуживание принцессы уже завершится.

— Тогда что мы будем делать? Мы остались не у дел.

— У тебя что ли повысился уровень притязаний? Нет такого правила, согласно которому мы всегда должны быть чем-то заняты. Если нет ничего, что мы могли бы сделать, остаётся только топать назад праздной походкой. И вообще, если мы рванём назад, эта сисястая командирша наверняка нагрузит нас ещё какой-нибудь странной работой.

— Серьёзно?..

— Серьёзно. Что, ты настолько возбудился от вида Объектов вблизи? Присутствие двух хилых людей ни на что не влияет, так что зачем надрываться? Флорейция и остальные слишком сильно на нас полагаются. Битва между Объектами проходит с таким размахом, что люди ничего не могут там поделать своими двумя руками.

— Истина, — согласился Квенсер.

Словно в качестве тяжкого наказания мирового масштаба Квенсер был вынужден встречаться с Объектами в результате различных неприятных совпадений. По идее, войн, в котором не требовалось его непосредственное участие, должно было быть подавляющее большинство.

Им вовсе не нужно было разбираться со всем самим.

Прежде всего они должным образом провели взрывные работы на склоне, как и приказала Флорейция.

Они исполнили свою роль, так что не было никакой нужды работать бесплатно сверхурочно.

Армия Информационного альянса угодит в полосу препятствий, как и было запланировано, так что на техобслуживание принцессы будет время. После этого она сможет уничтожить Раш второго поколения.

Обдумав это всё, Квенсер почувствовал, как напряжение покинуло его плечи.

— ...Тогда давай неспешно возвращаться.

— Да, да. Это если смотреть в общем. Ты наконец вспомнил? Как насчёт того, чтобы подстрелить оленя или медведя по пути назад? Вопреки всем моим жалобам касательно безвкусных пайков, они вполне могут послужить приманкой, если мы порежем их и разбросаем по округе.

— Если у нас есть время, я бы предпочёл проверить, могу ли проанализировать какую-нибудь технологию Водомерки. По всей этой зоне разбросан обучающий материал.

— Ты до сих пор копаешься в мусоре? Ты довольно усердный студент.

— Когда речь идёт о подъёме состояния, любой станет серьёзным.

— Но армия Легитимного королевства уже проанализировала их все в определённой степени. Разве в базе данных уже нет всего вплоть до дизайна?

— Это всего лишь оценка, основанная на имеющихся у нас кусках. Где-то должна быть технология, какую они просмотрели. Серьёзно, я вижу больше ценности в разгребании этой горы сокровищ, чем в этой бессмысленной войне.

Болтая друг с другом, парочка затопала по снегу, но затем с ними по рации связалась Флорейция.

— Квенсер, Хейвиа! Вы всё ещё в точке 199ASD? Я проверяю со спутников, так что не вздумайте врать. Это чрезвычайная ситуация, и у меня нет времени на тупые шутки!

— Флорейция?

— Мне не по нутру это всё объяснять, так что просто проверьте изображение со спутника с помощью своих хендхелдов и слушайте, — в голосе Флорейции ясно ощущалось нетерпение. — Я буду говорить прямо. Раш второго поколения Информационного альянса не вернулся на базу техобслуживания в пятидесяти километрах к северу. Они развернули другой конвой поблизости. Если работа по замене его главной пушки начнётся там, они могут успеть до того, как закончится техобслуживание принцессы!

— Погодите, погодите, погодите! — влез в разговор Хейвиа. — Разве мы не взорвали тот склон, чтобы остановить их?! Я думал, конвой не сможет достичь поля из-за обломков Водомерки на пути!

— Конвой не смог, — ответила Флорейция.

Квенсер наконец смог вызвать изображение со спутника, и его лицо скривилось, когда он понял его значение.

— ...Гляди, Хейвиа. Они переправляются пешим ходом.

— Хааах?! И что это значит?! Сколько, по-твоему, тонн весит главная пушка Объекта?!

— Информационный альянс работал над тем, чтобы сделать материалы максимально лёгкими, так что думаю, где-то сто тонн. Но в ней используется пять скоростных лучевых пушек, так что каждая индивидуально составит где-то двадцать тонн. Они разделили каждую на более чем сто кусков и несут именно их! По двести килограмм на человека! Всего пяти ходок между остановившимися грузовиками и рабочей зоной будет достаточно!

— Двести... Не может такого быть, чтобы они смогли расхаживать по этой снежной равнине с таким грузом!

— Обычно нет. Но у Информационного альянса есть подразделение в силовых костюмах. Обычные ограничения человеческого тела к ним не применимы, — ответила Флорейция на жалобы Хейвиа. Стены из металлолома, которые блокируют проезд грузовикам, имеют достаточно большие зазоры, через которые могут пройти люди! Они направились через эти промежутки, чтобы встретиться с Рашем!

— Это плохо... — звучно глотнул Хейвиа. — Это реально плохо! Это не шутка! Даже с учётом необходимого времени на разборку и сборку главной пушки Раша, мы в невыгодном положении. Если они завершат свои дела на пит-стопе, принцесса будет уничтожена без возможности дать отпор!!!

— Вот именно, Хейвиа. Возможно, главные пушки Раша были спроектированы таким образом, чтобы их можно было легко разбирать и транспортировать по воздуху. Вот почему мне нужно, чтобы вы двое любыми способами помешали техобслуживанию Раша! Ожидаемая точка встречи врагов находится в двух километрах к северу от вас! Вы ближе всего!!!

— Вы спятили, — пробубнил Хейвиа, вздрогнув от приглашения на смертельную битву, которое он только что получил. — Я видел их силовые костюмы в землях ВДО, и это не те штуки, с которыми можно разобраться с помощью винтовки! И хоть ему нужно техобслуживание, Объект второго поколения до сих пор функционирует! У него есть одна главная пушка, не говоря уже о прочих ста более мелких! Если мы приблизимся, нас просто разнесут на куски!

— Если бы у нас были другие варианты, мы бы не возлагали эту проблему на солдат вроде вас двоих, — Флорейция звучала раздражённо, и похоже, она держалась руками за голову. — Такими темпами Аляска вновь трансформируется в кошмарное поле боя. Если вам всё равно, можете просто спрятаться за обломками Водомерки, Хейвиа. Подумайте сами, как возможно задержать их, — это всё, что добавила Флорейция, после чего окончила передачу.

Хейвиа чуть не бросил рацию на землю, но экологическая сторона его личности едва удержала его от этого импульса.

Словно собираясь заплакать, Хейвиа обратился к студенту, что стоят рядом.

— Это в самом деле не шутка. Говорят, просьбы этой красавицы иначе называются билетом в ад! И что нам делать, Квенсер?!

— Это не очевидно? — сказал Квенсер, глядя в свой хендхелд.

Старые образцы движения Раша, записанные во время битвы в землях ВДО, хранились в базе данных Легитимного королевства. Он проверял их.

— Мы должны придумать способ разобраться с этим. Иначе первой в расход пойдёт принцесса.

— Погоди, я думал, что очевидным решением будет игнорировать приказы и бежать! Погоди секунду, Квенсер! Проклятье, ты серьёзно рыцарь в сияющих доспехах, ты знаешь это?! Ты потерян как простолюдин! — кричал в ответ Хейвиа, последовав за Квенсером, который пустился в бег.

Квенсер направлялся к обломкам одной из главных пушек Водомерки. Обломок выглядел как металлический пилон, с силой выгнутый в форме буквы V. Она была разорвана, как пустая банка в середине изгиба.

Разрыв был в длину более семидесяти сантиметров. Человек, вероятно, мог идти внутри, даже не присев.

Квенсер просочился в трещину, но не залез туда на всю глубину. Он проверял край «стены», как можно было разглядеть из трещины.

Внутри были напичканы плоские цилиндрические объекты с диаметром двадцать сантиметров и толщиной десять. Они будто были смонтированы по всей длине туннелеподобной главной пушки, от одного конца до другого.

Пока Квенсер проверял край, Хейвиа задал вопрос с жалостливым выражением лица.

— Слышь, сэр Рыцарь. Сейчас подходящее время для сбора трофеев? Что ты вообще ищешь?

— Электромагниты, — резко ответил Квенсер. — Главные пушки Водомерки стреляли низкостабильной плазмой. После того, как специальный газ преобразуется в плазму, он посылается в строго определённом направлении с помощью большого количества электромагнитов, установленных в стволе.

— Ты изучаешь дизайн уничтоженного Объекта, полевой студент?

— Это просто общие знания, — сказал Квенсер, продолжая работать обеими руками.

Он взял детали большой электродрели, которая у него была для просверливания отверстий в склоне, и убрал с них чехлы. Затем он снял цилиндрические электромагниты с края разрыва на главной пушке и поместил их в пустой чехол. Закончив, он прихватил с собой из деталей дрели только батарею.

— Что ты собираешься делать с этими электромагнитами?

— Прикреплю их к металлу, разумеется. Ты ведь знаешь, из чего преимущественно изготовлены Объекты? — выбравшись из разлома в главной пушке, Квенсер постучал по ней тыльной стороной руки. — Сталь, сплавленная с жаропрочными материалами.

— Ты серьёзно? Ты говоришь, что собираешься забраться на этого гигантского монстра?!

— Гляди.

Не ответив на вопрос, Квенсер направил свой хендхелд в сторону Хейвиа.

Там отображалась картинка со спутника.

— Флорейция казалась весьма нетерпеливой, но вероятно, у нас есть немного больше времени. Они не могут отправиться по прямой на два километра к северу отсюда. В этом месте наиболее плотно расположены обломки Водомерки. Даже если подразделение в силовых костюмах сможет перебраться через них, там слишком много обломков, и у них не будет достаточно места, чтобы устроить процесс сборки. Они будут вынуждены повернуть назад и сделать небольшой крюк. ...Это значит, Раш не сможет отправиться отсюда по прямой. Пока они будут кружить, у нас будет шанс, когда Раш приблизится к нам. Мы сможем что-нибудь сделать.

— Ты про то, что обломки Объекта не могут быть взорваны обычной взрывчаткой? — раздражённо спросил Хейвиа. — Ты забыл, Квенсер? У Раша всё ещё есть одна из главных пушек! Эта штука может уничтожить новёхонький Объект, так что обломки не станут для них проблемой!

— Если их нужно просто уничтожить, да, — выражение лица Квенсера не изменилось. — Но главная пушка Раша — это скоростное лучевое орудие Гатлинга. Броня от его выстрелов расплавляется. Даже если они одеты в силовые костюмы, ты думаешь, человек способен просто идти в таких условиях, которые похожи на печь? К тому же внешние детали главной пушки могут быть устойчивы к тряске, но внутренняя часть, что они также несут, заполнена чувствительным оборудованием.

— Даже если Раш пустится в обход, — сказал Хейвиа, казавшийся полностью потерянным. — Мы всё равно будем в опасности. Будь то силовые костюмы, против которых бесполезны пули калибра 5,56, или Объект второго поколения с сотней пушек со всех сторон, это будет самоубийство, пытаться вдвоём драться с ними.

— Прости, но у меня нет времени на споры. ...Гляди на эту картинку, Хейвиа. Раш будет здесь менее чем через три минуты! Он пойдёт менее чем в пятидесяти метрах отсюда!!!

— К чёрту всё это! Если нет времени, тогда просто объясни! Иначе я валю!!!

Хейвиа был готов удрать, не считаясь с позором или славой, но Квенсер схватил его за плечо. Хейвиа на полном серьёзе был настроен уложить его на снег, но Квенсер заговорил, прежде чем он сделал это.

— Пожалуйста, помоги мне, Хейвиа.

— Нет, спасибо! Я принимаю садистские приказы только от женщин! Я не собираюсь отправлять в ад вместе с тобой!

— Ты всё равно не можешь убежать. Если подразделение будет истреблено, Информационный альянс направит все свои силы, чтобы прочесать всю зону. И даже если ты проскользнёшь сквозь брешь в их рядах разведки, Легитимное королевство не спасёт тебя. В итоге ты замёрзнешь до смерти до прихода весны.

— !..

— И не думай, что будешь спасён, если они возьмут тебя в плен. Я лишь простолюдин, но ты аристократ. Их жестокость будет в большей мере направлена на тебя, чем на меня. А необходимость выплатить за тебя выкуп опозорит твою семью до такой степени, что ты никогда не станешь наследником.

— Ты серьёзно?.. Тогда что мне делать?!

— Помоги мне, Хейвиа, — вновь сказал Квенсер. — У нас нет времени.

Глава 6

Объект второго поколения, известный в Легитимном королевстве как Раш, в Информационном альянсе назывался Гатлинг 033. Элитница сидела в своём кокпите. Как предсказал Квенсер, ей не осталось ничего, кроме как пуститься в объезд.

Исход битвы с Объектом Легитимного королевства будет решён исходя из скорости проведения техобслуживания её главной пушки. Как только это будет сделано, битва фактически подойдёт к завершению.

Однако элитница не гнала Объект на полной скорости.

На деле она снизила свою скорость, чтобы двигаться очень, очень внимательно.

Гатлинг 033 использовал нагнетатель, в котором применялась энергия воздуха, и специальные гусеницы для быстрого перемещения. Она сомневалась, что разбросанные куски Объекта могут повредить гусеницы, но как минимум она потеряет ещё больше времени ради проведения дополнительного техобслуживания. Она боялась потерять своё преимущество по времени.

(Объекты могут выдержать ядерную атаку, так что я сомневаюсь, что он может быть так легко повреждён, но вот поэтому совершенно непредсказуемые «промыслы божьи» так пугают. Охохо.)

Те, кто снижают бдительность, когда у них есть единственная безопасная стратегия, не могут быть уверенными в том, что с ними не приключится такая неприятность, как «совпадение».

Исход всей войны лежит на плечах элитного пилота, и девушка чувствовала, что было необходимо быть крайне внимательной, даже после приведения в жизнь безопасной стратегии.

К счастью, ей требовалась достаточно простое техобслуживание, чтобы можно было быстро его закончить и атаковать Объект Легитимного королевства, даже делая такой крюк.

Было задействовано несколько способов воспрепятствовать развёртыванию конвоя, но подразделение в силовых костюмах предприняло действия, чтобы не упустить время.

Однако она не могла позволить себе устать.

Было важным сохранять ясность ума.

Если она потеряет терпение и поедет на полной скорости, чтобы скорее осуществить свою задумку, это может привести к ненужным проблемам, которые могут привести к краху. Даже если она находилась в допустимых лимитах движения, она должна была аккуратно вести Объект, словно она сама была машиной. Такой подход к делу гарантировал победу.

Внезапно датчики Гатлинга 033 засекли инфракрасный сигнал.

Это был тот тип сигнала, который используется в системах наведения оружия.

(...Ну и ну.)

Какой-то белый дым полетел сверху утёса в её сторону... но утёс по высоте составлял лишь половину высоты Гатлинга 033. это была портативная противотанковая ракетница, оружие, которые было не особо полезным на современном поле боя.

(Если это всё, что они могут сделать с целью задержать меня, тогда эти «промыслы божьи» на удивление миленькие. Охохо.)

Это произошло сразу же после выстрела.

Не более чем спустя 0,3 секунды.

Среагировало мельчайшее из орудий Гатлинга 033. Металлический снаряд рейлгана быв выпущен на скорости, превышающей 5 Махов. Ракета, только что вылетевшая из ствола, была сбита, и взрыв накрыл собой область десяти метров вокруг точки пуска. Удар был настолько мощным, что смёл даже огни ракеты.

Глухой рокот сотряс снежные земли.

Не удостоив это вниманием, элитница проинформировала своих солдат.

— Охохо. Это Гатлинг 033. Кто-то, по-видимому, из Легитимного королевства атаковал меня, когда я делала объезд, — она говорила так, словно умирала от скуки. — Нет, это необязательно. Скорее всего, не осталось даже тел. Проверка будет пустой тратой времени. Охохо.

Глава 7

Хейвиа спрятался за каким-то камнем немного поодаль.

Он прицепил портативную противотанковую ракетницу в одному куску Водомерки, присоединил к ней кабель и произвёл выстрел удалённо. Рейлган Раша выстрелил по тому месту, от которого Хейвиа был на достаточном расстоянии.

Но его тело всё равно покрылось испариной.

Если Раш догадается, что Хейвиа пытался сделать, он будет застрелен без раздумий.

— ...Будь оно неладно. Я даже не могу сказать, к чему приведут наши совместные вылазки, к победе или поражению.

Квенсер в данный момент был не с Хейвиа.

Разумеется, он не был взорван вместе с противотанковой ракетницей.

Хейвиа медленно отошёл от камней, свалился на брюхо и использовал прицел своей винтовки, чтобы проверить обстановку.

Квенсер бежал между кусков Водомерки, чтобы пересечь утёс. У Раша Информационного альянса была куча датчиков, так что с высокой вероятностью его заметят, если он просто спрячется. Причина, по которой Квенсера до сих пор не пристрелили, была...

(Потому что это обломки Объекта? Хм.)

Сам Хейвиа прятался за куском толстой пластинчатой брони.

Броня Объекта была невероятно толстой и отражала сигналы радара и большинство других типов сигналов. К тому же Квенсер в данный момент использовал кусок освинцованной противоядерной брони в качестве щита. Квенсера не удалось бы обнаружить даже с помощью рентгеновских лучей.

(Да ещё и взрыв подействовал на окружающий снег и мельчайшие куски брони. Кто-то бегущий тут в белом камуфляже может оставаться незамеченным, пока датчики не засекут аномалию.)

Раш в это время двигался через овраг.

Объект медленно ехал по этой ложбине, чуть ли не касаясь утёса.

И...

Квенсер спрыгнул с этого утёса.

Непосредственно перед прыжком он метнул заряд пластида с утёса и подорвал его. Огромное количество грязи и снега блокировали Рашу информацию с камер, микрофонов, датчиков тепла и прочего. Поскольку Объект едва поместился в овраге, элитник мог подумать, что вибрация Объекта привела к оползню, или что бомба была взорвана удалённо в попытке заблокировать Объекту путь.

Раш состоял из сферического главного тела с опорным башмаком в форме креста и гусениц, расположенных под ним. Башмаки выступали спереди, сзади, слева, справа. На окончаниях тех, что были слева и справа, были установлены скоростные лучевые орудия Гатлинга.

Квенсер приземлился на один из них.

Хоть Раш и должен был замедлиться, проходя через овраг, он всё ещё двигался. Когда Квенсер приземлился, он не смог остановить свой импульс, и его ноги соскользнули.

(Вааа?! Чёрт. Последние паттерны движения, что я проверял в хендхелде, полностью бесполезны!)

Затем он соскользнул с главной пушки.

Он приземлился на задницу сверху опорного башмака.

(...Если подумать, я ведь катался на нём в Океании.)

Он посмотрел вверх.

Объект обладал более чем сотней пушек, большими и малыми, но на этой стороне их было не так много. Похоже, они хотели отдать приоритет отделению с главными пушками.

Однако тут было почти двадцать небольших пушек.

Квенсер прикрепил верёвку к электромагниту, а потом обмотал кабель батареи вокруг верёвки. Он воткнул кабель питания в разъём спереди электромагнита, и полетели синевато-белые искры. Он слегка крутанул верёвку, чтобы приложить к ним центробежную силу. Улучив момент, он бросил электромагнит прямо вверх. К уплотнению около основания маленькой пушки.

Пластины брони Раша использовали углеволокно и арамид, но электромагнит смог к ним прицепиться.

(А теперь. Тебе словно что-то прилетело в лицо. Все твои датчики бесполезны на такой близкой дистанции. Такая вот проблема у тех, кто слишком велик.)

Квенсер схватил верёвку обеими руками и начал подниматься. Если говорить совсем откровенно, это была самая трудная часть. Он носил плотные перчатки, но жжение и боль от трения в один момент покрыли его ладони.

Словно прошла вечность, прежде чем он забрался наверх.

Стараясь не быть замеченным камерой наведения, расположенной прямо под стволом, он уселся сверху пушки. Это было похоже на быструю передышку на коротком выступе во время скалолазания. Однако его цель была ещё довольно далеко.

Он поднялся всего где-то на двадцать метров.

Квенсер вытащил дополнительный электромагнит и верёвку из большого чехла, но потом услышал Хейвиа в рации.

— Ты что ли в самом деле пробежал всё это место с уверенной ухмылкой на лице? Если у Раша были магнитные датчики, ты был бы обнаружен сразу после того, как использовал первый электромагнит.

— Это не совпадение, — сказал Квенсер, начав медленно приближаться к сферическому главному корпусу у основания пушки. Перемещение по цилиндрической пушке требовало большей осторожности, чем он ожидал. — Я катался на опорном башмаке Раша в землях ВДО, помнишь? Тогда я отметил, что у него нет магнитных датчиков на главном корпусе. Я также отметил, что камеры наведения пушек расположены с нижней части, оставляя верхнюю полностью беззащитной.

— О, боже. Разве не быстрее было бы разузнать о дизайне Объекта у неё в кровати? — шутканул Хейвиа, но Квенсер проигнорировал его и взглянул на гигантский Объект.

Один только главный корпус составлял более пятидесяти метров в длину, так что у него ещё было, на что смотреть.

— Это как не можешь увидеть своими глазами то, что прилипло к лицу. Элитник не заметит, что я взбираюсь на вершину.



Глава 8

Квенсер отвязал верёвку от электромагнита, прицепленного к броне.

Но он преодолел меньше половины высоты главного сферического корпуса, так что стенка была наклонена более чем на девяносто градусов. Она искажалась по направлению к Квенсеру. Эксперт свободного скалолазания мог с лёгкостью с этим справиться, но для такого новичка, как Квенсер, забраться здесь было трудно даже с верёвкой. Было бы проще, если бы он взбирался по отвесной линии.

Но он едва ли мог повернуть назад.

Он был всего в двадцати метрах над землёй. Дажё с учётом снега, он вряд ли спокойно переживёт падение с такой высоты. Тем временем Объект набирал скорость. Должно быть, он выехал из узкого оврага. Со всеми теми обломками Водомерки, погребёнными под снегом, прыжок вниз будет означать самоубийство.

(Хоть наверх, хоть вниз, везде будет каюк. Мне точно должны заплатить сверхурочные за это дерьмо.)

Слезая с маленькой пушки, Квенсер огляделся, чтобы проверить путь подъёма.

— Квенсер, — сказал Хейвиа по рации, прицепленной к его униформе. — Я так понял, ты забираешься наверх, но куда именно ты направляешься?

— Без понятия. Но мне надо отыскать что-нибудь такое, с помощью чего удастся задержать их техобслуживание! Я мог уничтожить радар или вспомогательные датчики, или мог что-нибудь устроить с люком, ведущим в кокпит, чтобы заставить их вылезти наружу! Как только я придумаю, нужно будет выиграть для нас немного времени!!!

— Наше время на исходе. Если не поспешишь, тебя увезут вместе с Рашем к импровизированной базе техобслуживания Информационного альянса! Если это произойдёт, мне вряд ли удастся устроить диверсию, пока будешь убегать!

Слыша это, Квенсер вытащил из сумки новый электромагнит.

Электромагнит мог быть использован в качестве хорошей опоры для рук, но в данной ситуации это было бесполезно.

Ещё находясь на пушке, Квенсер присоединил толстый кабель к разъёму электромагнита.

Полетели голубовато-белые искры.

Он унял дрожь в теле и метнул электромагнит на несколько метров вверх, в корпус Раша.

С обнадёживающим щелчком был создан новый опорный пункт на гладкой броне сферического корпуса.

(Пилот не может видеть из кокпита солдата, прицепившегося к поверхности. Но я должен постараться избежать камер на передней части пушек. Камеры размещены снизу пушек. Я должен забраться по верёвке и поставить ноги на пушку сверху.)

— Квенсер, дело плохо! — прокричал Хейвиа резким голосом.

Мгновение Квенсер не знал, что имел в виду Хейвиа, но вскоре он разобрался.

На поверхности Раша было установлено более двухсот пушек от мала до велика.

Эти пушки делали маленькие, направленные движения, похожие на пускание волны толпой на стадионе. Волна направлялась к нему, словно это было поле с травой, где дует ветер.

(Должно быть, произошла небольшая ошибка в движении пушки, и они проверяют, не свисает ли что с них или не находится ли что-то сверху!)

Квенсер убрал ноги с пушки, на которой стоял, и повис на верёвке на обеих руках.

Сразу после этого волна пушек прошла прямо под ним.

Он смог избежать её.

Но потом Квенсер почувствовал в руках неприятные, резкие ощущения.

(Электромагнит?!..)

У него была всего одна батарея, но было множество электромагнитов. Чем больше электромагнитов он использовал, тем меньше энергии оставалось в батарее. А это снижает силу, с которой электромагниты сцепляются с бронёй.

Он был уверен, что электромагнит, прицепленный к поверхности брони, медленно заскользил вниз. Квенсер лихорадочно схватился крепче за верёвку и попытался забраться как можно выше.

К его удаче он был почти у центра сферы.

Наклон здесь был круче, чем девяносто градусов, но как только он минует срединную линию, скос будет играть ему на руку. Затем ему нужно будет лишь направиться вверх по откосу.

(Только бы не упасть...)

Если бы он прошёл через надлежащие тренировки, как Хейвиа, он бы научился поддерживать свой вес, обхватив верёвку ногами. Однако Квенсер не знал, как это делать. Он неистово взбирался наверх, полагаясь исключительно на руки.

(Прошу, не дай мне упасть!)

Квенсер наконец забрался по верёвке и ухватился за сам электромагнит.

Он продвинул своё тело на верхнюю часть сферы.

Ему только осталось двигаться вверх по скосу.

(Теперь я могу это сделать...)

Тяжёлое дыхание Квенсера окрашивало холодный воздух в белый цвет.

Эффект сцепления был ещё слабее, но он использовал дополнительный электромагнит, чтобы создать ещё одну опоры для рук. Однако ей уже не требовалось поддерживать весь его вес. Ему просто было нужно что-то, что поможет на крутом скате, так что он навалил на неё меньше тяжести. Скорее всего, проблем из-за этого не возникнет.

— Хейвиа. Ты меня слышишь, Хейвиа?

Он пытался связаться с другим парнем по рации, но не получил ответ.

Должно быть, он покинул радиус досягаемости. Объект направлялся к близлежащей точке, где подразделение в силовых костюмах Информационного альянса будет осуществлять замену главной пушки, но он уже успел забраться довольно высоко.

Разум Квенсера сфокусировался на пластиковой взрывчатке в сумке на спине.

(А теперь, на что мне нацелиться? В этот раз я не пытаюсь взорвать весь Объект. Как я смогу повредить его, чтобы максимально замедлить техобслуживание?)

Он даже не был уверен, что имеющиеся у него бомбы были достаточно мощными, чтобы уничтожить хоть какую-нибудь его часть. Объект являлся монструозным орудием, способным выстоять при ядерном взрыве. Его датчики и радар, скорее всего, будут уничтожены при ядерной атаке, но это не значит, что пластикового заряда Топора будет достаточно.

(Пытаться что-то уничтожить снаружи будет трудно. Это не то, что должен пытаться сделать солдат из плоти и крови. Это значит...)

Квенсер придумал новый план.

Если он собирался что-то сделать, эта идея была единственным вариантом.

Но у него не было времени, чтобы неспешно проверить эффективность своего плана. Объект, на котором он стоял, сделал новое движение.

Если точнее, это сделали пушки.

Линзы камер, закреплённых снизу от них, все разом издали жужжащий шум.

Это означало...

(Дела плохи.)

Горло Квенсера пересохло.

(Одновременный выстрел?!)

Глава 9

Внутри кокпита Объекта второго поколения
Информационного альянса, Гатлинга 033, элитный пилот проделывал сложные движения пальцами.

Множественные окна открывались в большом окне, но она не видела ни одной подозрительной тени. Она использовала и датчики, но для Объекта «короткая дистанция» составляла несколько сотен метров. Не подразумевалось такого, что враг приблизится по-настоящему близко.

Была простая причина того, что она подозревала наличие чего-то там.

— Какой-то электромагнитный сигнал был передан с близкого расстояния от поверхности Гатлинга 033. Охохо.

Элитница проводила проверку, ведомая предупреждением, высветившемся в маленьком окне. Она подтвердила, что некий сигнал был отправлен и принят, но к сожалению, он не могла определить, что это была за информация.

Там кто-то мог быть.

Или это было что-то беспилотное.

(Охохо. Я задвигала всеми пушками, так что я знаю, что это нечто не использует их в качестве опоры для ног.)

В связи с этим элитница решила, что это было нечто беспилотное. Должно быть, радиосигнал шёл из трансмиттера, который поможет вражескому Объекту прицелиться.

Элитница задвигала пальцами и послала сигналы к каждой пушке Гатлинга 033.

(Как насчёт проведения одной контрмеры, чтобы убедиться наверняка? Охохо.)

Она подготавливала одновременную пальбу.

Она собиралась разом выстрелить из более чем ста пушек, больших и малых, установленных на Гатлинге 033.

Ей не было нужды беспокоиться о нацеливании.

Смысл был в том, что она просто выстрелит из них.

(Охохо. Строго говоря, мне помогут взрывные волны и тепловое излучение, сопутствующие выстрелам, чтобы смахнуть всех назойливых насекомых.)

Рейлганы, койлганы, лазерные лучи и низкостабильные плазменные пушки.

Каждая пушка продуцирует мощный побочный эффект во время стрельбы. Пушки Объекта не могут быть установлены около базы, потому что эти побочные эффекты были настолько мощными, что могли поразить кого-нибудь на базе.

Если кто-то взбирался по Объекту или к нему был прикреплён маленький аппарат, одновременная стрельба Гатлинга 033 отправит взрывные волны и тепловое излучение по всей поверхности брони.

Будь то человек или беспилотный аппарат, посылающий радиосигнал, они будут сбиты.

— Хм.

Элитница обратилась к блоку регистратора и вызвала информацию из многочисленных камер и датчиков, установленных на Объекте. Она проверяла время, когда проехала через самый узкий участок оврага.

Камера показала лишь размытую тень, но датчик тепла что-то засёк. Но...

(Что ж, в любом случае...)

Элитница хладнокровно нажала кнопку указательным пальцем.

(Пощада лишь для тех, кто склонил предо мной голову, и никакой пощады тем, кто мне противостоит. Это стандарт для тех, кто управляет Объектами. Охохо.)

Незамедлительно после этого каждая пушка беспощадно выстрелила.

Мощные взрывные волны и тепловое излучение обволокли всю броню Объекта.

Получив подтверждение, что радиосигнал исчез, элитница радостно направила Гатлинг 033 дальше.

Глава 10

Взрывная волна была достаточно сильной, чтобы человек потерял сознание.

Тепловое излучение было достаточно жарким, чтобы выжечь и униформу, и кожу.

Поскольку они покрыли весь сферический корпус Объекта, не должно было быть такого места, куда можно было убежать.

Вот так, Квенсеру по идее было негде укрыться.

Однако...

Было одно исключение.

Область, где были сосредоточены вспомогательные датчики Раша.

Пушки Объекта в самом деле выдали огромную взрывную волну и тепловое излучение. Однако они были построены таким образом, чтобы побочный эффект, производимый Объектом, не уничтожил его собственные датчики и радар.

Другими словами, расположение и плотность пушек было таковым, чтобы не допустить воздействия побочных эффектов на чувствительный радар и датчики.

Квенсер незамедлительно прополз к ним.

(Раньше принцесса и старая леди по-настоящему бесились, когда я по беспечности подходил слишком близко к датчикам Малыша Магнума. Но эти датчики только для поддержки, так что он само собой может продолжать сражаться без них.)

Приближение к чувствительным датчикам повышало риск быть обнаруженным элитником. Однако удача сопутствовала Квенсеру в его действиях. Поскольку Объект больше ничего не предпринял, элитник должен был решить, что злоумышленник свалился вниз от одновременного залпа, или же изначально там никого не было.

(...Вот дерьмо. Она заметила это?)

Квенсер взглянул на рацию, которую потом вырубил, и смахнул пот, который начал густеть словно щербет. Когда он выдохнул, дыхание стало отчётливо белым.

(...Вот где всё начнётся.)

Он вытащил глиноподобную бомбу из рюкзака за спиной.

Даже в той зоне, наполненной наиболее чувствительными датчиками, он был окружён толстыми колоннами, так что будет трудно взорвать их с помощью бомб.

(Полагаю, это мой единственный вариант.)

У Квенсера была идея, но для неё требовалась изрядная доля удачи.

Атака по этому месту не была чем-то, что он мог сделать сам.

Однако такая атака будет куда результативнее.

(Вот только мой план не очень безопасный.)

Подумав об этом, Квенсер смял глиноподобную пластиковую взрывчатку в руке.

(Рассиживание на подобном монструозном орудии изначально связано с огромным риском.)

Глава 11

Объект второго поколения Информационного альянса, Гатлинг 033, стал медленно останавливаться посреди снежной равнины.

У него вовсе не возникло никаких технических неувязок.

Он достиг места встречи с подразделением силовых костюмов. Пехота собрала детали разобранной скоростной лучевой пушки Гатлинга. Им нужно было лишь пересобрать её и заменить повреждённую. Потом Гатлинг 033 мог атаковать вражеский Объект Легитимного королевства и базу техобслуживания, на которой тот находился.

Элитница воспользовалась своими средствами коммуникации, чтобы связаться с солдатами техобслуживания в силовых костюмах.

— Подтверждено разъединение Джульетты. Сейчас мы произведём замену главной пушки, — сказал солдат техобслуживания.

— Прошу, закончите эту работу на пит-стопе быстро. Охохо. Мой план не терпит отлагательств, так что постарайтесь не тратить зря время.

В битве между двумя Объектами это посчиталось бы «плохими манерами», атаковать базу техобслуживания. (Это не было строгим правилом, так что не было никакой реальной нужды следовать ему.) Но если вражеский Объект закрылся в своей базе техобслуживания и отказался явиться на поле боя, у другого Объекта не было выбора, кроме как уничтожить Объект вместе с базой и всем остальным.

По этой причине база техобслуживания могла быть атакована.

(...Охохо. Если дело дойдёт до этого, есть шанс, что я потеряю того джентльмена.)

Элитница утопла глубоко в кресле, схватила небольшой кислородный ингалятор, расположенный сбоку от неё, и попыталась восстановить выносливость, какую успела растерять во время битвы с большим G.

(Но у меня нет выбора, если дела примут такой оборот. Я бы хотела сделать его моим, но я не собираюсь ради этого подвергать риску свою жизнь. Охохо.)

Замена главной пушки будет вот-вот осуществлена.

Она вызвала изображения, записанные во время сражения. Урон вражескому Объекту был нанесён в более серьёзную область. С учётом этого, насколько бы ни были умелыми их солдаты техобслуживания, вряд ли им удастся справиться с этим вовремя.

(Я могу победить.)

Элитница воспользовалась ингалятором и втянула ещё больше сжатого кислорода, после чего натянуто улыбнулась.

Импровизированное самовнушение было тем средством, с помощью которого элитник должен регулировать своё состояние.

(Охохо. Дело не только лишь в моей силе. Это я, моё подразделение, Гатлинг 033. Каждое это звено превосходит таковое у врага. Меня не уничтожить так просто. Теперь они уже не смогут это провернуть. Вот почему я могу победить. Я смогу победить.)

Внезапно появилось красное окно с предупреждением.

Элитница взглянула на него с подозрением. Возникла странная ошибка измерения в датчиках наведения.

(...Охохо. Мне это не нравится. Словно что-то кольнуло в глубине моей головы.)

Для любого другого это могло показаться мелкими сбоями. Она могла спокойно вести бой и с ними. Однако это были серьёзные ошибки измерения для элитника, который рассматривает Объект как продолжение собственного тела.

Она задвигала тонкими пальцами, чтобы провести несколько настроек, но они не исправили ошибки измерения.

Это не было проблемой программного обеспечения.

Было что-то не так с самими датчиками на физическом уровне.

— Солдаты техобслуживания! Перепроверьте датчики от А до Е! Наблюдаются измерительные ошибки между 0,5 и 0,7. Охохо. Если потребуется ручная работа, я тоже помогу!!!

— Это только замедлит нашу работу, — сказал солдат техобслуживания, который не был уверен в том, что именно он должен был ответить на этот внезапный запрос. — 0,5-0,7 находится в пределах допустимых значений. После того, как главная пушка будет заменена, вы должны незамедлительно устранить Объект Легитимного королевства! У нас нет времени!

— Не глупите! Охохо. Именно потому, что я буду противостоять Объекту, я не могу допустить даже малейшей ошибки!

— У нас в самом деле нет времени! Нынешняя стратегия не предполагает ничего, кроме замены главной пушки! Подполковник Ленди Фаролито приказала нам следовать этой стратегии, так что мы можем попасть под трибунал, если сделаем иначе.

— Вы не понимаете, — выплюнула элитница.

Данный пит-стоп был лишь чем-то, что было добавлено в стратегию. Объект лежал в центре плана, так что всё будет потеряно, если его возможности будут стеснены. Если ошибки измерения в датчиках приведут к уничтожению Гатлинга 033, кто тогда возьмёт на себя ответственность?

Солдаты техобслуживания ничего не знали.

В обычной ситуации настройка чувствительных датчиков осуществлялась самой девушкой под присмотром солдат техобслуживания.

— Аргх!!! Охохо. Тогда я сделаю это сама!

Чтобы сделать это, элитница отворила кучу заслонок, ведущих из кокпита. Она собиралась воспользоваться элеватором, чтобы выдвинуть сам кокпит к внешней оболочке.

Однако у кокпита не было возможности подняться.

Прежде произошло кое-что другое.

Сперва раздался шум.

Это был звук трущейся о что-то ткани. К тому моменту, когда она поняла, что это был звук скользящего вниз по скату чего-то, было слишком поздно.

У неё не было времени повернуться, и тем более чтобы отстегнуть ремень.

— Прошу прощения, мадемуазель, — сказал голос, идущий аккурат снизу от неё.

Она почувствовала холодный предмет, приставленный к её шее сзади. Это был короткий нож.

— Обычно я не прокрадываюсь в спальню девушки, но у меня ужасающе мало времени. Ты лишь должна сделать то, что мне нужно.

Она узнала голос злоумышленника.

Это был парень, которого его товарищи из Легитимного королевства называют Квенсером.

— Не беспокойся, — элитница пожала плечами и вздохнула, будучи до сих пор пристёгнутой ремнями к сиденью. — Я уже планировала пригласить тебя сюда. Охохо.

Глава 12

Квенсер умудрился проникнуть в кокпит Раша.

Он использовал пластиковый заряд Топора, но не для подрыва. Он прикрепил глиноподобную бомбу к датчикам, чтобы снизить их чувствительность. Если бы они заметили это, и кто-то попытался бы её удалить, он мог бы спрятаться от вражеских солдат и взрыва в стволе произвольной пушки. Потом он мог взорвать бомбу, чтобы причинить какой-нибудь урон солдатам техобслуживания.

Он знал, что у них мало времени.

Однако элитница не будет сидеть молча, терпя аномалию в датчиках.

Элитница могла сама выбраться наружу, чтобы проверить датчики. Или она могла сказать солдатам техобслуживания сделать это, пригрозив тем, что иначе не отправится в бой. В любом случае, элитница должна была открыть заслонки и выйти из Объекта.

Квенсер ожидал около выхода, связанного с кокпитом, и это позволило ему проникнуть внутрь.

Даже если Объект не мог быть уничтожен изнутри, дела приняли совсем другой оборот, когда он оказался там.

(Вообще-то, это не входило в планы. Это в какой-то степени ставка. Просто у меня на руках оказался козырь.)

Даже с учётом того, насколько близки были принцесса и пожилая леди из бригады техобслуживания, они всё равно обсуждали многие детали касательно тонких настроек, которые необходимо делать с датчиками. Если бы эти партнёры не были на таком тесном уровне понимания друг друга, принцесса, скорее всего, разбиралась бы с датчиками напрямую. Квенсер видел элитников, использующих инструменты в документальных фильмах.

Элитник видел Объект как часть собственного тела, так что малейшая ошибка в датчиках сравнивалась с ношением неподходящих очков. Напрямую это не подействует, но может снизить её концентрацию.

(Только элитник рискует своей жизнью. Ничего удивительного в том, что она становится перфекционистом, когда речь заходит о состоянии Объекта. Когда на счету каждая секунда и каждый миг, она посчитала, что будет куда быстрее сделать это самой, чем если продолжать спорить.

Лезвие, которое Квенсер прислонил сзади к шее элитницы, было маленьким кухонным ножом из набора для выживания. Само лезвие было длиной всего лишь как его большой палец.
HO v03 09

Квенсер протянул свою руку за кресло.

(Что?.. Они довольно маленькие.)

Он нахмурился.

Из того, что он слышал в Военной державе Океании, элитник Раша обладал классным телом с сиськами пятого размера.

Но на деле он обнаружил девочку в возрасте где-то десяти лет. Вероятно, ростом она была сто тридцать сантиметров. С её телосложением было сомнительно, что она вообще когда-нибудь видела лифчик.

У него не было идей, понимала ли она это, но её специальный костюм был скроен как белый школьный купальный костюм, одеваемый поверх облегающего нижнего слоя материи красного цвета, что покрывала всё её тело. Как и у принцессы, в нём не было ни малейшего признака камуфляжа.

Должно быть, элитница видела лицо Квенсера, отражающееся в мониторе, потому что она сохраняла спокойствие даже с приставленным к горлу ножом.

— Охохо. Удивлён? Для Информационного альянса истина — это добродетель, а ложь — зло. Однако умышленная ложь может быть использована в качестве оружия против врага.

— Да ты издеваешься надо мной.

На лице Квенсера проступила истинная печаль.

Он повторял про себя, словно прощаясь с роскошным телом с сиськами пятого размера, какие напридумывал сам себе.

— ...Хнык... Ты точно издеваешься надо мной... хнык...

— Погоди секунду. Я по-настоящему разозлюсь, если из-за этого у тебя навернутся слёзы. Такое телосложение по-своему идеально, ты так не считаешь? Охохо. На родине я выполняю роль элитницы-идола, которая поёт и танцует.

— Но твоё личное досье говорит о том, что у тебя классное тело и пятый размер сисек. Как ты умудрилась всех настолько одурачить?!

— Охохо. У меня есть тело-пустышка, отображаемое на экране в полном 3DCG. Такой позор, что некоторые зовут меня из-за этого лгуньей, но его движения полностью основаны на моих данных.

В Информационном альянсе вся информация передавалась через Интернет, а истина и ложь использовались стратегически. Возможно, их люди знали, что это не более, чем военная пропаганда, но их не заботил этот факт иллюзии, пока она могла вызывать у них желаемые эмоции.

— Кстати говоря, этот разговор передаётся всем снаружи. Вскоре ты будешь окружён. Охохо.

— Это не имеет значения. Тут только ты можешь использовать Объект. Если они предпримут любое неосторожное действие, я оборву жизнь их элитника. Хотя я бы предпочёл не заходить так далеко. ...Вы ведь слышите меня там?

Квенсер проигнорировал вздор девочки и вернулся к выполнению нынешней миссии.

Он осмотрел кокпит.

Он был странным.

Это место являлось сферой где-то двух метров в диаметре, с гигантским монитором, закреплённым спереди. В этом смысле он был таким же, как у Малыша Магнума принцессы.

Но когда у Малыша Магнума были различные виды интерфейсов, такие как штурвал, кнопки, клавиатура, трекбол и так далее, Раш использовал лишь один способ ввода.

Клавиатуры.

Огромное количество клавиатур было размещено на трёх дискретных уровнях. И третий уровень расходился в форме буквы U, огибая края кокпита. Квенсеру было невдомёк, насколько такой способ эффективен. Возможно, даже другие элитники не смогли бы это понять. Вполне возможно, что это было разработано с учётом особенностей мышления именно этой девочки, пилотирующей Раш.

В месте, свободном от клавиатур, виднелась надпись «Ручной интерфейс Джульетты». Квенсеру стало интересно, а не имя ли это элитницы.

(Полагаю, Объект в самом деле не может быть под управлением никого, кроме элитника...)

Квенсер, словно идиот, ухватился за расплывчатую надежду, что недолго у него была.

Квенсер собрал силы в руке, в которой удерживал нож, и заговорил наиболее тихим голосом, на какой был способен.

— Во-первых, закрой все заслонки, ведущие в кокпит. Я уверен, что парни снаружи будут возмущаться, но игнорируй их.

— Охохо. Это только отрежет тебе путь к побегу.

— Просто поспеши и сделай это. Я бы предпочёл не резать кожу девочки, бессмысленно пытаясь её запугать.

— Я должна тебя похвалить за то, что всё ещё относишься ко мне как к девочке. Охохо.

Квенсер приподнял лезвие, которое надавливал на шею девочки.

Элитница пожала плечами в знак примирения и нажала на несколько клавиш. Её пять тоненьких пальцев задвигались с нечеловеческой скоростью, словно это была швейная машинка. От команды элитницы куча перегородок по ходу проёма, ведущего в кокпит, закрылась.

Солдаты техобслуживания послали несколько сигналов тревоги.

Однако они не получили ответа.

В конце концов, Квенсер заблокировал движения элитницы.

— Охохо. Добро пожаловать в наиболее приватное в мире местечко для любовных утех. ...И теперь ты угоняешь Объект с каким-то ножом. Ты в самом деле любишь вытворять беспрецедентные вещи.

— Слушай, что я скажу, и не говори ничего лишнего. Вот как ты сможешь это пережить.

— Что я должна делать теперь? Я должна выстрелить из своих главных пушек по Статуе Свободы?

— Ничего не делай, — такова была резкая команда Квенсера. — Даже когда закончится техобслуживание, не двигайся. Не выходи на связь с солдатами техобслуживания. Не двигай и пальцем, пока наша принцесса не осуществит свои приготовления... нет, пока она не объявит мат. Это всё.

— О, дорогой. Охохо. Тебе в самом деле надо было это говорить?

— Не пытайся что-нибудь сделать. Я не привык к такому. Возможно и такое, что из-за напряжения в руке я ненароком перережу тебе горло.

— Нет, не так. Охохо, — сказала элитница с улыбкой.

Разница в их опыте отразилась и здесь. Квенсер не мог поверить, что у неё хватает нервов улыбаться, пока вражеский солдат держит нож у её глотки.

Но элитница была по-настоящему спокойна.

Вероятно, он должен был больше задуматься о том, почему это так.

— Если бы я не держала «поводья», даже я не знала бы, сколько ярости заключает в себе Гатлинг 033. Охохо.

Квенсер не понял, что она имела в виду.

Но вскоре после этого ответ стал очевиден.

Тело Квенсера отбросила монструозная инерция, впечатав его в стену.

Тяжеловозы техобслуживания, окружающие Раш, оказались отброшены в сторону, и солдаты с криками разбежались во все стороны, но Квенсер был слишком сосредоточен на себе, чтобы беспокоиться о происходящем снаружи.

— Гах?!

Весь кислород из его лёгких вышел за мгновение.

Нож выпал из его руки.

Объект внезапно задвигался. Он смог это определить, но совершенно не чувствовал веса своего тела. Импульс попросту был слишком большим, чтобы только лишь подкосить его. Его зрение помутнело от высокой скорости, но он всё ещё видел ухмыляющуюся элитницу, удерживаемую в кресле ремнями.

Когда нож перестал ей угрожать, она связалась с союзниками.

— Охохо. Главная пушка заменена, правильно?

— Гатлинг 033, мы слышали, что там происходит, но вы не можете отправиться в путь с солдатом Легитимного королевства на борту!

— А что если могу? В любом случае, сейчас не удастся открыть заслонки Объекта снаружи. И прямо сейчас каждая минута и каждая секунда промедления может серьёзно сказаться на исходе боя. У меня нет другого выбора, кроме как отправиться в путь. Если только вы не собираетесь поднять белый флаг.

— Но!..

— Так вы собираетесь поднять белый флаг? На каком основании? Вы собираетесь упустить возможную победу над Объектом из-за единственного солдата из плоти и крови? — элитница говорила медленно, но твёрдо. — Прежде всего мы не должны здесь обсуждать мою безопасность. Куда важнее факт, закончено техобслуживание или нет. И может ли мой Гатлинг 033 продолжать вести бой или нет. Так мой Гатлинг 033 может сражаться?

— ...

— Отвечайте. Это имеет решающее значение.

— Д-да. Мы только что закончили замену главной пушки. Но мы не смогли разобраться с датчиками, которые вы велели нам...

— Вот и хорошо, — сказала элитница, перебив его. Она повернулась к Квенсеру, который кашлял на полу, прежде чем кончить. — Но я не хотела бы управлять Гатлингом 033 в таком состоянии. У меня нет выбора, я оставляю это Стратегическому ИИ Джульетте. Охохо.

— ?!..

Тело Квенсера одеревенело от термина ИИ.

— Подождите! — прокричал солдат техобслуживания. — Система Джульетта полного контроля Объекта до сих пор на третьем этапе тестирования! Высок шанс, что из-за ошибочного обнаружения или оценки будет произведён неверный выстрел, который может попасть по союзникам!

— Если я уменьшу диапазон возможной цели до анти-Объектного уровня размером пятьдесят метров и больше, это не будет проблемой. Охохо.

— Но Джульетта слишком опасна, чтобы использовать её в таком состоянии! Если мы отдадим ей полный контроль над нашим сильнейшим оружием, никто не знает, какой урон это может причинить!

— Охохо. Прошу, не заставляйте меня повторять, — сказала элитница. — Если мы просто будем следовать стандартным военным кодам, мы проиграем эту битву. Поскольку у нас есть средства для боя, я не намерена преждевременно складывать руки. Охохо.

Элитница оборвала передачу и снова взглянула на Квенсера.

— Ты несомненно слышал о том, что Информационный альянс работает над планом создания беспилотных Объектов. Охохо.

— Не может быть, — простонал Квенсер с пола. — Исследование ИИ непрактично. Что-нибудь простое, типа БПЛА, периодически патрулирующие местность, это одно, но ни одна программа не может соответствовать элитнику по скорости в битве, в которой требуется мгновенная импровизация.

— Ты говоришь о Списке Ангелины Легитимного королевства? Охохо.

— ...

— Охохо. Если припоминаю, это научная работа, в которой собраны все слабости и неудачи ИИ, зафиксированные в ходе нагрузочных тестов группой учёных, которые выступали против идеи ИИ. Неистовое поведение, заторможенность и аномальное научение... полагаю, было несколько таких паттернов.

— Список Ангелины — это барьер мировых стандартов, не позволяющий создать стратегический ИИ для Объектов. Эта работа находится на всеобщем доступе в базе данных Легитимного королевства, так что Информационный альянс вполне мог использовать её в своих исследованиях. Что-то с простыми движениями, как БПЛА, это одна вещь, но система управления Объектом слишком большая и сложная. С нашими наличными технологиями невозможно создать ИИ, способный пилотировать Объект с большей скоростью и гибкостью, чем элитник, который значительно улучшен как душевно, так и физически.

— Охохо. Ты говоришь о том, как ИИ отдаёт слишком большое предпочтение наибыстрейшей победе, оставляя бреши в защите? Или как они продолжают бессмысленно атаковать, оказавшись в ситуации, с которой они не знакомы?

— ...

— Это лишь значит, что он не может быть полностью беспилотным. Охохо. Когда Гатлинг 033 задействован на всю мощь, он не находится под моим управлением. В основном его пилотирует Стратегический ИИ Джульетта, пока я разбираюсь с ошибками, вызванными сбоями или багами. Это значит... — элитница нахмурилась. Эта улыбка отличалась от той, что была на ней ранее. — Если я ничего не делаю, Гатлинг 033 придёт в неистовство.

Квенсеру не удалось дослушать её предложение до конца.

Монструозное орудие, известное как Объект, начал задействовать всю свою мощь.

Квенсер узнал из первых рук, что это означало.

Мощнейшая инерция.

Эта мощь стала сжимать Квенсера изнутри.

— Гх... ах?!..

Всё затряслось, спереди и сзади, слева и справа.

Огромное давление не позволило ему дышать.

— Гхаааааааааааааааааааааааааааааааааах?!

Было такое ощущение, словно каждый кровеносный сосуд в его теле странным образом набух. Содержимое его желудка подступило к горлу, он не мог вдохнуть достаточно кислорода, как бы сильно ни открывал рот, и было ощущение, словно его сердце уже не могло должным образом сокращаться и расслабляться. Спустя десятки или около того секунд его мысли оказались полностью излохмачены. Кровь не поступала должным образом к мозгу. Цвет постепенно исчезал из поля его зрения. Неприятный звон в ушах распространился по всей голове.

Раш не делал ничего особенного.

Он всего лишь выехал с зоны техобслуживания и отправился к полю битвы, где его ожидал Малыш Магнум.

Вот всё, что он делал, но Квенсер уже был на волосок от смерти.

Между делом элитница ухмыльнулась в кресле.

Она смотрела взглядом юной королевны, рассматривающей с презрением ползающее по земле насекомое.

Квенсер не мог понять, как она была способна оставаться такой спокойной.

Специального костюма, что она носила, не было достаточным для объяснения этого.

Единственная возможность, какую он мог надумать, заключалась в том, что строение её тела отличалось от обычного солдата на фундаментальном уровне.

— О, дорогой. С чего это твои глаза так закрутились? Охохо. Ты никогда не сможешь выдержать подобную высокоскоростную битву Гатлинга 033.

Когда эта девочка где-то десяти лет говорила с Квенсером, она спокойно отхлебнула через трубочку напиток, стоявший у неё на подлокотнике.

Для стратегических PR-целей военное руководство Информационного альянса создало идеализированного элитника с большой грудью, используя 3DCG-модель. Люди (знали они об это или нет) приняли это. Возможно, их конечной целью было подготовить почву для того, чтобы люди приняли Объект под управлением ИИ.

И...

— Пока это всего лишь 9G. Когда задействованы гусеницы, на миг может развиться более 12G. Что ж, этого достаточно, чтобы обычный человек потерял сознание, так что постарайся вынести это. Охохо. В конце концов, я была довольно добра, чтобы пригласить тебя в это особенное место, когда я на самом деле должна была передать тебя армии Информационного альянса.

12G.

Было доказано, что обычный человек не выдержит ничего на таком уровне. Но для неё это была словно спальня. Тело элитницы было настолько переделано, что это было для неё нормой.

От этой идеи у Квенсера по спине пробежался холодок.

(Значит, это... элитник...)

Квенсеру подумалось, что из уголка его рта потекло что-то похожее на пену.

(Их тела были изменены для единственной цели, пилотирования Объектов. Проклятье. Это словно битва между глубоководной рыбой и субмариной...)

Современные солдаты сказали бы подобное в шутку.

Современное поле боя такое скучное. Если они действительно хотят, чтобы мы сражались на войне, им нужно отправить в нашу сторону один из тех Объектов с кондиционером.

Но...

Это была не шутка.

Оказаться на борту такого монстра было достаточно для того, чтобы сократить продолжительность своей жизни. Квенсер испытывал настолько раздирающую боль, что ему стало казаться, будто его кровеносные сосуды вот-вот лопнут, а глазные яблоки буквально вывалятся из головы. И про между делом он решил для себя, что люди, пилотирующие Объекты, какие угодно, но не нормальные. Если человеческое тело не будет переделано как снаружи, так и изнутри, такое будет для него невозможно.

Развалившись на полу рядом со стеной, Квенсер попытался вытянуть руки.

Вокруг элитницы было установлено огромное количество клавиатур. Возможно, нажатия на одну единственную клавишу будет достаточно, чтобы положить конец этой кошмарной боли.

Но он не смог двинуть рукой. Всё, что он смог, это слегка дёрнуть кончиками пальцев.

Дело было не только в том, что он не мог двигать телом.

Устрашающее давление также сдавливало мысли и эмоции у него в голове.

— А теперь.

Обездвижив вражеского солдата инерцией, что работала сейчас куда лучше наручников или кандалов, элитница поставила свой напиток рядом с собой и поднесла десять пальцев к клавиатурам вокруг.

Она не пилотировала Объект.

Словно удерживая поводья разъярённой кобылы, она устраняла ненужные команды, накапливающиеся среди сотен и тысяч расчётов стратегического ИИ.

— Теперь у меня есть то, что хочу, так что пора закончить сегодняшнюю работу. Охохо.

Гусеницы подбросили снег в воздух, и Раш второго поколения устремился пулей по снежной равнине. Сцена на мониторе ускорилась в один момент.

Квенсер слышал знакомый звук из динамиков.

Это был сигнал тревоги, используемый на его базе. Они приблизились к конвою Легитимного королевства на несколько километров. Он видел танки, развёрнутые тут на всякий случай, которые в данный момент неистово уступали дорогу Объекту.

(Дерьмо!.. Насколько продвинулось техобслуживание принцессы?!)

Сочленения позади Малыша Магнума, удерживающие главные пушки, были повреждены. Чтобы заменить детали, каждое разрушенное сочленение должно быть удалено, а затем вся система должна быть пересобрана.

Он уже не надеялся, что семь главных пушек Малыша Магнума смогут функционировать на полную спустя столь короткое время.

Как бы там ни было, Объект принцессы выехал из конвоя.

Показывая своё намерение сражаться, она старалась не допустить выбора конвоя в качестве надлежащей мишени.

— Охохо. Так ты решила показаться.

На лице элитницы проступила улыбка.

Она снова отличалась. В ней чувствовались нотки жестокости.

— Мне даже ни к чему использовать датчики высокой точности. Ясно, что только одна из них может двигаться. Охохо. Должно быть, ты испытываешь истинное отчаяние, отправляясь на бой со мной, когда из твоих семи главных пушек функционирует лишь одна.

Объекты были оснащены более чем сотней пушек, большими и малыми, но только вооружение уровня главной пушки могло покончить с другим Объектом. Это значит, было более логичным поработать над единственной главной пушкой, чтобы она работала на полную силу, вместо восстановления всех семи с ограниченным функционалом.

Однако...

Это лишь наделяло её жалким минимумом возможностей, необходимых для ведения боя. Поскольку было ясно, что она могла на равных сражаться с вражеским Объектом, когда все её главные пушки были при ней, теперь она была в запредельно невыгодной ситуации, когда работает только одна из этих пушек.

— Она, наверно, умышленно не двигает остальными, чтобы создать для тебя ложное чувство безопасности.

— Охохо. Обман — это зло. Тебе повезло быть захваченным мной. Полагаю, ты быстро научишься правилам Информационного альянса.

Элитница небрежно тыкнула по клавиатуре, не обращая внимание на состояние Квенсера, который выглядел так, словно был готов харкать кровью. Похоже, она настраивала радио. Квенсер подумал, что она устанавливает связь с союзниками, но оказалось, что нет.

Она отправила передачу по частоте, которую легко сможет перехватить принцесса Легитимного королевства.

— Охохо. Ну, привет, неотёсанная элитница Легитимного королевства. Если поднимешь белый флаг, я обещаю сохранить ваши жизни.

— ...Прости, но военный устав запрещает поднимать белый флаг до того, как будет уничтожен Объект.

— Ладно тогда, — элитница ритмично застучала по клавишам. — У меня нет обязанностей быть тактичной. Я просто взорву тебя. Охохо.

Началась настоящая битва.

Держа определённую дистанцию, два Объекта быстро задвигались вправо и влево. Действие походило на то, как два противодействующих магнита с силой прижимались друг к другу. Два Объекта неслись на высокой скорости, огибая круги и выстреливая из пушек.

Принцесса была экспертом боевых действий.

Даже будучи в плачевной ситуации с единственной работающей главной пушкой, она не оказалась сразу в невыгодном положении. Даже если они не могли покончить с вражеским Объектом, Малыш Магнум всё ещё обладал приблизительно сотней других пушек. Принцесса задействовала их, чтобы сносить снег со своего пути и выстреливать слабым лазером для создания помех во вражеских датчиках. Применяя тактику искажения для притупления движения врага, она выстреливала из оставшейся главной пушки.

Однако...

Девочка из Информационного альянса была такой же элитницей, как и принцесса.

Она существовала, чтобы пилотировать Объект.

Она потеряет всё, если больше не сможет пилотировать его.

Тело этой девочки было тренировано в экстремальных условиях, количество крови в ней было изменено, чтобы выдерживать высокое G, и у неё было искусственно завышенное содержание железа, чтобы обеспечить большое поступление кислорода. Даже в таких ненормальных условиях, доходивших до 10G, она продолжала стучать по кнопкам, при этом мурлыкая себе под нос.

Тактика искажения не работала.

Даже с одним закрытым датчиком незамедлительно появлялось множество окон, из которых она получала информацию со всех направлений. Пользуясь этим, она продолжала высокоскоростной бой.

Она знала, что не в состоянии избежать каждой атаки, потому повторяла дерзкие, резкие движения, сфокусировавшись на уклонении от атак главной пушки, которые вполне могли оказаться фатальными.

Она не прекращала быстрых, скоростных рывков с применением гусениц, пытаясь подобраться ближе к Малышу Магнуму таким образом, чтобы зажать принцессу около утёса.

Принцесса явно была в невыгодном положении.

(Проклятье... Я должен... помешать... ей в управлении!..)

Квенсер отчаянно пытался подавить рвотный позыв, но даже движение кончиком пальца давалось ему с трудом, пока он лежал пластом на полу. Рядом было много клавиатур, до которых он мог дотянуться, всего лишь поднявшись, но он не мог даже вытянуть руку, находясь под воздействием высокого G.

Внезапно элитница направила Объект резко вбок. Тело Квенсера подлетело в воздух и приземлилось аккурат у кресла элитницы.

— Охохо. Оставлять это Джульетте слишком скучно, как насчёт того, чтобы мы узнали друг друга получше... физически.

— Чё?!.. Гх... Ты что говоришь?!

Мощная инерционная сила всё ещё действовала на Квенсера, так что он не мог дать надлежащий ответ. Ему казалось, словно тяжёлая пластина навалилась ему на грудь, и он едва мог дышать.

И вот тогда из радио Раша послышался голос принцессы.

— ...Квенсер?..

— Погоди, почему ты говоришь с таким тяжёлым тоном, словно обращается к кому-то подозри... гфх?!

— Охохо! Охохохохохо!!! Для тебя комнаты не осталось, неотёсанная элитница Легитимного королевства! А теперь, позволь показать ей нас. Мы можем выслать ей на e-mail фотографию, на которой мы прижимаемся щеками друг к другу. Скажи сыр! ...О, дорогой. Заслонки блокируют сигнал, так что я не смогу отправить её в Легитимное королевство со своего телефона.

— Квенсер... Прости, это битва против Раша. ...У меня нет идей, как ты там оказался, но если вскоре ты оттуда не сбежишь, ты взлетишь на воздух вместе с ней.

— П-постой, постой. Я что-нибудь сделаю с движением Раша изнутри...

Развалившись на кресле, Квенсер пытался дотянуться дрожащими пальцами до одной из клавиатур элитницы. Однако она хлопнула по его ладони, словно отругала.

Рука Квенсера настолько ослабла, что этого было достаточно, чтобы отбросить её в сторону.

(… Про... клятье... Я не могу даже этого...)

Гигантский экран был разделён на окна, заполненные всевозможными данными, что постоянно менялись.

Стратегический ИИ Джульетта пилотировал Объект.

Одно окно отображало древовидную диаграмму, которая, должно быть, показывала нынешнюю команду, выполняемую ИИ. Квенсер не мог точно определить, сто там было или тысяча строк, но элитница быстро напечатала на клавиатуре несколько слов, и несколько строк окрасилось красным, после чего исчезало. Должно быть, это и было тем, что она называла «удерживать поводья». Движение Объекта постепенно перестало быть шероховатым и скованным. Возможно, это было связано с «научением» ИИ за время этого боя, или с тем, что элитница скорректировала некоторые его особенности и придала исполнению команд большую эффективность.

— ...Гааааххх!..

Огромное давление от инерции снова сдавило сердце Квенсера.

Из уголка рта Квенсера засочилась кровь, а из его кармана что-то вылетело. Это было его беспроводное устройство. Глядя, как маленький прибор пролетел по полу, элитница грубо усмехнулась.

— Охохо. Хоть ты и в кокпите, этот дешёвый хлам не может нарушить работу моего интерфейса. И попытка задействовать суперкомпьютер Легитимного королевства тоже не сработает. Толстые заслонки блокируют любые сигналы.

Квенсер пропустил мимо ушей злорадство элитницы и уставился на экран хендхелда, отлетевшего чуть в сторону.

Стратегический ИИ Джульетта.

В данный момент была настроена радиопередача между принцессой и элитницей.

Заряд пластида в его руке.

Всё ещё неспособный нормально двигаться, Квенсер смотрел на гигантский монитор глазами, налитыми кровью. Он молчаливо задумался.

(Кажется, я начал придумывать план.)

Глава 13

Тем временем принцесса поверхностно дышала, пилотируя Малыш Магнум.

Ситуация менялась от момента к моменту. Головокружительное количество информации постоянно отображалось на большом мониторе спереди. Хоть и было в наличии устройство, считывающее движение её глаз и отправляющее команды, основываясь на этом, было не похоже, что она могла совладать со всем этим. Двухсоткилотонная масса быстро двигалась влево и вправо, чтобы уклоняться от атак Раша. Большое инерционное давление из-за этих движений снижало её выносливость. Её мозг был оптимизирован, чтобы пилотировать этот Объект, и сейчас она задействовала всю его вычислительную мощь, несмотря на то, что более половины вдыхаемого ей воздуха не могло быть усвоено её телом.

Схватка продолжалась.

Временами она брала верх, иногда наоборот.

Однако принцесса точно могла сказать, что кое в чём эта битва отличалась. У неё была всего одна главная пушка из семи. Если она будет уничтожена, всё будет кончено. Вот только беспокоилась она вовсе не об этом.

Это больше походило на азартную игру, выигрыш в которой зависит от туманной удачи.

У неё появилось странное ощущение, что линия битвы отклоняется в сторону. По существу, эта битва должна была проходить по прямой линии. Однако у неё появилось предчувствие, что в битве появился новый вектор, который мог значительно изменить её течение.

(Это плохо...)

Дела приобретали совсем дурной оборот.

Если ситуация изменится, она будет походить на игрушечный кораблик в ванне, из которой выдернули затычку. Опасность будет расти с невиданной быстротой.

Принцесса знала это, но она не могла отклониться от взятого курса. Её руки были полностью заняты высокоскоростной битвой. У неё не было времени фокусироваться на чём-то другом.

Но потом...

— ...Квенсер … Малышу Магнуму...

Голос звучал так, словно его выдавливали из груди.

Он шёл из средства связи, установленного в кокпите. Однако шёл он не на военной частоте Легитимного королевства. Это была та же частота, на которой она недавно спорила с Рашем Информационного альянса.

(Так он в самом деле на борту того Объекта?..)

Когда эта мысль посетила голову принцессы, Квенсер продолжил передавать.

— Я-я зажат в угол. Могу я попросить об одолжении, на всякий случай?

— Каком?

— Если я тут отброшу копыта, я хочу, чтобы ты вернула обручальное кольцо из барака на базе техобслуживания моей подруге детства Ангелине в моём родном городке...

— ...

Малыш Магнум выстрелил из главной пушки, полностью игнорируя ход битвы.

Раш увернулся от выстрела низкостабильной плазмой быстрым движением.

Принцесса всё ещё оставалась безэмоциональной, но её зрачки были шире, чем обычно, пропуская внутрь больше лазерных лучей.

Она сказала запредельно спокойным голосом:

— Прости, Квенсер. Я забыла спросить, из чего ты предпочитаешь быть подстреленным, из койлгана, из лазера или низкостабильной плазмой.

— Угееех?! Инерция от этих манёвров уклонения вытворяет с моим телом ужасные вещи! Тупица! Не сражайся настолько серьёзно! Такими темпами тебя ждёт та же судьба, когда тебя с лёгкостью вынесла Водомерка, что сейчас раскидана по этим местам!!!

— Квенсер, теперь ты роешься в прошлом, которое надо было похоронить? ...И что за «с лёгкостью»?

Ускорившийся огонь и манёвры уклонения позволили Квенсеру лишь стонать в ответ.

— Кстати, Квенсер, если тебе есть что сказать, сейчас самое время.

— Угх. П-правда? Тогда ладно. Много чего у меня было с иностранкой по имени Этта, которая работала столь же эффективно, как ИИ, в ресторанчике в безопасной стране, так что не могла бы ты передать ей ожерелье, что хранится у меня в бар... гбхееееххх?!

В этот раз Раш сделал манёвр взад и вперёд, который вроде бы не был необходим в данный момент.

Элитница Информационного альянса сказала:

— ...Охохо. Я бы тоже задала пару вопросов касательно этой подруги детства и этих «много чего».

— Бфх?! Харе так двигаться взад и вперёд!

Квенсер словно подвергался беспричинным пыткам, но потом он неожиданно закричал:

— Сейчас твой шанс!!!

— ?

— Квенсер Малышу Магнуму! Ты меня слышишь? Элитница Раша предпринимает слишком много лишних действий. Это твой единственный шанс спастись из этой неприятной ситуации! Уклоняйся вправо! Направление уклонения вправо!!!

— ...

— Не кипятись ты там! Просто послушай, что я тебе говорю!

От его инструкций принцесса нахмурилась.

Это не соответствовало стратегии, которую она для себя избрала. Как пилот Объекта, она знала его возможности. Вот почему она заколебалась немедленно последовать инструкциям паренька, который был где-то на уровне полного дилетанта. Но...

— Такими темпами ты будешь прижата к утёсу и атакована её главными пушками, когда не сможешь двигаться! Верь мне! Я знаю способ победить! Так что уклоняйся вправо! Держи вправо! Тебя разнесёт на куски, если не сделаешь это!

Это было правдой, что её вот-вот прижмут.

И вероятнее всего, Квенсер это понял из кокпита Раша. Он мог прочитать что-нибудь о стратегии Раша на мониторе.

— ...

Она собралась с мыслями.

Она задвигала штурвалом, который крепко сжимала.

Малыш Магнум проделал мощный манёвр уклонения вправо, и интенсивная инерция атаковала её худое тело.

Но...

— Охохо. Хоть ты и глубоко заблуждаешься, это всё равно выводит меня из себя.

В голосе элитницы почувствовался лёгкий холодок.

Раш провернулся на месте, что должно было создать огромную инерцию. По радио принцесса услышала болезненный вскрик, предположительно Квенсера.

Световые пули, выстреливаемые скоростной лучевой пушкой Гатлинга, слегка задевали корпус Малыша Магнума. Лучевые пушки продолжали стрелять, разрушив одну из главных пушек принцессы и отправив её в воздух.

Игнорируя это, Квенсер закричал:

— ...Гх?!.. Т-теперь слегка поверни влево! Переключись на низкостабильную пла... гх?! Стреляй спереди Раша! И... суб-пушки Убийственного шквала! Целься в обломки Водомерки... слева! Кгхе. Если ты растопишь снег вокруг них лазерами... это удастся использовать как укрытие!

— Охохо. Охохохохохохо!!! Не знаю, что ты задумал, но ты слишком медлительный! Даже если ты пытаешься передать ей мою стратегию, полагаясь на информацию из кокпита, ты слишком медленный! Прежде чем неотёсанная элитница Легитимного королевства предпримет действия, команда уже будет выполнена!

Враг был абсолютно прав.

Инструкции Квенсера, в общем-то, могут погубить последний шанс принцессы для атаки. Это было словно знание того, что через сто ходов получишь мат, с последующей потерей половины этого времени. От брони Малыша Магнума отвалились небольшие куски, и несколько главных пушек разлетелись по снегам Аляски. Появилось несколько окон с предупреждениями, и она слышала крики оператора, наблюдающего за обстановкой с базы техобслуживания.

Неожиданно движения Малыша Магнума прервались.

Главная пушка врага попала в него рядом с ядром. Тысячи и даже десятки тысяч световых лучей выстреливались из оружия в стиле орудия Гатлинга. Толстая броня окрасилась оранжевым сиянием, и лучи молниеносно впились в неё. Полетели искры, произошло взрывное расширение воздуха, и от «раны» подул неистовый ветер, словно это был реактивный двигатель.

— Надеюсь, ты приготовилась. Охохо, — сказала элитный пилот Раша с такой интонацией, словно подвела их королеву к критической точке. — Это поставит точку! Можешь сожалеть о том, что не подняла белый флаг, когда он уже был доступен, пока будешь гореть в глубинах ада! Охохохохохохо!

Принцесса стиснула зубы.

Она стала колебаться, должна ли она остановить механизм катапультирования, который начал автоматически активироваться.

— Верь мне.

Но...

Голос Квенсера по радио вовсе не сдался.

— Ты сможешь выиграть.

Раздался ужасный шум, словно слетела с вала толстая шестерня.

У принцессы не было идей, что же произошло.

Не было ничего удивительного.

Он исходил не от Малыша Магнума. Поскольку эта неисправность приключилась не с её собственной машиной, для неё было вполне естественно не понимать случившееся.

Но это означало...

— Квенсер?.. — пробормотала принцесса.

Да.

Всего мгновение назад Раш был неоспоримым правителем на поле боя, но сейчас он полностью замер посреди снега.

Глава 14

Машина внезапно остановилась.

Квенсера швырнуло к полу, но урон от этого получил не только он.

От безмерной инерции, вызванной резкой остановкой Раша, даже элитница на миг задохнулась.

— Гах?!.. Ч-что?!

Девочка закашлялась, но в её голосе содержалось больше недоумения, чем боли.

Гатлинг 033 Второго поколения Информационного альянса управлялся, основываясь на быстром принятии решений стратегическим ИИ Джульеттой. Элитница не полностью управляла Объектом. Наоборот, он выбирала и удаляла баги и ошибки среди сотен и даже тысяч команд, какие Джульетта генерировала каждую секунду. В общем, она удерживала поводья разьярённой кобылы и направляла её в том направлении, что ей было нужно.

Как бы там ни было, Гатлинг 033 не двигался.

Дело не в том, что был остановлен стратегический ИИ. Джульетта всё ещё осуществляла расчёты с исступляющей скоростью.

Однако...

Ни одна из нескончаемых команд, производимых на высокой скорости, не приводила Гатлинг 033 в движение.

Насколько бы умелым кучером ни была элитница, она ничего не могла сделать с лошадью, которая перестала думать и не могла сделать вперёд ни единого шага. Когда лошадь отказывается двигаться, как бы сильно она ни ударяла её пятками или хлыстом, ценность самого кучера ставится под сомнение.

Словно шестерёнка, связывающая мысли стратегического ИИ с непосредственным движением, была удалена.

Какими бы высокими ни были характеристики Джульетты, и насколько бы умелой ни была элитница, ничего нельзя было поделать, когда Гатлинг 033 застыл на месте.

— Хо... хохо. Охохо.

Элитница огляделась вокруг, рассиживаясь в кокпите.

Затем она взглянула на Квенсера, развалившегося на полу.

Она была вынуждена рассматривать его как врага.

— Что?.. Что ты сделал с моим Гатлингом 033?

Квенсер не ответил сразу. Инерционные силы, смявшие его тело, нанесли определённый урон. Его рот беззвучно открывался и закрывался, его дыхание было тяжёлым.

Наконец, парень показал натянутую улыбку и сказал:

— Ты надеешься... сыграть в «Кто хочет стать миллионером?»

— Ох... хохо. Я могу кое-что определить, исходя из ситуации.

Маленькие плечи девочки задрожали.

Дрожали в бешенстве и гневе.

— Могу сказать, что Джульетта проходит ненужное «обучение»! Могу сказать, что это приводит к различным багам и ошибкам, которые вызывают конфликт между командами, пытающимися быть в приоритете! Баги и ошибки распространяются так быстро, что мои «ревизии» не поспевают за ними! Я спрашиваю о том, что стоит за этим! Я не спрашиваю, что произошло! Я спрашиваю, почему! Что ты сделал с Джульеттой?!

— Это переоценка риска, — сказал Квенсер, несмотря на то, что не мог даже присесть.

Усталость и боль пропитали его голос, но в нём не чувствовалось слабости.

Этот парень успешно стал эквивалентным оппонентом элитницы, пилотирующей игантское орудие, известное как Объект.

— Джульетта стремглав заметила некоторые изменения в ситуации, что не смогла сделать ты. Эти изменения привели к кардинальной перемене в приоритетах, которым должен следовать Раш.

— Что?..

— Вот незадача. Этот стратегический ИИ пилотирует Объект, который может изменить исход войны, но похоже, он до сих пор не наделён способностью поднимать белый флаг и сдаваться. Из-за этого Джульетта вынуждена продолжать вычислять способ выхода из этой ситуации, несмотря на то, что ей явно поставили мат. Раш встал как вкопанный, потому что Джульетта напрасно пытается придумать план спасения.

— Это... это нелепо! — рефлексивно отвергала элитница. — Охохо! У моего Гатлинга 033 неоспоримое преимущество! Не может такого быть, чтобы я проиграла этому неотёсанному Объекту Легитимного королевства Первого поколения! Хоть ты и давал ей советы по радио, мне никак не могли поставить мат!

— Я не давал советов принцессе, — убедительно сказал Квенсер, и элитница застыла на месте. — Чёрта с два у меня была подруга детства Ангелина. А что такого с именем Этта? Это на удивление простой код, ссылающийся на отчёт в базе данных Легитимного королевства.

— Ангелина... отчёт... Этта... Джульетта... Ты что ли?!..

— Поскольку это ты решила несмотря ни на что связаться с врагом, ты должна знать, что передача, отправленная Малышу Магнуму, также может быть принята рациями других солдат.

Глава 15

Непосредственно перед тем, как Малыш Магнум и Раш принялись стрелять друг в друга на высокой скорости, по снежной равнине, усыпанной обломками Водомерки, задвигалась маленькая фигура.

Это был Хейвиа.

Он слушал голос Квенсера, доносившийся из рации.

Поначалу казалось, что он использовал оборудование связи Раша, чтобы дать совет принцессе. Однако...

(«Я зажат в угол». Это была кодовая фраза, свидетельствующая о разговоре касательно проверки порножурналов. Слово «иностранка», должно быть, ссылалось на Раш. Раз он также использовал имя «Ангелина», его вполне можно было заменить термином ИИ.)

— Угх. Проклятье, Квенсер. Ты слишком сильно полагаешься на великолепный гений своего напарника-аристократа, — сказал Хейвиа в пустоту.

На его хендхелде отображалась конструкция Водомерки. Это изображение было создано в Легитимном королевстве после проведения анализа технологий вражеского Объекта.

(Направляйся вправо и поворачивай влево. Почему эти инструкции оказались настолько геморными?)

Один только главный корпус Объекта был пятьдесят метров, так что конструкция была весьма большой. Хейвиа прокрутил экран, как велел Квенсер, и отметил необходимые компоненты.

(Теперь мне всего лишь нужно использовать карту, чтобы отметить на ней расположение этих деталей на поле боя.)

— Действуй! Действуй!

Хейвиа остановился у одного из мест, что он отметил.

Это была главная низкостабильная плазменная пушка, погружённая в снег.

— Знаешь ли, я немного обеспокоен тем, что смог без труда понять, что имел в виду Квенсер. Я лучше бы настолько хорошо понимал девушек.

Он опустил сумку со спины.

Внутри было огромное количество батарей. Это был запас, подготовленный для электродрели.

Изначально миссией Хейвиа было на пару с Квенсером насверлить в утёсе дырок, напихать туда бомб и эффективно повалить обломки. Хейвиа нёс на себе приличную ношу, помогая Квенсеру.

Однако мощности этих батарей даже близко не хватало, чтобы питать главную пушку Объекта.

К счастью, Хейвиа не собирался делать такое.

— Что ж, одного запуска инфракрасной системы наведения должно хватить, чтобы одурачить его.

Он заглянул сквозь разрыв в броне сбоку пушки, где она сильно выгнулась. Он засунул руку внутрь и вытащил здоровенный электромагнит. Он размотал провод, намотанный на цилиндрический контейнер для создания катушки, и потом перемотал его, чтобы создать другую катушку.

— Электромагнитная индукция~. Вот что используют эти трансформаторы~, — напел Хейвиа, используя металлический сердечник в форме квадрата для создания большой и малой катушки.

Затем он повернулся к механизму инфракрасного наведения, который был большой как полено.

Он был окружён бронёй, которую обычная бомбардировка не пробьёт, но не удалось бы проводить его техобслуживание, если никак не попасть к нему. Хейвиа использовал свои инструменты, чтобы открыть панель на броне. Внутри он присоединил батарею к кабелю и трансформатору. Затем он удалил устройство дистанционной детонации из электрического взрывателя Топора и добавил его в своё импровизированное устройство.

Теперь он мог спокойно запускать устройство инфракрасного наведения Водомерки щелчком рации.

— Ведь у Водомерки было восемь главных пушек? Что ж, трёх из них будет достаточно.

Хейвиа взглянул на конструкцию в базе данных Легитимного королевства, созданную с намерением использовать технологию уничтоженного Объекта. Затем он двинулся дальше.

По пути он обнаружил внедорожник, который, вероятно, был брошен Информационным альянсом, когда тот не смог преодолеть гигантские куски металлолома.

Он забрался в него и сказал:

— План в том, чтобы сбить с толку ИИ Раша, добавив ему ненужных вычислений, но почему я один должен носиться по округе и делать всю работу?

Цель Хейвиа была отчётлива и проста.

Он починит одни только устройства наведения оружия Водомерки, разбросанного по снежной равнине, и заставит их работать, когда отправит радиосигнал.

Используя их, он заставит стратегический ИИ Раша ошибочно посчитать, что главные пушки Водомерки до сих пор функционируют, и Раш должен будет постоянно учитывать эту опасность.

После этого Хейвиа включит и выключит восемь механизмов наведения в главных пушках на большой скорости и с определённым алгоритмом. Постоянно подкидывая стратегическому ИИ ненужные вычисления и заставляя его «обучаться» ненужным и неправильным вещам, способность к быстрому расчёту на некоторое время будет задействована впустую.

В его руках был источник этой информации.

Список Ангелины.

Этот доклад был составлен армией Легитимного королевства, и он содержал многочисленные проблемы и сбои ИИ, которые привели к тому, что исследования в этой области были провозглашены «нереалистичными.»

Разумеется, одно только это не помогло бы отыскать уязвимость в стратегическом ИИ Раша.

Информационный альянс проводил самые продвинутые в мире исследования ИИ, так что они уже позаботились о контрмерах на этот случай.

Это походило на попытку заражения компьютера вирусом, против которого у того уже имеется средство защиты.

Однако было достаточно одной основы.

Хейвиа не собирался полагаться на один только Список Ангелины. Будто создавая подвид этого вируса, он должен был создать новую проблему прямо здесь и сейчас.

Он уже обладал необходимыми знаниями и умениями.

Пока с виду он только и делал, что носился по полю боя с винтовкой, но Хейвиа Винчелл был радарным аналитиком.

Он был экспертом, когда поле боя стоило рассматривать в качестве стола, а Объекты в качестве кусков мозаики, чтобы можно было оценить особенности и слабости вражеской машины, исходя из её движения.

Глава 16

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;line-height:0.2in">— Ох... хохо... Ты использовал Список Ангелины... чтобы заставить её остановиться и подумать?..

Маленькое тело элитницы задрожало, когда она выслушивала объяснение Квенсера.

Квенсер наконец-то смог медленно подняться с пола, после чего вытер кровь, вытекшую из носа и ушей в следствие инерции. Он снова обратился к элитному пилоту замершего Гатлинга 033.

— Разве тебе не следует что-нибудь предпринять? Сейчас твой единственный шанс остановить Джульетту.

— Хо... охохо... Что ты имеешь в виду?..

— Даже сейчас Раш продолжает свои бессмысленные расчёты. Появляются бесконечные баги и ошибки, которые конфликтуют между собой. В скором времени их наберётся столько, что даже разум элитника с ними не совладает.

— ...

— ИИ не просто программа. Его способность к обучению может быть как плюсом, так и минусом. Такими темпами проблемы возрастут по экспоненте. ИИ, который стал обучаться в неверном направлении, должен быть немедленно остановлен. В противном случае Джульетта нанесёт серьёзный урон своим скриптам.

Квенсер говорил это с ухмылкой.

Вероятно, он отчетливо представлял себе, что повлечёт за собой «немедленная остановка» ИИ.

(Кх... Он прав. У меня нет выбора, в такой ситуации я должна провести экстренную остановку Джульетты.)

Элитница прикусила губу.

(Объект является слишком большой и сложной системой, и стратегический ИИ должен постоянно симулировать движения врага и прогресс битвы, так что он не может с лёгкостью быть включен и выключен. Как только я начну экстренную остановку, потребуется время для перезапуска!)

И поскольку система прежде всего подразумевала управление с помощью стратегического ИИ, существовал явный риск, связанный с его выключением.

Позволит ли она Джульетте работать дальше или вручную остановит её, она окажется в запредельно невыгодном положении.

В каком-то смысле её выбор скатился с «победы или поражения» до «поражения одним или другим способом».

Элитница содрогнулась от столь серьёзно изменившейся ситуации, но у неё были и другие мысли.

— ...

Этот парень был необычным.

Это правда, что непосредственно провернул это его партнёр. Однако это именно парень в кокпите придумал способ и создал идеальную возможность воспользоваться им.

Даже если кто-то придумал бы такой план и попытался воспользоваться им как средством спасения, смог бы он провести его настолько превосходно с первой попытки? Смогли бы они точно передать свои мысли во время немного непонятного разговора, наполненного кодовыми словами, без предварительного согласования?

Чтобы разобраться с такой угрозой, прежде всего нужно было разобраться с самой основой.

И больше всего в этом устрашало то, что у этого парня из Легитимного королевства не могло быть ни малейшего понятия о тех проблемах, которые могли возникнуть в результате таких действий.

Он не проходил никакое специальное обучение.

Но он добился успеха со своим импровизированным планом.

Насколько разум должен быть открытым, чтобы провернуть что-то подобное?

— Что будешь делать? — поставил ультиматум Квенсер. — Ты позволишь Джульетте уничтожить себя или экстренно её остановишь? Решай сама, как хочешь покончить с этим. Солдат-уклонист, помогающий мне, наверно, сейчас объясняет ситуацию принцессе, так что она на некоторое время успокоилась. Однако это не даёт никакой гарантии. Если наш командир приказал ей отдать приоритет уничтожению вместо сбора технологии, она без промедлений выстрелит в тебя из главной пушки.

— Хо.

И...

Маленькие плечи элитницы задвигались вверх и вниз.

Он смеялась.

— Хо... хохо. Охохо. Охохохохохохохохохо!!! Ты прав. Отдам тебе должное! Джульетта пока что выдохлась. Если позволить ей выполнять вычисления дальше, это ничего не даст, так что я вынуждена провести экстренную остановку!!! — однако на этом элитница не остановилась. — Но не думай, что на этом дело закончится.

По кокпиту разлетелся болезненный, оглушительный звук.

Элитница с силой ударила по одной из клавиш на бесконечных клавиатурах.

В следующий миг исчезла вся подсветка с мониторов и ламп.

На мгновение во власть вступила кромешная тьма.

Это было подтверждением того, что все системы остановились.

Однако...

Как она заявила ранее, Раш на этом не остановился.

Куча статических помех из различных источников ударила в уши Квенсера. В то же время монитор и лампы снова загорелись. С механическим шумом произошла подстройка углов бесчисленных клавиатур, окружающих элитницу.

Теперь они располагались так, чтобы человек мог оперировать ими всеми.

Теперь они располагались так, чтобы её десять пальцев могли бегать по ним ещё быстрее.

— Полный контроль. Освободить, — заявила она.

На лице элитницы проступила улыбка. Это вовсе не было спокойное выражение лица, какое можно увидеть у привилегированного класса. Это была запредельно дикая улыбка того, кто скрестил меч со своим заклятым врагом на поле боя.

— Охохо! Гатлинг 033 прежде всего управляется Джульеттой, когда я осуществляю «ревизии», но не припомню, чтобы я говорила, что он не может управляться другими способами! Я могу сама управлять им, если это необходимо!!!

Сотня пушек, множество датчиков и радаров, собирающих данные, сложный механизм пропульсии, в котором задействованы как гусеницы, так и нагнетатель воздуха, а также реактор, продуцирующий огромное количество энергии.

Она заявляла, что способна управлять всем этим всего лишь десятью пальцами.

Это не то занятие, о котором когда-нибудь будет помышлять нормальный человек.

Нормальный танк обычно управляется четырьмя или пятью людьми, но эти стандарты не относились к элитному пилоту, чьё тело и разум значительно улучшены.

Компьютеры выполняют широкий спектр задач в фоне, о чём обычные люди никогда не задумываются. Она, по сути, говорила, что способна совладать со всем этим лучше компьютера посредством ручного ввода одной буквы или цифры в один момент времени.

И...

Если она в самом деле была способна продолжать бой, было ясно как день, у какого Объекта тут преимущество.

Малыш Магнум несомненно был зажат в угол.

Если так пойдёт дальше, уничтожена тут будет принцесса.

— Охохо. Я должна отдать должное твоим навыкам, раз ты отыскал такую уязвимость у Джульетты.

Пальцы элитницы повисли над клавиатурами.

Пауза отдавала таким напряжением, словно она приставила ствол пистолета к затылку своего врага.

— Но теперь я хочу тебя ещё больше!!! Какое быстрое мышление. Какое применение на практике. Ты идеален для моего подразделения!!! Честно. Хохо. Честно. Охохохохохохохохохо!!! Почему же ты разжёг такое пламя в моём сердце?! Охохо!!!

Но...

— Остановись, — быстро сказал Квенсер.

Пальцем он смахнул немного крови, вытекающей из его уха, и медленно заполз по полу кокпита.

— Это бессмысленная схватка. Ты не сможешь победить нашу принцессу таким образом.

— Охохо. И какое же у тебя доказательство...

Элитница заткнулась.

Пальцем Квенсер что-то написал на полу красным цветом.

Бомба установлена.

Элитница шокировано посмотрела на Квенсера, и он написал кровью ещё больше.

Выруби всю связь. Включая с теми, кто наблюдает с базы.

— Что?..

Квенсер ударил ладонью по стенке.

Его взгляд всё высказал.

Не говори.

Что бы ты ни делала, не говори.

Если упустишь эту возможность, будешь обречена.

У него не было времени, чтобы разбираться с замешательством элитницы.

— ...

Тонкие пальцы девочки неуверенно зависли над клавиатурами на несколько секунд. Наконец, она нажала кнопку. Увидев движение её пальца, Квенсер медленно поднялся.

— Вон там. На полу под креслом кокпита, установлен заряд пластида. Похоже, это на всякий пожарный случай. Они ничего не рассказали тебе об этом?

Совсем недолго девочка стояла не шелохнувшись. Затем она отчего-то затрясла головой. Вероятно, она хотела что-то опровергнуть. Однако Квенсер не ответил. Бразды правления взяла тишина. Элитница расстегнула ремни дрожащими руками и медленно поднялась. Она робко обошла кресло сзади и заглянула под него.

Потом она пошатнулась, словно была готова упасть в обморок.

— Почему? — её шопот разлетелся по всему кокпиту. — Почему они установили что-то подобное? Охохо. Потеря Объекта или элитного пилота означает смерть для моего подразделения.

— Объект — это монструозное орудие, которое не может быть уничтожено даже ядерным взрывом. Когда он контролируется единственным элитником, военное руководство боится, что он обратится против них. Если Объект направит свои главные пушки на собственную базу, никто не сможет его остановить, — Квенсер навалился на стенку и медленно, глубоко вздохнул, прежде чем продолжить. — А Раш контролируется стратегическим ИИ. Существует ещё большая опасность, что в программе произойдёт сбой, который элитник не сможет достаточно быстро устранить. Вот почему они создали свою собственную «аварийную кнопку выключения». Вероятно, похожая бомба установлена и в главном компьютере Джульетты в дополнение к этой в кокпите.

— ...

— Но это не самая большая проблема.

Элитница поняла, что он пытался сказать.

Квенсер указал окровавленным пальцем на место расположения бомбы.

— Начался отсчёт детонации. Это может быть связано с серьёзной ошибкой, возникшей в стратегическом ИИ.

— Невозможно! Хо... охохо. Я-я — элитный пилот Гатлинга 033! Они не могут так просто списать меня!

— Элитный пилот важен, но только пока военное руководство так считает, — выплюнул Квенсер в ответ. — Я видел, как элитников списывают со счетов. Когда принцесса была повержена Водомеркой в этом районе Аляски, её использовали как наживку, чтобы подразделение могло отступить. Элитник обладает ценностью, когда комбинирован с действующим Объектом. И поскольку у них есть Джульетта и публичная 3D-модель, им даже не нужно говорить людям, если ты умрёшь. Ведь есть резервная копия? Джульетту ведь сохранили на каком-нибудь сетевом хранилище?

— Кх!

Элитница залетела обратно в кресло кокпита и потянулась к кнопке включения системы коммуникации.

Но Квенсер сказал:

— Стой. Они не хотят, чтобы ты знала о бомбах. Очень даже возможно, что они взорвут их в тот же момент, как ты спросишь об этом. Они могут посчитать, что узнав об этом, ты предашь их.

Палец элитницы остановился за мгновение до того, как достиг клавиши.

Пока она оставалась на месте, Квенсер продолжал:

— Почему, по-твоему, бомбы были установлены только в кокпите и главном компьютере? Потому что они хотели свести урон к минимуму, чтобы потом заменить лишь интерьер, а остальное пустить на повторное использование. По идее, только ты можешь пилотировать Гатлинг 033, потому что он был модифицирован специально под тебя. Однако если они задействуют лишь каркас и пересоберут внутреннюю часть на манер другого Объекта, они могут на редкость быстро найти элитника на замену. Таким образом, они могут избавиться от элитника, который им больше не нужен, и приступить к осуществлению другого плана с минимальными затратами.

— Я... я никогда не предам их и никогда не встану на уши! Хо... хохо. А ошибочное научение Стратегического ИИ Джульетта было вызвано уязвимостью в программе!


— Но что прямо сейчас думают об этом командиры на базе? Они увидели, что Раш внезапно остановился, когда имел возможность продолжать бой. Военное руководство Информационного альянса беспокоится вовсе не о Раше или элитнике. А о Стратегическом ИИ Джульетта.

HO v03 10

— !..

Элитница сжала кулак.

Она поднялась на ноги, качнулась и вдарила маленьким кулаком по лицу Квенсера, который сидел, навалившись спиной на стенку. Она не остановилась после одного или двух ударов. Она била снова, и снова, и снова. Она колотила его изо всех сил, вновь и вновь.

— Это!.. Это всё твоя вина! Я не... сделала ничего неправильного!!!

Глухой звук продолжал раздаваться.

Плечи девочки дрожали.

Она не выдохлась.

Её унижение, её гнев и страх, которые она больше не могла в себе держать, заставляли её тельце дрожать.

— Что будешь делать? — спросил элитницу Квенсер с рассечёнными губами. — Такими темпами заряды пластида взорвутся в последующие десять минут. Эта бомба не такая уж большая, но взрыв будет достаточно сильным, чтобы убить всех людей в этом замкнутом пространстве. Теперь ты понимаешь ситуацию? Что будешь делать?

— ...

Элитница занесла кулак, но потом остановилась.

Её дрожь дошла до предела. Этот кокпит, окружённый толстыми стенками, был для неё подобием колыбели. Ощущение реальной угрозы походило на клаустрофобию, что она испытала впервые в жизни.

Она стояла неподвижно и поверхностно дышала, и Квенсер вздохнул.

— Где механизм катапультирования?

— ?

— Где устройство управления катапультированием? Я прибыл на поле боя в качестве полевого студента, изучающего конструкцию Объектов. Я могу его найти. Если катапультирование связано с бомбой, ты не сможешь так просто его активировать. Сперва я должен перерезать соединительный кабель.

Квенсер положил руку на стенку и медленно поднялся, с лицом, распухшим от полученных ударов.

Элитница секунду колебалась, но наконец сказала:

— Ме-механизм катапультирования встроен в кресло. Охохо.

— Ясно. Значит, он такой же, как у нашей принцессы.

Квенсер вытянул какие-то мелкие инструменты из карманов своей униформы. Шурупы у кресла кокпита имели особую форму, так что инструменты Легитимного королевства не сработали бы. Но он вытащил маленькие плоскогубцы и прокрутил головки шурупов.

Удалив четыре шурупа, он вытащил небольшую панель.

Он увидел несколько кабелей и воздушный компрессор, применяемый для стяжки ремней.

Глядя внутрь, он сказал:

— Вот оно. Они соединены. Но тут не используется сложная система для соединения кабеля. Это не какой-то там пазл, как часовые бомбы в фильмах. Я могу достаточно легко с этим справиться, — Квенсер схватил элитницу за плечо и усадил её в кресло. — Снова застегни ремни. Катапультируйся, как только я обрежу провод. Благодаря этому мне удастся с этим справиться. Это всё ещё поле боя со своими правилами. Пока ведёшь себя надлежащим образом, ты не будешь подстрелена в воздухе, и тебя не будут гнать по снежной равнине, когда ты приземлишься.

— По-почему?..

— Это война. Я делаю это не по доброте душевной, — Квенсер обогнул кресло сзади и протянул руку к месту, где он убрал панель. — Как я сказал тебе раньше, я прибыл сюда, чтобы изучать конструкцию Объектов. В конечном счёте, мне нет дела до победителя и проигравшего... до тех пор, пока это не угрожает нашим жизням, вот что. И говорю как студент, это отличная возможность выгнать элитника и захватить вражеский Объект в почти неповреждённом состоянии. Это ключ к быстрому богатству. В обычной ситуации я никогда не смог бы изучать Объект второго поколения Информационного альянса.

Элитница озадаченно моргнула, удерживаемая ремнями в кресле.

В ответ Квенсер сказал:

— Это сделка на один раз. Когда встретимся вновь, мы будем врагами. Мы будем вынуждены сражаться насмерть. Держи это в секрете от принцессы. Если выяснится, что я позволил вражескому элитнику убежать, меня несомненно отдадут под трибунал. В противном случае тебя бы использовали в переговорах между державами.

Послышался громкий звук перекусывания.

Это был звук того, как Квенсер перекусил кабель, соединяющий механизм катапультирования с бомбой.

Теперь она могла катапультироваться.

Его рука достигла кресла и направилась к красной кнопке выброса.

Вот тогда элитница кое-что осознала.

— По-погоди секунду! Механизм катапультирования может выбросить только меня, а детонатор бомбы всё ещё функционирует! Ты окажешься здесь в ловушке...

— Ага, — с готовностью признал Квенсер. — Я позабочусь об остальном сам. Как я сказал, это ключ к быстрому богатству. Стоит рискнуть ради этого жизнью. По крайней мере лучше уж рисковать жизнью ради этого, чем участвовать в смертельной битве в интересах больших шишек. Если элитный пилот в скором времени не катапультируется, чтобы показать, что больше не может сражаться, принцесса уничтожит Объект. Как только это произойдёт, мне уже нечего будет изучать.

— Пого...

— Постарайся выжить. Я сделаю необходимые приготовления, так что ты справишься.

Прежде чем элитница успела пожаловаться ещё, Квенсер хлопнул по красной кнопке выброса.

Десятки заслонок по всему туннелеподобному проходу все разом открылись. После подтверждения того, что путь открыт, кресло элитницы выстрелило вверх.

Потребовалось менее десяти секунд, чтобы она покинула туннель. Как только она вылетела из Объекта, сама элитница была запущена из кресла, и раскрылся парашют.

— ...

С этим война была закончена.

Оставшись один, Квенсер шатко отошёл назад, пока его спина не врезалась в стену.

Навалившись на неё, он сполз вниз.

Его внимание было сконцентрировано на заряде пластида, что был установлен на полу, чтобы убить элитного пилота.

Глава 17

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Стратегический ИИ Джульетта Гатлинга 033 Информационного альянса был остановлен, а элитница, которая научилась технике ручного управления целого Объекта, катапультировалась.

Когда Гатлинг 033 был полностью обездвижен, война на Аляске подошла к концу. Само собой, Легитимное королевство было победителем.

— ...

Приземлившись на снег на парашюте, элитница поджала хвост и убежала, но Объект Легитимного королевства не преследовал её. Это было доказательством того, что она находилась на поле боя, на котором царит закон и порядок. Элитница прикусила губу от унижения, но у неё не было возможности в такой ситуации нанести ответный удар. Отступить как можно быстрее, когда даётся такая возможность, — такова задача проигравшего.

Она бежала километр за километром по холодному снегу.

Даже в специальном костюме, изготовленном по передовым технологиям, она постепенно теряла тепло.

Пока она сжимала зубы от горечи поражения, элитница услышала звук сминаемого снега. Однако звук был слишком плавным, чтобы это были шаги людей. Это был внедорожник Информационного альянса. Поскольку шум двигателя мог привлечь врагов, Информационный альянс обычно использовал гибридные решения. Электродвигатель производил куда меньше шума. Проблемы с недостатком лошадиных сил и преодолимым расстоянием не позволили им задействовать полностью электрические автомобили. Бензиновый двигатель был предназначен для местности с крутыми подъёмами, а электрический — когда поблизости могут быть враги.

Внедорожник остановился перед элитницей. Открылась дверь, и оттуда вышел командир базы техобслуживания Информационного альянса. Её имя было Ленди Фаролито. Это была женщина где-то двадцати лет с коричневой кожей и серебристыми волосами. Она была одним из молодых офицеров, ставших нормой за последние годы.

Тот факт, что командир лично явился на передовую, мог быть формой уважения перед элитным пилотом. Или, вероятно, командиру попросту больше ничего не оставалось, когда война была окончена.

— Слава богу... Похоже, тебе удалось выжить, — сказала Ленди с облегчением на лице.

Элитница сохраняла молчание и только лишь взирала на своего командующего. Похоже, Ленди списала этот жёсткий взгляд на шок от поражения.

— Пока что нам нужно отступить. Разведывательное управление, пытающееся анализировать технологию разрушенного Объекта, вероятно, будет в гневе на нас. Установка, которую они возвели для передачи информации, похоже, будет уничтожена Легитимным королевством. Однако мы не обязаны продолжать бой до последнего человека, когда наш Объект потерян. Мы лишь разберёмся с цифровыми данными. Определённое количество информации уже было собрано из обломков, так что мы не останемся совсем без результатов. И руководство не будет настаивать на том, что мы не придерживались их плана. К счастью, нас расценят как козырь, который лучше сохранить.

Ленди присела, чтобы быть на уровне глаз низкорослой элитницы.

Она выглядела словно родитель или учитель.

Однако элитница не могла забыть две вещи.

Факт того, что бомба была установлена в кокпите, и факт того, что был послан сигнал детонации, когда ситуация стала неблагодарной.

— Потеря Гатлинга 033 — это болезненный удар, но армия Информационного альянса уделяет особое значение системам пилотирования и стратегическому ИИ, так что с нами всё будет в порядке. Джульетта была сохранена, и тебе снова найдётся применение. Постройка целого Объекта займёт три или четыре года, но мы можем воспользоваться тем, что уже в производстве, и изменить его под наши нужды. Таким образом, не потребуется слишком много времени, чтобы ты снова была в деле.

— ...

— Наибольшая проблема — это опасение за то, что Легитимное королевство захватит Гатлинг 033 и проанализирует технологию касательно Стратегического ИИ Джульетта. Но нам ни к чему беспокоиться об этом. Главные схемы и платы памяти Гатлинга 033 снабжены на этот случай нагревающими элементами. С поджаренными главными схемами вся критическая информация будет стёрта, так что...

Раздался оглушительный звук.

Он пришёл от щеки Ленди Фаролито.

Элитница дала пощёчину своему командиру.

Элитница сказала тугим голосом:

— Если вы попытаетесь сделать что-нибудь подобное вновь, я точно наведу свои главные пушки на вашу базу.

Получив пощёчину, Ленди недоумённо уставилась на элитницу. Похоже, элитница не собиралась общаться со своим командиром, разыгрывая незнание. Она направилась к заднему сиденью внедорожника, игнорируя Ленди, которая держалась одной рукой за щёку.

(Этот парень.)

Элитница думала об этом, не обращая внимания на водителя, который сохранял молчание из-за странной атмосферы.

(Возможно, в качестве своего сторонника безопаснее иметь инженера вроде него, чем солдата, который ухитрится найти предлог для любого подозрительного деяния. ...Охохо. Теперь я хочу его ещё больше.)

Глава 18

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Тем временем в кокпите Раша Квенсер держал рацию у своего уха. Ранее толстые заслонки препятствовали распространению радиосигнала, но туннелеподобный проход был открыт во время катапультирования. Это означало, что теперь он мог воспользоваться рацией.

Он разговаривал со своей пышногрудой командиршей.

— Битва окончена. Я заполучил для нас Объект Информационного альянса второго поколения в почти целом виде. Вышлите кого-нибудь из отдела электронного симулирования, кто знает, как проводить обработку данных. Разумеется, лучше всего подойдёт персонал, уже знакомый с форматами Информационного альянса. Стратегический ИИ под названием Джульетта был остановлен из-за конфликта команд, но лучше всего будет не оставлять его надолго. Может начаться авто-сканирование или самозапуск, что приведёт к детонации реактора, чтобы уберечь данные от нас.

— Поняла, Квенсер. Сначала Водомерка, а теперь это. Для Легитимного королевства это в самом деле гора сокровищ.

— Скажите мне, когда вы собираетесь его разобрать. Я буду признателен, если вы могли бы убедить руководство позволить мне быть в первых рядах.

— Хмм, не могу ничего обещать. Анализ последних технологий вражеской державы, скорее всего, станет национальным проектом. Они могут не подпустить тебя из страха, что участие в этом студента приведёт к повреждению какой-нибудь чувствительной схемы и помешает надлежащему анализу.

— Полагаю, это будет не так-то просто... — вздохнул Квенсер.

В любом случае, доклады по анализу Раша будут загружены в армейскую базу данных. Он сможет много узнать оттуда. Существовал более чем один способ стать проектировщиком, и он решил, что будет лучше не цепляться за это слишком рьяно.

Окончив разговор с Флорейцией, Квенсер начал кашлять. Интенсивные инерционные силы нанесли ему внутренние увечья. Кровь текла из его носа и ушей. Было бы кстати пройти полную медицинскую проверку по возвращению на базу техобслуживания.

Подумав об этом, Квенсер заметил новую входящую передачу в своей рации.

Это был Хейвиа.

— Слышь, Сэр Рыцарь. Похоже, план привести к ошибочному обучению ИИ, чтобы остановить Объект, увенчался успехом. Тебе следует поблагодарить меня. Они должны будут добавить новую стратегию в обучающий материал для новых рекрутов в следующем году.

— Информационный альянс не допустит одну ошибку дважды. Они предпримут контрмеры к моменту нашей следующей встречи. Техника, используемая один раз, это устаревшая техника. Поле боя постоянно обновляется, и даже лучшая информация со временем становится бесполезной.

— Я слышал, в кокпите была установлена пластиковая бомба, чтобы не допустить атаки по своим.

— Благодаря этому я смог с лёгкостью убедить элитника катапультироваться. Похоже, она была способна контролировать Раш с помощью ручного управления. Если бы не то недопонимание с её сослуживцами, эта битва затянулась бы немного дольше.

— Хмм, — сказал Хейвиа немного возбуждённо.

А потом...

— А не может ли такого быть, что эта бомба была Топором?

Квенсер сохранял молчание.

Он отвёл взгляд.

Там определённо был установлен заряд пластида. Название использованной взрывчатки было Топор. Грамм этой взрывчатки дороже, чем грамм платины, и разработана она в армии Легитимного королевства. Само собой, Информационный альянс никак не мог произвести её.

То, что выглядело как детонатор, на самом деле было муляжом, собранном из проводов для детонации и LCD-экрана, взятого из беспроводного взрывателя в форме ручки.

Наконец, Квенсер вновь заговорил в рацию.

— ...Это война. Я сделал это не по доброте душевной.

— Это был довольно подлый способ. Но только немного. Ты мог действовать более аккуратно. Тебе нужно было просто помешать элитнице управлять вручную, так что ты мог просто убить её. Пока она жива, она всегда сможет использовать аналогичный Объект, чтобы вернуться на поле боя. Информационный альянс до сих пор не поднял белый флаг, так что ты мог с этим разобраться, ведь так?

— Тебе в самом деле надо было говорить это? — вздохнул Квенсер. — Взорвав несколько Объектов, не мне это говорить, но это Аляска. Не говори мне, что забыл, что здесь произошло.

— Хе-хе. Верно. Люди не такие уж честные. Мы жалуемся что есть сил, когда кто-то делает это с нами, но полностью об этом забываем, когда сами к этому прибегаем.

— Пожалуйста, храни это в секрете от принцессы и Флорейции.

— Потому что они разозлятся на тебя за то, что таким образом ты пошёл против военного устава? Принцесса на первый взгляд кажется спокойной, но у неё есть дурная привычка делать из мухи слона, когда дело касается победы или поражения от Объекта.

— Нет, потому что это вполне может испортить им настроение. Я бы хотел уберечь себя от приказа чесать тридцать километров по снегу.

— Хе-хе. А не стоит ли тебе больше беспокоиться о том плохом настроении, в котором уже находится принцесса? Когда ты так ловко обращался с той элитницей Раша, ты сказал довольно взрывоопасные вещи. Она была довольно взбудоражена, пытаясь понять, что за подруга детства Ангелина и Этта из ресторана.

— А? Я просто указал тебе на Список Ангелины! Ты последовал моим инструкциям, так что ты точно понял, о чём идёт речь, Хейвиа!

— Э? Это не моя проблема, что она не вкурила фишку.

— Да почему я должен объясняться перед принцессой после всего этого?.. — бормотал Квенсер.

Проигнорировав его, Хейвиа оборвал передачу.

Окутанный тишиной Квенсер взглянул на потолок в кокпите Раша. Он вспомнил слова, что были высказаны ранее.

В следующий раз, когда мы встретимся, мы будем врагами.

Мы будем вынуждены сражаться до смерти.

Часть 2: Угольная шахта, разбрасывающая пачки денег >> Ночной блицкриг на полуострове Камчатка

Глава 1

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">CS☆Military Channel!

— Это Моника, ваш военный репортёр-идол, который может как петь, так и убивать! Сегодня я прибыла в 37ой Мобильный батальон техобслуживания Легитимного королевства! Сегодняшняя тема — это женщины, служащие в армиях мира! Было время, когда армия была заполнена преимущественно мужчинами, что было следствием нашей истории с рыцарями и королями, но это в прошлом! Я хочу увидеть истинные лица женщин-командиров и элитных пилотов, которые служат на фронтовых линиях современного поля боя!

Милый, преисполненный молодости голос гремел на всю ночную базу техобслуживания.

— Что? Что происходит?

Когда Хейвиа высунул голову из трейлера-барака, он заметил артистку, подсвеченную мощными светильниками в окружении камер.

— ...Спутниковая трансляция? Что за отстойный полевой репортёр? Она говорит настолько чёпорно, словно она идол в бикини.

— Ох, Хейвиа. Я думал, что ты относишься к тем, кто будет воздыхать, приблизившись к кому-то подобному, — сказала Флорейция, возвращаясь с ночной прогулки.

Хейвиа пожал плечами.

— Когда я должен защищать их, это совсем другое дело. Мы точно должны позволять им это? Мы планируем ночную миссию, а они всюду понатыкали свои лампы.

— Только внутри базы. Мы вовсе не собираемся позволять им вести прямую передачу о нашем вторжении. Настоящее поле боя такое хорошее, если глядеть отсюда. И мы должны беспокоиться о том, как люди видят армию.

— А?

— СМИ всегда остаются очень влиятельными. Если они смогут сделать весёлое шоу, мы сможем завербовать больше рекрутов, и люди будут меньше возникать по поводу того, как мы растрачиваем налоговые сборы. ...Разумеется, рекруты, которые запали на улыбку идола в купальном костюме, не имеют представления, насколько тяжёлая работа их тут ждёт.

— Полагаю, это лучше, чем мобилизация ради помощи в съёмках боевика.

— Вот именно, — Флорейция поместила длинную, узкую кисеру в рот. — И у меня собираются брать интервью.

— Спасибо за всё, что вы делаете ради нашей армии и нации...

— Ага. Ты слышал тему этого шоу, Хейвиа? Это женщины, состоящие на службе в ратном деле. В наши дни женщины в армии настолько обыденны, что у меня нет идей, какая цель у этого балагана.

— Ясно. Ну, я не хочу, чтобы меня выбрали в качестве примера бесполезного солдата-мужчины для сравнения с превосходным офицером-женщиной, так что я уматываю.

— В самом деле, нужно использовать тех, с кем тебе не придётся беспокоиться, мужчина это или женщина, — пробубнила Флорейция, хрустнув шеей. Потом она будто что-то вспомнила. — О, точно. Хейвиа, через два часа будет снято ограничение на кофеин. Когда придёт время, поднимай всех в бараке и заставь наглотаться до боли горячего кофе.

— ...Если вы не дадите выспаться, все будут только более сонными.

— Дай им поспать, даже если всего на пять минут или десять секунд дольше. Наша миссия в этот раз пройдёт ночью. — Она зажала длинную, узкую кисеру между двух пальцев и указала ей куда-то в тёмную даль. — Ночной блицкриг. Это не та миссия, на которую можно отправляться с уставшими глазами.

Глава 2

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Квенсер тем временем находился в зоне техобслуживания Малыша Магнума.

Пожилая леди из бригады техобслуживания проводила предварительные приготовления, а Квенсер изучал Объект, но потом он нахмурился от шума снаружи площадки техобслуживания.

— ...Там что-то происходит?

— Флорейция сказала, они снимают телевизионное шоу, — ответила принцесса-элитница.

Готовясь к ночной операции, большинство солдат, которые не заняты ночным дежурством, ушли спать раньше. Однако пожилая леди и прочие солдаты техобслуживания должны были работать, чтобы Объект был подготовлен в срок. Но у солдат техобслуживания будет шанс расслабиться после того, как начнётся миссия и Объект выдвинется в путь, так что не было нужды регулировать время их сна.

Кстати о птичках...

— Ты — наиболее важное звено этой ночной миссии, принцесса. Разве тебе не нужно спать?

— Я буду в порядке. К тому же я максимально расслаблена, когда сижу в кресле кокпита.

— Вон как? — пробубнил Квенсер.

Квенсер не мог себе представить, как выглядит спящий пилот типа неё. Единственный образ, что приходил на ум, была лежащая девушка, всё ещё одетая в специальный костюм.

— ...А тебе не положено спать, Квенсер?

— Технически, я скорее студент, а не настоящий солдат. По-видимому, меня не отправят на передовую во время подобного деликатного блицкрига. Меня зашлют на поле боя для материально-технического обеспечения, но это не та вещь, на которой мне нужно чересчур усердно концентрироваться.

Пожилая леди затем лязгнула гаечным ключом по поручню.

— Ну, в самом деле. Будь ты на передовой или безопасной стране, пуля прикончит тебя на месте. Ты не должен расслабляться, пока находишься на войне.

— Ага, а ещё есть риск, что остановится сердце, когда мастурбируешь. Это редкость, но такое бывает. Мысли о подобных вещах никак мне не помогут.

— Мастурбируешь? — сказала принцесса в недоумении, но Квенсер опустил взгляд на свой хендхелд, чтобы проверить состояние моторов, которые открывают и закрывают заслонки.

Он стоял рядом с верхней поверхностью Объекта. Откуда-то снизу него прилетали яркие искры, создаваемые сваркой.

— Это монструозное орудие может выдержать ядерный удар, но его броня навешивается обычной сваркой и болтами?

— Важно поддерживать её надёжность, но также важно быстро провести техобслуживание на поле боя. Очевидно, даже пит-стопы в автогонках использовались как пример для подражания при проектировке Объектов. ...Я уверена, что это ты как следует уяснил в районе Аляски. Правда ведь, парень?

С таким комментарием пожилая леди отправила е-мэйл на хендхелд Квенсера по локальной сети. В сообщении была указана диаграмма касательно техобслуживания.

Квенсер взглянул на неё, но пожилая леди тряхнула головой и вернулась к работе. Она велела ему ознакомиться с деталями в письме.

Он открыл сообщение и нашёл список различных материалов с цифрами напротив них. Главным наименованием в списке был сварочный газ. Похоже, она велела ему раздобыть материалы, которых им не хватает.

(...Тч. Почему они каждый раз валят на меня странную работу, которая не имеет никакого отношения к проектировке Объектов?)

— Ты что-то сказал, парень?

— Какой смысл в этом письме?! Вы достаточно близко от меня, чтобы просто сказать!

Всё ещё сокрушаясь, Квенсер закончил со своими делами и направился к лестничной клетке, прикреплённой к подмосткам. По пути туда он приметил, что плечи принцессы дрожат.

— ...Квенсер, ты обменялся е-мейлами с пожилой леди?

— Почему ты смотришь на меня так, словно я падкий на женщин альфа-самец? — спросил Квенсер.

Потом он добавил: «Ты единственная, кого я люблю», но она развернулась и направилась обратно в кокпит. Похоже, ему дали от ворот поворот. Его удача настолько исхудала в тот день, что ему показалось, будто он мог попасть в обожаемый барменом кактус, если попытался бы сыграть в дартс в баре.

Он направился к земле, используя лестничную клетку, что огибала сферу. Это казалось нелепым способом забираться наверх и спускаться вниз, поскольку Объект был в высоту пятьдесят метров, но полевой студент типа Квенсера не обладал правом пользоваться элеватором. Он начинал ненавидеть более атлетичных людей.

Зона техобслуживания была довольно прохладной, но в него ударил порыв холодного воздуха, когда он открыл дверь.

Квенсер поразмыслил, оставаясь на площадке техобслуживания, но у него не было выбора, кроме как двинуться на встречу слезоточивому холоду, когда он увидел ненавистные взгляды, которые словно говорили ему: «Давай дуй наружу и закрой дверь! Из-за тебя нам тоже холодно!!!»

Он проверил список материалов, передвигая ногами.

(...Угх, это слишком много, чтобы принести за одну ходку. Может, мне раздобыть такую же военную лицензию, как у Хейвиа. Тогда я смогу использовать военный трактор.)

Проблема заключалась в том, что потраченное на это время было лучше уделить изучению проектирования Объектов.

(К тому же эта бабка слишком загоняла людей. Если я получу лицензию, бьюсь об заклад, она навалит на меня ещё больше странных поручений. Наверняка более лёгкий на вид вариант на деле окажется более опасным.)

Пока Квенсер тащился по плотному снегу к складу, он задумался, что подойдёт лучше, сани или тележка. По факту, склад был сконструирован сверху большого тяжеловоза, так что он не отказался бы, чтобы тот сам к нему подкатил.

Но внезапно...

— Эй, ты.

Кто-то позвал его.

Квенсер обернулся и обнаружил женщину в военной униформе, приближающуюся к нему. Ей было чуть больше двадцати. Он не узнал её. Её лоснящиеся, коричневые волосы контрастировали с кожей, которая была белая, как снег. К батальону относилось более восьми ста человек, так что не было ничего удивительного в том, что можно было встретить незнакомца. Но эта девушка всё равно была странной.

Её униформа была другой.

Когда униформа Квенсера основывалась на камуфляже, соответствующей окружающей среде, роскошная униформа девушки была в основном чёрной с золотой каймой. Её очки без оправы производили впечатление интеллигента, но вокруг неё витал настолько гнетущий воздух, что вряд ли кто-то мог приписать ей учёную степень. Если смотреть ниже, она носила узкую чёрную юбку, но похоже, она была только для красоты. Её трико было настолько плотным, что мало чем отличалось от трусов. На её добротной груди были медали и украшения, какие Квенсер не узнал. С первого взгляда было ясно, что это важная персона, но также было ясно, что кто-то настолько блестящий будет в один момент пристрелен на настоящем поле боя.

На воротнике у неё были знаки отличия, но плашка была отчего-то закрашена красным.

Девушка поднесла обе руки, одетые в белые перчатки, ко рту и выдохнула на них белый пар, стоя перед Квенсером. Её униформа была устрашающей, но женственность этого движения смогла пробиться через эту завесу.

Квенсер был захвачен врасплох, так что он просто озвучил своё первое впечатление.

— Эээ... вы — аристократка?

— Нет, я простолюдинка. Из-за этого у меня множество трудностей. Но сейчас важен ты. Полагаю, ты не будешь возражать, если я задам несколько вопросов?

— Нет...

— Позволь кое-что подтвердить. Все солдаты за исключением охраны, официальных членов команды техобслуживания Малыша Магнума и самого элитного пилота должны ожидать в бараках. Я полагаю, тебе было приказано как можно лучше выспаться перед брифингом,что начнётся через два часа.

— Д-да?!

(О, чёрт! Она относится к типу строгих президентов!)

Квенсер максимально насторожился. Он помогал в техобслуживании Объекта, но он не был «официальным членом» команды техобслуживания. Он был полевым студентом, и его техническим назначением было «боевой инженер».

— Нет, эээ. Простите!!! Но меня попросили принести эти материалы для солдат техобслуживания! Как только я закончу с этим, я тут же отправлюсь в бараки!

— Какое у тебя подразделение и звание?

— ...Э?

Квенсер подал вопросительный голос, но не потому что не понимал, что она имела в виду. А потому что девушка в чёрной униформе подошла к нему достаточно близко, чтобы поцеловать, и в какой-то момент вытянула с талии церемониальный револьвер. Квенсер почувствовал, как ему в живот упёрлось что-то твёрдое.

С лёгкой улыбкой девушка спросила снова.

— Какое у тебя подразделение и звание?

В тот миг Квенсер приметил знак подразделения на плече девушки. Оно отличалось от такового Квенсера.

Это означало...

(Она точно не из нашего подразделения! Погоди... Я всегда отделывался фразой, что я студент, но какой мой технический ранг?! Я помню, что есть какой-то геморройный термин, указанный в официальных документах, но если я назову его неправильно... бах!!!)

Квенсер начал паниковать.

Несмотря на то, что пистолет был самовзводный, и она могла просто потянуть за спусковой крючок, женщина большим пальцем отвела ударник, издав характерный металлический звук.

С подозрительно странным голосом она сказала:

— Твоё подразделение и звание.

— Я-я студент! Полевой студент! Я знаю, что был назначен боевым инженером, но не совсем понял, к какому подразделению в батальоне я отношусь! Иногда мы с Хейвиа выводим из себя пожилую даму с техобслуживания, и она читает нам лекции!

Сбивчивый ответ Квенсера прозвучал так, словно он вымаливал предсмертное желание, но девушка в чёрной униформе клацнула языком и отошла назад, словно плотоядное животное, упустившее добычу.

— Студент? Хм. Как плохо. Тогда ты вне моей юрисдикции.

— ?

Женщина в чёрной униформе снова целенаправленно наставила пистолет на Квенсера и медленно опустила ударник револьвера большим пальцем.

— Бах, — в шутку пробубнила она. — Моя заставная служба затрагивает только настоящих солдат.

Глава 3

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;line-height:0.2in">— Слышь, Квенсер. Я слышал, тебя отделала какая-то красотка в чёрной униформе.

— Я шёл ночью, а она внезапно присунула мне старомодный револьвер и спросила о моём подразделении и звании. Мне стало интересно, не имеет ли она какое-то отношение к кучисакэ-онна[[|1]] с японских островов. Хейвиа, что за заставная служба?

Пока солдаты собирались на предмиссионный брифинг, Квенсер и Хейвиа потягивали безвкусный чёрный напиток, предназначенный исключительно для того, чтобы их взбодрить. Квенсер на полном серьёзе подумал, что этот кофе был ещё хуже, чем кофе в фастфудах.

Хейвиа толкнул свою чашку в сторону и сказал:

— Заставная служба изначально существовала для того, чтобы не допустить дезертирство, но со временем смысл поменялся. В современной армии Легитимного королевства под этим подразумевается нечто вроде контролёра на поле боя. Другими словами, занятые заставной службой наблюдают за нами. Они следят за всем, чтобы удостовериться, что солдаты не совершают преступлений, пленники получают надлежащий уход, и что во время выполнения миссии не возникает никаких проблем.

— Наблюдают за нами? Но у нас уже есть подразделение военной полиции.

— Существует сторонняя группа на случай, если ВП выйдет из-под контроля.

— Ясно. Стало быть, от неё не стоит ждать добродушия, как от молодой комендантши общежития.

— Эта чёрная униформа относится к независимому агентству в ядре армии Легитимного королевства, у которого есть право выполнять свою заставную службу внутри любого подразделения, в каком они захотят. У них есть право принять экстренные меры, если нарушитель откажется подчиниться их требованиям. ...То, что ты пережил, было одной такой экстренной мерой.

— ...Ты дал довольно широкое толкование этого права.

— Однако необходимость в них есть. В эти дни война оставлена Объектам. Солдатам часто нечем заняться, так что высока вероятность возникновения всякого рода проблем как внутри базы, так и за её пределами. В определённых обстоятельствах эти типы в чёрной униформе наделены нелепым правом задержать любого вне зависимости от звания, но это применимо лишь к официальным солдатам и неофициальному военному персоналу, доставленному на поле боя. Ты всего лишь студент из безопасной страны, который неведомо откуда знает, как использовать взрывчатку, так что тебя посчитали гражданским. Ты едва умудрился ускользнуть из-под их юрисдикции.

— Так я гражданский, который неведомо как был отправлен на поле боя и неведомо как уничтожил Объекты? Хмм.

— Кончай уже. Я завидую. Я проснулся после короткого сна, а повсюду внезапно оказались чёрные униформы. Эта униформа темнее, чем этот дрянной кофе. Мы все на нервах, а ты можешь расхаживать спокойно. Слышь, как насчёт того, чтобы ты проверил это? Иди и задери юбку этой пуританке. Если извинишься, бьюсь об заклад, она простит тебя.

— Не шути. Я не хочу, чтобы меня пристрелили, списав это на «несчастный случай» при исполнении заставной службы, — скривился Квенсер, почувствовав, как жутко горький кофе подступил к самому горлу. — Но чего пытается добиться Флорейция, отправляя сюда это подразделение из безопасной страны?

— Если честно, я уже задумываюсь, правда ли мы такие невинные, когда думаю о причинах их присутствия здесь...

Пока два парня болтали, их большегрудая командирша затопала на сцену перед ними.

Оперируя проектором с помощью пульта, она сказала:

— Солдаты, благодарю за то, что вы напились кофеина в этот поздний час, в эту холодную ночь, и не для того, чтобы дождаться Санта Клауса. Сейчас я начну предмиссионный брифинг.

Хейвиа нахмурился от немного тугого голоса Флорейции.

(Ахн? Что это с ней? Она ни с того ни с сего начала с таких пустопорожних слов. Её резкая хватка и пунктуальность куда-то пропали. Я никогда бы не причислил её к тем, кто нервничал бы из-за подобного брифинга.)

(Хейвиа, Хейвиа. Гляди в задний правый угол комнаты. Её сложно увидеть, потому что она такая маленькая, но это камера CS TV.)

(Вот так заноза в жопе! Я думал, ей нравится выступать, тогда почему она не ведёт себя как обычно?!)

(Это военное шоу должно стать частью пропаганды, чтобы завербовать больше рекрутов и показать людям, что их деньги тратятся не впустую. Скорее всего, она предпочла бы вести себя как обычно, но она должна думать об образе армии. Гляди, ты ведь видишь, как дёргается уголок её рта.)

(Ну, я уверен, что куда эффективнее будет выступление красавицы, чем какого-нибудь мерзкого старика.)

Та данность, что Флорейция была на пределе, похоже, заразила каждого присутствующего, потому что возник аномальный лес рук, когда она с суровым взглядом спросила, есть ли вопросы. Это походило на сцену с урока математики в начальной школе.

С горькой улыбкой Хейвиа прошептал:

(Хе-хе. Похоже, она встряла. Слышь, Квенсер, давай что ли покажем, насколько хорошо мы обращаемся с леди, и спасём её? Если нам повезёт, потом заставим её как следует отработать.

(Хоть ты и говоришь так, но ты просто собираешься просить, не начались ли у неё критические дни или что-то ещё, что можно расценить как сексуальное домогательство, чтобы посмотреть на её реакцию перед камерой. Я собираюсь по-настоящему спасти её.)

Когда первая волна вопросов закончилась, Квенсер поднял руку.

— Я просмотрел выданные материалы, но я хочу убедиться, что мы на той же странице. Любые несоответствия в интерпретации могут привести к лишнему риску во время операции. Может, это для вас утомительно, но не могли бы вы объяснить миссию шаг за шагом?

HO v03 11

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;line-height:0.2in"> <p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;line-height:0.2in"> <p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;line-height:0.2in;"> <p class="sdfootnote">1Кучисакэ-онна — японская городская легенда о духе убитой красавицы, которая по ночам охотится на детей с целью разрезать им рот до ушей, как с ней при жизни поступил муж. <p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;line-height:0.2in">— Да, — кивнула Флорейция. Отделавшись от потока вопросов, среброголовая, пышногрудая командирша вернула свою былую форму. — Наша миссия состоит в том, чтобы атаковать военную угольную шахту на восточном побережье полуострова Камчатка, которая находится под управлением Организации веры.

Когда их командир вернулся в привычную колею, Хейвиа задал Квенсеру вопрос.

(Что за просмотр выданных материалов?)

(Небольшая ложь оправдана.)

— Наш разведывательный отдел установил, что в этой военной угольной шахте добывают топливо, используемое в JplevelMHD-реакторах Объектов. Уничтожив её, мы в какой-то степени остановим перемещение всей армии Организации веры.

В реакторах использовалась искусственная плазма, генерирующая электричество, но согласно неожиданному докладу, старомодный уголь был куда эффективнее современного органического топлива или природного газа.

Кстати говоря, они стали замечать наше присутствие и заблаговременно вызвали Объект второго поколения. Мы надеялись уничтожить шахту до того, как он появится, но в этом отношении наши агенты разведки оплошали.

— Что мы знаем об их Объекте? — спросил Квенсер.

Флорейция воспользовалась пультом от проектора, чтобы показать огромное видео.

— Нам удалось тайно заснять этот Объект Организации веры, сражавшийся с Объектом Информационного альянса три месяца назад. Мы обозначили его как Крыльчатый балансёр. Его главные пушки — это койлганы малого калибра, которые на вид не сочетаются с его огромным размером. Скорее всего, они «маленького, резкого и быстрого» типа. У него большая дальность поражения и высокая точность, так что он может непрерывно наносить урон. Это Объект второго поколения, движение которого полагается на нагнетатели воздуха, и он способен двигаться как на земле, так и на воде без замены деталей. Вы можете ознакомиться с его предположительными характеристиками в документации, но позвольте сказать вот что: он мощный. Это не тот оппонент, против которого мы можем отправить Малыш Магнум, — тонкими пальцами командирша поорудовала пультом проектора, и за её спиной на стене возникла гигантская карта. — Поле боя развернётся на восточном побережье полуострова Камчатка. В связи с их планом постройки базы подлодок и крупным землетрясением в Беринговом море, сто пятьдесят километров береговой линии превратились в риасовый берег, который тянется на девяносто километров вглубь. ...В общем, утёсы тянутся по всему полю боя, словно паучья сеть. Поскольку принцессе требуется удаление или присоединение поплавка при смене воды на сушу и наоборот, это не лучший ландшафт для неё. Обычные утёсы могут быть выравнены главными пушками Объекта, но этот риасовый берег был создан путём искривления местности вблизи океана для субмарин, так что одного уничтожения утёсов будет недостаточно, чтобы заполнить пространство под ними, — сказала Флорейция. — К тому же Организация веры установила большие радары в различных местах вдоль риасового берега. Мы полагаем, что они используются для значительного увеличения точности Крыльчатого Балансёра. Если принцесса столкнётся с ними на ландшафте, где она не сможет с лёгкостью перемещаться, и где они обеспечены помощью в прицеливании, она, скорее всего, будет уничтожена.

Флорейция изменила изображение проектора.

На карте появились красные точки, указывающие на местоположение радарных станций, и другие элементы.

— Так что перед тем, как принцесса вступит в битву с Крыльчатым балансёром, мы тайно разберёмся с этими радарами. Добавив в них подготовленную нами программу, данные для коррекции прицеливания, отправляемые Объекту, будут изменены. Другими словами, мы перекалибруем их, чтобы усложнить прицеливание. Если это удастся, принцесса должна будет с лёгкостью победить Крыльчатый Балансёр.

— Что если Крыльчатый балансёр заметит аномалию и переключится на независимую работу, отключив помощь радарных станций? — спросил Хейвиа.

Флорейция ответила проворно.

— Система настолько больших размахов не может быть включена или отключена так же быстро, как флюоресцентная лампа. Если для этого потребуется минута или две, нам хватит. Не относитесь к меткости нашей принцессы столь пренебрежительно.

— Нам ведь для этого понадобятся солдаты, перемещающиеся незаметно на ногах?

— Да. Две команды, — Флорейция с помощью пульта добавила на карту две стрелки. — Одна направится к базе, контролирующей остальные радарные установки посредством кабелей, и введёт туда вредоносную программу. По пути туда эта команда должна будет скрываться от наблюдательной сети, которая построена на основе БПЛА, носящихся роем по округе, словно пчёлы. Я буду говорить откровенно. Если бы это была простая задача, эта миссия была бы намного проще.

— БПЛА... Беспилотные летательные аппараты...

— В общем, это дорогостоящие радиоуправляемые самолёты с прикреплёнными камерами. Эта группа БПЛА должна быть нейтрализована, прежде чем мы отправимся к главному кабелю. БПЛА, патрулирующие восточное побережье полуострова Камчатка, летают автономно в соответствии со своими алгоритмами. Однако каждые тридцать минут отправляется программа корректировки траектории, чтобы слегка изменить их маршрут. Это похоже на настройку радиотаймера. Это необходимо, потому что огромное их число пролетает между утёсами. Если оставить их без присмотра, малейшая ошибка может привести к столкновению с краем утёса. Эти БПЛА стоят по 50 000 евро каждый. Желание врага уберечь каждый из них сыграет нам на руку.

— Так мы отошлём радиосигнал с подрывной программой в контрольную сеть БПЛА?

— Пункт 2. Это самый долгий пункт. Прежде всего, мы заразим единственный БПЛА, залетевший дальше всех. Но вы можете быть обнаружены, если будете вести передачу дольше, чем сто пятьдесят секунд, так что будьте осторожны. Затем программа распространится на станцию контроля, когда БПЛА свяжется с ней через радиосигнал. Оттуда она быстро поразит каждый БПЛА, охраняющий восточное побережье полуострова Камчатка. После того, как мы возьмём контроль всей их системы, мы можем разом изменить их данные.

— Так враги на базе будут бесконечно лупиться в повторную запись? Какой стандартный метод, — сказал Хейвиа навеселе.

Флорейция вызвала на экран простую схему.

— Теперь я распределю порядок событий. Во-первых, Вредоносная программа А будет отправлена к БПЛА в Пункте 2 на побережье, нейтрализуя наблюдательную сеть. Потом маленькая команда направится вглубь, к Пункту 1. там они выкопают главный кабель, управляющий большими радарными станциями и добавят Вредоносную программу Б. Это позволит нам задействовать их помощь в прицеливании против Крыльчатого балансёра. Как только эффект станет очевидным, мы покончим с этим, отправив в атаку принцессу на полной скорости. Если она пройдёт мимо большого холма вдоль длинного и узкого Маршрута 3, который лежит между утёсами, она сможет оказаться в пределах прямой досягаемости Крыльчатого балансёра. Если прицеливание врага будет работать должным образом, в той позиции она непременно получила бы ответный удар. Как только она окажется в зоне досягаемости своей цели, она разнесёт Объект Организации веры второго поколения. После этого мы отправим к угольной шахте рекомендацию сдаться. Дав им девятьсот секунд на эвакуацию персонала, огневая мощь Объекта уничтожит там всё. ...Если всё пойдёт по расписанию, к рассвету мы будем стрелять друг в друга из водяных пистолетов, заправленных шампанским.

(Ух ты, так холодильники уже забиты холодным бухлом?)

— Однако, — добавила Флорейция, угробив нарастающее возбуждение в рядах солдат. — Если БПЛА заметят нас до того, как мы разберёмся с системой помощи в прицеливании Крыльчатого балансёра, всё будет кончено. Даже если вы собьёте его, враги всё равно поймут, что произошло. Каждый БПЛА снабжён двумя сбрасываемыми бомбами, но не атакуйте их, даже если они летят прямо на вас. Если кто-нибудь будет обнаружен, Крыльчатый балансёр тут же выдвинется в путь. И вы не сможете запросить у нас подмогу. В конце концов, крайне маловероятно, что принцесса способна выиграть в прямом столкновении. Мы не сможем прийти и спасти вас.

Теперь Флорейция показала на проекторе положение дел в океане вблизи полуострова Камчатка.

— 24ый Мобильный батальон техобслуживания Легитимного королевства и его Объект второго поколения, Индиго Плазма, будут развёрнуты к востоку от полуострова как подставная сила. Крыльчатый балансёр будет сидеть и глазеть на Индиго Плазму. У нас будет только один шанс. Если вас заметят, считайте, что даже ваши кости не вернутся в родную страну. Когда вы провалите неожиданную атаку, высоки шансы, что враг проигнорирует белый флаг. Они не будут держать свой гнев в себе. Есть вопросы?

С таким ясным окончанием Флорейция получила лишь молчание в ответ.

Пока все молчали, Квенсер поднял руку.

— У нас два Объекта, а у них — всего один? ...А мы не можем просто взять верх числом?

— Нет, если связь с радарными станциями работает. В этом случае особенный ландшафт и задействованные станции обеспечат Объект ещё большими возможностями, чем у него есть изначально. Не полагайтесь на Индиго Плазму. Если станет ясно, что мы потерпели поражение, и дела стали плохи, он и его батальон направятся в море, чтобы свести потери к минимуму. Я сомневаюсь, что они поставят под удар свой драгоценный Объект второго поколения, чтобы выиграть время для нашего отступления. Это одно из их «мудрых решений», из-за которых ощутимо зудит в жопе.

— Это записывается, — указал Квенсер, и Флорейция прочистила горло, прежде чем продолжить.

— Вы понимаете, насколько эта ситуация опасна?

Глава 4

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Территория была покрыта непроглядной тьмой.

Поскольку операция упиралась в неожиданную атаку, не допускался ни единый фонарик.

Из страха, что инфракрасные лучи или электромагнитные волны могут быть замечены БПЛА, функции коррекции прицела винтовок были ограничены.

Посреди всего этого были слышны лишь редкие, тихие шаги.

Это были солдаты Легитимного королевства.

Они направлялись сквозь тьму, временами заглядывая в оптические прицелы винтовок, чтобы проверить местность по электронно усиленным изображениям.

— Это неправильно. Это просто неверно, — бормотал Хейвиа, один из солдат, закутанных в тяжёлые пальто, чтобы спасаться от холода ночного бурана.

Однако он не дождался привычного ответа, поскольку Квенсер был не с ним. На его месте, рядом с ним, шла азиатка, которая заговорила, пустив облака белого пара.

— Что?

— Ну, Мёнри, меня заслали на передовую, где самое опасное место, а этот засранец Квенсер остался ждать позади.

— Похоже, мисс Флорейция Капистрано хотела отправить Квенсера вместе с нами, — сказал габаритный, тёмный мужчина.

На спине он нёс кучу коммуникационного оборудования. Устройство предназначалось для отправки короткодистантных радиосигналов на большие расстояния с помощью направленных ультразвуковых волн. Это был простой способ избежать обнаружения вражескими БПЛА.

— Но те Чёрные униформы рыскают по округе. Квенсер технически гражданский, так что она не могла просто так взять и отправить его на передовую, — продолжил мужчина.

— Кукмен прав. И он вовсе не отсиживается на базе, — вмешалась азиатка по имени Мёнри. — Он направился в Пункт 2, где будут нейтрализованы БПЛА Организации веры.

— Ты просто не понимаешь, как устроен мир, Мёнри. Если он проводит время хоть чуть чуть лучше меня, это уже преступление, — сказал Хейвиа, надув губы.

Белокожая девушка с каштановым конским хвостом и веснушками повернулась к нему.

— О, ты чувствуешь себя одиноко без привычного партнёра?

— Завались, Вести. Почему ты всё время пытаешься свести двух парней вместе? Это противоестественно для живых существ.

— Хейвиа, ты бы не сказал нет, если бы речь шла о двух девушках?

— От этого всё равно не будет никакого прока, пока они не западут на меня.

Эти четверо были солдатами, направлявшимися к Пункту 1, чтобы саботировать информационную сеть, созданную большими радарными станциями.

Хейвиа, Мёнри, Кукмен и Вести. За исключением Кукмена, который был самый старший, они все были юнцами. С горькой улыбкой Кукмен назвал себя «наставляющим учителем».

Они шли по сырой, скалистой земле.

Вокруг них завывал буран, но из угольной шахты под ними вырывался тёплый воздух через газоходы, расположенные тут и там. Благодаря этому местность утыкали участки с растаявшим снегом. Хейвиа и остальные перебегали от одного подтаявшего участка к другому, чтобы как можно больше избегать снега.

— Теперь не оставлять следов вовсе не обязательно, — сказал Кукмен. — Если слишком сосредоточишься на земле и расслабишься, это всё будет напрасно. К счастью, погода быстро позаботится о всех оставленных следах.

— Меня тревожит видимость, — сказала Вести, осматривая поле боя, разделённое на белые и чёрные участки. — Насколько хватает глаз, там ничего нет. Подъёмы и спуски земли — единственное, что может предоставить укрытие. Разве около угольных шахт не возводят здания? Это не более чем большие сырые участки, откуда вывозят грязь.

— Должно быть, станции максимально укрыты под землёй.

— Почему?

— Эта шахта была создана в ходе плана по возведению базы подлодок. Наверно, они решили заодно поэкспериментировать с постройкой военных станций под землёй.

— Этот ландшафт представляет собой нечто другое, — сказал Хейвиа.

Было неясно, слушал ли Хейвиа разговор Кукмена и Вести, но сейчас он взирал вниз утёса во тьму.

До поверхности океана было десять метров, а до противоположного утёса — двадцать. Единственным признаком базы подлодок была глубина воды.

Если они упадут, то будут убиты.

И дело тут не только в высоте, о которой подумал Хейвиа. В связи с холодом поверхность океана была покрыта толстым льдом. Лёд был разломан на части волнами или проходящими мимо кораблями, но каждый отдельный кусок был достаточно большим, чтобы на нём мог спокойно лежать полярный медведь и не тонуть. Лёд был намного твёрже, чтобы просто «смягчить удар» при падении в воду.

— Области типа этой тянутся на сто пятьдесят километров вдоль берега и на девяносто вглубь. Это словно гигантская паучья сеть. Человеческие технологии поразительны.

— Пошло множество слухов после того, как они занялись возведением нескольких устаревших баз подлодок. Некоторые люди заявляли, что Организация веры создавала крупную базу, чтобы разместить на ней подразделение снабжения для предполагаемого подводного Объекта, который они могли строить, — сказала Мёнри.

Вмешалась Вести.

— Но то, что мы нашли, оказалось залежами угля. Довольно подозрительно, что на месте возведения базы подлодок на поверхность не выгребается огромное количество земли. И поскольку базы подлодок настолько устарели, прочие мировые державы посчитали, что атаковать это место бесполезно. Оно работает как прикрытие, вот что я скажу.

— Но теперь Легитимное королевство отправилось уничтожить шахту.

— Вероятно, это благодаря тому, что на Аляске всё стало спокойно. Это правда, что создание линии бесперебойного снабжения в Беринговом море позволит нам провести крупномасштабное вторжение на полуостров Камчатка.

— Что означает, руководство намерено остаться здесь на какое-то время даже после закрытия военной угольной шахты. Проклятье, вот почему мы вынуждены прибегнуть к такой сложной стратегии.

— Говоря о сложностях, разве на таком сложном ландшафте Крыльчатому балансёру не будет сложнее перемещаться?

— Не знаю, — ответил Кукмен, поправляя плечевую лямку коммуникационного оборудования за своей спиной. — Мы не знаем никаких деталей касательно вражеского Объекта. У его ног может быть какое-нибудь мостостроительное устройство, позволяющее ему перемещаться между утёсами.

— Ахн? Этого не было в расчётных данных.

— Данные разведывательного отдела и результаты отдела электронного симулирования ещё не всё. Мы всегда должны держать в уме, что у него может оказаться какая-то скрытая способность, бросающая вызов воображению, пока сами не сразимся с ним.

— Вон как? — пробубнил Хейвиа, оглядываясь по сторонам. — Так что мы будем делать, босс? Мы должны перебраться к тому утёсу, чтобы продолжить.

— Согласно карте, в трёх километрах к северу отсюда есть подвесной мост, — предложила Вести.

— Они могли установить какое-либо наблюдение за теми маршрутами, которыми мы можем воспользоваться для проникновения. Единственная камера может предоставить отличную защиту. Мы с меньшей вероятностью будем обнаружены, если будем держаться далеко от тех мест, где они нас ожидают.

Говоря это, Кукмен подал жест Мёнри. Та опустила на землю то, что несла.

— ...Вы серьёзно? Надувная резиновая лодка?

— Спуститься на воду, пересечь море и забраться обратно — это простейший метод добраться до другого утёса, ты так не считаешь?

Глава 5

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Квенсер шёл в пяти километрах от Хейвиа и его группы.

— Ух ты, видно северное сияние. Не сказал бы, что это имеет какое-то значение для студента типа меня, изучающего дизайн. Это подошло бы больше студенту, который собирается стать учёным-экологом.

— Хватит жаловаться на каждую мелочь, ты, наркоман-гигантоман. Знание суровых условий окружающей среды может помочь тебе во время «весёлого» проектирования. Ты забудешь о том, что выглядишь глупо, когда холод помешает нормальному распределению газа для плазмы.

Этот запредельно знакомый ответ пришёл от тёмного парня. Его говор был хоть и грубым, но дикция была на редкость точной. В отличие от Квенсера, он был заинтересован в маленьких машинах, и он нёс на спине беспилотный разведывательный аппарат (в общем, это была радиоуправляемая машина с прикреплённой камерой).

Квенсер ответил с отвращением.

— Натли, я без напряга могу изучить экстремальные условия среды в морозильнике в безопасной стране. В моей школе есть один такой здоровенный. Мы использовали его для экспериментов с материалами и опытов по герметизации.

— Ты просто оправдываешься. Ключ к счастью в этой жизни в том, чтобы добиться всего необходимого, независимо от ситуации.

— Ты из числа тех, кого я постоянно вижу с текилой. Слышь, Чарльз, ты ещё не задолбался продираться через этот промёрзший снег? ...Чарльз?

Не дождавшись ответа, Квенсер обернулся. Тощий, светлый парень стоял там. Он опустил голову и не говорил ни слова. Когда он заметил, что Квенсер смотрит на него, он отвёл свой подавленный взгляд в сторону, чтобы снова избежать его взгляда.

— Ничего от него не жди. Обычно он не такой, но это происходит каждый раз, когда он тоскует по дому. Из-за этого мне хочется убрать у него с шеи химический осушитель, — сказал тёмный парень, именуемый Натли, пожав плечами. Должно быть, он был близок с Чарльзом, поскольку сказал это без колебаний. — Но он не плохой человек. Его специализация — это коммуникационное программное обеспечение Объектов. Он был вовлечён в создание вредоносной программы. Его навыки хакера намного выше, чем у любого другого из отдела электронного симулирования. Хотя он больше ничего другого не умеет. Наша нынешняя победа наполовину зависит от этого недружелюбного интеллектуала.

Квенсер, Натли и Чарлз.

Квенсер вздохнул, когда припомнил состав их команды.

— Это не нормально. Почему ядро этой военной операции было доверено каким-то полевым студентам?

— Я сказал, что эта миссия зависит от вредоносной программы Чарльза, помнишь? Команду нужно было собрать из тех, кто может обеспечить Чарльзу лучшие условия для работы. Дела таковы, что Чарльз недружелюбный и стеснительный. Он будет меньше нервничать среди студентов, и благодаря этому наши шансы на успех повысятся.

— Ага, но мы по сути сборище салаг, включая меня. Что планирует делать наш командир, если нас всех выкосят?

— Вероятно, вот поэтому она отправила с нами этого клёвого президента школьного совета.

В ответ на комментарий Натли Квенсер робко повернул голову, чтобы посмотреть позади него. Немного в стороне была девушка с каштановыми волосами, одетая в чёрное пальто и несущая большое радио.

— ...Я отчего-то сомневаюсь, что она выручит нас из беды, окажись мы в неприятностях.

— Она сделает больше, чем те ленивые, жирные задницы, изображающие охранников базы техобслуживания, бьюсь об заклад. Флорейция не тупая. Она в самом деле старается привлекать к работе правильных людей.

— Ты уверен?..

Квенсер снова взглянул на Чёрную униформу, но Натли будто развлекал сам себя.

— Имя президента школьного совета — Шарлотта. Как только она закончит со своей заставной службой, она уедет. Перед этим я должен постараться затащить её в кровать. Я слышал, она простолюдинка, так что мне ни к чему беспокоиться о том, что она скована всякими жопоразрывными семейными проблемами, — сказал Натли, будучи полностью на своей волне.

Квенсер посчитал, что тот относится к тем, кто будет докапываться до людей даже с минимальным шансом на успех.

— У полевого студента не бесконечное время. Если будешь заниматься чем-то подобным, не сможешь развить достаточные практические навыки, — предупредил Квенсер.

— Я могу просто продлить время пребывания здесь, если необходимо. Счастье на первом месте, правда? Моя голова ничего не усвоит, если я не счастлив. И что ты вообще такой нетерпеливый? Ты ведь надеешься стать проектировщиком? Ты настолько сильно хочешь разбогатеть?

— Да. Когда я был ребёнком, рядом жила известная знатная семья. Светловолосая девочка из этой семьи была ужасно эгоистичной и надоедливой, — бормотал Квенсер. — Однажды её семья обанкротилась. У них была такая отличная основа для будущего. Их огромный особняк выглядел так, словно мог остаться невредимым после бомбардировки целого города. И всего за одну ночь такая могущественная знатная семья осталась ни с чем, с одними только долгами. И они были отнюдь не всеобщими любимцами. Даже бывшие слуги пытались затравить семью этой девочки. Весь город обволокла странная атмосфера. Если бы мой отец не приютил их, эту эгоистичную, раздражающую девчонку и её мать изнасиловали бы целой толпой.

— Что ж, твой отец прям отличный парень. Надеюсь, я стану похожим на него.

— Даже знаменитую знатную семью ждал полный крах, — продолжил Квенсер, проигнорировав бесцеремонный комментарий Натли. — Эта картина до сих пор жива в моей памяти. Эти аристократы, что всё время были деспотами, укрылись на складе сыра маленькой семьи простолюдинов и дрожали. ...Сколько у тебя должно быть денег, чтобы можно было обеспечить себе основу светлого будущего? Если даже аристократы не могут для себя это гарантировать, сможет ли этого добиться обычной работой простолюдин? Я решил, что потребуется пройти особенный путь. Я решил, что единственный оставшийся путь — это стать проектировщиком Объектов.

— Ясно, — Натли отступил от Квенсера и подал жестом знак Чарльзу. — Тогда давайте работать полевыми студентами, чтобы разбогатеть как можно быстрее. Чарльз! Мы почти у Пункта 2. Я помогу тебе установить передающую антенну.

Квенсер посмотрел в спину Натли, когда парень ушёл, но им в самом деле было нечего делать. Как раз когда Квенсер собрался пойти помочь Чарльзу, Чёрная униформа по имени Шарлотта окликнула его.

— Ты.

— Да?

— Я невольно подслушала то, что ты только что говорил.

— Мы что ли не можем просто поговорить?

— Это не то, что я имела в виду.

— Тема была неприемлемой?

Я понимаю, почему ты хотел бы быстро обеспечить себе крепкую основу для будущего, но у меня появилось ощущение, что твой отец непоколебимо держится какого-то другого мнения.

Деловая тугость каким-то образом покинула голос Шарлотты.

Раз она была человеком, это должно было быть очевидным, но похоже, у неё в самом деле была способность просто так поговорить.

— Это потому что ты не знаешь о ситуации, в которой он находится. Мой отец всего лишь белый воротничок. Малейшее изменение в экономической ситуации может привести к его увольнению. Он всегда кланяется своим боссам. И не имеет значение, что его уволят на все четыре стороны, если вся компания пойдёт ко дну. Вот какая жизнь у тех, кому не помогает их родословная в социальном положении.

— Но даже в такой ситуации он протянул руку помощи тем обнищавшим аристократам. Он замечательный отец. Если он когда-нибудь потеряет работу, вели ему связаться с Шарлоттой Зум. Я знаю несколько направлений в работе, которые подойдут человеку с его характером.

(Похоже, мой отец заочно вырос в популярности. К сожалению, на него свалилась двойная проблема возраста и обязанностей отца. Как член его семьи, я по-настоящему надеюсь, что он ещё держится на ногах.)

— Что случилось с теми обанкротившимися аристократами после?

— Они обратились в Департамент наследования, поменяли свои идентификационные номера и получили новый старт. В конце концов, мы не могли вечно держать их у себя на складе сыра. Если припоминаю, та эгоистичная, раздражающая дивчина стала идолом.

— Квенсер! — крикнул Натли.

Похоже, они закончили с установкой передающей антенны. Антенна размером с открытый кейс была развёрнута у ног Чарльза.

Квенсер и Шарлотта подошли к Натли и Чарльзу.

— Есть что-нибудь, что мы можем сделать? — спросил Квенсер.

— Возьми это, — сказал Натли, бросив Квенсеру бинокль ночного виденья. — Мы должны передать данные из позиции, где БПЛА нас не увидят. Чарльз должен использовать антенну, чтобы передать вредоносную программу, так что он не сможет сказать, где находится БПЛА. Это значит, кто-то должен проследовать к месту дислокации летающей цели.

— И это я?

— Я устанавливаю антенну. Чарльз будет передавать данные. Так кто ещё остаётся для последней работы? Думаю, ты будешь чувствовать себя на редкость счастливым, если свалишь эту работу на Чёрную униформу, а сам отправишься назад, ничего не делая.

— Лады, лады. Проклятье. Я окажусь в месте, что лучше всего просматривается с БПЛА. Это значит, у меня самая опасная работа.

— Нет, — вмешалась Шарлотта. — Нет причин, чтобы я ничего не делала. Я пойду с тобой. ...Как по мне, ты кажешься слишком неопытным. Я бы предпочла не допустить сброса мне на голову бомб по причине того, что мы оставили это дело тебе, и ты провалился.

(Квенсер, если вы отправитесь вместе, и вещи станут немного влажными, зови меня. Тут холодно, и тепло удастся лучше сохранять с бо΄льшим количеством людей.)

— Будь ты настоящим солдатом, такого заявления было бы достаточно, чтобы пристрелить тебя, — прокомментировала Шарлотта.

В данный момент они располагались за низким холмом. БПЛА Организации веры не должны залетать так далеко, так что холм служил им достаточным укрытием. Однако отсюда они не видели расположение БПЛА. Чтобы решить эту проблему, Квенсер с Шарлоттой проползли на вершину холма, чтобы проверить оттуда местность на наличие БПЛА с помощью биноклей, оставаясь при это максимально незаметными. Чарльз сможет передать вредоносную программу, учитывая направление и выходную силу, рассчитанные на основе полученных от них сведений.

Если только часть сигнала достигнет цели, программа может оказаться повреждённой во время введения в БПЛА. Из-за этого вся операция может улететь в трубу. Позиция БПЛА была критически важной информацией.

Если их заметят, также настанет конец.

Квенсер был совсем на нервах, высовывая голову из-за холма, но Шарлотта сказала:

— Не напрягайся так сильно. Ожидаемый путь БПЛА лежит в трёх километрах отсюда. Если мы замрём, они не заметят нас в этом буране. А наша изоляционная одежда не даст инфракрасным датчикам так просто нас засечь. Здешний маршрут БПЛА скорее пролегает высоко в небе, чем между утёсами. Чувство расстояния, когда смотришь вверх с земли, немного отличается по сравнению с тем, как смотришь на землю с неба.

— Раз ты так говоришь.

— Я вижу что-то на ССЗ[[|1]].

Шокированный Квенсер посмотрел в прибор ночного виденья, но это была всего лишь большая птица.

— Думаю, это орёл.

— За ним. Я вижу что-то ещё. Орлы не ведут ночной образ жизни, так что его мог потревожить шум БПЛА.

— Хмм?

Квенсер нахмурился, глядя в бинокль, а потом он заметил его. Это был БПЛА. У него был цилиндрический корпус где-то двух метров в длину с двумя прямыми крыльями, отходящими с боков. Он немного походил на миниатюрную крылатую ракету, но механизм пропульсии сзади представлял собой пропеллер. Должно быть, он был спроектирован с учётом долгого времени полёта, а не скорости.

— Я нашёл его. Он в 2900 метрах на ССЗ. Он следует курсом у края восточного утёса на высоте пятнадцать метров. ...Его конструкция выглядит ужасной. Полагаю, такое бывает, когда сосредотачиваешься исключительно на функциональности.

— Если верить слухам, они выполнили его в таком простом дизайне, чтобы можно было запускать их с устаревших ракетных грузовиков. В любом случае, давай передадим им его местоположение и покончим со своей работой. Ты тут не единственный, кто предпочёл бы не заниматься работой, не связанной с его непосредственной сферой деятельности, — сказала Шарлотта.

— Ладно. Чарльз, цель на BC9. Направляется к BF9 на ста пятидесяти км\ч. Он держится края утёса, так что мы сможем предсказать отклонения в движениях, если проверим ландшафт. Чарльз?

Всё ещё глядя в бинокль, Квенсер посчитал, что не получил ответ из-за тоски Чарльза по дому.

Но дело было в другом.

В следующий миг прогремела очередь из штурмовой винтовки.

Что-то выстреливало за спиной Квенсера. Это не было оружием Организации веры. Шум был точно таким, какой издавал Хейвиа во время стрельбы из штурмовой винтовки. Однако у Квенсера не было времени, чтобы развернуться. Он смог лишь слегка двинуть плечами. На его спину пришёлся резкий удар, сопровождаемый огнестрельными выстрелами. Из его лёгких целиком выдавили воздух. Стрелок размахивал винтовкой горизонтально, пока стрелял. Туловище Квенсера осталось в таком положении, при котором он мог и дальше смотреть в бинокль, но он врезался в землю плашмя, и его взор помутнел. Он изо всех сил повернул голову и понял, что Шарлотте тоже выстрелили в спину.

Ни у одного из них не было времени, чтобы закричать.

Сознание Квенсера стремительно угасало, а во рту ощущалась кровь.

Глава 6

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Я мертва.

Это была единственная мысль, что была в голове Шарлотты Зум, пока она не поняла, что кто-то трясёт её за плечи. Последнее, что она помнила, это как свалилась лицом вниз, но сейчас её лицо было обращено вверх.

(...Ясно... Я тащила кучу радио-оборудования на спине...)

Атакующий напал сзади. Оборудование у неё на спине не дало пулям пронзить её мягкую плоть. К счастью, пули были противопехотными, которые создавались с расчётом на то, что будут застревать в теле человека. Обычная винтовочная пуля без особых проблем пролетела бы сквозь автомобиль, не говоря уже о коммуникационном оборудовании.

Но даже так её внутренности испытали изрядный шок.

— Квенсер... Ты в порядке?

— Да, благодаря футляру пластиковых зарядов, что я нёс с собой. Но Чарльз...

Он держал в руке разорванную пару армейских жетонов. Этого было достаточно, чтобы сказать Шарлотте, что один из её товарищей убит.

— Был ещё один. Кажется, его звали Натли... Что с ним случилось?

— Он исчез, — таков был короткий ответ Квенсера. — Отсюда ведут только одни следы. Винтовочная пуля в моём футляре с пластиковыми зарядами — пуля Легитимного королевства. И Организация веры в основном полагается на БПЛА. Я не слышал о том, чтобы они когда-нибудь высылали пехоту.

— ...Тч. Я как раз подумала, что звуки выстрелов раздались подозрительно близко. Если бы вражеские солдаты подошли бы настолько близко, мы бы заметили их, и им не пришлось бы так сильно приближаться к нам, чтобы застрелить.

Шарлотта поднялась и проверила большую рацию, что она несла, но та была полностью уничтожена. Она спасла ей жизнь, послужив в качестве пуленепробиваемого жилета, так что было бы нечестно ожидать от неё чего-то большего.

Квенсер провёл взглядом по снегу, куда уходили следы.

— Я не знаю, то ли он просто дезертировал из страха, то ли он шпион Организации веры, но я думаю, что винить сейчас мы должны Натли, — сказал Квенсер.

— Какими бы ни были его обстоятельства, он добровольно выстрелил в солдат Легитимного королевства, а теперь пытается убежать в Организацию веры. Этого достаточно, чтобы посчитать его за шпиона. ...И раз он зашёл настолько далеко, что убил Чарльза до того, как тот успел передать вирус, вряд ли он был всего лишь ребёнком, который запаниковал.

— У нас проблема.

— Что такое?

— Когда Натли убил Чарльза, он также уничтожил передающую антенну и лаптоп с вредоносной программой. Мы не можем отправить вредоносную программу к БПЛА, а потому не можем продолжать операцию. Нам нужно как можно быстрее связаться со штаб-квартирой и подразделением, направившимся к Пункту 1.

— ...Моя рация в данный момент разбрасывается искрами.

— Моя рация может передавать лишь дальне-дистантные сигналы через твою. Это значит, у нас нет средств для связи с остальными.

— Кое-что ещё, — двумя руками Шарлотта схватила штурмовую винтовку, свисающую с её плеча. — Из-за тех выстрелов сюда направлены БПЛА! Кучи этих раздражающих моделей с двумя сбрасываемыми бомбами летят к нам. Нас просто сотрут в порошок, если попытаемся с ними тягаться! И сколько бы мы ни сбили из них, это никак не отразится на их живой силе.

— Где этот говнюк Натли?! Мы могли бы найти его, если последуем за его следом!

— Нет, нам нужно отступать! Мы не можем продолжать эту операцию. Слишком поздно преследовать его. И даже если мы придумаем, как связаться со штаб-квартирой или Пунктом 1, мы прежде всего должны подумать о собственной безопасности! Если нас здесь разбомбят, мы никогда не сможем доложить о сложившейся ужасной ситуации. К тому же Натли мог вернуться в Легитимное королевство и заявить, что он единственный выживший! По крайней мере мы должны доложить, что он является шпионом. Ты понимаешь?!

— Д-да. Но как мы уйдём от врага, который идёт с неба? Даже если эти БПЛА низкоскоростные модели, они всё равно могут лететь на скорости более ста км\ч!

— Не беспокойся об этом. К счастью, для нас есть путь, куда БПЛА не смогут проникнуть. Эти БПЛА нуждаются в программе коррекции траектории, чтобы лететь между утёсами, так что я сомневаюсь, что они способны выделывать такие опасные трюки в воздухе.

Говоря это, Шарлотта указала стволом пистолета в сторону.

В трёхстах метрах был...

— Вход... в угольную шахту?..

Глава 7

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Хейвиа и его команда очень кстати поняли, что вещи стали развиваться отнюдь не по плану.

— ...Дерьмо, это плохо, — простонал Хейвиа.

Все четверо поняли ситуацию без слов.

Опасность нарастала прямо у них на глазах.

У этой туши была огромная тень, видимая даже во тьме.

Бесчисленные точки света, что они видели, вероятно, были световыми волнами, испускаемыми датчиками на концах пушек, которые периодически меняли длину волны. Прятаться в темноте вообще не входило в план этого орудия, и слова «орудие» было достаточно, чтобы описать его.

Это был...

— Проклятье! Почему Крыльчатый балансёр примчался сюда?!

Это была странная на вид машина.

В центре располагался главный сферический корпус длиной пятьдесят метров. Механизм пропульсии на днище был создан из двух гигантских концентрических кругов. Примерно двадцать «ног» соединяли сферу с двумя концентрическими кругами. Механизм пропульсии представлял собой нагнетатель воздуха, который поддерживает вес аппарата с помощью воздуха, так что было не совсем ясно назначение множества «ног».

В качестве главной пушки спереди по центру аппарата был установлен большой койлган. Однако его калибр был относительно мал. Похоже, он был сделан как «маленький, резкий и быстрый» благодаря максимальной прибавке к ускорению.

В дополнение к главной пушке, которая была достаточно мощной, чтобы пробить другой Объект, тут и там на сфере были установлены лазеры, скорострельные лучевые пушки и прочее второстепенное вооружение. Вот только из-за наличия «ног» в нижней части сферы в основном пушки концентрировались на её верхней половине.

Сзади сферы виднелись четыре объекта, похожие на крылья.

Должно быть, они служили в качестве пригруза, чтобы снизить нагрузку во время быстрых поворотов.

Это не был противник, которого может надеяться победить солдат из плоти и крови.

И Крыльчатый балансёр, похоже, понял это. Его датчики различных типов могли засечь их в один миг, но Объект не стрелял в них. Он просто двигался прямо на них. То ли он планировал пролететь прямо над ними, то ли собирался про между делом раздавить их.

Он знал, что это бессмысленно, но Хейвиа залетел за близлежащий камень, а потом позвал своих товарищей.

— Слышьте, почему, по-вашему, Крыльчатый балансёр двигается в этом направлении?

— От-откуда я могу знать? Ба-база техобслуживания Малыша Магнума позади нас. ...Не-непохоже, что он заинтересован в простых солдатах типа нас, тогда что если... что если он направляется...

Этот ответ пришёл от крупного тёмного мужчины по имени Кукмен. Он прятался за другим камнем.

Мёнри потянула к земле Вести, и потом она задала вопрос дрожащим голосом.

— Но разве Объект Организации веры не должен был удерживаться на месте нашей Индиго Плазмой?! Как он может с такой лёгкостью покинуть свою позицию?!

— Наши союзники уже могли отступить. Они могли увидеть, что операция трещит по швам, вот они и ушли. В оправдание они скажут, что хотели свести потери к минимуму.

(...Твою мать, Квенсер. Ты что ли всё просрал?!)

Хейвиа попытался воспользоваться рацией, чтобы пожаловаться на другого парня, но он не получил ответ. Возможно, им приходится разбираться со своей собственной проблемой на той стороне.

Но у него не было времени, чтобы слишком скрупулёзно об этом думать. Враг не будет ждать. Объект был уже в ста метрах от них.

— ...Что нам делать? — бормотал Кукмен, самый старший из них, с бегающими туда-сюда глазами. — Куда нам бежать?! И это вообще поможет?! Его дальность поражения слишком велика, не говоря уже об убойной силе. А с его датчиками мы не сможем просто взять и спрятаться за укрытие!!!

— Хватит, придурок! Не паникуй! Может, это и враг, с которым мы не сможем сражаться по-нормальному, но из-за паники мы потеряем драгоценное время! А из-за этого мы лишь с большей вероятностью умрём! — выкрикнул Хейвиа в попытке удержать паническое состояние Кукмена в узде.

Этот крупный, тёмный мужчина был столпом, удерживающим команду вместе.

Если он сломается, Мёнри и Вести также падут.

— Думайте. Давайте думать. Враг не станет нас упускать из виду, если мы привяжем белый платок к стволу винтовки и начнём им размахивать из стороны в сторону, так что нам нужно подумать.

Потребовалось несколько секунд, чтобы слова Хейвиа просочились в голову Кукмена.

Наконец, он кивнул.

Хейвиа облегчённо вздохнул.

(Будь оно не ладно. Вдохновлять команду и возвращать утерянную гармонию — это не та роль, какую я хотел играть.)

— Вот именно. Давайте взвесим всё, что нам известно, — Кукмен навалился спиной на камень и указал вперёд одним из своих толстых пальцев. — Мы знаем, что тот утёс там.

— И что с этого? Объект может выстрелить с такого расстояния с идеальной точностью, если попробует. Даже его самые маленькие пушки достанут до нас, — ответил Хейвиа.

— Он точно не пытается целиться по пехотинцам. Поскольку он всё равно движется в этом направлении, должно быть, он планирует атаковать непосредственно базу техобслуживания, что лежит за нами.

— Смысл?

— Он не сможет нацелиться на базу отсюда. Это значит, Объект должен миновать этот утёс и приблизиться к цели.

— Миновать?.. — шокированно повторил Хейвиа, но потом его посетила мысль. — Вы не упоминали тот факт, что у Крыльчатого балансёра есть встроенное мостостроительное устройство?

— Под мостостроительным устройством, — сказала Мёнри. — Ты имеешь в виду что-то типа тех больших рабочих грузовиков с откатными мостами, которые могут быть использованы для переправы конвоя через реку? Я слышала, что это некое бесценное сокровище для мобильных баз техобслуживания типа нашей.

— Кукмен предполагает, что этот Крыльчатый балансёр обладает таким встроенным откатным мостом. Но у него нет реальных доказательств.

— Ну, я сомневаюсь, что он движется по прямой, только чтобы сигануть с утёса, — Кукмен задвигал пальцами, давая понять Мёнри и Вести, что те должны ещё больше прильнуть к земле. — Но если у него имеется мостостроительное устройство, то у нас будет шанс выиграть.

— Ты имеешь в виду, вмешаться во время возведения моста и сбросить Объект с утёса?

— Похоже, все эти «ноги» расположены там неспроста. Возможно, эти «ноги» сами по себе являются тем, из чего создаётся мост. Мостостроительные устройства, с которыми мы знакомы, где-то шестьдесят метров в длину, и им требуется где-то пять минут, чтобы завершить работу. И в течение этого времени они абсолютно беззащитны.

— Но я сомневаюсь, что наши хилые пистолетики что-то сделают Объекту, — сказала Вести.

Хейвиа смиренно вздохнул и сказал:

— Пока он разворачивает мостостроительный аппарат, его баланс будет ужасен как у того, кто стоит на носках. Он предлагает нам нарушить его баланс с помощью концентрированного огня в течение этого времени.

— Сейчас он не рассматривает нас как угрозу, так что это наш последний шанс. Если он найдёт любой повод быть более внимательным по отношению к нам, единственный выстрел положит всему конец.

Слушая заявление Кукмена, Хейвиа закинул винтовку на ремне за плечо и вместо неё схватил портативную противотанковую ракетницу.

Мёнри была вооружена похожей ракетницей, но она, вероятно, не очень-то привыкла с ней обращаться. Маленькие руки Мёнри медленно двигались, и Вести выхватила у неё ракетницу и бросила её Кукмену.

— Следи, где находится его центр тяжести. Мы оба выстрелим по моему сигналу.

— Чёрт возьми. С кем бы из этого подразделения я ни был в команде, я всегда оказываюсь в подобной опасности.

Крыльчатый балансёр приближался с целью пересечь двадцатиметровый промежуток между утёсами на высоте десять метров над водой. От ног, сочленяющих вместе главный корпус и нижние платформы, шёл скрипучий звук.

Всё ещё укрываясь за камнем, Кукмен начал бессловесный отсчёт, слега постукивая пальцем по корпусу ракетницы.

Три, два, один.

Хейвиа задержал дыхание и встал из-за камня, как сделал и Кукмен.

Но...

Они не выстрелили из ракетниц.

Перед этим произошло нечто неожиданное.

Объект Организации веры не был оснащён мостостроительным аппаратом.

У него была способность пересекать ущелье с помощью гораздо более простого метода.

Со звуком выдуваемого сжатого воздуха гигантская куча стали подпрыгнула где-то на сто пятьдесят метров в воздух.

Первое, что испытал Хейвиа в тот момент, это мощный воздушный удар. Часть сжатого воздуха изверглось от ног Объекта, когда тот перепрыгнул через промежуток между утёсами, и достигла их. Хейвиа скорчил гримасу, почувствовав настолько интенсивную боль, словно его барабанные перепонки вот-вот лопнут. Это была не просто мощь ветра. У него появилось ощущение, будто атмосферное давление само по себе сильно изменилось.

И...

HO v03 12

<p class="sdfootnote">1ССЗ — северо-северо-запад. <p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.5in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">С отвисшим ртом Хейвиа убрал голову от устройства прицеливания ракетницы и тупо уставился вверх. Он выглядел словно аутфилдер, следящий за траекторией мяча, который летел настолько высоко, что был очевиден хоумран.

Двухсоткилотонная груда пролетела в воздухе по дуге.

Эта картина была настолько неправдоподобной, что его мысли остановились.

Объект у него на глазах переделался в воздушный. Механизм пропульсии выглядел как два концентрических круга, но на самом деле всё была иначе. Круги были разделены где-то на двадцать более мелких деталей в форме лопастей, похожих на кусочки консервированных ананасов. Это в самом деле разделяло их на множество различных «ног», и каждое из бессчётных сочленений делало мельчайшую корректировку, чтобы соответствовать маленьким подьёмам и спускам на земле.

Кукмен первым пришёл в себя.

— Ложитесь!

— ...Э... Эээ?

— Его механизм пропульсии — это нагнетатель воздуха! Он использует силу воздуха! Сколько, по-вашему, нужно сжатого воздуха, чтобы поддерживать нечто настолько большое?!

У них не было времени, чтобы ответить.

Кукмен прижался спиной к камню, а Вести с Мёнри прижались к земле. Хейвиа закатился в близлежащий вход в угольную шахту.

Сразу после этого Крыльчатый балансёр приземлился по другую сторону промежутка... и довольно близко с Хейвиа и остальными тремя.

Но даже при этом двухсоткилотонная масса не коснулась земли. Искусственное нагнетание воздуха удержало её на весу. Однако, в отличие от шара, для этого воздуха не было стенок, чтобы удерживать его. Огромное количество воздуха, использованного в нагнетателе, обрушилось по всем направлениям.

И как результат...

Грохочущий, взрывоподобный ветер снёс беззащитных пехотинцев.

Вести прижималась к земле, но её тело оторвалось от поверхности и улетело на двадцать метров по горизонтали. Кукмен прятался за камнем, но вместе с ним он свалился с утёса. В связи с тем, что он укрывался в угольной шахте, Хейвиа избежал главного удара мощного ветра, но большая масса залетела в проход и врезалась в него, отбросив к стене. Он подумал, что с земли был вырван какой-то булыжник, но на деле это оказалась Мёнри.

Объекту даже не было нужды открывать огонь.

Объект был настолько велик, что не требовалось никакое наступательное оружие, чтобы убить пехоту из плоти и крови.

(Кукмен! Вести!)

Хейвиа сжал зубы, но не собирался покидать шахту. Тех двоих подхватил мощный ветер и унёс вдаль. Они наверняка пропахали землю и теперь с ног до головы покрыты царапинами. Хейвиа сильно сомневался, что они были живы.

Хейвиа оглядел местность.

Он был у входа в угольную шахту, но он не видел ни малейших признаков камер.

Убедившись, что Крыльчатый балансёр не сфокусирован на них, Хейвиа положил руку на безвольное плечо Мёнри.

— Мёрни, ты можешь двигаться?! Мёнри!!!

— Ухх... ухх...

Мёнри затрясла головой. Сперва Хейвиа посчитал, что она испытывает головокружение, но на самом деле она плакала. Даже когда Хейвиа помог ей встать, она попыталась задвигать своими шаткими руками и ногами, чтобы направиться к выходу из шахты.

Она совершенно отказывалась взглянуть в лицо реальности.

Дело было не в том, что она не понимала происходящего. Это была не чистая война, какой она должна была быть по заверению правительства различных стран. Хейвиа понимал желание от злости отбросить всё в сторону и сдаться.

Но они не могли этого сделать.

Если они сделают, их ждёт лишь гарантированная смерть.

— Пожалуйста, пошли. Возьми себя в руки! Мы всё ещё живы! Если мы углубимся в шахту, мы можем выжить!

— Нет... С меня хватит... Нам надо идти. Мы должны всех спасти.

Затуманенный взгляд Мёнри был направлен к выходу из шахты, и Хейвиа вытащил бутылёк с нашатырём из набора для выживания. Он открыл крышку и поднёс его к носу Мёнри. Она закашляла и наконец обратила свой взгляд, вернувший осмысленность, на Хейвиа.

— Что насчёт... Что насчёт тех двоих?

— Пожалуйста, пойми, Мёнри. Они уже...

— Я знаю это! — прокричала Мёнри. — Я знаю это. Я не спорю с чем-то настолько очевидным. Я спрашиваю насчёт их тел. Мы должны по крайней мере забрать их жетоны.

— Если бы мы могли, я бы уже это сделал, — сказал Хейвиа, словно он выплёвывал слова. Он поражался тому, насколько низок был его голос. — У них осталось личное имущество на базе. Мы наверняка сможем найти их волосы в бараках. У нас нет сейчас времени, чтобы беспокоиться о покойниках. Нам нужно выжить самим. Кукмен был центром наших коммуникационных возможностей, но его не стало. Наших маленьких раций недостаточно, чтобы связаться с грудастой командиршей.

— Ты сказал, что мы можем углубиться в шахту, но это военная станция Организации веры. Даже если они в основном полагаются на БПЛА, на станции несомненно должны быть солдаты-люди.

— Ага.

Хейвиа попытался сложить свои пересохшие губы в форму улыбки.

Он знатно оплошал.

— Но это в сто раз лучше, чем выйти наружу и встретиться с Объектом.

Глава 8

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Хейвиа и Мёнри углубились в угольную шахту.

Недалеко от входа находилась простая проверочная зона. Там были ворота, похожие на железнодорожный переезд для провоза крупногабаритного оборудования, и более мелкие ворота рядом с ними для людей. Ворота для людей представляли собой простое кубическое каркасно-панельное сооружение. У него была единственная дверь спереди и сзади.

Хейвиа и Мёнри были настороже, но не было признаков охранников.

Чистые белые LED-огни освещали станцию.

— Проклятье. Я бы лучше предпочёл, чтобы тут была кромешная тьма. Наши тени растягиваются сильнее, чем хотелось бы.

— Что это за сборное здание?

— Установка воздушной завесы или что-то типа того, я бы сказал. Обычно наличие подобных штук означают то, что отсюда больше выходят, чем заходят.

— Чтобы разделаться с пылью из шахты?

— Это одна из причин, но это также позволяет им проверять, не пытаешься ли ты утащить с собой уголь.

— Это не золотая шахта.

Пока они говорили, Хейвиа и Мёнри перебрались через ворота, похожие на железнодорожный переезд, и направились дальше.

Туннель за ними был где-то два метра в ширину и пять в высоту. Для угольной шахты внутренняя часть была довольно чистой, а потолок, стены и пол были покрыты светлым пластиком.

Им даже не требовалось использовать свои армейские фонарики.

Через равные интервалы для рабочих были установлены LED-лампы, освещающие весь туннель тусклым светом.

— Что это за пластик на стенах?

— В этом месте, должно быть, совсем не осталось угля, и они решили всё тут отделать, чтобы не допустить ненужное скопление пыли. Она может повредить лёгкие людей и привести к взрыву пыли.

— Откуда они знают, где тут залежи? За этими стенами может оказаться другой источник ископаемых.

— Они могут это определить с помощью ультразвуковых волн. К тому же они постарались сделать так, чтобы можно было проломить стену и продолжить раскопки, если обнаружится новый источник. Вероятно, потому они использовали этот пластик, а не твёрдый бетон.

— Наверно, потому-то мы не слышим ни малейшего шума.

— Они будут копать везде, где им нужно, делая это место похожим на лабиринт. Зона возле входа поди используется только для входа и выхода во время начала и окончания рабочего дня.

Два солдата надеялись, что это было правдой.

Если они столкнутся с солдатами Организации веры в этом узком участке, и начнётся перестрелка, у них не будет шансов на победу. Огнестрельные выстрелы будут привлекать всё больше и больше солдат, пока их не окружат.

В этом смысле...

— Это странно...

— Да, мы не видели ни единого охранника.

— Если подумать, также не было ни единой камеры у входа в шахту. С подобными проходами они смогли бы свести к минимуму возможность проникновения злоумышленника, установив камеры в эти проходы.

— Это военная шахта... так?

— Должна быть.

Хейвиа и Мёнри пришли к маленькой комнате.

Внутри никого не было.

Похоже, это место служило рабочим комнатой отдыха. Даже если далёкое расположение комнаты отдыха от района разработки было немного неудобным, это позволяло рабочим чувствовать себя в большем комфорте, отдалившись от шума и пыли.

Там была простая софа, холодильник, микроволновка и прочие блага цивилизации.

Больше всего выделялся плакат на стене.

— ...Он на языке Легитимного королевства.

— Да, но грамматика страдает.

— Почему такое находится в военной шахте Организации веры?

Хейвиа ухватил что-то со стола в комнате отдыха. Это был словарь языка Легитимного королевства. Страницы были изрядно изорваны, а края страниц, за исключением корешка, пожелтели. Его читали снова и снова. На нескольких страницах были закладки, а маркером были отмечены некоторые отрывки.

Пролистав страницы словаря, Хейвиа сказал:

— Это могло быть тренировочным лагерем для шпионов?

— Ты в самом деле так думаешь?

— ...Нет, ты права. Если их отдел разведки тренировал шпионов, они определённо не стали бы учить их этому ломаному языку.

Говоря это, Хейвиа заглянул в картонную коробку, стоявшую рядом с софой. Похоже, там были вещи для вечеринки. Она была аккуратно заполнена различными пластиковыми декорациями и написанной от руки вывеской.

Когда он развернул вывеску, он увидел следующую фразу, написанную на немного неправильном с точки зрения грамматики языке Легитимного королевства:

Будущим друзьям из Легитимного королевства.

Этого может немного, но мы надеемся, это поможешь заплатить за постройку колодца для забора питьевой воды.

— Что это за хрень?

Хейвиа обоснованно удивился.

Он не мог себе представить, как в военной угольной шахте мог оказаться текст, поддерживающий вражескую державу. Если эта вывеска выражала чьи-то истинные мысли по отношению к другой державе, а не была сарказмом или издёвкой...

— Это не военная шахта?..

— Это может оказаться станцией, принадлежащей антивоенной группировке.

Между большим и указательным пальцами Мёнри держала публикацию, рассказывающую об идеях, которые были далеки от политики армии Организации веры.

— Это не шутка. Тут на три года записей о переводе средств.

Это не вязалось со всей информацией, что у них была.

Но...

Откуда взялось это несоответствие информации, и как вообще такое получилось?

Глава 9

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Квенсер и Шарлотта находились в таком же недоумении в подземном пространстве.

Шарлотта насупилась от LED-ламп, подсвечивающих туннель. Похоже, ей было не по нутру, как её тени тянулись к стене.

Пока они шли по покрытому пластиком полу, Квенсер спросил:

— А мы ведь уже неплохо так углубились?

— Мы вроде бы спустились на двести метров.

— Прошу, кончай. Услышав фактические числа, я словно ещё больше устал.

— Я всего лишь ответила на твой вопрос, — выражение лица Шарлотты сильно изменилось. — Большинство угольных шахт километр в глубину, но некоторые уходят вниз на четыре километра. Это до сих пор всего лишь вход, так что...

Она заткнулась и внезапно застыла на месте.

Её штурмовая винтовка свисала на ремне с её плеча, но она плавно сняла её, словно играла в проволочную головоломку, и потянула рычаг взвода таким же движением. Спустя минимум времени она держала её наизготове двумя руками.

Примерно в тот же момент Квенсер услышал шуршание.

У Квенсера были только бомбы, так что он никак не мог помочь. Он был вынужден немедленно навалиться спиной на покрытую пластиком стену, чтобы не быть подстреленным из винтовки.

Как только он это сделал, кто-то выглянул из-за угла туннеля.

Это была девушка в свои двадцать с копейками, одетая в плотное пальто, подходящее для промёрзшей земли.

Скорее всего, она была рабочим на угольной шахте.

На её лице читался страх, но она медленно приближалась к ним.

Она что-то держала в руках, но это был не пистолет.

(Аптечка первой помощи?..)

Квенсер выглядел сбитым с толку, но потом он услышал слабый, металлический шум.

Это был звук металлических закребов на ремне штурмовой винтовки, лязгнувших друг по другу, когда она изменила положение рукояти своего оружия.

Ствол винтовки указывал точно в центр тела работницы.

И Шарлотта не стала предупреждать.

Её палец задвигался без колебаний.

— !!!..

По пальцам Квенсера пробежала неприятная тряска.

Ведомый этим ощущением, Квенсер немедленно прыгнул на винтовку Шарлотты.

— !.. С дороги, ты!

С этой короткой командой картинка перед глазами Квенсера закрутилась. Он пал жертвой ближнего боя, предназначенного на случай, когда враг пытается стащить оружие. Квенсер не понял этого, пока его спина не врезалась в землю. Шок от удара был достаточным, чтобы он забыл, как дышать.

— Га... хах!..

Задыхаясь на спине, он увидел, как работница наконец-то бросила аптечку и убежала. Однако Шарлотта не знала пощады. Она вновь занесла винтовку, прежде чем работница успела скрыться за углом.

— Не надо!

— Молчать!

Должно быть, крик Квенсера слегка сбил её настрой, поскольку пуля калибра 5,56 мм не попала в спину работницы.

Затем она успела исчезнуть за углом.

Шарлотта цыкнула языком и приставила ствол своей винтовки к носу Квенсера, оттолкнув его назад, когда тот пытался встать.

— Объяснись.

— ...Кгхе... Э-это, может, и военная шахта, но по одежде этой работницы, её снаряжению и даже по походке яснее ясного, что она не солдат. Вероятно, её доставили в качестве гражданского рабочего. Если на шахте есть две или три смены, такие люди могут оказаться оставшимися на ночное дежурство. Если она не гражданская, то я не понимаю, почему в такой ситуации у неё при себе есть только аптечка первой помощи.

— Ты так считаешь? У тебя есть доказательство, что в этой аптечке нет никакого пистолета? И даже если она не вооружена, она может привести кучу прочих работников, если доложит об этом. Прошу, не надо гнуть линию, что не хочешь наставлять оружие на женщину на современном поле боя.

— Огнестрельные выстрелы и трупы не помогут нам в такой ситуации. Мы будем окружены в один миг.

— Хмпф. Так это твоё извинение?

С раздражением во взгляде Шарлотта отвела ствол винтовки от Квенсера.

Похоже, тот факт, что заставная служба не затрагивает студентов и гражданских, сейчас едва спас Квенсеру жизнь.

— Но в таком случае тебе следует самому позаботиться о работниках. Мы всё ещё в опасном положении. Охрана этой военной шахты в основном осуществляется БПЛА, но у нас нет доказательств, что у них вообще нет солдат. Несколько десятков или даже сотен гражданских работников, собравшихся против нас в этих туннелях, представляют достаточную угрозу. Им достаточно увидеть униформу Легитимного королевства, чтобы забыть про пощаду. Я не верю, что мы можем откровенно заявлять, будто проглядели гражданских.

— ...Понятно. Прости.

— Раз так, поднимайся и быстро что-то с этим делай. Нам надо убраться отсюда как можно скорее. Эти туннели могут тянуться более чем на сто километров, слово муравейник, но мы всё равно в закрытом пространстве. Лучше всего будет признать, что у нас нет шансов на победу, если они узнают, где мы.

Квенсер поднялся, навалившись рукой на пластиковую стену.

Шарлотта затем вытащила свой роскошный револьвер из кобуры на талии и бросила ему.

— Похоже, у тебя нет пистолета. Может, это политика твоего подразделения, но это экстренный случай. Я передаю тебе на основе своего права.

— Эээ... Спасибо.

— Не то чтобы ты мог сражаться. Это для самоубийства, — слова Шарлотты внезапно сделали револьвер тяжелее. — Вполне возможно, что эти работники — гражданские, но это значит, что у них нет хорошего оружия, которое способно убить за один выстрел. Когда твоё тело будут медленно сминать производственными инструментами вместо того, чтобы дать быструю смерть, ты поймёшь, насколько это ужасно. Ты должен быть готов к такому случаю.

— ...

— Это риск, на который ты пошёл, позволив тому работнику убежать. Такова цена решений, принимаемых на поле боя. Запомни это.

Квенсер несколько раз кивнул, удалил пулю из револьвера, чтобы устранить риск случайного выстрела, и засунул его в промежуток между ботинком и ногой.

Парочка быстро направилась через туннель.

Они хотели двигаться как можно быстрее, чтобы уйти как можно дальше, но они должны были быть настороже на случай внезапной атаки других солдат или рабочих.

Квенсер взглянул на блестящий потолок, покрытый пластиком.

— Двести метров? Хм. Мы можем быть под морем, что между холмами.

— Давай надеяться, что их шахтостроительный проект основан на правильной теории. Если они в чём-то ошиблись, это место уйдёт под воду.

— Но...

Квенсер вдохнул на удивление хорошо вентилируемый и сухой воздух.

Он хотел отвлечь свои мысли от той вероятности, что их в любую секунду могли окружить.

— Это совместная операция 24го и 37го. А у Организации веры здесь есть Крыльчатый балансёр. Не многовато ли для атаки и защиты угольной шахты?

— Разве тебе не сказали, что контроль над этой военной шахтой позволит нам уменьшить снабжение Объектов топливом и таким образом ограничить перемещение врага?

— Но ведь у них куча угольных шахт?

— И разрушение их одной за другой приведёт к снижении суммарной боеспособности этой державы.

— Задействуя при этом три Объекта, если учитывать обе стороны? И если Натли в самом деле шпион Организации веры, они использовали шпиона, успешно проникнувшего в наши ряды. Как только шпион показывает свой истинный цвет, он должен бежать, насколько бы глубоко он ни проник в стан врага, — Квенсер нахмурился. — Если всего одна из их угольных шахт обладает такой ценностью, нам не было бы проще атаковать вместо этого цель попроще? Короче, я не думаю, что местные ресурсы стоят того, чтобы разворачивать все эти силы, что представили обе стороны.

Сделав такое заявление, они вышли в другой туннель.

На земле были установлены простые рельсы, а на стене поблизости была смонтирована некая электрическая панель. Небольшая машина размером с ванну ожидала на рельсах.

— Должно быть, это что-то вроде электрической вагонетки. И предназначена она для угля, не для людей.

— ...

— Что такое?

— Может, это не уголь.

С таким заявлением Квенсер нагнулся через край вагонетки и потянулся за чёрным камнем, лежащим на дне. Кусок походил на большой камень, уменьшенный до размера мяча для софтбола.

Шарлотта по-простому представляла уголь как чёрный камень, так что она поняла, чего добивался Квенсер, протянув его ей.

Квенсер осторожно постучал по грубой массе и сказал:

— Видишь эти отчётливые зёрна?

— Что это?

— Глыба карбоната, — сперва сказал Квенсер, после чего перефразировал ответ. — Алмаз.

Плечи Шарлотты слегка подпрыгнули.

Однако Квенсер не смог объяснить больше.

Из ближайшего прохода в узком туннеле вылетела рука. Она схватила Квенсера и кинула его спиной к стене.

Потребовалось немного времени, прежде чем Квенсер разобрался в произошедшем.

Шарлотта немедленно принялась заносить винтовку, но она остановилась на полпути. Атакующий прижал ствол пистолета к подбородку Квенсера, но дело было не в этом.

Она узнала напавшего.

— Слышь, Квенсер. Что ты тут делаешь?

— Хейвиа?..

— Мы много натерпелись, потому что ты всё просрал. Кукмен и Вести мертвы. Я не стану размазывать твои мозги по стене, но я могу наделать отверстий в твоих руках и ногах в зависимости от твоего ответа.

— Это был Натли.

Ответила Шарлотта, не Квенсер.

По правде говоря, Квенсер не мог говорить, когда рядом было настолько мрачное лицо Хейвиа.

Шарлотта продолжила объяснять спокойным голосом.

— В вашем подразделении был шпион Организации веры. Мы потеряли студента по имени Чарльз. На нём может быть ответственность за то, что он не заметил этого раньше, но будет ошибкой винить его и только его. Кое-кто другой несёт за это куда больше ответственности.

— ...Ты говоришь, что мне теперь следует посмеяться и смириться с этим?

— Если ты не изменишь свою точку зрения, у меня не будет выбора.

Шарлотта вновь занесла свою винтовку.

В этот раз она не колебалась.

— Я несу заставную службу. Моя работа заключается в устранении любых элементов, которые нарушают военный устав и угрожают всей операции.

Хейвиа цыкнул языком.

С недовольным взглядом он убрал пистолет от челюсти Квенсера и опустил голову перед Шарлоттой.

— Прости. Я свалил на тебя грязную работу, чтобы получить шанс выплеснуть злость.

— Я не думаю, что ты в самом деле собирался стрелять.

Шарлотта убрала прицел винтовки от его лица и еле заметно улыбнулась.

Увидев это, азиатка по имени Мёнри наконец высунула голову из-за угла.

Квенсер тяжело вздохнул.

— ...Значит, только четверо из нас выжили.

— Пять, есть считать предателя, — Хейвиа вернул пистолет в кобуру. — Дела становятся всё хуже и хуже. Говорили, что принцесса не может выиграть в прямом столкновении с Крыльчатым балансёром. Кто знает, сколько она продержится. Вероятно, нам нужно решить, что делать теперь. Давай устроим собрание, Квенсер. Расскажи всё, что знаешь.

— Эээ, — вмешалась Мёнри со стороны. — Что это у тебя в руке, Квенсер?

— Это? — Квенсер поднял чёрный камень размером с мяч для софтбола и повторил слово, сказанное им ранее. — Алмаз.

Глава 10

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Лицо Флорейции, находящейся на базе техобслуживания, выражало мучение.

Периодически под её ногами раздавался низкий гул. Она видела маленькие куски грязи, падающие с потолка.

Они были в серьёзных неприятностях.

Это было её честное мнение. Крыльчатый балансёр до сих пор получал помощь от крупномасштабных радарных станций, и он воспользовался возможностью перемещаться беспрепятственно, чтобы зажать Малыша Магнума в углу. С утёсами, пересекающими всю местность подобно паутине, Крыльчатый балансёр обладал запредельным преимуществом со своей нелепой способностью перепрыгивать через промежутки между утёсами. Тем временем дальность перемещения Малыша Магнума была ограничена, так что принцесса не могла уворачиваться, как хотела.

(Значит, мы получили лишь молчание от Индиго Плазмы и других наших союзников, которые должны были разбираться с этим с моря. Проклятье. Подкрепление, которое у нас было для гарантии того, что мы не проиграем, действует так, словно мы уже проиграли.)

Если Малыш Магнум будет оттеснён назад, Крыльчатый балансёр направит свой прицел на базу техобслуживания.

Должна ли она поднять белый флаг и отступить, прежде чем это произойдёт?

Если враг будет достаточно великодушен, чтобы отреагировать на белый флаг врага, который начал внезапную атаку (маловероятное событие, но она старалась мыслить позитивно), удастся избежать уничтожения Малыша Магнума и базы техобслуживания.

Однако они лишатся возможности вернуть солдат, отправленных на проведение неожиданной атаки.

Поскольку она не могла связаться с ними по рации, шансы сделать это стремились к нулю, но довести их до абсолютного нуля было совсем другим делом.

— ...Это дилемма.

Также проблемой стало крайне несвоевременное событие.

Если база техобслуживания будет уничтожена вместе со съёмочной группой CS, смерть работников СМИ может разжечь нежелательные настроения в народе. Они могут не достичь Верховного Парламента, но может привести к отставке ряда советников.

(Но...)

Флорейция взглянула на рацию на своём столе.

(Если информация, только что полученная нами, правдива, отступление оставит у меня дурное послевкусие. Но также нет причин подвергать риску съёмочную бригаду CS, оставляя её с нами.)

Разговоры касательно съёмочной бригады CS Military Channel были настоящей дилеммой...

— Проклятье. Что тут происходит?.. — проговорила девушка с тихим стоном.

Полевой репортёр по имени Моника сидела у стены с обхваченными руками коленями и беспокойно ёрзала. Она относилась к тому типу артистов, которые довольно сильно полагаются на своё лицо и внешний вид. Персонал ТВ-станции безопасной страны, её менеджеры и некоторые военные офицеры устроили собрание. В результате она одна должна была оставаться в этом «самом безопасном месте».

Флорейция хотела сказать им, что самое безопасное место находится в кокпите Объекта, но её действительное мнение было в том, что в этом месте оставалась некоторая опасность. Если Моника на мгновение бросит взгляд на лаптоп, что использовала Флорейция, это может привести к тому, что её застрелят.

Однако Моника, похоже, вовсе не осознавала эту опасность. Причина была простой.

— Нет, нет и нет! С меня довольно! Железная дорога, армия, интернет или что-то ещё... Этот проклятый менеджер сказал, что я буду лучше продаваться, если меня что-то будет отличать от других! Но мне плевать на эти вонючие базы! Да вы издеваетесь надо мной! Если сюда попадут снаряды, и мне обожжёт лицо, меня не просто будут плохо покупать! Я распрощаюсь со всей карьерой идола!!!

Вот почему.

В общем, вся эта задумка с «полевым репортёром» была всего лишь рекламной стратегией, и у неё не было никакого армейского опыта. Большинство её работ проходило на базах, на которых уже был установлен полный контроль над полем боя, и необходимо было лишь проводить техобслуживание. Она прибывала на них в относительно безопасные периоды между битвами.

Было не совсем ясно, осточертело ли ей такое положение дел, или же это было желание зрителей, но в следующий раз они отправились на базу техобслуживания в относительно опасный период, когда проводилась текущая операция.

— И! И! Я согласилась освещать военные дела, хотя меня это совершенно не интересует, а этот подонок даже не здесь! Что происходит?! Зачем я вообще прибыла сюда, если в итоге вынуждена дрожать на какой-то промозглой базе?!

Сидя с обхваченными коленями, Моника качалась вперёд и назад и продолжала сыпать жалобы, адресованные скорее Всевышнему, как думала Флорейция.

— Будь оно проклято! Эта горничная! Я выбрала армию, только чтобы продемонстрировать возвращение великой Моники, так почему этого ублюдка Квенсера нигде нет?!

— ?

Брови Флорейции выразили замешательство.

Горничная?

Квенсер?

Глава 11

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Находясь над землёй, Объект, названный Крыльчатым Балансёром в Легитимном королевстве и Архангелом в Организации веры, устанавливал связь с подразделением, охраняющим военную станцию.

Первым высказался контрольный центр большой радарной станции.

— Теперь мы сможем победить Объект Легитимного королевства первого поколения. Он взял инициативу и направился вперёд не из уверенности в собственных возможностях, а чтобы выиграть время для отступления базы техобслуживания. В целях безопасности нам следует уничтожить их здесь и сейчас, а не откладывать это на потом. Другой Объект, что виден вдали от берега, может уличить момент и приблизиться в любой момент.

В ответ Архангел сказал:

— Пока нет. Просто победить будет слишком легко. Я не собираюсь проигрывать Первому поколению. Однако простым его уничтожением нам не добиться своих целей. Нам следует дождаться шанса заманить его ближе.

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Четвёрка обменялась имеющейся у них информацией.

Они знали о потерях в каждом подразделении. Они знали, что потеряли обе большие рации.

И...

— Погоди, погоди, погоди, погоди. Ты имеешь в виду, это скорее алмазная шахта, а вовсе не военная угольная шахта? Это тот тип залежей, который они искали с помощью ультразвукового оборудования?

— Нет, я полагаю, что изначально это было угольной шахтой. А новое исследование обнаружило неожиданный субпродукт.

— Так вот почему армия Легитимного королевства внезапно заинтересовалось в полуострове Камчатка и начала эту операцию по установлению контроля над шахтой? Это не более чем война с целью выгоды.

— Производство алмазов зависит в основном от таких мест, как Южная Америка, Океания и Африка, — сказала Шарлотта. — Распределение сил в этих областях производства довольно жёстко зафиксировано. Часто возникают проблемы в тех местах, где приблизительно имеются залежи. Если открывается абсолютно новый, стабильный источник, это будет равносильно открытию совершенно нового рынка. Любая мировая держава отчаянно захочет прибрать его к рукам.

— Для нас главный сюрприз был в том, что это не военная шахта, — шокировано сказал Квенсер.

Он просмотрел антивоенную публикацию, которую передала ему Мёнри.

Она проливала свет на причины, по которым они получали финансирование, и как много людей работало в шахте. Разумеется, они скрывали то, что это была алмазная шахта, так что речь там шла об угле.

Согласно указанным там цифрам, в шахте работало 10500 человек.

— И все эти работники являются частью антивоенной группировки внутри Организации веры. Они работали за деньги, которые хотели пожертвовать беднякам в Легитимном королевстве на постройку колодца с питьевой водой. Ради какого лешего мы вообще тут сражаемся?

— Координаты внесены в список как военная станция, — добавила Шарлотта. Её горестное выражение лица, похоже, было связано с тем, что она вспомнила, как наставляла свою винтовку на антивоенного активиста. — Но похоже, что местные рабочие не собираются драться. Причина, по которой мы не видим никаких работников, может быть в том, что все они эвакуировались, как только услышали суматоху сверху. Здесь должны иметься камеры-убежища, предназначенные для ожидания спасателей в случае обвала.

— Если суммировать, — сказал Хейвиа. — Наши большие шишки в армии Легитимного королевства каким-то образом узнали, что восточное побережье Камчатки наполнено алмазами, и они быстро отправили туда Объект, чтобы атаковать шахту, забитую пацифистами?! Это отправляет Крыльчатого балансёра прямо в категорию «защитников справедливости», защищающих алмазную шахту!!!

Война не была чем-то из детских комиксов. Почти всегда её ведут за собой тёмные интересы людей.

Они знали это.

Но...

— Это уже слишком. Это недвусмысленно делает из нас плохих парней... — бормотал Квенсер, опуская голову.

Однако потом заговорила Мёнри, впервые за время этой беседы.

— Может, и не так.

— Что может и не так, Мёнри?

— Причина, скрытая за этой битвой, — собирая мысли воедино, Мёнри посмотрела в лицо Хейвиа, а потом повернулась к Квенсеру и Шарлотте. — Это могут быть и не алмазы.

— Что? — спросил Квенсер.

Мёнри единожды слегка тряхнула головой и сказала:

— Действия Организации веры не дают мне покоя. Если они в самом деле пытались защитить алмазную шахту, стали бы они ждать появления вражеского Объекта прям над ней? Они должны были предсказать, что мы будем вести вторжение со стороны Аляски и Берингового моря. Так что не было бы более разумно установить линию обороны на море?

— Ну... — заткнулся Квенсер, но потом он заговорил вновь. — Ты и Хейвиа сказали, что Крыльчатый балансёр может прыгать. Он идеально подходит для этого частично рукотворного риасового берега. Также тут имеются большие радарные станции, а потому не думаешь ли ты, что он хотел получить максимальное преимущество во время сражения с нашей принцессой?

— Есть причина намного лучше.

— ?

Квенсер, Хейвиа и Шарлотта озадаченно взглянули.

Мёнри перешла к пояснению.

— Слушайте. Эта шахта управляется пацифистами, которые с большей охотой будут говорить с другими силами, чем сражаться с ними. Это редкостная позиция в Организации веры. Поскольку они проводят несколько крупных актов милосердия, более вероятно, что они все из какой-то влиятельной группы, а не из сборища разномастных людей с похожими взглядами. Вероятно, они как бельмо на глазу у руководства армии, которое желает продолжения войны, — она прервалась на секунду. — Ведь возможно такое, что они хотят истребить их всех во время суматохи битвы между Объектами, пока они собрались в одном месте?

Квенсер невольно охнул.

— Тогда информация об алмазах не более чем приманка, чтобы заманить сюда армию Легитимного королевства?

— Организация веры — это группа идеологов, — медленно сказала Шарлотта. Возможно, иногда некоторые идеологии их пугают. Например, та, которая велит прекратить бой. Руководство Организации веры без всяких сомнений хочет продолжения этой глобальной войны, чтобы в конце концов выйти из неё победителем. Группировка, распространяющая идеологию мирного урегулирования, оказалась помехой на пути к победе, из которой руководство хочет получить максимальную прибыль.

Мёнри кивнула.

— Армия Организации веры хочет по-быстрому разобраться с этой антивоенной группировкой, но если они истребят или зачистят их сами, это может привести к дальнейшему распространению антивоенных настроений. Но если антивоенная группировка будет уничтожена Объектом той самой мировой державы, которой они собирались помочь...

— Та вера, с которой они к нам относились, может перерасти в ненависть, которая будет куда сильнее, чем обычно, — сказала Шарлотта.

На своей заставной службе она, похоже, видела множество негативных эмоций, которые могли завладеть людьми. Её голос был тихий, но обладал огромным весом.

Хейвиа лихорадочно сказал:

— Погоди, погоди, погоди, погоди! Это всё слухи. У нас нет подтверждения того, что слова Мёнри правда.

— Это лишь добавляет слухов поверх слухов, — Квенсер указал вверх. — Но я думал, что у принцессы нет шанса на победу, если мы вступим в прямой бой с Крыльчатым балансёром. Тогда почему мы до сих пор не услышали объявление победы в динамиках туннелей? Если они победили Объект, символ армии, они должны устроить в честь этого парад. Сила их аппарата абсолютна. Здесь нет места для чуда. И если принцесса ещё не проиграла, разве это не знак того, что Организация веры действует странно?

— Ты про то, что Крыльчатый балансёр не вступает в настоящий бой?

— Он заманивает Малыша Магнума ближе к настоящей цели, — быстро сказала Шарлотта. — Не имеет значения, какой именно Объект атакует шахту. Если любой Объект взорвёт её в ходе битвы, их цель будет достигнута.

— Но, — Хейвиа пытался найти что угодно, что опровергло бы такое предположение. — Эта шахта тянется на сто пятьдесят километров вдоль берега и девяносто вглубь. Разве может Объект так просто уничтожить её всю?

— Шахта в глубину от тысячи до четырёх тысяч метров. Вероятно, больше стоит опасаться ледяной морской воды, а не земли. Если будет поражено несколько определённых точек, хлынувшая морская вода может затопить или заморозить всех внутри.

— Если они потом слегка изменят информацию с «суматохи битвы» до «действий врага», равнодушное население Организации веры станет поддерживать войну.

— Если так и будет, дела станут куда сквернее, — сказал Квенсер, озвучивая свои страхи. Если мы не положим этому конец до того, как принцесса сыграет им на руку, всё станет плохо. Сколько людей работает на этой шахте? Эээ... вроде, в публикации было указано число 10500. Все они будут истреблены в угоду политики Организации веры.

— Если бы это была обычная шахта, она была бы в большей степени механизированной, и здесь было бы меньше людей. Но алмазная шахта — другое дело. Люди необходимы, чтобы перебирать маленькие куски руды без лишнего повреждения, — без промедлений ответила Шарлотта.

Хейвиа затем сказал:

— Но что именно мы будем делать? Нам известно, что армия Организации веры следует ужасному плану, но как нам их остановить? Пожалуйста, только не говори, что хочешь, чтобы мы сами разобрались с Крыльчатым балансёром.

— Ты говоришь, что собираешься просто остаться здесь? — слегка вздохнул Квенсер. — Если конечная цель Организации веры — эта шахта, то это место является самым опасным местом, как по мне.

— Дерьмо, — выдал проклятье Хейвиа.

Мёнри подняла маленькую руку.

— Так что вы предлагаете?

— Твоё подразделение ведь направлялось к Пункту 1? Вы собирались задействовать вредоносную программу, чтобы напортачить с коррекцией прицеливания, которую предоставляли большие радарные станции Крыльчатому балансёру. Ваше электронное оборудование ещё работает?

— Да. Но ты ведь не...

— То, что мы должны сделать, не изменилось, — Квенсер повозился с хендхелдом, предоставленным Мёнри, и скопировал вредоносную программу на свой. — Единственное отличие в том, что теперь они знают про нас. Но судя по вибрациям сверху, Крыльчатый балансёр должен быть сконцентрирован на битве с принцессой. Мы должны воспользоваться этим шансом и направиться в Пункт 1, а там воспользоваться вредоносной программой.

— Это проще сказать, чем сделать, — заскулил Хейвиа. — Если бы это было раз плюнуть, наша грудастая командирша не стала бы с самого начала разрабатывать такой сложный план. Она до самого конца скрывала присутствие принцессы, потому-то у неё не было выбора. Теперь принцесса разрушила этот план, выйдя на сцену. Если мы выдвинемся сейчас, мы лишь зайдём в тупик.

— Раз этот план был разрушен, мы не можем надеяться на абсолютную безопасность. ...Но я бы сказал, что это лучше, чем бежать на двухсоткилотонную гору стали.

— Пропади оно всё пропадом. Почему ты никогда не принимаешь мудрое решение просто убежать?!

Квенсер и остальные в итоге пошли глубже в туннель. Они направлялись к Пункту 1, но на поверхности земли пролегал путь бесчисленных БПЛА, а также там шла схватка двух Объектов. Они выбрали более безопасный путь.

(Я не знаю, где они прячутся, но это удача, что поблизости нет рабочих.)

Эта мысль не имела никакого отношения к человеколюбию. Он просто не хотел быть затоптанным в этих тесных туннелях толпой паникующих людей.

Внутренние стены были покрыты гладким пластиком, но в различных местах проступали чёрные камни. В этих местах туннели были проложены на скорую руку, а в некоторых участках они были вынуждены пересекать бездны по мосту, сделанному из сырой древесины. Их вели через туннели Хейвиа и Мёнри, которые пришли из места рядом с Пунктом 1.

Внезапно Квенсер услышал слабое потрескивание.

По пластиковой стене пробежала тонкая трещина. Над их головами до сих пор сражались Объекты. Квенсер решил, что вызванная этим вибрация сотрясла весь туннель, вызвав трещину на стене.

Но он ошибался.

Со звуком разрушения, ударившего в его уши, каменная поверхность раздробилась, и через дыру устремился гигантский механизм.

Четвёрка отпрыгнула и откатилась от механизма как вперёд по туннелю, так и назад. Сквозь пыль Квенсер увидел, как механизм врезался в пластиковую стену на противоположной стороне, издав трест.


— Силовой костюм?!..

HO v03 13


Вероятно, это не было оружием. Детали на руках и ногах были чересчур толстыми, но в броне были странные промежутки. Механизм, приводящий этот корпус в движение, был отчётливо ясным. Он был спроектирован для лёгкого обслуживания, а не для защиты.

— Дерьмо, что за чёрт? Это шахтостроительная модель?

Квенсер слышал, как Хейвиа орёт по ту сторону силового костюма. Путь, ведущий к их точке назначения также был с другой стороны. Говоря иначе, силовой костюм преградил путь Квенсеру.

Квенсер почувствовал, как по его спине пробежал холодок.

Это не был рабочий с шахты.

Если рабочие были теми, какими их представляли Квенсер и остальные, они бы не стали это делать.

(Я знаю, это ты, мерзавец.)

Взгляд Квенсера встретился с безжизненной линзой камеры.

(Проклятый шпион. Смотри не надорви задницу от смеха, прячась за этой грудой стали!!!)

Простецкая рука, предназначенная для прободения породы и раздробления твёрдого камня, нацелилась в голову Квенсера. Пространство заполнил звук, похожий на пришлифовку тяжёлых редукторов.

У него не было времени, чтобы увернуться.

Толстые пальцы обхватили опрятную голову Квенсера.

Хейвиа сразу же занёс свою штурмовую винтовку.

Но из всех людей именно Квенсер велел ему остановиться.

— Гах?!.. Гех... уух... Стой, Хейвиа!!!

— Почему?!

— Ты не сможешь прострелить эту толстую броню!

— Но!!!

Хейвиа не убрал взгляд с прицела.

Но это было правдой, что его винтовочные пули не способны пробить броню силового костюма.

Но если он ничего не сделает, голова Квенсера будет раздавлена через несколько секунд.

Внезапно по туннелю разлетелся глухой шум.

Он пришёл изнутри шахт.

Из дыры, проделанной силовым костюмом, возникла новая фигура. Она замахнулась киркой по промежутку в сочленении ладони с запястьем и воткнула туда остриё.

Силовые костюмы применялись для различных задач, и существовало множество моделей, но у шахтостроительных моделей не стремились обезопасить герметичность сочленений. Более того, зазоры помогают отводить тепло.

Кончик кирки, зашедший в промежуток в броне, впился во внутренние детали механизма, заблокировав движение запястья.

Пальцы силового костюма перестали двигаться.

Квенсер, висевший на небольшой высоте над землёй, повалился вниз.

— Гах?!.. — простонал он, но потом кто-то поднял его за руку с земли.

Это не был солдат Легитимного королевства.

Это была девушка-работник из антивоенной группировки Организации веры, которая ранее принесла аптечку первой помощи.

— Быстрее! — её интонация была немного того, но работница говорила на английском языке, который мог быть понят людьми из Легитимного королевства. — Это не продлится вечно! Ты должен немедленно убираться отсюда!

В то же время Квенсер услышал глухой шум.

Силовой костюм с силой двинул своей рукой, из запястья которой всё ещё торчала кирка. После звука, словно что-то сломалось, разрушенная кирка упала на землю. Этого было недостаточно, чтобы совладать с лошадиной силой силового костюма.

Силовой костюм сжал свой огромный кулак и замахнулся.

Он нацелился на Квенсера...

(Нет, только не так!!!)

Он сразу схватил работницу.

В следующий миг кулак, нёсшийся в девушку, пролетел сквозь пустой воздух и врезался в покрытый пластиком пол туннеля.

Пластик разлетелся, по породе пошли трещины, возникла сильная вибрация, и в воздух полетела пыль.

— Ты!!! — крикнула Шарлотта, поднимая Квенсера с земли. Потом она потащила его назад и в сторону.

— Что с работницей?!

— Она у нас здесь! — ответил Хейвиа по другую сторону от силового костюма.

Похоже, работница пыталась что-то сказать, но из-за пыли она сильно закашлялась.

— Хейвиа, Мёнри, двигайтесь дальше! Не пытайтесь драться! Ты правда думаешь, что можешь что-то сделать своей винтовкой?!

— Чёрта с два! У меня есть противотанковая ракетница, знаешь ли!

— Ты хочешь похоронить нас заживо?! Давай уже иди! Скорее!

— Лады, треклятый рыцарь! Мы отпустим работницу, когда отыщем подходящее место. Не смей сдохнуть, ладно?!

Они вроде бы заколебались на секунду, но Квенсер наконец услышал удаляющиеся шаги. Хейвиа и Мёнри двигались вперёд вместе с гражданской работницей. Квенсер и Шарлотта остались позади.

С обескураживающим звуком гидравлического механизма силовой костюм полностью повернулся к ним лицом.

Он был более трёх метров в высоту, так что он почти полностью заполнял туннель. Квенсер сомневался, что они могут проскользнуть мимо него.

Шарлотта звучно глотнула, а потом сказала Квенсеру.

— А теперь, что нам делать?

— Просто ради проверки, кто, по-твоему, внутри?

Глядя на силовой костюм, который без объяснений проломил стену, чтобы напасть на них, Шарлотта дала краткий ответ:

— Только тот предатель мог атаковать нас, выбрав такой идеальный момент.

— Тогда я думаю, нам нужно заставить этого подонка Натли заплатить за то, что он сделал.

Глава 12

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Что сказать, Квенсер и Шарлотта не собирались нестись прямо на шахтостроительный силовой костюм. Даже если это не была военная модель, это было тяжёлое производственное оборудование, спроектированное для эффективного прохождения через глыбы камней и для надёжной защиты пилота от падающих камней и завалов. С таким они не могли разобраться с винтовочными пулями.

Одной счастливой случайностью была его низкая скорость. Похоже, это было сделано с целью максимального снижения нежелательных вибраций, и таким образом, с целью снижения риска нежелательных обвалов. Когда Квенсер и Шарлота побежали прочь, их не настигли мгновенно. И как шахтостроительная модель, их враг не обладал никакими снарядами.

— Это не продлится долго, — сказала Шарлотта горестным голосом. — Проблема выносливости в скором времени покажет свой злой оскал. Резкий наклон этого туннеля отъест нашу силу в мгновение ока. Потом силовой костюм поймает нас. Если мы перед этим не найдём способ победить его, нас обоих перекрутят на котлеты.

— Я увеличил дистанцию между нами не для того, чтобы убежать, — пока он бежал сбоку от неё, Квенсер вытащил из сумки за спиной пластиковый заряд Топора. — Это чтобы убедиться, что мы не пострадаем, когда я взорву его.

— Если подумать, ты сказал, твоё назначение было боевой инженер. Но ударная волна распространится дальше по этому замкнутому туннелю, а не уйдёт наружу.

— Да, если используешь её обычным образом. Но если подключишь голову, взрывная волна может быть уменьшена.

Говоря это, Квенсер воткнул взрыватель в Топор и бросил его в угол между стеной и полом. Продолжая бег, он бросил небольшое количество Топора к потолку. Глиноподобная взрывчатка прицепилась к потолочному пластику.

— Ты же не...

— На всякий случай прикрой уши, — сказал Квенсер, прокрутившись на месте.

Как раз, когда шахтостроительный силовой костюм ступил на Топор на земле, Квенсер большим пальцем нажал кнопку на своей рации и отправил сигнал двум взрывателям.

Произошёл взрыв.

Однако он раздался не от бомбы у ног шахтостроительного силового костюма. Он пришёл от маленькой бомбы на потолке.

Пластиковая стена раскрошилась, и перегородка из грязи и камней отделила Квенсера и силовой костюм.

Потом активировался другой взрыватель.

Квенсер подумал, что стена из грязи и камней может повлиять на сигнал, так что он настроил взрыв большой бомбы с задержкой по времени.

С сильным взрывным шумом Квенсера и Шарлотту сбило с ног.

Несмотря на приличную дистанцию и стену из грязи и камней на пути, ударная волна пронеслась по туннелю и отбросила их к земле. По пластиковым стенам забегали трещины. Огромное количество пыли устремилось в туннель, словно как в рекламе трубоочистителя для ванн.

— ...Ты... Только... ещё чуть чуть... и это было... как... в нас бы попало... шрапнелью... от гранаты...

Шарлотта, похоже, пыталась жаловаться, но слух Квенсера временно был выведен из строя, так что он не слышал её должным образом.

Он прокашлялся и посмотрел сквозь пыль.

Внезапно он почувствовал мощное движение воздуха по своей коже. Пыль разделилась на части. Квенсер увидел, как что-то большое приближается сквозь неё с неуклюжими движениями. Это был шахтостроительный силовой костюм. Его ноги были немного обожжены, но на вид это никак не сказалось на его перемещении. Он оказался куда прочнее, чем думал боевой инженер.

Шарлотта схватила его руку.

Квенсера потащили в сторону, дёрнув за руку.

— Такого взрыва не достаточно!

Его слух наконец восстановился. И первый голос, что он услышал, был наполнен отчаянием.

— Но если мы используем ещё больше взрывчатки, мы можем запросто похоронить себя заживо!

— Нам нужно подумать, как иначе можно расположить её, — сказала Шарлотта, вытирая рукой пыль со своего лица. — Отрегулировать разрушительную силу, направив взрыв в одном направлении. Если ударная волна полетит в противоположную от нас сторону, также снизится риск быть погребёнными заживо. Нам просто нужен какой-нибудь толстый кусок стали или...

Она замолчала.

Шахтостроительный силовой костюм, приближающийся сзади, проделал что-то новое.

Своей металлической рукой, похожей на перчатку, он разрушил стену сбоку. Затем он вытащил оттуда каменную глыбу размером где-то с футбольный мяч.

(Дело плохо!..)

У Квенсера не нашлось времени, даже чтобы закричать.

Силовой костюм задействовал всю свою силу и бросил каменную глыбу.

Она полетела на них с силой снаряда, и Шарлотта толкнула Квенсера в сторону. Камень слегка оцарапал вытянутую руку Шарлотты. Её тонкое тело неестественно закрутилось и рухнуло на землю.

— Шарлотта!

— Тч. Я думала, он лишь отодрал одежду, но он сломал мне руку, — когда Шарлотта попыталась встать, она скривилась. — И нога у меня тоже повреждена. Это всего лишь растяжение, но я не могу идти дальше.

— Дерьмо!!! — крикнул Квенсер, после чего схватил уцелевшую руку Шарлотты.

Он переложил её через свои плечи и заставил девушку подняться. Он также схватил штурмовую винтовку, свисающую с её плеча.

— Ты, прекрати. Так ты тоже будешь убит.

— Помолчи.

У штурмовой винтовки было что-то похожее на гранатомёт, прикреплённый снизу. Однако когда он осмотрел его ближе, это оказалось не приспособление для метания взрывчатки; это был механизм по типу дробовика, состоящий из всевозможных лазерных излучателей.

Хоть это и были лазеры, они, разумеется, не могли пробить металл на манер тех, которые используют Объекты.

Это был механизм, предназначенный для сбивания системы прицеливания у наводящегося оружия врага.

(...ИК-глушилка... Это не более чем игрушечная лазерная указка. И как мне противостоять силовому костюму с этим?!)

— Я не являюсь частью твоего подразделения, ты — полевой студент, и ситуация достаточно безнадёжная, чтобы принять экстренные решения. Ты не навлекёшь на себя наказание по военным законам, если бросишь меня здесь.

— Говори и дальше, но мы пытаемся спасти вражеских гражданских.

— Ты, слушай.

— Нет, слушай ты, — сказал Квенсер, заткнув ей рот. Шахтостроительный силовой костюм приближался медленно, но верно. — Первый Объект был создан в островной державе далеко на Востоке. Как желающий стать проектировщиком, я в определённой степени восхищаюсь ими. Но есть у них одна фраза, которая мне не по нутру. Ты знаешь, какая?

— Я мало знаю про Восточную культуру.

— Красивые умирают молодыми.

Когда Квенсер сказал это на одном дыхании, Шарлотта уставилась на его лицо.

Наконец, она вздохнула и сказала:

— Довольно лести.

— Если бы это была простая лесть, я бы не рисковал своей жизнью.

Квенсер направился дальше, поддерживая вес Шарлотты.

Но такими темпами они яснее ясного будут настигнуты.

Квенсер обернулся и заметил другой путь, отходящий сбоку от туннеля. Он заглянул туда и обнаружил большое пространство. Пространство выглядело достаточно большим, по размерам приближаясь к нормальной баскетбольной площадке, а в высоту оно было в три этажа.

— Должно быть, это место для работ помимо самого шахтостроения. Вон там виден пункт выгрузки для многочисленных вагонеток.

Несмотря на большие размеры этого пространства, внутри всё было довольно сложно. Сюда было доставлено много оборудования. Там была конвейерная лента, которая загибалась снова и снова, образуя форму сильфона, и большие устройства, которые в плане механики смотрелись как концепт «устаревших» технологий. В ряд стояло множество больших цистерн для удаления ненужного камня, а для финальной детальной сортировки стоял длинный, узкий рабочий стол.

Однако рабочих тут не было.

В устройствах и на столе остались разбитые чёрные камни.

Они отправились на перерыв? Или они отчаянно сбежали, услышав звук взрывов и разрушений? Сказать было невозможно. Однако можно было услышать звуки работы нескольких машин, а некоторые устройства были тёплыми при прикосновении.

Осмотрев нагромождение сложных машин, Шарлотта сказала:

— Мы можем тут спрятаться.

— Если он просто уничтожит тут всё, он нас найдёт.

— Если мы убежим, пока он будет занят поисками, и запечатаем бомбой выход...

— Эта шахтостроительная модель сможет прокопать себе путь через камни, блокирующие выход.

— Тогда что ты предлагаешь нам делать? Ты собираешься воспользоваться просторным помещением, чтобы использовать больше взрывчатки? Или собираешься воспользоваться вагонеткой, чтобы убежать?

— Ну...

Прежде чем он смог продолжить, от входа прилетел громкий шум.

Сюда вошёл шахтостроительный силовой костюм.

У них не было времени.

Поскольку рабочая площадка была большой и была заполнена большим количеством габаритных механизмов, их не могли обнаружить сразу же. Однако просто задержать дыхание и спрятаться будет недостаточно, чтобы они могли выжить.

Квенсер прошептал Шарлотте.

(Я как-нибудь с ним разберусь. А ты спрячься вон там.)

(...Ты!!!)

Она закричала, чтобы остановить его, но Квенсер проигнорировал её и прошмыгнул под конвейерной лентой. Лента поддерживалась опорами толщиной где-то с его большой палец, и он мог пролезть под ней ползком.

Квенсер вытащил немного Топора и приблизился к длинному, узкому столу для ручной работы. На столе было разложено множество инструментов, но он цыкнул языком, когда осмотрел их.

(Плохо. Имеющееся здесь не разрежет его. Но если эта шахта такая, какая я думаю, где-то должен быть такой инструмент.)

Квенсер осмотрелся вокруг, но неожиданно остановился.

Он заметил стальной сейф у стены.

Размером он был где-то с книжную полку, а на дверце был старомодный наборный замок.

«Это оно?!» — пробормотал Квенсер, прежде чем устремиться к сейфу.

Рядом с сейфом был небрежно оставлен ящик с инструментами. Похоже, им пользовались для обслуживания габаритных механизмов и для изготовления дополнительных шкафов и столов из дерева.

Он открыл ящик с инструментами и достал Г-образный ломик.

Он воткнул металлический конец в промежуток между дверцей и с силой открыл её, используя рычаг.

Звук ломающегося металла оказался громче, чем он ожидал.

Квенсер нашёл то, что искал в сейфе, и вдавил это в Топор, который расплющил в своей руке. Он снова сжал деформированную взрывчатку и оторвал панель техобслуживания с одного из устройств. Стальная панель была в половину толщины записной книжки. Он сделал в ней большую выбоину, наступив на неё, прицепил взрывчатку к выбоине и воткнул электрический взрыватель.

В то же время группа механизмов, смонтированных словно гора детских кубиков, разом рухнула, словно опора под ними была убрана. Шахтостроительный силовой костюм с трудом пробирался под ними. Он разламывал груды стали, прогрызал себе путь сквозь них и направлялся прямо на Квенсера.

— Кх!..

Его обнаружили.

Но с изданным им шумом в этом не было ничего удивительного.

Квенсер положил взрывчатку у ног, перемахнул через стол поблизости и опрокинул его на бомбу. Он закончил как раз, когда силовой костюм атаковал.

Он едва смог увернуться.

Или так он думал. В следующий миг его поразила жуткая встряска.

Он смог увернуться от гигантского стального силового костюма самого по себе, но осколки устройств, которые он разбил, полетели в стороны, и несколько фрагментов попало по Квенсеру. Он пытался хотя бы стиснуть зубы, но не смог сдержать крик от боли. Он не смог немедленно подняться на ноги. Руками он протолкнул себя по земле.

Шахтостроительный силовой костюм повернулся к нему.

Его толстая рука медленно вытягивалась.

Он должен был знать, что Квенсер что-то установил. Однако было похоже, что он не увидел нужды беспокоиться из-за этого. Это частично могло быть связано с его плотной бронёй, уже выдержавшей одну из бомб Квенсера.

Это было правдой, что Квенсер не мог победить силовой костюм одним только взрывом.

Но...

— Как агент разведки, ты должен знать, что этот силовой костюм был предназначен для шахтостроения, — Квенсер улыбнулся и задействовал свою рацию. — Алмазы. Самый твёрдый природный минерал.

Поблизости раздался взрыв.

Умышленно изогнутая стальная пластина направила взрыв, и несколько алмазов, вкрапленных в поверхность пластикового заряда Топор, разлетелись словно выстрел дробовика.

Они наделали отверстий в толстом металле аппаратов на своём пути. В пластиковой стене появилось несколько трещин, не говоря уже о том, что шахтостроительный силовой костюм, находившийся прямо на линии взрыва, попал в шторм из алмазов.

Алмазы были настолько твёрдыми, что разносили всё вдребезги, потому обычно совершенно не годились на роль пуль или снарядов.

Однако, когда военные модели были совсем другой историей, алмазы обладали достаточной разрушительной силой, чтобы пенетрировать броню шахтостроительной модели.

Бесчисленные сокровища нашли путь через промежутки в стальных пластинах и обратились шквалом смертоносных пуль.

С громким шумом и искрами гигантский шахтостроительный силовой костюм будто слегка подлетел на месте. Броня разделилась на части. Чёрное масло, используемое в гидравлических устройствах, засочилось на землю. Масло было перемешано с жидкостью другого цвета. Иная жидкость была красная и пахла ржавым металлом.

Силовой костюм прекратил всякое движение.

Квенсер медленно поднялся и как следует осмотрел силовой костюм, который был разрушен разбросным выстрелом с близкого расстояния.

— ...Ух ты. Они так блестят. Так много алмазов, — сказал он, словно выплёвывая слова. — Ты должен радоваться. Тебе устроили самые пышные похороны в мире.

Глава 13

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Квенсер и Шарлотта решили отправиться на поверхность.

Поскольку Хейвиа и Мёнри ушли вперёд, Квенсер и Шарлотта не знали, какой путь ведёт к Пункту 1.

— Похоже, Хейвиа с остальными смогли уйти.

— К этому времени они, наверно, отпустили ту работницу, за которую ты переживал.

— ...Ты всё ещё злишься из-за этого?

— Нет, в этот раз ты был прав. Но только если смотреть задним числом. Если честно, я рада, что не убила её.

Квенсер до сих пор поддерживал Шарлотту. Также он нёс её штурмовую винтовку.

— Лучше будет подняться наружу вместо того, чтобы терять время в этих туннелях-лабиринтах.

— Мы направимся к Пункту 1 на земле?

— Я бы сперва связался с базой техобслуживания. Они всё ещё не знают, что тут происходит. Не знаю, что мы можем сделать, но по крайней мере будет лучше, если мы передадим эту информацию. Мы не можем передавать сигнал на большие дистанции своими рациями, но мы сможем связаться с ними, если подойдём к базе.

Они стали подниматься по наклонному пути, который заворачивал в противоположную сторону снова и снова, пока они не вышли к выходу из подземной шахты.

Они высунули головы, чтобы проверить ситуацию снаружи.

Во тьме ночи они увидели сцену, которая выглядела как конец света.

Два монструозных орудия высотой более пятидесяти метров стреляли друг в друга. Выстрелы, которые походили на физическую массу, распространялись по земле и заставляли случайные утёсы трястись, словно торт. Оглушительный шум ударял по их барабанным перепонкам, а ударные волны сотрясали их внутренности, словно удары в корпус. Снаряды койлгана вырисовывали в воздухе оранжевые следы, а от низкостабильных плазменных пушек разлетались голубовато-белые лучи. Арктическая тьма разрывалась на части рукотворным оружием.

— Я не вижу БПЛА.

— Из-за всего происходящего они могут потерять управление и разбиться, так что они должны были отозвать их. Они стоят 50000 евро каждый, в конце концов.

Может ли это хотя бы от части увеличить шансы того, что Хейвиа и Мёнри достигнут Пункта 1 и введут вредоносную программу?

(Но только если Хейвиа не решит, что это не стоит того, и не сбежит.)

Поскольку Квенсер и Шарлотта не видели признаков остальных, те в свою очередь могли подумать, что они убежали. Но у них не было времени на то, чтобы устранять любое недопонимание.

Квенсер снова прокрутил всю ситуацию в голове.

У Легитимного королевства была ущербная армия.

Крыльчатый балансёр был специальным Объектом. У него было примерно двадцать ног, соединяющих механизм пропульсии в форме двойного концентрического круга со сферическим главным корпусом. У него имелся гигантский койлган в центре главной сферы. И у него были «грузильные крылья», которые помогали сохранять баланс центра тяжести и инерции, когда он совершал быстрые повороты. Видео-данные с предшествующего морского сражения не показали этого, но сейчас он стремительно перепрыгивал через промежутки между утёсами.

— Поразительно. Хейвиа не шутил. Эта гигантская штука в самом деле прыгает...

— Они или скрывали это или не видели необходимости прыгать по относительно плоскому морю. В любом случае, это опасный враг.

Шарлотта не ошибалась.

Главное преимущество Крыльчатого балансёра было в дальности его перемещения. Камчатка была разделена на части множеством утёсов, словно растрескавшееся стекло. Это был трудный ландшафт для Малыша Магнума. Дистанция перемещения Малыша Магнума была ограничена, и потому было сложнее маневрировать. В то же время Крыльчатый балансёр мог перепрыгивать промежутки между утёсами. Спокойно перепрыгивая с места на место, он мог держать выигрышную дистанцию, легко уклоняться и всячески докучать принцессе.

Единственным удачным моментом было то, что концентрация на манёвренности Крыльчатого балансёра привела к снижению его разрушительной силы. У Объекта принцессы в различных местах виднелись вмятины, и несколько из семи главных пушек были искорёжены, но это был весь полученный ею урон. По ней уже несколько раз попало из главной пушки врага. В обычной ситуации этого хватило бы, чтобы пробить реактор насквозь.

Квенсер опустил Шарлотту к земле рядом с выходом из пещеры.

— Шарлотта, используй свою рацию, чтобы связаться с базой, и проинформируй Флорейцию касательно ситуации.

— Мы всё ещё слишком далеко. Наш сигнал не достигнет базы техобслуживания.

— Свяжись с базой через Объект. Антенна Малыша Магнума может достать до базы.

— Ясно, — Шарлотта Зум вытащила небольшое устройство. — Но перехватывающие антенны Организации веры могут засечь сигнал.

— Нам лишь остаётся верить в наше шифрование.

Шарлотта воспользовалась маленьким средством коммуникации и начала объяснять планы Организации веры базе техобслуживания. Принцесса, должно быть, догадалась, что было использовано её оборудование, поскольку она связалась с Квенсером.

— ...Квенсер, ты ещё жив?

— Я начинаю думать, что когда я представляюсь перед людьми, мне следует начинать со своего особенного навыка упрямого выживания, — ответил Квенсер, словно выплёвывая слова. — Какова ситуация?

— Выматывает. База техобслуживания начала готовиться к отступлению, но просто отправиться в море не послужит гарантией их спасения. Крыльчатый балансёр может отправиться прямо по морю без замены деталей.

— Значит, он может и прыгать, и двигаться по воде... Полагаю, это действительно эпоха воздухонагнеталелей. Это так напрягает, каждый раз менять тебе детали.

— Но его скорость не такая уж большая, — быстро добавила принцесса, прозвучав немного оскорблённо. — Если бы эта битва шла в обычных условиях, мой Объект несомненно победил бы.

— Если подумать, у Раша Информационного альянса помимо нагнетателя воздуха были гусеницы для быстрого перемещения.

— ...Почему ты вспоминаешь ту ужасную девку?

Тон голоса принцессы стал ещё ниже.

Похоже, она по-настоящему ненавидела ту «охохошку».

Сложно было поверить, что она продолжала совершать мелкие движения для уклонения от выстрелов Крыльчатого балансёра.

— Я с радостью помог бы, но мне не хватает информации, — сказал Квенсер. — Ты определила какие-нибудь характеристики Объекта, пока сражалась с ним? Типа предположительные участки, которые он старается защитить или что-то такое.

— Похоже, всё связанное с его ходовой частью довольно уязвимо. Когда я пытаюсь нацелить главную пушку на его нижнюю часть, он совершает большой прыжок на другую сторону утёса.

— Что ж, с мощностью его пушек для него будет большая проблема, если он потеряет в манёвренности.

— К тому же он предпринял мощную контратаку, когда я сбила одно крыло на его задней части. Думаю, он запаниковал.

Квенсер посмотрел вновь и приметил, что у Крыльчатого балансёра сзади осталось лишь три крыла. У него был странный баланс. Даже с четырьмя из них.

(Полагаю, стоит задуматься о том, чтобы целиться в ноги Крыльчатого балансёра. Он снабжён устройством, который позволяет ему парить за счёт огромного количества сжатого воздуха, и крыльями, которые поддерживают его баланс даже на высоте. Есть ли способ контратаковать, имея такую информацию?)

Внезапно Крыльчатый балансёр заметно изменил своё движение. Ранее он использовал все свои многочисленные пушки, включая главную, чтобы вести огонь по Малышу Магнуму, но теперь он сменил цель.

Да.

Теперь он нацелился по Квенсеру.

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;line-height:0.2in;">— Он засёк меня?!

HO v03 14

Его камеры и датчики могли определить его местоположение. Или вероятно, он проследил за источником радиосигнала. Так или иначе, не было ничего, что он мог бы сделать, когда в него нацелился Объект. Даже если он попытается убежать, ударной волны и последствия выстрела пушки хватит, чтобы разнести его тело из плоти и крови.

Крыльчатый балансёр не знал пощады.

Как только он навёл прицел, он выстрелил.

— Квенсер!!!

Малыш Магнум быстро встал между ними. Прогремело несколько громких металлических звуков. Объект более пятидесяти метров в высоту послужил щитом для солдата из плоти и крови.

В тот же самый момент прицел Крыльчатого балансёра отклонился в сторону.

Квенсер ничего не сделал. Малыш Магнум остановился, чтобы служить щитом. Не было причин, по которым враг должен был отводить прицел в такой ситуации.

Кроме одной.

(Хейвиа и Мёнри ввели вредоносную программу в Пункте 1?!)

Но Крыльчатый балансёр не остановился.

Квенсер услышал, как испускается сжатый воздух.

В следующий миг он увидел тень, летящую на фоне северного сияния в ночном небе. Это была гигантская фигура Объекта. Используя ту же технику, какая задействовалась для перепрыгивания через утёсы, Крыльчатый балансёр пытался прыгнуть прям над Малышом Магнумом.

Нижняя часть Крыльчатого балансёра имела не более чем механизмы, относящиеся к ходовой части, и не обладала никаким оружием. Однако эти механизмы могли создать порыв ветра такой силы, какой мог поддерживать такую гигантскую машину. Жестокий ветер задует во все стороны, когда достигнет земли. Если это произойдёт, хилое тельце Квенсера сдует на несколько десятков метров, даже если он попытается спрятаться в укрытии.

— !!!

Принцесса незамедлительно нацелила свои орудия по прямой. Загремела приблизительно вся сотня пушек, больших и малых. К несчастью, несколько главных пушек, которые были спроектированы специально для выстрелов вверх, были неисправны. Второстепенные пушки обладали достаточной разрушительной силой, чтобы превратить танк в ничто, но они не могли нанести никакой урон другому монструозному Объекту.

Глянув вверх, Квенсер увидел два концентрических круга механизма пропульсии, разделённых где-то на двадцать частей. Множество частей в форме лопастей выглядели как ломтики консервированного ананаса. Для Квенсера они выглядели как копья, готовые воткнуться в него. Часть, которую он видел, была аналогична подошве человеческой ноги. Квенсер заметил множество больших линз на ней.

Здесь начала зарождаться идея.

Квенсер инстинктивно схватил штурмовую винтовку, свисающую с его плеча на ремне, и направил её прямо вверх.

Но...

(Мне не хватает времени!!!)

Крыльчатый балансёр упал поблизости.

Непосредственно перед этим Малыш Магнум выстрелил из малого койлгана. Он стрелял не в Крыльчатого балансёра. Он выстрелил по большому камню на небольшом расстоянии от Квенсера.

Сломанный камень переместился в то место, в каком смог сослужить Квенсеру щитом.

Как раз, когда Квенсера сбило с ног ударной волной, Крыльчатый балансёр приземлился. От места его приземления во все стороны распространился жестокий ветер.

Несмотря на то, что он был под защитой большого камня и лежал на снегу, тело Квенсера подняло на несколько метров в воздух. Но это было куда лучше альтернативы. Без имеющегося укрытия его бы унесло на несколько десятков метров.

Главная пушка Крыльчатого балансёра прогремела дважды.

Принцесса немедленно сделала манёвр уклонения, но самый правый край сферического корпуса оказался разорван.

Как раз, когда семь рук с главными пушками двинулись с целью контратаковать, часть Крыльчатого балансёра с разделёными ногами снова издала скрип.

Он прыгнул.

Он перепрыгнул через Малыша Магнума, чтобы сохранять свою позицию в слепой точке остальных главных пушек Объекта.

Эта позиция была опасной.

Квенсер сразу же осознал этот факт.

Предыдущие два выстрела из главной пушки были не более чем приготовлением перед тем, как поставить Малышу Магнуму мат.

Первый выстрел, который он произвёл после приземления, должен прийтись прямо по принцессе.

Катясь по земле, Квенсер убрал накладку с устройства помощи в прицеливании у винтовки. В данный момент ему не хватало мощности.

Да.

Он не планировал использовать разрушительную силу винтовочных пуль.

Они никогда не окажут значительный эффект на Объект.

(Нагнетатель воздуха, использующий сжатый воздух, должен лучше всего работать с большой площадью нижней поверхности. Тогда зачем у Крыльчатого балансёра ходовая часть разделена на части, из-за чего он сам себя лишил преимущества большой площади нижней поверхности?)

Крыльчатый балансёр прошёл над головой Квенсера.

Он увидел блеск множества линз, установленных в дополнение к точкам выдува сжатого воздуха.

(Должно быть, это для соответствия подъёмам и спускам ландшафта. Имея дело с нагнетателем воздуха, важно убедиться, что нижняя поверхность аппарата и земля параллельны во время выдува сжатого воздуха. Вот почему воздухонагнетали чаще используют на воде, чем на земле. Торчащий из земли валун может вызвать проблемы. Крыльчатый балансёр решил эту проблему, разделив ходовую часть на двадцать элементов. Проводится расчёт подъёмов и спусков ландшафта, и эти элементы перестраиваются, чтобы соответствовать им. И способом осуществлять этот расчёт было...)

Квенсер воспользовался кухонным ножом из набора для выживания, чтобы выкрутить небольшой шуруп из устройства помощи в прицеливании. Он служил шкалой настройки мощности лазера.

Затем он навёл штурмовую винтовку прямо вверх, не побеспокоившись закрыть крышку.

(...Те линзы! Они используют инфракрасные лучи!)

Он двинул пальцем.

Инфракрасный лазер системы помощи в прицеливании излучился прямо вверх.

Он попал в линзы на ногах Крыльчатого балансёра, служащие средством для просчёта структуры ландшафта.

Используя тот же тип инфракрасных лучей, что задействовались для вычислений, он привёл к сбою.

— Сдавайся, кусок дерьма!!! Падай прямо сейчас!!! — закричал Квенсер.

Но этого было недостаточно.

Днище Крыльчатого балансёра было покрыто сотней или даже тысячей инфракрасных датчиков, а у Квенсера был хилый механизм наведения на конце винтовки в его руках. С таким он не мог полностью вывести из строя датчики врага.

(Этого всё равно недостаточно?! Дерьмо! Тут есть что-нибудь другое?!)

Но...

Штурмовая винтовка Квенсера обладала дополнительным устройством.

ИК-глушилка.

Это специальное устройство испускает множество инфракрасных лучей на манер лазерной указки, словно дробовик, чтобы сбить прицеливание наводящегося орудия.

Он потянул за спусковой крючок.

Они были невидимы для человеческого глаза, но плотность лучей разом увеличилась.

Многочисленные линзы Крыльчатого балансёра дрогнули словно в судороге. Они больше не могли распознавать землю.

Крыльчатый балансёр потерял основу для приземления.

Но двухсоткилотонная масса продолжила падать.

— Убирайся отсюда! — напрасно крикнула принцесса.

Квенсер уже начал двигаться в сторону так быстро, как только мог.

Сразу после этого на полуострове Камчатка образовался огромный кратер.

Завыла ударная волна.

Тело Квенсера отбросило дальше, чем он ожидал. Он прокатился по твёрдой земле, получая порезы и царапины по всему телу. Но это и близко не было к тому урону, какой мог нанести полностью функционирующий нагнетатель воздуха. С успехом удалось вызвать неисправность в его работе.

— Дерьмо... Что случилось с этой чёртовой штукой?..

Квенсер заставил своё болезненное тело подняться.

Крыльчатый балансёр не смог остановить своё падение, так что где-то половина из его двадцати ног врезалась прямо в землю и разрушилась. Оставшиеся ноги были не в состоянии поддерживать его огромную массу. Крыльчатый баансёр просел и прекратил движение.

Должно быть, он ещё не смирился с поражением, поскольку пытался и дальше двигать главной пушкой. Однако Крыльчатый балансёр не мог поворачиваться сам, так что Малыш Магнум мог с лёгкостью уйти из зоны её поражения, обогнув его по кругу. Малыш Магнум мог выстрелить из главных пушек в любой момент. Это был шах и мат.

Квенсер отправил короткое послание принцессе.

— Вели им сдаваться.

— Сперва я выстрелю сбоку и уничтожу главную пушку Крыльчатого балансёра.

С мощным гулом последняя надежда Организации веры была сломлена. Ударная волна снова заставила Квенсера прокатиться по земле.

Квенсер выплюнул снег, который оказался у него во рту, и посмотрел на вход в пещеру, где он оставил Шарлотту. Она махала ему рукой, всё ещё прислонившись спиной к каменной поверхности. Похоже, она не пострадала.

С таким исходом битва, заполонившая полуостров Камчатка, была закончена.

Запланированное Организацией веры истребление антивоенной группировки и популяризация политики усиления войны были провалены.

Когда Квенсер обдумал этот факт, он получил сообщение от Флорейции.

— Пункт 1, Пункт 2, вы всё ещё живы?! Мы не можем выйти на ваши рации, потому посчитали, что вас истребили! Скольким из вас посчастливилось выжить?! В любом случае, уходите оттуда немедленно!

— Флорейция?

Квенсер отправил передачу на базу техобслуживания через крупную антенну, установленную на Объекте принцессы.

Ответ он получил почти тут же.

— Мы знаем, что за этим стояло. Они хотели воспользоваться неразберихой во время сражения, чтобы истребить гражданских Организации веры, работающих в шахте на восточном побережье Камчатки! Таким образом они могли продолжить войну с Легитимным королевством и заручиться ещё большей поддержкой! Им нужна была вера в победу, но если бы война закончилась в соответствии с запланированным, победа досталась бы не им. Вот почему они создали обстоятельства, в которых они могли привести к продолжению войны! Они воспользовались для этого шахтой. Каждый, кто способен двигаться, должен уйти как можно дальше от шахты! Вы попадёте под бомбардировку, если не сделаете это!

— Вам ни к чему беспокоиться об этом, — расслабленно сказал Квенсер.

Похоже, что-то привело к задержке передачи информации на базу, так что страхи Флорейции были излишними.

— Объект Организации веры больше не может двигаться. Крыльчатый балансёр потерял всякую возможность навредить гражданским в шахте.

— ...Да. Крыльчатый балансёр.

В её голосе присутствовал зловещий оттенок.

Квенсер почувствовал такое же беспокойство, как будто имел дело с часовой бомбой, таймер которой продолжил тикать несмотря на перерезанный провод.

Флорейция продолжила.

— Но Крыльчатый балансёр не единственный, кто хочешь обострить эту войну.

— Вы же не имеете в виду...

Сколько Объектов было развёрнуто на Камчатке?

1. Малыш Магнум Легитимного королевства.

2. Крыльчатый балансёр Организации веры.

И...

3. Индиго Плазма Легитимного королевства, которая отступила в море.

Несколько фактов внезапно пришли Квенсеру на ум.

Натли не был шпионом Организации веры.

Армия Организации веры была не единственной группой, которая желала, чтобы война стала масштабнее и свирепее.

Другими словами...

Натли был шпионом, посланным 24ым Мобильным батальоном техобслуживания Легитимного королевства.

Квенсер услышал слабую тряску. В какой-то момент Объект, который должен был уплыть за горизонт, приблизился к Камчатке снова. Его главная пушка медленно двигалась, пока он осуществлял прицеливание.

Целился он не в Крыльчатого балансёра. Объект Организации веры больше не функционировал. Он не целился в Малыша Магнума. У него не было причин стрелять в другой Объект Легитимного королевства.

Главная пушка Индиго Плазмы со скрипом сдвинулась в направлении пустого ландшафта.

Нет.

На первый взгляд местность казалась пустой, но Объект целился в алмазную шахту, расположенную под землёй.

— Стой...

Публикация антивоенной группировки и лицо работницы с аптечкой первой помощи пришли на ум Квенсеру.

Указание на наличие 10500 человек также всплыло из памяти.

Малыш Магнум принцессы задвигался прямо на глазах Квенсера. Однако двигался он не для того, чтобы напасть на Индиго Плазму. Он был слишком далеко, а также была проблема военного устава. Она не могла решить, имеет ли она право выстрелить в Объект или нет.

Напротив, принцесса двигалась, чтобы защитить Квенсера и Шарлотту, как сделала ранее. Она предвидела разрушение и трагедию, которая вот-вот должна была произойти.

— Стооооооооооооооооооооооооооооооооой!

Тщедушный голос полевого студента разлетелся эхом по полю боя.

Сразу после этого Индиго Плазма открыла огонь.

Синевато-белый луч света из низкостабильной плазменной пушки пронзил ночную тьму Камчатки. Раздался взрыв, один за другим. Это было больше, чем просто несколько выстрелов. Область поражения была аккуратно рассчитана, чтобы быть уверенным в том, что ледяная морская вода заполнит всю шахту. Запредельное разрушение обратилось водоворотом и захлестнуло шахту. Подземный участок обвалился, и ландшафт сам по себе изменился. Часть породы расправилась в лаву, которая смешалась с морской водой и образовала клубы пара, похожие на дождевые облака. Шахта стала больше, чем просто адом, в котором людей хоронят заживо. Поток морской воды устремился внутрь, истребляя людей, оказавшихся в ловушке.

Квенсер не мог даже просто смотреть на эту несусветную резню. Даже с Малышом Магнумом, действующим как щит, ударная волна обошла вокруг Объекта и ударила в его уши. В один момент его тело растеряло силу, и он свалился на землю. Его пальцы дрожали. Он заставил их успокоиться и попытался подняться.

Бомбардировка продолжалась ещё десять минут.

Объект обладал достаточной разрушительной силой, чтобы мгновенно поджарить все внутренности авианосца, но вот этот продолжал стрелять по гражданским в течение десяти минут.

— ...

По окончанию этой кошмарной бомбардировки наступила тишина. Квенсер полностью потерял дар речи. Он даже не вытер с лица грязь и сажу. Абсолютно всё на его глазах было уничтожено. Красное пламя, чёрный дым, оранжевый расплавленный камень и белый пар. Всё это было цветами, которыми был разукрашен ад. Единственное, что могло сделать эту картину ещё хуже, было цветом человеческой плоти или цветом свежей крови, которую можно было бы увидеть с этого расстояния. Как бы там ни было, все в шахте были точно убиты.

Индиго Плазма развернулась.

Мясник спокойно отправился в море, словно был истинным победителем.

Квенсер растерял всякую силу воли, чтобы даже помыслить о его преследовании.

Условия для его победы не могут быть достигнуты простым его уничтожением.

— Пункт 1, Пункт 2, вызываю всех выживших, — сказала Флорейция по рации. Квенсер честно хотел ответить, что он умер, но потом его среброголовая командирша сказала кое-что ещё. — Не волнуйся. 10500 членов антивоенной группировки Организации веры не пострадали. К счастью, эта угольная шахта была секретной алмазной шахтой. У них был подготовленный путь на случай побега.

— ?..

— Я ведь объясняла, что восточное побережье Камчатки было превращено в ландшафт, похожий на сложный риасовый берег в связи с землетрясением в Беринговом море и намерением построить четвёртую базу подлодок? Ну, там в самом деле была база подлодок. Обычно высокие цены препятствуют использовать подлодки как транспортное средство. Однако на Камчатке добывали руду, которая позволяла покрыть эти расходы.

— Они использовали подлодки для перевозки алмазов?

— И это не просто одна или две сотни. Ну, они хотели предотвратить кражу настолько дорогих военных ресурсов во время транспортировки. Им нужно было столько, чтобы покрывать эту группу и диверсионные вылазки. Используя их в этом месте, они изо всех сил хотели скрыть существование этой алмазной шахты. Те, кто работал на шахте, умудрились использовать их в личных целях. Этот план был рассчитан, чтобы эффективно уничтожить шахту. Но это значит, что возможно выйти сухим из воды, если заметить в этом плане какой-то недочёт. Индиго Плазма использовала воду, так что я немного беспокоюсь за подлодки, которых могло затянуть в какие-нибудь дыры.

— Но, — сказал Квенсер в возражение. Он всё ещё не верил в это. — Но как?

— Люди из шахты связались с нами. Похоже, кто-то из антивоенной группировки починил оборудование, оставшееся от одного из нашего мертвеца. Используя частоту этого оборудования, они воспользовались крупной антенной из шахты, чтобы выйти с нами на связь. Мы — Легитимное королевство, а они — Организация веры. Честно говоря, у меня не было доказательств, что они говорили правду, но они внимательно слушали, что я собиралась сказать. К тому же они рассказали всё, что им было известно об оборудовании в шахте. Вот почему мы смогли им должным образом объяснить, как им уйти в укрытие. Но было слишком опасно. В конце концов, их было более 10500 людей. Они пришли в движение два часа назад, но едва успели укрыться к этому времени. В данный момент они спрашивают об условиях, необходимых для перехода в Легитимное королевство.

Где-то в этот момент всё это начало казаться Квенсеру реальным.

(Ясно. Работница, с которой мы пересеклись в туннеле, принесла аптечку первой помощи из-за этих переговоров.)

— Как я сказала ранее, мы думали, что Пункт 1 и Пункт 2 были уничтожены, поскольку мы не могли выйти с вами на связь посредством раций. Вот почему ваш взгляд на ситуацию противоречит нашему. Честно говоря, я почти запаниковала, когда вы внезапно появились в самом центре поля боя.

План Индиго Плазмы не был осуществлён.

Люди в шахте не были бессмысленно истреблены.

— С нами только что связались Хейвиа и Мёнри. Похоже, они спасли одного гражданского работника, и они все целы.

Среди гражданских не было жертв.

Ни одной.

— Мы одержали здесь победу, потому что поверили словам незнакомцев, — сказала Флорейция в заключение.

Глава 14

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Квенсер помогал Чёрной униформе по имени Шарлотта. Она сломала руку и потянула лодыжку. Квенсер хотел бы задать пару вопросов тому, кто вообще заикнулся о том, что Объекты сделали войну чистой.

— Ты слышал? — спросил Хейвиа, перебирая ногами. — 24ый Мобильный батальон техобслуживания Индиго Плазмы сделал официальное заявление. Советники и Высший парламент до сих пор спорят, но это более или менее решено. Наш следующий враг — это наши товарищи из Легитимного королевства.

— ...Мне это не нравится. Это напомнило мне советника Флайда.

— Ох, ох. Тот проклятый старикан, который использовал маленькую элитницу как пешку? Я помню его.

Когда Квенсер и Хейвиа обменивались негодующими фразами, вмешалась Мёнри.

— Н-не будьте так спокойны. Вы не понимаете? Это гражданская война.

Мрак на лице Мёнри мог быть свидетельством того, что она припомнила Кукмена и Вести, двоих утраченных товарищей.

Шарлотта продолжала молчать.

Она не сказала ни единого слова.

Как Чёрная униформа, несущая заставную службу, в ходе которой она проводит расследования внутри армии и осуществляет в случае необходимости наказание, быть может, сейчас она была пристыжена сложившейся ситуацией.

Поддерживая её и дальше, Квенсер сказал:

— Ради чего мы вообще сражаемся?

— Это не мир или справедливость, это точно, — выплюнул Хейвиа. — Я сражаюсь, чтобы стать наследником в своей знатной семье, а ты сражаешься, чтобы стать проектировщиком Объектов. Это не изменилось. Мы знаем, что 24ый — наш враг, так давай воспользуемся ими как ступенькой к нашим целям.

Лейтенант средних лет в отдалении крикнул Хейвиа низким голосом. Его позвали, чтобы тот помог с какой-то работой.

— Чёрт. Опять уборка снега? Я уже мечтаю подставить плечо этой красотке.

— Кто первый встал, того и тапки.

— Я знаю это, чёрт побери. Слышь, пошли, Мёнри. По крайней мере со мной будет работать молодая милашка.

— Э? Эээ?

Мёнри заморгала, когда Хейвиа чуть ли не потащил её по направлению к лейтенанту средних лет. Квенсер сконцентрировался на том, чтобы доставить Шарлотту к большому спасательному вертолёту.

До этого момента Шарлотта молчала, но сейчас она вздохнула, всё ещё обвивая шею Квенсера.

— ...Честно. Это не моя работа. Я — Чёрная униформа, которая в ответе за заставную службу.

— Истина, но я — полевой студент.

— Ты тот, кто уничтожил Крыльчатого балансёра.

— Ты слишком высоко меня оцениваешь. Без Малыша Магнума меня бы унесло ветром, когда он приземлился. И против пехотинца вроде меня кучи пушек Крыльчатого балансёра было бы более чем достаточно даже после того, как он потерял ноги.

— Но всё же, — сказала Шарлотта, выждав паузу. — В такой чрезвычайной ситуации ты внёс свой вклад в победу своего подразделения. Тебя могут за это наградить. Я думаю, тебе могут присудить Особую личную медаль за победу.

— Эээ? Я думал, это только для официальных членов армии.

— Конкретно эта может быть дана также и гражданским. Ты получил всеобщее признание, когда уничтожил Водомерку, помнишь? Это то же самое.

— ...Правда?

— Правда, — губы Шарлотты слегка расслабились. — Если честно, я была твоей фанаткой. Так что я не стала бы об этом врать.

— ?

— В баре, в котором я часто бываю, бармен создаёт новый праздничный коктейль на каждый Объект, который уничтожаешь ты и твой партнёр. Из-за этого я никак не могла не заинтересоваться в твоих действиях.

— Не уверен, что ты можешь называть себя «фанаткой»... — шокировано сказал Квенсер.

Но потом он услышал, как что-то маленькое упало за землю. Похоже, что-то выпало из кармана его униформы и упало в снег. Квенсер взглянул себе под ноги и застыл на месте.

Это была резиновая коробочка размером с пачку сигарет.

Защёлка на крышке открылась, и наружу вылетело немного содержимого.

Это несомненно были крупинки.

Это была руда, обычно связываемая с алмазами.

— ...Ты.

Голос Шарлотты Зум, Чёрной униформы, ответственной за заставную службу, стал ультра холодным.

Квенсер тут же подумал следующее: «Смех — единственный вариант».

— Ха... хаха. Ахахахахахха! Ахахахахха! Ахахахахаххахахахахахахахахахахахаха!

— Ты знаешь, что есть способ обездвижить человека с одной только рукой, переложенную через твои плечи?

— Я сдаюсь! Я сдаюсь! Я от..! С-стой! Сжимая меня так, ты только прижимаешь сиськи к моему лицу! И я больше люблю в красивой женщине подмышки, так что имей это в виду, если хочешь пробудить внутреннего меня!

— Тч.

Шарлотта схватила ворот его униформы и принялась сжимать его сонную артерию, но она потеряла хватку как раз до того, как Квенсер вырубился.

— Эта рана поставила меня в невыгодное положение.

— Ты-ты закроешь на это глаза?..

— У меня нет выбора, — раздражённо сказала Шарлотта. Её плечи расслабились ещё больше, и она сильнее навалилась на Квенсера. — Под мою юрисдикцию попадают только официальные солдаты и другие боевые элементы, кооперирующие на поле боя. Мои права не распространяются на гражданского студента.

Часть 3: Честь бесценна » Экстренный перехват у острова Виктория

Глава 1

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Флорейция стояла в грузовом самолёте.

Таких всего было несколько десятков, и они были заполнены разнообразными автомобилями и оборудованием. Тот, в котором находилась она, вёз не более чем высококачественную мебель, которая была в личном имуществе определённого офицера. Собственно говоря, целый самолёт был добавлен специально для её вещей.

Флорейции показалось, что не было нужды разделять этот груз на части, но авиационная группа, снабжающая грузовые самолёты, похоже, получала удовольствие, проявляя подобное радушие. Поскольку молниеносные воздушные бои вышли из моды, они уяснили этикет доставки посылок.

— 24ый Мобильный батальон техобслуживания и Объект второго поколения Индиго Плазма, который находится под их контролем, похоже, пытается вернуться в Европу, пройдя через Аляску и переправившись через Атлантический океан. В данный момент они направляются на восток, прокладывая себе путь через толстый лёд в океане вблизи островов Королевы Елизаветы в Арктике. Вскоре они должны будут понять, что это неэффективно, и отправиться по суше. Остров Виктория неподалёку является наиболее вероятной точкой высадки.

Слушая женщину-оператора из отдела электронного симулирования, Флорейция молчаливо выдула немного табачного дыма.

— ...Не могу поверить, что нам потребовалось так много времени, чтобы атаковать. Если бы мы просто заблокировали Берингово море, мы могли бы отрезать путь Индиго Плазме и 24му. Тогда они бы несомненно убежали бы на сушу. Из-за нашей медленной реакции они смогли встретиться с подразделением, укрытым на Аляске, и пополнить припасы. Прямо в этот момент они могли закатить вечеринку по случаю победы. ...Мне интересно, а вдруг Верховный совет ведёт тайные переговоры с обеими сторонами.

— Это редкое событие даже в историческом плане. 24ый, должно быть, принял это во внимание, когда составлял этот план.

— К счастью, здесь у нас есть съёмочная группа CS для интервью. Это предоставит нам видео, доказывающее всё от начала до конца. Я сомневаюсь, что производственный персонал различных телепередач думал, что отснятый им материал когда-нибудь будет увиден хмурыми старшими офицерами, аристократами или членами королевских семей.

— Береговая охрана, которая может только и делать, что лениво сидеть и смотреть, как явный враг проходил мимо, будет видеть эту сцену в ночных кошмарах в течение нескольких месяцев.

— Солдаты, достаточно ретивые, чтобы сделать это, редкость в наши дни. И я не одна из них, — Флорейция издевательски улыбнулась. — Но 24ый наконец официально признан нашим врагом. Теперь мы можем безнаказанно разнести их на куски. Хоть они и представляют собой целый батальон с собственным Объектом, он у них лишь один.

— Да. По крайней мере я не думаю, что у них имеется достаточно сил, чтобы тягаться с целой армией Легитимного королевства.

— Что насчёт наших сил? Сколько Объектов мы можем задействовать?

— Три в данный момент развёрнуты на Аляске. Наш Малыш Магнум, Снежотряска и Активные сани. Похоже, через неделю ещё пять из Европы должны будут пересечь Атлантику и достигнуть нас.

— ...Я уверена, те пять находятся там в основном потому, что VIP из Совета ставят самосохранение превыше всего остального, и они решили организовать линию обороны вдоль Атлантики. Они не кооперируют с нами. Даже если наши Объекты будут уничтожены, им будет приказано не делать ни единого шага в нашем направлении.

К тому же Объектам, которые двигаются на скорости примерно 500 км\ч, не потребуется целая неделя, чтобы пересечь Атлантику. Они заявят, что транспортировка оборудования, необходимого для баз техобслуживания, заняла много времени, но было ясно как день, какова истинная причина. Они хотели оставить эту огромную силу в Атлантическом океане.

— Что важнее, Снежнотряска или Активные Сани не вздумают присоединиться к 24му? В такой ситуации мы запросто получим выстрел в спину. Просто потому, что они увидели эту неразбериху в наших рядах, не должно обязательно означать, что другие силы начнут действовать.

— Прошу прощения, но неужели вы в самом деле полагаете, что кто-то ещё разделит радикальные взгляды 24го? В другие подразделения были направлены Чёрные униформы, чтобы выполнять там заставную службу, но это больше похоже на пустую растрату налоговых сборов.

— Да, полагаю, это всего лишь безумные идеи аристократов.

— Так как нам провести перехват 24го?

— Что ж...

Флорейция окинула взглядом гигантскую карту, прицепленную к белой доске. Она взяла маркер, сидя на столе, и с силой ткнула кончик в точку на карте, словно она метала дротик.

— Если они продолжат в том же духе, в итоге они должны будут оказаться у острова Виктория. Вот где мы разнесём Индиго Плазму на куски.

Глава 2

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Квенсер и Хейвиа вышли из открытой задней части грузового самолёта и очутились в снежной стране.

Они находились в на скорую руку сооружённом лётном поле на арктическом острове Виктория, в северной части района Амазонки.

— Не могу поверить, что они могут приземлиться в настолько замёрзшем месте. Это что ли взлётно-посадочная полоса? На ней можно играть в хоккей, — шокировано сказал Хейвиа, но потом он лихорадочно отпрянул в сторону, когда раздался гудок грузовика.

Несколько больших военных грузовиков съехало по опущенной двери грузового самолёта и отправились на взлётно-посадочную полосу.

Квенсер обхватил себя руками, пытаясь согреться, хотя на нём было тяжёлое пальто.

— Где принцесса?

— Она прибыла сюда уже давно. Мы прибыли позже для возведения базы техобслуживания. Нас не будут отправлять каждый раз на передовую, — сказал Хейвиа, после чего поднёс руку ко лбу и задрал голову вверх. — Я думал, что Индиго Плазма творит какие-то безумные вещи, но я никогда бы не подумал, что это окажется подразделением скандально известного Плайзвелла Ситисликера[[|1]]. Я мало что о нём слышала за последние два или три года. Интересно, когда это его обнаружили, и он начал свой путь элитника?

— Кто он?

— Потомственный адвокат. В общем, это стереотипный пример такого аристократа, с каким ты не захотел бы иметь дело, — вмешалась Флорейция со своей длинной, тонкой кисеру во рту. Похоже, ей было нечем заняться до момента окончания возведения базы техобслуживания, потому что выглядела она скучающей. — В общем, он дурак, по ошибке решивший, что его конечной целью должно стать предоставление группе людей, скопившихся вокруг него, контроля за войной и правительством. Он поддерживал возвращение класса рабов, который был полностью упразднён несколько десятилетий назад. Он утверждает, что застой в экономике Легитимного королевства связан с нехваткой рабочей силы.

— Он пытается использовать язык, чтобы протолкнуть эту реформу общественных классов. Ситисликер — это ярый активист сохранения языка.

— Имеете в виду, он разделяет людей по тому признаку, могут ли они говорить на этом языке или нет?

— Да. Ситисликер боится упадка официального языка Легитимного королевства больше, чем чего-то ещё. Ходят слухи, что он стоит за несколькими террористическими атаками, включая убийство членов группировок, говорящих на иностранном языке, и бомбардировки иноязычных школ. Хотя никогда не было достаточных доказательств, — сказал Хейвиа.

Квенсер нахмурился и сказал:

— Это правда, что временами можно услышать об исчезновении языков, потому что им пользуется недостаточное количество людей, которое может передать его потомкам, но ведь Ситисликер говорит про официальный язык Легитимного королевства? Это официальный язык одной из главных мировых держав. Он не так-то просто исчезнет.

— Официальный язык Легитимного королевства преимущественно основан на французском с добавлением языков других европейских культур. Ты ведь знаешь это, Квенсер? — Флорейция с улыбкой хлопнула по плечу. Там был знак подразделения с несколькими символами. — Но какой язык используется на военных знаках отличия?

— ...Английский.

— Вещи типа военного жаргона, интернет-тэги и языки программирования часто основаны на английском даже сейчас. Это пережиток эпохи, предшествующей появлению Объектов, но я совру, если скажу, что не было бы проще продолжать использовать существующую терминологию. Но Ситисликер не позволит этого. Пока всё вплоть до пунктов меню в ресторанах Легитимного королевства не будет на официальном языке, он не будет удовлетворён.

— Больше похоже на то, что это как раз он разрушает языковую культуру. Так этот ублюдок Натли выстрелил нам в спины из-за этого?

— Если добавишь толковой приправы, активизм за сохранение языка может показаться довольно красивой вещью, — сказал Хейвиа, ухмыляясь. — Если аристократы и простолюдины говорят на одном языке, тогда они смогут спокойно сосуществовать. Мужчины смогут сосуществовать с женщинами, взрослые с детьми, а также люди разного цвета кожи. Если мы просто сможем говорить друг с другом на одном языке, все смогут вместе улыбаться. Разве это не замечательно?! ...Их коммерческие ходы нацелены на нечто подобное.

— Разумеется, они не поднимут вопрос об обратной стороне монеты. Картина мира такова, что ты не намерен улыбаться с теми, кто не говорит на твоём языке. Фактически, это лишь показывает, что ты не намерен относиться к ним как к товарищам.

— Натли был чёрным.

— Истина, но и Кукмен был чёрным. А Мёнри была азиаткой. Легитимное королевство может основываться на культуре ушедшей эры королей и рыцарей, но чернокожие аристократы в наши дни перестали быть редкостью. Не похоже, чтобы это служило основанием для того, чтобы его слова оказались актуальными, и в результате этого он сбился с верного пути.

— Не имеет значение, имеется ли основание или нет. Пока у таких, как Натли, имеются хоть малейшие сомнения касательно этих мыслей, Прайзвеллу Ситисликеру просто оставалось найти их и использовать в своих целях.

— Но ты также сказал, что Ситисликер — потомственный адвокат...

— Да. Прям как в рядах мафии, он окружил себя кровными родственниками. В сущности, он никогда бы не доверился незнакомцу. Он использует язык как предлог, когда выбирает себе «пешек».

От этого разговора во рту Квенсера осталось горькое послевкусие.

Для Ситисликера это может быть очередной привычной тактикой.

— Он не волнуется ни о ком, кроме себя, — пробубнила Флорейция, оценивая лидера 24го. Она медленно выдохнула немного дыма. — Вот почему он не подходит даже на роль аристократа. Из-за этого он мог почувствовать необходимость ускорить дело. Весь этот инцидент, похоже, был его попыткой получить больше прав голоса в Легитимном королевстве посредством его военного вклада. Потом он может продолжить заниматься активизмом по сохранению языка. ...Но вы видели, что произошло. Его расправа над гражданскими Организации веры была остановлена, и он не смог создать ту искру, какую хотел. Его манипуляция информацией, которая должна была принести ему преимущество за счёт создания недоразумения, также провалилась. Его политическое маневрирование было выставлено на свет, и его влияние резко ослабло. Вскоре его позиция аристократа, скорее всего, будет официально аннулирована, и к нему будут относиться как к жалкому «падшему аристократу».

— Но он предпринял действия, прежде чем это случилось, — бормотал Квенсер.

Флорейция пожала плечами и сказала:

— Должно быть, он надеется пересечь Атлантический океан, пригрозить Верховному Парламенту и скорректировать свою политическую траекторию, или же он надеется атаковать город Информационного альянса на востоке Америки, чтобы восстановить своё влияние. Что бы он ни планировал, это лишь усугубит дело, и руководство армии не хочет, чтобы произошло что-либо из этого. Теперь, когда он зашёл так далеко, мне почти жаль его. Не то чтобы я намерена сдерживаться, — небрежно сказала она. — Цель Прайзвелла Ситисликера не в том, чтобы ниспровергнуть Легитимное королевство. Он просто хочет восстановить свою позицию в сложившейся системе. А потом он хочет заполучить позицию, которая предоставит ему запредельную военную силу, с помощью которой он может направить политику Верховного Парламента в том направлении, что соответствует его собственным взглядам.

— У них ведь только Индиго Плазма?

— Да, но эта местность словно усадьба Прайзвелла Ситисликера. Ходят слухи, что он в секрете владеет неофициальной фабрикой по производству оружия, расположенной где-то здесь. Возможно, по пути они пополнили запасы, и теперь их Объект снабжён оружием, которого нет в имеющихся у нас диаграммах. Если мы расслабимся, можем налететь на не самый приятный сюрприз.

— Но у нас три Объекта, а у них только один, — шутливым тоном сказал Хейвиа Квенсеру. — Какое бы оборудование они ни достали, числа слишком различаются. — Наша победа гарантирована. Единственная проблема тут в том, что у нас останется дурной привкус после расстрела наших товарищей из Легитимного королевства.

— Да, в конце мы почти наверняка одержим победу, — согласилась Флорейция. — Но не забывайте, что в процессе мы можем получить определённые повреждения. Ведь сын из семьи Винчелл не собирается помереть от шальной пули, когда победа уже у него в руках?

Весёлое лицо Хейвиа застыло от холодного тона Флорейции.

Глава 3

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Спустя несколько часов из конвоя больших тяжеловозов была сконструирована база техобслуживания. Флорейция собрала членов подразделения и начала предмиссионный брифинг.

— Враг скоро будет здесь, — она воспользовалась проектором, чтобы отобразить карту за своей спиной. — Мы выступаем против 24го Мобильного батальона техобслуживания и Индиго Плазмы. Нет нужды относиться к ним как к товарищам из Легитимного королевства. Они достаточно запятнали имя Легитимного королевства, что Верховный парламент официально провозгласил их вражеской силой. Чтобы предотвратить любой ненужный вред, в том числе гражданским, мы должны устранить подразделение и его лидера, Прайзвелла Ситисликера.

Это не вызвало никакого волнения в толпе.

Они все видели истинную природу Индиго Плазмы, когда она пыталась уничтожить гражданских на Камчатке, хоть те гражданские и были из вражеской державы. Современная война привнесла чёткое отличие между безопасными странами и полем боя. Также стала ясна истинная природа Флорейции и 37го, которым она командовала, когда они позволила гражданским уйти на подлодках, хоть это и не сулило их подразделению никакого поощрения. Сила, пересёкшая эту черту, должна быть уничтожена, пока не стала ещё сильнее.

— Как можно предположить из названия, Индиго Плазма — это Объект второго поколения, специализирующийся на использовании низкостабильных плазменных пушек. Похоже, она мощная сама по себе, но похоже, что они разработали тактику, в которую включено и подразделение пехоты. ...Это потому, что они были частью армии Легитимного королевства. Они анализировали наши победы и попытались с помощью этой информации увеличить свои боевые возможности.

Несколько людей из толпы саркастично захлопали в ладоши, но Квенсер был ошарашен. Он сражался с Объектами не с целью сделать убийц ещё сильнее.

Чтобы унять тяжёлую атмосферу, Квенсер задал вопрос:

— Что именно мы будем делать?

— В общем, мы расправимся с ними здесь, на берегу острова Виктория. Малыш Магнум и Снежнотряска заблокируют им путь на сушу, а Активные Сани не позволят им отступить в море. 24ый не будет пытаться устранить нас в прямом столкновении. Их подразделение пехоты, скорее всего, попытается сделать что-то иное. У них нет шансов, пока это три против одного, так что они предпримут стратегию, направленную на разрушение нашего единства.

— Есть ли какая-нибудь информация, требующая особенного внимания?

— 24ый предпринимает эти действия, потому что они верят, что у них будут лучшие шансы, чем даже в случае один на один, если мы саботируем друг друга. Я сомневаюсь, что битва пойдёт именно так, как хотят они, но есть реальная опасность возникновения ненужного замешательства, которое приведёт к большему урону, чем нужно. Если вы не хотите напрасно погибнуть, когда победа у нас в кармане, постарайтесь оставаться начеку.

После этого она объяснила, что именно будут делать различные подразделения. Было развёрнуто больше пехотинцев, чем обычно. Факт, что Флорейция отправляла более ста пехотинцев, показывал, насколько она опасалась подразделения пехоты 24го Мобильного батальона техобслуживания.

Когда предмиссионный брифинг окончился, Хейвиа нырнул в толпу солдат, направляющихся к выходу, и проложил себе путь по направлению к Квенсеру.

— Слышь, герой. В какую зону ты направляешься?

— Зона Ф.

— Тогда мы будем вместе.

— Мы устанавливаем бомбы по пути следования 24го, чтобы остановить их пехоту и транспорт, правильно?

— Да ладно, хватит. Говоря об этом, когда мы только-только вышли, ты лишь больше расшатываешь нервы. Когда это ты стал таким смышлёным?

— Я не хочу, чтобы в итоге вышло так, словно я зубрил всю ночь перед вступительным экзаменом. Ненависть к таким вещам как раз и сделала меня полевым студентом. Но я могу умереть, если не сделаю это. Слухи говорят, что Индиго Плазма разжилась дополнениями, задействовав личные ресурсы. Если это правда, чертежи Легитимного королевства окажутся ненадёжными. Как и в те дни с Крыльчатым балансёром, мы видели, насколько опасным может быть неверное толкование способностей Объекта.

— ...Ага, никто не мог ожидать, что найдётся Объект, способный прыгать, — сказал Хейвиа с отвращением.

Покинув комнату для собраний, они заметили нескольких знакомых мужчин, сидящих с прислонёнными к стене спинами. По их одежде было ясно, что они не военные. Их можно было описать лишь как грязных мужчин средних лет.

Пройдя мимо них, Квенсер спросил у Хейвиа.

— Кто они?

— Полагаю, съёмочная бригада CS. Одно из тех армейских шоу. Мы прибыли сюда напрямую с Камчатки. Чёрные униформы убыли, чтобы помочь с миссией, но не было времени, чтобы разбираться с теле-бригадой. Им придётся торчать тут, пока грузовые самолёты не отправятся обратно в безопасную страну.

— Я удивлён, что репортёрам не запретили выходить наружу, пока тут бушует подобный скандал.

— В обычной ситуации их бы бросили в камеры заключения во имя сохранения информации. Наша суперсисястая командирша может нагнать страху, но одна из её хороших черт заключается в её способности позволять такие странные вещи.

— ...Но ведь битва вот-вот начнётся? Это в самом деле нормально?

— Откуда я могу знать? Но они заявились на базу техобслуживания на передовой линии, так что они должны были подготовиться к возможным неприятностям. По крайней мере это будет указано мелким шрифтом снизу некоего документа, который они подписали. В противном случае эта пышногрудая командирша никогда бы не позволила этого.

(Так она хорошая или нет?..)

Квенсер развернулся и посмотрел на оператора, который выглядел полностью измотанным. Они ожидали чистую битву между Объектами, похожую на официальные спортивные состязания?

Однако не было никакого смысла говорить с ними.

Квенсер не обладал властью отправить их обратно в безопасную страну, и он не мог пилотировать грузовой самолёт.

— ...Это значит, их звезда по-прежнему здесь? — заинтересовался Квенсер.

— О, она была поразительной. Она напомнила мне идола, навевающего воспоминания о старых днях. Она была в белом и розовом камуфляже. Должно быть, она готовилась к перестрелке в зарослях клубники со сливками.

— Интересно, будет ли это опрометчиво, просить её об автографе в такой ситуации.

— Вероятно, ты можешь это провернуть во время неразберихи, когда мы закатим победную вечеринку.

Внезапно из-за угла вышла принцесса, держа в руках несколько упаковок с пайками. Она заметила Квенсера с Хейвиа и приблизилась к ним.

— О, вы направляетесь на борт Малыша Магнума?

— Угх, эти пайки выглядят омерзительными, как и всегда. Слышь, как насчёт устроить забастовку, когда дела примут немного мирный вид?

Принцесса проигнорировала предложение Хейвиа, которое могло быть интерпретировано как государственная измена, и взглянула на Квенсера.

— ...Пожилая леди странно себя ведёт.

— А?

— Полагаю, ты тоже не знаешь, что происходит.

Принцесса глубоко вздохнула. Должно быть, она беспокоилась.

Похоже, Хейвиа упустил из виду, насколько серьёзно она говорила, поскольку он выдал:

— Любой будет на нервах прям перед миссией. В этот раз в дополнение к Объекту на передовой будет задействовано много пехотинцев. Может, она беспокоится за нас, словно мы её семья.

— Разве может быть такое? — сказала принцесса с озадаченным взглядом, направившись к зоне техобслуживания Объекта.

— ...

Квенсер уставился ей в спину, пока она удалялась, но потом...

— Ахн? Слышь, Квенсер, куда ты? Мы скоро отправляемся.

— Я пойду в обход.

— Ясно. Валяй и выслушай, о чём волнуется старая леди, если хочешь, но поторопись с этим.

— Я не настолько мягкосердечный. Просто все эти битвы оставили мне совсем мало времени на изучение конструкции Объекта. У меня достаточно времени, чтобы сделать быстрый визит в зону техобслуживания. Я должен забить голову столькими знаниями, сколькими смогу.

— Хватит извинений, сердцеед. Иди и заставь трепетать сердце этой старой леди.

Проигнорировав односторонний вывод Хейвиа, Квенсер направился в зону техобслуживания. Принцесса, должно быть, отправилась к Объекту на всех парусах, потому что он не нагнал её по пути.

Течение времени внутри было иным.

Всё было гораздо, гораздо быстрее.

Скорость, на которой двигались вещи и люди, была гораздо больше, чем обычно.

Изрядное количество урона было получено во время битвы с Крыльчатым балансёром на Камчатке. А сейчас их ждала другая битва. Они хотели устранить столько повреждений, сколько это было возможно. В конце концов...

(Мы выступаем против предателя, который покинул Легитимное королевство. Обычные правила войны тут не применимы. Мы не можем использовать белый флаг, так что поражение означает расправу.)

Словно в шаге за их спинами был обрыв. Желание сделать по возможности как можно больше было понятно.

— Парень, — сказал голос позади него.

Он развернулся и обнаружил пожилую леди из бригады техобслуживания, приближающуюся с ящиком для инструментов.

— Это экстренная подготовка к битве. У меня нет времени читать лекции новичку.

— Вы всегда говорите мне воровать столько информации, сколько я смогу, используя глаза. Я пришёл, чтобы проверить, сколько я смогу усвоить во время настоящей суматохи.

— Хмф, — сказала пожилая леди, после чего показала Квенсеру жестом следовать за ней, а потом продолжила путь.

Как и сказала принцесса, она была не очень разговорчивой. К тому же было не похоже, что это было простое нервное напряжение перед битвой. Прочие солдаты техобслуживания были странным образом воодушевлены, подбадривая себя на взрывную активность. Их отношение к делу более менее соответствовало их статусу солдат техобслуживания.

Пожилая леди не затопала по направлению к каркасу подмостков вокруг главного корпуса Объекта. Напротив, она направилась к крану немного в стороне от Объекта. Это был тип, какой используется в портах и судостроительных заводах, и у которого сиденье оператора расположено на нескольких десятках метров над землёй.

Вместо того, чтобы опустить сиденье оператора крана к земле, они вдвоём спрыгнули с подмостков, выдающихся в пустой воздух, и оказались на просторной площадке, закреплённой вокруг сидушки крановщика. Этот способ пришёлся Квенсеру не совсем по нутру.

— Э-это не тот кран, что мы обычно используем.

— Это формат армии Легитимного королевства, но конкретно этот мы позаимствовали у подразделения, что уже было на острове Виктория. Мы вряд ли можем впихнуть в грузовые самолёты всё необходимое.

Это значит, несколько хороших грузовиков 37го Мобильного батальона техобслуживания было оставлено на Камчатке.

Когда Квенсер подумал об этом, пожилая леди бросила ему бинокль.

— Ты ведь сможешь лучше воровать знания глазами, если заберёшься выше? К тому же мы не можем нянчиться с тем, кто не понимает ритм вещей, творящихся внизу.

— Вы точно суровая...

Квенсер вошёл в замкнутое пространство, которое содержало сиденье крановщика.

Это было большое пространство. Ему показалось, что сюда может поместиться целый десятиместный фургон. В центре было установлено единственное кресло, а вокруг него — различные кнопки и рычаги. А также...

— Ух ты, пол прозрачный. Если вы затащите сюда кого-нибудь с боязнью высоты, они, вероятно, скажут вам что угодно, чтобы их выпустили.

— Для подобных кранов необходим какой-либо способ видеть, что происходит снизу.

— Но этот кран точно используется? Я вижу электрический автомат с горячей водой, журналы, спальные мешки и кучу других мелких вещей. Похоже, что тут живут люди.

— Как я сказала, мы позаимствовали его. Не всё оборудование, что они здесь используют, полезно. Мы думали, он может служить, по крайней мере, комнатой отдыха.

— Хмм, — сказал Квенсер, осматриваясь.

<p class="sdfootnote">1Ситисликер — (от англ. City slicker) — слово, обозначающее городского жителя, норовящего одурачить жилетей деревни.

HO v03 15


<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.4in;font-variant:normal;font-weight:normal;line-height:0.2in">Там было разбросано множество вещей, с помощью которых можно коротать время. На полу было разложено несколько настольных игр. Он увидел несколько незнакомых журналов с механическим уклоном, наваленных тут и там. Он также увидел журнал, посвящённый лошадиным скачкам, который позволял делать ставки онлайн. Была ещё куча вещей, привлекающих внимание. Посреди них оказалась рамка с цифровой фотографией. На ней была изображена эфемерно выглядящая девушка с чёрными волосами.

Квенсер подобрал её и спросил у пожилой леди, кто это.

— Это моё.

— Хехх. Так это ваша дочь? Или внучка?

— Это я.

— ???!!!

Квенсер быстро поднял глаза над цифровой фотографией, а потом опустил их обратно на изображение.

— ...У-у вас есть особая способность снова становиться молодой в ночь полнолуния?

— Придурок. Она была сделана давным давно. Ты мог определить это по городскому пейзажу на заднем плане. Подобного вида больше не существует на японских островах.

— Э?.. — Квенсер застыл на месте. — Японские острова?

Пожилая леди цокнула языком на этот вопрос. Похоже, она жалела, что ляпнула это.

Наконец, она вздохнула и сказала:

— Я — иммигрант из Корпораций капиталистов. Даже можешь сказать, что я беженка.

Да, японские острова были территорией Корпораций капиталистов.

На самом деле они были разделены на восток и запад. Западная часть островов была под контролем силы, которая желала восстановить императорский двор, и они попытались устроить крупный выход из союза Организации веры. Организация веры и Легитимное королевство вступили в конфликт с той силой, которая пыталась восстановить систему Императорского двора. Также со стороны Корпораций капиталистов произошла смена ценностей, что прошло вне зависимости от того, насколько налаженная была система поддержки их информационной инфраструктуры, и их осмеяли за начало перехода к системе, больше напоминающей Информационный альянс. В общем и целом, это была очень невнятная и потенциально взрывоопасная ситуация. Однако японские острова стали официально считаться собственностью Корпораций капиталистов.

— Но как ты можешь отчётливо видеть, я не чистая азиатка.

— Ну, они разрешили впускать множество иммигрантов, чтобы побороть эффект низкого коэффициента рождаемости и большого возраста населения.

— В историческом плане, как раз это помогло широкому распространению технической информации по Объектам.

— Так что такого с тем, что вы беженка?

— Это было связано с моей дочерью и зятем, — Квенсер ожидал, что она откажется говорить, но ответила она с охотой. — Они занимались кое-какой благочестивой работой. Если точнее, они хотели привнести надёжную агрокультурную технологию в места нехватки еды. Они подчёркивали свою работу фразой: «Мы можем спасти людей, страдающих из-за нехватки урожая, если просто будем есть меньше магазинных бэнто во время обеда». Вот из-за чего мы стали беженцами.

— Почему? В этом нет ничего плохого.

— Ох, ещё как есть. Корпорации капиталистов — это мировая держава, где экономика и корпорации контролируют правительство и войны. Большая группа, владеющая сетью магазинов, вышла из себя. Они расценили это как информационный терроризм, который наносит огромный урон экономике с помощью слов. Моя дочь и зять почти что были расстреляны антитеррористическим отделением полиции.

— ...Ого.

— У нас не осталось других вариантов, кроме как отправиться туда, где Корпорации капиталистов не доберутся до нас. Даже так, Легитимное королевство едва ли можно назвать раем, с его-то помешательством на родословной. Иммигранты с неустановленным происхождением ущемлены во всём. Чтобы жить нормальной жизнью, нужно обладать необходимыми навыками, которых хватит, чтобы побороть это ущемление в правах.

Если бы она сказала, что не сожалеет о том, что покинула Корпорации капиталистов или японские острова, вероятно, она бы соврала. Это было отчётливо видно по её взгляду. Однако она бросила всё это с целью защитить свою семью. Возможно, её жизнь являла собой путь, наполненный битвами куда опаснее, чем предстоящая сейчас.

— Так где сейчас ваша дочь и её муж? В районе Южной Великобритании?

— ...В городе для постоянного проживания иммигрантов на восточном конце острова Виктория.

Поскольку это было прямо в центре нынешнего поля боя, Квенсер пожалел, что задал этот вопрос.

Должно быть, потому пожилая леди и вела себя так странно.

— Во время битвы с Водомеркой и Рашем город был временно эвакуирован в Европу. Они только что вернулись после того, как положение дел утряслось.

— Боюсь спрашивать, но как проходит эвакуация?

— Прямо сейчас даже у персонала CS нет достаточного времени, чтобы уйти. По-твоему, оно есть, чтобы эвакуировать целый город?

Глава 4

<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:100%;">Квенсер возбуждённо следил за тем, как специальный газ, используемый в низкостабильных плазменных пушках, загружался в главные пушки, но он слегка перегрелся, и никакая важная информация не улеглась в его голове. Удивляясь, почему обучение идёт из рук вон плохо, Квенсер покинул зону техобслуживания и встретился с Хейвиа, который только что закончил чистить внутреннюю часть ствола винтовки.

— Слышь, Квенсер, ты влюбил в себя старую леди?

— Похоже, жизнь старой леди на редкость тяжёлая. Но учитывая, насколько Флорейция помешана на Японии, её глаза наверняка загорятся азартом, услышь она эту историю.

— Ахн?

Хейвиа выглядел озадаченным, но не было времени объяснять подробнее. Он и Квенсер больше не могли прохлаждаться и дальше.

Они воспользовались грузовыми самолётами, чтобы заранее облететь предположительный путь Индиго Плазмы, и были уверены, враг придёт. Если они будут бить баклуши, то окажутся в крайне невыгодном положении.

Когда они покинули бараки, сконструированные из тех больших тяжеловозов, лейтенант средних лет стал распределять войска. Их разделили на команды, которые затем погрузились на различные грузовики.

— Команды с А по D задействуют вертолёты, а команды с Е по H автомобили! Команда I, у вас будет скрытная миссия, так что вы задействуете электрические снегоходы! Перед тем, как уйдёте, обязательно проверьте цепи зажигания, а также уровень шума, который они производят во время езды!

— О, боже. Мы встряли с автомобилями. Это самый грубый вариант. Они относятся к нам как к картошке.

— Мы сражаемся с Объектом, который снабжён тонной противовоздушных лазеров, так что я бы сказал, что автомобили куда лучше транспортных вертолётов.

— Базара нет. И они летят настолько низко, что от парашютов становится мало толку.

— Я слышал, они разрабатывали устройство, которое снижает скорость падения с помощью выпуска воды и сжатого воздуха. Как думаешь, это правда?

Лейтенант средних лет наорал на них за разговорчики, и Квенсер с Хейвиа лихорадочно помчались забираться в заднюю часть военных грузовиков, направляющихся в зону F. Более двадцати солдат забралось в закрытую секцию грузовика.

— Квенсер, у вон того парня есть колода карт. Давай сыгранём в покер, чтобы убить время.

— Мне неинтересно играть, когда нечего поставить.

— Да ты сосёшь в покере, — выдал Хейвиа, прежде чем присоединиться к игре.

Квенсер безучастно задумался, глядя на замёрзший ландшафт через просвет в материи, закрывающей заднюю часть грузовика.

(Если я попытаюсь считать в уме, пока этот грузовик так сильно трясётся, я в один миг заработаю дорожную болезнь.)

Глава 5

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">— Молчать. Меня не волнует ваша ситуация. Продолжайте выполнение миссии!

Спустя двадцать минут из-за дорожной болезни все солдаты были готовы извергать рвотные массы. Ответ, который они получили от Флорейции, был более менее таким, какой ожидал Квенсер.

— ...Проклятье. И зачем мне ещё одно напоминание о том, что наша сисястая командирша настоящая садистка, — сказал Хейвиа.

— Это была твоя вина.

— Не строй из себя невиновного. Если ты знал, что такое случится, мог предупредить меня.

— Я не тот, кто в праве говорить другим, как проводить личное время.

Почти половину из тех, кто вылез из остановившегося военного грузовика, мутило от дорожной болезни. Те, кто не стал участвовать в карточной игре и кто отличался повышенной выносливостью, были в порядке.

Квенсер вытащил из сумки пластиковый заряд Топора и сказал:

— Я установлю взрывчатку вдоль дороги. А вы глубоко подышите, пока будете смотреть.

Похоже, руководство получило урок на Камчатке, потому что в этот раз выданные им рации были намного мощнее. Та, что была у Квенсера, покрывала большую площадь.

Квенсер устанавливал взрывчатку вдоль единственной маленькой дороги, разрезающую необъятную снежную равнину. Дорога не была вымощена. Это была не более чем притоптанная грязь.

В таких пустошах люди весьма склонны путешествовать по дорогам или другим путям. Упавшие деревья или острые камни могут разорвать покрышки, и колёса могут увязнуть в грязи.

В замёрзшей Арктике, где нет ничего, куда достаёт взгляд, подобный риск было сложно представить.

— Раз ты такой башковитый, что ты планируешь делать, если они заглушат сигнал, сделав бомбы бесполезными?

— Смысл бомб не в том, чтобы взорвать все цели, — ответил Квенсер. Уловка в том, чтобы посеять в их разуме сомнение касательно того, где именно может быть установлена взрывчатка. Чем больше они будут бояться бомб, тем меньше будет свободы в их действиях. Пока будет так, мы оставим за собой возможность совершить первую атаку. Они нужны просто чтобы заблокировать их перемещение. Само собой, итог битвы будет подведён принцессой.

— Ясно. Угх... Чёрт. Может, я почувствую себя лучше, если разок проблююсь.

Хейвиа присел, издавая стоны, но Квенсер проигнорировал его и вернулся к своей работе. Он втыкал электронные взрыватели в Топоры и закапывал их в грунтовую дорогу. Поскольку целью было запугать пехотинцев 24го, а потом забрать их, чтобы обезопасить бывшее поле боя, было наиболее эффективно умышленно прикрыть их землёй и снегом.

— Безопасное поле боя? Хм. Это точно фраза тех, кто удерживает власть. Совсем недавно мы сражались с Объектом.

— У тебя настолько плохое настроение, потому что охота порыгать? Времена меняются от момента к моменту. Я слышал, эвакуированные жители уже вернулись в панельный город на востоке.

— Это в самом деле нормально? Ходят слухи, что солдаты, брошенные в ходе эвакуации армий Корпораций капиталистов и Информационного альянса из района Аляски, настроили иглу[[|1]] по всей снежной равнине... Угх.

Приготовленное ими средство не было предназначено для того, чтобы расправиться с солдатами, высланными на передовую. Если они заметят любые признаки того, что пехотное поразделение противника приближается с целью атаковать базу техобслуживания, вражеские грузовики будут взорваны или остановлены на дороге. Выигранного времени им хватит, чтобы укрепить свою оборону.

— Пошли. Нужно запечатать ещё один путь.

— Что если 24ый испугается и решит избегать дороги?

— Там упавшие деревья, острые камни, скрытые под снегом ямы и грязевые участки. Нам остаётся надеяться, что они попадут в эти естественные ловушки. К тому же они не имеют понятия, по каким принципам мы устанавливали бомбы. Они будут опасаться независимо от выбранного пути, и это их замедлит.

Группа страдающих дорожной болезнью совсем не хотела возвращаться к военному грузовику, но их заставили. Тогда Квенсер с остальными снова затопали по грунтовой дороге. Каждый раз, когда они останавливались на пересечении с другими путями, им нужно было устанавливать заряды.

— Это принцесса.

Хейвиа уставился вдаль. Квенсер взглянул и увидел массу металла длиной более пятидесяти метров, направляющуюся в их сторону. Он был втянут в жесткую схватку против Крыльчатого балансёра на полуострове Камчатка, но похоже, что его техобслуживание было завершено во время транспортировки. Он выглядел как новенький.

Квенсер и остальные помахали руками, и принцесса должна была заметить это с помощью камер, поскольку помахала главной пушкой им в ответ. Она направилась к берегу с целью дождаться Индиго Плазму.

Квенсер опустил поднятую руку и сказал:

— Где остальные Объекты? Если не путаю, Снежнотряска собиралась атаковать предателя с суши.

— Вон там.

Квенсер поглядел в направлении, куда указывал Хейвиа, и заметил гигантскую фигуру, проходящую по возвышенности в нескольких километрах от них. Вряд ли нечто настолько большое могло сделать что-то такое, но похоже, что этот Объект даже не думал скрываться от вражеских глаз во время движения. Как пехотинец, который может быть убит единственной пулей, Квенсер завидовал.

— Активные Сани, скорее всего, приближаются по морскому пути, которым должна будет воспользоваться Индиго Плазма. Я не представляю, чтобы что-то с этим пошло не так.

— Мы установили все бомбы, что нам делать теперь?

— Мы присоединимся к командам с А по D. Это для того, чтобы уничтожить подразделение пехоты 24го, которое укрылось около Индиго Плазмы в надежде каким-нибудь образом устроить саботаж. Это будет оживлённая перестрелка, наполненная грязью и сажей.

— В таком случае я бы хотел, чтобы кто-нибудь дал мне пистолет. Я — студент; у меня нет ничего, с помощью чего можно защищаться.

— Ага, ну а я — радарный аналитик. Радарный! Ты видишь где-нибудь поблизости радары?! Более того, нашей сисястой командирше наверняка сейчас доставили пиццу!

Квенсер и Хейвиа продолжали жаловаться, начав двигаться. Они были всего в нескольких километрах от фронтовой линии на берегу. Как только всё начнётся, будет куда опаснее оставаться в грузовиках, которые будут отображаться на радаре Объекта как большие металлические объекты. Более двадцати солдат из Команды F разделились на группы из двух-четырёх человек и направились к берегу поочерёдно, дожидаясь, пока не отправится следующая группа.

— Стой, почему наша группа выдвинулась первой?

— Давай просто признаем тот факт, что они думают о нас как о самых надёжных типах. Те, кто идёт сзади, это утята, плетущиеся за мамой-уткой.

— Это лишь напоминает мне о желании разжиться пистолетом. Если бы у меня было хотя бы два ствола, бьюсь об заклад, я мог бы начать стрелять во врагов на триста шестьдесят градусов вокруг себя.

— Квенсер, Хейвиа, — сказала Флорейция по рации. — Отставить лишние разговоры и идти вперёд. Команда В столкнулась с вражескими солдатами.

(Почему у наших раций включен двунаправленный режим?!)

С такой мыслью Квенсер и Хейвиа сгримасничали. Это значит, она слышала все их жалобы. Тон Флорейции казался холоднее, чем обычно.

— Команда В в небольших неприятностях, так что идите и помогите им, чтобы завести военных друзей.

— Ну и отстой.

— Прикажите тем второстепенным персонажам не умереть до появления главных героев.

Слабая тряска разлетелась по снежной равнине острова Виктория. Судя по всему, Малыш Магнум начал на берегу бой с Индиго Плазмой.

— Слышь, Квенсер. Эта битва будет скоро закончена, а раз так, не думаешь ли ты, что будет мудро выкопать где-нибудь в случайном месте яму и спрятаться там до её завершения?

— После этого Флорейция, вероятно, будет выбивать из тебя всё дерьмо, так что я едва ли могу назвать этот план безопасным.

Когда они собирались пройти по низкому холму, Квенсер и Хейвиа медленно припали к земле. Прямо впереди простирался берег. За слегка наклонённой землёй длиной где-то триста метров было белое, замёрзшее море.

И на берегу они увидели...

— Вон они. Похоже, двадцать наших против двадцати врагов.

Звуки выстрелов Объектов почти перекрывали их, но Хейвиа следил за перестрелкой. У Команды В, похоже, сбили вертолёт за миг до посадки, потому что они держали винтовки, укрываясь за несколькими вертолётами, лежащими на боку. Солдаты из 24го использовали четырёхколёсные грузовики и броневики в качестве укрытия.

Униформа пехотинцев из 24го не была стандартной униформой Легитимного королевства. Они носили защитные маски, похожие на осьминогов, и короткие, но широкие костюмы, которые делали контуры их тел нечёткими.

Глядя на перестрелку сбоку, словно судья в теннисе, Квенсер сказал:

— Что это? Силовые костюмы?

— Если так, они бы не пользовались укрытием. Они бы понеслись прямо на Команду В. Вероятно, это какая-то разновидность защитного костюма.

— ...Они же не собираются использовать бактерии или ядовитый газ?

— Эти костюмы не выглядят достаточно герметичными для этого. Возможно, они сделаны для какого-то огнемёта. И выглядят они как пожарники.

Затем Квенсер заметил большие газовые цилиндры на их спинах. К задним частям их больших винтовок крепился шланг. Если это был не кислород, это было что-то типа керосина для огнемёта. Квенсер не хотел думать о такой вероятности, но было возможно, что ствол их огнестрельного оружия служил и как ствол огнемёта.

— Но...

Хейвиа поправил рукоять своей винтовки, лёжа на земле, переключил различные датчики, необходимые ему для снайпинга на средних дистанциях, и прицепил супрессор, который по размерам был как полулитровая бутылка.

— Пора заняться делом. Давай поработаем на славу, чтобы потом заставить нашу пышногрудую командиршу как следует позаботиться о нас.

— Тут мне нечего делать.

— Используй свой бинокль, чтобы проверять, куда попадают мои пули.

— Похоже, тебя не беспокоит тот факт, что это бой с Легитимным королевством по обе стороны.

— Это бой между нашими врагами и нашими союзниками. Не могу говорить за всех, но я точно не испытываю к ним симпатию. Это то же самое, как драться с Флайдом.

— Мы точно стали сильнее. Я скучаю по тому времени, когда ты дрожал, глядя сквозь прицел на Аляске.

Хейвиа игнорировал его и дёргал за спусковой крючок.

Укрытием 24му служила линия грузовиков, выстроенная параллельно берегу, так что они функционировали лишь как щит против солдат за ними. Они никак не влияли на снайперскую стрельбу Хейвиа сбоку.

С приглушённым звуком выстрела один из солдат в защитных костюмах оказался повален набок, пока прятался за бронированным грузовиком.

— Что за чёрт? — Хейвиа нахмурился и посмотрел на ствол своей винтовки. — Ну и хлам. Он издаёт слишком много шума.

Незамедлительно после этого последовала контратака.

Разразился мощный гул огнестрельных выстрелов. Квенсер и Хейвиа неистово отползли назад, чтобы использовать холм как укрытие. 24ый знал, где именно они находились. Однако если они попытаются убежать от меткой стрельбы Хейвиа, зайдя за другую сторону грузовиков, что они использовали как укрытие, они подставят себя под огонь Команды В.

Это был стереотипный пример перекрёстного огня.

Поскольку было некуда бежать, солдаты 24го утопали в покрытой снегом земле в мгновение ока. Пока Хейвиа продолжал свою точную стрельбу, потребовалось менее пяти минут, чтобы подавить их.

Хейвиа убрал глушитель со ствола своей винтовки и сказал:

— Подавление завершено. Я выражу им признательность за то, что ни один из них не поднял руки, чтобы сдаться.

— Пойдём проверим их рации. Они используют тот же тип, что мы, так что мы можем перехватить их передачи, если узнаем частоту и метод шифрования, которые они используют.

— Копаться в трупах сразу после перестрелки? Ты тоже прошёл длинный путь.

Всё ещё оставаясь настороже в поисках оставшихся снайперов, Квенсер и Хейвиа отправились к Команде В. Затем они проверили поверженных пехотинцев 24го и грузовики, которые те использовали в качестве укрытия. Однако они не получили то, что хотели, чтобы перехватывать вражеские передачи. Рации были заблокированы паролем.

— Эти газовые цилиндры всё ещё беспокоят меня.

Квенсер осмотрел газовые цилиндры на спинах пехотинцев 24го. Шланг, прицепленный к их винтовкам, и дуло были сцеплены вместе, словно это был брандспойл. Это в самом деле походило на некий огнемёт.

— В грузовиках были похожие цистерны. И они были не просто для пополнения тех, что были у солдат. На крыше есть турель, похожая на ту, что используют в водовозках для пресечения беспорядков. Грузовики точно были сделаны, чтобы распылять своё содержимое, что бы в них ни было.

— Но зачем? — нахмурился Квенсер. — Это не окажет никакого эффекта на Объект, который может выдержать ядерный взрыв. Или они пытались напрямую атаковать нашу базу техобслуживания?

— Откуда я знаю? Технически, мы даже не знаем, действительно ли это огнемёт.

Послышалось мощное грохотание.

HO v03 16


1Иглу — эскимосская хижина из затвердевшего снега. <p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">Продолжая бой, Малыш Магнум, Снежнотряска и Индиго Плазма медленно сближались.

Индиго Плазма.

Как предполагает имя, этот Объект второго поколения был разработан с тем учётом, чтобы выдавать максимальную мощность низкостабильных плазменных пушек. Все из более сотни его пушек были угрозой, но две главные пушки, торчащие параллельно друг другу спереди Объекта, были наиболее характерным аспектом этой машины. Похоже, эти запасные цистерны, выстроенные в ряд, предназначались для снабжения специальным газом.

Его механизм пропульсии использует статическое электричество, прямо как принцесса. Он использовал две лыжеподобные детали спереди и пять сзади, двигаясь по земле словно вскользь.

Однако была запредельная разница в скорости. Даже будучи в ловушке между Малышом Магнумом и Снежнотряской, Индиго Плазма словно танцевала вокруг двух Объектов.

— Что за чертовщина? Его мощность должна быть безумно высокой.

— Он использует статическое электричество, чтобы парить, как принцесса, но он задействует другой метод подрыва воздуха и движения вперёд. Он использует для этого механизм низкостабильной плазменной пушки, — сказал Квенсер, проверяя свой хендхелд.

Индиго Плазма был Объектом Легитимного королевства. Основы её дизайна хранились в базе данных.

Хейвиа нахмурился и сказал:

— Если это настолько эффективно, я бы хотел, чтобы они позволили нашей принцессе использовать это.

— Это предоставляет превосходную скорость, но привносит проблемы жароустойчивости. В общем, он производит слишком много тепла. Похоже, Индиго Плазма разбирается с этим с помощью какого-то электронного контроля, но в обычных условиях это привело бы к расплавлению днища Объекта.

— ...Погоди, я думал, он специализируется на совместной работе с пехотой. Он вроде как посылает вокруг устрашающие порывы ветра. Пехотинцев просто сдует.

Они могли настолько спокойно говорить об этом лишь потому, что на их стороне было два Объекта. Индиго Плазма несомненно была мощной. Принцесса не могла с ним сладить, когда дело касалось скорости. Однако Индиго Плазма не могла продолжать этот бой, не поддерживая высокую скорость постоянно.

Поддержание такой экстремально высокой скорости приведёт к тому, что элитник, пилотирующий Объект, будет испытывать напряжение. За редким исключением, таким как Раш Информационного альянса, эти монструозные орудия пилотируются людьми. Если пилот будет физически изнурён, движения Объекта будут притуплены. Как только движения Индиго Плазмы упадут за допустимый уровень, принцесса и Снежнотряска не станут колебаться, чтобы уничтожить предателя из своих главных пушек.

Как раз когда Квенсер и Хейвиа думали об этом, они услышали электронный гудок.

Прежде чем они смогли проверить, откуда он идёт, они услыхали шум, похожий на отвинчивание газопровода. Шум будто шёл со всех направлений вокруг них, и странный запах ударил им в нос. Это было зловоние, похожее на расплавленный пластик.

— Кгхе кгхе?! Слышь, Квенсер, что это?!

— Дерьмо, это трупы пехотинцев из 24го! Что-то выходит из винтовочных дул, что служат стволами для газовых цилиндров! И то же самое с грузовиками!

— Как?! Трупы не могут управлять вентилями!

— Откуда я могу знать?! Может, кто-то открыл их удалённо!!!

Воздух у ног Квенсера дрогнул, словно сахар, смешанный с водой. Будто это был некий бесцветный, прозрачный газ.

— Вашу мать, это какое-то химическое оружие?!

— Если они используют какой-то особый газ, то цена на презервативы уже убила бы нас десять раз! Это что-то другое! Похоже, оно тяжелее воздуха, так что давай забежим на вон тот холм!

Услышав слова Квенсера, Хейвиа показал жестом другим солдатам забираться на холм. Потом два парня побежали. Более сорока солдат из Команд с А по F последовали за ними. Они были где-то в трёхстах метрах от вершины холма.

Квенсер скривил лицо, пытаясь стряхнуть ужасный запах, который взбирался по его униформе.

(Не может быть...)

Те газовые цилиндры содержали не ядовитый или воспламеняющийся газ.

Индиго Плазма использовала низкостабильные плазменные пушки в качестве главных.

Это оружие использует огромное количество электричества, производимое реактором, чтобы искусственно создавать высокотемпературную плазму из специального газа.

(Да вы издеваетесь надо мной!)

Из-за разницы в мышечной силе Хейвиа достиг вершины холма первым. Переводя дыхание, он развернулся и посмотрел на Квенсера с облегчённым выражением лица.

Квенсер изо всех сил велел другом парню лечь.

Затем Квенсер перевалился на другую сторону холма.

— Гвех?! Чёрт подери, какого хе...?!

— Ложитесь! — прокричал Квенсер остальным солдатам, игнорируя жалобы Хейвиа. — Пехота 24го распространяла специальный газ для низкостабильной плазменной пушки! Он детонирует в ответ на выстрел пушек Объекта!

Одна из пушек Индиго Плазмы слегка сдвинулась, пока та продолжала вести бой.

Это была одна из самых мелких имеющихся у неё пушек.

Она была использована чуть ли не сразу, когда главный бой на миг прервался.

Как бы то ни было...

Взрывной луч света выстрелил прямо в берег.

Когда низкостабильная плазменная пушка произвела выстрел, вся местность, где был распределён газ, разом взлетела на воздух.

Это было на сто метров? Двести? Триста?

Квенсер не был уверен, насколько далеко распространился взрыв. У него были более насущные проблемы. Болезненное сотрясение ударило по его глазным яблокам и барабанным перепонкам одновременно. Его руки и ноги дёрнулись в конвульсии, не дав ему даже обхватить себя. Его спина изогнулась со своим собственным аккордом, и потребовалось немного времени, прежде чем он вспомнил, как её распрямить. Он даже забыл, в каком направлении это делать.

Но всё могло быть и хуже. Движимый ветром, специальный газ должен был покрыть бо´льшую площадь. Должно быть, там получилась идеальная концентрация для взрыва.

— Кх... хах...

Он не мог нормально говорить. Его горло пересохло.

Квенсер заставил своё горло двигаться и едва смог втянуть в себя немного воздуха. Он осмотрелся вокруг. Снег на вершине холма был сдут, а земля, скрытая прежде под ним, слегка подтаяла. Он не мог себе вообразить, что могло произойти по ту сторону холма. Там определённо высвободилось достаточно энергии, чтобы превратить грязь и песок в другие материалы.

— Хейвиа. Слышь, Хейвиа. Ты жив?

— ...Будь оно всё проклято. Я думаю, этот элитник относится к тем, кто зажаривает мясо дочерна, когда жарит его на гриле.

— Пожалуйста, хватит говорить о еде, когда у нас есть только те безвкусные пайки.

С таким раздражённым комментарием Квенсер схватил руку Хейвиа и помог ему подняться. Больше никто из Команды В и F не стал подниматься.

— Только не говори мне, что они все подохли... — беспомощно пробормотал Квенсер, но Хейвиа приблизился к одному из упавших солдат и проверил его состояние.

— Он не умер от жара. Он просто потерял сознание от ударной волны. На вид он немного обгорел, но этого не достаточно даже для шрама.

— Хейвиа, ты может оказать первую помощь? Я свяжусь с принцессой. Если я не скажу ей, как была задействована пехота 24го, она может попасть под выстрел низкостабильной плазмы из слепой точки!

— Погоди, оно целилось в принцессу?!

— Я уверен, то оборудование именно для этого. Индиго Плазма концентрирует внимание врага на себе, пока пехотинцы распространяют специальный газ. Как только на местности будет достигнута нужная концентрация, он может быть взорван как невидимая бомба, и их Объект может обнажить свои когти с неожиданного направления. Вот как 24ый использует своих пехотинцев!!!

В то же время за холмом прогремел ещё один взрыв. Вырвалась вспышка света и взрывной шум, и Квенсера с Хейвиа отбросило вниз ударной волной, разлетевшейся по земле. Холм послужил им стеной, а до Объектов оставалось приличное расстояние. Как бы там ни было, эти ударные волны, которые были не более чем побочными эффектами, до боли сжали тела Квенсера и Хейвиа.

— Дерьмо... Мы опоздали?!

Квенсер поднялся на неустойчивые ноги и направился к вершине холма.

Большая область длиной сотни метров по ту сторону холма была перепахана. Земля светилась оранжевым. Когда она остынет, поверхность вполне может превратиться в стекло. Стоит зайти в это место, и точно будешь сожжён заживо.

И...

Квенсер неподвижно стоял и смотрел в бинокль. В нескольких километрах впереди вели бой три Объекта. Под Снежнотряской виднелся такой же оранжевый кратер. Должно быть, механизм пропульсии Снежнотряски получил серьёзный урон, поскольку её движения стали заторможенными. Две главные пушки Индиго Плазмы целились аккурат в неё.

Малыш Магнум влетел в бок Снежнотряски.

Устройство статического электричества Снежнотряски, вероятно, до сих пор функционировало, потому что двухсоткилотонная масса соскользнула в сторону без сопротивления. В динамике эта сцена выглядела почти комично, смахивая на игру в бильярд гигантскими шарами.

Главные пушки Индиго Плазмы слегка сдвинулись в следующий момент.

(Дело дрянь!..)

В следующий миг, когда Квенсер отвёл глаза от бинокля, вспышка света ударила по его сетчатке. Немедленно предприняв манёвр уклонения, Малыш Магнум всего лишь оцарапался. Некоторые части его брони были снесены, а одна из его главных пушек расплавилась, словно сахарная фигурка.

— Проклятье! Почему она настолько мягкотелая?!

Квенсер закрылся двумя руками, чтобы защититься от ударной волны, запоздало настигшей его.

По сравнению с недавними взрывами это были пустяки. Его не свалило с ног. Было различие в силе ударных волн и жаре между взрывом, который распространяется равномерно во всех направлениях, и взрывом, который направлен в ином направлении с помощью пушки.

Специальное комбо Индиго Плазмы было провалено.

И Малыш Магнум со Снежнотряской не намеревались сидеть на месте.

Индиго Плазма неистово вернулась к скоростному движению, но она принимала огонь из главных пушек других двух Объектов. Она едва избежала попадания по главному реактору, но сбоку сферического главного корпуса был выдавлен большой кусок брони.

(Они собираются растащить его по частям?..)

Серьёзное повреждение механизма пропульсии Снежнотряски было проблемой, но с моря на помощь приближались Активные Сани. Два Объекта задействовали все установленные на них пушки, и принцесса получила значительное превосходство в этой битве. Вскоре Индиго Плазма будет уничтожена.

Или так думал Квенсер.

Затем он услышал по рации некие невероятные слова, идущие с поста наблюдения на базе.

— Активные Сани уничтожены!

— ...Чего?

— Повторяю, Активные Сани получили значительный урон и затонули! Подтверждено, что элитный пилот смог спастись. Объект не может продолжать бой.

— Как?! — заорал Квенсер, хватаясь за рацию. — Индиго Плазма должен быть единственным Объектом 24го!!! Тогда как Активные Сани могли затонуть?!

— Я не знаю. Он был внезапно взорван. Мы проверяем изображение со спутников, пока говорим!

— Дерьмо, — ругнулся Квенсер, вытаскивая свой хендхелд.

Он тоже мог осмотреть GPS-карту. Он вызвал информацию по морской зоне, где проходили Активные Сани. Без сомнения, союзный Объект исчез. Он утонул на дно океана.

То, что Квенсер мог видеть, было что-то такое, что он попросту не мог понять.

Он видел шесть гигантских объектов.

Словно пришедшие на замену Активным Саням, были видны шесть фигур размером с эти Активные Сани.

Вот что взорвало союзный Объект.

Квенсер не мог в это поверить, но они могли быть лишь...

— Все эти шесть штук... Объекты?.. — с трудом выдыхал Квенсер.

Потом он услышал голос с пункта наблюдения по рации.

— Мы просмотрели записи и провели оценку. Они пришли с моря. Они поднялись из морских глубин! Сигналы радара в море ослабляется толстым льдом, так что они с трудом достигают воды под ним. Спутники и радары с трудом могут быть сфокусированы, пытаясь взять на прицел Объект в море. Нам нужно оставаться настороже, опасаясь подлодок!

— Из моря? — Хейвиа выглядел так, словно только что услышал неудачную шутку. — В каком смысле из моря?! Репликации этих Объектов что ли сделали, вдохновляясь косатками или дельфинами?!

— Проклятье...

Стоя на вершине холма, Квенсер тупо смотрел вдаль.

Он видел, как из-за горизонта приближается нечто гигантское.

— Я ведь их вижу?! Это в самом деле Объекты. 24ый реально владеет ещё шестью Объектами в дополнение к Индиго Плазме!

В целом силуэт походил на Индиго Плазму. Две главные пушки были урезаны до одной, а пять лыжеподобные детали сзади до двух, но в основном дизайн оставался таким же.

И Объект был Объектом.

Никто не мог остановить их продвижение.

Шесть Объектов проламывали лёд, скрывающий поверхность океана, и держали путь прямо к острову Виктория. У них были равносторонние треугольные поплавки для перемещения по морю, но они автоматически отсоединялись, когда они приближались к пляжу. С низким металлическим гулом шесть Объектов отделились от поплавков, плавно задвигались по суше и направились на фронтовую линию поля боя.

Квенсер с остальными ничего не могли сделать.

Не было даже ничего, на что они могли хотя бы надеяться.

С приближением Объектов Квенсер прыгнул в сторону. Он сровнялся с землёй и положил руки на затылок. Машина длиной более пятидесяти метров прошла относительно близко от него. Она не удостоила его никакого внимания.

— Хейвиа? Слышь, что это? Соберись! — крикнул Квенсер.

Хейвиа оставался на земле, отказываясь подниматься. Его руки и ноги дрожали от страха. К битве присоединилось шесть новых Объектов. Хейвиа был в состоянии шока от такого развития событий.

Хоть он и тряс Хейвиа за плечи, душевное состояние Квенсера было на пределе.

У него не было идей касательно того, что же произошло.

Он не мог понять, что они сделали не так, чтобы оказаться в такой ситуации.

Он стал с трудом дышать, появилось такое ощущение, словно связи между мыслями в его разуме начали трещать.

Но...

До того, как кто-нибудь нашёл время на раздумья, семь Объектов 24го Мобильного батальона техобслуживания предприняли действия, чтобы окончить битву.

Сперва они прострелили Снежнотряску, движения которой стали нерасторопными из-за повреждённого механизма пропульсии.

А теперь, будучи изолированным после потери двух дружественных Объектов, атакован был Малыш Магнум.

Даже обладая мощью Объекта, без помощи других он остался в безнадёжной ситуации.

Низкостабильные плазменные пушки поочерёдно стреляли с множества направлений, отрывая от брони принцессы кусок за куском. Он растерял всю функциональность менее чем через шестьдесят секунд.

(Это безумие...)

Квенсер даже не мог заставить себя сказать это вслух.

Объекты были уничтожены до того, как он смог хотя бы подумать о помощи.

Разрушение, представшее перед ним, не производило впечатление запредельного и дикого неистовства, какое демонстрировали Объекты до сих пор. Это было в сущности разделение труда. Это даже походило на то чувство пустоты, когда гигантский торт равномерно разрезают на куски, чтобы на твой стол принесли один из них.

(Так вот как сражается 24ый. Это просто напросто слишком быстро. Это настолько оптимизировано, что по ним невозможно считывать человеческие эмоции.)

Превратив два Объекта в куски металлолома, разбросанные по снежной равнине, семь Объектов 24го Мобильного батальона техобслуживания спокойно покинули поле боя.

— Что?.. — беспомощно пробубнил Квенсер. — Почему они не добили принцессу?

Семь Объектов 24го полностью снесли внешнюю часть Малыша Магнума, но они не уничтожили реактор или кокпит в центре. Они бы с лёгкостью уничтожили их, если бы захотели, но они пощадили её.

Квенсер не видел никакой логической причины делать это.

Однако ответ пришёл к нему из неожиданного источника.

Он пришёл из рации Квенсера.

Глава 6

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">По радио послышался зашумлённый голос.

Однако даже сквозь помехи в низком, мужском голосе можно было почувствовать веселье.

— Всем моим уважаемым союзникам из Легитимного королевства. Это Прайзвелл Ситисликер, элитный пилот 24го Мобильного батальона техобслуживания армии Легитимного королевства.

Флорейция, будучи в своём офисе на базе техобслуживания, скривила лицо.

— Похоже, возникли некоторого рода недопонимания, потому позвольте мне сделать заявление, которое всё прояснит. Мы не враги Легитимного королевства. Мы предпринимаем действия, которые гарантируют победу Легитимного королевства в этой мировой войне.

Уминая консервированную лазанью в коридоре, девушка-репортёр CS смотрела на рации солдат, патрулирующие зону.

— Ни к чему говорить, что движущая сила, стоящая за войной, это экономика. А экономика Легитимного королевства пришла в упадок. Почему же? Это из-за низкой скорости, с которой информация распространяется по Легитимному королевству.

Пожилая леди прекратила свои приготовления на пит-стопе в зоне техобслуживания Объекта.

— Легитимное королевство обладает официальным языком, но мы всё равно используем великое множество языков. Это снижает скорость, с которой распространяется информация. Мировая экономика меняется от минуты к минуте и от секунды к секунде, так что эта мизерная задержка приводит к фатальным потерям. Если Легитимное королевство собирается продолжить сражение и в конце концов достигнуть победы, мы должны что-то сделать с этой проблемой.

24ый обладал семью Объектами и уничтожил Малыша Магнума, Снежнотряску и Активные Сани.

Прайзвелл выражал в голосе огромную мощь, словно заостряя внимание на своём превосходстве.

— Другими словами, мы должны искоренить прочие языки.

Его тон был такой, словно не было никого, кто мог бы с ним поспорить.

Он с гордостью заявлял, что его семь Объектов могли пробиться через пять Объектов, охраняющих Атлантический океан в составе второй линии обороны.

— Надлежащий язык привнесёт надлежащую экономику. Скорость, с которой распространяется информация, возрастёт, и мы сможем поспевать за вечно меняющейся мировой экономикой. ...Это также значит, что те, кто не говорит на надлежащем языке, не имеет права принимать участие в экономических отношениях.

Это были слова правящего класса.

Что бы ни произошло, его позиция не может пошатнуться. Не имело никакого значения, какие проблемы это может принести его окружению. Это был тон человека, который ступил на этот тернистый путь.

— Вот почему я должен действовать. Я должен перераспределить надлежащих граждан Легитимного королевства по их надлежащим местам, а также отправить в надлежащие места остальных.

Однако его нельзя было остановить.

Запредельная военная мощь, какую предоставляли ему семь Объектов, позволяла ему действовать с таким зверством, каким он только мог пожелать.

— Это перераспределение будет произведено на основе того минимума, который необходим Легитимному королевству: надлежащий язык.

Флорейция услышала, как офицер поста наблюдения сказал что-то о приближении Объектов.

— Всем подразделениям эвакуироваться! Враг заинтересован в техобслуживании Объекта. Они с самого начала не беспокоились о солдатах из плоти и крови! Все должны немедленно покинуть здания и зону базы!!!

— Те, кто говорит на надлежащем языке, будут приняты за граждан. Те, кто не способен говорить на нём, но готов приложить усилия для его изучения, получат право заниматься рабским трудом. ...Однако те, кто не владеет языком и не пытается выучить его, не стоят того, чтобы на них тратились ресурсы Легитимного королевства. У меня нет намерений позволять этим паразитам существовать.

Множество низкостабильных плазменных пушек выстрелило по базе техобслуживания.

Бомбардировка была произведена спустя значительную задержку по времени.

Он не собирался убивать оставшихся внутри.

Всё-таки они все были из армии Легитимного королевства.

(Он дал нам время на побег с целью доказать свою правоту?!)

Флорейция сжала зубы, глядя на базу, терзаемую морем огней.

— Я уже отправил необходимый доклад в высший орган Легитимного королевства, Верховный Парламент. Суверены, правящие людьми, всего лишь должны сделать, как велит доклад, и провести языковые тесты в школах по всему Легитимному королевству. Если они сделают это, нам не потребуется пересекать Атлантический океан, чтобы напрямую переговорить с европейской родиной.

Гигантские фигуры семи Объектов прошли через останки базы. После этого грузовики, перевозящие пехоту 24го, и жалкий минимум тяжеловозов техобслуживания встретились с ними. Это походило на победный парад.

Они все улыбались.

Некоторые из них нацелили свои пистолеты на Флорейцию и прочих беззащитных людей из 37го и в шутку сделали вид, что нажимают на спусковой крючок.

Они больше не являлись 24ым Мобильным батальоном техобслуживания из базы данных армии Легитимного королевства.

Масштаб силы и мораль солдат попросту были не тем.

Это было попросту ненормально, единственному батальону обладать семью Объектами.

— Однако у нас есть план на случай вашего отказа, — продолжал враг по мере их продвижения. — Мы проведём небольшой военный манёвр с целью показать вам, насколько мы серьёзны и насколько мы сильны.

Военный манёвр.

Это понятие воистину отдавало каким-то зловещим оттенком.

Предатели ясно дали понять, кого они выберут целью для своих семи Объектов.

— В районе Аляски, на восточном побережье острова Виктория расположен город для постоянного проживания иммигрантов. Поскольку живущие там прибыли из стран, находящихся под контролем других мировых держав, они не более чем обуза, которая не собирается становиться частью нашей культуры. Мы начнём с манёвра с их участием, чтобы вы поняли цель, к которой мы стремимся. В зависимости от вашего ответа подобное может случиться и в Европе. Мы надеемся, что Верховный Парламент примет во внимание результаты этих действий, когда будет решать, что ответить нам.

Прайзвелл Ситисликер озвучил свою цель.

Это была не война.

Другая сторона не владела военной мощью, чтобы противостоять ему.

И он прекрасно понимал этот факт.

— Теперь мы осуществим манёвр, используя наши семь Объектов, чтобы продемонстрировать мощь совместной атаки множества Объектов. К тому же эти семь не единственная наша сила. Вторая группа близится к завершению на производственных станциях.

Они обладали запредельной военной силой.

Они показали мощи больше той, какой должен был обладать индивидуум.

— Мы также разработали систему эффективного массового производства Элитных пилотов. Надлежащий язык предоставляет надлежащее знание. Эти результаты являются отчётливой демонстрацией наших идеалов.

Это было лишь демонстрацией.

И Прайзвелл Ситисликер суммировал это всё в своём следующем заявлении.

— Те, кто использует надлежащий язык, будут гражданами, те, кто не может говорить на нём, но будет стремиться выучить его, будут рабами, а те, кто не может использовать его и не намерен учиться, получат лишь смерть. Это единственный способ поднять экономику Легитимного королевства и привести нас к победе.

Передача на этом месте подошла к концу.

И тем, что предстояло далее, было массовой резнёй.

Большинство тех, кто прибыл из других культур, не смогут говорить на официальном языке Легитимного королевства. Этого следовало ожидать, и никто не видел в этом реальной проблемы. Однако активисты типа Прайзвелла, выступающие за сохранение языка, не позволят этого. Из-за своей любви к «надлежащему языку» он безжалостно расстреляет из пушек Объектов любого, кто допустит малейшую ошибку в произношении.

И он к тому же был потомственным адвокатом. Он никогда не признает иммигрантов, которые прибыли откуда-то ещё. По его мнению эти люди должны выбирать кем быть, подчинёнными, рабами или мертвецами.

(Мы можем получить подкрепление с родины?..)

Флорейция задумалась на долю секунды, но потом тряхнула головой. По всей вероятности не появится ни одного дополнительного Объекта. Теперь, когда все Объекты в районе Аляски были устранены, руководство родной страны поставит свою безопасность превыше всего остального. Сложившаяся ситуация поставила эффективность оборонной линии в Атлантическом океане под сомнение. Сколько бы Объектов ни было у родной страны, они все будут высланы на защиту Атлантики. Их ни за что не отошлют в район Аляски.

(Но мы не можем позволить 24му совершить такое зверство.)

Ситуация казалась зловещей, но Флорейция схватила рацию. Она настроила частоту и связалась со своими подчинёнными, которые были разбросаны по округе.

— Квенсер, Хейвиа! Вы можете сказать, сколько урона было нанесено Объектам?!

— Похоже, элитник катапультировался из Снежнотряски. Принцесса смогла остаться внутри. Её броня разорвана в клочья, но она вроде ещё может двигаться.

— Поняла. Если наше контрольное оборудование ещё функционирует, мы можем просмотреть данные. Солдаты техобслуживания!!! Откопайте столько полезного оборудования, сколько найдёте посреди этих обломков!

Нервированные солдаты техобслуживания отреагировали на команду Флорейции.

— Э? Погодите. Эээ?

— Загрузите столько тяжеловозов, сколько сможете, и передвиньте пит-стоп прямо на передовую линию! Неважно какое у них преимущество, только у Малыша Магнума есть шанс остановить Объекты 24го! Нам нужно привести Малыш Магнум в наилучшее состояние, прежде чем эти дегенераты атакуют город!

— Нет, нет! Пожалуйста, подождите. ...Эй, что происходит?! Куда направился шеф?!

Похоже, последняя фраза была адресована кому-то другому.

Флорейция нахмурилась и спросила:

— Что случилось?

— Прошу прощения, но мы не можем отыскать шефа!

Флорейция осмотрела окружающее их огненное море с горестным выражением лица.

— ...Она не успела уйти вовремя?

— Н-нет, она успела! Она была здесь секунду назад! Мы все вместе слушали передачу Ситисликера... или сказать точнее, объявление войны! Но мы на мгновение посмотрели в сторону и...

(...Постойте.)

Флорейция слегка прищурила глаза, когда услышала это.

— Та старая леди ведь изначально не из Легитимного королевства? Я припоминаю, как слышала о том, что она — иммигрант с японских островов Корпораций капиталистов.

— Д-да. И что с того?

— Что насчёт её дочери и зятя?

Солдат техобслуживания не ответил на вопрос Флорейции.

Она спросила снова.

— Она была не одна, так? С ней была дочь, зять и внучка. Где они жили? В каком месте во всём Легитимном королевстве?

Солдат техобслуживания всё ещё не ответил.

Однако опасения Флорейции будто передались ему.

— Не может быть... — сказал он.

— Город для проживания иммигрантов. Это неприятное совпадение, — Флорейция сделала глубокий вдох и почесала голову рукой. — И что та старая дамочка надеется сделать с семью Объектами?!

Глава 7

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">Лицо Квенсера побледнело, когда он услышал передачу Флорейции.

— Так старая леди убежала, чтобы спасти свою семью в городе для иммигрантов?!

— Да. Честно говоря, ей повезло, что Чёрные униформы сейчас в другом месте. Если бы они поймали её, то расстреляли бы на месте.

Судя по её тону, Флорейция пребывала в глубоком шоке. Похоже, она считала, что в её подчинении есть лишь двое людей, которые достаточно тупы, чтобы сделать что-то подобное.

— Я вышлю к вам тяжеловозы техобслуживания. Помогите раненым и сделайте необходимые приготовления. Проверьте местность на наличие оставшихся вражеских солдат и используйте взрывчатку, чтобы взорвать любые препятствия, которые могут оказаться на пути тяжеловозов. Поняли?

— Мы сможем успеть вовремя?

— Это будет непросто, но к счастью Объекты 24го передвигаются вместе с пехотой. Они должны соответствовать скорости военных грузовиков и бронированных тяжеловозов. Если мы сможем отремонтировать механизм пропульсии принцессы, она сможет нагнать их. Вот почему мы должны свести потерю времени к абсолютному минимуму. Не вздумайте халтурить с необходимыми приготовлениями.

Передача на этом месте подошла к концу.

Однако Квенсеру и остальным больше ничего не оставалось делать. Раненые уже получили помощь, и они не видели никаких препятствий по всей снежной равнине. Всё, что они могли сделать, это замереть на месте.

— Слышь, Квенсер! Я слышал эту передачу. Что ты думаешь насчёт того, что сказала наша сисястая командирша?!

— Это важно?! Мы единственные, кто может сейчас двигаться. Если мы собираемся спасти ту старую леди или защитить город иммигрантов, мы должны действовать сейчас!

— Стой. Прости, но я типа надеялся, что ты будешь мыслить в направлении «Флорейция приказала нам ждать здесь, так что мы вынуждены в этот раз сдаться»! А, чё?! Слышь, стоять! Что ты вытворяешь?!

— Просто послушай, Хейвиа, — сказал Квенсер, схватив за воротник придурка, который при первой возможности поджимал хвост. — Пока мы говорим, 24ый приближается к городу для проживания иммигрантов. Нет гарантии того, что Объекты останутся с пехотой. Если они двинутся к ним на полной скорости, они будут на месте в мгновение ока. ...По-твоему, у нас есть время, чтобы думать об этом? Мы должны действовать сейчас. И ты единственный, кто может водить.

— Харе тупить! Не прыгай в омут! Похоже, ты не совсем допёр до ситуации, так что давай объясню на пальцах. Семь Объектов. Враг обладает семью Объектами! Как мы будем вдвоём противостоять такому?! Мы бы ничего не смогли сделать, будь там хотя бы один из них!

Хейвиа стряхнул руку Квенсера со своего воротника и затряс головой. Он будто выпустил всю рожь, что сдерживал до сего момента, и его экспрессия стала словно как у испуганного ребёнка.

— Какая наша цель в этой войне?! Я работаю за честь, необходимую для наследования своей знатной семьи, а ты работаешь, чтобы как можно быстрее стать проектировщиком Объектов, я ведь прав?! Мы не носимся по округе с винтовками, чтобы нас убили! Нам не нужно это делать! Мы сделали уже достаточно! Почему именно мы должны соваться в самое пекло при каждом грёбаном случае?!

Это был всепоглощающий страх, какой испытывали люди перед Объектами.

Эта безрассудная ситуация давала основополагающее допущение, что подобное невозможно пересилить.

То, что говорил Хейвиа, было вполне естественным для любого человека этих дней и этой эпохи. Это были люди, которые ощущали пустоту в душе при мысли о том, что они стоят перед ликом монструозного орудия, у которого есть к ним дело.

Квенсер понимал это.

Однако...

— Успокойся и подумай, Хейвиа.

— Да как, чёрт бы тебя побрал, я могу успокоиться?! Ты вообще догоняешь, что несёшь?!

— Хейвиа, ты в самом деле думаешь, что у них есть семь Объектов?! — прокричал Квенсер.

Услышав это, Хейвиа внезапно замолчал. Дело было не в том, что его эмоции ослабли. Он попросту был настолько сбит с толку, что не мог подобрать слова.

— Сколько понадобилось людей, чтобы поддерживать Малыш Магнум на ходу? Для этого требуется целый батальон. Это восемьсот человек. Тебе нужно восемьсот человек на единственный Объект. Если они используют семь, сколько людей, оборудования и денег им понадобится? И сколько, по-твоему, нужно времени, чтобы вырастить единственного элитника? Не может такого быть, чтобы за всё это время они потратили настолько много денег!

— Тогда что ты предлагаешь?!

— Военная держава Океании!!!

Квенсер неожиданно произнёс слово, не относящееся к делу.

Но на самом деле оно как раз-таки относилось.

Он продолжил:

— Они использовали топливные цистерны, чтобы имитировать несуществующие Объекты! Операции, цель которых внести неразбериху в стан врага с помощью сбивающего с толку внешнего вида, крайне редкие!

— Не может быть... Они прострелили броню принцессы.

— Я не говорил, что в этот раз это топливные цистерны, — тряхнул головой Квенсер. — Но я сомневаюсь, что это передовые Объекты, которые постоянно требуют непомерно больших расходов. Вероятно, это бюджетные модели. Что-то меньшее, чем Поколение 0,5. Броне не хватает уровня исполнения, и она намного более тонкая и хрупкая по сравнению с нормальным Объектом. Они подготовили партию дешёвых пустышек, чтобы сбить с толку принцессу!

— Мы не можем это знать наверняка! Твои слова имеют смысл. Это не совсем нормально, когда откуда ни возьмись появляются семь Объектов. Но у нас нет доказательств! Это лишь предположение! Если они на деле окажутся передовыми Объектами, наши шансы на выживание равны нулю! Это слишком большой риск полагаться на домыслы и предположения!!!

— Тогда я докажу это.

— Слышь, стой. Куда ты идёшь?! Эй!!!

Квенсер направился к побережью, избегая участков, разогретых низкостабильными плазменными пушками. На берегу были брошенные поплавки, использованные шестью Объектами, которые пришли с моря. Как проектировщик, он был немного заинтересован в механизме, позволяющем с лёгкостью присоединять и отделять их, но сейчас было неподходящее время погружаться в это с головой.

— ...Форма их основания представляет собой равнобедренный треугольник. Стороны по пятьдесят и двадцать метров. Толщина вероятно... и использованный материал...

— Что это? Что ты проверяешь, Квенсер?

— Я думаю, пространство внутри брони заполнено газом, который легче воздуха. Используя что-то типа AB-22 в жидкой форме, оно может приобрести необходимую плавучесть, испаряя необходимое количество газа. Но в этом нет смысла.

— ?

— Тут проблема объёма. Поплавки такого размера не позволят двухсоткилотонной массе плыть, даже если заполнить их AB-22. Пятьдесят тысяч тонн будет их лимитом. Теперь ты понимаешь, что пришло мне в голову?

— Так...

— Эти поплавки могут держать только пятьдесят тысяч тонн, а раз так, будут ли их цеплять к двухсоткилотонным Объектам?! Если настоящий Объект уйдёт под воду с такими маленькими поплавками, он уже не поднимется обратно! Их информация — это блеф! На самом деле они не владеют военной мощью, равнозначной семи Объектам! — сказал Квенсер, слегка стукнув по поплавку тыльной стороной ладони. — Броня должна быть раза в четыре тоньше необходимого! И раз они схалтурили с этим, у неё явно нет высокой жаропрочности, какую обеспечивает мастеровой! Гибкость онионной брони должна быть гораздо ниже, чем в норме! Кто знает, производит ли реактор достаточно энергии! Может, они перемещаются с пехотой, чтобы скрыть тот факт, что они не могут двигаться быстрее этой скорости! Если так, второстепенные пушки, наверно, не способны нормально стрелять! Вполне возможно, мы сможем пробить их броню без использования Объекта!!!

Хейвиа на мгновение сохранял молчание.

Должно быть, он обдумывал слова Квенсера. Часть его мыслей, похоже, были сфокусированы на самой зловещей стороне этих прений, типа «что мне сделать, чтобы пережить это?» и «какой выбор мне сделать, чтобы получить максимум пользы?».

Хейвиа наконец открыл рот, чтобы заговорить.

— Если мы кончим тем, что за раз взорвём семь Объектов, мы ведь получим солидную награду?

— Да.

— И мне нужно сделать что-то, что придаст моей жизни импульс, если я хочу поспешить и прибрать к рукам мою знатную семью, вместо того, чтобы тлеть здесь?!

— Если альтернатива в том, чтобы перемещаться от поля битвы к полю битвы, встречаясь с Объектами, не будет ли для тебя лучшим шансом в итоге выжить, закончив всё здесь и сейчас? — пожал плечами Квенсер. — И если мы ничего не сделаем со Ситисликером, он может пересечь Атлантику и появиться в Европе. Я сомневаюсь, что родная страна падёт, но конфликт, который выйдет за рамки «чистой войны», может создать экономический кризис. Простолюдины не единственные, кто пострадает из-за этого. Как будет поживать твоя семья? Как ты можешь быть уверенным в том, что она не придёт в упадок ещё до того, как ты сможешь унаследовать её?

— Будь ты проклят, — выругался Хейвиа. — Ладно. Я сделаю это! Но это в последний раз!!! В этот раз я сделаю достаточно, чтобы стать главой семьи Винчелл! Это конец! Я сыт по горло войной! Я больше никогда не буду ставить на кон свою жизнь!

— Нам нужны колёса. Мы сможем рассчитать их маршрут, используя GPS-карту.

— Слышь, Квенсер. Пустышки ведь побросали тут свои поплавки? Тогда как они намерены пересечь Атлантику?

— Ситисликер, предположительно, владеет оружейной фабрикой где-то поблизости. На восточном побережье острова Виктория должно быть другое подразделение, готовое присоединить поплавки, — Квенсер слегка стукнул по поплавку тыльной стороной ладони. — Я не намерен давать им шанс воспользоваться чем-то таким или атаковать город для проживания иммигрантов. Вот почему мне нужен транспорт, Хейвиа. Мы должны как можно скорее рвануть за Индиго Плазмой.

— Чёрт побери. Где водители? Мне нужен ключ. Только не говори мне, что ключ расплавился от тех выстрелов из низкостабильной плазменной пушки.

— А ты можешь просто завести машину без ключей, как в кино?

— Я бы мог, если бы захотел, но всё будет кончено, если я облажаюсь. Куда проще будет использовать ключ.

Пока они говорили, Квенсер и Хейвиа двинулись обратно в направлении холма, где отдыхали раненные солдаты.

Внезапно прогремели выстрелы.

От поплавков полетели искры, прям спереди от того места, где они были.

(...Тут всё ещё остались пехотинцы из 24го?!)

— Ложись, Квенсер!

Но прежде чем они нашли укрытие, ещё больше пуль полетело в землю аккурат перед ними. Это было очевидное предупреждение. И шло оно не с одного направления. Они не спасутся, если всего лишь припадут к земле.

Квенсер упрямо озирался по сторонам, наполовину присев. Было неясно, был ли там ключ, но недалеко от них располагался 4-х колёсный внедорожник.

В следующий миг внедорожник взорвался, отправляя во все стороны пламя и ударную волну.

Хоть он и был на почтительном удалении, Квенсер инстинктивно закрыл своё лицо двумя руками. Он запоздало понял, что был произведён выстрел из портативной противотанковой ракетницы.

Боевое построение было завершено.

Квенсер не видел для себя никакой возможности нанести ответный удар.

Два парня медленно подняли руки. На первый взгляд поверхность казалась плоской, но на деле на ней были маленькие неровности, словно волны на поверхности океана. Группа из пяти пехотинцев пряталась за этими неровностями.

(У них есть снайперские винтовки для боя на средних дистанциях и портативная противотанковая ракетница. Это плохо, Квенсер. Если мы сделаем какое-нибудь странное движение, следующее, что мы увидим, будет рай. Нам понадобится разрешение, чтобы всего лишь чихнуть, чтобы избежать недопонимания.)

(Что за нелепые униформы? И что важнее, что за модели оружия они используют.)

(Знаю. В этом нет смысла. Почему тут появились Корпорации капиталистов?)

— Ладно, хватит шептаться, вы двое, — сказал один из напавших из Корпораций капиталистов подозрительно весёлым голосом.

Это была девушка со светлыми волосами и коричневой кожей. На вид она была немногим старше Квенсера. Её одежда... была странной. Материал, из которого она была изготовлена, был таким же, как у армейской униформы. Однако её дизайн был схож с формой горничной. У неё даже были кошачьи ушки. Квенсер мог придумать лишь такой вариант, что это был способ посмеяться над врагом, словно рожицы, что рисуют на носах истребителей.

Все пять врагов были девушками одного возраста. Не обращая внимания на Квенсера и Хейвиа, они заговорили между собой.

— Этого хватит на подарок?

— Должно хватить. По крайней мере я надеюсь.

— У нас почти закончились пайки, так что нужно воспользоваться этим шансом.

— Да. Как ни глянь, нам нужно, чтобы они нас спасли.

У Квенсера появилось очень дурное предчувствие касательно предстоящих дел, так что он заговорил со всё ещё поднятыми руками.

— Слышьте, что происходит? Вы кто вообще такие? Что вы пытаетесь сделать?

— Мы — Полевая служба уборки, — с улыбкой ответила светловолосая, темнокожая девушка. — Мы относимся к ЧВК[[|1]]. Вы ведь знаете, что это? Это компании наёмников. Эта одежда... ну, такой был запрос. Это один из недостатков сферы услуг. У нас закончились визитки, так что не просите. ...Однако мы не такая уж большая ЧВК, чтобы осуществлять техобслуживание Объекта. Мы в общем работники, которых выгрузили здесь для небольшой помощи.

— Так вы помешанные на деньгах фрики из Корпораций капиталистов... — выплюнул Хейвиа, но было не похоже, что коричневая дивчина придала этому значение.

— В самом деле, мы пережили массу неприятностей благодаря вашей армии Легитимного королевства, установившей контроль над районом Аляски. Легитимное королевство и Информационный альянс должны были достаточно извести друг друга, чтобы потом мы, Корпорации капиталистов, отправили свой Объект. Но вместо этого вы с лёгкостью победили Информационный альянс и установили контроль над Аляской.

— Вы про то, как наша принцесса сражалась с Охохошкой Раша?

— Хм? Вы используете настолько скучные имена в Легитимном королевстве? ...В любом случае, здешние силы Корпораций капиталистов пришли в лёгкую панику. Какая-то коммуникационная ошибка во время замешательства при крупномасштабном отводе войск привела к тому, что транспортный самолёт, на котором мы должны были быть, улетел без нас. Вы понимаете? Нас бросили! Мы должны были рисковать своими жизнями, пытаясь выжить в окружении врагов, и когда температура не поднимается выше нуля. В этом нет совсем ничего смешного. У нас не было выбора, кроме как самим найти способ вернуться в нашу родную страну. ...Как бы там ни было, мы оказались в небольших неприятностях, потому что у нашего грузовика не хватало топлива до границы. Западная Америка попросту слишком далеко отсюда.

Квенсер цокнул языком.

Он услышал историю о солдатах, оставленных скитаться по району Аляски после того, как провалился отвод войск. Похоже, эти пятеро были из их числа.

Хейвиа заговорил, осторожно выбирая слова.

— ...Если вас устроит горячий суп и одеяло, просто сдавайтесь. Вас временно расценят как военнопленных, но затем может быть осуществлена сделка между правительствами, чтобы позволить вам вернуться в Корпорации капиталистов.

— Сделав это, мы подорвём веру людей в компанию. Мы считаем, что права человека основываются на размере банковского счёта, помните? После этого мы не сможем предлагать свои услуги.

— Тогда что вы планируете делать?

— Уладить с этим, — сказала смуглая девушка, указав на Малыш Магнум в отдалении. Даже если детали были не ясны, даже с такого расстояния было очевидно, что он был повреждён и не мог двигаться. — Вероятно, мы могли бы заставить элитника катапультироваться, выдав себя за солдат техобслуживания, как вы считаете? Нам нужно лишь сказать, что реактор был повреждён, и сейчас он находится в критическом состоянии. Потом мы можем захватить элитника.

— ...Погодите.

— Мы знаем о сложившейся ситуации в районе Аляски. Это последний Объект Легитимного королевства. Семёрка, которой владеют предатели, скоро отправится в Атлантический океан. А что произойдёт потом? Район Аляски будет пустовать. Корпорации капиталистов смогут беспрепятственно вернуться. Чем быстрее это произойдёт, тем лучше для нас. Каждый день и каждый час на счету. ...Наши пайки вот-вот закончатся, и у нас нет гарантий, что мы сможем убить северного оленя, когда нам это понадобится.

(Это плохо.)

Они были из Корпораций капиталистов. Их нисколько не заботила ситуация в Легитимном королевстве.

— ...Просто чтобы убедиться, вы сказали, что знаете о сложившейся ситуации?

— Да. Объявление шло на не зашифрованной передаче. Но это не имеет значения. Среди тех иммигрантов могут быть люди из Корпораций капиталистов, но они сменили национальность по своей собственной воле. Нет причин, по которым мы должны волноваться из-за них. ...И что важнее, беспокойство о них не принесёт нам никаких денег.

Похоже, это последнее заявление было настоящей причиной.

От логики этих наёмников, которые принимают во внимание только деньги и выгоду, Квенсер захотел начистить кулаки. Однако он едва смог удержать себя в руках.

Вместо этого он сказал:

— Вы ведь наёмники?

— Мы ЧВК, так что да. Если хочешь сделать заказ, прошу воспользоваться анкетой на нашем официальном веб-сайте. Графики платежей немного сложны, но не беспокойся. Они рассчитываются для вас автоматически.

— У нас нет времени. Я нанимаю вас прямо здесь. Если я так сделаю, вы ведь будете сражаться за нас? Это всё что нам нужно.

Квенсер ответил серьёзно на её шутливые слова.

— Квенсер! — выкрикнул аристократ по имени Хейвиа в попытке остановить другого парня, но Квенсер не удостоил его вниманием. Он лишь уставился смуглой девушке прямо в глаза.

В ответ девушка поглумилась над ним.

— Хахаха! Ты тупой?! Похоже, ты не знаешь, по каким ценам отпускаются такие вещи, парень! Твоего жалования не хватит, чтобы нанять нас!!!

Улыбаясь, девушка схватила Квенсера за воротник.

Она притянула его к себе, и в её улыбке заиграл некий гнев.

— Мы рассматриваем процветание и экономику превыше всего остального, так что мы ненавидим, когда люди осмеивают деньги. Наша плата — это честная награда, получаемая в обмен на проводимую нами работу. Жалкие мысли о том, что мы снизим её во время кризиса из чувства благородства или справедливости, — это оскорбление. Ты в сущности говоришь, что ценность наших жизней может меняться, чтобы тебе было удобнее.

— Я никогда такого не говорил, — ответил Квенсер, засунув руку в штаны своей армейской униформы.

Смуглая девушка не заметила это, потому что находилась слишком близко к нему. Прочие наёмники отреагировали, подняв стволы своих пистолетов, но Квенсер проигнорировал их и вытащил наружу содержимое своего кармана, а потом бросил в лицо смуглой дивчины. Это была маленькая резиновая коробка.

Следующее, что он познал, было пинком.

Глядя сверху на Квенсера, который свалился на снег, смуглая девка выдала:

— Похоже, ты до сих пор не понимаешь, где твоё место.

— Это ты не понимаешь, — ответил Квенсер с улыбкой. Он указал на маленькую резиновую коробку, у которой во время падения приоткрылась крышка. — Я — важный клиент.

— Стой. Это...

— Я предположу, что кто-то из Корпораций капиталистов типа тебя будет лучше разбираться в таких штуках, нежели я. Или вы чересчур полагаетесь на наличку и электронные деньги и ничего не знаете о драгоценностях? — сказал Квенсер смуглой девушке, которая таращилась на крапинки, разбросанные на снегу. — Это алмазы. Они из военной шахты на полуострове Камчатка. Организация веры скрыла существование алмазов, пока добывала их для нужд своей армии.

— Шарм.

Смуглая дивчина позвала кого-то по имени, и одна из наёмниц вытащила специальную лупу. Она подобрала чистые крупинки, раскатала их по перчатке и посмотрела на них сквозь линзы.

— На вид настоящие. И не похоже, что к ним подмешаны подделки. Полагаю, тут пятнадцать каратов. Их качество тоже неплохое. Отсутствие сертификата — главный довод не в их пользу, но если отмоем их, то сможем получить где-то восемьдесят процентов от их рыночной стоимости.

— Вот что я заплачу вам наперёд. Вы можете просто пристрелить нас и забрать их, но есть ещё два таких же резиновых бокса, спрятанных под камнем рядом с нашей базой техобслуживания. Если поможете нам, я отдам вам оставшуюся часть независимо от исхода операции. ...Какая рыночная стоимость наёмника? Сколько лет потребуется, чтобы столько заработать? Да и вообще, удастся ли вам сделать столько денег, прежде чем помрёте?

HO v03 17

<p class="sdfootnote">1ЧВК — частная военная компания. <p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">— ...

Смуглая дивчина задрожала.

Дрожь явно была вызвана такой позитивной эмоцией, как радость. Это было правдой, что их добросовестность в качестве наёмников будет поставлена под вопрос, если они помогут вражеской нации. Однако это не будет иметь значения, если они получат меньше заказов после, если сейчас они поднимут в два или три раза больше того, сколько они могут надеяться заработать за всю жизнь. В Корпорациях капиталистов права людей определены размерами их банковских счетов, а раз так, сколько нужно денег, чтобы попросту уйти в отставку и жить беззаботной жизнью?

— Раньше ты сказала, что ваша плата — это честная награда, выдаваемая в обмен на работу, которую вы проводите. Всё именно так. Вот почему мы приготовили так много. Что будешь делать? Примешь наш заказ?

После того, как Квенсер выкрикнул последние слова, смуглая дивчина опустилась на колени, сцепила руки перед лицом и дала ответ с блеском в глазах.

— Нужно было сказать это раньше, хозяин!

Глава 8

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">Небольшая ЧВК Корпораций капиталистов, которая специализируется на зачистке поля боя, использовала десятиколёсный бронированный грузовик. Внутри него было довольно много места, но он не мог совершать резкие повороты. В приоритете у данном модели, похоже, была транспортировка войск, а не подавление врага с помощью установленных огнестрельных орудий.

Квенсер слегка насупился, когда зашёл в него.

— ...Пахнет, как комната девушки.

— Заходи, заходи! Я извиняюсь за беспорядок, но мы покажем вам нашу лучшую гостеприимность! Шарм! У нас ещё остался чай?!

— Не осталось ничего, что не использовалось бы по два раза. Мы пьём воду, получаемую из растопленного снега, а из пайков делаем тязукэ.

— Ты бесполезна. Ох, простите меня. Забыла упомянуть, но меня зовут Вайдин Аптаун! Мы сделаем всё, начиная с разведки и прикрывающей бомбардировки и заканчивая массажем плеч и чистки ушей!

— Я-ясно. Ну, в основном, вы нужны, чтобы доставить нас к городу для проживания иммигрантов.

Чересчур широкая улыбка Вайдин заставила Квенсера немного отпрянуть назад. Как он и заказал, Вайдин позвала водителя, и грузовик тронулся. Затем подал голос Хейвиа с ухмылкой на лице.

— Слышь, Квенсер. Если они готовы сделать что угодно, мы могли бы получить всё, что можем. Думаю, мне понравилась бы чистка ушей, пока моя голова будет лежать у неё на коленях!!!

Улыбка исчезла с лица Вайдин.

— Не желаю ничего слышать от тебя. Иди забейся в угол.

— ...Почему ты относишься ко мне по-другому?

— Потому что он является клиентом, который должным образом заплатил нам, а ты — кусок дерьма, от которого мы не получили ни единого центаТы должен быть благодарен, что мы позволили тебе зайти на борт.

— Ладно тогда! Я не буду ничего от вас ждать! Но знайте вот что: я отношусь к тем, кто получает кайф, когда девушка смотрит на него холодным взглядом! — когда Хейвиа начал дуться, он внезапно кое-что понял. — Стой, разве мы не могли использовать Топор вместо алмазов, чтобы заключить контракт с этой ЧВК? Каждый грамм должен быть дороже, чем грамм платины.

— Это такой дорогой катализатор, который используется при его изготовлении. Готовая взрывчатка не стоит так много, — с кондачка сказал Квенсер, после чего сменил направление своих мыслей.

Его мысли обратились к 24му Мобильному батальону техобслуживания и его семи Объектам.

— Что такое?

— Знаю, это немного запоздало, но я думал о сложившейся ситуации. Может, я и нанял вас за те алмазы, но это будет трудная битва, — вздохнул Квенсер. — Шесть Объектов из семи, вероятно, пустышки, которые ниже Поколения 0,5, но они всё равно могут использовать свои главные пушки. А Индиго Плазма — это реальный Объект второго поколения. Это настоящее монструозное орудие.

— Если подумать, — вмешался Хейвиа, скользнув взглядом по Вайдин. — Даже если это бюджетные пустышки, откуда они достали элитников, чтобы пилотировать их? Или они заставили обычных солдат управлять ими?

— Хм? Вероятно, это стратегический ИИ, не элитники, — сказала Вайдин.

— Что?

Квенсер нахмурился, и Вайдин подозвала одну из своих сослуживцев.

— Лемиш, объясни это нашему клиенту. Воспользуйся экраном, чтобы упростить дело.

— Ладно, — девушка-наёмник с косичкой села рядом с Квенсером и показала ему хендхелд. — Эти красные стрелки показывают действия шести Объектов, когда они отправились к берегу. Вы видите у них общую черту?

— Они движутся по неестественно прямой линии... Хотя это может быть связано с тем, что они сохраняют построение.

— А это их лидер, Лили Мария... или Индиго Плазма, как, я полагаю, вы его называете. Взгляни на кольцо вокруг него. Как только шесть пустышек вошли в пределы пятикилометрового радиуса вокруг лидера...

— Их действия... меняются?!

— Они переключились на гораздо более плавные движение, чем могут показать живые существа. Похоже, обычно они пилотируются стратегическим ИИ, но лидер может вручную управлять ими, чтобы делать корректировки. ...Если бы это не было неожиданной атакой, Объект в море не удалось бы уничтожить так просто.

— Так они могут включать и выключать автоматический и ручной режим. Сперва Информационный альянс, а теперь Объекты 24го. Разработка стратегического ИИ в будущем точно станет популярным делом, — Квенсер поглядел на Хейвиа. — Если пустышки в самом деле используют стратегический ИИ, мы можем использовать Список Ангелины, чтобы остановить их, как мы сделали с Рашем Информационного альянса.

— Слишком много неувязок, — таков был негативный ответ Хейвиа. — Элитница Раша была сфокусирована исключительно на принцессе. Вот почему мы могли свободно перемещаться. Но сейчас совсем другое дело. Если мы пересечём местность, их главные пушки могут отправить нас в воздух. К тому же в прошлый раз нам повезло, что по округе были разбросаны останки Объекта.

— Активные Сани затонули в море, но как насчёт Снежнотряски?

— Слишком большая разница в количестве, — раздражённо выдал Хейвиа. — У Водомерки было восемь главных пушек. На деле я использовал три из них. Мы использовали три куска металлолома от одного Объекта. Обломки превышали числом Объекты. ...Другими словами, у нас всего один кусман против шести пустышек и Индиго Плазмы. Даже если мы сможем задействовать на полную обломки Снежнотряски, их ИИ не расценит это как угрозу. Они просто окружат обломки и разнесут их на куски для уверенности в том, что он больше не сможет функционировать.

— Ну-ну, — вмешалась откуда ни возьмись Лемиш, чтобы прервать негативные мысли Квенсера и Хейвиа.

Затем она направила разговор в том направлении, в котором хотела.

— Что важно, это расстояние в пять километров, с которого возможно вручную корректировать ИИ. Скорее всего, для беспроводного управления используются инфракрасные или электромагнитные сигналы. И если так...

— ...Я понял. Это значит, мы сможем использовать это себе на пользу, если подберёмся настолько близко.

— Сэр, наша ЧВК имеет полный ассортимент оружия, амуниции, провизии, коммуникационного оборудования и оборудования радиоэлектронного подавления.

Вайдин пнула большую пластиковую коробку, и наружу вылетела куча огнестрела.

Она улыбнулась и сказала:

— Если вам что-то нужно, просто скажите нам.

— Даже если большинство из них — пустышки, это всё равно построение из семи Объектов, один из который является вторым поколением. При этом Прайзвелл Ситисликер сумасшедший. Он не будет сдерживаться, даже если мы поднимем белый флаг. Как только вы выступим, мы не можем сдаться на полпути.

— Мы будем делать что угодно, пока ты нам платишь. И ты уже предоставил нам достаточно.

Глава 9

<p align="JUSTIFY" style="text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">



<p style="text-align: JUSTIFY; text-indent:0.99cm;line-height:0.5cm;">Аями Черриблоссом, шеф техобслуживания Объекта 37го Мобильного батальона, остановила внедорожник и спрыгнула на землю.

К Аями обычно отсылались как к пожилой леди из бригады техобслуживания.

Изначально она была из Корпораций капиталистов.

Установка, что ценность чего-либо основана на экономике и деньгах, глубоко засела в её сердце, и она не видела ничего неправильного в том, что порядок распределения прав людей основывался на размере их банковского счёта. Даже когда она обучалась техобслуживанию Объектов, она не испытывала никакой гордости за эти действия сами по себе. Она испытывала гордость за ту прибыль, которую ей приносили её действия.

Когда она впервые узнала о действиях своей дочери и зятя, она искренне подумала, что они дураки. Разговоры о поставке сельскохозяйственных продуктов в поддержку зон, где не хватает еды, могут заставить людей прослезиться, но в этом больше нет никакой другой ценности. Подобное занятие является не более чем пустой тратой денег на нечто такое, что не принесёт прибыли. В Корпорациях капиталистов даже маленький ребёнок, который ещё не начал ходить в школу, должен сказать тебе, что это пустая трата денег.

Когда дело дошло до того, что за свои действия её дочь и зять стали преследоваться Корпорациями капиталистов, Аями врезала своей собственной дочери. Но потом она схватила её за руку. Она не могла бросить их. Она поняла, что эта преданность делу, лежащая за гранью экономики или денег, могла быть частью того, что заставило эту парочку заняться сельскохозяйственными поставками.

Они не могли оставаться в Корпорациях капиталистов. Они должны были бежать в какую-то другую страну. Осуществляя тот побег, она стала отчётливо ощущать присутствие гигантов в лице мировых держав.

И это ушло далеко за грань понимания того, насколько огромной была тень, отбрасываемая Корпорациями капиталистов.

Она также поняла, что Легитимное королевство, куда они убежали, отбрасывает такую же огромную тень.

Даже если конечная цель была достигнута, их ждала отнюдь не счастливая жизнь.

Повернут ли они обратно или продолжат идти по намеченному пути, их будут ждать лишь трудности.

Но...

Чем больше её попирали эти гиганты, тем сильнее нарастало это чувство внутри неё.

Она решила любой ценой защищать свою семью от тех больших теней.

И она воспользовалась бы для этого даже армией или Объектами.

— Шикибу! Иэказу! Вы там?!

Старая леди выкрикнула какие-то имена, остановившись перед семейным домой. Даже в пределах этой особой зоны города это квартирное здание отличалось от остальных по соседству. Это было бледное панельное здание, как и прочие, но вот это было достаточно высоким. В нём в избытке присутствовали лифты и самозапирающиеся двери. В стенах и полу использовалась двухслойная теплоизоляция, обычно применяемая в окнах. Здание было сделано из панелей из-за нехватки ресурсов. Целый город был построен в таком ключе, так как не было другого выбора. Именные пластины и указатели были написаны на смеси из хираганы, катаканы, кандзи и других письменностей, каждый из которых смотрелся неуместно в Легитимном королевстве. Это как раз было тем, что раздражало Прайзвелла Ситисликера.

Старая леди назвала имена своей дочери и зятя, но не получила ответ. Однако у неё не было времени, чтобы ждать. Она поднялась по лестнице на третий этаж и направилась к конкретной двери.

В то же время её дочь, Шикибу, открыла парадную дверь.

Темноволосая женщина 27-29 лет выглядела потрясённой до глубины души, когда увидела старую леди.

— Что ты тут делаешь, матушка? Я думала, ты не получишь отпуск до...

— Иэказу здесь? И что с Орихимэ, моей внучкой?!

— Разумеется, нет. Сейчас середина недели. Папа на работе, а дочь в начальной школе. Честно, неужели из-за работы в армии ты разучилась определять день недели?

— Свяжись с ними, — сказала старая леди, словно её терпение вот-вот лопнет. — Быстрее!

— Что? Что? Эээ? Если ты приезжаешь поиграть, тебе следует оповестить заранее, матушка.

Старая леди пропихнулась в дверь и взяла трубку домашнего телефона, расположенную недалеко от входа. Она вспомнила номер, который предварительно запомнила, но...

— Плохо дело. Телефон не работает.

На миг она подумала, что 24ый перерезал телефонные линии, но дело было не в этом. Обстановка на её глазах становилась шумной. Объекты были в высоту больше пятьдесят метров, так что их приближение можно было увидеть даже издалека.

— Должно быть, телефонные линии перегружены.

— Что происходит? — спросила Шикибу, моргая. — Телевизор внезапно переключился на тестовую передачу, и не получается выйти в интернет, какую бы страницу я ни грузила. А мне нужно проверить рецепт к обеду.

— Родная страна, наверно, отрезала их, чтобы предотвратить панику. Они обрезают всё, начиная с самых толстых линий. Даже если он не перегружен, мы вряд ли сможем воспользоваться телефоном.

— ?

— Шикибу, оставайся спокойной и слушай, что я скажу.

— Ты единственная, кто тут паникует.

— Здесь скоро появятся несколько Объектов, — сказала старая леди техобслуживания так медленно, как она только могла себе представить. — Это построение, сформированное из Индиго Плазмы и других шести Объектов. Армия Легитимного королевства не может остановить их! Мы должны как можно быстрее уходить отсюда! Эти монструозные орудия национального уровня вскоре превратят это место в море огня!

— Эээ? Подожди... — улыбнулась Шикибу. Ей ещё предстояло покончить со своей дурной привычкой, оставшейся с японских островов. — В каком смысле скоро появятся Объекты? Я ничего не слышала про парад.

Старая леди проигнорировала её и вытащила свою рацию.

Она настроила её на армейскую частоту и просто-напросто прибавила звук.

— Поспешите с ремонтом Малыша Магнума! Никто не требует от вас полного восстановления! Нам нужно, чтобы хотя бы одна главная пушка была в рабочем состоянии. Соединение Индиго Плазмы направляется к городу иммигрантов, пока мы говорим. Если мы слишком промедлим, мы не нагоним их!

Шикибу продолжала улыбаться.

Она начала дрожать, всё ещё улыбаясь.

— Где Иэказу и Орихимэ? — спросила старая леди с серьёзной экспрессией. — Нам нужно хватать их и бежать из города, прежде чем появятся семь Объектов! Ты должна собраться. У тебя десять минут!

— Подожди. Что происходит?! Что происходит?!

— По-твоему, у меня в самом деле есть время всё объяснять?!

— Нам нужно сказать соседям... Нет, не только им! Нам нужно рассказать всем в квартирах... нет, всем в городе, чтобы они убегали!

Шикибу после этого внезапно прекратила говорить.

Старая леди дала ей пощёчину.

— Мы не можем. Нам никак не сделать это во время. Даже если они воспримут нас всерьёз, это лишь приведёт к всеобщей панике и перегруженности на дорогах. Все виды транспорта застопорятся, и никто не сможет убежать.

— Так ты говоришь, что нам следует бросить их?!

— Проклинай меня сколько влезет, — испытывая на себе подобный взгляд дочери, старая леди сделала по направлению к ней вызывающий шаг. — Но я защищу свою семью. Я сделаю всё, чтобы сделать это. Если это может создать трудности для твоего побега, я готова оставить на смерть целый город.

— Ты не можешь...

— Тогда, ты желаешь бросить Иэказу и Орихимэ? Если они узнают правду, каждый живущий рядом будет драться за любой автомобиль, который они смогут найти. Как только это произойдёт, никто уже не сможет забрать тех двоих. Не говоря уже о том, что мы сами не сможем убежать! Ты пойдёшь на это?! Ты желаешь пожертвовать своей собственной семьёй, чтобы спасти совершенно незнакомых людей?!

— ...

— Я — нет. Вот почему я пошла на то, что сбежала из своего подразделения, чтобы прийти сюда. А что насчёт тебя? Ты готова смириться, что Иэказу и Орихимэ будут сожжены дотла? Я знаю, на что способен тот Объект. Поверь мне, когда я скажу следующее: бомбардировка Объекта неумолима. Они не оставят после себя даже трупов, которые понадобится хоронить.

Не проронив ни слова, Шикибу один раз ударила по стене.

Громкий звук заткнул старую леди, и Шикибу быстро направилась в комнату. Похоже, она ушла, чтобы вытащить чемодан из шкафа.

У них не было времени.

Внутри города уже началась паника.

Если они не предпримут действий до того, как произойдёт серьёзное нарушение транспортного сообщения, они окажутся заперты в городе. Если это произойдёт, они окажутся в зоне бомбардировки семи Объектов.

Где-то через пять минут Шикибу вернулась на лестничную площадку.

— Я готова.

— Пошли.

— Думаю, я делаю нечто ужасное.

— Не взваливай на себя эту ношу. Это мой грех. Те семь Объектов должны быть остановлены моим подразделением.

У них не было времени ждать лифт. Они воспользовались лестницей, чтобы быстро направиться к первому этажу, где они забрались в армейский внедорожник. Резина покрышек заскрипела по дороге, когда они выехали.

— Кто ближе, Иэказу или Орихимэ?

— Папа должен быть ближе. Но не слишком большая разница. Они оба в пяти километрах отсюда.

— Тогда начнём с Иэказу. Скажи, как добраться до его компании.

Она вела внедорожник, игнорируя светофоры и полосы одностороннего движения. Однако никто не беспокоился. У всех были свои заботы. Паника уже началась. Если бы они остановились на красном свете, люди наверняка попытались бы забраться к им через окна.

— Как такое могло произойти? — бормотала Шикибу.

Старая леди игнорировала её и продолжала зажимать педаль газа.

Иэказу работал в средней компании по выпуску мужской одежды. Компания арендовала часть двухслойного панельного дома.

— Как мы позовём его?

— Даже если внешние линии оборваны, внутренние должны работать. Где в этой компании стол регистрации?

— На первом этаже есть общий стол регистрации. Посетители к любым арендаторам делают запрос у внешнего оператора и...

— Тогда иди туда. Придумай что-нибудь, типа ты забыла отдать ему бенто или что ещё. Просто попроси их предоставить тебе внутренний телефон. Заставь Иэказу спуститься на первый этаж и веди его сюда.

— А что насчёт тебя, матушка?

— Если мы обе уйдём, внедорожник могут украсть. Иди ты. Или ты настолько сильна духом, что сможешь уберечь его от воров?

Говоря это, старая леди вытащила что-то из места рядом с рычагом переключения передач. Это был армейский пистолет-пулемёт Легитимного королевства.

Шикибу побледнела и несколько раз кивнула, после чего выбралась из автомобиля и побежала к общему столу регистрации на первом этаже.

Старая леди некоторое время наблюдала за Шикибу сквозь прозрачные автоматические двери.

Наконец, Шикибу вернулась с мужчиной, одетым в костюм. Как и подобает работнику, он был одет в мужскую одежду, производимую его компанией. Старая леди слегка цокнула языком, увидев робкого мужчину.

— Ты потратила слишком много времени.

— Я слышал в целом о ситуации, но... — начал мужчина.

— У нас нет времени, чтобы обсуждать это, — сказала старая леди, вдарив по педали газа и вновь дёрнув транспорт с места. — Я не представляю, почему мы должны позволить Орихимэ умереть.

— ...

Замешательство продолжало распространяться по городу всё быстрее и быстрее. У старой леди не было идей касательно их мыслей, но какие-то придурки даже развели костры на некоторых зданиях. Она видела чёрный дым на расстоянии. Она сомневалась, что в начальной школе было что воровать, но она почувствовала неприятную тяжесть в груди. В городе больше не было безопасного места.

— Ты едешь слишком быстро! Притормози! Ты собьёшь кого-нибудь! — кричал мужчина.

— Заткнись, кретин!

— Вааа!!! Тот человек что-то кричит. Погоди, что он сюда направляет? Это пистолет!

Старая леди проигнорировала его и зажала газ ещё сильнее. Стрелка спидометра совершила резкий скачок. Прогремело несколько холодных выстрелов, но автомобиль получил лишь царапины. Стрелявший человек, похоже, не собирался ни в кого стрелять.

Они приехали к начальной школе.

Они въехали прямо в передние ворота, сделали резкий поворот к учительской парковке и быстро остановились. Похоже, занятия уже были отменены, но детей не выпустили на улицу. Они видели множество лиц, выглядывающих из окон. Они все были наполнены тревогой.

Оценив беспорядки в горо