ФЭНДОМ


Heavy object (Ранобэ, Том 1)
HO v01 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) ヘヴィーオブジェクト
Название (англ.) Heavy object
Название (рус.) Тяжелый объект

Номер 1
Автор Казума Камачи
Иллюстратор Рё Нагай
Команда RuRa-team
Перевод Rindroid
Редактирование Натка
Работа с иллюстрациями Eragot

Samogot

Дата публикации 10 октября 2009
Количество страниц 371
Персонажи на обложке Милинда
ISBN ISBN 978-4-04-868069-1
Выпуски
Ссылки

Вики-статья

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Стартовые иллюстрации Править

ПрологПравить

В итоге, войны не закончились.

Даже в эту эпоху, – когда технический прогресс достиг каждого уголка Земли, когда с помощью мощных лазеров с лёгкостью отправляют шаттлы в космос, а самые влиятельные люди имеют личные виллы на Луне, – не было придумано ничего, что могло бы устранить барьеры между сердцами людей. И хотя компании, снабжающие население цифровым «комфортом» и «спиритизмом», уже перестали быть редкостью, – способ устранить из менталитета людей черты, провоцирующие раздоры, так и не был открыт.

Стало вызванное новым видом вооружения изменение в правилах войны спасением для человечества или ступенью в его падении?

Что ж, кое-что изменилось.

Люди, забывшие себя в абсурдной тяге к убийствам, тоже изменились.

А поблагодарить за это надо гигантское оружие, названное Объектами.

Размер корпуса этих гигантских боевых машин  составлял более пятидесяти метров, а огромные пушки делали его ещё массивнее. С появлением Объектов военные учебники были полностью переписаны: большие группы вооружённых солдат перестали убивать друг друга  на поле боя напрямую – вместо этого первоочередной задачей стало доставить на поле боя мощнейший Объект  в его лучшем состоянии.

Танки, истребители и прочие шестерёнки старой войны окончательно превратились в пережиток ушедшей эпохи.

Обычные пулемёты, дробовики и ракеты  стали теперь не более чем пугачами.

Они лишь помогали  демонстрировать сокрушительное превосходство Объектов.

Когда некая островная держава представила публике первый образец этого оружия, мир содрогнулся от страха. Четырнадцать стран-союзников одновременно предприняли внезапную атаку на прототип Объекта... и Объект истребил всех напавших. В финале схватки с другой стороны Тихого океана даже был произведён запуск ядерной ракеты... и иллюстрация  махины, которая, даже будучи наполовину расплавленной, словно мороженое под лучами палящего солнца, продолжала истреблять войска союзников,  навеки вошла в каждый учебник истории.

Вышеупомянутая островная держава продолжала занимать лидирующее место в производстве Объектов, и скоро уже всем стало ясно, что появление столь мощного оружия полностью изменит картину мира.

Неудивительно, что Объекты стали синонимом войны.

Что же случилось дальше?

Часть 1. Лилипуты, пленившие Гулливера. Битва в снегах АляскиПравить

Глава 1Править

В итоге, война превратилась лишь в битву между Объектами. Солдат из плоти и крови, носящийся вокруг с судорожно сжатой винтовкой в руках, не имел никакого значения. Даже если отправить десятки или сотни тысяч бойцов, тысячи танков и истребителей, это пятидесятиметровое чудище истребит их всех, даже не заметив. Некоторые из Объектов были способны двигаться и после прямого попадания ядерной ракеты, или даже двух, – так что пытаться атаковать их было форменным безумием.

Вот почему враждующие стороны целиком и полностью положились на Объекты. Свалив всю чёрную работу на этих монстров, они могли неторопливо наблюдать за битвой издалека.

Вот почему восемьсот солдат, заполонившие базу, которая выполняла функцию техобслуживания, бездельничали, вместо того чтобы находиться в центре битвы.

Хоть эта зона и называлась базой, её единственным назначением было эффективное техобслуживание Объектов и обеспечение их успешной отправки в бой. Солдаты из плоти и крови должны были лишь оберегать Объекты во время недолгих процедур, проводимых здесь, – за это они получали звание героев, сражающихся за свою страну, не думая о своих жизнях.

Пока рядом были Объекты, солдаты находились в полной безопасности.

Объект, защищающий их здесь, походил на огромное дерево, приносящее урожай из чистого золота. Он нуждался лишь в присмотре, а сам тем временем истреблял врага за врагом. Солдаты в один голос утверждали, что всё это — результат совместных действий всей базы и потому всем им полагается награда. В результате на их банковские счета капали огромные суммы, выделенные из средств налогоплательщиков.

В действительности же война велась исключительно за счёт Объектов.

Наличие Объекта в непосредственной близости служило гарантией жизни и будущего солдат.

Вот почему на базе поднялась такая паника среди зрителей, наблюдавших душераздирающее зрелище того, как их Объект был охвачен пламенем и взорвался.

В нынешнюю эпоху война была лишь битвой между Объектами. Это означало, что всегда существует вероятность краха своего Объекта, потому что у вражеской стороны тоже имеется свой Объект.

Снежная буря Аляски ухудшала обзор, но они отчётливо видели бушующее пламя и чёрный дым.

Механизм катапультирования выплюнул наружу пилота-элитника, однако никого больше не волновала жизнь ставшего бесполезным неудачника. В их мыслях закрутились гораздо более важные вещи. Это можно повторять сколько угодно: в настоящее время война ведётся исключительно между Объектами. Выстроившиеся в ряд танки, истребители и прочая военная техника из прошлого с лёгкостью уничтожается пятидесятиметровым чудовищем, именуемым Объектом.

Теперь, когда их Объект уничтожен, вражеский Объект может перемещаться беспрепятственно. А означает это одну простую вещь.

Их всех убьют.

Несметный поток огня из пушек отправит их плоть, кости и внутренние органы в далёкий полёт, разбивая вдребезги всякую надежду.

Им не осталось других вариантов, кроме как бежать. И даже если они без колебаний пустятся в бегство, будет чудом, если хотя бы каждый десятый солдат базы останется жив. Ни один из них не вспомнил основной приказ, действующий внутри армии — оставаться на своих местах и держать оборону.

Бесчеловечная игра в салки началась.

Нелепая игра в догонялки между монстром высотой пятьдесят метров и мелкими людишками.

Глава 2Править

Днём ранее парень по имени Квенсер перелопачивал снега Аляски... Сейчас он находился в зоне обслуживания гигантских Объектов. Телосложение Квенсера было совершенно не таким, какое обычно свойственно для солдата. Проще говоря, Квенсер не обладал той мощной мускулатурой, которая столь необходима для солдата. Он больше походил на невзрачного школьника в какой-нибудь безопасной стране. При этом, казалось, он мог бы сам выбирать себе пол, одевая то штаны, то юбку.

И действительно, первое впечатление не было столь уж ошибочным.

Руки Квенсера, держащие черенок снеговой лопаты, дрожали от изнеможения и боли.

— Вот чёрт! Какой грёбаный толк от этой работы?! — человек, выпаливший это и бросивший затем свое занятие, был настоящим солдатом и стоял рядом с Квенсером, с которым познакомился на этой базе. Квенсер удивлённо взглянул на молодого вояку, чья лопата только что улетела в снег. — Существует куча родов войск. Вот я — специалист по радарам, который проверяет характеристики вражеского Объекта в поисках уязвимости. Я вступил в армию не для того, чтобы разгребать лопатой снег!

Этого солдата-интеллигента звали Хейвиа. Квенсер так и не смог влиться в атлетичную армейскую среду, но вот с этим пареньком он чувствовал себя лучше, чем с кем-либо ещё.

"Что ж, мы ведь одного поля ягоды..." – пришло на ум Квенсеру, и он заговорил:

— Не то чтобы были какие-то другие варианты. Все боевые задачи возложены на Объект, но люди, живущие в безопасном тылу, не хотят платить налоги, не наблюдая при этом, что каждый солдат занят делом. Я смотрел гражданский канал новостей и видел, как советник Флайд горланил о снижении налогов в ходе своей предвыборной кампании.

— Какое важное занятие, — буркнул Хейвиа. — Даже домашние дети знают, что расчищать от снега взлётно-посадочную полосу – абсолютно бесполезная трата времени. Понимание того, что это всего-навсего показуха, напрочь убивает во мне желание заниматься подобной ерундой.

— Верно, истребитель ничего не способен сделать Объекту. Во время учебного боя он уничтожил 1500 штук, и я уверен, что на самом деле это число куда больше, просто они устали считать, — Квенсер воткнул лопату в снег и оперся на ее древко обеими руками. — В конце концов, Объект оснащён противовоздушными лазерами, которые питаются от мощного реактора. Истребители могут быть в два-три раза быстрее звука, но они не могут быть быстрее света лазера. В тот миг, когда Объект нацелился на истребитель, ему приходит конец. Я слышал, что упомянутые в истории бронированные боевые единицы спасались за счёт пыли и грязи около поверхности, искажавшие луч лазера. Но  истребители носятся на большой высоте, где нет ничего подобного.

— Эти пятидесятиметровые монстры сохраняют боеспособность даже после ядерного удара. Истребитель для них —  не более чем птичка или комар. Очистка взлётно-посадочной полосы —  пустая трата сил.

— Ага, я слышал, что пилоты-асы даже остаются в своих кабинах в режиме ожидания, так что они могут расслабиться и слушать радио. Но я сомневаюсь, что даже бронированные танки могут что-то сделать... И касательно выравнивания этой полосы. Разве они не могут прицепить здоровенный ковш к бронированному грузовику и расчистить этот снег в один присест?

— Какой же хернёй мы тут занимаемся...

— Что ж, я всё равно предпочитаю это сражениям.

— Это прозвучит не совсем по-солдатски, но тут я с тобой согласен, — сказал солдат Хейвия, старательно уклоняющийся от возложенных на него обязанностей, обращаясь к парню гражданского происхождения. — Мы можем просто оставить сражения Объектам. Терять свою жизнь на поле боя уже не дело. Нам остается лишь смотреть издалека на то, как Объект возвращается с победой в качестве сувенира. Люди вроде нас уже никак не связаны с битвами.

— Ты ведь аристократ, Хейвиа?

— Ага, так что я должен был попасть сюда и стать «почётным солдатом», чтобы доказать своё достоинство, столь необходимое для будущего главы семьи. В общем, если я перетерплю три года на этой базе, оставшуюся часть жизни буду проживать в огромном особняке и крутить шуры-муры с многочисленными горничными, — в противоречие своим словам, Хейвиа не выглядел довольным.

Было похоже, что мысль о подобном мирном существовании не делала его счастливым.

— Ты говоришь так, словно это что-то плохое.

— Да. В отличие от тебя, Хейвиа, я простолюдин. Я должен быть уверен в том, что найду работу. Вот почему я прибыл сюда в качестве студента.

— Ты надеешься стать проектировщиком Объектов?

— С учетом сложившейся обстановки, это будет самый короткий путь к финансовому благополучию. Если я останусь здесь на три года, то получу лучшее образование, какое только может быть. После этого я начну грести деньги лопатой и стану считаться «святым, что помогает героям», буду создавать Объекты и продавать их этим самым героям.

— Полевые студенты, добившиеся успеха, ценятся очень высоко, потому что на их пути всегда много препятствий. Я слышал, что поскольку они не проходят боевой подготовки, как солдаты, они отсеиваются как мухи из-за полевых болезней и рабочих перегрузок. Подобные истории напоминают мне, что мы всё-таки на поле боя.

— Кстати об этом, а ты проходил боевую подготовку, Хейвиа?

— Ага, после призыва я прошёл через старомодные тренировки. Похоже, что за те пять месяцев они хотели нарастить нам мышцы и привить дух товарищества, но вот только ничего хорошего из меня не вышло. А так как у меня не было ни одного настоящего сражения со времени моего назначения сюда, то даже мои навыки рукопашного боя покрылись слоем ржавчины.

— Я безмерно счастлив жить такой жизнью, в которой забываются боевые навыки.

— Не к лицу такое говорить солдату, но скажу это ещё раз, я с тобой согласен, — начав уставать от этой темы, Хейвиа переключился на другую. — Эти сбалансированные пайки, что выдают военным, только и могут, что вызывать отвращение. Каким местом думали люди, создававшие их? ...Наш хавчик стоит дороже, чем обычное мясо, но на вкус какая-то тошниловка. У меня нет сил  есть такое.

— Разве они не специально сделали эту еду безвкусной, чтобы никак не повлиять на «боевой дух» в рядах солдат, пристрастия которых в еде могут сильно различаться? Вкусы разные, и они не могли угодить всем.

— Вместо этого они сделали еду, которую  все наоборот будут ненавидеть? Нахер это надо?!

— Эта еда оплачивается из карманов налогоплательщиков, так что грех жаловаться. Хотя я полностью согласен: гораздо лучше было бы поймать оленя и зажарить его с солью на костре, — выпалил Квенсер. Услышав такое, Хейвиа застыл на месте с открытым ртом, взирая на Квенсера преисполненными восхищения глазами.

— Вот так студент на военной базе... Да ты просто гений!

— Эй.

— Ты прав. Раз у нас нет нормальной еды, мы должны сами её поймать.

Глава 3Править

Итак, Хейвиа отбросил лопату в сторону, прихватил винтовку и ушел с базы. Хвойный лес, как будто выступающий из снега, окружал базу со всех сторон. Это была дикая местность, где водилось столько дичи, что хватило бы на сотню голодных Квенсеров.

Хейвиа пытался уговорить Квенсера идти вместе, но тот опустил всученную винтовку:

— Давай вернёмся. Если офицеры об этом узнают, то отправятся за нами. Я как будто слышу их причитания на тему того, что нам не хватает любви к животным.

— Да забей, я же знаю, что ты предпочитаешь сочное мясо этим армейским пайкам, которые на вкус как вазелин. И я не понимаю, с какой стати они должны нас порицать за застреленное животное, воздавая при этом почести за убитого вражеского солдата.

— Потому что пули не бесплатные, они куплены за деньги налогоплательщиков. И держу пари: они будут не в восторге от пустой траты боеприпасов, — объяснил Квенсер. Но Хейвиа и ухом не повел – он всё больше и больше углублялся в густой лес, следуя по следам оленя на снегу.

"Я не собираюсь идти за ним..." Квенсер закинул винтовку за спину и уселся на ближайший камень. Слегка повернув голову, он принялся созерцать базу технического обслуживания. Его взору представал  не ряд укреплённых каменных зданий – зона базы, к которой был прикреплён Квенсер, являлась мобильным подразделением, так что состояла она из скопления огромных тяжеловозов. Эти грузовики, составляющие базу, были больше самых больших грузовых автомобилей с прицепами. Комнаты солдат, радарная контрольная вышка и всё остальное находилось на борту этих гигантских тяжеловозов. Даже площадка для технического обслуживания Объекта была собрана из нескольких выстроившихся в ряд огромных, многометровых грузовиков.

Такова была ещё одна особенность новой войны, вызванная появлением Объектов. Вместо укрепления одной позиции с военной точки зрения стала куда более выгодной возможность без промедления доставить Объект к нужному месту.

Глядя на конструкцию базы нового поколения, Квенсер погрузился в размышления: "Мои вышестоящие офицеры, небось, сейчас теплятся в своих декорированных комнатках, потягивают кофе и ожидают возвращение Объекта".

Однако накопившаяся злоба никоим образом не спасала от сурового ветра Аляски, вдобавок Хейвиа был совершенно прав насчёт того, что Квенсер порядком устал от простого и безвкусного пайка.

Квенсер пошарил в карманах своей армейской униформы, к которой до сих пор не мог привыкнуть, и вытащил из кармана комплект для выживания, полученный вместе с армейским ножом, которым он совершенно не умел пользоваться. В комплекте было всё необходимое для остановки кровотечения, а также предмет для разжигания огня и ловли рыбы. "В эпоху, когда со всем разбираются Объекты, это всего лишь пустая трата средств".

В сложенном состоянии удочка была в длину не больше шариковой ручки, однако стоило её вытащить, как она удлинялась до пятидесяти сантиметров и походила на удочку для ловли вакасаги. Вот только сделана она была из углеродного чего-то там, потому её прочность и гибкость была исключительной. Вместо наживки в комплекте было несколько видов приманок. Похоже, что создатели этой штуки стремились полностью избавить солдата от необходимости использовать живую наживку.

Квенсер немного побродил по округе, набрел на извилистый ручей, разломал лёд, покрывающий поверхность воды, и опустил туда леску.

— Да уж, сегодня по-настоящему тихий денёк, — пробормотал он, не придавая никакого значения тому, что находился сейчас на передней линии боевых действий.

Глава 4Править

Однако студенты-новички не умели должным образом управляться с комплектом для выживания. Сложно было сказать, способен ли Квенсер поймать рыбу даже с помощью подходящей удочки, потому не было ничего удивительного в том, что он так ничего не поймал, сколько бы ни ждал.

Он услыхал прерывистые звуки ружейной пальбы где-то вдали.

Разумеется, то был не вражеский солдат, ошивающийся в этих местах; это был Хейвиа, гнавшийся за оленем в надежде подстрелить его к ужину. В этот день и эту эпоху сама мысль, что вражеский солдат из плоти и крови попытается атаковать базу, на которой находился Объект, казалась чем-то невообразимым. Все равно как попытаться вскрыть ядерное убежище с помощью напильника.

Стоило Квенсеру подумать об этом, как сзади под чьими-то ногами захрустел снег.

— Что здесь происходит?

Квенсер обернулся и увидел девушку, стоявшую с озадаченным лицом. Она выглядела лет на четырнадцать и на первый взгляд подходила для армии ещё меньше, чем полевой студент Квенсер.

У неё были пушистые светлые волосы, доходившие до плеч, и белая кожа. Чистые голубые глаза, похожие на светлое небо, были устремлены куда-то вдаль, потому было сложно понять её эмоции.

Тонкая фигура девушки была за гранью понятия «довольно стройная».

Её вопрос был адресован скорее к выстрелам вдали, нежели к самому Квенсеру.

Ответ Квенсера звучал довольно грубо:

— Мы собираемся устроить барбекю сегодня вечером. Я отвечаю за лосося, а Хейвиа за оленя. Я мог бы и один этим заняться, но совсем не уверен, что мясо оленя придётся мне по вкусу. Я никогда раньше его не пробовал, поэтому сложно сказать. Надеюсь, что на вкус он не слишком странный.

— ...Тебя ждёт ранняя смерть, если будешь есть барбекю без овощей.

Девушка вздохнула с таким выражением лица, будто в предвкушении открыла  коробку с подарком, в которой не оказалось ничего интересного.

Квенсер отвёл взгляд от удочки, которая не показывала ни малейшего признака пойманной рыбы, сколько бы он ни ждал.

— Куда направлялась, принцесса?

— Ты пытаешься меня разозлить? — обычно выражение её лица менялось в незначительных пределах, но в этот раз она выглядела задетой.

Однако Квенсер был едва с ней знаком, и теперь не знал, что ответить. Руководствуясь своей неведомой прихотью, она всегда первая начинала с ним разговор. Квенсер сомневался, что когда-нибудь возникнет необходимость серьёзно говорить с ней.

Всё-таки это была элитница, девушка-пилот мощного оружия, известного как Объект.

За время его пребывания в зоне техобслуживания Квенсер время от времени обменивался с ней простыми приветствиями, но он сомневался, что этого достаточно для установления близких отношений. Разница в их положении была слишком большой. Он был очередным студентом ценой в дайм[1], а она обладала такой привилегией, какая была всего у нескольких человек во всей нации.

В отличие от Квенсера и остальных, она была одета в эксклюзивную одежду элитных пилотов. Данный костюм довольно трудно поддавался описанию. С точностью можно было сказать, что он сильно отличался от обычной армейской униформы. Это был облегающий костюм цвета индиго, начинающийся от шеи и покрывающий руки и ноги. Башмаки и перчатки вроде были могли сниматься и держались на крепежах.

Помимо этого, на девушке был бронированный жилет, защищающий торс, а ниже свисала сумка, похожая на мини-юбку. Разумеется, низ жилета и верх сумки скреплялись, когда человек пилотировал Объект. Вероятно, в качестве дани армейской традиции, на шее у неё был прикреплён воротник-матроска, напоминающий школьную униформу безопасной страны.

Костюм обладал высокой водонепроницаемостью, так что его можно одевать для подводных работ, – он даже был способен препятствовать оттоку крови в нижнюю часть тела для лучшего функционирования мозга, прямо как форма лётчиков. Этот специальный костюм предназначался именно для пилотирования Объектов, поскольку превосходил все прочие образцы, бывшие в ходу в прошлом.

Квенсер вспомнил своё удивление, когда впервые увидел её небесно-голубые глаза в зоне техобслуживания. Поначалу он думал, что они взаправду светятся.

Квенсер ошибался. Во время пилотирования Объекта используются слабые инфракрасные лучи, чтобы даже движения глазных яблок можно было задействовать в качестве элемента управления. Долгое воздействие такого лазера привело к осветлению её изначально синих глаз.

HO v01 06

Это осветление не было следствием нежелательного разрушения хрусталиков её глаз от лазера. Напротив, это было приспособление, от которого лазер становился более эффективным, и глаза переставали становиться светлее, достигая определённого момента.

Девушка взглянула на Квенсера своими осветлёнными глазами, являющимися признаком элитника:

— Объект на обслуживании. Мне нечем было заняться, и я решила побродить по округе. Потом я услышала что-то похожее на выстрелы.

— ...Вот чёрт. Ты услышала их ещё на базе? Тогда уже можно ожидать персональную лекцию.

— ...А старая леди орала что-то насчёт «несносного тупицы», который упускает превосходный шанс узнать что-нибудь важное, пока Объект находится на техобслуживании.

— Дьявол! Это ещё хуже, чем я думал!

Квенсер уже было пустился рысцой по направлению к зоне базы, но вдруг остановился:

— ...Нет, постой. Даже если я прибегу туда немедленно, меня всё равно ждут нотации, так что мне придется выбирать. Либо на меня наорут, когда я приду с пустыми руками, либо наорут, когда я приду с уловом. ...Ясно, ясно, я не вернусь, пока не поймаю хотя бы одного лосося, даже если помру!

— Если бы ты вёл себя по-взрослому, они не злились бы на тебя так часто.

Квенсер вернулся к своей удочке, демонстрируя философскую невозмутимость перед лицом обстоятельств, и девушка окинула его удивлённым взглядом. То ли ей было больше нечем заняться, то ли она не привыкла общаться с тем, кто не является настоящим солдатом (для солдат пилотирование Объекта было вопросом жизни и смерти, потому они старались отстраниться от девушки-элитницы, чтобы не произошло ничего неожиданного), потому она продолжила стоять у Квенсера над душой. Сейчас была совсем не та ситуация, как во время техобслуживания, когда они могли обмениваться только формальными фразами.

"...Неужто принцесса тоже устала от пайка и захотела лососятинки?"

Квенсер не посмел озвучить эти мысли, потому что знал: это точно раздосадует её ещё больше.

Он пытался придумать, что же такого ей сказать, но она снова опередила его:

— Ты прибыл сюда, чтобы изучать Объект, так?

— Да. Если я выживу на этой базе, помогая в техобслуживании, то меня ждёт сногсшибательный успех по возвращении домой.

— Почему именно эта база? — с любопытством спросила девушка. — Тебе ведь известен тип Объекта, который я здесь пилотирую?

— Это Составной Многоцелевой Объект... Другими словами, он может быть использован в любой обстановке, в любом месте на Земле, при любых погодных условиях. Наиболее стандартный тип гигантского оружия. Пригоден и для суши, и для моря.

— Стандарт — это эвфемизм для слова "старомодный", — вздохнула девушка. — Объекты второго поколения не стремятся так ревностно применять где угодно. Объект, разработанный для пустыни и предназначенный только для неё, будет действовать в условиях пустыни эффективнее универсального Объекта.

Это была точка зрения, начавшая распространяться в среде изготовителей Объектов.

Когда появились первые Объекты, составной Объект был способен одинаково эффективно сражаться на любом типе местности, и ничто не могло ему противостоять. Однако когда по земному шару стали распространяться разнородные Объекты, ситуация изменилась.

Составная модель, действующая в любой обстановке, не имела никаких слабостей. Однако это также означало то, что у неё нет реальной силы. Когда ситуация, при которой Объект крушит обычное оружие, изменилась на ситуацию, когда Объект имеет дело с другим Объектом, на передний план вышла проблема того, как сделать свой Объект лучше других.

Был предложен вариант создать Объект с повышенными боевыми возможностями, даже если это ухудшило бы его функциональность. Впоследствии такой Объект стал обладать преимуществами на определённом типе местности, что позволяло одерживать победу над другими Объектами.

— На Аляске то же самое. У нас в наличии обычный Объект без каких-либо недостатков, а у врагов имеется оптимизированный Объект с явным преимуществом. На этой заснеженной местности я могу проиграть.

— Но ты продолжаешь пилотировать этот Объект, ведь так, принцесса?

— ...У меня нет выбора, — с едва заметной заминкой сказала девушка, известная как элитница.

Все предыдущие образцы пятидесятиметровых Объектов стали «старомодными» после появления новых моделей, но далеко не каждый мог стать элитным пилотом такой машины. Это были люди, отвечающие всем требованиям, какие предъявляли военные учёные в своих блок-схемах. Вдобавок, человек превращается в терминал управления Объектом только после того, как искусственно отточит, усовершенствует и всячески улучшит (в том числе химическими и электромагнитными стимуляторами) свои естественные способности выше уровня среднего гения, чтобы соответствовать конкретному Объекту. После того как элитник проходит через всё это, его судьба оказывается навсегда связана со своим Объектом.

Элитники не могут пилотировать любой Объект. Они могут управлять лишь тем, к которому их приспособили. Так что не будет ошибкой сказать, что элитник – это тот пилот, мозг которого заточен под конкретный Объект.

Если так, то что будет, если тип Объекта, который ты используешь, станет устаревать?

— Я могу и проиграть, — внезапно сказала девушка-элитник, пилотирующая невероятную машину. — Я могу не выдержать.

Мозг этой девушки был заточен под одну единственную цель – пилотирование своего Объекта.

— Тот, кто работает в зоне техобслуживания, должен зать это лучше, чем кто-либо другой. Ты знаешь. Так зачем ты прибыл сюда?

— Потому что у меня своё мерило вещей, — ответил Квенсер после недолгих раздумий. Только солдаты озабочены вопросами того, что является сильным, а что слабым. Я — студент. Если я не останусь вместе с Объектом, обладающим академической ценностью, я не получу необходимых знаний и навыков.

— …

— Если я изучу стандартную, базовую модель, я смогу использовать эти знания где угодно. С другой стороны, если я разберусь с моделью, уже оптимизированной для конкретных условий, я не смогу применить эти знания всюду. Для полевого студента твой Объект является лучшим вариантом.

Его мнение не учитывало таких важных моментов, как победа в войне, но он мог говорить подобные вещи, поскольку не был солдатом.

— Если будешь слишком суетиться на поле боя, не проживёшь долго.

— Несомненно, вот почему среди полевых студентов такая высокая смертность. Но я маюсь здесь, на поле боя, в надежде быстро разбогатеть, так что не жалуюсь.

Услышав такое высказывание Квенсера, прошедшая через множество битв воительница озадаченно склонила голову набок и стала походить на обычную девушку.

— Значит, ты готов.

— Да. Ну, я терпеть не могу медленное обучение в условиях школы, так что отчаянно ухватился за этот шанс ускорить дело. Потому я должен быть готов ко всему.

— Хммм, — издала элитница с такой интонацией, будто ее мыслительная способность слегка дала сбой.

А потом.

— В самом деле?

— ? — в этот раз озадачился Квенсер. Однако девушка не изъявила желания продолжать этот разговор. Она развернулась и покинула эту лесистую местность Аляски, оставив парня наедине с винтовкой и удочкой.

В реальности люди частенько забывают о странных вещах, которые случаются в их жизни.

Как наглядный пример этой истины, Квенсер не стал особо размышлять о причине, побудившей элитницу заговорить с ним сегодня.

В конце концов, это Объект был олицетворением войны, а солдатам из плоти и крови была грош цена. А значит, думать о таких вещах — совершенно бесполезное занятие.

Глава 5Править

Как и было заранее предсказано, их ждала выволочка.

Два полудурка по имени Квенсер и Хейвиа были вызваны в бараки к высокопоставленным офицерам.

Как и всё прочее, эти бараки находились в огромных тяжеловозах, что составляли базу. Три грузовика были сцеплены друг с другом, образуя треугольное здание высотой в четыре этажа. Само собой, в любой момент эти грузовики могли быть расцеплены, чтобы можно было проехать по узкому пути.

Квенсер и Хейвиа сейчас находились на верхнем этаже, в офицерских бараках.

"Чёртова буржуйка, помешанная на Японии!"

Эта мысль одновременно пришла им в головы не только из-за великолепной внутренней отделки  помещения. Скорее из-за того, что их обоих заставили сидеть на твёрдом полу в японской позе со сложенными ногами.

Между тем, их вышестоящий офицер Флорейция не сидела на твёрдом полу. Внутренняя половина комнаты возвышалась над остальным полом, и там были разложены татами. Флорейция сидела перед столиком с низкими ножками, стоявшим посередине татами. Под ней была подушка-забутон, настолько мягкая, что окажись на ней кошка – ее невозможно было согнать.

Офицер была красивой женщиной с длинными серебристыми волосами. Вероятно, не обошлось без краски, поскольку у волос был слабоватый синий оттенок. Флорейция была высокой, стройной, с большой грудью, что выпиравшей из-под униформы. Её одетые в чёрные чулки ноги, выглядывающие из-под прилегающей офицерской юбки, были не просто стройными. Они излучали безмерную, изящную красоту, которая каким-то образом притягивала к себе взгляд. Ее бледные губы сжимали трубку для курения. Не такую короткую и толстую, как любят европейские детективы. Нет, это была длинная японская кисеру длиной тридцать сантиметров.

Квенсер не знал, в чем дело: в самом табаке или в том, что запах смешался с ароматом её волос, – но он чувствовал сладковатый привкус.

— ...Вы ведь знаете, зачем вас вызвали сюда? — ударившие ему по ушам слова казались холоднее снежных равнин, что виднелись за окном.

Разумеется, они знали о причинах вызова "на ковер". Они бросили своё задание по очистке снега лопатами и отправились на поиски еды за пределы зоны базы техобслуживания. А раз Хейвиа ещё и стрелял из боевой винтовки, то нет ничего удивительного в том, что офицер взбесилась. Они были в двух шагах от того, чтобы отправиться под арест или даже под трибунал.

"..Что нам теперь делать, Хейвиа?! Вот почему я говорил тебе прекратить. Это всё из-за пайков, но я предпочёл бы три дня есть один снег, лишь бы избежать такого исхода!"

"...Заткнись, чёрт возьми! Будь она проклята, ей точно восемнадцать? Я знаю, что обычные солдаты ни к чему на поле боя в наши дни, но я готов поставить на то, что эта баба может вынести Объект голыми кулаками".

— Квенсер, Хейвиа!

Услышав свои имена, парочка в панике выпрямила спины. Флорейция даже не смотрела в их сторону. Она вертела в пальцах длинную, тонкую заколку для волос, похожую на японскую канзаси, и одновременно водила похожим на рейсфедер предметом по доске, что располагалась на её столике.

Доска представляла собой планшет.

Квенсер подумал, что обычно с целью что-то начертить применяются устройства на базе компьютеров, но...

— Тебе это интересно, Квенсер?

— Д-да!

— Возможно, это не ваш уровень, учитывая то, что вы оба тратите всё своё время на поиски еды, но я довольно занятой человек. Возможно, это ничтожно по сравнению с вашими отчаянными попытками зарыть в снег найденную еду, чтобы она не пропала, но мне нужно руководить операцией на маленьком острове в Тихом океане, находясь на этой базе на Аляске.

— У-угу...

Квенсер задвигал одними лишь глазами, пытаясь рассмотреть боковую стену. Вся стена была скрыта за огромным LCD-монитором, на котором виднелось изображение океана и нескольких маленьких островов. Красные галочки появлялись на экране в соответствии с манипуляциями Флорейции на планшете.

— Да, это довольно просто. Я делаю пометки на этом планшете, и ожидающие огромные Объекты начинают бомбардировку указанного места, стирая с лица земли базы повстанцев. В самом деле, так просто, правда? Прошу, скажи, что это так, — небрежно сказала Флорейция, продолжая добавлять пометки. — Планшеты — это так здорово. Хотя бы в одном, они могут распознавать степень моего напряжения, подсчитывая силу нажатия на экран во время ввода команд. У меня сложилось ощущение, что в наши дни дальние операции проводятся на редкость гладко.

Должно быть, сегодня она особенно злая, поскольку пластиковый предмет в её руках издавал скрипучий звук.

Когда они представили, что после каждого её касания к экрану где-то вдалеке в воздух отправляются куски мяса, Квенсер и Хейвиа начали дрожать.

— Как я уже сказала, я очень занятой человек, которому приходится управлять несколькими базами и подразделениями одновременно, – но в один прекрасный момент появляются придурки, которые решают подкинуть мне проблем. ...Кстати говоря, вы можете вообразить, что я сейчас ощущаю?

— Д-да, мэм! Хотя я бы не рискнул гадать о вашем душевном состоянии, но могу с уверенностью сказать, что вы очень сердитесь, Флорейция!

— Хорошо. Я рада, что у меня такие превосходные подчинённые. Я сержусь, да? Кивните, если так, — сказала Флорейция, наконец посмотрев в их сторону с садистской улыбкой.

После того как она отдала приказы подразделениям в Тихом океане и операция была успешно завершена, выражение её лица тут же сменилось на беззаботное.

— Так что же вам удалось достать? Я как раз начала уставать от этой якобы съедобной резины, которую называют пайками.

Глава 6Править

В конечном счёте, вопрос был решён так, что предстоящий вечер вполне мог оказаться спокойным (хотя в качестве наказания Квенсер и Хейвиа должны были пробежать двадцать километров по снегу), но до ужина ещё оставалось немного времени.

— Вы имеете в виду, этот бесчеловечный забег начнётся прямо сейчас?! — еле смог выдавить кипящий от возмущения Квенсер, но Флорейция непреклонно тряхнула головой:

— Ты являешься полевым студентом. Если я не отправлю тебя в зону техобслуживания для изучения Объекта, на меня развопится та старая дама, что отвечает за него.

— Ууу?! Я совсем забыл, что пропустил ещё и это. Мне придётся выслушивать нотации от этой дряхлой карги, которая по сварливости даст вам сто очков вперед!

— О, кстати, Хейвиа. Ты можешь продолжить расчищать лопатой снег один. Обеспечь зеркальную чистоту взлётной полосы к закату. Лётчики жалуются.

— Нееет! Это звучит ещё хуже, чем марш-бросок на двадцать километров! И почему сами лётчики не поднимут свои жопы и не помогут нам?!

Итак, Квенсер расстался с Хейвиа и направился в зону техобслуживания. Это было гигантское здание, полностью закрывавшее собой пятидесятиметровое оружие. Как и офицерские бараки, строение было собрано из нескольких соединённых вместе тяжеловозов.

Грузовики с платформами размерами в пятнадцать на десять метров выстроились по обе стороны, помимо них были по-быстрому смонтированы две стены, соединённые крышей. В общем, это было похоже на поперечник хранилища. Большая зона техобслуживания была образована несколькими такими секциями, соединёнными вместе.

В дополнение к стандартным заслонкам, площадка техобслуживания имела аварийный способ вывода Объекта. Грузовики соединялись вместе и образовывали всю конструкцию, окружающую Объект таким образом, чтобы машины в любой момент могли разъехаться в разные стороны и предоставить Объекту свободу. Поскольку данный способ приводил к разрушению пола в конструкции, обычно его старались не применять.

Квенсер вошёл внутрь через чёрный вход для персонала техобслуживания.

Гигантский пятидесятиметровый Объект, служивший символом военной мощи, поражал своим внушительным видом.

Реактор, находящийся в его центре, был окружён толстой перегородкой в форме сферы, походившей на стену ядерного убежища.  Ходовая часть напоминала перевернутую букву Y, но данная конструкция не ходила и не катилась на колёсах, как обычные грузовики. Вместо этого в ней применялось статическое электричество, и она парила над самой землёй. Теоретическая составляющая всего этого была совершенно иной, но движение конструкции производило впечатление скольжения по поверхности земли.

Разумеется, всего лишь воздействия на землю статическим электричеством недостаточно для того, чтобы такая махина могла парить.

Жидкость, выполняющая функцию репеллента, распрыскивалась по поверхности земли по мере движения Объекта, что приводило к эффекту отталкивания наэлектризованной конструкции.

В качестве движущей силы применяется лазер.

Энергия статического электричества создавала небольшой промежуток между землёй и Объектом, а воздух в этих промежутках разогревался лазерными импульсами, которые отражались множество раз и концентрировались. Разогрев способствовал взрывному расширению воздуха, что служило движущей силой. Тот же самый принцип применялся в лазерных пусковых установках шаттлов.

Основным боевым сооружением были семь рук, выходящие сзади сферы. Семь огромных пушек, прикреплённых к ним, вполне могли пробить Объект того же уровня. Помимо них, где-то сотня пушек была разбросана по всей поверхности сферы. В совокупности агрегат выглядел не как оптимизированное орудие, а скорее как идиотская постройка, чокнутый создатель которой напихал пушек куда ни попадя.

Камень преткновения в современной военной индустрии.

Последнее слово в истории войны.

Это и был Объект.

Более двухсот толстых проводов, напоминающих тросы строительных кранов, крепились к стенам и потолку и удерживали огромную тушу на месте. Бесчисленные дорожки были проложены прямо по воздуху, и большое число солдат-инженеров занимались своим делом.

Внезапно по всему помещению эхом разнёсся пронзительный шум гнущегося металла.

Квенсер задрал голову вверх и увидел пожилую леди, завопившую ему с третьего уровня дорожек:

— Так ты здесь, парень! Ты мне чертовски обязан! Я готова принять любую предоставленную помощь, – даже от такой бестолочи, как ты! Прихвати какие-нибудь инструменты и дуй сюда!

— Прошу прощение за опоздание! Насчёт моего наказания!..

— К черту, плевать. Как солдат техобслуживания, отработаешь свой косяк с отверткой в руке!

Услышав это, Квенсер поднялся на третий уровень по простой лестнице, которая выдвигалась по нажатию кнопки.

"Охх... Слава богу, что старая леди способна войти в положение. А я уж думал, мне кранты…"

"Ну, если он и дальше продолжит тупить, я запихну его в железную бочку и буду колошматить по ней железным ломом..."

Пробормотав эти комментарии и, хвала богам, не услышав друг друга, они принялись за работу на дорожке третьего уровня.

Старая леди проверяла что-то, относящееся к системе.

Кокпит (и люк для аварийного катапультирования) находились сверху сферического тела Объекта, в задней его части. Никто не хотел думать об этом, но в случае экстренного катапультирования пилоту-элитнику предстоит упорхнуть назад по диагональной траектории.

В данный момент многочисленные перегородки были открыты для доступа к сфере и в её глубине виднелся, словно в туннеле, мерцающий свет от мониторов в кабине пилота. Этот туннель не был простым путём в кокпит. От него отходили ответвления к различным отсекам, таким как камера техобслуживания реактора, закрытая толстой двухслойной дверью, оснащённой дополнительным источником питания, или к камере для замены цистерны с отработанным газом, который там был сжат и запечатан. Это напоминало туннель метро с многочисленными ограждениями и переключающимися рельсами.

Тем временем старая леди навалилась спиной на поручни рядом с туннелем и принялась глазеть в портативный компьютер в своих руках.

— Оно ведь подсоединяется к системе Объекта напрямую, без проводов? Если нет нужды протягивать длинные кабели, то зачем вообще открывать все эти перегородки и кабину пилота?

— Ты дурак? Стенки перегородок блокируют электромагнитные сигналы. Если бы было иначе, вражеский Объект мог бы испортить систему посреди битвы.

Неожиданно где-то вдалеке вспыхнул голубовато-белый свет, заставив их замолчать. Сварщик работал с обшивкой Объекта.

Главное тело Объекта само по себе было больше пятидесяти метров, но оно получилось отнюдь не заливкой жидкой стали в монструозную форму для литья. Были подготовлены стальные пластины размером с искривлённое татами, и куча этих пластин – сотни, тысячи, десятки тысяч –  сцеплялись вместе, образуя гигантскую сферу.

Многочисленные пластины, встроенные вместо монолитной толстой брони, должны были при попадании снаряда перераспределять энергию его удара.  В теории это походило на простой пуленепробиваемый жилет, однако тут применялось так много стальных пластин, что подобная броня могла отразить даже ядерный взрыв.

— Это ведь называется онионной бронёй? Она не только прочная, отдельные пластины можно заменить в случае их повреждения. Кто бы ни придумал такое, он заслуживает Нобелевскую премию.

— Может, прозвучит напыщенно, но каждая стальная пластина изготовлена и доведена до совершенства опытным мастеровым, прямо как японский меч.

— В разогретую сталь добавляется несколько миллиграмм реагента, придающего пуленепробиваемые свойства, правильно? Я слышал, что от этого металл становится прочнее, но после этого его вторичное использование невозможно.

— Всё благодаря умелым рукам мастеровых. Машина не способна правильно провести распределение, из-за чего металл получается более ломким.

Квенсер и старая леди смотрели вниз с дорожки вслед проехавшему подъёмник, везшему запасные искривлённые пластины. Сбоку подъёмника крупными буквами было написано по-английски: «Удачи в бою, принцесса Милинда!»

"Та самая принцесса".

Квенсер ещё размышлял над этим, когда старая леди продолжила разговор:

— Лично меня больше всего в этой конструкции поражает система распределения электричества от центрального реактора вплоть до лазерных пушек на внешней обшивке без использования кабелей.

— Там ведь используется панельный распределитель питания с гибкой платой? Скреплением изолирующего материала с проводником и последующей приваркой к стальным пластинам удалось добиться распределения энергии без необходимости оставлять бреши в защите для прокладки кабелей. Человек, придумавший такое, тоже заслуживает Нобелевской премии.

— В самом деле, парень. Ты говоришь так, словно это было раз плюнуть.

Старая леди медленно тряхнула головой, одновременно проводя диагностику программ Объекта и быстро перебирая морщинистыми пальцами по экрану портативного компьютера.

Продолжая работать, она задала Квенсеру вопрос:

— Так ты хочешь стать разработчиком оружия?

— А? Что касается меня, я хочу стать проектировщиком Объектов. Ну, для простолюдина типа меня это превосходный шанс обеспечить себе безбедное существование. Пока деньги имеют ценность, они позволят жить лучше, чем аристократы низкой ступени.

— Ты не сможешь жить припеваючи, если не будешь хорошим торгашом... Что ж, это твоя жизнь, парень, я не буду тебя останавливать. А на какой области ты собираешься специализироваться в оружейной инженерии?

— Я надеялся заняться всей конструкцией.

— Ты придурок. Никакому новичку в производственном деле не позволят заняться целым Объектом. Это как заявить, что в будущем ты намереваешься стать миллиардером. Слишком размыто. Разве студенты вроде тебя не начинают с чего-нибудь удобного, типа репликаций, идут по контракту в оборонный сектор, а там начинают изучать что-то более сложное?

— Ага. Ну, я не питаю нежных чувств ко всем этим репликациям, — эта идея будто пробудила в нем какую-то мысль, поскольку Квенсер недовольно скривился. — Это область разработок новых способов передвижения для Объектов, основанных на движении насекомых и других животных, а я терпеть не могу пауков, тараканов и тому подобное. Хотя там ты просто наблюдаешь за букашками, я соглашусь, что это направление само по себе довольно экономное.

— Ты трус. Именно ты будешь потом ныть, когда поймёшь, что не смог осилить базис.

— Я хотел изучать стандартную модель Объекта, как у нашей принцессы, чтобы освоить основы без необходимости проходить через всю эту муть.

— Как ты думаешь, почему главы администраций у нас на родине строят зоопарки и музеи насекомых в каждом крупном городе? Они расходуют деньги налогоплательщиков, чтобы вдохновить многообещающую молодёжь, которая пытается придумать собственные Объекты.

Старая леди вздохнула.

Квенсер заглянул в похожий на туннель ход в кабину пилота.

— Кстати о многообещающей молодёжи, разве сейчас не время для отбора пилотов... Вернее сказать, для поиска кандидатов в элитники? Когда я был в школе в безопасной стране, одетые во всё чёрное представители правительства только и слонялись по школе туда-сюда.

— Они обязаны делать это четыре раза в году, но, похоже, в этот раз они не смогут найти никого подходящего.

— Элитники должны соответствовать какому-то Элементу, так? Что это такое?

— ...Это собирательный термин для всех требований, которым должен соответствовать пилот Объекта, — старая леди прекратила водить пальцами по экрану портативного компьютера, и её голос стал чуть холоднее. — Что сказать, это не что-то типа силы эсперов, которая наделяет их способностями управлять неким устройством. Ну, есть такие нюансы, связанные с наследственностью, но всё же элитники представляют собой военный проект, в рамках которого пилоты улучшают свои врождённые способности всевозможными способами, вплоть до электрической стимуляции и внушения. В связи с методом их подготовки главной проблемой стали права человека, а отнюдь не финансовые или технические ограничения.

— То есть?..

— Права тех, кто прошёл подготовку, оказываются ущемлёнными, но никто не жалуется, и  сами элитники готовы сражаться за свою страну даже после столь неприятной подготовки. Люди, отвечающие всем требованиям, не совсем обычные... Эти элитники взращиваются как пилоты сильнейшего оружия, и будет огромным геморроем, если они применят это оружие против своей страны.

Они услышали механический шум, и старая леди добавила шёпотом.

— Не говори с ней.

Кресло пилота выехало из туннеля на элеваторе. Принцесса-элитница сидела в нём, верхняя часть её тела была закреплена Н-образными ремнями.

— Так ты наконец-то тут, соня.

— Прошу прощения. Мне нет оправдания.

— Слушай, парень, у меня есть для тебя работа. Проверь устройство экстренного катапультирования. Никто больше не возьмётся за это, потому что все считают это плохой приметой.

В любую эпоху всегда найдётся работа, которую спихивают на новичков. Новичок будет заниматься предвещающей беду или просто бесполезной работой, краем глаза наблюдая за вознёй профессионалов, занятых настоящим делом.

Квенсер обогнул сзади кресло, на котором расселась девушка, и взялся за работу.

— Кстати о суевериях, а почему Объект полностью белый? Или это камуфляж для снега?

— Во-первых, это превосходный камуфляж для условий заснеженной местности, — сказала девушка.

— Но огромному чудовищу, у которого нет естественных врагов, нет смысла прятаться в снегу и заботиться о покровительственной окраске, так что он просто так белый. ...К слову, пятидесятиметровую махину спрятать не так-то просто, — добавила старая леди.

— Хех, это не то же самое, что те репликации, о которых мы говорили чуть ранее, но я слышал, что был проект по созданию запугивающей окраски, основанной на окраске агрессивных зверей и насекомых.

— Была ещё задумка добавить для вящего ужаса такой режим работы Объекта, чтобы куча трущихся шестерёнок создавала жуткий скрежещущий звук. Но никакой из этих планов так и не был осуществлен.

— ?

— Объект будут видеть не только враги. Изобретение бесполезно, если оно будет подрывать мораль наших собственных солдат; вдобавок они не смогли продемонстрировать на параде в безопасной стране ни одну модель Объекта, выглядящую по-настоящему устрашающе.

— Ясно, — ответил Квенсер. — Тогда как насчёт рапиры, что свисает с потолка на верёвке?

— Это традиционный талисман на удачу.

— Он приносит победу, — прозвенел голосок девушки.

Слушая,  Квенсер продолжал работать гаечным ключом, как вдруг услышал тихий щёлкающий шум, а девушка тряхнула головой в тот момент, когда собралась сказать что-то ещё про талисман.

— Я не могу дышать.

— Вот дерьмо! Ты придурок! Не лезь к ремням! Ты сдавил принцессу!

— Чего?! Я сделал что-то по-настоящему плохое?

— Я не могу дышать, — напомнила девушка.

Квенсер отчаянно схватился за гаечный ключ,  не зная, как разобраться с ремнём.

Старая леди побежала к маленькому элеватору.

— Я поищу нож! А ты, парень, проследи за ней. Тяни на себя ремень, чтобы она не задохнулась к моему возвращению!

Квенсер всё ещё продолжал дико паниковать, когда старая леди убежала.

Он быстро обогнул кресло и оказался спереди девушки.

— П-прости!!!

— Мне всё равно... Просто сделай что-нибудь.

— Хорошо!!!

Квенсер решил сделать так, как сказала старая леди, и собрался оттягивать ремень, чтобы уберечь девушку от удушья. Вот только Н-подобный ремень вдавился в её грудь так, что стали отчётливо видны её женские прелести.

— Умм...

Пальцы Квенсера отчего-то похолодели.

HO v01 07

Чтобы ухватиться за ремень,  придётся просунуть под него ладони, а это значит, что он коснётся выпуклостей на груди девушки.

"Несмотря на её детское телосложение, в этом месте она довольно-таки..."

Эти бесполезные мысли ещё метались в его голове, когда он услышал тихий девичий голос:

— ...Я умираю.

— ?!

Да. В такой ситуации не было места колебаниям.

"Я спасаю чью-то жизнь. Всё серьёзно. Я напортачил. И должен это исправить. Но её сиськи… Нет, я не должен из-за этого волноваться. Мне нужно оставаться серьёзным. Если я не поспешу, её жизнь окажется в опасности. Нужно спасти её. Я должен сделать для принцессы всё, что смогу… Сиськи!!!"

— Ооооххх!!!

Окончательно решившись, Квенсер мужественно потянулся к груди девушки, стараясь успеть до того, как хоровод подобных мыслей убьёт его смелость.

— Эээ?!

Принцесса чуть слышно пискнула, словно мелкая зверушка, и его руки остановились.

"Плохо дело. Я сосредоточился больше на её сиськах, чем на ремне. Нельзя хватать её за грудь с таким возбуждённым взглядом, она, чего доброго, возомнит, что я покушаюсь на ее невинность! Но что же мне делать? Как мне спасти её и при этом не нарушить приличий?"

— Экстренные... меры, — пробормотала принцесса, лицо которой становилось всё бледнее и бледнее.

— Что? Ты знаешь какой-то другой способ?!

— Да... Но... —  она ещё произносила это, а её рука уже нажала какую-то кнопку снизу кресла.

Сразу после этого сиденье, на котором она сидела, словно взорвалось. Сдерживающий принцессу Н-образный ремень мгновенно разорвался на клочки, а её маленькое тельце взлетело в воздух. Квенсера тоже как будто смело с площадки. Потоком сжатого воздуха его отшвырнуло на несколько метров.

Квенсер приземлился на пешеходную дорожку, прокатившись по ней кубарем, и краем глаза заметил, как вдалеке распустился большой белый цветок.

Парашют на экстренный случай.

В обычной ситуации быстрый элеватор поднимает кабину пилота на поверхность, всё сиденье взлетает вверх, а в последний момент активируется эмиттер сжатого воздуха. Но сейчас принцесса активировала сразу последнюю стадию, в результате чего её подбросило чуть ли не до самого потолка.

"Этот механизм катапультирования реально плохая примета".

Бормоча это про себя, Квенсер услышал голос:

— Я впервые использовала его.

Глава 7Править

Когда солнце зашло, настало время ужина.

Вместо того чтобы наведаться в столовую, Квенсер вышел наружу, под падающий снег. На этот вечер у него было запланировано барбекю. Поймавший оленя Хейвиа, разумеется, тоже присоединился к нему, а помимо него ещё и офицер Флорейция, заявившая, что ей надо как следует позаботиться о своих подчинённых.

С тех пор, как военные обязанности были возложены исключительно на Объект, ее подчиненные маялись скукой. Если б им предложили, они бы (все восемьсот солдат) с радостью присоединились к банкету, но Флорейция посчитала, что эта конфиденциальная информация должна остаться достоянием лишь их троих. Всё-таки мяса у них не полные закрома.

Итак, эти трое устроили барбекю.

На территории базы техобслуживания.

Сама база представляла собой всего лишь нагромождение гигантских грузовиков, а собирались они в местечке, которое со всех сторон было окружено сооружениями, заслонявшими от ледяного ветра. В том самом месте они развели костёр и установили сверху металлическую пластину.

Флорейция, высокопоставленный офицер, была в этом месте впервые и сейчас грела руки у разведённого ею костра. Возможно, она ждала этого ужина больше остальных.

— Хоть я и греюсь, холод продолжает пронизывать моё тело. Мне надо съесть жирный кусок мяса, чтобы согреться изнутри.

Квенсер глянул на ноги Флорейции.

— Разве в чулках не теплее, чем с голыми ногами?

— Мне напялить их тебе на голову, чтобы проверить это, Квенсер? Это не чулки, а сплошная видимость. Так, для душевного спокойствия. Или ты считаешь, что твои носки способны спасти тебя от холода? Завидую вам, парни: вы круглый год можете носить штанишки, — сказала девушка в плотной юбке, после чего повернулась к Хейвиа. — Отличная работа, Хейвиа. Благодаря тебе взлётная полоса готова в любой момент позволить нам взлететь. Я уверена, что парни из воздушного подразделения тоже тебя поблагодарят.

— Хе-хе, да ерунда.

— Но на самом деле воздушные подразделения вообще не нужны. Эти трусы убрали с собственных самолётов всё вооружение, объясняя это тем, что так удастся повысить манёвренность и скрытность. В самом деле, они всего лишь боятся того, что враг подобьёт их, посчитав за угрозу. Они нагло заявляют, что теперь специализируются на разведке, но практически всю информацию о вражеских Объектах мы получаем после сражений нашей принцессы.

— Проклятье! Я смутно догадывался, что это занятие не имеет смысла, но, когда услышал это от другого человека, меня всего передёрнуло! А если учесть местные условия, полоса будет опять завалена снегом к утру!!!

— Что ж, эра истребителей начала заканчиваться, когда на бомбардировщики стали устанавливать йод-кислородные лазеры... они слишком большие, чтобы устанавливать их на маленькие истребители. Как только лазеры были пущены в оборот, способность летать быстрее звука перестала играть какую-то существенную роль. А потом появились Объекты. Они могут вести огонь беспрерывно и по всем направлениям. Невозможно сражаться против них с помощью истребителей. Сейчас эти летающие корыта годятся только на то, чтобы быстро доставить из безопасной страны пиццу до того, как она остынет.

— Целых семьсот метров! Я в одиночку расчистил от снега семьсот метров взлётной полосы! — пока Хейвиа бушевал, Флорейция отвернулась, чтоб тот не видел, как она высунула язык. Затем Флорейция обратилась к Квенсеру, причём гораздо более фамильярно, чем к своим многочисленным подчинённым.

— Кстати говоря, я слышала, что ты разговаривал с принцессой за пределами базы, — она сказала это тоном прекрасного высокопоставленного офицера, который тщательно заботился о своем изысканном маникюре и при этом оставался солдатом на передовой.

Тон был такой, будто этот вопрос интересовал её даже больше, чем факт его неповиновения приказу.

— Эмм. А это проблема? Я время от времени разговаривал с ней в зоне техобслуживания, так что в тот раз я беседовал с ней в такой же манере. Мне следовало больше думать о разнице в нашем положении?

— Не вижу никакой проблемы. Очевидно, медицинское подразделение кормит её пайками даже более жуткими чем наши, чтобы удостовериться в стабильности её физиологического состояния. Но лично я считаю, что от такой еды она испытывает сильный стресс, который в итоге губит ее здоровье ещё вернее, чем плохое питание.

— Разве принцесса-элитница не имеет право на посещение специального рекреационного здания? Как я слышал, там есть куча всевозможных технических устройств, приводящих организм в порядок, — сказал Хейвиа более вежливым тоном, чем ему хотелось бы.

Флорейция подцепила сочный кусок оленины палочками, которые лишний раз свидетельствовали о её помешательстве на Японии.

— Эта штука обходится нам в круглую сумму, но на самом деле не так уж хороша. Вы считаете, что это вообще возможно, – получать удовольствие от обучающих материалов, которые преподают учителя в школе? Очевидно, что принцесса побывала там один единственный раз и больше не появлялась.

— Вот где собака зарыта, — произнес Квенсер, припоминая недавний разговор с принцессой.

Он не смог себе вообразить ничего такого, что заставило бы её улыбнуться.

Это была девушка, высказавшая зловещие сомнения по поводу победы в предполагаемом бою.

Пока эти её слова продолжали звучать в его голове, Квенсер спросил:

— Было когда-нибудь такое, что вы растерялись, Флорейция?

— Да, — охотно ответила она с таким лицом, будто жаждала ещё и пива в дополнение к мясу. — Я трижды терялась, когда удалённо руководила операциями, и один раз вместе со своим подразделением. Это было ужасно. Критика в мой адрес была хуже самих провалов. Но нечего было удивляться. Я потеряла оружие, применяемое в стратегиях национального масштаба.

— Эээ? Объекты ведь – синонимы войны? Что вы предпринимаете, когда вражеская сторона уничтожает ваш Объект? Я сомневаюсь, что вы будете полагаться на танки и истребители, — спросил Хейвиа, источающий любопытство.

— Всё просто. Мы поднимаем белый флаг, — бесстрастно ответила Флорейция.

— А?

— Войны в наши дни отнюдь не тотальные. Как только чей-нибудь Объект оказывается разрушенным, победитель становится очевидным. И у победителя нет времени на то, чтобы гоняться за каждым мелким подразделением, которое представляет сомнительную опасность. Не было никаких формальных договоров на этот счёт, но один из наиболее базовых фактов современной войны гласит, что никто не заинтересован в неуместном героизме. Если подразделения быстро отступают и сдают территорию, нет смысла надрываться и догонять их.

Глядя в открытые рты двух новичков, Флорейция беззаботно улыбнулась.

— Ха-ха. Я понимаю, почему вы так этому удивлены. Когда они тренируют вас, они не хотят, чтобы вы расслаблялись, потому не говорят о подобных соглашениях. Просто взгляните на меня. Я присоединилась к армии в возрасте тринадцати лет и побывала с тех пор в многочисленных кампаниях, но у меня нет ни единого шрама. С целью предотвратить ненужные смерти, мы используем чистое оружие, Объекты, чтобы собрать всю свою боевую мощь в одном месте вместо того, чтобы распределять её по огромной территории. Моя привлекательная кожа является наглядной демонстрацией того, что это по-настоящему «безопасное поле битвы», — Флорейция немного прокрутила в своих пальцах палочки для еды. — Вы знали, что первопричина отправки солдат из этого подразделения обратно домой — это отнюдь не огнестрельное ранение или взрыв мины? На самом деле причина в конфликтах между мужчинами и женщинами на территории базы. На современном поле брани тебе следует больше опасаться любовных дел, нежели пуль. Вы вообще видите, насколько спокойно это место?

Квенсер уже собирался возразить, но вдруг один вопрос возник в его голове.

— Погодите. Флорейция, разве вы не посылали приказы дружественным Объектам бомбардировать вражеские базы где-то в Тихом океане?

— У тебя хорошая память, Квенсер. Это совсем не война против другой армии. Атаки по повстанцам и террористам – это не более чем операции по подавлению, так что недавно упомянутые соглашения тут не работают... Послушайте это и запомните хорошенько. Это наиболее эффективный способ применения Объектов. Крупным державам требуется налаженный механизм для своевременного подавления оппозиционных сил.

Когда зашедший в неприятное русло разговор стал портить аппетит, Квенсер решил сменить тему. Единственной темой для разговоров, которую он мог придумать помимо Объектов, была еда.

Квенсер взглянул на оленину, являвшуюся главной частью их сегодняшнего ужина, а потом посмотрел на Хейвиа, который и добыл им её.

— Так значит, солдат обучают охоте? Лично я способен только поймать одну единственную рыбину, сидя по три часа с удочкой.

— Современные винтовки оснащены не просто современными прицелами. В них помимо этого ещё встроены инфракрасные датчики и микрофон для поиска противника. Это сделано с расчётом на то, чтобы ты смог следить за своим врагом различными способами. Я бы сама осталась с пустыми руками, если бы отправилась в дикую местность с одной лишь удочкой. Хотя винтовки — это пустая трата средств, поскольку боевая часть полностью возложена на Объекты, — наговаривала Флорейция, ловко орудуя палочками для еды. — Пока снабжение этой станции не нарушено, мы можем получать столько еды с родных земель, сколько нам нужно. А база никогда не будет списана, пока у нас есть Объект. Даже когда я была солдатом-новичком, они не утруждали себя обучать нас охоте на диких животных. Но я могу точно сказать, что это не самый важный навык для боевого инженера вроде тебя.

— Боевого... инженера? Я до сих пор не могу привыкнуть к такому слову.

— Управленческая деятельность на базе вертится вокруг финансов. Если мы не найдём работу для студентов, что ошиваются здесь, это может повлиять на результат политических выборов. На родине близится кульминация выборов в Совет, потому советник Флайд начинает суетиться.

Существовало великое множество видов боевых инженеров, но те, о которых говорил Квенсер и остальные, работали со взрывчатыми материалами. Однако инженеры не применяли их для подрыва противника. Вместо этого они подрывали мосты, чтобы нарушить транспортное сообщение врага, или расчищали свои же дороги от завалов.

Для студента, который обладал массой странных знаний, но не обладал достаточным хладнокровием, чтобы выстрелить в другого человека, это был идеальный вариант. Разумеется, было ещё медицинское направление, но Квенсер больше увлекался механизмами, а о живых существах знал немного.

— Но наша база собрана из гигантских грузовиков, так что мы можем запросто поменять расположение базы, а ещё у нас есть Объект. Не очень-то много дел, оставшихся для боевых инженеров.

— Это относится не только к боевым инженерам. Это относится почти ко всем на базе, — сказала Флорейция, потянувшись палочками к одному из нескольких кусочков оленины. — Чёрт побери, до чего же миролюбивый свет. Такое ощущение, что скоро мой ствол покроется ржавчиной, а я — прыщами от переедания.

— Знаю. Пока у нас есть Объект, мы в безопасности. Через три года я вступлю на свой путь аристократа, а Квенсер вернётся в безопасную страну и станет каким-нибудь выдающимся учёным, — сказал разулыбавшийся Хейвиа, дружески похлопав Квенсера по плечу.

— Я вам завидую, ребята, — выдала Флорейция, но на её лице не было ни малейшего намёка на зависть. Скорее всего, она предпочитала оставаться на безопасном поле боя, чтобы потом получить высокий пост политического деятеля.

— Ага, — сказал Квенсер. — Пока у нас есть Объект, даже такие изнеженные миром типы, как мы, можем воевать.

Слова Квенсера показывали одну сторону медали.

Пока у них есть Объект.

Глава 8Править

День спустя они узнают.

Узнают о том ужасе, который ожидает изнеженных миром солдат, лишившихся своего Объекта.

Флорейция сказала, что они всего лишь должны будут поднять белый флаг.

Но она сказала и кое-что ещё.

На этот счёт не было заключено никаких официальных соглашений.

Глава 9Править

Аляска сотряслась от взрыва.

Гигантский, непобедимый Объект, сражавшийся в десяти километрах отсюда посреди снежной бури, начал испускать клубы чёрного дыма и остановился. Через бинокль было видно кресло пилота, вылетевшее наружу и медленно спускающееся на снег на аварийном парашюте.

И...

— …

Грозный гул, принесённый ветром, казалось, пронзил самое нутро Квенсера. Символ их безопасности, Объект, был разнесён на куски вражеским Объектом.

Основной частью механизма была огромная сфера, заключённая в толстую броню. В четырёх направлениях от неё тянулись к земле механические ноги. Главным оружием Объекта являлись спаренные пушки, стреляющие низкостабильной плазмой, по пятьдесят метров каждая. После загрузки в пушки специального газа огромное количество энергии из реактора превращало его в сверхгорячую плазму, которая и служила поражающим фактором. Пары таких пушек размещались спереди, сзади и по бокам, создавая крестообразную фигуру, позволяющую вести огонь в любом направлении. Всего было восемь таких пушек. На главном сферическом теле и четырёх ногах располагались бесчисленные лазерные пушки, рейлганы[2] и койлганы[3], что в сумме составляло больше сотни стволов.

Основной каркас механизма возвышался над землей на пятьдесят метров, а вместе с пушками по обеим сторонам получалось более ста сорока. Гороподобная масса медленно разворачивала к цели свои пушки размером с мост. Пара пушек, стреляющих низкостабильной плазмой, была способна залпом расплавить стены ядерного убежища, спрятанного глубоко под землёй.

— Эй... — внезапно сказал Хейвиа, ошарашенно стоя рядом с Квенсером. – Почему он целится в нашем направлении? Если наш Объект проиграл, мы должны просто поднять белый флаг, да? Так сказала Флорейция, ведь так? Тогда почему?! Не стоит медлить с такими вещами! Поспешите и поднимите этот грёбаный белый флааааг!!!

Квенсер уставился на выданную ему рацию.

Он слышал прерывистый сигнал, исходящий из нее.

Наверное, это была цифровая версия современного белого флага.

Флорейция, чтобы окончить битву, должно быть, следует тому самому соглашению, о котором твердила. Наверное, она быстро собралась с мыслями и постаралась снизить число жертв среди своих подчинённых до минимума.

Однако вражеский Объект не остановился.

Слабый пристрелочный выстрел стал безоговорочным подтверждением того, что врага не интересовали никакие соглашения.

— Бегите... — сказал кто-то.

Вполне возможно, что это был сам Квенсер.

— Бегииииииииииииитееееееееееееее!!!

Могли ли восемьсот солдат на базе вовремя среагировать?

Громоподобный рев и вспышка света превратили нервы Квенсера в лохмотья.

Словно что-то пыталось разорвать даже не его барабанные перепонки, а сам череп. Объект атаковал отнюдь не металлической дробью. Он стрелял из пушек низкостабильной плазмой, разогретой избыточной энергией.

Какая там температура?

Квенсер ещё не успел додумать эту мысль, как сознание покинуло его.

Выстрел одной плазменной пушки угодил в несущий тяжеловоз, стоявший рядом с Квенсером. Грузовики, образующие площадку техобслуживания, были самыми большими из всех ста несущих тяжеловозов базы, и один из них оказался искорёженным так, словно это была сахарная фигурка, после чего взорвался, как пробудившийся вулкан.

Взрыв отбросил Квенсера на снег.

Даже под снегом, температура которого была намного ниже нуля, тело Квенсера покрылось неприятной испариной.

— Какого...? — он  не слышал даже собственного голоса.

В глазах все двоилось, но Квенсер, отчаянно пытавшийся разобраться в происходящем,  смог понять, что его не задело. Выстрел из плазменной пушки всего лишь вырыл рядом с ним широкий  котлован, уходящий глубоко в снег.

(Неужели температура настолько высокая... что растаял снег... а потом произошёл грунтовый взрыв?)

Это вполне возможно, если даже сталь превратилась в пар.

Ошеломлённый Квенсер ещё лежал на снегу, когда кто-то схватил его за руку и поднял на ноги.

Это был Хейвиа с налитыми кровью глазами и прерывистым дыханием.

— Слушай, нам надо валить отсюда.

— Чего?..

— Нам нужно валить отсюда нахер! Наш Объект поимели, а вражеский Объект целехонек!!! И мы не угандошим его, будь у нас хоть сто танков!!! Если мы не уберёмся отсюда, нас прихлопнут как кучку муравьёв!!!

Бежать.

Вот тогда до Квенсера дошло.

Он осмотрелся вокруг и увидел остальных солдат, которые уже начали драп-марш. Базу образовывало более ста несущих грузовиков. Солдаты запрыгивали в ближайший грузовик, садились за руль и уматывали кто куда, разрушая тем самым целостность базы.

Со всех сторон неслись истошные вопли.

Ни один солдат даже не заикнулся о сражении.

— Чёрт возьми! Выпускайте все БПЛА[4]! Отвлеките внимание Объекта от нас!

— У нас есть запасные пути к отступлению? Какой-нибудь узкий горный путь, по которому не сможет проехать пятидесятиметровый монстр?!

— У нас имеется запас отражателей и сигнальных ракет?! Сражаться с ним мы не можем, так хоть прицел собьем...

Будучи настоящими солдатами, они прекрасно знали, что пытаться атаковать Объект в лоб бесполезно.

Глядя на всё это, Квенсер беспомощно пробормотал:

— Бежать... но куда?..

— Твою мать!!! — лицо Хейвиа исказилось – больше от страха, чем от гнева.

Когда он услышал от Квенсера подтверждение безнадежности ситуации,  в которую они влипли, мандраж стал трясти его с удвоенной силой.

Сразу после этого Хейвиа с Квенсером услышали странный шум.

Обернувшись, они увидели  всего в десяти километрах от них приближавшийся гигантский Объект. Он перемещался совсем не на колёсах, как автомобиль. Ускоряясь за счёт кратковременных рывков, словно водомерка, Объект гладко перемещался по земле и по горным склонам и полностью игнорировал особенности ландшафта, словно солнечный зайчик.

Квенсер услыхал слабое потрескивание, напоминающее звук отдаленной грозы.

("Вот дерьмо. Значит, он использует статическое электричество – прям как наша принцесса...")

Несмотря на то что несущие грузовики дружно покидали базу, Квенсер продолжал стоять неподвижно посреди снега.

Объект парил над самой поверхностью, используя силу статического электричества. Он весил более двадцати килотонн, но реактор внутри него превосходил ядерный и по безопасности, и по мощности, создавая достаточно электричества, чтобы позволить огромному Объекту парить.

Слабый, но отчетливый запах ударил в нос Квенсера. Скорее всего, это специальное вещество, которое распыляет Объект для улучшения эффекта отталкивания от земли. Как правило, репеллент бесследно разлагается через несколько дней, не принося никакого вреда растениям и животным, однако для Квенсера он сейчас пах ещё омерзительнее, чем кровь.

Это огромное нечто, словно скользящее по поверхности, представляло собой действительно странное зрелище.

Несущие грузовики пытались ускользнуть через долину между двумя горами.

Со звуком, напоминающим разряд молнии, Объект обогнул грузовики по диагонали и пролетел над одной из этих гор. А затем спустился в долину, отрезав путь к отступлению.

Итак, за какие-то двадцать секунд спасительный путь был перекрыт.

Теперь стало кристально ясно, что их ожидает.

— Дерьмо! А ну свалил оттуда! — заорала Флорейция.

Сразу после этого пятидесятиметровый Объект открыл огонь.

Нет, не так просто.

Объект обладал не только пушками, стреляющими низкостабильной плазмой. В конце концов, он был оснащён реактором, более чистым и мощным по сравнению с ядерным. Вместе с плазменными пушками у Объекта имелись лазерные установки, рейлганы и койлганы. Всего более сотни стволов.

И все они дали залп одновременно.

Даже одно из этих мощных орудий могло своим весом утопить целый линкор, а таких пушек тут было больше сотни.

Не было никакого смысла считать количество выстрелов, производимых  в секунду.

Тысячи, десятки тысяч грохотаний накладывались друг на друга, образуя один непрерывный орудийный рев.

Пока несущие грузовики пытались разъехаться в разные стороны в попытке отыскать путь для спасения, неисчислимые снаряды и лазерные лучи беспощадно накрывали их.

Бронированные стенки могли выдержать прямое попадание обычного снаряда, но их сносило вместе с платформами грузовиков так, словно они были картонными. Раздались последовательные взрывы из-за возгорания бензина, тела многочисленных солдат взмыли в воздух.

Хейвиа без промедления ухватил Квенсера за затылок и пригнул его голову к земле так, что тот практически нырнул в снег. Им обоим сказочно повезло, что снаряды  Объекта не распылили их тела на атомы.

("Нет...")

Лишь голова Квенсера все ещё оставалась работающей,  остальное же тело впало в такое состояние, что он не мог почувствовать даже холод  снега вокруг него.

("Не бывает никаких чудес или совпадений, когда речь идёт об Объекте. Объект не позволяет себе таких вещей! Должно быть какое-то рациональное объяснение того, что нас не убили!!!")

HO v01 08

Квенсер смотрел на несущий грузовик, разрушенный рейлганом, который выполнял скорее функцию пугача (хотя и был достаточно мощным, чтобы его устанавливали на бомбардировщики). Вокруг мелькали солдаты, пытающиеся улизнуть, но пушки меняли цель и переключались на другие грузовики.

От этой картины лицо Квенсера ещё больше скривилось.

— Проклятье! Станции техобслуживания! — прокричал Квенсер настолько громко, что ему показалось, будто его горло сейчас лопнет. Лишь бы взрывы не смели его с лица земли. — Прочь от грузовиков, занимающихся техобслуживанием Объекта!!! Они целятся во всё, что связано с Объектом! Если вы не отойдете от них, вас взорвут!!!

Стоило перепуганным солдатам выскочить из несущих грузовиков, как выстрел низкостабильной плазмой безжалостно поднял эти станции на воздух.

Объект — это синоним войны.

Сколько бы ты ни привёл танков или самолётов, ты не сможешь справиться с Объектом.

Вот почему вражеский Объект прежде всего уничтожает хранилища запчастей и станции техобслуживания, предназначенные для уничтоженного им Объекта. Надо было предотвратить возможность того, что разрушенный Объект смогут восстановить за короткое время и вновь ввести в бой.

Объект не щадил жизни солдат.

Прежде всего он свел к нулю вероятность контратаки. После этого пятидесятиметровая туша начала преследовать каждого солдата из плоти и крови, пусть даже все люди были для нее не опаснее муравьишек.

Несущие грузовики взрывались один за другим.

Хотя Квенсер и другие солдаты понимали, что сейчас по ним не стреляют, они в ужасе пригнулись. Стоило хоть на мгновение высунуться, как можно было получить прямо по башке одним из свистящих вокруг обломков арматуры размером с татами.

— Нужно валить отсюда, пока ещё есть время, — сказал Хейвиа, ухватившись за Квенсера трясущимися руками. Квенсер пропустил это мимо ушей и остался на месте.

— Неважно, куда мы пойдём! Нужно просто удрать как можно дальше от этого чудовища!!! Бежим!!! — Хейвиа предлагал не тактическое отступление; он просто предлагал удрать куда глаза глядят.

И...

("Он... остановился?")

Объект подорвал большую часть несущих грузовиков и замер посреди груды обломков. Только многочисленные турели медленно двигались, словно высматривая что-то.

Квенсер думал, что его сердце вот-вот остановится.

Теперь, когда Он уничтожил все станции техобслуживания, настанет очередь солдат?

Эта жуткая мысль пронзила мозг Квенсера, но он всё равно не смог заставить своё тело двигаться. Похоже, то же самое происходило и с трясущимся рядом Хейвиа. Оба они понимали, что их врагом является обычный человек с человеческим разумом, такой же солдат, но внешний вид монстра был настолько устрашающим, словно это гигантский дракон смотрел на них сверху. Полное ощущение того, что при малейшем движении он тут же разорвёт их на куски.

Квенсер и Хейвиа знали, что Объект руководствуется полученными приказами, но это не мешало им чувствовать себя травоядной дичью, которая вторглась прямо в логово льва  и теперь молится, чтобы царь зверей ее снисходительно пощадил.

И...

Гигантский Объект длиной сто сорок метров (если учитывать торчащие во все стороны пушки) начал движение, поворачиваясь кругом и отводя в сторону мешавшие пушки. Сопровождаемый тем же звуком потрескивания грозового разряда, Объект направился в ту сторону, откуда и появился. Солдаты, оказавшиеся рядом,  изо всех сил старались убраться с его дороги, но Объект  не обращал на них никакого внимания.

— Что?.. — Квенсер наконец оторвался от земли и уставился в том направлении, в котором исчез Объект. — Почему мы всё ещё живы?..

Чем это он отличается от всех замерших на снегу солдат, чья форма клочьями разлетелась по всей округе? Квенсер никак не мог найти ответ на этот вопрос. Рядом с ним раздался голос Хейвиа:

— Не знаю, но давай уже пойдём. Не понимаю, что происходит, однако нам удалось уцелеть. Если мы свалим как можно дальше от этого места, то это будет на редкость хорошей идеей.

Хейвиа била крупная дрожь.

Квенсер подумал, что тот прав, однако что-то его остановило. Какая-то штука, валяющаяся у самых ног.

Должно быть, это вылетело из одного из грузовиков, составлявших их бывшую базу.  LCD-монитор. Размером где-то с лист А4 и, по-видимому, с функцией беспроводной связи. Исходящий электронными гудками.

На мониторе была карта местности. В одном месте на карте мерцала красная отметка.

("Спасательный сигнал?..")

Внезапное понимание значения этого сигнала всколыхнуло Квенсера.

— Принцесса-элитница!

Вражеский Объект получил приказ уничтожить всё, что способно вновь запустить их уничтоженный Объект. В соответствии с этим он подорвал станции техобслуживания, а солдат оставил в покое.

В таком случае, не станет ли у врага  важнейшей целью  уничтожение девушки-пилота, которая, что вполне вероятно, сможет управлять другим Объектом?

— Эй, вы, аристократ и студент, — раздался  поодаль окрик Флорейции.

Хейвиа и Квенсер оглянулись и увидели красивую барышню со стальными серебристыми волосами, тычущую пальцем в сторону горного склона.

— Мы должны воспользоваться этим шансом и бежать! Я подготовлю для главнокомандующих официальную причину отступления. Если мы переберёмся через горы, мы окажемся в большой долине. Единственная переправа через неё – висячий мост! Стоит нам перебраться  на ту сторону – и мы будем спасены от этого Объекта! Он может попытаться накрыть нас огнём с этой стороны долины, но мы выживем, если рассредоточимся по всем направлениям в хвойном лесу на той стороне!!!

— Но... — взгляд Квенсера метался между Флорейцией и монитором под ногами.

Если по-честному,  он почувствовал несказанное облегчение от мысли, что у них есть чёткий план побега.

Однако...

Что будет с девушкой-элитницей, которая была до сих пор жива?..

Эта мысль остановила Квенсера.

Тут Флорейция заметила монитор у его ног.

— Ты придурок! С чего ты решил, что она просит помощи?!

— ?..

— Этот сигнал не для нас. Принцесса посылает спасательный сигнал, чтобы его засёк враг и отвлёкся на него. Она хотела убедиться, что нас не истребят. Ты хочешь, чтобы её усилия пошли прахом?!

Квенсер широко распахнул глаза.

Слова Флорейции проникли ему прямо в сердце.

(Неужто это правда?..)

Квенсер обежал взглядом местность и солдат, которые, по идее, должны были обладать крепкой мускулатурой после постоянных тренировок, если бы не забивали на них, находясь под покровительством Объекта. Каждый из них отводил взгляд, когда Квенсер смотрел на них.

Они выглядели неуклюже. Так, словно не хотели терять свой шанс на спасение.

("Что бы ты ни говорила, она наш товарищ, а вдобавок ещё и четырнадцатилетняя девочка. Она решила превратить себя в приманку, чтобы спасти нас. Как ты можешь серьёзно думать о том, чтобы бросить её?..")

— Мы уходим, — пробормотал Хейвиа. — У нас нет другого выхода! Что бы мы ни сделали, принцессу убьют, поэтому нам остаётся только бежать до того, как Объект вернётся!

— В жопу! Ты вообще понимаешь, что говоришь?! Ты подумал, что будет с девушкой-элитницей, если она попадёт в руки вражеской армии, которая на болту вертела любую мораль?!

— Чего?! Хочешь пойти сражаться с тем Объектом?!

Веский аргумент.  Квенсер замолчал.

Лицо Хейвиа выражало страх и стыд.

— Любой может просиживать зад, ничего не делая, и при этом рассуждать, что верно, а что нет! И если ты готов встретиться лицом к лицу с этим гигантским Объектом и попытаться спасти принцессу, то этого уже достаточно. Но на самом деле ты ни хера не можешь! Как только эта штука засечёт тебя на радаре, она жахнет так, что от тебя не останется даже пепла!

Квенсер задумался, и Хейвиа схватил его за плечи.

("Проклятье!")

Некоторое стеснение в его груди было нормальной человеческой реакцией.

Он испытывал всепоглощающий страх.

("Разумеется, я боюсь. Неважно, что говорят другие или насколько совпадают их мысли с моими желаниями, я всё равно не могу найти в себе отвагу. Объект — это чудовище. Пытаться помериться силами с чем-то подобным — чистой воды идиотизм. Я хочу оказаться так далеко от этой штуки, как это только возможно. Хейвиа прав. И отвратительное ощущение его правоты останется, что бы я ни говорил...")

Однако ноги Квенсера отнюдь не начали вести его по направлению к безопасному пункту. Квенсер стоял на месте и продолжал смотреть на Хейвиа.

— Но разве принцесса не сражалась с этим чудовищем?

— …

— Этот монстр заставляет взрослых мужиков ссаться от страха, и даже мысль о том, что он слегка меняет наводку пушек, выбирая новую цель, способна заставить нас трястись. Несмотря на это, она в одиночку пилотировала Объект, чтобы защитить нас от него!

Даже если принцесса пилотировала такое жуткое оружие, как Объект, это не значит, что она не должна была бояться. Когда она встречалась лицом к лицу с подобным чудовищем, иначе и быть не могло.

Днём ранее принцесса сказала, что может проиграть.

Она не казалась особенно серьёзной, так что Квенсер не придал этому большого значения. Однако он ошибался. Что если под её невозмутимым лицом скрывалась запредельная тревога, готовая бить из неё ключом? Что если она пыталась рассказать это кому-нибудь — кому угодно — чтобы попытаться уменьшить своё беспокойство хотя бы отчасти.

Квенсер думал о том, что же ему делать.

— ...Дай мне её.

Квенсер вытянул руку к Хейвиа.

Тот лишь озадаченно уставился на него, поэтому Квенсер повторил:

— Дай мне ту винтовку!!!

Квенсер выхватил у Хейвиа его винтовку. Высокотехнологичное оружие было оборудовано инфракрасной камерой, микрофоном для выслеживания противника и прочими устройствами в дополнение к оптическому прицелу.

Однако лицо Хейвиа от такого действия одеревенело.

— Ты в самом деле идёшь? — Хейвиа тряхнул головой взад-вперед, словно маленький ребёнок. — Что хорошего может из этого получиться?! Ты вообще видел тот Объект?! Этот монстр —  просто ядерный реактор, окружённый толстыми защитными стенами. Он может оставаться на ногах даже после прямого попадания одной или двух ядерных боеголовок!!! По-любому будущий учёный типа тебя должен это понимать!!!

— Я знаю, — ответил Квенсер.

По своей первоочередной профессии Хейвиа был анализатором, выискивающим слабые места во вражеском Объекте, но Квенсер изучал Объекты с дизайнерской точки зрения. Даже его скудных знаний было достаточно, чтобы понять: у него нет никаких шансов победить Объект.

Однако...

— У меня нет выбора...

— Что?

— Ты реально веришь в то, что Объект не достанет нас, если мы переберёмся на ту сторону долины?

— Ну...

— Если бы они действительно хотели убить принцессу, то хватило бы единственного выстрела. И если бы они хотели захватить её живой и доставить на свою базу, Объект сразу бы принялся за нас, как только её схватили бы обычные пехотинцы. Он бы не стал медлить и направил на нас свои орудия, когда мы станем забираться на гору. ...Ты ведь видел, на какие манёвры он способен?

Квенсер чувствовал, как его тело дрожит под весом боевой винтовки, поскольку он толком никогда не пользовался ей. Он подавил дрожь в теле и продолжил:

— Похоже, что принцесса постаралась выиграть для нас немного времени, но вряд ли этого времени будет достаточно, — выговариваемые им слова даже самому ему казались ему чем-то нереальным.

Он хотел начать действовать до того, когда страх нахлынет на него и окончательно затопит разум.

— Кто-то должен сделать хоть что-нибудь. Не из-за чувства долга, а ради того, чтобы выжить.

Глава 10Править

Свирепая буря расцарапала его лицо до боли. Белая пелена заполняла его взор, усиливая и без того сильное беспокойство.

Ноги проваливались в снег, будто в бездонное болото, пока Квенсер отчаянно бежал, сжимая в обеих руках винтовку.

Он был на передовой уже шесть месяцев, но в первый раз чувствовал, что бежит по настоящему полю боя.

Его заданием было спасти принцессу.

Не было другой причины, по которой он должен был сразиться с Объектом. Если Квенсер приблизится к нему, его взорвут как мелкий кусок мусора, а не как врага, – это очевидно. Он надеялся найти какую-нибудь слепую зону в обзоре Объекта, чтобы воспользоваться ею и спасти принцессу, но...

("Где?..")

Винтовка была такой же холодной, как охапка снега.

Квенсер сжал зубы и огляделся вокруг, пытаясь не обращать внимание на боль в пальцах.

("Проклятье! Где она?!")

Он мог поклясться, что монитор указывал именно это место. Но элитницы нигде не было видно. Вражеские солдаты уже забрали её? Или же он неправильно понял карту и пришёл не в то место.

("Вот чёрт! Как я умудрился выжить тут в течение шести месяцев, не умея ориентироваться по карте? Насколько же сильно я полагался на других?")

Квенсер воткнул кабель в винтовку рядом с прицелом. На другом конце провода имелся маленький наушник для одного уха. Квенсер поместил его в правое ухо и стал копаться в незнакомой винтовке дрожащими пальцами.

Хейвиа сказал, что у неё есть микрофон для выслеживания противника.

(…)

Сосредоточившись на микрофоне, который выпирал под дулом винтовки будто штык, Квенсер медленно поворачивал его из стороны в сторону, пока наконец не услышал слабый шум из наушника.

("Сюда?..")

Квенсер не отличался хорошей военной подготовкой, и потому, ступая по направлению шума, просто держал винтовку так, как это делали другие солдаты.

По мере его продвижения слабый шум постепенно усиливался.

В конце концов он стал походить на человеческий голос, и Квенсер в панике спрятался за ближайшими камнями, высунув лишь лицо.

По ту сторону белого снежного занавеса он увидел человеческие фигуры. Квенсер предположил, что они находятся примерно в ста метрах от него. С такого расстояния он не мог определить, на кого они похожи, но он точно видел, что три или четыре мужские фигуры окружили одну маленькую. Маленькая фигурка замерла в неестественной позе на коленях, с заломленными за затылок руками.

("Принцесса! Дерьмо, так её всё-таки поймали!..")

Квенсер убрал голову обратно за камень и принялся осматривать местность.

Он нигде не видел гигантского силуэта Объекта. Вероятно, тот отправился в погоню за выжившими, раз элитницу схватили.

На секунду Квенсер подумал, что это ловушка и он получит выстрел в лицо из плазменной пушки, как только сделает шаг. Но потом он осознал, насколько это маловероятно. Вряд ли гигантский Объект будут использовать только для того, чтобы застать его врасплох, да и вообще такому Объекту нет смысла устраивать западню одному жалкому человечку. Этой штуке гораздо проще взять и подорвать его.

А ещё Квенсер боялся того, что чувство опасности ему отказывает.

Просто-напросто Объект был настолько устрашающей махиной, что Квенсер начал перебирать в голове неправдоподобные варианты. Если он сейчас успокоится и подумает...

("Объекта тут нет...")

Квенсер вновь почувствовал вес винтовки в своих руках.

Он выглянул из-за камня, чтобы оценить ситуацию.

("Если я смогу сделать что-нибудь с этими четырьмя, я смогу спасти принцессу!")

Другое, ещё более неприятное, чем страх, чувство стеснило его сердце.

Он должен «сделать что-то» с этими четырьмя.

С винтовкой в его руках под «чем-то» может подразумеваться только то, что он выстрелит в них и убьёт всех четверых. Квенсер не был настолько натренирован, чтобы поразить врага, не задев при этом жизненно важных органов, к тому же пулей боевой винтовки можно отстрелить конечность, если попасть куда надо. Даже если Квенсер не заденет внутренние органы, раненые всё равно помрут от болевого шока.

Сможет ли он их убить?

Сможет ли он убить четверых ради спасения одного товарища?

("Пропади всё пропадом!!!")

Квенсер схватился другой рукой за не слушающиеся из-за дрожи пальцы.

Он не мог унять стук зубов.

("Это поле боя. Убивать здесь в порядке вещей! Целиком предоставив сражаться непобедимому Объекту... какую тяжкую ношу мы взвалили на её плечи?!")

В отчаянной попытке найти в себе хоть каплю отваги, Квенсер ударил по бедру кулаком, а потом заставил себя поднять винтовку. Глянув через оптический прицел, он снова почувствовал лёгкое головокружение, но подавил в себе рвотный позыв и кое-как прицелился.

Квенсер навел винтовку на солдата-мужчину, который был ближе всех к элитнице. Перекрестие прицела прямо в центре головы ничего не подозревающего человека. Оставалось лишь нажать на пусковой крючок.

Однако палец Квенсера не двигался, будто застыл от мороза.

("...Это человек…")

Пока Квенсер боролся с тошнотой, человек в прицеле задвигался.

("Это совсем не мишень в форме человека на тренировочном полигоне. Это настоящий человек. Такой же солдат, как и мы, избалованные миром, прятавшиеся за спиной своего Объекта и мечтавшие благополучно вернуться в свою страну...")

Он не мог выстрелить.

Как только Квенсер осознал это, он услышал странный шум из наушника. Это был звук, пойманный микрофоном винтовки.

Слова, которые говорил мужчина, видневшийся в прицеле.

— Слушайте, а не протестировать ли нам прочность специального костюма элитников? Когда вернётся Объект, мы можем привязать её руки к нему, чтобы она тащилась по земле. Когда вернёмся на базу, проверим, останется ли она голая или нет.

Эти слова пригвоздили Квенсера к земле.

Потом он услышал смех и слова других солдат:

— Как бы легко она ни скользила по снегу, разве это не превратит её в фарш?

— Ага. А что будем делать, если она будет ещё живой, когда мы доберёмся до базы? Вы собираетесь тестировать роскошное тело элитницы? Я слышал, что парни из камеры пыток жалуются, что их инструменты скоро заржавеют от ненадобности.

Нет, замер не сам Квенсер. Это прекратилась дрожь в его теле. Равно как и рвотные позывы, вызывавшие эту дрожь. Разум Квенсера прояснился.

Он вырубил микрофон, чтобы больше не слышать слов солдат.

Квенсер стал думать о другом. Он не мог нажать на спусковой крючок, потому что видел в них людей.

Но...

Они ведь не люди.

Раздался страшный шум, и пуля из винтовки разнесла голову одного из смеющихся солдат на куски. Ещё до того, как Квенсер понял, что это его палец нажал на спуск. Не обращая внимание на падающий безголовый труп, Квенсер заорал:

— Пригнись!!!

Поняла ли элитница значение этих слов или же подумала, что это ещё один вражеский солдат?

Как только элитница свалилась в глубокий снег, Квенсер непрерывными движениями пальца стал посылать пулю за пулей в полуавтоматическом режиме. После своих малочисленных тренировок он сильно сомневался, что сможет справиться с отдачей при полностью автоматическом режиме. Однако вражеские солдаты не собирались стоять столбом, оставаясь легкими мишенями. Почти на одних рефлексах они развернули стволы своих винтовок и открыли огонь по направлению раздавшегося шума.

Квенсер оказался совсем на чуть-чуть шустрее. Он хотел выкосить всё, что там есть, потому неистово двигал стволом вправо и влево вместо того, чтобы аккуратно целиться. Часто нажимая на спуск, он отправлял в полёт град пуль, несущий смерть всему на высоте талии. К счастью, он застал их врасплох. Красная кровь брызнула в воздух, и солдаты попадали на снег.

("Похоже, я могу с ними разобраться...")

Однако двое солдат прыгнули вниз и уклонились от урагана пуль. Стоя вертикально из-за отдачи, Квенсер заметил, как один солдат целится в него из своей винтовки, опустившись на колено. Продолжая лежать на снегу, принцесса ухватилась за него. В схватке на близкой дистанции он не мог применить винтовку. Квенсер запаниковал, но это было совсем ни к чему. У принцессы был металлический вертел, который входит в стандартный комплект для выживания наравне с бинтами и маленькой удочкой. Его она и воткнула в бок врага.

Последний оставшийся солдат попытался отбежать от принцессы, но необдуманно поднялся слишком высоко. Сразу после этого в него угодила пуля из винтовки Квенсера, и он свалился на снег.

Всё было кончено. Так думал Квенсер.

Солдат, которого пырнули металлическим вертелом, зажал спусковой крючок на своей винтовке, когда рухнул на снег. Скорее всего, он даже не хотел этого, но его палец сам задействовал подствольный гранатомёт винтовки. Ствол указывал в случайном направлении... как раз в сторону Квенсера.

Тяжёлый разрывной снаряд пролетел скорее по дуге, чем по прямой.

Квенсер не успел среагировать. Сразу после этого взрыв отправил его в воздух, и Квенсер почувствовал странную боль в теле выше пояса. Белый свет заполнил его взор. Сначала Квенсер подумал, что это небо, но на самом деле это была покрытая снегом земля. Прошло какое-то время, прежде чем он понял, что лежит на животе.

("Что... со мной случилось?..")

Как только этот вопрос возник в  разуме Квенсера, его тело полностью растеряло силу. Каким-то образом он смог двинуть правой рукой, которая словно посмертно окоченела, но рукоять винтовки выскользнула из его пальцев. Тогда его рука упала обратно на снег.

Наконец, он почувствовал пульсирующую боль в животе и груди.

("Дерьмо! Что случилось? Они все мертвы? Я ведь не упустил никого из них? Ведь никто из них не собирается вызвать подкрепление?")

Выстрелов больше не было.

Убил ли он их всех, убежали ли они или же не стали его кончать, посчитав это пустой тратой патронов? Будучи погружённым в снег, Квенсер не мог дать ответ.

("Кх...")

Он попытался взглянуть на свои раны, но тело его не двинулось ни на пядь, как он ни старался. Одновременно как будто пострадал и его разум.

("Что там с принцессой?..")

Он проделал весь этот путь с целью спасти принцессу-элитницу, а теперь в нём не осталось сил даже на то, чтобы подняться и проверить, как там она.

Его сознание провалилось во тьму. Даже усиливающаяся боль, что была готова взорвать его изнутри, куда-то запропастилась.

Глава 11Править

Квенсеру показалось, что кто-то зовёт его по имени. Видел он лишь странную картину, что не была тёмной, но и не пестрила красками. Словно изображения из глазных яблок до их обработки мозгом. Мучаясь тошнотой и головокружением, Квенсер продолжал всматриваться в эту картину, когда кто-то уже совершенно точно назвал его имя.

— Эй, просыпайся, Квенсер! Не вздумай спать, просыпайся!!!

— Хейвиа? — пробормотал Квенсер скрипучим голосом. Его тело должно было быть закопанным в снег, но он не чувствовал ничего такого. — Почему?.. Разве ты не убежал?..

— Заткнись! У меня не было выбора!

У Хейвиа висела на ремне портативная противотанковая ракетница. Он должен был понимать, что от неё нет никакого толка, но он постарался прихватить с собой так много огневой мощи, сколько мог. Квенсер отчётливо видел, что Хейвиа до сих пор дрожит.

Страх того, что Объект нельзя просто так взять и подорвать. Несмотря на это, Хейвиа последовал за Квенсером.

— Меня задело?.. 

— Ну ты бестолочь! Граната летела не прямо в тебя, её взрыв всего лишь отколол куски от ближайших камней. Один из этих каменных осколков и прилетел тебе в туловище. Если бы по тебе попало шрапнелью от гранаты, тебя бы разорвало на части. Уж поверь, они это могут.

— Ясно. Чёрт, насколько же я жалок... Я был готов умереть от страха, хотя отделался царапинами.

Квенсер попытался подняться, но застонал, почувствовав сильное давление в груди. Похоже, психический шок был достаточно сильным, чтобы сердце перенапряглось. Квенсер прокашлялся и наконец вылез из снега.

— О чёрт! А где принцесса-элитница?.. Её увели, когда я был в отключке?

— Ты чего говоришь? Ты победил. Ты поимел всех засранцев, так что расслабься. Гляди, герой. Спасённая тобой принцесса прямо вон там.

Квенсер посмотрел в том направлении, которое указывал Хейвиа, и увидел элитницу, стоящую в двух метрах. Она стояла как столб и глядела в лицо Квенсера так, будто смотрит на нечто, в существование чего не могла поверить.

Её выражение лица было совершенно неописуемым. Точно присутствовал экстраординарный страх. Также несравненный шок. Ещё она выглядела так, словно не могла решить, чувствовать себя уже в безопасности или ещё нет. Короче, стандартными словами описать её экспрессию было затруднительно.

— Почему?.. — спросила она трепещущим голосом, который не мог оставаться спокойным от волны эмоций, переполняющих её изнутри. — Почему ты пришёл спасти меня?..

После этого её истинные мысли вылились наружу словно через брешь в душе. Или же она почувствовала что-то такое, из-за чего больше не хотела сдерживаться.

— Ты не из тех, кто должен сражаться. Ты не элитник. Тебя не защищают толстые противоядерные стены, почему ты тогда пришёл спасать меня?

Квенсер молчаливо обдумал её слова. В них присутствовало нечто более глубокое, нежели то, что она обычно показывает.

— И я буду смеяться над тобой от всего сердца, — её мысли продолжали сочиться наружу.

Может, это было не совсем к лицу пилоту-элитнику Объекта, что был камнем преткновения всей их военной силы, а заодно и представителем всей нации.

— Я потешалась над вами, потому что вас всегда приходится защищать с помощью Объекта, а без него вас всех перебьют!

Однако это неподобающее поведение делало из неё настоящего человека. Квенсер понял, что её чересчур светлый образ походил не на чистейшую воду, а скорее на воду из-под крана, попахивающую хлоркой.

— Я хотела отринуть это и иметь более подобающее мнение, но у меня всегда были такие ужасные мысли насчёт тебя!!! Так почему ты пришёл спасать меня?!

Квенсер и Хейвиа переглянулись. Потом посмотрели опять на элитницу. Они увидели девушку, которая утратила свою роль после потери Объекта.

— Что ты имеешь в виду под «ужасными мыслями»? Это ведь правда.

— Э?

— Я пытался выучить столько информации об Объектах, сколько мог, но только после сегодняшнего сражения я понял кое-что. Эти штуки — чудовища. В самом деле, настоящие чудовища. И кто же был тем, кто в одиночку сражался с ними всё это время, чтобы не позволить им разрушить нашу базу?

Девушка посмотрела на Квенсера удивлённым взглядом. Долгое время, проведённое в снегу, и психический шок, который ещё не прошёл, сделали его лицо тугим, но Квенсер постарался изобразить своими окоченевшими губами натянутую улыбку.

— Но теперь уже нет, — сказал он, поднимая винтовку, упавшую неподалёку от него. Он вытащил пустой магазин и вставил новый, полученный от Хейвиа.

По сравнению с Объектом это было хиленькое оружие. Вместе с ним в руках Квенсер повернулся к девушке и показал по-настоящему ужасное выражение лица.

— Тебе больше не нужно сражаться в одиночку. Есть хоть одна причина, по которой ты должна?

Похоже, что девушка не знала, как реагировать на это. Она была элитницей, пилотом одного из огромных орудий, известных как Объекты.

Вполне возможно, что ещё ни один человек не говорил ей ничего подобного. Она несла бремя ответственности за многие жизни, все ждали от неё победы, и её косвенно запугивали тем, что если она проиграет, она потеряет всё. Она отчаянно сражалась в таких условиях. И даже не могла помыслить о том, чтобы высказать недовольство. Она продолжала вести бой в одиночку, какие бы серьёзные ранения ни получала или сколько бы тревоги ни несла в себе.

Похоже, что девушка не могла в полной мере принять слова Квенсера. Она перевела озадаченный взгляд на Хейвиа, но тот лишь пожал плечами.

— Я не представляю собой ничего особенного. Слова Квенсера о том, что одних твоих сил будет недостаточно для отвлечения внимания, привели меня в чувство. Я понял, что он абсолютно прав, потому мне надо было придумать, что же использовать как наживку, иначе нас бы всех убили. И потом... ну... как я и сказал ранее, у меня не было выбора, — дав такой расплывчатый ответ, Хейвиа принялся озираться по сторонам. — А теперь, принцесса и её рыцарь. Похоже, что мы не можем задерживаться тут надолго.

— ?.. — Квенсер нахмурился, но незадолго после этого понял смысл слов Хейвиа. Его поддельная отвага скрывала страх, вызванный громоподобным звуком приближающегося издалека Объекта.

— Пошли! Ты немного пошумел тут, когда перестрелял насмерть тех солдат. Наверно, их Объект засёк это и теперь направляется сюда!!! — вопль Хейвиа прервал идиллическую сцену. Они вернулись в ад. Смертельная игра в салки с Объектом началась по новой.

— Дерьмо! И куда нам теперь?!

Его ноги утопали в глубоком снегу, но Квенсер отчаянно продолжал двигаться. В ответ на это Хейвиа закричал настолько громко, насколько был способен, словно таким образом мог побороть свой страх.

— Ты должен как следует запоминать карту местности, на которой собираешься сражаться!!! В пятидесяти метрах отсюда есть пещера! Если мы сможем добраться до неё, то сможем ускользнуть от того гигантского Объекта!

Пятьдесят метров.

Такое расстояние они могли покрыть за десять секунд даже с полным боекомплектом, вот только по мощёной поверхности. Только вот сейчас глубокий снег отъедал их скорость, а вражеский Объект использует статическое электричество, чтобы плавно перемещаться по снегу и горным откосам. Создавалось впечатление, словно он скользит по поверхности.

Он был в трёх километрах, но это было ничто для гигантского орудия.

— Он нацеливает сюда плазменные пушки! — прокричала элитница.

(С его механизмами прицеливания ничто не помешает ему выстрелить по нам с такого расстояния. Они что, до сих пор не решили, захватывать принцессу живой или нет?)

Расстояние до пещеры оказалось неожиданно большим.

(Это правда, что они могут извлечь какую-нибудь засекреченную информацию об Объекте, если будут пытать её, но такая версия плохо сочетается со словами тех солдат!!!)

Ему показалось, что его ноги свело от страха судорогой, но он продолжал бежать.

— Слушай, Квенсер. Ты же боевой инженер. У тебя есть какая-нибудь взрывчатка?!

— У меня где-то пять килограмм обычной С4.

— Что?! Разве в стандартном боекомплекте не десять?!

— Я бы охренел таскать с собой столько ненужной взрывчатки двадцать четыре часа в сутки! Так что у меня было только на актуальные нужды! Да и не работает это против Объектов!!!

— Давай мне! Просто поторопись и вытаскивай! И взрыватель тоже!!!

Пока они приближались ко входу в пещеру, Квенсер бросил ему кусок глиноподобной массы размером приблизительно с флакон лака для волос. Взрывчатка находилась в упаковке из белой плёнки, и Хейвиа воткнул приёмник сигнала в неё, после чего воткнул туда взрыватель. Потом он бросил её прямо ко входу в пещеру.

Главное оружие приближающегося Объекта, пушки, атакующие низкостабильной плазмой, медленно нацеливались на них. Но Хейвиа успел нырнуть в пещеру до того, как они исторгли огонь, и Квенсер последовал за ним. Нога элитницы застряла в снеге, и та начала падать, но она смогла превратить падение в кувырок, который позволил ей залететь в пещеру.

Квенсер неистово схватил девушку, после чего крикнул в сторону Хейвиа.

— Эй, что нам теперь делать?! Если он выстрелит плазмой в пещеру, нас заживо поджарит! Сколько бы ни было у этой пещеры ходов, весь воздух внутри неё нагреется до такой отметки, что это место превратится в огромную духовку!!!

— Вот для чего С4!!! А теперь надо валить! Как можно глубже!!! — настоял Хейвиа, и Квенсер последовал дальше в пещеру, заодно таща за собой элитницу.

Пройдя примерно десять метров, Квенсер кое о чём подумал.

А что такого планировал Хейвиа с С4? Он мог взорвать бомбу прям в тот момент, когда Объект приблизится к пещере, но Квенсер сомневался, что это нанесёт хоть какой-то урон. В конце концов, Объект способен без особых хлопот выдержать одно или два попадания ядерной ракеты.

— Прости, я с самого начала хотел проверить нашу везучесть.

Сразу же после этого Хейвиа нажал на кнопку на беспроводном детонаторе.

С колоссальным рёвом потолок пещеры обвалился, перекрыв выход наружу. Он в самом деле решил проверить их живучесть.

Во-первых, он похоронил их заживо, если из этой пещеры нет другого выхода.

Во-вторых, в пещеру полетела взрывная волна сжатого воздуха.

Оттого Квенсеру показалось, что его барабанные перепонки лопнули.

Глава 12Править

Они прошли по ответвлению в пещере, которую нашли, спустившись немного глубже, а после отыскали другой выход наружу. Покинув пещеру, троица принялась закапывать выход снегом. Вообще-то, они хотели подорвать выход с помощью С4, но побоялись, что это привлечёт внимание Объекта.

Гигантский Объект не мог проникнуть в пещеру, так что скорее всего на их поиски были посланы солдаты из плоти и крови. Они хотели заставить врага думать, будто они до сих пор прячутся в пещере.

Квенсер с остальными спрятались в хвойном лесу, что был вне пещеры. Он думал, что какие-то деревья никак не помогут в борьбе с переохлаждением в этих замороженных землях, однако когда лес стал защищать их от ледяного ветра, он с удивлением обнаружил, что начал согреваться.

Жуя паёк, который на вкус напоминал сырое рисовое пирожное, сделанное из резины, Квенсер глядел на выход из пещеры.

— Что ж, похоже, что они не сразу догадаются, куда мы делись.

— Я всё ещё слабо слышу тот громоподобный рёв, так что Объект должен быть где-то поблизости, — сказала навострившая уши элитница, поднося обеими руками кусок сухой еды к губам.

Услышав эти слова, Квенсер тоже принялся вслушиваться в далёкие звуки.

— Скорее всего, разобраться с пилотом-элитником для них в приоритете. Наверно, они не уйдут, пока не закончат с поисками.

Это ещё означало то, что их сбежавшие товарищи не будут уничтожены, пока их троих не схватят, или пока врагу не надоест их искать.

У Хейвиа всё ещё была внушительная, но бесполезная портативная противотанковая ракетница, свисающая с плеча.

— Послушайте, если враг потерял наш след, мы ведь можем выжить, если воспользуемся этим шансом и исчезнем?

— Может быть, но это означает смерть для всех остальных, когда враг решит перебраться на ту сторону горы, — сказал Квенсер.

— Дерьмо! — проклинал Хейвиа.

Элитница слегка надкусила уголок квадратного пайка и сказала:

— Вы реально думаете, что мы сможем быть приманкой, чтобы отвлечь врага от наших товарищей?

— Мы точно помрём, если сделаем это. Стоит одному вражескому солдату заметить нас краем глаза, как их Объект направит в нашу сторону концентрированный огонь из своих плазменных пушек. Вообще нет смысла бросаться на рожон!

— Так ты предлагаешь просто убежать?

— Да! Именно это я говорю, давайте просто убежим. Даже Объект принцессы не мог выстоять против их Объекта! И каким лешим мы должны с ним сражаться?!

Принцесса склонила голову к земле, когда был упомянут факт её поражения.

— Это потому что одно устройство внезапно начало активироваться. Деактивация включенного режима потребовала немного времени, и именно в этот момент меня атаковал вражеский Объект.

— Устройство? А, устройство безопасности.

В общем-то, это было устройство самоуничтожения. Объект был напичкан военными секретами, так что нужна была гарантия того, что они не попадут в руки врага. Если сенсоры определяют, что Объект не способен вести бой, даже при отсутствии серьёзных повреждений, то в Объекте принцессы происходит задержка специального газа из плазменных пушек в пространстве между бронёй и реактором, а потом происходит детонация.

— Это не имеет значения. Не пытайся уйти от проблемы с помощью пустой болтовни! Нам нужно допереть, что делать с этой водомеркой!

— Ты всё ещё думаешь о том, как бы сбежать? Ты можешь выжить, но испортишь остаток своей жизни! Ты ведь аристократ? Если станешь единственным выжившим в таком месте, то это только опозорит тебя. Ты не сможешь стать главой семьи, и твоя жизнь пустится по откос быстрее, чем ты можешь себе представить!

— ?!.. Тогда, вашу мать, что я должен делать?!

— Если так пойдёт и дальше, то ты либо умрёшь здесь, на поле боя, либо в родной стране! Если ты этого не хочешь, нам нужно что-то придумать против этой штуки!

Троица погрузилась в молчание, когда перед ними предстал очевидный вопрос «что?».

Квенсер закинул последний кусок безвкусной массы себе в рот. Он глянул в два других лица и кое о чём подумал.

— Я — студент, обучающийся на проектировщика Объектов, ты — аналитик, который должен отыскивать уязвимые места во вражеских Объектах, а ты — элитник, который пилотирует Объект. Втроём мы...

— Эй, ты ведь шутишь? Такое ощущение, что я понял ход твоих мыслей, но пожалуйста, скажи, что ты шутишь.

— ...У нас нет выбора, кроме как найти его, — сказал Квенсер с тугим выражением лица, как раз какое и должно быть у загнанного в угол. — Мы должны найти уязвимое место в этой штуке, которая считается несокрушимой.

Итак, Квенсер с остальными обошли кругом горный утёс пешком и вернулись ко входу в пещеру, который недавно подорвали с помощью С4.

Он спрятался в глубоком снегу и выставил вперёд, между деревьями, свою винтовку. Он не был готов выстрелить во врага. Он использовал оптический прицел вместо бинокля.

Да и посматривал Квенсер на Объект, так что от боевых возможностей винтовки всё рано не было проку.

(...Эй, не трогай кнопку инфракрасного датчика. Если они нас просекут, то нас в миг сдует выстрелом из тех плазменных стволов.)

Хейвиа лежал рядом с ним и давал бесполезные предупреждения. Это лишь показывало, насколько он был напряжён.

Ничего удивительного в этом не было. Объект виднелся в трёхстах метрах от них, и если их засекут, у них не будет шанса убежать. Их безжалостно порешат. Одного только громоподобного рёва, расползающегося по земле, было достаточно для того, чтобы наложить в штаны.

(...Чем это занят Объект?..)

(...Осуществляет поиск по радару? ...Нет, он может с его помощью отыскать танк или истребитель, но я сомневаюсь, что он способен обнаружить людей), добавила элитница.

(О, точно. Был произведён выстрел ПРЛ-ракет, которые используются в качестве метеорологического оружия. Они разбрасывают повсюду отражающие частицы, которые превращают естественные облака в отражатели спутникового сигнала.)

Если Объект мог бы задействовать спутники, он мог бы отыскать их в мгновение ока. Теперь Квенсер был безмерно благодарен за подобные растраты денег налогоплательщиков.

— Ладно, давайте посмотрим, что нам известно, — начал он, рассматривая Объект в оптическом прицеле.

Хейвиа глазел на Объект через прицел противотанковой ракетницы и ответил натянуто спокойным тоном:

— Кодовое название вражеского Объекта — Водомерка. О, и это чисто между нами. Ведь мы понятия не имеем, под каким именем они разрабатывали эту модель.

— Название произошло от этих ног, — сказала присевшая рядом с Квенсером элитница, наблюдая за Объектом невооружённым взглядом. Квенсер двинул прицел, чтобы рассмотреть ноги Объекта.

HO v01 09

Главным телом Водомерки была огромная сфера. Четыре членистые лапы выходили из неё и спускались к земле. Он перемещался скорее за счёт скольжения, а не ходьбы. Он скользит по поверхности прямо как водомерка по воде, потому и получил такое кодовое имя.

— Похоже, что он скользит по земле благодаря статическому электричеству. В основном, он такой же, как у тебя, принцесса, но с этими четырьмя ногами он может точно подстраиваться под здешнюю неровную местность, — сказал Квенсер, сосредоточив взгляд на нижней части ног. Дальше продолжила принцесса.

— Статическое электричество используется только для того, чтобы он парил. Для поступательных импульсов, приводящих к движению вперёд, используются другие способы. В моём это лазеры, которые подрывают воздух, но Водомерка сама отталкивается от земли ногами.

С этой точки зрения этот Объект перемещается как настоящая водомерка. Однако мгновенно должны проводиться сложные расчёты и корректировки баланса для гарантии того, что вес Объекта не перевалился на какую-то одну ногу, а иначе вся конструкция обрушится. По идее, должен работать механизм, при котором ноги Объекта лишь едва касаются земли, когда ими отталкиваются от неё.

Обдумав всё это, Квенсер продолжил объяснять.

— Если в общем, то это схоже с лодками на воздушной подушке, которые задувают вниз воздух, чтобы парить над поверхностью воды. Вместо того чтобы разрушать Объект, не можем ли мы выкопать землю под его ногами? Если обеспечить достаточную разницу в высоте ландшафта, то его балансировка будет нарушена, и он не сможет больше скользить.

— Он всё равно может пойти на своих ногах, если придётся. Если одна нога застрянет, он может просто вытащить её. Это может задержать его на десять секунд, но не позволит полностью вывести из строя, — объяснил Хейвиа. — Да к тому же плазменные пушки и прочее вооружение останется действующим, даже если мы обездвижим его ноги. Мы всего лишь превратим мобильную пушечную батарею в стационарную. Как только он поймёт, что мы приближаемся к его ногам с целью разрушить их, нас разнесут на куски в два счёта. Это может сработать, если мы решим отдать свои жизни ради Флорейции и остальных, но если честно, я совсем не хочу так умирать.

— В таком случае... — элитница перевела взгляд от ног Водомерки на главные орудия на вершине. — Мы можем лишить противника огня? Если только Объект может уничтожить Объект, мы могли бы задействовать мощь собственного Объекта...

— Может, если бы у нас был собственный Объект, но эта маленькая ракетка не может даже поцарапать его стволы, — Хейвиа слегка стукнул портативную ракетницу, словно это мусор.

Они не могут уничтожить ни ноги, ни пушки.

Тогда остаётся только...

— Тогда остаётся разобраться с главным телом, — Квенсер взглянул на огромную сферу через оптику. — Но разве это не прочнейшая часть его всего? Броня, похожая на стены ядерного убежища, окружает гигантский реактор. И как же мы сможем пробиться через это?

— Слушайте, у нас же есть запасные части от нашего собственного Объекта. Там должны же быть и запчасти от главного орудия Объекта принцессы. Только огневая мощь Объекта способна разрушить Объект, так что это может сработать, если у нас будет одна такая пушка.

— Ты знаешь, какова выходная мощность реактора Объекта?

Квенсер замотал головой с кислым выражением лица.

— Он вырабатывает достаточно энергии, чтобы обеспечить залп из сотни орудий сразу, а это куда больше, чем способен предоставить ядерный реактор стандартного авианосца. Эти реакторы — это высшая точка в развитии человеческих технологий. Они вручную собираются приблизительно тремя сотнями инженеров, точность рук которых намного превосходит возможности машины. Где ты намереваешься отыскать такой источник питания, чтобы заменить тот реактор? — Квенсер продолжал указывать на изъяны в предложении Хейвиа. — И даже если у нас будет реактор, эти пушки должны быть закреплены на пятидесятиметровом, двадцатикилотонном Объекте. Отдача рейлгана или койлгана способна убить нас на месте, если мы выстрелим из них, а излучение тепла от лазерных и плазменных пушек превратит нас в живые факелы. ...В общем говоря, если мы выстрелим из плазменной пушки, она превратится в ракету.

— Я просто слишком громко думал. Проклятье. И эта проклятая Водомерка для уверенности разрушила все станции техобслуживания, чтобы на корню пресечь даже малейшую вероятность чего-то такого.

Однако они оба замолчали на этом моменте.

— Погодите секунду.

— Ага.

Элитница недоумённо уставилась на двух парней, которые оторвались от своих прицелов и переглянулись между собой.

— Даже если мы не можем уничтожить сам Объект, их база всё ещё находится под управлением людьми.

— Этот монстр — всего лишь оружие. Он не сможет двигаться без постоянного техобслуживания, так?

Квенсер и двое других умчались далеко от Водомерки и стали спускаться по склону горы. Троица обогнула сзади базу техобслуживания Объекта.

Они были внутри ржавой металлической башни. Скорее всего, её установили в качестве дозорной вышки до завершения разворачивания базы и запуска радаров. Похоже, что эту башню забросили, как только база была завершена, так что Квенсер и другие воспользовались ею.

Прячась за пуленепробиваемыми заграждениями, прикреплёнными к дозорной башне, они разглядывали базу техобслуживания, что протянулась перед ними. Её размеры составляли примерно пятьсот метров, а по форме она походила на квадрат.

— ...Слушайте, а вы заметили? — прошептал Хейвиа, когда они вглядывались в сооружения базы.

— Ага. Там довольно много радарных башен. Можно сказать, что база состоит преимущественно из них.

Большинство из зданий базы, построенных из бетона, представляли собой либо радарные установки для поддержки Объекта, либо станции техобслуживания. Помимо Объекта не было нормальной военной силы. База была сконструирована с расчётом на то, что Объекты являются синонимом войны, и потому все боевые задачи возложены на них.

— Там нет не только танков или истребителей, там нет даже бронированных или тяжёлых транспортных грузовиков. Несколько имеющихся грузовиков больше похожи на снегоуборщики, чем на боевые машины.

— Полагаю, что они решили свести к минимуму затраты на обслуживание прочих грузовиков, сконцентрировавшись на радарных установках и станциях техобслуживания Объекта.

— Это правда, что выделение средств на обслуживание устаревших танков кажется абсурдом...

Скорее всего, единственной боевой силой помимо Объекта на территории базы являются пешие войска. И говоря о них...

— Полагаю, что это не так уж и удивительно, — бормотал Квенсер. — Студент, никогда толком не державший в руках пушку, не смог бы перестрелять четверых настоящих солдат. Наверно, они были работниками техобслуживания. Они не ожидали, что им придётся перехватывать элитника таким образом, потому были вынуждены отправить за ней команду из небоевого подразделения поддержки.

— Были они тренированы или нет, эти типы, которых ты убил, были настоящими говнюками. Это не отменяет того факта, что ты — рыцарь, спасший принцессу, — навеселе сказал Хейвиа.

Их настроение чуть-чуть улучшилось, когда они удалились от Объекта на почтительное расстояние, пусть и временно.

— Однако раз они вынуждены отправлять на передовую солдат поддержки, это позволяет предположить, что у них не так уж много настоящих солдат. Если бы мы могли избавиться от этого гигантского Объекта, Флорейция и остальные сбежавшие могли бы порешить оставшихся.

— Проблема в том, что делать с Объектом, — сказала элитница.

Квенсер взглянул на самую большую станцию на базе, которая, скорее всего, была станцией техобслуживания.

— ?.. Похоже, что крыша и стены того здания могут открываться.

— Ну, все их усилия направлены на поддержание боеспособности Объекта. Будут огромные неприятности, если их атакуют во время проведения техобслуживания. Бьюсь об заклад, что часть пушек продолжает функционировать даже во время ремонтных работ, так что они могут пресечь любую атаку.

— Но если Объект активен, как они могут работать с ним?

— Водомерка оборудована более сотней пушек, так что у них останется как минимум пятьдесят, если они отключат половину на время техобслуживания. Раз так, в этот момент его активность сведена к минимуму.

Квенсер оглядел всю базу, слушая речь Хейвиа.

— ...Так что мы должны взорвать? — спросил своих сослуживцев Квенсер, размышляя о структуре отдельных зданий. — Потеря какого сооружения доставит им больше всего проблем?

— Ты ведь уже знаешь? Ноги. Там должен быть склад, в котором хранятся запчасти для ног Водомерки.

— ? — элитница выглядела озадаченно, но Квенсер кивнул в знак согласия.

— Хоть эта гигантская туша парит над землёй, на её ноги оказывается довольно большая нагрузка. Это весьма плачевно для такой махины, которая опирается всего на четыре ноги, лишь нижняя часть которых имитирует воздушную подушку.

— Согласно нашим записям, эта треклятая водомерка возвращается на базу каждые двенадцать часов для проведения техобслуживания ног. Похоже, что этим «хрустальным туфелькам» на этих лапах требуется тщательный уход. Постоянная подача высокой энергии, достаточной для того, чтобы такая масса парила над землёй, приводит к расплавлению металлических деталей.

— Мой Объект тоже использует статическое электричество, но он может работать полгода без замены деталей. Я запомнила это, потому что замене подлежал в основном подключаемый бокс со сжатым отработанным газом из JplevelMHD-реактора.

— Это из-за рабочей поверхности, так? Плоская поверхность ходовой части, что в форме перевёрнутой буквы Y, имеет длину много сотен метров, так что нагрузка на отдельную часть выходит не такая большая. Но эта Водомерка скользит лишь на окончаниях ног, так что они изнашиваются куда быстрее. В этом и состоит кардинальная разница, из-за которой одни меняют запчасти раз в полгода, а другие раз в полдня.

— ...Раз это полдня, не означает ли это то, что их Объект сможет преследовать нас ещё двенадцать часов после того, как мы уничтожим станцию?

— Определённо, если он успеет заменить свои «хрустальные туфельки» на новые. Прошло какое-то время с момента последней замены, и на его ноги оказывалась повышенная нагрузка, ведь он сражался с Объектом принцессы. Я бы сказал, что его ходовая часть сейчас практически сгорела. Если подумать, это довольно удивительно, что он до сих пор не вернулся на базу.

— Значит, если мы взорвём склад запасных деталей... — пробурчала девушка.

— Будет невозможно заменить их. Объект сожжёт свои ноги и не сможет двигаться. Даже если он будет форсировать движение, возрастающая температура внутри брони выжжет систему изнутри.

— Мы не сможем уничтожить сам Объект, но мы сможем от него убежать.

— Значит, нам надо придумать способ проникновения на базу, — сказала элитница. Квенсер и Хейвиа осмотрели низкорослую принцессу, и она продолжила. — Как элитник, пилотирующий Объект, я могу предложить идею, как мы можем проскользнуть сквозь их сеть радаров.

Глава 13Править

Вся имеющаяся у них взрывчатка представляла собой остатки С4, которой можно взрывать мосты или камни, и портативная противотанковая ракетница.

Квенсер и Хейвиа стали спускаться от дозорной башни и направились к станции техобслуживания Объекта.

— Должны ли мы оставлять принцессу позади?..

— Если мы пойдём втроём, от этого не будет никакого прока. Если Водомерка вернётся в тот момент, когда мы будем за работой, нам придётся делать ноги. А в таком случае будет лучше меньше оглядываться.

— Ха, я вас умоляю, сэр рыцарь. Даже если простые солдаты типа нас будут схвачены, есть некоторый шанс, что будет соблюдено то соглашение, и к нам будут относиться как к военнопленным. Однако с элитницей совсем другое дело. Её или замучают до смерти с целью выведать наши военные тайны или пустят пулю в лоб, чтобы на корню уничтожить способность нашей армии сражаться. Ты просто хочешь быть уверенным, что она благополучно смотается, если мы всё просрём.

— Как я и сказал: так будет лучше.

Квенсер с трудом перебирал ноги в снегу, на его лице показалась слабая улыбка. Из-за холода она получилась тугой и нескладной, но оттого не менее естественной.

— Ты прям ободрился, — сказал он Хейвиа.

— Ещё бы. Нападать на вражескую базу вдвухе с каким-то тощим выродком гораздо увлекательнее, чем бегать по округе от монструозного Объекта.

Они знатно воспряли духом от этих саркастичных высказываний, посыпавшихся одно за другим.

В итоге они достигли ограждения позади базы. Территория вражеской базы была огорожена сетью из синтетического волокна, но было непохоже, чтобы к ней были присоединены какие-нибудь датчики.

— Что думаешь? Нам перебраться через неё?

— Нет, олень. Солдаты точно нас заметят, если мы поднимемся на два метра. Мы должны проделать дыру в ограждении, — прошипел Хейвиа, извлекая нож со своей талии. Длинным лезвием он одним махом прорезал волокна, сплетённые в ограждение, одно за другим. На это ушло некоторое время, и они начали беспокоиться, не заметит ли их патруль, но обошлось без этого. Похоже, что они в самом деле оставили все заботы Объекту.

— Пошли.

— Слушай, как ты думаешь, где хранятся запчасти для ног? — спросил Квенсер, ныряя в дыру в ограждении. Похоже, что внушительные бетонные здания стояли тут и там, по всей обширной территории базы. Многие из них представляли собой антенные установки, обеспечивающие поддержку Объекта. Расстояние между зданиями было на удивление большим, то ли для того, чтобы было проще засекать врага с дозорной вышки, то ли для беспрепятственного перемещения Объекта.

Хейвиа ответил, спрятавшись за ближайшим зданием.

— Не знаю. Но Объект должен получать обслуживание каждые полдня. Это должно быть такое место, в которое входит и выходит большинство людей.

— Кстати, а сколько прошло времени с тех пор, как Водомерка отправилась в путь?

— Она должна уже скоро вернуться, так что мы должны подорвать эти запчасти до того, как это случится.

Если они смогли бы лишить Водомерку сервисного обслуживания, она застряла бы на базе. Однако если её успешно восстановят, она сможет беспрепятственно двигаться в течение последующих двенадцати часов. Если это произойдёт, их бежавшие командиры с солдатами точно будут перебиты.

Квенсер осмотрел окружающие здания через оптический прицел и заметил, что у одного из зданий непомерно много следов на снегу, ведущих к его входу. Снежные бури замели эти следы, но снег в этой области был грязноватого оттенка. Он мог различить следы ста или двухсот человек, а также следы от колёс и гусениц, что оставили тяжёлые грузовозы.

— Это здание не такое большое, чтобы в нём поместился Объект.

— Так эти следы оставили во время транспортировки запчастей к станции техобслуживания?

— А может, это популярный стриптиз-клуб. Если так, то кончится тем, что мы ввяжемся в потасовку с сотней-другой придурков с вигвамами в штанах.

Квенсер осмотрел через оптический прицел дозорные вышки по краям базы, но большие антенны на радарных установках, что были построены явно позже, полностью загораживали обзор с этих вышек. Опять же, приоритет отдан Объекту. В любом случае, их не должны поймать, если они побегут через базу в этом направлении.

Квенсер и Хейвиа выбежали из-за здания и рванули по обширной заснеженной территории. На бег у них ушло десять секунд, но им показалось, словно сердце было готово выскочить из груди.

Не послышалось никаких снайперских выстрелов с дозорных башен.

Они прижались к стене склада.

— Пошли через запасной вход. Ты знаешь, как открыть электронный замок?

— Если придётся, мы можем использовать С4 для подрыва двери.

— Отличная мысль. Если бы только это не привело всех солдат на этой базе к нам.

Обменявшись фразами, Квенсер и Хейвиа обогнули складское помещение и оказались у запасного входа, который оказался незапертым.

— ...Полагаю, что они даже в мыслях не допускают вероятности проникновения вражеского диверсанта.

— А я ещё думал, что содержание охранников на нашей базе — это пустая трата средств...

Они отворили маленькую дверь и проникли на склад. Здание было пятьдесят метров в ширину, сто в длину и пятнадцать в высоту. Это, по-простому, было обширное помещение без внутренних стен. Металлические балки тянулись через помещение горизонтально и вертикально. Металлический каркас выглядел довольно по-обычному и походил на гигантские полки в книжном шкафу.

Эти книжные полки выстроились в ряд с огромными цилиндрическими предметами. Эти цилиндры были примерно метр в диаметре и пять в длину, что делало их похожими на двигатель истребителя. Согласно своим знаниям об Объектах, Квенсер предположил, что они вырабатывают большое количество статического электричества за счёт вращения турбин.

— Полагаю, что это элемент ходовой части, но...

— Ага, на моей станции мы проводили анализ боевых записей и пытались предсказать особенности дизайна вражеского Объекта. Я уверен, что именно такую деталь видел на предсказанной диаграмме, — согласился Хейвиа.

Квенсер взглянул на боковую часть турбины, где был изображён номер. Это мог быть просто указатель для значения электричества, вырабатываемого здесь, но...

— ...Что за чёрт? Тут что ли знак десятичной дроби в неправильном месте? Если это точное число, то эта мощность получится вдвое больше той, какая должна быть, если ничего не путаю, у плазменной пушки.

— Чтобы позволить такому тяжёлому объекту парить и перемещаться на огромной скорости, они должны были забабахать что-то в этом роде. Команда, которая занималась симуляцией электрических процессов, предположила, что на каждую ногу должно идти десять таких турбин.

— В двадцать раз больше мощности, чем требует плазменная пушка? И это только для одной ноги?

— Смотри, — сказал Хейвиа, отодвинув защитное покрытие турбины и заглянув внутрь. — Эта штука битком набита датчиками. Они выглядят словно те жуткие часовые бомбы из твоих фильмов. Это всё ради экстремальной безопасности. Они хотят быть уверенными в том, что если одна из турбин внезапно выйдет из-под контроля, они смогут вовремя её остановить.

— ...Если подумать, я слышал, что турбины могут саморасплавиться, если будут продолжительное время вырабатывать энергию.

— Будет слишком поздно, когда они сами расплавятся, — сказал Хейвиа. — Реактор и ноги оборудованы несколькими аварийными трансформаторами и разгрузочными устройствами, но вряд ли их хватит на количество энергии, с которым им пришлось бы иметь дело в случае бесконтрольного возрастания мощности. Если все турбины на одной ноге выйдут из-под контроля, это приведёт к выбросу энергии, в двадцать раз превышающей мощность плазменной пушки. Я ставлю на то, что аварийные трансформаторы и разгрузочные устройства будут перегружены в случае расплавления турбин и не смогут выполнять свои функции. Эти устройства будут разнесены на куски.

Вот почему в турбинах было установлено так много сенсоров. Если они узнают про поломку заранее, то смогут решить проблему излишнего выделения энергии посредством поэтапной разрядки турбин.

— Их функциональность, может, и оптимизирована... но конструкция Водомерки предполагает массу лишних сложностей.

— Это лишь один нюанс при проектировании Объектов, предназначенных для заснеженной местности. Такой, как у принцессы, предназначен для оптимального функционирования в любых условиях, а Водомерка создана исключительно для Аляски. Они оба являются Объектами, однако при их создании применялся совершенно разный подход, — сказал Хейвиа. — Глубокий снег может замедлить тебя, так что высокая скорость перемещения — это хорошее подспорье... Именно это стало причиной поражения нашей принцессы.

Но если турбины не получится заменить, Квенсер с остальными станут победителями. Если производитель статического электричества для ходовой части Водомерки будет разрушен и не получится провести его замену, тогда вражеский Объект встрянет. И у них имелся заряд С4, чтобы провернуть это дело.

Вот только...

Глава 14Править

Внутри дозорной вышки, что располагалась неподалёку от базы, находилась элитница и ждала возвращения Квенсера и Хейвиа. Внезапно её уши дёрнулись, и она неистово обернулась.

Она услыхала гулкий, громоподобный грохот, издаваемый Водомеркой во время перемещения за счёт мощного статического электричества. Похоже, что она возвращается к базе, поскольку близится срок её техобслуживания.

Если эта штука пересечётся с теми двумя на территории базы, их совершенно точно убьют.

Как раз на такой случай у девушки была рация. Она должна была связаться с Квенсером и Хейвиа, чтобы те смогли сделать ноги. Их план пойдёт насмарку, но зато они выживут. Если их план по уничтожению ходовой части Объекта провалится, они просто должны будут придумать новый план.

Девушка потянулась к переключателю на рации, но внезапно остановилась.

(...Дело плохо...), слышимо сглотнула она.

Вражеская база состояла из станций техобслуживания и радарных установок с огромными антеннами для поддержки Объекта. Похоже, что их применяли для более эффективного обнаружения врага в условиях снежной бури, но если она будет использовать рацию рядом со всеми этими высокоточными радарами...

(Они точно засекут. И не только меня, они догадаются, что сигнал был послан куда-то на базу.)

Рация была нужна ей для того, чтобы предупредить товарищей об опасности, но сама по себе радиосвязь может оказаться опасной. Однако без радио она не сможет рассказать им о появлении Объекта.

Водомерка продолжала приближаться к базе.

(Что мне делать?)

Элитница таращилась на рацию. Она не хотела, чтобы те двое погибли. И дело было не в долге элитного пилота, который поклялся защищать всех своих солдат. Она просто не хотела, чтобы вставшие на её защиту парни напрасно погибли.

Товарищи по оружию.

Когда это слово всплыло в её разуме, элитница кивнула.

(Первостепенная задача врага — это элитный пилот, управляющий Объектом...)

Она глубоко вздохнула и стала пристально смотреть на гигантское орудие. Это был её последний шанс, чтобы стать наживкой.

Глава 15Править

С зарядом С4 в руках Квенсер скривился ещё больше.

— И что нам делать? — бормотал он дрожащим голосом.

Запчасти Объекта были прецизионным оборудованием без какого-либо внешнего корпуса, так что не составит никакого труда взорвать их с помощью С4. Однако...

— Их тут довольно много. Имеющейся у меня взрывчатки не хватит на все!

Целое помещение было практически полностью заставлено цилиндрическими деталями. Квенсер сжал зубы, глядя на наглядную демонстрацию их чрезмерной осторожности.

Объекты были синонимом войны.

Каждый на этой базе будет убит, если Объект выйдет из строя. Огромное количество запасных деталей на этом складе показывало, насколько они боятся этого. Враги достаточно коварны, чтобы свалить обязанности по убийству на Объект, но они прекрасно осознают его слабости.

Хейвиа замешкался точно так же и хлопнул Квенсера по плечу.

— Слушай, давай просто взорвём всё здание. Даже если мы не можем уничтожить каждую отдельную часть, мы можем разрушить их все, завалив их обломками. Нужно только взорвать несущую часть здания!

— Как ты можешь быть точно уверенным в том, что впоследствии какая-нибудь одна турбина из этой тысячи не сможет быть использована? И даже если все они выйдут из строя, они смогут разобрать несколько штук и собрать одну работающую!

— Но это... нет, ты прав. Поддержание функционирования Объекта — для них это вопрос жизни и смерти. Я не удивлюсь, если они окажутся достаточно упорными. Но что ещё мы можем сделать?

— Дерьмо!!! — выругался Квенсер и побежал через склад. Он оглядывал каждый стеллаж, из которых был сделан металлический каркас, в надежде узнать что-нибудь полезное. Пока он смотрел на дисплеи, его нетерпение увеличивалось, что мешало понимать хоть что-нибудь из увиденного.

В то же время Хейвиа взглянул в сторону выхода.

— Эй, это опасно. Нам реально пора закругляться! Если мы не можем разобраться с ходовой частью Объекта, нет смысла дальше тут оставаться! Нам надо валить отсюда!!!

— Погоди ещё немного! Тут должно быть что-то! — ответил Квенсер, листая найденное руководство по эксплуатации турбины. Когда он услыхал звук приближающегося грозового облака, его сердце чуть не остановилось.

Это был звук движущейся Водомерки.

— Вот дерьмо!!! Почему принцесса не предупредила нас по рации?! — завопил Хейвиа, но Квенсер проигнорировал его вопли.

Зайдя так далеко, они могут бессмысленно погибнуть, если не предпримут ответных мер.

(Погодите секунду. Эта комбинация из четырёхуровневого датчика и автоматического переключателя...)

Квенсер метал взгляд между руководством по эксплуатации и стеллажами.

(Какое значение?! Если бы я знал ведущее значение!..)

— Время вышло, герой! Если мы не уберёмся отсюда через тридцать секунд, мы окажемся в ловушке!

— Дай мне ещё минуту!

— С чем ты тут возишься? Разве не ты заключил, что мы не сможем их подорвать?

— Ещё сорок пять секунд!!!

Хейвиа услышал приближающиеся звуки многих шагов. Похоже, что Квенсер потерял чувство реальности из-за той надежды, что он якобы увидел перед собой. Прям в тот момент, когда Хейвиа собрался пнуть его по заднице, чтобы заставить двигаться, Квенсер вернулся к реальности.

— Пошли. Мы ещё успеем?

— Поскольку кое-какой придурок тратил попусту время, это будет немного щекотливо, но надежда есть! Сюда!!! — сказал Хейвиа, побежав по направлению к запасному выходу. Он со скрипом открыл дверь и выглянул наружу как раз в тот момент, когда гигантский Объект пронёсся мимо. Похоже, что он направляется в зону техобслуживания. Солдаты поддержки следовали за ним.

— Мы сможем?

— Это будет похоже на продирание через пчелиный улей, но у нас не будет другого шанса. Радарная станция будет переведена в режим максимальной готовности во время техобслуживания Объекта. Мы должны покинуть базу до того, как будет активирован этот режим.

Тут они услышали лязгающий шум. Он шёл не от запасного выхода. Небольшая дверь рядом с огромным люком в передней части помещения была открыта.

— Проклятье, пошли.

Квенсер и Хейвиа стали толкать друг друга, пытаясь выбежать со склада.

Похоже, что вражеская армия немного растеряла бдительность после разрушения их главной угрозы в виде Объекта. Большое число людей собралось вокруг Водомерки словно на триумфальный парад.

— Эй, ты не собираешься использовать ту С4? Присоедини взрыватель и раскидай её по всей территории.

— Ты хочешь совершить диверсию?

— Как только обслуживание этой чёртовой Водомерки завершится, нам нужно будет придумать план того, как выиграть немного времени для побега. Если они получат сообщения о массовых взрывах на территории базы, они заключат, что на них напал вражеский бомбардировщик, и тогда они запустят Объект, чтобы разобраться с ним.

Квенсер подхватил идею Хейвиа, принялся вставлять взрыватель и разбрасывать заряды С4 по округе. В самом деле, С4 им больше не понадобится.

Избавившись от всей имеющейся взрывчатки, они понеслись к дыре, что сделали в ограждении. А потом Квенсер кое-что приметил.

Он внезапно остановился.

— Что не так, герой?! Ты что-то забыл?!

— Угу. Принцессу схватили!!!

Лицо Хейвиа стало шокированным под серьёзным взглядом Квенсера.

Они прошли позади ближайших зданий, а вовсе не в дыру в ограждении, и выглянули из-за них, так что их обзору открылся центр базы.

Вдалеке они увидели закованную в кандалы элитницу, которую силком вели рядом с Водомеркой. Их победоносный настрой был обусловлен не только лишь возвращением Объекта. Они были воодушевлены, потому что им выпал шанс линчевать человека, который был главной угрозой их жизням.

Квенсер поочерёдно смотрел то на дыру в ограждении позади них, то на элитницу в центре базы.

— Чёрт побери. И что нам делать?! — спросил он?

— Что нам делать?.. О, нет. Я конечно признал в тебе рыцаря, но ты не можешь сейчас думать о том, как спасти её из такой передряги!

— Так мы должны просто бросить её?! Я не говорю, что мы должны тягаться с Объектом. Мы только что разбросали С4 вокруг, помнишь? Если мы сможем внести неразбериху в стан врага, возможно, у нас появится шанс спасти её!

— И это вдвоём?! У них есть Объект. И даже если не было бы, ты вообще видишь, сколько там солдат?! Ты представляешь себе, какое мы должны получить подкрепление, чтобы пробиться через них?

— Но без Объекта будет совсем другое дело, правда?

— Что?

— Если мы сможем вывести из строя Водомерку, мы сможем воспользоваться обычным подкреплением в виде танков и истребителей?

Квенсер сжал зубы и принялся манипулировать с рацией в своей руке. Он не собирался подорвать все заряды С4. Он пытался связаться с Флорейцией и остальными бежавшими, но Хейвиа отчаянно ухватил его за руку, когда понял его задумку.

— Ты придурок!!! Эта база — большая радарная станция! Если ты пошлёшь туда радиосигнал, они засекут нас в два счёта!

— Но...

— Мы ничего не можем сделать. Даже если мы свяжемся с Флорейцией и другими, ты действительно считаешь, что они придут?

— Так мы должны просто бросить принцессу?! Ты ещё помнишь, почему мы изначально разделились с основными силами и пришли сюда? Это потому, что мы не смогли бросить её!

— Проклятье, — сказал Хейвиа и еле слышно щёлкнул языком. Похоже, что он метался между чем-то, но наконец собрался с мыслями и продолжил. — Мой военный инструктор обучил меня одному трюку во время тренировок.

— ?

— Если увеличить мощность инфракрасного датчика на портативной противотанковой ракетнице восьмого поколения до максимального значения, проделать кое-какие регулировки в интерфейсе прицеливания и подключить её к порту рации, то инфракрасный сигнал поймает военный спутник на орбите, что позволит осуществить передачу.

— Погоди, ты имеешь в виду...

— Но нет никаких гарантий, что местные радарные станции не засекут этот сигнал, и не будут запущены дипольные ракеты, чтобы заблокировать любой сигнал от спутников. Инструктор, обучивший меня этому, сказал, что это должно применяться как крайняя мера при подаче сигнала SOS. Будет настоящее чудо, если связь продлится хотя бы минуту.

Буквально выплюнув это объяснение, Хейвиа опустил ракетницу и принялся проводить необходимые приготовления. Квенсер убрал оболочку с интерфейса прицеливания ракетницы.

— Ты знаешь, где и когда спутник будет прямо над нашими головами?

— Взгляни на график в файле 399 на своём портативном устройстве. Если он не отклонился от своей стандартной орбиты, ты сможешь вычислить его положение даже в режиме оффлайн.

Хейвиа соединил рацию и портативную противотанковую ракетницу с помощью кабеля и стал медленно водить дулом по небу в соответствии с данными из портативного устройства Квенсера. Из динамиков рации стало литься короткое потрескивание.

— Вот, Хейвиа... Хорошо, похоже, мы нашли спутник.

— Поторопись и обезопась канал связи, а потом установи через спутник соединение со средством связи Флорейции. Я не имею понятия, сколько проработает такой ручной способ настройки!!!

Несмотря на скороспелый метод, они использовали правильный армейский код, так что спутник передал полученный сигнал. Как только было получено подтверждение того, что связь установлена, Квенсер заговорил.

— Это Квенсер. Вы слышите меня, Флорейция? В данный момент мы рядом с вражеской базой!

— ?!..

На том конце они услышали чьё-то тяжёлое дыхание.

Из-за того, что они посылали сигнал через портативную ракетницу, были слышны посторонние шумы. Шум был громче голосов, но кое-как они смогли обмениваться фразами.

— Принцесса была схвачена солдатами на этой базе. Мы собираемся пойти её спасать. Можете протянуть нам руку помощи? База состоит преимущественно из станций техобслуживания Объекта и радарных установок, так что у них вообще нет ни танков, ни истребителей. Если мы сможем что-нибудь сделать с Объектом, мы можем запросто победить их!!!

— Тебе известно, насколько опасен тот Объект? Забудь о принцессе. Тебе нет нужды умирать там, и Квенсер, ты даже не настоящий солдат. Никто не будет тебя обвинять, если ты сбежишь!!!

— Мы разберёмся с Объектом, — отчётливо сказал Квенсер. Никому и в голову бы не пришло, что он сейчас блефует. — Флорейция, можете подождать до того момента, когда огромная туша Объекта взлетит на воздух. Но если вы хотя бы на мгновение можете поверить в наш успех, вышлите нам хотя бы один танк! Единственный танк может полностью изменить сложившуюся ситуацию. Прошу, обдумайте это!

— Хорошо, но на вашем месте я бы не лелеяла лишние надежды.

— Я волен лелеять всякую надежду, какую пожелаю, — сказал Квенсер, после чего вырубил рацию. Затем он развернулся к Хейвиа. Тот унял дрожь в теле и сказал:

— Ага, но вряд ли есть хоть какой-то шанс на то, что Флорейция придёт с подкреплением. Что точно, ты запросил у неё помощь не по уставу. Она не станет рисковать своими подчинёнными ради сомнительной авантюры.

— Теперь нам остаётся только изо всех молиться об успехе и взорвать Объект своими собственными усилиями.

— Ты говоришь это так, словно это что-то простое. И я даже не заикался о том, что буду помогать тебе спасать принцессу.

— Ясно, — Квенсер не показал никакого возмущения на желание Хейвиа сбежать. Он был вынужден втянуть его раньше, но нет никакой гарантии, что они выживут в следующий раз. К тому же, то, что Квенсер задумал сделать дальше, даже не было боевыми действиями. Более того, он был благодарен Хейвиа за то, что тот всё это время был рядом.

— ...Прости, что заставил тебя пройти через всё это. Беги с базы через дыру в ограждении, а потом беги через лес. Я сделаю всё, что смогу, чтобы отвлечь их внимание на это время.

— Стой, чёрт возьми. Не наноси мне такой душевной травмы! Ты даже не оставляешь мне выбора?!

Хейвиа продолжал упорно глядеть на дыру в ограждении, но когда Квенсер рванул вперёд и спрятался за следующим укрытием, Хейвиа последовал за ним.

Квенсер и Хейвиа вышли на миссию, а шанс её выполнения стремился к нулю.

Разумеется, никакого чуда не произошло. Через какие-то десять минут их засекли, снайпер произвёл предупредительные выстрелы по земле рядом с их ногами, и они сдались, задрав руки над головами.

Глава 16Править

Квенсера, Хейвиа и элитницу привели в центр базы поддержки. Им приказали встать на колени и заложить руки за головы. К каждому из них сзади был приставлен солдат, держащий оружие у их затылков. Их окружили люди с базы, чтобы посмотреть на публичную казнь.

— Какая печальная история, правда? Прекрасный пример того, как рыцарь возвращается, чтоб спасти принцессу.

— Ты издеваешься, да?

— Вот дерьмо. Объект заходит в зону техобслуживания.

Пока Хейвиа и элитница обменивались репликами, Квенсер беззвучно глядел на медленно надвигающуюся Водомерку.

(...Как вы думаете, если я слегка пошумлю, мы сможем удрать?)

(...Ааа? Ты про заряды С4, которые мы разбросали вокруг? Если это каким-то образом подорвёт Объект, то мы могли бы и сбежать.)

(Я говорю серьёзно.)

(...Я тоже.)

Тем временем один солдат ступил вперёд и встал напротив Квенсера и остальных. Жуя какую-то жвачку, он плюнул на голову Квенсера жёлтой слюной.

— Мы собираемся поджарить вас с помощью главного орудия Объекта, — затем он повернулся к элитнице. — А что касается тебя, мы применим гипноз с электричеством, чтобы выудить из твоей головы всю ценную информацию. Твоя личность никогда не восстановится, но всё закончится через тридцать минут. После этого мы разденем тебя догола и подвесим на главной пушке Объекта, чтобы ты замёрзла до смерти. Может быть, дикари, что рыскают по лесам и горам, сдадутся, когда увидят это.

— ...Значит, вас не волнуют никакие постановления касательно военнопленных? Кажется, я знаю, кто здесь истинный дикарь, мудозвон, — выдал такой комментарий Хейвиа, и в следующую секунду в его щёку понёсся кожаный армейский ботинок. От полученного удара он утоп в снегу. Прокашлявшись, он заглянул в глаза солдата, которые сияли мощью.

— Техобслуживание завершено, так что настало время казни, — с издёвкой сказал вражеский солдат.

С громким шумом, похожим на церковный колокол, отворились стены и потолок станции техобслуживания. Появившимся оттуда бы Объект с пятидесятиметровым главным телом и огромными пушками, торчащими во всех направлениях, с которыми его суммарная длина превышала сто сорок метров. Водомерка с более чем сотней орудий теперь простирала свою власть на всю заснеженную землю Аляски. После замены элементов ходовой части громоподобный звук, создаваемый мощным статическим электричеством, будто бы стал чуть чище.

Он был где-то в трёхстах метрах от их, но с мощностью его пушек такое расстояние не играло никакой роли. От увиденной картины они почувствовали, будто эта штука тут же раздавит их своими лапами, стоит им лишь шелохнуться.

Глядя на Объект, Квенсер прошептал Хейвиа.

(Пригнись, когда я побегу. Используй вон тот снегоуборочный трактор как укрытие.)

(Эй!!!)

У Хейвиа не хватило времени, чтобы остановить его. Квенсер понёсся на солдата, который направлялся к ним. Окружающие солдаты подняли свои винтовки, но не стали нажимать на спусковые крючки из-за замешательства. Возможно, благодарить стоит тот факт, что они были всего лишь солдатами поддержки, не прошедшими через должные тренировки.

Вражеский солдат, наверно, решил, что Квенсер намеревается выхватить у него винтовку, потому отвёл её назад. Однако Квенсер не собирался хвататься за винтовку. Он схватился за прямоугольный передатчик, что был прицеплен на плече солдата, как нож.

— Ложитесь!!! — проорал Квенсер, когда солдат отпихнул его в сторону. Он манипулировал передатчиком большим пальцем, катясь по земле, несмотря на кучу дул, направленных на него. Хейвиа заключил, что Квенсер собирается взорвать разбросанные ими заряды С4, потому запрыгнул за снегоуборочный трактор, прихватив с собой элитницу.

Однако случилось совсем другое. Квенсер вовсе не подорвал С4, разбросанные им как шутихи. Он подорвал ногу Водомерки.

С взрывным звуком одна из четырёх лап в трёхстах метрах отсюда взорвалась изнутри. Этот взрыв произошёл не вовне. Он совершенно точно раздался под толщей брони.

Когда Квенсер увидел все запасные детали на складе, он понял, что невозможно взорвать их все. Вот почему он попытался определить, которая деталь будет заменена в Объекте при следующем сервисном обслуживании, и заложил С4 туда. Ему предстояло ещё много выучить, но его знаний о конструкции Объектов было достаточно для того, чтобы определить наиболее важные элементы в деталях Объекта и заложить в них бомбу так, чтобы её не обнаружили.

Со своей толстой бронёй Объект не может быть уничтожен даже ядерным взрывом. Однако взрыв под слоем брони способен разрушить внутреннее оборудование Объекта. К тому же, взрыв уничтожил турбину, которая вырабатывает необходимое для движения статическое электричество. Каждая из этих турбин по мощности вдвое превышает мощность плазменной пушки, а это означает, что каждая нога использует мощность, в двадцать раз превышающее это значение в обычных условиях. Оттого этот участок довольно уязвим.

Что же произойдёт, если этот участок будет разрушен?

Куча датчиков установлена в турбинах, чтобы заранее предсказать поломку и поэтапно остановить их, чтобы минимизировать урон. Какая нагрузка будет оказана на аварийные трансформаторы и разгрузочные устройства — как и на сам реактор — в случае, если взрыв одной турбины приведёт к цепной реакции, в результате которой взорвутся все остальные?

Солдат, у которого Квенсер стащил передатчик и который направлял винтовку на парня, взглянул в сторону внезапного взрыва.

Но...

— Ты думал, что сможешь уничтожить Объект с помощью такого взрыва? — ликующе сказал он.

Изначальный взрыв привёл к ещё нескольким взрывам, однако они ограничились лишь одной ногой. Этого было недостаточно, чтобы уничтожить Водомерку целиком.

— Ты знал, что пять процентов от массы нашего Объекта это предохранители? Несколько простых солдат, пробравшихся в хранилище и учинивших несколько шалостей, не смогут навредить ему.

Устроив взрыв, Квенсер запрыгнул за снегоуборочный трактор, а солдат, стоявший в середине открытой заснеженной площадки, целился в него из винтовки.

— Превосходство Объекта никогда не будет низвергнуто. Таково поле боя, на котором мы сражаемся.

HO v01 10

— Вот как? — но Квенсер продолжал улыбаться даже в такой безнадёжной ситуации. — А вот вы знали, что в Объекте нашей принцессы и вашей Водомерке установлены одинаковые устройства? Я видел упоминания о нём в вашем руководстве по техобслуживанию. Некоторые Объекты оборудованы охранными устройствами для того, чтобы не допустить их попадание в руки врага. Если он не будет уничтожен, но и не сможет дальше функционировать, враг может захватить его и проанализировать технологии. Чтобы предотвратить это, специальный газ из плазменных пушек применяется для подрыва всего Объекта.

В руке Квенсера что-то вдруг появилось, как будто он был сценическим фокусником. Предмет был достаточно мал, чтобы хорошо лежать в его ладони, и походил на прямоугольную монтажную плату.

— Устройство регулируется прецизионными датчиками, так что оно никогда не активируется без необходимости.

Вражеский солдат моментально понял, что представляет собой эта монтажная плата. Однако было уже поздно что-то делать.

— Но если этот датчик удалён из взорванной турбины, как ты считаешь, не скажется ли это на нормальном функционировании?

В конце концов взрыв С4 привёл к дисфункции в охранном устройстве Водомерки, в результате чего оно активировалось. Специальный газ, необходимый для создания низкостабильной плазмы, заполонил особое пространство внутри гигантской машины... и привёл к умопомрачительному взрыву незадолго после.

Огромный взрыв плазмы внутри Объекта моментально охватил ещё и реактор. Однако это был умышленный взрыв, послуживший уничтожению всей секретной информации. Его сила была установлена на таком уровне, чтобы предотвратить похищение секретных технологий для последующего анализа, так что видимый взрыв был куда слабее того максимума, с которым может жахнуть реактор сам по себе.

Как бы то ни было, все слова стихли.

Гигантская сфера, являвшаяся главным телом Объекта, расширилась от взрыва, и из неё во все стороны напустились вспышки чистого белого света вместе с мощной взрывной волной. Вражеского солдата, стоявшего вне укрытия, отбросило взрывной волной. Он согнулся пополам и улетел на несколько десятков метров, после чего свалился на снег. Схожее случилось с остальными вражескими солдатами.

Гигантский Объект был повержен боевым инженером из плоти и крови. Неслыханное событие, бросившее вызов самой парадигме войны.

Это достижение воплотилось в жизнь благодаря комбинации навыков Квенсера, Хейвиа и элитницы. Боевой инженер, какие обычно действуют на заднем плане, подрывая скалы и мосты для прокладывания или разрушения путей, возвысился до статуса героя, который смог повлиять на исход целой войны.

Однако у него не было времени, чтобы наслаждаться этим фактом.

— Гваааааххх!!! — Квенсер моментально прыгнул в укрытие, но не смог остаться невредимым. Хоть до Объекта было больше трёхсот метров и Квенсер спрятался за снегоуборщиком, яркая вспышка поразила его глаза. Поверхность стального трактора опалилась, и он завалился на бок.

Сильная боль разразилась в его голове, а его слух почти полностью исчез. Всю спину охватила жгучая боль. Он принялся неистово тереть свои глаза, поскольку видел лишь чистые белые вспышки, и попытался отыскать Хейвиа и элитницу, которые должны были свалиться неподалёку в таком же состоянии.

Тут он услышал клацающий звук где-то рядом. Несколько солдат чудесным образом умудрились выжить, как и Квенсер с двумя другими. Его зрение наконец восстановилось, и он увидел нескольких солдат, отчаянно пытавшихся нацелиться на него из винтовок, будучи контуженными от взрыва.

Квенсер снова почувствовал передатчик в своей руке. Он установил частоту и послал сигнал зарядам С4. Разбросанные им заряды взорвались, и вражеские солдаты с винтовками в руках забавно подлетели в воздух.

Квенсер прокричал в адрес Хейвиа, который валялся рядом.

— Ты можешь бежать?! Хватай какую-нибудь винтовку и веди ответный огонь!

— Будь ты проклят! Это ты называешь «немного пошуметь»? Да я сам перепугался до смерти от таких приколов! — выпалил Хейвиа, подбирая лежащую на снегу винтовку.

Хоть они и умудрились уничтожить Водомерку благодаря череде невероятных совпадений, в их планы не входило уничтожение всей базы техподдержки. Они должны были лишь безопасно сбежать.

Но...

— ?!

Когда Квенсер и остальные побежали к выходу с базы, один солдат перегородил им путь. Он уже держал наготове винтовку и нацелил её прямо в грудь Квенсера. Они уставились друг на друга в этой безнадёжной ситуации. Квенсер отчётливо видел улыбку на лице солдата. А потом он услышал выстрел.

Однако он раздался не из винтовки того солдата. Снайперская пуля прилетела откуда-то совсем издалека и пробила голову солдата аккурат сквозь висок.

Остальные солдаты шокировано развернулись в сторону выстрела и как раз увидали ракетный залп по базе, произведённый из-за её пределов. И удивились этому не только вражеские солдаты. Квенсер и двое других были спасены прикрывающим огнём, но они не верили своим глазам.

— Они в самом деле пришли... Это ведь подразделение Флорейции?!

— Вот те на. Похоже, что эта пара гигантских сисек, помешанная на Японии, может быть хорошим командиром!

Вражеская база состояла из радарных установок и станций техобслуживания Объекта. Остальные силы представляли собой какие-то пешие подразделения. У них не было ни одного танка и даже бронированного тяжеловоза.

С другой стороны, армия Квенсера и остальных была снабжена танками и истребителями, которые они постоянно клеймили как ненужные пункты расходов. Было стойкое убеждение, что это устаревшее вооружение никогда не будет применено, однако теперь-то оно показало свою истинную цену.

Череда взрывов пронеслась по базе, и вражеские солдаты отправились в воздух. Посреди этого бардака Квенсер схватил элитницу за руку и побежал к выходу с базы. Похоже, что часовые по периметру были истреблены гаубицей.

Хейвиа бежал сбоку от него, периодически постреливая из винтовки.

— Хе-хе. Слушай, Квенсер! Мы будем полными идиотами, если подохнем теперь, после всего произошедшего.

— Ага! Флорейция проделала весь этот путь, потому что поверила в нас. Мы должны выжить хотя бы ради её ожиданий!

Вернулись ли их бежавшие офицеры в бой, потому что победа стала предрешённой после взрыва Объекта? Или же они почувствовали ответственность за свой побег, когда они бросили элитницу на растерзание врагу?

Пробегая через выход, Квенсер развернулся и посмотрел на базу, над которой поднимались клубы чёрного дыма.

Фактически, битва была закончена.

Обе стороны потеряли свои Объекты. Остались лишь обычные войска, способные вести бой. Как только расклад стал таким, разница между двумя армиями стала очевидной. В одной были лишь солдаты поддержки и работники радарных установок, цель которых лишь поддерживать Объект, а в другой — полный комплект старомодных танков и истребителей.

(Солдаты из плоти и крови подорвали тот Объект...)

Парень, умудрившийся своими действиями попереть самые основы войны, безучастно глядел на вражескую базу, где продолжали греметь взрывы и огнестрельные выстрелы.

Похоже, что элитница думала о том же самом, собираясь открыть рот и что-то сказать.

— ...Эти люди, наверно, теперь смотрят на нас как на чудовищ уровня Объекта.

— Не мои проблемы, — сказал в свою защиту Хейвиа, глядя на базу с перепачканным сажей лицом. — Это война. Это они научили нас этому простому факту, когда проигнорировали наш белый флаг. Из-за Объекта мы позабыли весомость слова «война».

Глава 17Править

Война распространилась по всему миру, но хотя бы напряжённый бой, охвативший Аляску, подошёл к концу.  Объекты обеих армий были уничтожены, и (что довольно редко для нынешней эры) завязался бой между солдатами из плоти и крови. В конце концов Квенсер и остальные остались победителями.

Квенсер, Хейвиа и элитница вернулись с Аляски на свою родину. Они были из разных мест, так что их пути разошлись, как только они покинули базу техподдержки. Однако у них оставался последний шанс увидеться. Была проведена специальная церемония награждения.

Тот, кто вытащил их войско из безвыходной ситуации после разрушения их Объекта, был не профессиональным солдатом. Это был какой-то студент, приставленный к их подразделению для изучения Объекта. Новость о том, что люди из плоти и крови одолели несокрушимый Объект, разлетелась по всему миру, и их наградили медалями.

Квенсер находился в комнате ожидания в зале для торжеств, что был в огромной гостинице, да такой, в какую ещё никогда не ступала его нога. (Вообще-то, он планировал посетить такую после того, как разбогатеет на поприще проектировщика Объектов). Непривычная одежда вызывала чувство дискомфорта, и он без конца пытался поправить дорогостоящий галстук. Однако появление Хейвиа, с которым он так долго не виделся, заставило его позабыть обо всём остальном.

— Я думал, что ты должен быть аристократом. Я никогда не видел, чтобы кто-то выглядел в парадной одежде хуже меня.

— Заткнись! Я забыл про всякое такое, пока гонялся за оленями на Аляске. И не так уж плохо смотрится эта одежда на тебе.

Однако он был из знатной семьи, потому ему не приходилось пересиливать себя, чтобы терпеть атмосферу фуршета в зале для торжеств, несмотря на то, что костюм ему не идёт. Его тело не было без нужды напряжённым, в отличие от Квенсера.

— Так на какое поле боя ты отправишься теперь, Хейвиа?

— Ты тупой? Я только зря тратил время на военной базе, пытаясь добиться какого-то успеха и стать после этого главой семьи. Теперь, когда я во всеуслышание стал одним из тех, кто подорвал вражеский Объект, мне ни к чему больше болтаться с военными. Отныне я могу прожить остаток своих дней в богатстве и комфорте... хотя это звучит так, словно это какая-то досада.

— Ясно. Значит, ты направляешься прямо по пути к «успешной карьере».

— Я бы сказал, ты тоже, ведь так? Я слышал, что военное руководство заинтересовалось тобой и предоставило тебе доступ к государственной базе данных. Теперь ты можешь изучать столько чертежей Объектов, сколько хочешь, без необходимости отправляться на военную базу. С таким огромным количеством образцов ты будешь учиться так быстро, что обставишь далеко позади всех остальных.

Услышав это, Квенсер ущипнул себя за щёку. Это всё ещё казалось ему чем-то нереальным, он с успехом положил начало своей будущей карьеры.

— Чем занимается принцесса?

— Что ж, элитник, пилотирующий Объект, очевидно, не может покинуть поле боя так просто. Что для нас, разрушения Объекта благодаря чуду стало достаточно, чтобы получить общественное признание, но для нашей принцессы-элитницы это в порядке вещей, — сказал Хейвиа, попутно показав, насколько отличается мир, в котором живут элитные пилоты.

Квенсер снова подумал о том бремени, которое несут элитники, пилотирующие одни Объекты и сражающиеся с другими.

Между тем Хейвиа продолжил:

— Она ожидает дальнейших приказов, находясь в новом улучшенном Объекте, который построен по тому же принципу, что и разрушенный на Аляске. Я слышал, что такой огромный Объект требует три-четыре года для постройки с нуля, так что, видимо, уже существовал план переключиться на новый образец... Что ж, не думаешь ли ты, что наша принцесса должна любить поле боя, раз добровольно захотела ожидать в таком месте?

— После всего того, что мы пережили, я не понимаю, как она вообще может хотеть туда вернуться.

— Может быть, как раз из-за того, что мы всё пережили? Она могла получить возможность как следует обдумать ценность жизней простых солдат, таких как мы.

Кто-то внезапно постучал в дверь комнаты ожидания. В комнату просунула голову красивая секретарша, работающая на высокопоставленного представителя армии, и попросила их проследовать в зал для торжеств, поскольку приготовления к церемонии завершены.

Когда они покинули комнату ожидания и пошли вниз по коридору в сторону зала для торжеств, в голову Квенсера пришла странная мысль.

— О, слушай. Ты узнал у принцессы её e-mail?

— Ты олень. Это ещё одна твоя привилегия. Всё-таки это ты первый схватился за винтовку и помчался за ней.

— ...Я надеялся повидаться с ней, пока мы здесь.

— Ну, мы вновь разделимся сразу после церемонии, но давай лучше будем думать о том, как бы отпраздновать наше отбытие, а не горевать из-за разлуки.

Они распахнули двойные двери в зал для торжеств, и их поприветствовали бурные аплодисменты со вспышками фотокамер. Ведомые голосом ведущего церемонии Квенсер и Хейвиа медленно взошли на сцену, где их поприветствовали выдающиеся военные, и получили медали на лентах, которые ценились, наверно, даже больше, чем золотые олимпийские медали.

Под конец ведущий церемонии сделал последнее высказывание.

— А теперь поддержим аплодисментами этих двоих, победивших Объект без помощи другого Объекта. Давайте же воззримся на их путь к следующему полю боя и помолимся, чтобы их превосходные и уникальные стратегии продолжали служить миру в будущем.

(...Эээ. Что только что сказал этот придурок?)

Стоя на сцене, Квенсер лихорадочно бегал взглядом по лицам высокопоставленных офицеров, но они все аплодировали с абсолютно фальшивыми улыбками.

Вот их глаза были серьёзными.

Объекты были синонимом войны. Квенсер почувствовал на себе безмолвное давление, шепнувшее ему, что эти офицеры не намерены отпускать солдат, способных своими руками уничтожить Объект и изменить ход войны.

(...Эй, герой. Слушай сюда. Похоже, это вовсе не шутка. Я только что слышал, что болтал вон тот жиртряс. Я знаю, куда нас теперь назначат!)

(…Куда нас назначат? Это уже решено?!)

(По-видимому, мы будем работать с Объектом принцессы! Похоже, они думали о том, что раз мы умудрились уничтожить вражеский Объект своими руками, то мы сможем нанести врагу ещё больший урон, если у нас будет ещё и свой Объект!!!)

(...Ты серьёзно? Так мы встретимся с теми ужасными Объектами снова?!)

От неожиданного понимания того, насколько сильно в него вцепились определённые люди, Квенсер почувствовал головокружение. Он взглянул на свою медаль, висевшую на ленточке.

(Прошу, скажите мне, что это не закончится чем-то вроде посмертного продвижения по службе.)

Часть 2. Мальчик с пальчик бежит по нефтяному месторождению. Битва с целью предотвратить переправу через ГибралтарПравить

Глава 1Править

Девушка, известная как элитница и получившая прозвище «принцесса» (нравилось ей оно или нет) от своих сослуживцев в армии, находилась на базе техобслуживания, построенной на манер морского порта.

Станция техобслуживания Объекта, что она пилотировала, должна была быть достаточно большой, чтобы соответствовать его пятидесятиметровому размеру. Если бы эту гигантскую конструкцию увидели древние греки, возводившие свои храмы, они, скорее всего, были бы чрезвычайно шокированы. Объект принцессы, Малыш Магнум, уютно примостился внутри этого сооружения.

Объект был окружён подвесными проходами, а принцесса находилась в центре самого Объекта. В центре гигантской сферы, главного тела Объекта, располагался кокпит. Чтобы соответствовать по форме Объекту кокпит был сам в форме сферы с двухметровым диаметром. Кресло было эргономично оптимизировано, чтобы свести к минимуму утомляемость при долгом просиживании, к тому же в него была встроена функция вибромассажа, чтобы профилактировать появление пролежней.

Кокпит в центре не был оборудован ни окнами, ни лобовым стеклом, через которые можно вести наблюдение невооружённым взглядом. Её виденье внешнего мира осуществлялось исключительно через мониторы, которые работают в унисон с камерами и сенсорами. Мониторы были искривлены, чтобы точно соответствовать стенкам сферы, и элитница должна была одновременно лицезреть более трёхсот окон, быстро и тщательно.

Элементов управления было гораздо больше одного.

Принцесса легонько стукнула указательным пальцем по устройству на своей голове, который выглядел как модные спортивные солнечные очки. Это было примером устройства ввода, в котором применяются инфракрасные лучи для отслеживания движения глаз, но помимо него имелся и штурвал, похожий на штурвал истребителя, с большим количеством кнопок, напоминающим клавиатуру. Каждая система управления могла функционировать как основная, а вторая — как запасная.

С множеством главных систем и бесчисленными вариантами функционирования вспомогательных систем складывалось впечатление, что стоило только попытаться разобраться во всём этом управлении, чтобы пошла кругом голова. Однако Объект представлял собой военную мощь целой нации. Неспособность вести бой из-за пробелов в знании системы недопустимо, так что элитный пилот должен был как минимум продраться через всё руководство по эксплуатации, которое помимо всего было толще многих энциклопедий и прочих руководств, чтобы быть уверенными в том, что они справятся с любой предложенной схемой управления и поймут что делать в любой ситуации.

— …, — слегка вздохнула принцесса-элитница в центре Объекта, прохлаждающегося во время техобслуживания. Вздох был вызван вовсе не предстоящей миссией и размышлениями о тех людях, которых она собирается убить. Нет, она держала в руке самый обычный сотовый телефон. С целью предотвратить взлом системы Объект блокирует все сигналы извне кроме нескольких каналов связи, не связанных с системой, но сейчас все заслонки в туннеле, ведущем из кокпита наружу, были открыты на время сервисного обслуживания.

Она смотрела на маленький экран телефона. На нём высвечивалось короткое электронное сообщение. Оно было от её настоящего друга, которого она повстречала на Аляске и который вытащил её из неприятностей.

— Хехе.

Содержание письма было довольно коротким и туповатым, но принцессу это не заботило. Она никогда бы раньше не подумала, что сам отправитель сообщения может значить для неё больше, чем само сообщение.

— Хехехехехехехехехехе, — она принялась гудеть и мотаться влево и вправо в своём кресле, будто пританцовывая. А когда она взмахнула рукой, то тыльной стороной двинула какой-то рычаг. Одна из главных пушек задвигалась с громким шумом и уже собралась снести одну из подвесных дорожек. Принцесса отчаянно дёрнула рычаг обратно, чтобы ненароком не отправить старую леди в хоумран.

Глава 2Править

— Квенсер, миссия вот-вот начнётся. Личные контакты запрещены, так что отложи свой телефон до подходящего времени, — предупредила Флорейция, прекрасный командующий офицер Квенсера.

Квенсер лихорадочно запихнул телефон себе в карман.

— Миссия проста, — хорохорилась Флорейция внутри огромного транспортного самолёта, теребя длинную заколку в своих серебристых волосах, что напоминала японскую канзаси. — Вражеский Объект пытается пробиться через пролив Гибралтар, ворота в Средиземное море. Если он пробьётся туда, это будет настоящее бедствие, так что мы должны его остановить, но при этом мы не должны его уничтожать. Это всё.

— Это всё?! Остановить его, не уничтожая?! Мы что, должны устроить на этом монстре нелетальный взрыв? — принялся жаловаться Хейвиа.

Флорейция должна была понимать абсурдность её требований, поскольку она слегка пожала плечами.

— Руководство на полном серьёзе приказало именно это. Похоже, что Объект транспортирует огромное количество украденной нефти, и они хотят заполучить её обратно. Полученный приказ довольно бездумный, — выложила начистоту Флорейция. — Но не беспокойтесь. Как полевой командир я отдам вам более реалистичные приказы. ...Украденная нефть не имеет никакого значения, так что просто не дайте Объекту пройти через пролив. Если вам нужно будет взорвать его, с нефтью и всем остальным, ничего страшного. Это всё.

— Я бы сказал, что такой приказ тоже довольно необдуманный. Это не самый подходящий оппонент для солдат из плоти и крови, — ворчал Хейвиа, но Флорейция не показала желания идти дальше на компромисс.

Квенсер почувствовал лёгкое головокружение, представив интенсивность предстоящей схватки.

— ...Средиземное море. Полагаю, из-за этого выданная нам маскировочная униформа выкрашена в серый цвет.

— Смотри, Хейвиа. Студенты в наши дни схватывают всё на лету. Будучи настоящим солдатом, разве ты можешь позволить ему себя обставить? Хммм?

— Ладно, ладно. Мне всего лишь нужно сменить маскировочную окраску своей винтовки, так? Боже, это похоже на замену корпуса у телефона.

— Ты затеваешь драку со своим вышестоящим офицером, Хейвиа? Если так, то поспеши и поди сюда.

— Вряд ли вы хотите этого. Кажись, я могу возбудиться немного сильнее того, что вам нравится, если вы наступите на мой пах своими тоненькими ножками, — с таким ответом Хейвиа принялся отцеплять детали из армированного пластика. Наблюдая за ним, Квенсер обратился к Флорейции.

— Почему вы тоже здесь, Флорейция? Разве вас назначили не на Аляску?

— Меня перенаправили сюда не потому, что я так захотела. Опять постаралось руководство. Раз над этой миссией работаете вы с принцессой, они посчитали, что лучшим вариантом будет назначить вам того же командующего, что был на Аляске. В самом же деле, я бы предпочла держаться подальше от вашего выпендрёжа.

— Что произойдёт, если этот Объект пройдёт через пролив? Вы сказали, что он транспортирует украденную нефть-сырец, так? — спросил Квенсер в надежде сменить тему. Флорейция пожала плечами.

— Наша страна отрезала снабжение вражеской базы на шесть месяцев, так что последние полгода пойдут насмарку. По-видимому, вражеский Объект, курсирующий по морю, способен сам добывать нефть. Поскольку ему нет нужды беспокоиться из-за территориальной принадлежности нейтральных вод, он может спокойно бурить грунт и сохранять нефть в себе, а потом доставлять её в союзные страны.

— Выходит, это что-то вроде службы доставки для террористических групп, спонсируемых правительством, и если мы потопим его, это послужит на благо всему миру, — сказал Хейвиа, слегка скрутив губы.

Квенсер мотнул головой.

— А нефть вообще нужна на поле боя, что вертится вокруг Объектов? Их реакторы JplevelMHD-типа, правильно? Я думал, что они функционируют за счёт каких-то своих механизмов.

— Это такая ирония. Чем сложнее становятся технологии, тем эффективнее они позволяют использовать старое сырьё типа угля.

— Да, но для Jplevel-реактора он должен быть расплавлен для изменения структуры и последующего повторного затвердевания. Ты знаешь, сколько много времени понадобится на сей процесс? Как только ты помещаешь топливный материал внутрь, ты не должен извлекать его в течение пяти лет.

Поскольку они ушли куда-то в сторону, Флорейция вернула их переговоры в нужное русло.

— Нефть используется на базе техобслуживания, не на самом Объекте. Прям как на той базе, что вы атаковали на Аляске, Объект не сможет долго функционировать без надлежащего обслуживания, — поскольку она вряд ли сможет пить, когда они достигнут базы, она прихлебнула крепкого сётю[5]. — Финишная черта в данный момент протянута между двумя сторонами пролива Гибралтар. Там размещена сеть из мин, закреплённых на равных интервалах. Они по идее должны предотвратить проход огромного стального корабля, но сложно сказать, насколько это будет эффективно против Объекта. Вот почему Объект принцессы будет задействован в этой миссии, а вы будете действовать на заднем плане.

— Звучит малообнадёживающе. Скорее всего, я успею сто раз попасть под град вражеских пуль, — пробубнил Хейвиа.

Квенсер выглянул из маленького окошка сбоку транспортного самолёта. Он видел великолепное голубое море, распростёртое под облаками. Глядя вниз на него, он пробормотал несколько слов:

— Я вернулся, проклятое поле боя.

Глава 3Править

Большой грузовой самолёт, на борту которого находились Квенсер с Хейвиа, приземлился на посадочной полосе на пляже, но, по-видимому, база техобслуживания, на которую они были назначены, находилась не в этих землях.

— ...Да вы шутите! Это ж прям посередине! — простонал Хейвиа с верхушки аляповатого военного судна со стандартными металлическими платформами по бокам и двумя автоматическими пушками спереди и сзади.

Квенсер прекрасно понимал, что чувствует Хейвиа. Конструкция, напоминающая прибрежную нефтяную станцию, расположилась почти в центре пролива Гибралтар. Это был остров из стали, поддерживаемый многочисленными подпорками. Видимо, это была наспех собранная база, целью которой было помешать вражескому Объекту пройти через пролив.

Подпорки поднимались на пятьдесят метров над водой и несли на себе квадратную платформу длиной примерно триста метров. Под ней во все стороны протянулись пешеходные пути, лестничные пролёты и лифтовые шахты.

Квенсер взглянул на Флорейцию.

— Мы прям как огромная мишень. Раз мы знаем о приближении той здоровенной штуки, почему мы не поднимем воздушные силы вместо того, чтобы просто ждать?

— Это не сработает против Объекта. Во время своего изучения конструкции Объектов ты должен был это понять. Объекты — это синонимы войны. Чтобы не дать огромному монстру пройти через Гибралтар, мы построили здесь базу техобслуживания для Объекта нашей принцессы.

Квенсер прекрасно это понимал, но он совсем не хотел сражаться. Как ни глянь, обязанность трудиться в таком опасном месте, как это, не является чем-то, что человек может так просто выдержать. Если Объект откроет залп по базе, их трупы никогда не всплывут на поверхность.

Квенсер огляделся и увидел ещё несколько торчащих из моря станций, похожих на нефтяные платформы.

— Это не нефтяные платформы. Это не самое лучшее место для бурения, — ответила Флорейция, когда он высказал своё первое впечатление. — Нефть, необходимая для техобслуживания, добывается по всему миру и хранится в цистернах на дне моря.

— ...Так мы занимаемся тем же, что они. Это полностью убивает мою мотивацию сражаться, — сказал Квенсер.

Тем временем Хейвиа высадился на платформе и поднялся по лестнице на вершину базы техобслуживания. Разумеется, он не собирался подниматься пятьдесят метров по ступенькам. Сперва он направился на открытый участок с лифтом.

Квенсер следовал за ним.

— Эй, а что ты такой мотивированный?

— Похоже, что руководство ожидает довольно много от нас. Как я слышал, они снабдили нас усиленными армейскими костюмами.

— Эти штуки мгновенно сгорят от единственного выстрела Объекта, и даже пепла от них не останется.

— Но благодаря усиленному костюму нас не разорвёт на части от взрыва, так? Быть убитыми кусками своей же брони — большего маразма не придумать.

Они пришли на металлическую платформу, что была в десяти метрах над водой. В ширину она была сотню метров, и ещё на тридцать тянулась назад. Поскольку с этого места к воде спускались многочисленные краны, похожие на большие удочки, это место являлось площадкой для погрузки и разгрузки транспортных кораблей. У противоположной от кранов стены были подготовлены многочисленные элеваторы, способные поднимать целые контейнеры. Грязные элеваторы размером были как нижняя палуба семейной яхты, и у них был лишь самый минимум ограждений по краям.

Хейвиа пробежался вокруг обширного пространства и остановился прямо в центре, расставив в стороны руки. Наверно, он пытался вызвать сверху НЛО.

— Прибытие на такую большую базу действительно подняло тебе дух, да?

— ...Забивать себе голову чем-то, что я не смогу применить на деле, это пустая трата места в голове.

— Ты до сих пор ведёшь себя, как полевой студент? Ты ведь закончил свой путь на Аляске, помнишь? Раз ты справился с тем делом, ты теперь волен прохлаждаться всё оставшееся время.

— Твой мозг подобен мышцам. Тебе придётся его восстанавливать, если он долго будет бездействовать. Я не хочу неожиданно для себя обнаружить, что умею лишь всё взрывать.

Пока они обменивались репликами, Флорейция помахала им рукой.

— Эй, мы здесь не ради веселья. Кладите свои вещи в кабинки и отправляйтесь на свои станции. Я слышала, что руководство наблюдает за этим местом, так что малейшая ошибка может испортить впечатление о вас.

— Правильно. И выдаваемую нам взрывчатку сменили с С4 на «Топор». Стоимость этой штуки выше стоимости платины, если мерить в граммах.

— Даже так, с её помощью не получится даже поцарапать броню Объекта, — сказал Квенсер, напоминая цель их миссии. Затем он прошептал своему компаньону рядом с собой.

(...Слушай, ты искренне считаешь, что мы каким-то образом можем с этим разобраться? Это не совсем нормально для простых людей типа нас тягаться с Объектом. Чудесные совпадения не будут случаться на нашем пути и дальше...)

— Вообще-то, я верю в то, что всё у нас удастся.

От такого беззаботного ответа Хейвиа глаза Квенсера широко распахнулись.

Хейвиа пожал плечами.

— Всё-таки теперь мы не одни. У нас есть Объект принцессы. В центре внимания будет битва Объекта против Объекта, так что отныне и впредь нам остаётся работать на заднем плане и стараться оказать принцессе такую поддержку, какую только можем. А принцесса позаботится обо всём остальном. Это совсем не то же самое, как на Аляске, где нам пришлось мериться силами с тем жутко большим Объектом, не имея при этом своего.

— Ты... уверен?

— Ага. Гляди, — Хейвиа указал пальцем сверху огромной металлической пластины на море. Станции, похожие на эту базу, виднелись тут и там. Их было не просто несколько. Двадцать или тридцать баз выстроились в линию в области пролива через равные промежутки. Всё это место походило на зону морских нефтяных станций. — Может, их собрали и в спешке, но здесь имеется тридцать баз техобслуживания Объектов. Даже если одну или две из них разнесут, мы будем подготовлены для поддержания Объекта принцессы на ходу. Это не совсем нормально, расходовать огромные средства на подобное, так что они не позволят так просто уничтожать такие дорогостоящие станции. У руководства должен быть план, как не допустить этого. И это тоже повышает наши шансы выжить.

Воистину, после этого Квенсер стал смотреть на эту ситуацию более позитивно.

Если бы они были всего лишь пешками, которые будут принесены в жертву, руководство армией не стало бы так рьяно финансировать эту область. Да к тому же у них был Объект принцессы. Учитывая произошедшее на Аляске, они не будут полагаться исключительно на неё, но всё равно, с ней будет совсем другое дело. По крайней мере, битва между двумя Объектами гораздо сбалансированнее, чем с запредельным преимуществом одной из сторон.

Работа Квенсера и Хейвиа заключалась в её поддержке. Им не было нужды встречаться с вражеским Объектом. Они просто должны были помогать принцессе из укрытия и обеспечить ей такие условия, чтобы победа досталась ей. Если это всё, что они должны сделать, то для них это вполне осуществимо.

Непринуждённая улыбка появилась на лице Квенсера, и он повернулся к своему компаньону.

— В таком случае с нами всё будет..., — прежде чем он успел договорить, соседняя база разлетелась на куски.

Звук взрыва донёсся с небольшой задержкой после самого взрыва. Будто карточный домик, база развалилась от горизонтального попадания и погрузилась в море. Эта соседняя база была в двухстах метрах от них, но взрывная волна свалила Квенсера и Хейвиа с ног. Маленькие металлические детали, похожие на проволоку, посыпались на них сверху градом.

— Что за... чертовщина?! Разве это не против законов морали?! — закричал Хейвиа, испытывая звон в ушах.

— Олень! Разуй глаза на реальность перед собой! Это, должно быть, Объект!!!

Квенсер упал до этого на спину, потому он перекатился на живот и принялся рассматривать линию горизонта в бинокль.

Он заметил фигуру, смахивающую на гору.

HO v01 11

Он увидел гигантскую бронированную сферу, окружающую своими противоядерными стенками реактор, что служила отличительной чертой Объекта, равно как бесчисленные пушки, торчащие из неё. Главным оружием были рейлганы. По-видимому, они могли стрелять многометровыми снарядами на скорости, близкой к числу Маха, равному десяти[6]. Их разрушительная сила была только что наглядно продемонстрирована. Один такой снаряд убрал с карты целую базу.

В довершение всему вражеский Объект обладал отнюдь не единственной сферой с реактором. Их было три. Каждая была закреплена в таком положении, чтобы образовать равносторонний треугольник, и между ними тянулись бронированные удлинённые конструкции. Неровности снизу Объекты представляли собой специальные поплавки в форме буквы А и генераторы воздушной подушки, позволяющие Объекту плыть по воде.

Объект был специализирован на морских сражениях. Он был известен как Триядр.

Как только Хейвиа увидал гигантскую тушу, что он видел раньше в военных документах, он принялся выкрикивать жалобы.

— Погоди, погоди, погоди, погоди!!! Как эта штука вообще может плавать?!

— Я не знаю! Наверно, какая-то комбинация из нагнетаемого воздуха, как в воздушной подушке, и водомётного двигателя, или ещё что-нибудь! Я не удивлюсь, если в чём-то настолько огромном используется несколько способов добиться пропульсии!

Не удостоив этих двоих вниманием, Объект принялся разворачивать свой гигантский рейлган, похожий на стальной пилон. Он не посылал ни предупреждений, ни угроз.

С устрашающим шумом базы, выстроившиеся в ряд, взрывались одна за другой. Хейвиа зажал ладошами уши и прокричал, перекрыв звуки взрывов.

— Вот дерьмо, мы что, призы в тире или что-то в этом роде?! Что случилось с сетью мин, что там установлена?

— Обычная взрывчатка ни на что не годится! Ты по-любому догадался об этом!

Квенсер направил бинокль в другом направлении. Прошло всего шестьдесят секунд с момента первого выстрела, но половина баз была уже затоплена. Это значит, что через каждые четыре секунды будет подходить их очередь отправляться на дно.

(Где Объект принцессы? Только не говорите мне, что он затонул вместе с одной из тех баз!)

Квенсер начинал паниковать.

— Эй, и что нам теперь делать?! Мы были слишком наивны! Объект — это не та штука, во время битвы с которой мы будем оставаться в безопасности, будучи на задних ролях! Околачиваться рядом со сражающимися Объекта уже достаточно для того, чтобы тебя вынесли.

— Нет, погоди. Почему Объект принцессы до сих пор не контратаковал?!

Продолжая лежать на животе, Квенсер пялился в бинокль, но он не видел ни следа другого гигантского Объекта.

Тут их позвала Флорейция, посматривающая на океан в сторону Объекта с бушующим выражением лица.

— Чего?! Вы что ли не слышали?!

— Мне не нравится, как это звучит...

— Принцесса сейчас находится на портовой базе на берегу, там осуществляются приготовления к морскому сражению. Видимо, они принялись за работу уже тогда, когда он пересекал Атлантику, так что её прибытие было отложено! Как вы думаете, почему мы в такой спешке отправили самолёт, чтобы доставить вас сюда?! Поскольку наша Золушка немного расхлябана со временем, потребуется ещё немного времени для её появления. Поскольку вы двое — наш единственный способ противостоять Объекту при отсутствии нашего собственного, руководство хочет, чтобы вы нанесли этому Объекту достаточный урон, чтобы принцесса могла с лёгкостью расправиться с ним по прибытию!!!

— Ну нет, идите нахер, — сказал Хейвиа, быстро нарушив армейскую субординацию. — Нет ничего, что мы могли бы сделать своими руками. Мы ничего не можем сделать без Объекта!!! Кончайте шутки шутить и поднимайте белый флаг! Разве не вы говорили на Аляске, что современные войны отнюдь не тотальные?!

— Таково моё решение, когда мы можем сдать землю и отступить. В этот раз наши ряды выстроены таким образом, чтобы преградить путь врагу. Даже если мы поднимем белый флаг, враг будет продолжать пробиваться через наши ряды в соответствии со своей миссией. Сдадимся мы или нет, враг должен будет уничтожить наши базы, чтобы пройти через Гибралтар. ...Короче, ситуация не позволяет нам сдаться, — не высказывая им замечаний, Флорейция продолжала говорить со смиренным выражением лица. — К тому же, руководство в этот раз не снабдило меня кодом для активации сигнала белого флага. Похоже, они хотят, чтобы мы не допустили вторжение вражеского Объекта, даже если нас всех разнесут на куски.

— ?!..

— Так что попытайтесь остановить его, словно от этого зависит ваша жизнь... потому что она именно от этого и зависит. Вот почему вам выдали Топоры, несмотря на то, что они дороже платины.

— Как будто, чёрт побери, мы можем это сделать!!!

— Как будто, чёрт побери, мы можем это сделать!!!

Квенсер и Хейвиа на пару заорали, выплёвывая свои лёгкие, и пустились в бегство, забив на приказы. Они понеслись к океану, что распростёрся снизу кранов, спускающихся с платформы подобно удочкам. До поверхности воды было где-то десять метров, но прыгнуть туда казалось более безопасным, чем оставаться на прицеле вражеского Триядра.

— Эй, а ну сто..!!! — принялась звать их Флорейция, но ещё до того, как она закончила, она заметила, что Триядр нацелил один из своих рейлганов прямо на них. Её выражение лица полностью переменилось, и она спрыгнула с базы вслед за Квенсером и Хейвиа. Сразу после этого гигантская гороподобная база была разнесена на куски гигантским гороподобным Объектом.

Глава 4Править

Квенсера и Хейвиа выбросило в море. Ошмётки базы, малые и большие, разлетелись по округе, захламляя воду. Картина походила на последствия тайфуна с опавшими деревьями и прочим мусором, скопившемся в реке. Однако база техобслуживания была построена из стали и бетона, так что обломки, разнесённые по поверхности воды, устремились в глубины.

Квенсер и Хейвиа колотили воду, отчаянно стараясь поддерживать голову над водой, однако их армейская униформа, впитав в себя много воды, стала довольно тяжёлой. Помимо этого они несли на себе килограммы пластиковой взрывчатки и винтовок, так что это было совсем не то же самое, что плыть в купальном костюме. Казалось, словно невидимая рука тянула их за щиколотки вниз.

— Уээээ... Проклятье... я сейчас подохну!!! Нас смыло! Я больше никогда не вернусь на поле боя, где есть Объект! — орал Квенсер, хотя уже тонул. Хейвиа рядом с ним двигался так, словно наполовину ещё плыл, а наполовину уже утонул.

— Если так пойдёт дальше, нас прибьёт обломками базы, падающими сверху, даже если нас не пристрелит Объект! Где те силовые костюмы, которые нам выдали?!

— В данный момент на дне моря! Как насчёт того, чтобы ты нырнул на триста метров и достал их для нас?!

— Они выдали нам костюмы, в которых мы утонем как камень, на время морского сражения?! Руководство пыталось избавиться от нас, получив от нас всё необходимое?!

— Что важнее, не стоит ли нам убраться настолько далеко от базы, насколько можем? На дне ведь находятся цистерны с нефтью, которая доставляется на поверхность но трубам по мере необходимости во время техобслуживания. Предохранители должны предотвращать утечку сырой нефти из поломанных труб, но кто знает, сколько продержатся эти предохранители под атаками Триядра!!!

— Так тут будет бить чёрный фонтан, от которого буквально загорится море? Да кто, чёрт бы его побрал, дал добро на такую миссию?! — пока Хейвиа жаловался, его снова утянуло под воду, и он приложил неистовые усилия, чтобы вынырнуть обратно. Как только его голова показалась на поверхности, он затряс ею словно промокшая собака. — Дерьмо, я не продержусь долго. Ме-меня затягивает... Я ведь могу избавиться от той взрывчатки?

— И уменьшить наш шанс на выживание с одного процента до нуля?

— Какой толк от этого хлама? Даже если мы правильно установим заряд, он не повредит броню! Да и не сможем мы приблизиться к нему в такой ситуации!

— Это точно... Приблизиться к этой штуке будет проблематично, но... Гяяяя!!! Он движется в нашем направлении! — прокричал Квенсер, и Хейвиа посмотрел в сторону горизонта шокированным взглядом.

Триядр, наверно, решил, что победа уже ему обеспечена, поскольку почти все базы были уничтожены (или же оно почувствовало облегчение оттого, что здесь не было Объекта), потому что оно приближалось, периодически постреливая из рейлгана. Его скорость была примерно двести км/ч.

(Он собирается просто пробиться через пролив?)

Как только Квенсер подумал об этом, Флорейция окликнула его, держа над водой одну лишь голову.

— Сделайте что-нибудь! Если он прорвётся, то сможет доставить нефть на базу техобслуживания! Если вы не хотите этого, остановите его!

— Да кого волнует это теперь?! Пускай он доставит им прекрасно приготовленную нефть!

— Если они доставят туда нефть, их база техобслуживания снова будет функционировать!!! Если это произойдёт, будет запущен ещё более страшный Объект, который был остановлен из-за недостаточного техобслуживания! Средиземноморье превратится в ещё больший ад!

— Хватит трахать мне мозги! Как ты думаешь, меня уволят из армии, если я пущу пулю в голову нашему командующему офицеру? — последний комментарий Хейвиа дал, глядя на Квенсера совершенно серьёзным взглядом, но Квенсер предпочёл беспокоиться о более важных вещах.

— Эй, дела совсем плохи! Триядр направляется прямо сюда! — проорал он с ещё более серьёзным взглядом.

— Разумеется, герой! Он пытается прорваться через пролив, помни...

— Нет! Он пытается задавить именно нас!

— О, да ладно! Ты что ли издеваешься надо мной?! — крикнул Хейвиа, но, к сожалению, Квенсер не шутил.

Триядр со своими тремя реакторами заметил, что одна из баз сохранила свои формы даже после нескольких попаданий рейлгана, и теперь направлялся прямо к ней, чтобы выстрелить с расстояния прямого выстрела. Гигантская туша приближалась, не обращая никакого внимания на Квенсера и остальных барахтающихся в воде.

Разумеется, тело человека будет полностью смято, если в него ударит такая огромная конструкция.

Похоже, что Триядр использует способ передвижения, схожий с лодками на воздушной подушке, нагнетая воздух вниз, но такая огромная масса требовала огромного воздушного напора, и она могла парить всего на тридцати-пятидесяти сантиметрах над водой. Тела Квенсера и остальных в воде, оказавшиеся на пути Объекта, будут точно уничтожены мощным потоком воздуха, который поддерживает эти сотни тысяч тонн.

Раз так, они превратятся в мясное пюре, которым полакомятся осьминоги.

Глаза Хейвиа расширились, когда он увидел приближающийся по часовой стрелке Триядр.

— Мы должны убраться с дороги!

— Олень! Мы никак не сможем плыть настолько быстро! Триядр сто пятьдесят метров в ширину! Даже олимпийские чемпионы не смогли бы увернуться от него!

— Тогда ты скажи мне, будущий учёный!!! Как нам пережить это?!

Хоть они продолжали орать друг на друга, Триядр продолжал приближаться на запредельной скорости. Он достигнет их меньше чем за тридцать секунд.

(Раз мы не можем уплыть влево или вправо, тогда остаётся только...)

Квенсер поплыл к ближайшей тонущей спасательной шлюпке. Увидев это, Хейвиа закричал:

— Ты реально думаешь, что дешёвая моторная лодка обгонит Объект, приспособленный для морского боя?!

— Нет, олень! Возьми это! — Квенсер кинул что-то, что было в спасательной шлюпке, в руки Хейвиа и Флорейции. Жестянка размером с лак для волос, на конце которой была маска для носа и рта.

— Баллон с кислородом?..

— Надевайте и ныряйте! — сказал Квенсер, надевая свою прозрачную маску, затем указал: — Триядр движется по воде с помощью огромных поплавков и нагнетателей воздуха. В таком случае ничто не должно опускаться ниже поверхности воды.

— ?!

Похоже, Хейвиа и Флорейция попытались как-то отреагировать на это, но у Квенсера не было на это времени.

Конец Триядра, что двигался на скорости почти двести км/ч, довольно сильно приблизился к ним. Поскольку он нёсся на огромной скорости, от него исходили высокие волны. Хотя сам аппарат парил, следующий за ним ветер размывал поверхность воды. Даже если они каким-то чудом смогут уйти в сторону от Триядра, их точно проглотит гигантская волна.

— Дерьмо!!! — Квенсер нырнул вглубь, не успевая проверить исправность своей маски. Толстый вал Триядра прошёл над ним, едва избежав касания. Мощный ветер сильно всколыхнул воду, но это возмущение не настигло Квенсера под водой.

(Хоо. Каким-то образом я сделал э...)

Как только Квенсер выпустил выдох облегчения, от кое-чего увиденного у него чуть было не остановилось дыхание. Главное тело Триядра в самом деле использовало огромные валы и нагнетатели воздуха, чтобы почти идеально парить над водной гладью.

Однако от каждого из трёх реакторов прямо вниз уходило что-то похожее на стальной пилон. Это были страховочные якоря, способные выдвигаться на манер полицейских дубинок. Гарантия того, что огромный Объект со всей своей массой не перевернётся на бок.

Главное тело Объекта прошло над головой Квенсера, но страховочный якорь размером с пилон нёсся прямо на него.

— ?! — Квенсер моментально попытался уплыть в сторону, чтобы избежать встречи с ним, но Триядр сменил направление в тот же самый момент. Возможно, он поправлял прицел. Он проделал неожиданное вращательное движение по часовой стрелке, будто проскользил на подошве по земле. Его скорость значительно упала, но огромный страховочный якорь будто скорректировал свою траекторию по направлению к Квенсеру, словно он был наводящимся оружием.

(Ооооохххх!)

В тот момент он уже не мог придумать никакой план или трюк. Квенсер всего лишь неистово задрыгал руками и ногами, чтобы уплыть в сторону так далеко, как он мог. Однако его худое тельце лишь прокрутилось в воде, словно листок на ветру.

(Кхммм?)

Страховочный якорь не ударил по нему. Если бы ударил, то его тело уже нельзя было бы принять за человеческое. Он едва умудрился избежать встречи с ним, но завихрения воды, вызванные массивным якорем, закрутили тело Квенсера.

(Ну, по крайней мере я смог увернуться...)

Квенсер чудесным образом смог сохранить свою жизнь, но у него ещё не было возможности вздохнуть с облегчением. Что-то неожиданно схватило его за ногу.

— ?!

Какая-то сильная боль охватила его ногу, как он думал, в районе лодыжки, но на самом деле сама боль не была проблемой. Но даже так сознание Квенсера начало мутнеть. Что бы ни ухватилось за его ногу, оно стало тащить Квенсера по морю за собой со скоростью пятьдесят км/ч.

(Кгхе, кгхе. Проклятье, неужто я зацепился за какую-то часть Триядра?!)

Квенсер взглянул на свою лодыжку, изнывающую от дробящей боли, и его лицо искривилось.

Что-то похожее на металлическую сетку было натянуто на один из якорей, и элемент этой сети обмотался вокруг лодыжки Квенсера. Это не было похоже на сеть, что используется для ловли рыбы. Всё стало понятно, когда Квенсер осмотрелся вокруг и заметил металлическую сферу. По размеру она походила на большие мячи, что используют во время спортивных фестивалей, а на металлической поверхности торчали толстые шиповидные выросты.

От увиденного лицо Квенсера одеревенело ещё больше.

(Мина?!)

Он припомнил, что Флорейция говорила про сеть из мин, установленную с целью перекрыть Гибралтар от Триядра. Объект применил свою массу, чтобы прорваться через эту сеть, и одна из этих мин болтается на нём с тех самых пор!

Что-то типа этого не могло уничтожить Объект. Но если она детонирует здесь, то сможет разнести Квенсера на куски.

(Проклятье. Я не позволю убить себя нашей же ловушкой!)

Вероятно, с целью лучше нацелить рейлганы Триядр полностью остановился, его нагнетатели воздуха ослабли, и он остался на плаву засчёт одних поплавков.

Квенсер использовал этот шанс, чтобы согнуться и достать до лодыжки. Однако она так сильно запуталась в сети, что он не смог освободиться. Он запаниковал, и тут чья-то рука потянулась к нему сбоку.

(?! Хейвиа!..)

По-видимому, его компаньон увяз в той же сети, что и он. Кажется, Хейвиа попытался что-то сказать, но кислородная маска и толща воды не дали его словам достигнуть Квенсера.

Хейвиа удивительно ловко поорудовал своей рукой и освободил лодыжку Квенсера из сети, но потом схватил его за руку, когда тот попытался уйти в водный поток.

Триядрище почти полностью остановилось и открыло огонь из рейлганов. Оно добивало базу, которая и без того почти полностью потеряла свою изначальную форму, а её солдаты уже исчезли в пучине.

Пока его внимание было отвлечено, они могли благополучно уйти на безопасное расстояние, освободившись из сети. Однако Хейвиа прочно ухватился за неё.

(?)

Квенсер был озадачен, но ухватился за сеть прям как за лестницу. Он просто не мог понять, о чём думает Хейвиа. Тот будто пытался объяснить, но Квенсер никак не мог понять его в воде.

Чуть погодя Хейвиа понял, что его усилия проходят напрасно, потому он просто указал рукой, пока другой держался за сеть.

Его жест означал простую вещь.

Поток воздуха из нагнетателей, похоже, прекратился, так что давай воспользуемся этим шансом и заберёмся на Триядр, пока он стоит на месте.

Глава 5Править

Квенсер и Хейвиа забрались по сети, словно это был спортивный снаряд, и достигли, наконец, поверхности. Гигантские поплавки Триядра составляли фигуру в форме буквы А.

Они оказались в пустом центре, который походил на открытый рыбный садок.

Хейвиа снял кислородную маску и принялся изрыгать проклятья, которые не мог высказать под водой.

— Твою мать! Я весь в дерьме! Я будто промокшая собака! Что за херню ты нёс насчёт того, что это безопасно — нырнуть?! Я почти что сдох!

— Ты спрашивал, как нам выжить, а не как быть в безопасности. Как бы то ни было, где Флорейция?

— Какого лешего я должен это знать?! Наверно, барахтается где-то неподалёку, — безразлично сказал Хейвиа, оглядевшись кругом. — Оказаться на поверхности это круто и всё такое, но как нам забраться на его палубу?

— Вон там есть техническая лестница.

— ?! Вот дерьмо! Скорее, Квенсер! Триядр закончил учебную стрельбу и собирается вновь двигаться! Нас снесёт порывом воздуха из нагнетателей! Ветер, поднимающий эту стокилотонную тушу, вот-вот задует!

— Чёрт! Он случаем не собирается отправиться прямо в какую-нибудь вражескую страну?

— Какого лешего я должен знать? Просто забирайся вверх! Тот страховочный якорь всё ещё представляет угрозу. Его выдвижное окончание выполняет функцию как вытяжной трубы, накачивающей воду в водомётный двигатель, так и дренажа. Если этот здоровый столп придвинется к поверхности, нас засосёт в него!

Итак, Квенсер и Хейвиа забрались по лестнице на боковой стороне поплавка, что был в высоту пять метров, и оказались на палубе Триядра.

Поплавок, благодаря которому Объект оставался наплаву, был шириной двадцать метров, и прямо за ним располагалась гигантская цилиндрическая цистерна, похожая на элемент промышленного комплекса.

— ...Триядр способен добывать нефть, так?

— Я установлю Топор, но ты правда думаешь, что этого достаточно для потопления Триядра? — сказал Квенсер с сомнением во взгляде, хотя уже втыкал взрыватель во взрывчатку. — На Аляске мы смогли взорвать Объект изнутри, заминировав детали на вражеской базе, но мы даже не знаем, когда Триядру потребуется следующее техобслуживание.

— Эй, погляди на это, — сказал Хейвиа, снимая свою винтовку с плеча. — Современные винтовки не становятся бесполезными от одного лишь попадания в морскую воду.

— ?

Квенсер глянул в том направлении, в каком Хейвиа указал подбородком, и увидел один из поплавков. Как уже было указано, поплавки Триядра были в форме буквы А, и помимо них были установлены прочие конструкции. В одном блоке располагались краны для бурения, а в другом выстроились гигантские хранилища, похожие на те, что обычно можно встретить в портах.

Квенсер оглядел всю зону, похожу на рыбный садок в открытом море, созданный треугольной формой Объекта.

— ...Большие зоны для хранилищ? Ясно. Триядр обладает собственной базой техобслуживания, что встроена прямо в него! В таком случае ему нет нужды оборонять незащищённую базу техобслуживания, похожую на бухту. С тремя реакторами он может быть способен таскать её с собой!

— Нет, только не это!

— А?

— Вражеские солдаты! Те станции идут вместе с полными отрядами солдат, вооружённых пулемётами! — договорив, Хейвиа ухватил Квенсера за руку и потащил в укрытие.

Послышались автоматные очереди, после которых посыпались искры от поплавка рядом с их ногами и от металлических панелей, за которыми они укрылись.

— Погоди-ка. Мы прячемся случаем не за цистерной с нефтью?

— Тут больше негде прятаться! Или ты предпочтёшь стоять на открытом месте?!

Несколько групп солдат Триядра, похоже, заметили, где укрылись Квенсер и Хейвиа, потому что их выстрелы стали осторожными и редкими. Они не использовали никаких гранат. Хейвиа высунул винтовку из-за нефтяной цистерны и послал ответный огонь, произведя два-три выстрела.

— Слушай, обогни поплавок вокруг и направляйся к зону техобслуживания!

— И учинить такую же штуку, как на Аляске? Но когда Триядр потребует следующего техобслуживания? Если не через три дня, то мы впустую будем бегать от них все эти три дня!

— Тогда найди какую-нибудь уязвимость! Мы должны воспользоваться преимуществом сложившейся ситуации и каким-то образом повредить эту штуку, — сказал Хейвиа, продолжая тянуть за спусковой крючок, но огнестрельные выстрелы внезапно прекратились.

— Чего? Её заклинило?

— Заткнись, я починю её! — Хейвиа полностью спрятался за укрытием и снял крышку с винтовки. Ему нужно было лишь извлечь заклинившую пулю и заменить крышку, чтобы вернуть оружие в рабочее состояние, но...

Внезапно поверхность под ногами начала трястись. Похоже, что Триядр начал вращаться по часовой стрелке, и их двоих чуть не унесло, когда они свалились с ног. Хейвиа в тот момент как раз разобрал винтовку, и по палубе укатилось несколько металлических элементов и пружин. Взгляд Хейвиа стал по истине раздражённым.

— ...Можно я закричу?

— Не вздумай унывать. Просто собери их! Слушай, они догадались, что у нас что-то пошло не так, потому они возобновляют огонь.

Однако несколько деталей свалились с палубы и упали в океан, так что починить винтовку стало невозможно. Хейвиа отбросил в сторону разобранную винтовку и вытащил запасной пистолет, чтобы хоть как-то отстреливаться.

— Эй, ты ещё не определился с местами, куда лучше установить заряды?

— Дай мне секунду. Я пытаюсь попасть в базу данных армии со своего портативного компьютера.

— А я думал, что водонепроницаемость нужна только для того, чтобы шариться в сети во время приёма ванны.

— Если ты действительно сделаешь это, то не заметишь, как просидишь там слишком долго и перегреешься до смерти. Ты был аналитиком, так, Хейвиа? Значит, ты помогал с предсказаниями общего дизайна Объекта, анализируя его издалека? Тогда, может, ты сможешь отыскать в нём уязвимости, если взглянешь сюда, — Квенсер глядел на маленький экран. — Эй, давай же! Кусок мусора. Сигнал просто ужасный. Может, он будет лучше ловить вон там...

— Стой, олень!!! Это прямо на линии вражеского огня! — когда Хейвиа неистово потянул его назад, Квенсер вернулся к реальности.

— Ох, полагаю, у нас нет столько времени, чтобы не спеша просматривать эту диаграмму.

— Чего, ты хочешь, чтобы они прямо посреди поля боя организовали тебе модное кафе с бесплатным вай-фаем?

— Вообще-то, где-то на Триядрище в самом деле есть кафе, — ответил Квенчер с серьёзным лицом, слегка пнув по полу. — Но когда думаешь об этом, не является ли это его главной слабостью?

— Гигантские поплавки, хмм? Ну, этот огромный Объект обладает тремя сферическими главными телами, так что он быстро уйдёт на дно океана под своей тяжестью, если снести эти поплавки.

— Проблема заключается в том, как нам уничтожить эти гигантские поплавки с помощью зарядов Топора, хотя даже прямое попадание мины их даже не поцарапало. Если бы мы могли сконцентрировать ударную силу, чтобы разрушить отдельную их часть...

— О, твою мать!!! — внезапно проорал Хейвиа, прервав ход рассуждения Квенсера. Тот взглянул на пистолет в руке Хейвиа и увидел, что тот прекратил двигаться с отдёрнутым затвором. — У меня закончились патроны! Этот пистолет был моим единственным запасным оружием, так что я не прихватил с собой много обойм для него. Если мы останемся тут ещё немного, нам вышибут мозги обычные солдаты!

— Тогда что нам делать с Триядром?

— Какого лешего я должен знать?! Просто раскидай заряды куда глаза глядят и прыгай в море! Единственное, что нам осталось, это пересечься с Флорейцией, где бы она сейчас ни была, и убираться отсюда! Возможно, это наш последний шанс удрать!

В это время вражеские выстрелы стали звучать ещё более неожиданно. Похоже, они пытались обогнуть поплавок в форме буквы А с другой стороны, периодически останавливаясь для коротких очередей.

У Квенсера и Хейвиа истекало время. Скоро их прижмут.

Квенсер не переносил мысли о том, чтобы сдаться, но он в самом деле не мог приметить никаких уязвимых мест, которые можно использовать для гарантированного затопления Триядра с помощью Топора. Затянутость перестрелки только принесёт им больший вред.

(Полагаю, остаётся лишь это...)

Квенсер и Хейвиа сжали зубы и приготовились спрыгнуть с поплавка в форме буквы А в море. Однако они так и не смогли покинуть поле боя. И вовсе не из-за высоких причин, не позволяющих им убежать.

По Триядру попал крупнокалиберный залп откуда-то издалека, и получившаяся взрывная волна отбросила Квенсера и Хейвиа назад.

Этого единственного выстрела было достаточно, чтобы почти полностью лишить их слуха. Урон был нанесён, наверно, и органу, отвечающему за чувство равновесия, потому что Квенсер не смог сразу подняться. Он мог лишь отчаянно терпеть сильную головную боль и рвотные позывы.

— Проклять...е! Что... это было?! — Хейвиа был прямо рядом с ним, но его голос прозвучал совершенно невнятно.

Распластавшись на гигантском поплавке, Квенсер принялся одними лишь глазами выслеживать атакующего. Он заметил приближение чего-то довольно крупного и быстрого со стороны горизонта.

Его главным телом была гигантская сфера. Под ней располагалось пропульсивное электростатическое устройство в форме перевёрнутой буквы Y, но в данный момент оно было снабжено боевым окружным поплавком для ведения морской битвы. Семь гигантских рук тянулись сзади сферы, и на конце каждой из них была закреплена здоровенная пушка. Скорее всего, недавний выстрел был произведён из одной или двух этих пушек.

Метод его пропульсии отличался от сухопутного, потому что мощный шум грозового облака, создаваемый огромным количеством статического электричества, сейчас не был слышен.

(Объект?..)

— Эй, это плохо, — сказал Хейвиа дрожащим голосом Квенсеру, мысли которого до сих пор были затуманены. — Это очень, очень плохо!!! Это Объект принцессы! Если мы останемся тут, то будем втянуты в перестрелку между Объектами!

— ?! — лицо Квенсера внезапно дёрнулось.

Пятидесятиметровое орудие, являвшееся Объектом, применяло в бою лазерные лучи, рейлганы, койлганы и пушки, стреляющие низкостабильной плазмой. Их разрушительная мощь ничто не оставляет от боевого судна. Если они попадут под перекрёстный огонь Объектов, будет совершенно неважно, если один из них окажется союзным. Отлетевшего куска разорванной внешней брони Объекта будет более чем достаточно, чтобы моментально убить солдат из плоти и крови.

Теперь-то у них точно не оставалось другого выбора, кроме как в спешке покинуть Триядр. Однако их тела отказывались двигаться, будучи парализованными после взрывной волны. То же самое приключилось с вражескими солдатами, которые целились в них с другого поплавка. Они отчаянно пытались убежать в зону техобслуживания, что располагалась над поплавками Триядра.

Тем временем два Объекта стали рассматривать друг друга и подготавливать главные орудия, походившие на гигантские стальные пилоны. У обычных солдат уже не осталось времени бежать. Битва началась. Раздались умопомрачительные взрывы, от которых разлетались взрывные волны.

Квенсер и Хейвиа даже не могли ползти вперёд. Всё, что они могли, это лежать лицом вниз и закрывать головы руками.

Триядр производил выстрелы из рейлганов один за другим, по максимуму расходуя энергию из трёх своих реакторов.

Объект принцессы то ускорялся, то замедлялся в коротких рывках, чтобы уходить от вражеского прицела, и многократно выстреливал из семи главных пушек в режиме койлгана, в котором использовался магнетизм.

Солдаты из плоти и крови никак не могли противостоять этим гигантским орудиям, известным как Объекты. Поверхность их брони стала рушиться и разлетаться в стороны как фейерверк. Размах разрушения был так велик, что любой от такой картины был бы потрясён, а Квенсер и Хейвиа находились в самом центре этих событий. Это было больше, чем они могли выдержать.

— Пипец! Объекты точно синонимы войны! Наши жизни не стоят ни гроша посреди всего этого месива!

— Нет, бьюсь об заклад, принцесса не знает, что мы здесь, — сказал Квенсер, пытаясь связаться с Объектом принцессы через карманный компьютер. Как всегда, сигнал был ужасен.

— Эй, что ты делаешь?

— Я хочу, чтобы она использовала преимущественно лазеры. Если она расплавит с их помощью броню, то мы с меньшей вероятностью погибнем от прямого попадания. Это не даст ей никаких преимуществ со стратегической точки зрения, но, быть может, она выслушает нас.

— Эй, а мы не ослепнем от сверхъяркого света?!

— О, ты предпочитаешь помереть под градом шрапнели? В любом случае, нам нужно лишь прыгнуть в море, пока принцесса будет отвлекать его внимание лазерами. Как только мы уберёмся с пути, она снова сможет использовать свои койлганы! — затем Квенсер обратился к принцессе-элитнице посредством компьютера. — Это Квенсер. В данный момент мы находимся на палубе Триядра. Прошу переключить оружие на небольшой отрезок времени, чтобы мы смогли уйти. Прошу переключиться на WL3B1! Повторяю, прошу переключиться на WL3B1!

Глава 6Править

Элитница держала штурвал внутри кокпита Малыша Магнума, одного из Объектов, которые являются синонимами войны. Для пилотирования этих гигантских орудий требуются особые таланты. Однако эти таланты не представляют собой какую-то странную силу. Требовалось развить до запредельного уровня те свои стороны, которые доступны каждому, а именно память, способность прогнозирования, многозадачность и понимание обстановки.

Объект является гигантским оружием, которое управляется с более чем сотней орудий. Так что простое прицеливание требует обработки огромного количества данных одновременно. Орудия также обладали вторичной системой прицеливания (с возможностью наводки на множественные цели, и обзор с орудий может быть переключён в любой момент), так что для максимально эффективного функционирования Объекта одновременно следить нужно за трёхстами-четырёхстами врагами одновременно.

И это касается лишь вооружения. Чтобы полностью понять каждый нюанс в системе пятидесятиметрового Объекта, требовалось больше, чем мог выдержать обычный гений. Только элитник с усовершенствованной способностью обрабатывать данные мог пилотировать Объект.

Чтобы решить эту проблему, некоторые армии пытались распределить контроль на целую бригаду, а некоторые компании использовали искусственный интеллект для упрощения работы.

Однако применение бригады приводило к задержке между отдельными частями Объекта, который из-за этого терпел поражение от Объекта, находящегося под управлением одного единственного пилота, который способен единолично принимать решения. В случае применения ИИ тот не был способен адекватно реагировать на незнакомую ему ситуацию и потому не мог совладать с элитником, который может на ходу придумывать новые стратегии.

Эти решения данных проблем могли стать эффективными в далёком будущем, но в данный момент наиболее практичным и продуктивным решением было использование единственного элитника для пилотирования Объекта.

Как раз когда элитница открыла залп из койлганов по Триядру, она получила сигнал от союзников.

— Э... Квенсер. В дан... мы... палубе... Триядра! — это был голос, который она так долго ждала. Её руки, сжимающие штурвал, наполнились силой. — Переключите оружие... короткий отрезок времени... чтобы мы смогли уйти. Прошу переключиться... на WL3B..! ...Повторяю... переключитесь... WL3B..!

HO v01 12

Однако сигнал был настолько слаб, что было трудно разобрать его слова. Элитница озадаченно склонила голову набок.

Видимо, Квенсер смог очутиться на палубе Триядра и теперь запрашивал прикрывающий огонь... Однако помехи от сокрушительного оружия не дали сигналу пройти без потерь.

(WL3B... это может быть связано с лазерными системами.)

— Хммм, — подумала девушка. У неё было не так много времени. Чем дольше она медлит, тем выше риск для Квенсера и кого-то там, кто бы с ним ни был. Подгоняемая временем принцесса приняла решение.

(Такое чувство, что он сказал WL3B2... ага, должно быть, так!)

Она кивнула один раз и потянулась к переключателю, чтобы сменить оружие.

Звук, похожий на выпаривание воды, достиг ушей Квенсера. Он шёл от Объекта принцессы. Если точнее, то исходил он от детали на поверхности сферического главного тела, которая походила на линзу в планетарии. Сотни лазерных лучей устремились из неё на манер сложенного веера, выставленного вперёд. Оранжевые линии появились скорее за счёт подпалённой в воздухе пыли и влаги.

Это был WL3B2, известный как Убийственный шквал. Это было второстепенное оружие, предназначенное для истребления солдат из плоти и крови, охраняющих базу, а не для борьбы с Объектом. Однако...

— Гваааааах?! — заорав от представшей перед ними картины, Квенсер и Хейвиа покатились по поплавку, пытаясь сбежать. Когда они смогли уйти, множество оптических орудий принялись выжигать поверхность Триядра.

Лазер не пробил броню Объекта, но область, поражённая им, разогревалась словно сковорода. Краны, используемые для бурения, были сожжены, а несколько неумолимых солдат, всё ещё преследовавших Квенсера и Хейвиа с другого поплавка, практически лопнули.

— Что за чёрт? Я просил WL3B1, так почему она использует систему WL3B2? Эта принцесса пытается убить нас?

— Гляди, герой. Разве с Объектом принцессы не творится что-то странное?

Когда Квенсер глянул туда по настоянию Хейвиа, он увидел, что одна из торчащих сзади Малыша Магнума рук болтается туда-сюда, словно преследуя какую-то жертву.

Если бы они спокойно оценили это, они бы увидели манящий жест женщины, но они были способны оценивать ситуацию как угодно, но только не спокойно.

— П-проклятье! Это только мне кажется, или она целится в этом направлении?! Она даже делает точное прицеливание из стороны в сторону!

— Так значит, мы в самом деле расходный материал! В топку это, я не хочу тут умирать!

Когда сверху полился смертоносный лазерный дождь, Квенсер и Хейвиа собрались с остатками мужества, что немного в них оставалось, и поднялись на ноги. Они повернулись лицом вовсе не к глубинам Триядра. Напротив, они понеслись настолько быстро, как только могли по направлению к распростёртому со всех сторон от Объекта морю и сиганули в него, полностью забив на свой профессиональный долг.

Сильного всплеска не послышалось. Они спрыгнули с Триядра, когда тот двигался на скорости двести км/ч, и их подхватил мощный ветер, что задувал от него во все стороны на манер воздушной подушки. Квенсер и Хейвиа несколько раз подпрыгнули на поверхности воды, словно плоские камешки, брошенные в реку, и наконец пробили водную гладь.

Раздался устрашающий взрыв.

За миг они оказались в ста пятидесяти метрах от Триядра. Сразу после этого Объекты возобновили бой на полную мощность с применением своих главных орудий. Они удалились на приличное расстояние от Триядра, но распространяющаяся от него по воде вибрация была такой сильной, что словно могла разорвать их тела на части.

— С меня довольно! Нет ничего, что мы могли бы сделать в такой битве! — прокричал Квенсер, чуть ли не плача, когда смог вынырнуть на поверхность. Хейвиа отчаянно кричал поблизости:

— Эй, ты же тогда установил несколько зарядов, так? Взорви их уже! Мы чуть не подохли, устанавливая их, так что надо извлечь из них хоть какую-то пользу!

— Лады, партнёр! Это кристаллизация наших усилий! — излучая странную энергетику, Квенсер без колебаний отправил сигнал детонации. Немедленно после этого в воздух вознеслось кровавое пламя. Взорвалась одна из нефтяных цистерн, закреплённых на поплавках Триядра. Взрывная волна равномерно разлетелась во всех направлениях и ударила по Квенсеру с Хейвиа. Их головы были забиты под воду, и они отчаянно вынырнули обратно, словно стали частью странной вариации на тему «Забей крота»[7].

— Буээ... Вот дерьмо, он умудрился ответить нам...

— Но разве уничтожение той нефтяной цистерны, которую мы использовали как укрытие, не является нанесением стратегически важного урона? В конце концов их заданием была транспортировка сырой нефти на базу.

— Погоди-ка... Даже если это отличная стратегия по перекрытию их снабжения, разве это так уж хорошо? Я имею в виду, эта нефть нанесёт серьёзный ущерб морю.

— Я уверен, что руководство предвидело что-то подобное, потому подготовило необходимые меры для устранения последствий. Будут пущены в дело специальные корабли, которые примутся выкачивать нефть из воды после окончания сражения. Если они будут настаивать на том, чтобы мы ещё притащили им украденную нефть, то мы можем просто выкинуть их в море, и пусть там делают что хотят. ...Прямо сейчас мне более всего интересно, что случится с самим Триядром.

Затем они перевели взгляды на Триядр, над которым поднялись клубы чёрного дыма. Их лица не стали довольными.

— Дерьмище! Этот проклятый Объект полностью целый!

— Ага. Я не вижу, чтобы поплавкам был нанесён хоть какой-то урон. Проклятье, и как мы должны потопить эту хреновину? Это вообще возможно с той взрывчаткой, что нам дали?! Да ну нафиг! Предлагаю забить на эту штуку и валить отсюда ко всем чертям!

А потом к ним подплыла Флорейция на спасательной шлюпке с небольшим мотором. Она немного откусила от куска сыра, что, скорее всего, входил в состав пайка, и совершенно не заботилась о том, что под её намокшей униформой просвечивало взрослое нижнее бельё.

— Что ж, был небольшой шанс, что в такой ситуации вы оба могли спастись.

— Флорейция?! Где вы были всё это время?!

— Где вы нашли эту спасательную шлюпку? И этот сыр?! Они хранят это в спасательной шлюпке?! Он выглядит гораздо лучше, чем пайки, что мы обычно едим! Как бы я хотел тоже его захавать!

Флорейция продолжила говорить, игнорируя крики двух придурков.

— Я же велела вам нанести урон вражескому Объекту ещё до появления принцессы. После подрыва той цистерны наша роль себя исчерпала. Теперь нам остаётся передать эстафету принцессе. Если мы дождёмся спасательного вертолёта, нам останется лишь зацепиться за верёвку, подняться наверх и улететь прямо на сушу.

— ...Полагаю, вертолёт не спустится к нам с небес во время безумной битвы вон там, — пробормотал Хейвиа.

Триядр ушёл довольно далеко от них, чтобы вплотную заняться Объектом принцессы, однако дальность поражения его пушек измерялась километрами, так что они вовсе не были в безопасности.

Между тем, большой военный вертолёт стал приближаться к ним со стороны земли. Радары Триядра, безусловно, могут его засечь, но тот не предпринял никаких попыток сбить его. Скорее всего, он не собирался отвлекаться на каждый транспортный вертолётик, а полностью сконцентрироваться на Объекте, что был под управлением принцессы. Было хорошо известно, что обычные солдаты, танки и истребители не могут причинить вред Объекту. Будет воистину печально быть подбитым из главного орудия принцессы, пока пытаешься прихлопнуть безвредную муху.

Вертолёт подлетел к месту прямо над Квенсером и остальными, пока парни продолжали барахтаться в воде. Когда он завис на высоте примерно десять метров, прямо к ним был сброшен трос, похожий на тот, что используют спасатели.

Флорейция сказала:

— Прошу прощения, но сделаем это в порядке старшинства. Если не я первая поднимусь на борт, какой-нибудь незнакомец точно примет вас за подчинённых, которые настолько испугались, что стали игнорировать военный устав.

— Если вы хотя бы попытаетесь оторвать трос до того, как мы поднимемся на борт, я воткну взрыватель в Топоры и закину их в вертолёт, — сказал Хейвиа с абсолютно серьёзным лицом.

Квенсер отстранённо уставился вдаль, где сражались Объекты. Принцесса совершала резкие движения влево и вправо, уходя от вражеского прицела, а Трияд вёл огонь из своих гигантских рейлганов, двигаясь по часовой стрелке. Победитель не мог быть выявлен заранее, когда речь идёт о битве двух Объектов. Атакующая и обороняющаяся стороны двигались взад и вперёд, и накал этой битвы был такой, словно это были подходившие к концу последние десять минут финала мирового чемпионата.

— Не зависай, Квенсер! Сейчас твой черёд! — этот крик сверху привёл Квенсера в чувства. Он посмотрел вверх и увидел, что Флорейция и Хейвиа уже в вертолёте. Хейвиа высунулся из открытого люка.

— Чего, ты хочешь остаться и ещё немного поучиться как полевой студент?! Сюда в любой момент может прилететь шальная пуля, так что мы не можем околачиваться тут дальше!

Квенсер лихорадочно схватился за толстый трос, свисающий рядом с ним. Большой мотор принялся наматывать трос, и Квенсер быстро поднялся в воздух. Примерно через тридцать секунд он уже был у самого верха.

Чтобы придать устойчивость тросу и своему телу, что тряслось вместе с ним, Квенсер ступил ногой на край вертолёта. Вертолёт, судя по всему, был изначально подготовлен для морских спасательных операций, поскольку в нём присутствовали костюмы для погружения, баллоны с кислородом, инструменты типа гаечных ключей и дрелей, которые за счёт применения сжатого воздуха могли работать под водой, а ещё было нечто, называющееся акваскутером, который выглядел как доска для плавания с присоединённым мотором.

— Ладно, мы все на борту! Увезите нас отсюда как можно скорее! — громко крикнула Флорейция в сторону кабины пилота.

Вертолёт наклонился вперёд и стал удаляться от места сражения Объектов.

— Ну и бардак, — бормотал Хейвиа, глядя вниз на море.

Бесчисленные куски хлама разлетелись во все стороны от бушующих Объектов. Этот хлам был остатками от тех морских баз техобслуживания, на одной и которых должны были сейчас находиться Квенсер и остальные. Они могли быть собраны на скорую руку, но их было тут двадцать или тридцать. А теперь там не осталось ничего, что полноценно бы держалось наплаву. Ничего, кроме оснований столпов глубоко под водой.

— К счастью, многие солдаты успели выпрыгнуть в воду сразу после того, как Триядр начал их атаковать. Вот почему было выслано так много спасательных вертолётов.

Квенсер видел сорок или пятьдесят вертолётов в том направлении, куда он смотрел. Скорее всего, они вызвали все, что были в ближайших портах и прибрежных базах. Не все они были предназначены для спасательных целей. Посреди них виднелись транспортники и вертолёты разведки. Они зависали над поверхностью воды и спускали к уцелевшим солдатам тросы, прямо как и Квенсеру с остальными.

— Не могу поверить, что так многие выжили... — бурчал Хейвиа.

Вытирая воду со своей заколки для волос в стиле канзаси, Флорейция вздохнула и сказала:

— Объекты являются синонимом войны, в конце концов. Даже если ты соединишь вместе десять ядерных авианосцев и поставишь на них сорокаметровую пушку, ты не сможешь одолеть этих монстров. Посмотрите на их движения. Даже чемпион по смешанных боевым искусствам не сможет так работать ногами.

Определив, что враг откроет по ней огонь после малой подвижки пушек, принцесса сделала короткое быстрое движение, чтобы избежать попадания из рейлгана, и возобновила огонь. Триядр понял, что не в силах полностью избежать попадания, потому подставил под удар наиболее бронированную часть обшивки, чтобы не допустить фатального попадания.

Как и сказала Флорейция, это больше походило на выверенные движения мастера боевых искусств, чем на битву между танками или кораблями.

— Дипольные или тепловые отражатели не могут сбить им прицел, и дальнобойные атаки из-за укрытия не спасут вас. Даже на таком просторном поле боя они способны выдерживать попадание или увернуться от выстрелов из главных орудий, которые стреляют с числом Маха, почти равным десяти. Как танки или истребители могут тягаться с ними?

Внезапно Квенсер чуть ли не отпихнул Хейвиа в сторону и высунулся наружу из вертолёта.

— Погодите. В движениях принцессы что-то не то!

— Ты о чём? Это та же самая невероятно-непредсказуемая битва, как и раньше.

— Нет, Квенсер прав, — сказала Флорейция, доставшая откуда-то с вертолёта бинокль. — Принцесса стала атаковать немного медленнее. Она всё чаще и чаще не открывает огонь по Триядру, когда тот открывается для атаки.

— И что это значит?

— Глядите на это!!! — закричал Квенсер, указывая пальцем.

В следующий миг один из рейлганов Триядра выстрелил. Взрывная волна от выстрела, скорость которого приближалась к десяти махам, разнесла вокруг устрашающий шум, несмотря на то, что в рейлгане не используется никакой порох.

Триядр не целился в центр Объекта принцессы. Снаряд рейлгана был пущен в окончания её главных орудий.

— ...Он решил, что этот бой затянется надолго, потому пытается снизить её огневую мощь, — простонал Квенсер. — Объект покрыт противоядерной бронёй, но самое окончание пушечной батареи — совсем другое дело. Если я правильно припоминаю, наиболее эффективной стратегией против Объекта, при которой свой получает минимум повреждений, это применение оружия, создающего огромное количество тепла, как ядерное, чтобы исказить форму пушек.

Разумеется, у Объекта была сотня других стволов. Даже если обычная армия применяет ядерное оружие, они могут исказить лишь двадцать-тридцать процентов из этих пушек. Поскольку одного единственного орудия достаточно для истребления целой армии, это не позволит полностью уничтожить Объект.

Но что если такая стратегия применяется во время битвы между Объектами? Оба Объекта покрыты надёжной бронёй, и оружие, которым можно её пробить, ограничено. Хоть у Объекта и имеется сто пушек, он может уничтожить другой Объект только главным орудием.

А что будет в том случае, если его главное орудие будет уничтожено?

— Дерьмо! Если так пойдёт дальше, она проиграет! — прокричал Хейвиа.

Квенсер являлся студентом, изучающим дизайн Объектов, а Хейвиа — аналитиком, который разбирается с характеристиками и слабостями вражеского Объекта исходя из полученных с поля боя данных. Вот почему они поняли это.

Объект принцессы всё ещё вёл бой, но пять из его семи койлганов уже были выведены из строя. Квенсер смотрел на него, пока его загоняли всё дальше и дальше в режим обороны. Его взгляд затем упал на собственные руки. Руководство снабдило его большим количеством пластиковых зарядов Топора, с помощью которого он должен был нанести Триядру максимально возможный урон.

— Эй, стой, — на лице Хейвиа появилась топорная улыбка, когда он увидел разглядывающего взрывчатку Квенсера. — Думаю, я знаю, о чём ты думаешь, но лучше остановись. Это невозможно.

— При таких условиях принцесса потонет, — сказал Квенсер, высунувшись наружу ещё больше, чтобы проверить тамошнюю обстановку. — Я точно должен как-то ей помочь, прежде чем она проиграет.

— Ты будешь убит! И мы уже довольно много сделали! Этот Триядр такой монстр, что остался невредим даже после того, как мы забрались к нему на палубу, установили взрывчатку и подорвали цистерну с нефтью! Вот куда ты собираешься устанавливать взрывчатку, чтобы повредить его? Собственно говоря, стоит тебе лишь приблизиться к этой скоростной битве, как превратишься в фарш!!!

— Но если я ничего не сделаю, принцесса погибнет! — Квенсер уставился прямо в глаза Хейвиа. — На Аляске мы уяснили гораздо лучше, чем нам хотелось бы, что Объекты — это синонимы войны. Ты уже забыл тот ад, который ожидает оставшихся в живых солдат после поражения нашего Объекта?! Объекты мощные, но не неуязвимые. Это означает, что мы не можем полагаться только на принцессу, а кроме этого, что мы можем что-то сделать с вражеским Триядром!

— Нет, хватит! Если мы приблизимся к нему на этом медленном вертолёте, он собьёт нас в два счёта!

— Я не заикался о том, чтобы лететь к нему на вертолёте!

— Хватит, олень! Что за дерьмо из тебя льётся!!!

Проигнорировав слова Хейвиа, Квенсер выпрыгнул в открытый люк вертолёта. За несколько секунд он преодолел высоту в десять метров. Он обрушился на поверхность воды, которая показалась твёрдой как бетон, и ушёл глубоко под воду.

— Пхаааа. Проклятье!

Его голова вырвалась из-под воды, и он принялся озираться по сторонам, гребя воду. Вертолёт, в котором находились Хейвиа и Флорейция, не собирался идти ему на помощь, но он и не улетел и не оставил его одного.

— Мягкосердечные придурки, — пробулькал Квенсер, улыбаясь. Он сам не горел желанием сталкиваться с Триядром в лоб. Не было никакой надежды на победу, если он попытается. Насколько бы благородными ни были его устремления или насколько бы много он ни защищал, Объект расправится с солдатом из плоти и крови без колебаний. Не было ни малейшего шанса на то, что вещи сложатся удобным образом, если ты как следует постараешься, или на то, что случится чудо, если будешь отчаянно сражаться.

Однако Квенсер кое-что уяснил на Аляске. Ему не нужно было сталкиваться с Объектом в лоб. Он мог зайти сзади.

То, что делает невозможное возможным, отнюдь не сила. Это мозги. Он должен был побеспокоиться обо всём, о чём мог, размышлять так, как только мог, и отыскать способы, методы или техники, с помощью которых он мог победить врага. Если он сможет всё обдумать в последнюю секунду вместо того, чтобы бросаться в бой как сорвиголова, он может одержать немыслимую победу.

Гребя в воде, Квенсер связался по рации с Хейвиа.

— Вот теперь пора искать в нём уязвимости. Этот Объект обладает тремя реакторами вместо одного, как у обычных Объектов, в таком случае с этим может быть связан какой-нибудь недочёт в его конструкции.

— Олень. Недочёты в конструкции не так просто найти. Этот Объект был разработан исключительно для водного боя. В отличие от Составного Многоцелевого Объекта, который был у принцессы, этот обладает конструкцией, в которой нет слабых мест, пока он находится в воде. Именно с таким расчётом был спроектирован этот монстр.

— Он был спроектирован для морских сражений... Но раз... — подумал Квенсер, немного проплыв в направлении сражения Объектов.

(Но раз его движения будто выглядят монотонными... как будто они плохо приспособлены для боя...)

Глядя на то, как Триядр повернул направо и по дугообразной траектории понёсся к принцессе, Квенсер внезапно прекратил плыть и заговорил в рацию.

— Погоди... Ведь Триядр и раньше поворачивал лишь направо?

— Ааа?

— С самого начала сражения Триядр поворачивал исключительно направо! В экстренных ситуациях он немного отклонялся налево, но лишь незначительно! — быстро произнёс Квенсер, потерявший терпение из-за пришедших в голову идей. — Он ни разу не повернул налево, даже когда пытался задавить нас своим аварийным якорем. Когда он атаковал полуразрушенную базу с расстояния прямого выстрела, он мог развернуться по часовой стрелке или против, в последнем случае он бы навёл свои пушки на цель быстрее. Однако он никогда не разворачивался против часовой стрелки. Никакой Объект, специализирующийся на воде, не может быть обделён такой базовой функцией! Должно быть что-то, что удерживает его от поворотов налево. Если бы мы могли это разузнать, что бы это ни было...

— Говоришь, должно быть что-то, — с сомнением сказал Хейвиа, высунувшись из вертолёта с биноклем у глаз. — Но я не вижу в нём ничего странного. Ничего необычного с поплавками и нагнетателями воздуха. Никаких проблем с балансировкой. По крайней мере на вид ничего необычного.

— …

Несомненно, было с ним что-то не в порядке, но Хейвиа не мог этого разглядеть. Проблема локализовалась в том месте, которое было скрыто от обзора с вертолёта.

Итак...

— Под водой?.. — пробурчал Квенсер. — Эй, скинь-ка мне тот акваскутер, что был в вертолёте. Эта штука похожа на доску для плавания с прикреплённым к ней мотором!

— Че-чего?! Если мы не поспешим убраться отсюда, Триядр рано или поздно наткнётся на нас, пока будет поворачиваться постоянно направо!

— Вот и отлично! Я догадался о слабости Триядра!

— !!!

Кусок пластика на стальной платформе размером с небольшой ящик выпал из открытого люка вертолёта. В то же время вертолёт стремительно покинул эту область, поскольку Триядр высотой в пятьдесят метров взял курс на это место.

Квенсер ухватился за круглый кусок пластика, плавающий в воде, и нажал на кнопку, чтобы извлечь баллон с кислородом размером с флакон лака для волос. Он одел на лицо прозрачную маску, пахнущую морской водой, и ударил по кнопке зажигания этой машины, включая внутренний двигатель.

Акваскутер, в общем-то, был именно тем, что описал Квенсер: доска для плавания с прикреплённым к ней мотором. Нырнув под воду, он мог плыть гораздо быстрее, чем если бы полагался исключительно на ноги.

— Квенсер! Ныряй! Триядр направляется к тебе! — сказал Хейвиа по рации.

Квенсер огляделся и увидел объект размером 150-180 метров, скользящий по воде в его направлении. Он разогнался с пятидесяти км/ч до двухсот, и его подобный утёсу поплавок нёсся прямо на него.

Триядр не показывал виду, что ему известно о присутствии там Квенсера. Даже самая маленькая пушка не была направлена в его сторону. Похоже, что он полностью сосредоточился на принцессе и совершенно не заботился о подвернувшихся под руку солдатах.

Раньше он каким-то образом смог избежать столкновения с ним, нырнув достаточно глубоко, так что и в этот раз он неистово занырнул как можно глубже. Однако в этот раз он не пытался убежать. Он устремился вглубь, чтобы нанести Триядру существенный урон.

Плывя под водой, Квенсер смог проплыть под Триядром. Или же Триядр прошёл над ним, когда тот нырнул под воду.

Квенсер увеличил до максимума тягу акваскутера в попытке угнаться за Объектом. И принялся рассматривать огромную конструкцию, скрытую под водой.

(Аварийные якоря!!!)

Когда Триядр направился к принцессе, чтобы поиграться с ней, Квенсер выждал момент его максимального замедления, отпустил акваскутер и схватился за сеть, что намоталась на аварийные якоря после прохождения Объектом минной полосы. Это было похоже на попытку ухватиться за бок автобуса, чтобы проехать зайцем снаружи.

(...Ооооохххх!!!)

Балансировочные якоря представляли собой длинные стальные пилоны, тянущиеся прямо вниз от каждой из трёх сфер Триядра. Они действовали как грузила, с помощью которых Объект поддерживал баланс на воде на манер игрушки-неваляшки. Это был необходимый элемент в структуре Объекта, который резко поворачивает на огромной скорости.

Каждый из этих балансировочных якорей мог выдвигаться и задвигаться, как телескопическая дубинка. Изменяя их длину в соответствии с наклоном Триядра он мог регулировать свой центр тяжести. Раз так, он не опрокинется даже во время резких движений, осуществляемых благодаря огромной энергии от трёх реакторов.

Триядр использует для движения принцип воздушной подушки, потому что он позволяет двигаться с максимальной скоростью. Сопротивление воды может быть сведено к минимуму, раз сам корабль почти в ней не находится.

Даже так, он снабжён теми тремя балансировочными якорями, из-за которых происходит трение о воду. Почему они так сделали? Вероятно, потому, что эти якоря — настолько важный элемент, что без них невозможно пилотирование этого Объекта.

Однако...

(Эта функциональность была ограничена из-за намотанной на них сети.)

Триядр прорвался через минную полосу, посчитав, что мины не могут нанести ему существенного вреда. Насчёт этого он был прав. Однако никто не ожидал, что сеть забьётся в просветы в выдвижных балансировочных якорях. Из-за этого один якорь потерял возможность двигаться.

(Если Триядр попытается слишком сильно повернуть налево, он потеряет баланс и перевернётся. Чтобы не допустить этого, он вынужден сражаться с Объектом принцессы, поворачивая при этом только направо!!!)

Когда он подумал об этом, Триядр перестал казаться абсолютно непобедимым Объектом, хотя он и уничтожил дальнобойными атаками обычные базы, на которых находились Квенсер и остальные. В обычной ситуации враг рванул бы в центр вражеского строя уничтожая всё вокруг себя. Причина, по которой он не поступил так, могла быть в его боязни того, что возникнет необходимость повернуть налево.

Но понимание этого значительно облегчило задачу.

(Если потеря управления над одним якорем приводит к настолько серьёзным неприятностям, то потеря ещё одного приведёт к полной утрате баланса!)

Вот почему Квенсер прихватил с собой столько взрывчатки, сколько мог. При нём были пластиковые заряды, известные как Топоры. Он сомневался, что заряды что-то могут сделать Объекту сами по себе, но там уже было припасено кое-что гораздо более внушительное: сеть, покрытая минами размером с большие шары, что использовали на спортивных фестивалях. Сеть была так изодрана, что тянулась на 350 метром за балансировочным якорем, словно ветроуказатель.

Квенсер поместил электрический взрыватель в заряд и присоединил его к минам. Используя их, он мог потопить Триядр.

(Отлично, они все установлены... вааа?!)

Триядр внезапно взял вправо, отчего Квенсера заболтало. Его рука оторвалась от сети, и мощные завихрения воды, созданные огромным якорем, закрутили его в воде.

За короткий промежуток времени Квенсер оказался на почтительном расстоянии от Триядра. Но он уже сделал всё, что ему было нужно.

Квенсер замолотил ногами, чтобы быстрее вынырнуть на поверхность, и потом убрал с лица дыхательную маску. В руке он держал передатчик, с помощью которого можно отправить сигнал детонации зарядам Топора.

— Поехали!

Уставившись на гороподобную фигуру Триядра, Квенсер зажал кнопку детонации большим пальцем.

Прогремел приглушённый взрыв, и огромные десятиметровые пузыри поднялись на поверхность воды из-под Триядра.

Это ещё не было концом.

Взрывная волна распространилась не только по воздуху. Ударная волна от прогремевшего взрыва распространилась повсюду и задела даже Квенсера. Его согнуло пополам в воде, словно он получил удар в корпус.

Удар по балансировочному якорю заставил Триядр на мгновение остановиться, пока он поворачивал направо в погоне за Объектом принцессы.

— Кг...кгхе?!..

— Эй, ты что ли прицепил Топоры к балансировочным якорям?!

— Ага, и я подорвал вместе с ними гигантские мины. Это должно...

— Ты олень! Не так всё просто. Триядр долгое время носился по округе с этой прицепившейся сетью, после того, как прорвался сквозь неё, попутно подрывая многочисленные мины. Подрыв ещё парочки с помощью Топора не может нанести урон тем гигантским якорям!

Триядр задвигал одной из свои пушек. Наконец, он повернул одно из своих ста орудий, будто демонстрируя гнев на насекомое, которое посмело его укусить. Он не использовал главные орудия, которые были нацелены на Объект Принцессы. Однако любая пушка Триядра была способна потопить обычный линкор. Не было нужды утруждаться с ответом на вопрос, что будет с солдатом из плоти и крови.

— Проклятье. Триядр настроен серьёзно! Слушай, Квенсер, мы выпустим все имеющиеся у нас дипольные отражатели и дымовые ракеты, но не вини меня, если это не сработает! Невозможно повредить эти балансировочные якоря лишь с помощью такой взрывчатки! — отчаянно разглагольствовал Хейвиа.

— Я пытался сделать вовсе не это, — ответил Квенсер с бесстрашной улыбкой на лице. Я пытался уничтожить сеть, что зацепилась за Объект!!!

От взрыва, учинённого Квенсером, зацепившаяся за якоря сеть разорвалась ещё больше и рассредоточилась по сторонам. Она распростёрлась словно развивающийся на ветру флаг и переплелась с другим балансировочным якорем, движимая мощными завихрениями воды.

До того момента лишь один якорь был выведен из строя обмотавшейся вокруг него сетью. Однако Квенсер сделал так, что сеть обмоталась вокруг ещё одного. Сеть забилась в просветы в выдвижном якоре, лишая его возможности двигаться. Отныне способность Объекта сохранять равновесие была снижена.

Глава 7Править

С ужасным рокотом Триядр выстрелил по Квенсеру. Однако снаряд, как ни странно, не попал по нему. Огромное количество воды взмыло в воздух, и его отбросило в сторону образовавшимся потоком. Он не погиб. Несокрушимый Объект нацелился на него, но несмотря на это он продолжал жить.

Причина этого была простая.

Квенсер глядел на Триядр, который начал вести себя странно.

— Объекты всегда обладают массой и размерами совершенно непостижимых масштабов, а этот Триядр оснащён аж тремя сферическими главными телами. Вероятно, вот почему он используется исключительно для морских сражений. При попытке поддерживать такую огромную массу на суше с помощью ног вся конструкция обрушится под собственным весом.

Жутковатый скрежещущий шум раздался по всему полю боя.

Тело Триядра, построенное в точном соответствии с изначальными чертежами, не имело ни одного дефекта, но оно точно принялось понемногу коробиться. Его вид напоминал горную гряду, образовывающуюся за счёт соударения тектонических плит. Скрежетание продолжилось, и центр Объекта в форме буквы А вспучился, словно обхваченный симметрично со всех сторон невидимой гигантской рукой.

— Этот вес несёт в себе довольно большую потенциальную энергию. Вот для чего ему необходимы стабилизирующие якоря для поддержания баланса, но когда эти якоря перестают функционировать, страдает главное тело Триядра при перемещении такого немыслимого в обычных условиях веса. Это прям как практикант айкидо использует вес своего противника, чтобы совершить бросок!

Объект испытывал затруднения.

Однако было уже поздно. Тело Триядра отчётливо изогнулось до формы маленькой буквы n. Любой теперь мог предсказать, какая судьба ожидает этот Объект, который продолжал звучно уничтожать себя.

Сильный шум разлетелся по всему Гибралтару. Напоминая какую-то рекламу сосисок, Триядр изогнулся выше своего предела и разлетелся на две части. Разорванный своим собственным весом Объект стал погружаться глубоко в воду. Его поплавки были смяты, а нагнетали воздуха не могли функционировать нормально и дальше, потому у него больше не было возможности оставаться наплаву.

Незадолго до момента полного затопления Триядра на его вершине произошёл малый взрыв, и активировался механизм катапультирования. Вражеский пилот-элитник сдался. Квенсер победил Триядр.

Квенсер глядел на вертолёт, летающий над его головой, и глупо смеялся.

— Хахаха!!! Так вы всё-таки вернулись, лузеры! Сперва Водомерка на Аляске, а теперь это! Я вынес уже двоих!!! Сколько медалей мне теперь вручат?! Я могу быть простым полевым студентом, но, может быть, теперь я буду на уровне подполковника или кого-нибудь ещё!

— Да погоди ты, олень! Ещё ничего не кончилось! Тебе нужно убираться оттуда!

— А? Триядр уже на пути ко дну...

— Да, и огромное цунами распространяется кольцом от того места, где он утонул! Это что-то похожее на волну в форме кратера, которая образуется при падении в океан космической станции!

Квенсер шокировано оглянулся и увидел гигантскую стену. Это была водная стена высотой двадцать метров. При взгляде с его стороны казалось, словно на него падает небоскрёб. Он увидел, как вертолёт отчаянно пытается подняться, в надежде избежать столкновения с волной.

(Да вы издеваетесь!..)

Даже последствий от поражения Объекта было достаточно, чтобы убить солдата из плоти и крови.

HO v01 13

Под самый конец Квенсер заново осознал, насколько же Объекты огромные, когда смертельная волна ударила в него. Все его ощущения низверглись в хаос, и он стал неспособен сказать, что творится во внешнем мире.

(Кгхе... кгхе!..)

Смерть.

Это слово всплыло в нём посреди хаотичных ощущений. Однако Квенсера вовсе не разорвало на куски. Что-то поддерживало его тело, не давая унестись прочь.

— ?..

Через несколько секунд двадцатиметровая волна наконец-то прошла. Квенсер огляделся вокруг в недоумении, вообще не понимая, почему он до сих пор жив. Потом он понял, что же произошло.

Объект принцессы обогнул его с той стороны, куда его унесло бы, и использовал одну из своих главных пушек, чтобы поддеть его тело. Квенсер распластался у верхушки сорокаметровой главной пушки, словно вывешенный на просушку футон.

— Ну, привет, — он услышал голос принцессы из внешних динамиков, которые обычно используются для того, чтобы потребовать перепуганных вражеских солдат сдаться после разрушения их Объекта. — Каково это, прокатиться верхом на Объекте, который ты так любишь?

Глава 8Править

Итак, Квенсер, Хейвиа и Флорейция выжили. Они были на борту большого транспортного вертолёта, который был прислан с военной базы. Все они держали в руках огромные гамбургеры, полностью нарушающие представление о сбалансированном питании и которые они не смогли бы отведать, находясь на базе. Помешательство Флорейции на Японии проявило себя и здесь, в её бургере вместо говяжьей котлеты была тацута-агэ[8].

Она задвигала своими маленькими бледными губами и сказала:

— Я думала, что не смогу как следует насладиться нормальной едой после стольких месяцев употребления одних безвкусных пайков, но, видимо, хорошая еда — это хорошая еда несмотря ни на что. Достаточно лишь отведать это, чтобы напомнить себе о том, что я живая.

— Прошу прощения, что перебиваю вас посреди зачитывания философской диссертации, но не могли бы вы не скрещивать ноги, когда на вас эта узкая юбка? Подумайте о том, как себя чувствуют ваши подчинённые, сидящие прямо напротив вас.

— Хм? Что, тебе не нравится? Да ладно, я делаю это только для того, чтобы как-то вас вознаградить. Неужели ты в самом деле можешь устоять перед привлекательностью этой сексуальной комбинации из чёрных чулок и красных трусиков?

— Нет, мне кажется, что трусики — это не то, что должно быть на виду. Я имею в виду, они должны быть видны лишь очень редко, лишь краем глаза. Не то что бы я думал, словно вид трусиков — это что-то плохое, просто, согласно моей теории, они не могут таким образом раскрыть весь свой потенциал. Они красные. И промокли от морской воды. Эти чёрные синтетические волокна порвались, лишь совсем чуть-чуть показывая под чулками белую кожу... Чёрт возьми, вы правы! Я счастлив!!! Уаааа!!!

С волосами серебристого цвета с небольшим оттенком голубого, большегрудая Флорейция засмеялась и победоносно улыбнулась, заигрывая с молодым и полным сил Хейвиа.

— Чёрт, моя одежда неприятно липнет. Почему морская вода делает тебя таким липким? Простая смена одежды будет бесполезной, если я буду и дальше вонять пляжем, как сейчас. Если бы только у нас было достаточно времени, чтобы принять душ в порту.

— В самолёте нет душевой комнаты, так что вам придётся дожидаться прибытия на следующую базу.

— Нет нужды, Квенсер, — сказала Флорейция, открывая замок на большой ящике на полу неподалёку. Она вытащила наружу странный предмет, который выглядел как мешок, изготовленный из водонепроницаемого материала с прикреплённым снизу вентилем. — Это простенький портативный душ. Похоже, что дайверов посещают схожие мысли.

Флорейция задвигала своим волглым телом и повесила водонепроницаемый мешок на крюк на потолке.

— Эээ? — выпалил Хейвиа, увидев, как его вышестоящий офицер расправляет похожий на детский бассейн предмет, чтобы не дать воде залить борт вертолёта. — Мы что ли... здесь? Мы все вместе примем здесь душ? С удовольствием, мэм!!!

— Я закрою душ занавеской, так что пошёл вон, Хейвиа!

— Чёё?! — провопил Хейвиа, когда Флорейция отпихнула его в сторону и вытянула прямо перед собой плотный пластиковый лист, закрепив его на рейке потолка. Парень улетел на пол.

Услышав за перегородкой звук сползания одежды с тела, Хейвиа прекратил кататься по полу и полностью застыл.

— ...Дерьмо. Давай поговорим о динамщицах[9].

— А-ага... вот именно... ты абсолютно прав, Хейвиа.

— Э? Что за вялый ответ? Погоди, ведь есть просвет между перегородкой и стеной вон там!

— Неа. Вовсе нет. Ни малейшего. Не беспокойся об этом, — запредельно спокойный голос Флорейции послышался с той стороны плотной перегородки под аккомпанемент звуков воды. — Квенсер, я позволила тебе смотреть не дальше нижнего белья. Если ты зайдёшь дальше, я могу воспользоваться комнатой для допросов чуть погодя.

— Чёё?! Вы услышали?

— Стойте, так значит, мы можем посмотреть?! — воскликнул Хейвиа.

Два придурка принялись изо всех сил ломать над этим голову, но Флорейция залепила кусками изоленты просветы между перегородкой и стеной. К тому моменту, когда Хейвиа умудрился заглянуть внутрь, было уже не на что смотреть.

— Ой, да ладно, Хейвиа. Неужели из-за этого стоит дуться в углу?

— ...Оставь меня одного. Тот, кто получил всё, что хотел, не способен понять моих чувств.

Не желая добавлять себе ещё больше беспокойств, когда он такой потный, Квенсер решил оставить Хейвиа в покое. Квенсеру было о чём беспокоиться помимо этого.

— Несомненно, эта победа далась принцессе с трудом, — пробормотал он, поглядывая в окно. — Для обычного самолёта улететь довольно просто, но сейчас им приходится видоизменять ландшафт, чтобы быстро доставить Объект принцессы к следующему полю боя.

Подавшая голос из-за перегородки Флорейция придала словам Квенсера форму разговора.

— Но эта штука остаётся монстром, который способен нестись и по суше, и по морю со скоростью поезда с линейным двигателем. Есть куча убедительных мотивов для этой войны, но наиважнейшим является стремление удержать в своих руках контроль над лучшими маршрутами для наиболее эффективной транспортировки Объектов в любую точку мира. С этой точки зрения проливы представляются наиболее желанными.

— Чего? Мы что ли вернулись в Эпоху великих географических открытий? — Квенсера вновь заставили задуматься о причинах, которые втянули его в это связанное с убийствами других людей дело. Пока он думал, плотная занавеска отъехала в сторону, открывая вид на полностью приодетую Флорейцию.

— А вот и я. Это было освежающе. Такая досада, что сменные комплекты одежды далеки от моды, но что уж тут поделать. ...Кстати, Хейвиа, почему ты дуешься в углу?

— ...Быть под командованием такого красивого командующего офицера доставляет некоторые трудности, — пробормотал Хейвиа с мрачным лицом, но Флорейция лишь озадаченно посмотрела на него.

Квенсер взглянул на предмет в её руках.

— Флорейция, почему вы подключили планшет к ноутбуку сразу же после душа?

— Хм? О, это? Я должна отдать удалённые приказы солдатам поддержки, чтобы обезопасить маршрут транспортировки Объекта в Южную Америку. Такие манёвры отчётливо вбили нам в голову идею того, что мировой баланс сил может кардинально поменяться, если контролируешь самые быстрые пути транспортировки Объектов.

— ...Мне в самом деле по барабану. И чтобы вы знали, я никогда больше не буду присутствовать на церемонии награждения. Я ухожу! — раздражённо сказал Хейвиа.

— Ты ведь знаешь, что такое военный устав?

— Вертел я на болту ваш устав! Валяйте и увольте меня! Если нужна причина, я сейчас трахну вас и ваши огромные сиськи! Я поступил в армию только для того, чтобы набраться опыта, который так нужен для будущего главы семьи! После того, как я уничтожил два Объекта обычным оружием, думаю, что сделал более чем достаточно! Я больше не вернусь на подобное поле боя!!!

— Знаешь, я бы сказала, что сегодня победу принёс один Квенсер.

— Ага, и даже более чем одним способом! Я даже не видел всего!

— ? У меня такое чувство, что мы сейчас говорим о разных вещах... Когда ты слетел с катушек, Хейвиа? Я не совсем уверена, в чём заключается проблема, но хватит ныть.

Флорейция в замешательстве подняла взгляд с карты на компьютере, а потом послушались гудки из рации. Обменявшись фразами, что полнились военным жаргоном, она раздражённо нахмурилась и оборвала наконец связь, бросив напоследок слово одобрения.

— Похоже, тебе повезло. Ты не отправишься на ещё одну церемонию награждения.

— Правда?! Слава богу! Я смогу отправиться домой! Родина означена безопасной страной, так что всё будет отлично, как только я окажусь там!

— Кто сказал, что тебя отправят обратно домой? Это тоже было отменено.

— А? — сказали Квенсер и Хейвиа, уставившись в лицо своего командира.

Флорейция пожала плечами и ответила:

— Ранее неактивная военная держава Океании сделала свой ход. Теперь, когда вы уничтожили второй Объект, руководство, видимо, полюбило вас ещё больше. Они сослались на вас по вашим именам, когда попросили переслать вас двоих в Океанию.

— Идите нахер!

— Я валю отсюда!

— Я угоню этот вертолёт!

Два солдата завопили в знак протеста, но маршрут огромного летательного транспортника не мог быть изменён. Похоже, что вдалеке какой-то человек управлял вертолётом удалённо, прочертив на экране компьютера линию его пути.

Часть 3. Война муравьёв с кузнечиком. Битва с Военной державой ОкеанииПравить

Глава 1Править

Военная держава Океании дислоцировалась в землях, известными своими кенгуру и коалами. В эпоху, когда это государство называлось Австралией, большинство городов располагалось у береговой линии, а центральные районы были засушливыми территориями с потрескавшейся почвой, какие можно было увидеть в каком-нибудь вестерне. Даже если место не было резко выраженной пустыней, сухая и твёрдая почва годилась только для подлесья, и выращивание на ней культур или постройка современных зданий представлялось сложной задачей.

Но современная пора привнесла значительные перемены.

Была разработана искусственная почва с высокой способностью удерживать воду, а с помощью генетически улучшенных сортов растений удалось поддерживать зелёные насаждения в городах даже в таком жёстком климате. Используя этот и другие методы, был осуществлён крупномасштабный план по улучшению среды обитания Океании. С улучшенной почвой ранее пустующие территории стали способны давать огромное количество зерна, а люди, живущие за счёт этого зерна, построили огромные города и соединили их магистралями. Поглощая ресурсы, сокрытые в глубинах земли, экономика государства стала процветать, и её позиция в мире стала расти. Если бы и дальше всё шло по плану, ни у кого и в мыслях не было бы нападать на эту державу с помощью Объекта.

Однако не всё пошло по плану.

Племена, жившие в Океании с древних времён, увидели необходимость сохранить первоначальный вид своих земель. В своих религиозных верованиях они твердили о том, что естественное состояние земли ценно и благородно, какой бы пустошью она ни была. В итоге они не позволили покрыть землю улучшенной почвой и генетически модифицированными растениями. Племена не могли вынести мысли, что их земли «пожрали», только чтобы выкачивать из них деньги, и они начали устраивать мирные демонстрации в знак протеста. Военная держава потеряла голову от жажды прибыли, которую им сулило дальнейшее развитие земель, так что они ответили в действительно простой манере.

Они направили к ним Объект.

— Это известно как Лесное преобразование, начавшееся два года назад. И коалиционные силы вторглись туда, встав на защиту тех племён от тирании военной державы, — сказал Хейвиа, находясь на занесённой песком базе техобслуживания.

Стоя рядом с ним, Квенсер сказал:

— А? Это всё началось два года назад? Тогда почему нас вызвали сюда только сейчас?

— Откуда я знаю? Наверно, произошли какие-то события. Что-то, что требует быстрого решения.

Баланс сил в Океании был как на ладони. Зоны, что были подконтрольны военной державе, были покрыты зеленью, а зоны, контролируемые коалицией (и племенами, которые не желали поддерживать военную державу), были пустынны. Ещё они разделялись по поставленным целям, у одних это была жажда наживы за счёт пищевых ресурсов и древесины.

Объекты различных силовых групп располагались на базе техобслуживания сил коалиции на передовой. В обычной ситуации эти Объекты относились бы к противоборствующим сторонам, но в этот раз они выстроились бок обок.

Почва здесь была, разумеется, сухой. В соответствии с требованиями племён они уничтожили все виды растительности, каких не было в Океании с древних времён.

— Почему тут так чертовски жарко? Разве мы не морозили свои задницы на Аляске совсем недавно?

— Сезоны в южном полушарии проходят наоборот, олень. Но я думаю, что такая погода больше подходит для Санты в мини-юбке, — Квенсер огляделся вокруг, вытирая с лица смесь из пота и песка. — Сечёшь? В этот раз в нашем распоряжении имеется целая куча Объектов. Может, нам наконец-то не придётся самим рваться в бой.

— Не тупи. Ты забыл, как часто наши светлые ожидания рушились на корню? Я скорее рассматривал бы эту кучу союзников как нечто, что повышает риск очередной неприятной неожиданности.

— Силы коалиции выслали сюда бесчисленное количество Объектов, чтобы свергнуть здесь диктатуру, так? Но что насчёт белого флага? Война в наши дни основана на сражении между Объектами, а раз так, это нормально, атаковать Объектами базы, на которых есть только солдаты из плоти и крови?

— Это не ко мне. Наверно, это какое-то чрезвычайное исключение. Ты видел, с какими странами мы образовали коалицию? Я не могу поверить, что мы работали сообща с такими опасными союзниками в течение двух лет. Эта океаническая диктатура, должно быть, по-настоящему ненавистна всему мировому сообществу. ...Да и вообще, я не думаю, что жители Океании поднимут белый флаг. Они наделали довольно мерзкие вещи, так что вряд ли кто-то пустит их к себе, даже если они убегут из своей страны.

Слушая Хейвиа, Квенсер слегка навалился на ограждение из синтетического волокна, растянутое вокруг всей базы, и вставил в рот нечто похожее на огромный прямоугольный ластик.

— Хм, пайки такие же отвратительные, как и всегда. Это что-то.

— Да, но теперь на них есть слой песка, добавляющий вкуса.

— Я просто хочу оказаться дома.

— Наши большие шишки устраивают перестрелки, используя коммуникационные возможности своих портативных игровых консолей.

Пока они обменивались жалобами, они услышали скрежет в ограждении. Они развернулись и увидели местную девочку около десяти лет, схватившуюся за волокна ограждения и смотрящую на них.

— Что это такое? — спросила девочка, невинно указывая на Объекты коалиции, перемещающиеся по территории базы. Квенсер и Хейвиа замешкались с ответом. Однако девочка не обратила на это внимания и прижала к ограждению книжку с картинками. — Это они, правда? Добрые каменные монстры из этой сказки.

— А-ага, вот что они такое. Они делают убежище для белок и кенгуру на случай дождика, — Квенсер не мог пересилить себя и сказать ей, что это оружие массового уничтожения, и они какие угодно, но не хорошие. К его раздражению, Хейвиа взглянул на него так, словно хотел сказать: «Отлично сказано, Квенсер!».

Затем с территории базы выстрелили несколько полос белого дыма. Девочка указала в небо и спросила, что это.

Квенсер совершенно точно отказался ей говорить, что это испытание новых образцов метеорологических ракет сенсорного типа.

— Э-это ракеты... похожие вроде бы на космические шаттлы... я полагаю.

— Ух ты, я никогда их раньше не видела, — глаза девочки засияли от изумления, а Квенсер с Хейвиа отвели взгляд в сторону.

Вот тогда появилась Флорейция, их вышестоящий офицер.

— Эй, вы, два полудурка, хватит рассиживаться и трепаться возле ограждения. Будьте настороже.

Девочка по ту сторону ограждения среагировала быстрее, чем подчинённые Флорейции. Она испуганно отпрыгнула и унеслась прочь без оглядки. Квенсер и Хейвиа некоторое время смотрели на Флорейцию молча.

— ...Какая потеря.

— ...Ничего тут не поделаешь. Она может быть красивой, но она всё ещё строгий командир. Даже боец смешанного боя не сможет оставаться спокойным, если столкнётся с этой аурой.

— О, вы хотите увидеть мою хорошую сторону? Я могу ввести вас в курс дела с помощью своих каблуков. Но пока что просто скажу, держитесь подальше от ограждения. Это поле боя, помните?!

— С нами всё будет в порядке. Даже будучи на территории военной державы, я сильно сомневаюсь, что какой-то там снайпер додумается атаковать базу, битком набитую Объектами.

— Это не то, что я имела в виду. База находится под наблюдением видеокамер, — Флорейция выглядела разбитой, но несмотря на жару, она не расстегнула ни единой пуговицы на своей армейской униформе, что сдерживала её огромную грудь. — Тут собралось удивительное количество иностранных репортёров, которые заявляют, что хотят осветить тиранию военной державы. Однако они являются всего лишь избалованным отродьем из безопасных стран, которое никогда в жизни не видело войны, а что касательно остальных типов, я сильно сомневаюсь, что они репортёры.

— О, вы имеете в виду бывших наёмников, которые будучи ненужными после появления Объектов, стали военными проводниками?

— Что-то типа того, — согласилась Флорейция. — Проблема в том, что военные протоколы безопасности не позволяют нам пускать их на территорию, контролируемую военной державой, так что им нечем заняться. Неудивительно, что они развернули свои камеры в нашу сторону в надежде сделать снимок, который будет стоить сколько-нибудь денег. Если ты не хочешь, чтобы твоя тупая физиономия засветилась в каком-нибудь фельетоне у себя на родине, веди себя снаружи как подобает.

— ...Боже, ну и дела. А вы можете наложить запрет на фотографирование базы, сославшись на необходимые меры безопасности ради сохранения засекреченной информации об Объектах или чём-то ещё?

Флорейция подумала, что сейчас у неё заболит голова от подобных дилетантских предложений Квенсера.

— Для чего, по-вашему, тут коалиция? Наша родная страна может прекратить этот инфайтинг по своей собственной воле, если будет необходимость, но руководство хочет запечатлеть героев справедливости при параде. Если мы запретим фотографирование, то кандидаты, отчаянно бьющиеся за места в Совете далеко на родине, выйдут из себя. Советник Флайд и остальные сейчас все на нервах.

— Ты не слышал, Квенсер? Чего они только не делают для прессы. Они даже поднимали разговор о том, чтобы обклеивать броню Объектов изображениями крупных компаний или политических партий, которые готовы заплатить за это круглую сумму. Прямо как болиды Формулы-1.

— Чего? Они хотят получить фотографии базы, подвергнутой нападению, и солдат, перестрелянных в жилых комнатах? Они не понимают, что такое война, — дал такой комментарий Квенсер, какой был бы свойственен обычному солдату, но технически он являлся всего лишь полевым студентом. Его экспрессия всезнайки, которая появилась на его лице во время сетований, больше подходила бы миролюбивому гражданскому.

Насытившись этим разговором, Хейвиа сменил тему.

— Слушайте, а вы видали те корабли антивоенных группировок, что колесят по океану? На них установлены здоровенные плакаты с требованиями к коалиции прекратить вторжение, которое проводится с помощью неудержимых Объектов.

— Они просто кучка дураков, которые не знают, что происходит внутри военной державы, или же кучка самодовольных ублюдков, которые знают, но им всё равно. Разве нам надо обращать на них внимание? Вообще, я сделаю ставку на то, что как только они спросят нас, почему мы до сих пор не атаковали военную державу, торпеда этой державы потопит один из их кораблей.

С недовольным выражением лица заговорила Флорейция:

— Далеко на родине близятся выборы в Совет. Как я и сказала, советник Флайд и остальные сейчас на нервах, потому что они хотят быть уверенными в том, что не предстанут в дурном свете. Вполне возможно, что они планируют провести операцию, чтобы оказать помощь этой невежественной антивоенной группировке.

— Ох, да ладно? Мы проделали весь этот путь на поле боя, чтобы нянчиться с какими-то придурками? — пожаловались два парня.

Флорейция глянула в сторону солнца, которое начало утопать за горизонтом.

— Вы двое примете участие в миссии, которая начнётся на закате, так что вам следует подготовиться. Официальный брифинг состоится сегодня вечером, так что будьте уверены в том, что будете полностью собраны к этому времени.

— Постойте, «вы двое»? Флорейция, вы что ли собираетесь прохлаждаться в комнате с кондиционером и дожидаться результата? — спросил Хейвиа, покусывая губу. Флорейция пожала плечами и ответила:

— Вы бы больше хотели помочь нам здесь? Это не так-то просто, сдерживать третьесортных репортёров, которые возомнили себя полевыми операторами, полностью игнорируя протокол безопасности и проникая за линию фронта. Они принимают нас, солдат, за тур-гидов. Стоит лишь немного посягнуть на их свободу, как они начинают засыпать нас жалобами, словно мы гражданское бюро услуг. Хотите ли вы почувствовать себя настоящими пацифистами, когда другие люди плюют вам в лицо, а вы не можете ответить?

Квенсер и Хейвиа скривились, представив это.

Глава 2Править

Оборудование одного и того же класса на территории коалиционной базы техобслуживания сильно варьировалось в зависимости от того, какой стороне оно принадлежало. Элитница, которую другие называли принцессой, стояла в удалённой части базы, которая была составлена из огромных тяжеловозов.

Таких станций существовало здесь великое множество, и та, в которой сейчас находилась принцесса, вовсе не была настолько непомерно большой, чтобы вмещать в себя её личный Объект, Малыш Магнум. Она была в специальной станции, следующей сразу за той, где пребывал её Объект. Конкретно эта предназначалась для ухода за телом элитного пилота.

Пространство было настолько большим, что было трудно поверить в то, что оно находится внутри грузовика, и содержало в себе прозрачный полукружный купол с поперечником примерно десять метров. Элитница стояла в центре этого купола, и бесчисленные устройства и человеческие глаза наблюдали за ней снаружи купола. Эти люди были из медицинского отдела, следившего за здоровьем элитницы.

Пожилая леди, которая обычно занималась Объектами, сейчас была включена в состав медицинской команды и оперировала устройством, похожим на звукозаписывающую консоль, применяемую при озвучке аниме и фильмов.

— Ладно, давайте начнём. Вы закончили подготавливать инструментарий? — сказала старая леди. Её голос передавался отнюдь не по воздуху. Вместо этого оранжевые слова отображались на прозрачной стенке купола. Это потому что купол был звуконепроницаем. Девушка читала слова, которые пробегали словно на электронном табло. Когда на прозрачном и тонком мониторе перед её глазами забегала партитура, девушка надела специальные очки, предназначенные для пилотирования Объекта.

Она взяла длинную, тонкую серебряную флейту и ввела текст с помощью инфракрасных датчиков, встроенных в очки.

Настройка флейты завершена, написала она.

— Полагаю, что нет никаких проблем с показателями. В таком случае, запусти метроном. Можешь начинать своё выступление, когда пожелаешь.

Читая слова старой леди, принцесса легонько запустила бумажный самолётик, что был в её руке. Наблюдая за тем, как бумажный самолёт вырисовывает в воздухе элегантные пируэты, она поднесла серебряную флейту горизонтально ко рту.

Она подула в неё и задвигала белыми пальцами.

Послышался слабый шум, и кончик бумажного самолёта слегка наклонился. Он был изготовлен из специального материала, искажающегося от звуковых волн.

— Да, да, отлично. Сделай виток метрономом радиусом пять метров и с отметкой сто сорок сантиметров, завершая каждый виток за тридцать секунд.

Такое лишённое вкуса выступление слишком скучно.

Продолжая держать флейту у рта, принцесса не переставала двигать глазами, чтобы вести беседу. Ноты головокружительно пробегали по монитору, но в движениях её пальцев не было никакой нерешительности. Это в меньшей степени походило на движения музыканта, увлечённого музыкой, скорее это напоминало движения роботизированной руки, которая с высокой точностью спаивает элементы полупроводниковой платы.

— Приятно быть окружённой такими звуками?

Вы про точечные вибрации купола и звуки, которые я создаю? Если бы я была удовлетворена лишь этим, я бы стала себя ощущать паскудным оркестром.

Не было стандартного способа выверить тело элитника. И не было едва различимого стандартного набора для каждой нации. Идеальный метод разрабатывался индивидуально для каждого элитника. Для одного человека это было плавание в большом бассейне и прицеливание за минимальное время. Для другого это было решение каждой отдельной задачи в бланке для ответов, как при сдаче вступительных экзаменов в колледж. Для третьего это игра в шахматы против суперкомпьютера. А для кого-то типа принцессы — это окружение себя аккуратно модулируемым звуком.

— Ты недовольна инструментом? Для смены ритма ты всегда можешь попробовать электрогитару.

Моё дыхание будет смешано со звучанием, что скажется на настройках. Я использую флейту, потому что само дыхание вписано в музыку.

Другие звуки не должны накладываться на музыку. Она могла спокойно говорить, делая перерывы в игре, но настройка не может продолжаться во время таких перерывов.

Вот почему элитница испытывала такие неудобства, будучи вынужденной разговаривать с помощью глаз во время игры на флейте. В конечном счёте она достигла последней ноты, и данная стадия настройки была завершена. Принцесса убрала флейту ото рта, и бумажный самолётик, поддерживаемый в воздухе музыкой, медленно опустился на пол.

Принцесса подобрала метроном и приготовилась к следующей мелодии, но затем она внезапно огляделась. Сквозь прозрачный купол она увидела знакомого человека, вошедшего через большую дверь в грузовике. Это был Квенсер.

Его толкал вперёд его компаньон Хейвиа, и судя по его выражению лица он не понимал, почему вообще находится здесь. Глядя на них, принцесса молчаливо кивнула.

(Хейвиа может быть грубым, но он определённо внимателен к другим.)

Посреди медицинской группы только лишь старая леди, не относящаяся к медицинским работникам, заметила изменение в психическом состоянии принцессы. Появились оранжевые буквы: «Мы можем сделать небольшой перерыв?», и дверца звуконепроницаемого купола автоматически отворилась.

Квенсер вошёл внутрь, и принцесса задвигала глазами, отдавая команду куполу. Сразу после этого поляризация прозрачного купола изменилась, и его стенки стали белыми.

— Вах! — прокричал в изумлении Квенсер, озираясь по сторонам. Принцесса приблизилась к нему и спросила:

— Почему ты здесь сегодня?

— О, Хейвиа сказал, что мы типа должны заглянуть к тебе и напомнить, чтобы ты не искала нас, потому что мы оба отправляемся на миссию.

(За какую тупицу меня принимает этот человек?), обиделась принцесса.

Не обратив внимания на её реакцию, Квенсер глянул на серебряную флейту в её руке.

— Хех. Так это флейта? Я видел, как люди используют их в духовых оркестрах в безопасной стране, но я так и не мог понять, как именно они ими пользуются. Наверно, я бы не смог издать ни единого звука, если бы попробовал сыграть на такой.

— Это проще, чем кажется. Хочешь попробовать? — спросила элитница, и лицо Квенсера засветилось даже сильнее, чем она могла ожидать. Этого было достаточно, чтобы поднять принцессе настроение, но...

— Ты ведь держишь флейту боком? Эээ? Её надо держать справа или слева?

Прежде чем она смогла что-либо сказать, Квенсер поднёс флейту ко рту. Она собиралась хотя бы вытереть мундштук, прежде чем давать ему флейту, так что теперь она шокировано замерла на месте, глядя перед собой оцепенелым взглядом и с румянцем на лице. Однако вскоре она испытала ещё больший шок.

Тело девушки проходило настройку с помощью звука из музыкального инструмента, так что от одного единственного дурацкого звука по её позвоночнику пробежался поток странных ощущений.

— ?!..

HO v01 14

Рот девушки беззвучно открывался и закрывался, пока она искривляла спину. Специальная команда отменила бы настраивающий эффект флейты, но она совсем забыла отдать эту команду.

В её взгляде появился мягкий, чарующий свет, который она пыталась сдерживать, её тело одеревенело, но Квенсер был туп, как и всегда.

Пытаясь аккуратно озвучить ряд «до рэ ми фа соль ля си до», он дышал абсолютно неправильно.

— А? Ноты не выходят так, как надо. Они искажены. И как мне тогда надо зажимать, чтобы выдать «до»?

С каждым трещащим звуком из флейты тело принцессы неестественным образом вздрагивало. Её белые щёки окрасились глянцевитым персиковым цветом, а в уголках её глаз показались слёзы. Её тонкие руки и ноги прижались к телу против её воли. Потирая бёдра друг о друга, девушка даже не понимала, почему ей самой хочется это делать.

— До рэ ми... фа? Это «фа»? ...А? — наконец, Квенсер заметил, что что-то идёт не так. Принцесса покраснела ещё сильнее из-за конфликта между облегчением и смущением от того, что он наконец заметил. — С-с тобой всё в порядке? Тебе нужно в туалет? — спросил Квенсер с тревожным выражением, глядя ей в лицо.

Сразу же после этого девушка сделала такое, что обычно никогда не делала. Она врезала представителю рода людского своим маленьким кулачком.

Глава 3Править

Солнце начало уходить за горизонт.

Квенсер стоял посреди диких земель, окрашенных оранжевым, и тогда к нему обратился Хейвиа.

— Если подумать, чем именно мы будем тут заниматься?

— Разве это не то, что мы должны были уяснить во время брифинга?

— Я уверен, что высокопоставленные представители многочисленных участников коалиции планируют присвоить всю славу именно своим Объектам. Не кажется ли тебе, что они будут спорить о том, кто именно добьёт врага?

— Мы можем только помолиться о том, чтобы они смогли без проволочек поделить шкуру неубитого медведя.

Пройдя чуть вперёд, Квенсер вытащил сложенную карту. Это была карта военной державы Океании. Когда Хейвиа увидел старомодную карту, на его лице появилось неподдельное раздражение.

— Какого чёрта ты творишь? Ты потерял свой хендхелд?

— Если сдохнет батарея, или он забьётся песком, то станет бесполезным. Если ты не уяснишь, когда стоит использовать цифровые средства, а когда аналоговые, то не успеешь оглянуться, как помрёшь, — говоря это, Квенсер разложил маленькую карту и принялся её изучать на манер новостной газеты в поезде, набитом людьми. — Если судить по словам работников техобслуживания Объекта принцессы, наш план состоит в том, чтобы напасть на секретную базу военной державы Океании и уничтожить тамошний Объект.

Хейвиа поглядывал на карту через плечо Квенсера, который продолжал идти и говорить.

— Согласно информации руководства, нынешний технический уровень военной державы Океании довольно низкий. Он где-то на той отметке, при которой мы не можем с уверенностью сказать, способны ли они сами построить Объект или нет. Команда по электронной симуляции воссоздало приблизительный вариант того, что было сюда привезено или построено на месте, и в итоге у них вышло то, что они называют Поколением 0.5. В общем, их технический уровень настолько низок, что они не могут наделить свои Объекты даже базовой функциональностью, так что это просто кусок металлолома. Особенно грубо сделана у них броня. Анализ показывает, что даже обычного ядерного заряда будет достаточно для их уничтожения.

— Тогда это должно оказаться простым делом. У нас есть силы коалиции, которые предоставили нам больше двадцати Объектов, рассредоточив их по Океании. Объекты — это синонимы войны, так что мы можем сокрушить Океанию лишь числом, правильно?

— Вообще-то, они говорят, что это не так-то просто, — Квенсер показал разложенную карту Хейвиа. На ней были отмечены красные кружки. — Военная держава Океании прекрасно осведомлена о том, что их драгоценные Объекты будут мгновенно уничтожены при лобовой атаке, так что они скрыли местоположения своих баз. Вот почему мы не можем просто так взять и атаковать их, даже имея в наличии целую кучу Объектов.

— Ааа? Но я думал, что операция начнётся на закате. Это означает, что мы знаем местоположение секретной базы, так?

— У нас есть вероятный кандидат, — Квенсер указал на один из красных кружков. — Похоже, что у наших океанических друзей есть поддельные конструкторские базы, чтобы заставить наших аналитиков попотеть. Мы несколько раз атаковали базы, выглядящие как настоящие, но в итоге они оказывались полностью пустыми. В этот раз они поговаривают о проведении более тщательного исследования, но они до сих пор не знают точно, настоящая это база или же нет.

— Объекты охрененно огромные. Они не могут определить где они с помощью спутников?

— Это сработало против нас. Руководство здорово приободрилось, когда была обнаружена пятидесятиметровая конструкция. К ней выслали огромные силы, и в итоге нашли лишь огромную топливную цистерну, обвешанную декорациями. Из того, что я слышал, ответственные за разведку со спутников разрыдались от унижения.

— Вот так непрямая атака, — ответил Хейвиа.

Военная держава рассредоточила пустые топливные цистерны по всей Океании, потому что им было известно про слежку со спутников. Очевидно, они попытались сказать: «Глядите, как много у нас Объектов. Буахаха!»

Разумеется, силы коалиции не были настолько тупыми, чтобы повестись на эти пустышки, но им всё равно пришлось действовать крайне осторожно при приближении к очередной базе, на которой в любой момент может показаться настоящий Объект. Из-за этого понапрасну подрывалась мораль солдат, а также быстро расходовались средства налогоплательщиков. По причине всего этого руководство хотело закончить эту войну как можно быстрее.

— Так значит, это вполне может обернуться очередной учебной стрельбой по «уткам»?

— Худшая сторона этого состоит в том, что кажущаяся подделка может подорвать тебя на месте, — больше не нуждаясь в ней, Квенсер сложил карту до ещё меньших размеров и отправил в задний карман.

Хейвиа огляделся по сторонам и сказал:

— Кстати говоря, в этот раз мы работаем вместе с коалиционными силами? Значит, будут Объекты помимо того, что у принцессы. Надеюсь, не получится так, что мы будет работать бок-о-бок с государством, против которого мы сражались на Аляске или Гибралтаре. Я предпочту отказаться от союзника, который может выстрелить мне в спину из личных побуждений.

— Ты уверен, что хочешь спросить об этом? Тебе точно не понравится ответ. Я ответил то же самое команде техобслуживания Объекта принцессы. Это только слух, но... — прежде чем Квенсер успел договорить, перед ними проехало гигантское здание.

Если точнее, это был Объект. Пятидесятиметровая конструкция, проползшая мимо, подняла за собой облако песка, словно песчаная буря, но у Квенсера и Хейвиа были более важные вещи для беспокойства.

Флаг, изображённый на броне Объекты, чуть ли не довёл Хейвиа до сердечного приступа.

— Гяяяяя?! Да ты шутишь что ли?! Это Информационный Альянс!

— Ага, я недавно об этом услышал. Похоже, нам предстоит работать вместе с этими психами.

Должно быть, устройства Объекта по сбору информации подхватили их голоса, поскольку пятидесятиметровая туша замедлилась, и из внешних динамиков послышался женский голос.

— Боже, боже. Неужели это боевые псы Легитимного королевства? Похоже, мы будем работать вместе. Охохо.

Нагнетатели воздуха Объекта, поддерживающие его в воздухе, выдули ещё больше песка, заставив Квенсера и Хейвиа закашлять.

— Проклятье. Вот почему они не должны позволять незрелым людям пилотировать Объекты! Неужели нам нужно отправляться на эту миссию вместе с такими людьми?

— Это всё равно лучше, чем иметь дело с Корпорациями капиталистов или Организацией Веры, так что тебе лучше прекратить жаловаться.

Однажды один язвительный журналист сравнил современную карту мира с витражным стеклом. Некогда разделённый между многочисленными нациями мир теперь был раскрашен всего лишь несколькими «цветами», которые указывали на доминирующую группировку.

Одна из таких группировок настаивала на том, что точность информации определяет добро и зло, а также пыталась создать информационную сеть, окутывающую весь мир. Другая представляла собой собрание капиталистических мегакорпораций, члены которых считали, что количество денег на банковском счету определяет место человека в мире и его права. Третья являлась королевством, в котором собрались различные культуры, желающие восстановить старую систему, при которой легитимность наследия и чести человека определяет его социальный статус.

Нехватка еды и энергии, рост численности населения и многие другие факторы были выставлены главными причинами, приведшими к формированию современной картины мира, но похоже, что главной причиной стал полный крах с последующим раздроблением Организации Объединённых Наций в первой половине XXI века. Отделившиеся части ООН продолжали гнуть свою линию и в конце концов привели к образованию нескольких новых альянсов.

Мировой баланс сил не позволил одному континенту долго оставаться закрашенным всего одним цветом. Напротив, государства одной области могли беспрепятственно присоединяться к любой группировке, какой пожелают, в результате чего баланс сил вышел за рамки географических границ. Воистину, из-за этого карта мира стала походить на витражное стекло. Ещё это привело к тому, что очень часто соседствующие страны становились врагами, и мелкомасштабные войны стали довольно обыденным явлением в новом мире.

Однако всё это стало нормой к моменту рождения Квенсера, так что он непонимающе склонял голову набок, когда старшие возмущались, до сыта натерпевшись всего этого.

— Однако в этой операции будут использованы два Объекта, так что я сильно сомневаюсь, что могут понадобиться солдаты из плоти и крови типа вас. Охохо, — сказал пилот Объекта.

— Раз так, мы можем отправиться в свои постели?

Глава 4Править

После брифинга, на котором разразился конфликт между высокопоставленными представителями коалиций, которые хотели, чтобы именно их Объекты забрали себе всю славу, Квенсер и другие солдаты типа него покинули здание, чуть не померев со скуки.

Солнце полностью скрылось, и небо обволокла тьма. Самое время для начала операции.

— О, боже. Почему целевое место находится в двух километрах к юго-западу отсюда? Два километра! Руководство что ли не может подкинуть нам парочку грузовиков?! — выпалил Квенсер, не подумав.

Хейвиа мотнул головой сказал:

— Вообще-то, они это сделали, но это единственный способ для транспортировки подразделений Информационного альянса с их тяжёлыми силовыми костюмами. Гляди, покрышки вот-вот готовы лопнуть.

— У них есть моторы и волокнистые пружины для повышения их силы, так что это скорее они должны идти пешком. И вообще, на кой они нужны в битве Объект против Объекта?

— Это разведывательное подразделение, оснащённое сверхпроизводительными скоростными камерами. Они анализируют микросдвиги главных пушек и линз вражеского Объекта и передают эти сведения своему Объекту, чтобы тот мог эффективнее маневрировать и обороняться. По крайней мере, в бою от них будет куда больше проку, чем от нас. Хотя они станут первоочередной мишенью для врага из-за своего назойливого присутствия.

Однако не только пехотинцы были раздражены таким распределением. Огромные Объекты, способные выдать скорость на уровне поезда с индукторным двигателем, были вынуждены плестись вместе с пехотинцами. Они время от времени совершали мелкие движения, напоминая людей, нетерпеливо топчущихся на месте в ожидании кого-то.

Два Объекта располагались с противоположных флангов подразделения пехотинцев. Первым был Объект принцессы из армии Легитимного королевства. Другой Объект был под управлением элитника Информационного альянса, с которым Квенсер и Хейвиа пересеклись чуть ранее.

Два Объекта, должно быть, использовали разные формы пропульсии, потому что грохочущий звук, напоминающий грозовую тучу, исходил лишь от Объекта принцессы.

Чтобы отвлечь свои мысли от чувства раздражения и из-за причудливого ощущения единства, сплотившего их вместе (хотя команда была скидана в самый последний момент), Квенсер решил заговорить с Объектом Информационного альянса.

Вполне возможно, что сделал он это ещё из любопытства, поскольку в обычной ситуации он не смог бы приблизиться (под страхом быть разорванным на куски) к этому Объекту.

— Слушай, это правда, что армия Информационного альянса разрабатывает Объект в форме человека?

— Охохо. Очевидно, это гнусная ложь. Может, это и возможно технически, но его центр тяжести будет слишком высоко, так что его будет слишком просто повалить.

— Ну и дела. Стало быть, слухи о том, что ваши Объекты оснащены точками отбора энергии тоже фарс?

— Вот это правда. Прямо как в доменной печи, реактор Объекта будет работать более эффективно, если будет функционировать двадцать четыре часа в день и семь дней в неделю вместо постоянного включения и выключения. В связи с этим в нашем распоряжении будет лишняя энергия, которая может быть распределена по базе, пока Объект находится в режиме ожидания. Охохо.

— Вы длительно путешествуете по земле, используя пропульсию нагнетателей воздуха, в которых работает чисто воздушное давление, а не статическое электричество. Когда вы включите их на полную силу, выходная мощность может оказаться такой, что все солдаты вокруг будут сдуты.

— Во время перемещения вместе с пехотинцами нагнетатели воздуха работают в мягком режиме, только чтобы немного снизить вес, так что одних гусениц достаточно для продвижения Объекта вперёд. Благодаря этому воздух дует в стороны не слишком сильно, и солдаты могут спокойно идти рядом.

— Хех. Вот значит как в Информационном альянсе сегодня делают.

— Мне нравится твой восхищённый взгляд. Ох, и чтобы добиться от нагнетателей воздуха максимальной эффективности, мы снизили вес Объекта благодаря изготовлению некоторых элементов брони из углеволокна и арамида. Охохо.

— Кстати говоря, я уже вымотался, пока шёл, ты меня не подбросишь?

— Охохо. Такой малый вес не вызовет проблем, так что милости прошу.

Квенсер ухватился за уретановую часть сверху нагнетателей воздуха, и тут его едва слышимо окликнул Хейвиа.

(Эй, это не очень хорошая идея, Квенсер!)

(Чего? Ты имеешь в виду то, что подразделения Информационного альянса настороженно смотрят на меня, боясь какой-нибудь утечки информации?)

(Э, ну, тот факт, что они на самом деле рассматривают твоё лицо в оптическом прицеле, это действительно является проблемой, но ещё большая проблема состоит в том, что у нашей принцессы по какой-то причине резко ухудшилось настроение!)

(Чё?..)

Полностью взобравшись на уретановый материал нагнетателей воздуха, Квенсер озадаченно глянул на второй Объект. Объект принцессы двигался так, словно тряс головой.

— Да без разницы, — сказала она.

— Гваааа?! Тряска Объекта приводит к тому, что репеллент и повышенное воздушное давление раздувает во все стороны песок! — закричал Хейвиа на земле, и солдаты, всё ещё держащие строй, принялись кашлять. Квенсер избежал таких проблем, поднявшись на несколько метров над землёй. — Квенсер! Если хочешь предотвратить большие проблемы, иди и ухватись за Объект принцессы!

— Но разве её Объект использует не статическое электричество и лазеры для пропульсии? Лазерные лучи отражаются от металлических пластин как ненормальные и разогревают воздух до взрывных температур. Я думаю, что приближаться к нему — довольно опасная затея.

— Кхе, кхе! А-ага, ну, этот песочный ад тоже довольно опасен!

И тогда заговорила элитница Информационного альянса.

— Такая непреднамеренная внимательность и непринуждённая доброта так важны для укрепления веры друг в друга в солдатской среде. Охохо. Полагаю, что неотёсанная элитница Легитимного королевства просто не может этого понять.

— Я сказала, что мне всё равно... Ты насмехаешься надо мной? — ответила принцесса.

— Прошу, Квенсер! Спускайся!!! Не надо и дальше провоцировать принцессу и другую элитницу!!! Если так пойдёт дальше, мы все подохнем, оказавшись между двумя дерущимися Объектами!

— ?

Квенсер вроде бы слышал крик снизу, но у него не было ни малейшего желания спускаться и идти на своих двоих, таская на себе весь этот вес. Он улёгся на уретановой панели, пытаясь устроиться поудобнее до самого прибытия на место.

Глава 5Править

Было очень просто определить, какую часть Океании кто контролирует. Земли, контролируемые военной державой, были покрыты лесами, а зоны пустыни находились под контролем сил коалиции.

Квенсер с остальными находились в зелёном лесу. Изначально они шли по потрескавшейся, высушенной земле, но после некоей черты земля оказалась покрыта травой. А затем довольно быстро показался густой лес. Состояние почвы кардинально переменилось в зависимости от того, использовался ли на конкретной территории искусственный грунт, обладающий высокой способностью удерживать воду. Ничего удивительного, что племена, любившие местную естественную среду в течение тысячелетий, смотрят на все эти заморские растения как на осквернение святыни.

Квенсер слез с уретановой поверхности Объекта и огляделся вокруг.

— Вот теперь-то до поля боя рукой подать. Хотя я полагаю, что мы всего лишь лениво посидим в сторонке и предоставим действовать настоящим звёздам этого шоу.

— ...По мне, лучше бы ты свалил прямо сейчас, — пробормотал Хейвиа. Квенсеру это было невдомёк, но Хейвиа пережил ужасные часы своей жизни, будучи меж двух нервничающих Объектов, пока Квенсер отлёживался на одном из них.

Хейвиа тоже огляделся и сказал:

— Сечёшь, это в самом деле грёбаный лес. Они улучшили генетику ради выращивания зелёных насаждений, так? Не могу поверить, что изначально здесь была пустыня.

— Не тупи. Даже если они ускорили их рост, они не смогли бы вырастить деревья с такими большими стволами. Более мелкие деревья другое дело, но вот конкретно эти своими размерами похожи на столетние деревья, их, наверно, повыдирали из других мест и привезли сюда.

Затем заговорила принцесса через внешние динамики Объекта.

— Мы выдвигаемся. Будьте осторожны и не попадите под шальную пулю или тепловое излучение.

— Спасибо за беспокойство, но не означает ли это, что мы полностью бесполезны?

— Охохо. Можете подождать тут и повыполнять десятиминутные упражнения для мозга, или ещё что-нибудь.

Затем два гигантских Объекта резко устремились в глубины леса. Квенсер и другие услышали лишь грохочущий звук грозовой тучи, издаваемый Объектом принцессы.

Эти гигантские машины, главные тела которых превышали пятьдесят метров в диаметре, рванули вперёд на скорости двести-триста км/ч. Искусственно выращенные большие деревья прогибались под их гигантской массой словно тростинки. Прошло немного времени, и сквозь лес был проложен расчищенный путь.

Их целью было скопление прямоугольных бетонных зданий посреди густого леса. На вражеской станции завыл сигнал тревоги, когда эти передовые орудия резни приблизились к ней.

Квенсер достал бинокль, и Хейвиа с раздражением в голосе обратился к нему.

— Бьюсь об заклад, это очередная подстава. Если бы Объект Океании был в самом деле здесь, он бы наследил в лесу. Ты видел, как Объект принцессы повалил все эти огромные деревья?

— Нет, я наблюдал за Объектом Информационного альянса, — ответил Квенсер, настраивая приближение бинокля. — Если бы он атаковал нас, у меня не было бы времени спокойно его проанализировать, но сейчас другая обстановка. Это отличный шанс изучить его. Я могу заниматься тем, что буду зрительно похищать информацию об их технологиях.

— Чего, ты настолько спятил от сексуального прикида какой-то иностранки? Ну же, если ты и дальше будешь не сводить с неё глаз, наша принцесса тебя замочит.

— Что ты имеешь в виду, не сводить с неё глаз?

Пока они говорили, завязалась битва между Объектами коалиции и обычными солдатами военной базы сил Океании. На первый взгляд вражеского Объекта Поколения 0.5 тут не было.

Неизбежный результат сражения был ясен как день. Взрывные лучи света покрыли поле боя, разрывая ночное небо. Людей сжигали заживо из скорострельной световой пушки.

Это была мощная лучевая пушка, постоянно стреляющая с экстремально короткими интервалами. Главное тридцатиметровое орудие Объекта Информационного альянса состояло из пяти огромных скоростных лучевых пушек, собранных вместе на манер пулемёта Гатлинга. Некоторые люди удивлялись необходимости придавать этому оружия вид пулемёта Гатлинга, когда оно стреляет светом, а не металлическими пулями, но лучевые пушки могут повредить свои же дула и другие элементы, если интервалы между выстрелами будут слишком короткими. К тому же, в них используются усилители, которые мгновенно увеличивают и выпускают электрическую энергию, так что была необходимость переключать стволы на короткие промежутки времени, чтобы снизить на них нагрузку.

По идее, Объект Информационного альянса мог использовать одновременно все пять пушек без ограничений.

Голубовато-белые полосы энергии рассекали ночное небо, а бетонные здания разлетались на части одно за другим. Металлолом, что взмыл в воздух словно при извержении вулкана, был практически весь расплавлен у краёв. Солдаты Океании пытались вести ответный огонь, атакуя с помощью танков и ракетных грузовиков, но Объект не уделял им внимания. Металлолома, сыплющегося с небес, было достаточно, чтобы разнести даже бронированные грузовики.

Кстати говоря, Объект принцессы вовсе не любовался видами. Он применил свою манёвренность, чтобы отрезать путь к отступлению убегающим танкам, и выстреливал по ним из своих семи рукоподобных главных орудий. Главные стволы принцессы могли менять в себе оборудование на манер микроскопа, в котором меняются линзы. Вращением внутренности ствола принцесса могла атаковать с помощью луча лазера, низкостабильной плазмой, койлганом и кучей всего прочего. Вот почему её объект был известен как Составная модель.

Взрывы, лучи света и рокочущие звуки разнеслись по полю боя, не было слышно никаких криков. Скорее всего, крики ужаса и страха раздавались, но звук разрушения, производимый Объектами, заглушал их. Как на неё ни посмотри, эта сцена ошеломляла.

Это был адский вид, способный навсегда изменить мировоззрение человека, который после этого ни за что не захочет выступить против такого чудовища.

— Ого. Полагаю, это именно то, что заслужили жители Океании, которые игнорировали любые угрозы и продолжали делать всё, что им хотелось. Но я немного сочувствую им, потому что понимаю, каково это, не иметь возможности поднять белый флаг.

— Теперь ясно, почему принцесса предупреждала нас. Слушай, Квенсер, можешь рассказать принцип работы огромного пулемёта Гатлинга? Было бы клёво оснастить такой штукой Объект принцессы.

— Э? Мне больше интересно, что у него снизу, — сказал Квенсер, убирая глаза от бинокля и указывая в сторону Объекта Информационного альянса. — Я всё думал, почему он использует и нагнетатели воздуха, и гусеницы. И я думаю, что понял. Нагнетание воздуха — это основной способ пропульсии, но помимо этого используются гусеницы для отталкивания от земли, что даёт возможность совершить мгновенный рывок. Собственно говоря, эти штуки больше похожи на цепные пилы, чем на гусеницы.

— Тогда что произойдёт, если мы добавим что-нибудь подобное к Объекту принцессы?

— Она сможет значительно прибавить в скорости. Типа так: вжууууух!

Пока Квенсер и Хейвиа вели свой тупой диалог, битва стала подходить к концу. Враг был истреблён, и ни один союзник не был ни убит, ни даже ранен.

Это было что-то типа идеального применения Объектов, от которого руководство весело хлопает в ладоши. Нет другого более приемлемого результата для тех, кто сражается вместе с Объектом.

Затем по радио послышались голоса элитников.

— Вот мы и закончили.

— Охохо. Я провела сканирование, но оставайтесь начеку, тут всё ещё могут быть мины и вражеские войска, ожидающие в засаде. Вот что значит по-настоящему беспокоиться за других, ты, неотёсанная элитница Легитимного королевства.

Глядя на два Объекта, препирающиеся между собой, солдаты зашептали типа «Будьте осторожны, тут ещё опасно» и «Давайте подождём ещё немного».

Однако военные действия не являются чем-то, от чего солдаты могут так просто отказаться.

Квенсер и остальные пошли вперёд к полю боя по пути из поваленных деревьев, оставленном Объектами. Они чувствовали себя в безопасности, посчитав, что любые ловушки были обезврежены огромными Объектами, проехавшими здесь. Разумеется, это не гарантировало их безопасность, тем не менее, они чувствовали себя спокойнее.

Когда они достигли нужного места, принцесса заговорила через внешние динамики.

— Похоже, это очередная пустышка. Здесь нет оборудования, необходимого для функционирования базы, и Объекта Океании тут тоже нет.

— Мы прочешем местность для уверенности, но тут просто нет достаточного места, чтобы спрятать нечто настолько большое, — ответил Квенсер, осматриваясь вокруг.

Территория не была просто так выжжена. Здания были снесены, асфальт выдран, и в самой земле во многих местах были широкие разломы. Деревья, сталь и всё прочее было сожжено дочерна и потеряло свои изначальные формы. Уровень разрушения был таким, какого не удалось бы добиться даже подрывом нефтехимического комплекса.

Это было проще ядерного оружия, гораздо мощнее ядерного оружия, безопаснее ядерного оружия, и позволяло уничтожать цель с гораздо большей точностью, чем ядерное оружие.

Вражеские солдаты были разорваны на такие мелкие куски мяса, что было сложно сказать, где же именно их тела.

— Уэээ, — простонал Хейвиа. — Я рад, что мы закончили болтать о наших армейских пайках до прихода сюда. Я слышал, что у солдат Информационного альянса есть ароматные присыпки, которыми они могут покрывать свои пайки. Можешь выбрать карри, сыр или что-нибудь другое по своему вкусу.

— У меня такое чувство, что на некоторое время их ароматизаторы жареного мяса упадут в популярности, — Квенсер взглянул на два Объекта. — Кстати, а чем мы теперь будем заниматься, когда вы завершили битву так просто? Мы покинем это место сразу после того, как прочешем территорию и удостоверимся, что тут нет никакой подземной станции техобслуживания Объектов?

— Охохо. Я сомневаюсь, что поблизости есть оружие достаточного масштаба, чтобы быть способным повредить Объект, но не мог бы ты оставаться настороже? — ответила элитница Информационного альянса.

— ?

— Я всего лишь хочу немного отдохнуть после всего сделанного в прошедшей битве, охохо.

— Ясно. Повышенная сила тяжести от инерции измотала тебя?

Конструкция специальных костюмов сильно варьировалась от элитника к элитнику, но были между ними и общие моменты, они были устойчивы к давлению, как костюмы лётчиков. Объекты не перемещаются со сверхзвуковой скоростью, как истребители, но они обладают экстремальной массой. Чтобы упростить понимание, можно представить металлический шар на цепи. Чем интенсивнее тянуть цепь, тем быстрее полетит шар, и тем тяжелее он будет за счёт центробежной силы.

Квенсер заметил, что и Объект Информационного альянса, и Объект принцессы полностью замерли на какое-то время.

— Охохо. Если бы мне пришлось сражаться и дальше, я бы сражалась, но оставаться на нервах, когда вокруг уже не осталось врагов, это глупо. И да, костюмы элитников очень узкие в ногах.

— О, вот именно. Когда ты несёшься на огромной скорости, тебе ограничивают кровоснабжение ног для гарантии того, что кровь должным образом будет циркулировать в голове. ...Из-за этого твои ноги немеют?

— После скоростных битв, требующей высокой концентрации, я пылаю жаром, так что первым делом стоит дать волю ногам и напшикать на них охлаждающий аэрозоль. Охохо.

— Ясно... — сказал Квенсер в смутном восхищении, но потом застыл на месте.

(Погодите... Если принцесса тоже охлаждает свои ноги, не означает ли это, что прямо сейчас она снимает с себя свой специальный костюм за этими плотными стенками?)

Продолжая стоять как вкопанный, Квенсер погрузился в пучину мыслей, словно философ.

HO v01 15

Когда он это сделал, Малыш Магнум Легитимного королевства наставил свои главные стволы на него.

— Тебе не стоит думать о подобных вещах, — сказала принцесса.

— Гяяяяя!!! Не многовато ли огневой мощи для шутки?! И это элитница Информационного альянса заговорила об этом, не я!!!

Будучи втянутой обратно в дискуссию, элитница, о которой идёт речь, заговорила через динамики.

— Хе. Охохо. Похоже, мне нужно скорее сорвать с себя этот леотардовый[10] костюм и охладить своё великолепное, фапабельное тело!!!

— П-правда?! Я не знал, что одно предложение может содержать такое количество завораживающих слов! Я знаю, что костюм нашей принцессы сделан по последнему слову, но почему Информационный альянс заходит так далеко?!

— Это была просьба дизайнера. Охохо.

— ?!.. Я вовсе не хочу переходить на другую сторону, но вот если бы та фактическая оккупация...

— Хватит тупить, Квенсер! Хватит с искрами из глаз восхищаться этой заведомо поддельной информацией! Если бы это действительно был леотардовый костюм, он не смог бы сдавливать ноги для сопротивления давлению!

— О, ты догадался. Как жаль. Охохо. Он на самом деле покрывает мои ноги, но в нём есть куча прорезей в различных местах, так что я могу спокойно напустить охлаждающий аэрозоль внутрь. ...И эти прорези есть на гораздо более пикантных местах, чем у школьных костюмов для плавания.

— Эй, Хейвиа, а вот это может быть правдой?!

— Квенсер! Если ты продолжишь западать на всё, что она говорит, то закончится тем, что ты не на шутку выбесишь нашу принцессу!

После полученной от Хейвиа плюхи в морду Квенсер пришёл в чувства.

(Разве мы не должны были просто установить контроль над вражеской базой? Почему моя башка оказалась забитой мыслями о стеснительности невинной девушки и сексапильности специальных костюмов?)

— Нам нужно продолжить выполнение миссии, — сказал Квенсер, стараясь мотивировать себя.

— Раз так, для вас осталась кое-какая работёнка, охохо, — заявила элитница Информационного альянса. — Охохо. К нам обратились с просьбой местные племена. Поскольку все эти генетически модифицированные растения противоестественны, они хотят, чтобы мы их сожгли.

— О, правильно. Мы должны изменить цвет этой территории на наш, — ответил Квенсер.

Принцесса затем проговорила отчего-то оправдывающимся тоном.

— Если бы мы хотели, мы могли бы моментально сжечь их всех с помощью Объектов, но...

С помощью пушек, работающих на низкостабильной плазме и энергии реактора Объекта, можно выжечь всё на поверхности земли, а также в её глубинах. Вот только для племён Океании земля — это святость, так что они не хотели вредить ей больше, чем было необходимо.

— Немного разрушения и немного сдержанности, да? Как по мне, звучит словно супергерой из американских комиксов.

— Кажись, Агентство защиты культуры выступает против такого названия. Они твердят, что их стоит называть комиксами Капиталистических корпораций, поскольку государства под названием «Америка» больше не существует.

— Вот потому их все и ненавидят, потому что они занимаются всяким бесполезным дерьмом.

Пока Квенсер и Хейвиа предавались спорам, мерцающие огни заполыхали во многих местах ночного леса. Подразделения Информационного альянса в силовой броне активировали свои огнемёты, готовясь устроить пожар.

— Эй, у нас нет ни силовых костюмов, ни вообще ничего. А мы сами не угодим в огонь?

— Это всё равно безопаснее, чем дефолиант[11].

Внезапно из рации Квенсера послышался шум в сопровождении сообщения от союзников. Послушав немного, он вырубил рацию и повернулся к Хейвиа.

— Есть небольшая работа, с которой мы должны разобраться. Нам нужно проверить эту местность на наличие деревень, прежде чем всё тут сожжём.

— Они что ли не могут задействовать БПЛА или что-нибудь типа того?

— А вообще, это нормально, сжигать дома деревенских жителей?

— Свяжись с Флорейцией по рации и поговори с ней об этом. Видимо, коалиционные силы хотят впоследствии перенести их на другое место. И поскольку эти племена были в добровольно-принудительном порядке перевезены сюда, они не будут особо возражать, если сжечь их дома и вернуть им их привычный жизненный уклад.

Они жаловались, но при этом были рады, что могут сделать хоть что-то, прежде чем покинут это место. В итоге солдаты Легитимного королевства и Информационного альянса принялись прочёсывать местность, попутно стараясь не наступить на мину или ловушку.

— Согласно нашей карте, эта зона представляет собой трёхкилометровый квадрат. Если мы найдём старую избушку или что-то такое, нам нужно будет постучаться в неё и проверить внутри.

— Война на удивление скучная. Что ж, полагаю, это лучше, чем если бы она была чересчур захватывающей.

Квенсер и Хейвиа пошли вместе, болтая на темы, типа как же глупо они будут себя чувствовать, если наступят на мину, но тут они внезапно остановились.

Лес в этом месте резко обрывался.

Они стояли на небольшом холме высотой семь или восемь метров. Из-за ливней или чего-то ещё передняя его часть обвалилась, так что он немного походил на утёс. И у основания этого утёса располагалась маленькая деревня со всего лишь двадцатью домами.

И если бы дело было только в этом, они бы просто спустились бы туда и подали сигнал к эвакуации.

Проблема заключалась в том, что военный грузовик заблокировал вход в деревню. В деревню заявились солдаты Океании.

Квенсер и Хейвиа уже посчитали, что бой окончен, но теперь были вынуждены нервно припасть к земле. Квенсер взглянул в свой бинокль, а Хейвиа в оптический прицел винтовки.

(...Проклятье. Почему такие потрясающие вещи постоянно случаются именно с нами?!), жаловался Квенсер шёпотом. (Принцесса и другая элитница только что вели рядом бой, неужели они не слышали ничего отсюда?!)

(Откуда я знаю? Может, это подкрепление. Они могли передать своему руководству нынешнее местоположение наших Объектов и остановиться здесь на пути назад), мимоходом ответил Хейвиа. (Так что нам теперь делать? Будет довольно болезненно, пытаться разобраться с этим самим, так что как насчёт того, чтобы вызвать сюда Объекты?)

(Нет, постой. Они несомненно заметят, если что-то настолько большое приблизится к этому месту. Они могут взять деревенских жителей в заложники. И подумай о характеристиках Объектов. У принцессы могут быть противопехотные лазеры, но вот у Объекта Информационного альянса есть только гигантский, скоростной, световой пулемёт Гатлинга. Им можно разве что разнести всю деревню.)

Из того, что они видели с вершины холма, солдаты Океании не собирались стрелять в деревенских или устраивать в деревне пожар. Когда они присмотрелись лучше, они увидели старика, являвшегося судя по всему главой деревни, который передавал деньги мужчине в военной униформе.

(Это плата за месяц или типа того? Выглядит так, будто для них это в порядке вещей.)

Согласно карте, данная местность, в которой они сейчас пребывали, находилась у самой границы между территориями Океании и коалиционных сил. Деревня, похоже, была создана для осуществления разгрузки и погрузки грузовиков, проходящих по границе, и для проверки самих грузов.

Хейвиа провёл общую оценку вражеских сил через оптический прицел.

(Их примерно двадцать. Каждый из них вооружён старомодным автоматом с подствольным гранатомётом. Поскольку виднеется только один грузовик, вряд ли есть другие, каких мы не видим. Что будем делать?)

(Ты о чём? Мы тут мало что можем.)

(Ага, полагаю так. Идти в атаку с численным перевесом врагов десять к одному довольно тупо.)

Квенсер и Хейвиа обменялись взглядами и почувствовали себя изнеможённо.

Если враги соберут всех деревенских в центре деревни, начнут расстреливать мужчин и насиловать женщин, у них не останется выбора, кроме как сражаться, но не было похоже, что вещи будут развиваться по такому наихудшем сценарию. Получив свою обычную плату и вещи, солдаты Океании, скорее всего, покинут деревню. Квенсеру и Хейвиа стоит только лишь подождать, чтобы затем подать сигнал к эвакуации.

Если они начнут бой в деревне, они только увеличат число возможных жертв. Да к тому же Квенсер был боевым инженером и имел при себе только взрывчатку. Единственным их практичным оружием были винтовка и пистолет Хейвиа. Когда не было реальной нужды развязывать бой, никто из них не хотел начинать перестрелку в явно невыгодном положении.

Однако...

(Эй, постой, там что-то не так), сказал Квенсер, смотря в свой бинокль. Солдаты Океании, что только что лениво стояли на месте, внезапно засуетились. Они ухватились за винтовки, свисающие с плеч, и начали искать врага с напряжёнными лицами. Одновременно с этим женщины с детьми забежали в дома.

(Что случилось?)

(Гляди, Квенсер. Вон там!)

Хейвиа указал на просторную область в деревне. Там кто-то свалился на землю. Это был мужчина в военной униформе Океании. Из центра его груди хлестала кровь. Похоже, он умер мгновенно.

(Как по мне, это не солнечный удар.)

(Так... что? Хейвиа, ты что ли ненароком застрелил его, пока смотрел в оптический прицел?)

(Ты совсем тупой?! Ты правда считаешь, что у этой винтовки есть такой изумительный глушитель, что ты не услышишь звук выстрела, развалившись рядом со мной?! Да и упал он в не в том направлении, как если бы в него стрелял я!)

Квенсер посмотрел в противоположном от того направления, откуда упал мужчина. И увидел он...

(Это граница с территорией коалиции... Он был застрелен с другой стороны? Кто-то целенаправленно бросил «камень» из-за пределов их территории?)

Внезапно из рации Квенсера раздались короткие шумы. Он подумал, что кто-то выходит на связь, но это было не так. Короткие всплески шумов продолжили прерывисто раздаваться.

(Всплеск шумов с интервалом в 0.8 секунды... Я думаю, что это вызвано снайперскими прицелами! В них используются лазерные лучи и электромагнитные волны для лучшего прицеливания!)

(А? Никакое добротное военное устройство не будет так очевидно транслировать сигнал, предупреждающий всех о присутствии снайпера. Неужели некий придурок использует какое-то говно, претендуя на место в добровольческой армии или типа того?), озлобленно сказал Хейвиа, но затем на его лице появилась кислая мина. Затем он схватился за винтовку и застонал. (Вот дерьмище. Дело плохо, дело плохо, дело плохо.)

В дополнение к оптическому прицелу его винтовка была оснащена инфракрасными и ультрафиолетовыми датчиками, а также микрофоном для поиска врага. Поскольку в его ухе был наушник, он мог слышать переговоры между деревенскими жителями и солдатами Океании с помощью микрофона.

Его винтовка была наставлена на одного солдата и старика, который, видимо, был главой деревни.

(Что? Почему дело плохо?)

(Я не уверен, что мне охота тратить время на должное объяснение, так что я просто передам их слова. «Будь ты проклят, ты одурачил нас!» «Нет, вы ошибаетесь. Мы бы никогда не сделали ничего подобного.» «Замолчи. Мы порешим вас всех и сожжём деревню дотла!»)

(Я думаю, что «дело плохо» было слабо сказано!) сказал шокированный Квенсер.

Хейвиа затем повернулся к нему, чтобы поинтересоваться его мнением. (И что нам делать?)

(Если мы позовём Объекты, они, наверное, уже перестреляют всех в деревне до их появления.)

(Так что нам делать?!)

(Ну, мы не знаем, где прячется этот снайпер, и правда ли солдаты Океании устроят ненужную резню, если мы ничего не предпримем.) Квенсер воткнул электрические взрыватели в заряды Топора, выданные персонально ему. (У нас нет выбора, кроме как сделать это!!!)

Насытившись досыта этой ситуацией, парочка кивнула друг другу и сдвинулась с места.

Квенсер принялся кидать с холма заряды, в которые воткнул взрыватели. Они приземлились чуть вдали от деревни, но Квенсер всё равно послал сигнал детонации. Череда взрывов заставила солдат Океании неистово забежать за дома в укрытие.

На самом деле это был всего лишь студент, разбрасывающийся взрывчаткой, но они, наверно, подумали, что это всё что угодно от миномёта до танка. Продолжительные выстрелы добавили им ненужной тревоги.

Затем Хейвиа принялся совершать один выстрел за другим.

Пытаясь укрыться от неведомого врага, солдаты Океании спрятались в неправильном направлении. Хейвиа отчётливо видел их дрожащие от страха задницы и с лёгкостью снимал их одного за другим. В такой волнительной перестрелке Квенсер и Хейвиа безнадёжно уступали числом, но их тактика внезапности была абсолютно односторонняя.

(Эй, я не смогу перестрелять их всех в одиночку!!!)

(Как только ты устранишь определённое их число, разве они не отбросят всю свою гордость и не сбегут в лес? Как по мне, они не выглядят настолько благородными, чтобы сражаться до последнего человека.)

(Эй, мистер Полевой студент. Они не собираются убегать. Похоже, что они планируют сражаться до самого конца!)

(Проклятье, это тот снайпер! Он снова по ним стреляет! Он целится так, чтобы отрезать им путь к отступлению, так что они не смогут убежать, хотя хотят этого!)

Чем дольше затянется битва, тем выше шансы того, что непричастный к войне житель деревни попадёт под перекрёстный огонь. Квенсеру и Хейвиа не было нужды добиваться абсолютной победы, так что им было всё равно, если солдаты Океании убегут в лес, но загадочный снайпер, похоже, не желал такого исхода.

И тут решительный человек, бывший, вероятно, командиром, взглянул на холм. Он жестом отдал приказ, и все они приготовили свои винтовки.

(Вот дерьмо! Они догадались, где мы находимся!)

Квенсер и Хейвиа неистово задвигались назад. Спустя миг в их сторону обрушился град пуль. Поскольку они вели огонь с осыпавшегося холма, тот выступил для них щитом.

(К счастью мы уже достаточно далеко, и эти дешёвые старомодные ракетницы не достанут нас.)

(Совсем скоро они должны будут отправить войска в обход и зайти к нам с фланга. Слушай, Квенсер, ты можешь заложить парочку зарядов, чтобы отрезать им пути подхода, прежде чем они появятся здесь?)

Однако до того, как они успели что-то сделать, кто-то схватил их за плечи и потянул назад. Они лихорадочно прокрутились на месте и увидели пехотинцев Информационного альянса.

(Я не уверен насчёт ситуации здесь, но мы поможем. Мы можем выслать наши подразделения в силовых костюмах и покончить с этим меньше, чем за пять минут.)

(Пять минут, хм? Неплохо, но уже слишком поздно.)

Хейвиа указал подбородком на подножие холма. Там, в деревне, на земле лежало множество тел людей, втянутых в перестрелку. И не все они принадлежали солдатам Океании. Некоторые из них были деревенскими жителями, застреленными отчаявшимися солдатами.

А ещё было разбросано большое количество детских игрушек, кто-то столкнул их на землю, пока спешил удрать. Посреди этих игрушек, заляпанных песком, грязью и кровью, была единственная книжка с картинками. Они были на приличном расстоянии от деревни, но обложка этой книжки была отчётливо видна в оптическом прицеле.

Название книги было «Добрые каменные монстры». Та же самая книга, какую они видели у местной девочки, бродившей по ту сторону ограждения вокруг базы техобслуживания.

Хейвиа прикусил язык и кинул винтовку на землю.

(Ладно, я понял. Это хренова война. Невинных женщин и детей убивают без веской на то причины. ...Действуйте. Идите и убейте всех этих проклятых океанических выродков.)

Мужчина из Информационного альянса молча кивнул и отдал приказ подразделению в силовых костюмах. Не обращая внимания на ливень пуль, они спрыгнули с обвалившегося холма.

— Эй, я нашёл его, — сказал Квенсер, опуская бинокль и указывая пальцем. Указывал он не на деревню. Он указывал на границу между землями сил Океании и коалиции. — Я нашёл того снайпера. Гляди, он ни из сил Океании, ни из коалиционных войск. Это один из тех репортёров. Он переключился со своей камеры на винтовку. Это объясняет, почему он не использует надлежащий оптический прицел. Он начал бой, чтобы удовлетворить свои личные мотивы. Может, он один из тех наёмников, подавшихся в операторы, о которых говорила Флорейция.

— Ладно, — сказал Хейвиа, подбирая с земли винтовку. Затем он повернулся к мужчине из Информационного альянса. — Мы позаботимся о снайпере. Я не успокоюсь, пока не врежу ему несколько раз.

Глава 6Править

Вернувшись на базу техобслуживания, Квенсер и Хейвиа молчаливо навалились спинами на стену коридора. Флорейция обратилась к двум своим подчинённым.

— Я проверила доклад, и похоже, что хозяином той книжки была не та девочка, за которую вы боялись.

Квенсер и Хейвиа помолчали ещё немного. Наконец, Квенсер открыл рот и сказал:

— Вы думаете, этого достаточно, чтобы мы почувствовали облегчение?

— Я знаю, что как солдаты, мы не можем называть себя невинными, но это не тот тип войны, в которой мы хотим участвовать.

— Ясно, — пробормотала Флорейция, после чего схватилась за ближайшую дверную ручку и без стука вошла внутрь.

Она вздохнула, размышляя о предстоящей неприятной работе.

Она была внутри маленькой комнаты.

У неё были длинные серебристые волосы с оттенком голубого, длинная заколка для волос, напоминающая японскую канзаси, и она втягивала в себя серый дым из японской кисэру. Она взяла снизу ноутбук и планшет и положила их на стол. Обычно она использовала устройство, похожее на ручку, чтобы отдавать приказы с помощью компьютера удалённым подразделениям, но сейчас монитор был закрыт.

Флорейция посмотрела прямо перед собой.

Напротив её маленького стола располагалось привинченное к полу кресло, на котором сидел человек с прикованными к подлокотникам руками. Это был репортёр.

Квенсер и Хейвиа поделились с ней своей догадкой, что это мог быть бывший наёмник, но Флорейция с ними не согласилась. У наёмника, пожелавшего оказаться на поле боя без прикрытия собственного Объекта, был брутальный взгляд. Скорее всего, даже более брутальный, чем у настоящего солдата.

Вполне вероятно, что это богатенький сынок, прибывший извне Океании и воображающий, будто он культурный человек.

— ...Мистер Севакс, да? Вы создали нам некоторые проблемы. Вы осознаёте, что находитесь в армейской комнате для допросов и что вы совершили действия, послужившие основанием для этого?

— Снимите с меня наручники, — быстро сказал Севакс, перебив Флорейцию. — Я не обязан говорить при отсутствии адвоката, но я пойду вам на уступку. Это несомненное нарушение прав человека. У вас нет прав лишать меня свободы. Сейчас же снимите наручники.

— …

HO v01 16

— Что, вы что ли разозлились из-за снайпинга? Вы, солдаты, такие никчёмные. Вы пытаетесь сказать, что я убийца, потому что не являюсь частью армии? Наёмники отправляются из безопасных стран в другие области с разгоревшимся конфликтом, где даже не развёрнуты Объекты, типа Океании, и устраняют нескольких вражеских солдат, после чего спокойно возвращаются домой. Вы утверждаете, что они тоже преступники? — ухмылялся Севакс так, словно его права были абсолютны, и никто не смел даже тронуть его пальцем. — Я делал только то, что позабыли вы. Разве это не ваша работа — угощать пулями тех уродов Океании. Я всего лишь сделал это за вас и теперь имею право сослаться на это в публичном заявлении. Говоря прямо, вы не выполняете свою работу на фундаментальном уровне, но при этом выходите из себя, когда кто-то убивает нескольких солдат Океании. Вы действительно думаете, что с таким отношением сможете покончить с их тиранией?

Флорейция сгримасничала, испытывая на себе презрительный взгляд Севакса. Тот приметил изменение в выражении лица солдата.

— Из-за Объектов такие дураки, как вы, позабыли, что значит быть солдатами. Я собираюсь написать о вас, когда вернусь в свою страну. Я расскажу всем, как вы позабыли, что такое сражаться, и как вы паникуете от малейшей капли крови. Я ещё не говорю про неспособность рационально мыслить и то, как вы нелегально заковали честного и усердного репортёра.

Флорейция медленно положила длинную, узкую кисеру на стол. Сразу после этого раздался громкий звук.

Она схватила Севакса за плечи, подняла репортёра вместе с креслом и с силой запустила его в стену[12].

— Гаааааахх?!

От удара спинка кресла разлетелась на куски, и тело Севакса запрокинулось назад. Однако тонкие руки Флорейции не позволили ему свалиться на пол. Она прижала его к стене и приблизила к нему лицо.

— Четверо, — сказала Флорейция медленным, холодным голосом, какого раньше за ней не водилось. — Если бы ты просто убил вражеских солдат, мы бы похвалили тебя. Однако было четверо. Четверо непричастных жителей деревни были убиты из-за твоих непредусмотрительных действий. В ином случае эти люди не погибли бы. И один из них умер от твоей пули, а не пули солдат Океании.

— Кгхе. Но благодаря этому вы приняли решение атаковать их! Мы не можем закрыть глаза даже на мельчайшее зло! То, что я сделал, не было неправильным! Если я напишу на это статью, люди по всему миру возмутятся иррациональностью войны, и антивоенные настроения будут распространяться с новой силой. Эта эпоха, когда мы полагаемся на солдат, которые только и делают, что пожирают наши налоги, подойдёт к концу, дурачьё!

— О, вон как?

Флорейция оттащила Севакса от стены и отбросила в сторону. Центробежная сила её броска впечатала его спину в маленький столик.

Севакс закашлял, а Флорейция продолжила говорить.

— Тогда позволь кое-что сказать тебе. Оказывается, те солдаты Океании были в деревне не ради получения регулярной выплаты. Их визит был внеплановым. Даже если бы ты не открыл огонь из снайперской винтовки, они бы следовали приказам сверху и начали бы систематически атаковать деревни!

— Т-тогда...

— А поступают они так из-за действий таких горе-репортёров, как ты! Из-за интервенции коалиции Военная держава Океании считает, что международное сообщество с лёгкостью их прижмёт. Чтобы просто показать свою силу, они придумали нелепый план значительно увеличить площадь лесонасаждений и уничтожить жителей деревни! Они используют своих собственных людей в переговорах, заявляя, будто смерти этих людей лежат на нашей совести, поскольку мы не последовали их приказам и прислали Объекты коалиции. Почему по-твоему мы не подпускаем никаких репортёров или операторов к границам Океании? Потому что мы раскрыли их план! У них некому быть свидетелем резни и некому потом передать это миру, и поэтому они не начали эту бессмысленную расправу раньше! Однако твои бездумные действия дали столь необходимый им толчок!!! — сказала Флорейция, больше сожалея о собственной глупости, чем о глупости Севакса. — Что, по-твоему, теперь будут делать солдаты Океании, когда их товарищей убили? Они попытаются показать международному сообществу, как они переживают это вопиющее бесчестие. Они, несомненно, попытаются увеличить масштабы этой расправы, чтобы её не приписывали им! Они будут искать «убийцу». Они произвольно выберут «подозрительно выглядящую» племенную деревню, пошлют туда войска и будут истреблять там всех, пока не будут удовлетворены! Ты слышишь это?! Пока не будут удовлетворены!!!

От услышанного тело Севакса оцепенело.

— Н-но я журналист Легитимного королевства. Я постарался вести огонь по солдатам Океании с территории коалиции. Почему они нацелились на деревни Океании? Это чушь собачья. Даже эта военная держава не будет предпринимать никаких действий, не имея при этом дока...

— Ты правда думаешь, что они мыслят подобным образом?!

Флорейция наконец сжала кулак и ударила Севакса в живот.

Севакс не смог удержаться от рвоты и заблевал пол. Флорейция схватила его за волосы и заговорила, выплёскивая на него взрывной гнев.

— Для них жизни деревенских жителей не более чем жизни насекомых! Раз они думают именно так, они будут убивать их независимо от того, есть у них доказательства или нет. Вот почему я сказала, что они будут расправляться с ними, пока не будут удовлетворены! Они будут нападать на деревни, столь ненавистные им из-за смертей их сослуживцев! Ты думаешь, что попытки навязать надлежащие законы прокатят в этой стране? Как много невинных жизней будет потеряно благодаря твоим пиар-ходам, которые не служат ничему, кроме твоей собственной гордости.

Было не совсем ясно, понял ли он наконец, что же он натворил, или же это была цепь реакций, запущенная опустошением его желудка, но из глаз Севакса побежали слёзы.

— Если начистоту, я бы пожелала передать тебя в руки недалёких лидеров сил Океании, но, к сожалению, Легитимное королевство превосходно соблюдает права человека. Я не могу просто так передать тебя им, — Флорейция отпустила его волосы и вроде бы вернула своё спокойствие, когда заговорила вновь. — Ты понимаешь? Мы едва смогли осторожно сохранить баланс этой битвы, а твои действия обратили её в затянувшийся, полномасштабный бой, о каких мы не можем думать без содрогания.

Глава 7Править

Когда выводимый на мониторе допрос, проводимый Флорейцией, подошёл к концу, Квенсер и Хейвиа одновременно отвели от монитора глаза. Они покинули маленькую комнату для наблюдения, заполненную записывающим и аналитическим персоналом, и заговорили между собой, как только оказались одни в коридоре.

— Слушай, Квенсер. Как ты думаешь, сколько потребуется времени солдатам Океании, чтобы начать «искать убийцу»?

— Если оценка команды по электронному симулированию верна, Объект военной державы относится к Поколению 0.5. Это слишком низкий технический уровень для оснащения Объектов всем необходимым функционалом, — Квенсер осторожно подбирал слова. — Реактор Объекта схож с ядерным или с доменной печью в том смысле, что гораздо эффективнее постоянно поддерживать его активность вместо того, чтобы включать и выключать. Однако Поколение 0.5 слишком слабое. Если реактор будет работать длительное время, его внутренние детали могут расплавиться. Таким образом, его реактор обычно выключен. Если мы вычислим необходимое время для разгона реактора до определённого уровня, чтобы позволить Объекту перемещаться...

— Это может означать, что у нас где-то от четырёх до пяти часов, — сказал Хейвиа, проверяя время на своих армейских наручных часах.

Квенсер кивнул и сказал:

— Согласно данным Флорейции, они намеревались устроить расправу над деревенскими жителями под объективами камер репортёров, чтобы показать миру свою силу. Теперь, когда эта их затея провалилась, войска Океании должны совершить нечто ещё более шокирующее, чтобы остальные позабыли о предыдущей неудаче. Раз так, не будет ли для них самым очевидным решением атаковать деревни с помощью Объекта?

Ему могло быть дано нелестное название Поколения 0.5, но это всё равно был Объект. Передовые Объекты Легитимного королевства или Информационного альянса могут легко разобраться с ним, но у беззащитных деревень нет и шанса.

Если так пойдёт дальше, они просто порешат всех, чтобы добиться «очевидной трагедии», какую они хотели.

— Это плохо. Если мы не отыщем их Объект раньше времени, дела будут очень, очень плохи.

— Но как мы вообще найдём его? Спутники проверяют эти земли в течение месяцев, но до сих пор не отыскали его. Как мы вдвоём сможем найти его и уничтожить за какие-то четыре часа?

— Просто найти его будет достаточно. У нас здесь больше двадцати Объектов коалиции. Если мы сможем указать им местоположение Поколения 0.5, они смогут сфокусировать на нём свою огневую мощь и просто разнести его в пух и прах.

— В смысле?

— В смысле мы должны придумать как найти эту штуку. Мы можем что-нибудь придумать, если взглянем на карту с ещё большей высоты, чем у спутников.

Как раз, когда парочка собралась начать, кто-то их потревожил. Это была Флорейция, которая только что вышла из комнаты для допросов.

— Если честно, я бы с радостью позволила вам сделать это, но я не могу. Таков приказ руководства.

— ?

— Если наши океанические друзья устроят для нас шоу с участием их Объекта и вывезут его из бетонных зданий, тогда у нас будет шанс. Руководство хочет просто наблюдать со спутников и ждать, когда их Объект покажется на одной из их баз. Если они заметят разведывательную вылазку, эта редкая возможность будет упущена, и мы и дальше будет бесплодно выискивать следы на земле.

— Так вы говорите, чтобы мы просто позволим им атаковать какую-нибудь маленькую деревню? Я знаю, вам известно, каково это, быть на прицеле у Объекта, когда у тебя нет собственного!

— Как только мы заметим, что он покидает базу, мы сможем перехватить его до того, как он начнёт атаку! Мы не позволим ни одному человеку стать жертвой!

— Но наверняка солдаты Океании понимают, что мы следим за ними! Что вы будете делать, если мы радостно понесёмся к Объекту, замеченному спутниками, и обнаружим топливную цистерну на гусеницах?! А тем временем настоящий будет беспощадно сравнивать с землёй деревню, потом смешается с другой топливной цистерной и укроется на другой базе!!! Если так и будет, нам придётся всё начинать сначала! Вы просто позволите ему атаковать одну деревню за другой, пока мы его не поймаем? Может, это поздно говорить после того, как мы атаковали те войска Океании с помощью Объектов, но мы не можем позволить Объекту напасть на безоружных гражданских!!! — прокричал Хейвиа, далеко отойдя от формальностей, какие должен выказывать своему вышестоящему офицеру.

Скорее всего, Флорейция разделяла его опасения, но что-то не позволяло ей согласиться со взглядами Квенсера и Хейвиа. Это что-то было военным уставом.

— Я бы могла послать хотя бы вас двоих, но я не могу нарушить этот приказ, — горестно сказала Флорейция.

Увидев её выражение лица, Квенсер и Хейвиа погрузились в молчание.

— И не пытайтесь проникнуть в армейскую базу данных. Чтобы предотвратить утечку секретной информации о наших Объектах к другим участникам коалиции, были усилены меры безопасности. Если вы попытаетесь получить доступ к данным, которые не соответствуют вашим приказам, вас могут отдать под трибунал быстрее, чем успеете что-то узнать.

— Тогда что же нам делать? — Хейвиа до сих пор отказывался сдаться, но Флорейция развернулась к ним спиной.

— Мне нужно сделать кое-какие приготовления для гарантии того, что мы сможем отправиться в путь как можно скорее, как только появятся координаты Объекта со спутников, — сказала она перед тем, как уйти.

Оставшись одни, Квенсер и Хейвиа переглянулись.

— Слушай, Квенсер, что нам теперь делать-то? У тебя есть специальный доступ к базе данных Объектов со времён Аляски, так? Ты можешь использовать его, чтобы получить доступ к базе и при этом не быть обнаруженным?

— Если бы у меня были такие навыки, я бы взломал их базу ещё до того, как мне предоставили доступ к ней. Это невозможно. В такой ситуации мы никак не сможем поискать в базе данных информацию по Объекту Поколения 0.5.

Затем Квенсер засунул руку в задний карман и вытащил сложенную карту. Хейвиа удивился, но Квенсер только лишь ткнул в карту и сказал:

— Думаю, это тот самый случай, когда аналоговые средства — наш лучший выбор.

Глава 8Править

Квенсер и Хейвиа вышли из здания и обогнули его. Они уселись на сухую, твёрдую почву и развернули карту.

— Океания огромна, — простонал Хейвиа. Квенсер кивнул и добавил:

— Что ж, она достаточно велика, чтобы в ней поместилась почти вся Западная Европа. Неспроста её называют континентом.

— И как же мы найдём один Объект на такой огромной территории?

— На поиски могут уйти годы, но похоже, что они наметили общие области, в которых он может таиться, — договорив, Квенсер нарисовал красной ручкой большой круг с одной стороны карты. Этот круг был Северной Океанией. — Они думают, что он находится в северных землях, где-то между регионом Кимберли и пустыней Танами.

— Значит, где-то тут?

Даже сократив область поиска, оставшаяся территория превышала площадь Хонсю, одного японского острова, какие принадлежат Корпорации капиталистов. Это не та площадь, какую они могут прочесать пешком.

— Два года назад, когда было завершено Поколение 0.5, океаниане[13] устроили парад где-то там. После этого он укрылся посреди множества мобильных топливных цистерн на гусеницах, рассредоточенных по всей территории, и спрятался на одной из баз. Однако мы до сих пор не знаем, на какой именно.

— Так вот почему силы коалиции рыскают по округе и уничтожают эти базы, зная при этом, что, скорее всего, это пустышки. Если они продолжат уничтожать базы одну за другой, в конце концов они наткнутся на настоящую.

— Если честно, они могут найти этот Объект, даже ничего не предпринимая, но кто знает, сколько деревень при этом попадёт под обстрел.

— Ага, мы больше не можем и дальше оставить всё на их усмотрение.

— Но вот тут-то и проблема. Поддельных баз больше сотни, а топливных цистерн выкатили на поверхность больше сорока. Руководство никак не сможет определить, с которыми из них нужно сразу уладить.

— Может ли это быть база, настолько секретная, что даже руководство не знает о ней?

— Это не то чтобы невозможно, но я сомневаюсь в этом. Укрывать от спутников здание, достаточно большое для содержания в нём Объекта, это не очень простая задача. И даже если они спрятали его под землёй, им понадобились бы вентиляционные трубы и большой вход для выгрузки его наружу.

— Значит, скорее всего, он спрятан в одном из зданий, которые известны руководству? — пробурчал Хейвиа.

Квенсер уставился в область на карте, которую он пометил.

— Если бы только был какой-то признак, по которому можно определить настоящую.

— Ты имеешь в виду техническое оборудование, которое постоянно доставляется к базе? В таком случае, не будут ли под большим подозрением базы, к которым ведут широкие дороги?

— К базе, которую мы только что атаковали, вела ложная дорога.

— Но не у каждой из них имеется дорога, достаточно широкая для проезда пятидесятиметрового Объекта. Даже недавняя база, окружённая лесом, не имела признаков недавних перемещений Объекта по ней.

— Похоже, что базы с достаточно широкими для Объекта проездами были атакованы первыми. Все они уже уничтожены. Вот почему нам было приказано напасть на базу, которая совсем не походила на настоящую.

— Но что ещё стоит рассмотреть? Если уничтожение всех подозрительных объектов не помогает, то остаётся уничтожать все наименее подозрительные объекты один за другим? — легкомысленно сказал Хейвиа.

Скорее всего, руководство пришло к такому же выводу.

Однако...

— Что если мы перевернём всё вверх ногами?

— Чё? — спросил Хейвиа с дурацким выражением лица.

— Поколение 0.5 видели два года назад, когда оно было только окончено. Всё это время с тех пор он был где-то спрятан. А не могли они за это время вырастить деревья и траву, чтобы скрыть его следы?

— Зачем им это делать? Если они так окружат базу, он оставит очевидный след, когда вновь покинет её. Таким образом они буквально пометят для нас расположение этой базы.

— Эта база будет отмечена спутниками в любом случае, так что все поломанные деревья не будут играть роли. После своей атаки он может затаиться посреди кучи топливных цистерн, а потом двинуться к другой базе. Разумеется, для нас это будет означать, что мы будем перебирать возможные вариации с самого начала.

— Это значит, что наиболее подозрительными являются базы с плотными заграждениями вокруг них. Базы, что выглядят наиболее заброшенными и которые будут сразу же списаны руководством со счетов, наиболее подозрительны.

— Баз, быстрее всего покрывшихся за эти два года лесами, три штуки, тут, тут и тут. Похоже, руководство сразу решило, что это давно брошенные базы-пустышки, отданные на растерзание леса.

— Остаются две проблемы, — сказал Хейвиа, уставившись в обведённую красным область на карте. — Во-первых, расстояние между базами всё ещё слишком велико, хоть мы и сократили их число до трёх. Мы не сможем так просто проверить их все. Если наткнёмся на пустышку, потеряем уйму времени. — Он подсветил карту маленьким фонариком. — Во-вторых, даже база-пустышка будет наполнена солдатами. Даже если нам удастся разобраться с ними, они смогут связаться с настоящей базой. И тогда они разбросают повсюду ещё больше топливных цистерн, а Поколение 0.5 опять скроется. Атака на деревни будет немного отложена.

— И в-третьих, мы не можем заручиться поддержкой армии или наших Объектов.

— Ты уверен насчёт этого? Хоть нам и приказали не делать этого, наверняка хотя бы Флорейция вышлет принцессу, если мы сможем определить местоположение Поко...

Внезапно на базе техобслуживания сил коалиции зазвучал сигнал тревоги. Сильное завывание сирены разлетелось по ночному небу. Все лампы на базе загорелись, словно начался ночной бейсбольный матч.

— Что происходит? Мы ещё не покинули базу!

— Нет, олень. Объектам было приказано покинуть базу. Неужели руководство узнало, где находится Поколение 0.5?!

Квенсер сложил карту и огляделся вокруг. Из зданий повалило большое количество солдат. Также он увидел принцессу, бегущую к зоне техобслуживания. Сервисные работники, занимающиеся Объектом, открыли гигантские створки.

Квенсер схватил одного спешащего солдата, чтобы расспросить его.

— Что происходит?! Мы нашли Объект океаниан?

— Да! Я наконец-то вернусь домой! Финальный босс ожидает нас на краю Большой Песчаной пустыни[14]! Объекты коалиции направляются туда на полной скорости, но мы должны поспешить туда на военных грузовиках. Кто успеет, займёт места в грузовиках с хорошей подвеской, так что вам следует поспешить. Если промедлите слишком долго, потом спина отвалится.

— Большая Песчаная пустыня? — беспомощно пробормотал Квенсер, глядя на убегающего солдата.

— Эй, это не одно из тех трёх мест, которые мы предсказали, — сказал Хейвиа, осознав ту же самую вещь.

— Как странно. На каком таком основании руководство убедилось, что Поколение 0.5 там?

В этот раз Хейвиа остановил пробегающего мимо солдата. Он был в комнатной униформе и был, судя по всему, анализатором Объектов, прямо как Хейвиа.

Спустя недолгий разговор, Хейвиа вернулся.

— Как я и думал, это пришло со спутника. Когда был запущен реактор Объекта, просочился слабый энергетический сигнал. По-видимому, его и поймал спутник.

— Но океаниане способны обманывать наши спутники! Если бы у нас был метод для удобного его распознавания, они не смогли бы нас всё это время дурачить с помощью топливных цистерн!

— Как раз из-за такого горького опыта руководство приготовило новый тип метеорологического оружия. Это новое оружие наконец-то было пущено в дело. Это что-то типа дипольных ракет, использованных на Аляске. Оно разбрасывает особые частицы на большой высоте, временно превращающие огромные облака сами по себе в гигантские датчики. Когда спутники используют эти сенсорные облака для обследования поверхности, они способны уловить слабый сигнал Объекта. Мы даже не можем точно сказать, что их Объект испускает тот же сигнал, что прототип, и что частицы всегда будут смешиваться с облаками, на что влияет направление ветра, плотность облаков и другие факторы, так что это большая удача, что мы смогли засечь его.

— Но, — сказал Квенсер, будучи не до конца удовлетворённым. — Хоть и так, разве реактор Поколения 0.5 не был остановлен?

— Они должны были увеличивать частоту его оборотов по чуть-чуть во время активации, и в какой-то момент должен был быть достигнут уровень, когда сигнал смог зафиксироваться спутником.

— В самом деле? — спросил Квенсер, нахмурившись.

Эта военная держава понастроила кучу баз-пустышек по всей Океании и использовала топливные цистерны на гусеницах, чтобы сбить с толку спутники, а раз так, будут ли они с такой лёгкостью раскрывать свои координаты? Больше походило на то, что они просили двадцатку разбросанных по континенту Объектов сконцентрировать огонь в одной точке.

Подумав немного, Квенсер поднял голову. Он казался встревоженным.

— Нет, это же прототип реактора!

— Чего?

— Имея дело с прототипом, никто не сможет заручиться, что реактор будет работать правильно или что он не взорвётся ни с того ни с сего. Никто не будет оснащать таким свой Объект! Обычно создают второй, более безопасный реактор на основе первого и оборудуют им Объект. У Океании наверняка тоже есть прототип. Они пытаются скрыть местоположение настоящего с помощью запуска прототипа в тот самый момент, когда мы точно ищем признаки запуска их Объекта!!!

— Ты что ли малость перебрал информации? Сенсорные облака — это экспериментальное оружие, которое ещё не было официально запущено в производство. Как океаниане могут обмануть орудие, спецификации которого им вообще не известны?!

— Если бы это был первый раз, когда применились эти прототипы, то ты прав. Однако прошло уже два года с тех пор, как коалиционные силы закрепились здесь, в Океании. Эта игрушка могла тестироваться тут несколько раз. Если так, армия Океании могла собирать данные о неудачных экспериментах и пытаться разобраться, что же это могло быть. Есть риск того, что это ловушка!!!

— Да ты шутишь что ли?! Принцесса и остальные уже собираются покинуть базу!!!

Если Квенсер был прав, принцесса с остальными направятся к базе-пустышке. И пока их внимание будет отвлечено, Поколение 0.5 сил Океании будет крушить деревни поблизости.

Военные Океании знали, что они не в состоянии выиграть в прямой стычке с Объектами коалиции. Вот почему они использовали племена, которые выступали против их политики, в качестве заложников, демонстрируя чересчур агрессивный стиль дипломатии. Они заявляли, что ещё больше аборигенов будет убито, если коалиционные силы немедленно не покинут эти земли.

Квенсер и другие понимали, что более ожесточённая расправа во имя сохранения леса не заставит Объекты числом больше двадцати уйти, но несмотря на это многие люди были сожжены заживо.

Если принцесса с остальными продолжат в таком духе, их нелепый план осуществится.

— Проклятье!!!

Квенсер и Хейвиа бешено обогнули здание и попытались заблокировать Объектам выезд. Однако Объекты были слишком быстрыми. Объекты Легитимного королевства и Информационного альянса неслись по земле быстрее, чем сверхскоростной пассажирский экспресс. Они пролетели мимо Квенсера и Хейвиа до того, как те приблизились к ним, и покинули зону базы. Остался лишь громоподобный звук, издаваемый Объектом принцессы.

— Дерьмо! Мы можем связаться с ними по радио?!

— Были отправлены оба Объекта, так что они следуют официальному приказу. Причём от высоко уполномоченных лиц. Наших личных переговоров не хватит для того, чтобы вернуть их. Они несомненно будут наказаны, если сделают так!

Квенсер неистово перебирал мысли, глядя на солдат в грузовиках, покидающих базу один за другим. Глядя на него, Хейвиа произнёс:

— И что нам делать? Вполне возможно, что их Объект находится в Большой Песчаной пустыне, как говорит руководство, но...

— Вот оно! — ответил Квенсер. — Если это прототип реактора, то это их козырная карта, какую они ни разу не применили за все два года с момента постройки их Объекта. Они скрывали его даже тогда, когда их солдат безжалостно истребляли на базах-пустышках. Почему они столь неожиданно задействовали его теперь? Почему они так отчаянно захотели обдурить нас? Да потому, что они добивались того, чтобы все наши передовые Объекты покинули это место. Поколение 0.5 должно быть где-то рядом! Они поняли, что мы совсем скоро отыщем их, если они ничего не предпримут!

На лице Хейвиа появилось шокированное выражение.

— Тогда, станция, где укрыто Поколение 0.5, находится...

— Скорее всего, она расположена близко к тем трём местам, которые мы рассматривали. Но это ничего не доказывает. Нам нужны данные, свидетельствующие о выделении энергии из запущенного реактора.

Парочка оглянулась на ближайшее здание. Если бы они смогли подключиться к базе данных, они бы могли моментально это проверить. Однако база данных, содержащая информацию о конструкции Объектов и боевой стратегии, была наиболее щекотливой вещью в военном деле. Если они нарушат приказы и проникнут в неё, не будет ничего удивительного, если их пристрелят даже без разбирательства.

— В любом случае, если просто сидеть и ничего не делать, это ничем нам не поможет. Информация, которая нам необходима, находится в одном из этих зданий, так что хотя бы давай зайдём внутрь. Нам нужно придумать какой-то способ, чтобы просмотреть информацию из базы...

— Слушай, Квенсер. А среди старых руководителей нет таких, которые не признают цифровую технику?

— ?

— Если у кого-нибудь из них был распечатанный доклад с брифинга, то информация, нужная нам, могла остаться на клочке бумаги. Раз так, то нам не придётся даже прикасаться к базе данных.

Итак, Квенсер и Хейвиа направились к большому объекту, где проходил брифинг. Большинство солдат уже отправились в Большую Песчаную пустыню, так что внутри практически никого не осталось.

Однако, заглянув в приоткрытую дверь, ведущую в комнату для брифингов, они увидели такое, что заставило их простонать.

(Почему именно Флорейция до сих пор здесь?!)

(Она может казаться весьма пышной со своими здоровенными сиськами и всё такое, но она довольно серьёзно относится к работе.)

Ещё раз бросив взгляд на свою пышногрудую офицершу, возившуюся с ноутбуком, Квенсер отошёл назад от двери. Даже если документы находились в комнате, они не могли их просмотреть, пока Флорейция там. Если они совершат какое-нибудь подозрительное действие, она вполне может арестовать их по какому-нибудь самочинному основанию.

(Нет какого-нибудь способа просмотреть распечатки доклада, не попавшись на глаза Флорейции?)

(Что если мы тут немного пошумим, чтобы выманить эту помешанную на Японии тёлку из комнаты?)

(Если мы сделаем это, нас точно отдадут под трибунал после того, как всё закончится.)

Пока парочка только и делала, что стояла и пыталась допереть, что делать, они услышали слабый стук. Они развернулись и услышали мужской голос.

— Я всё знаю, — голос пришёл со стороны двери комнаты для допросов. Репортёр по имени Севакс заговорил с ними.

(Что за чёрт? Почему комната для допросов не звукоизолирована? Он может слышать всё, что говорят военные в этой комнате!)

(Это место спроектировано исключительно для техобслуживания Объектов. Наверно, они даже не предполагали, что сюда будут доставляться пленные. Судя по всему, они сколотили эту комнату из подручных материалов.

— Я всё знаю!!!

Что-то вдарило по стене ещё сильнее, чем до этого. Квенсер и Хейвиа забеспокоились, что Флорейция в другой комнате может это услышать, но Севакс продолжил говорить.

— Я слышал отсюда то, что они говорили. Воротилы, видимо, разделились во мнении, где именно скрывается Поколение 0.5. Полагаю, что у них было двое кандидатов, но в итоге они выбрали источник наиболее сильного сигнала. Это была Большая Песчаная пустыня.

Квенсер и Хейвиа переглянулись.

(Что нам делать, Квенсер? Нам выслушать его? Он мог просто выдумать всё это.)

(Если судить по его недавним действиям, он может быть ужасным человеком, но я сомневаюсь, что он сделал бы что-то, что послужило бы на благо Океании. Давай послушаем, что он скажет.)

Собравшись с мыслями, Квенсер заговорил в закрытую дверь.

— Где расположена другая локация?!

— Что-то под названием пустыня Танами, — должно быть, Севакс реально хотел рассказать это, поскольку ответил без колебания. — Кто-то из воротил отнёсся к этому скептически, но сигнал из пустыни Танами был слишком слаб, а сигнал из Большой Песчаной пустыни гораздо больше походил на сигнал Объекта, так что они забили на другой.

— Как мы и думали, — простонал Квенсер.

В пустыне Танами располагалась база, которую Квенсер и Хейвиа посчитали наиболее подозрительной. Если Поколение 0.5 было активировано там, оно сможет атаковать близлежащие деревни или даже саму базу техобслуживания.

— Дело плохо. Потребуется некоторое время на то, чтобы принцесса с остальными достигли Большой Песчаной пустыни и вернулась назад.

— Это значит, что мы сами должны что-то сделать. Мы угодили обратно в наш привычный ад!

Квенсер проверил карту, и Хейвиа заметил, что им понадобится транспорт. Однако их перебил вновь заговоривший Севакс.

— Погодите. Возьмите меня с собой.

— Ааа? Чёрта с два! Мы не можем взять гражданских на поле боя. И у нас нет времени, чтобы помогать тебе с побегом.

— Нет, не в этом дело. Я хочу исправить свои ошибки. Это я втянул всех нас в эту ситуацию, так? — в голосе Севакса чувствовалось некое нетерпение. Он говорил совершенно по-другому по сравнению с тем моментом, когда они впервые притащили его на базу. — Все видеоматериалы, которые нам показывают, содержат только крупную съёмку двух сражающихся Объектов, так что мы никогда не видели, что происходит с местным населением. Вот почему мы относились к войне как к чему-то, о чём не стоит волноваться. Я пришёл сюда, потому что не мог с этим смириться. Но я ошибался. Вы построили свою стратегию благодаря своей проницательности экспертов, а я всё испортил своими дилетантскими идеями. Я думал, что устранение солдат Океании улучшит ситуацию для племён, но я лишь обрёк невинных людей на жестокую смерть. И ещё, ещё больше людей будет убито! Я не могу закрыть на это глаза! Всяко есть что-то, что я могу сделать, чтобы загладить свои просчёты!

Квенсер и Хейвиа быстро переглянулись.

— Ты ведь умеешь пользоваться снайперской винтовкой?

— Д-да. У меня нет опыта военных, но я отправляюсь на стрельбище по выходным.

— Пока ты можешь подстрелить кого-нибудь, этого достаточно. Мы приготовим кое-что для тебя. Мы по-любому не сможем взять тебя с собой, если будешь безоружным.

— Я понимаю. Спасибо. Огромное вам спасибо! Я буду ждать! Прошу, позвольте сражаться вместе с вами! — по голосу, доносившемуся с той стороны закрытой двери, показалось, что Севакс зарыдал.

Квенсер немного отошёл от двери комнаты для допросов и прошептал Хейвиа.

(Слушай, пошли отыщем грузовик. Лучше всего будет не втягивать его в бой.)

(У меня было ощущение, что так оно и получится.)

Хейвиа последовал примеру, повернувшись спиной к комнате для допросов.

Когда они направились к выходу, Квенсер сказал:

— Если мы возьмём его с собой, он может решить, что чудесная смерть на поле боя — это единственная тропа, оставшаяся для него. Он меня бесит, но я всё равно буду плохо спать по ночам, если он помрёт прямо у меня на глазах. К тому же, у нас будет куча неприятностей, если мы приведём на поле боя репортёра, и он там скопытится.

— Хорошо сказано, герой. Но давай подумаем о том, как самим не подохнуть. Вообще, снова проснуться так же важно, как и пойти спать.

Парочка покинула здание. Хейвиа куда-то удрал, а когда вернулся, был уже за рулём армейского внедорожника. Квенсер забрался на пассажирское сиденье, и Хейвиа зажал газ.

Когда они покинули зону базы, Квенсер задал вопрос своему компаньону.

— Эй, а у тебя вообще есть права? Ты моего возраста, так что не слишком ли ты молод?

— В Легитимном королевстве ты можешь получить специальные армейские права. Хотя они позволяют тебе водить только на поле боя. Вот что, когда же мы изобретём что-то круче этих четырёхколёсных штук? Мало что изменилось с того момента, когда автомобили впервые появились на Земле.

— Все передовые технологии используются в Объектах. Зачем им лишний раз напрягаться, чтобы развить прочую военную технику. Прогресс идёт неустанно, но я слышал, что темп развития цивилизации замедлился. Вещи типа пистолетов или танков явно могли быть усовершенствованы на три поколения с момента появления Объектов, но на деле этого не произошло. ...Вообще-то, раз ты ничего такого не знаешь, можешь ли ты водить машину? Погоди, а у этой модели есть подушка безопасности у пассажирского места?

— Ох, заткнись. У армейских машин нет этих шаров, которые выпускаются при малейшей тряске. Гляди, мы движемся вперёд. Разве это тебе не доказывает, что я умею водить? — знатный наследничек грубо вёл внедорожник вперёд, крутя баранку руля таким образом, что любой нормальный инструктор по вождению наорал бы на него. — Слушай, герой. У тебя есть взрывчатка? Это Поколение 0.5 всё ещё Объект, так что нас ожидает привычная схватка не на жизнь, а на смерть.

— У меня есть обычный комплект Топоров и электронных взрывателей. Но я сомневаюсь, что мы сможем вынести его, просто прицепив бомбы к его броне.

— Ох, верно, верно. Что мы будет делать с принцессой и прототипом реактора? Если они задействовали свою самую ценную пустышку, они точно устроили там некую ловушку.

— Ты прав. Может совсем поплохеть. Ты можешь связаться с ними по радио в машине? У меня есть моя собственная рация, но я хочу настроить её на отправку сигнала детонации к электронным взрывателям. Я могу нормально получать сигнал, но я не хотел бы запутаться в частотах передач. Все слоты для записанных частот заполнены частотами для детонации.

— Одну секунду. Я настрою частоту.

Крутя баранку руля одной рукой, другой рукой Хейвиа схватил маленький проводной микрофон, похожий на те, что используют таксисты. Используя коллективно используемую частоту, которую точно поймают коалиционные силы, он начал говорить.

— Эмм, проверка, проверка. Меня кто-нибудь слышит? Я предупреждаю всех вас, прилежные солдаты Легитимного королевства. Прошу прощения за то, что разочаровываю вас, но то, за чем вы сейчас гонитесь, скорее всего, подделка. Настоящий находится в пустыне Танами.

Странный шум послышался из динамиков радио. Квенсер проигнорировал его, наклонился ближе к микрофону и заговорил в него.

— Скорее всего, в Большой Песчаной пустыне находится прототип Реактора, а не Объект. К тому же, высока вероятность того, что на пути вас ожидает ловушка крупного масштаба. Они даже могут планировать разогнать свой реактор до критических значений, чтобы уничтожить ближайшие Объекты с помощью взрыва.

Несмотря на то, что слушало их великое множество людей, никакого ответа не последовало. Должно быть, они пытались определить, насколько правдоподобна эта информация.

Наконец, заговорила элитница Информационного альянса, словно она была представителем всех остальных.

— У вас есть какие-нибудь неопровержимые доказательства? Охохо.

— Нет, — незамедлительно ответил Квенсер. — У нас не было времени на проверку. Мы получили сведения об этом от одного человека, но мы не можем ему полностью доверять.

— Тогда...

— Вот почему мы советуем вам уничтожить обе цели. Что мы знаем наверняка, признаки выработки реактором энергии были замечены в двух точках. У Океании есть только один Объект, так что одна из них должна быть настоящим Объектом, а другая подделкой. Но что мы потеряем, если уничтожим обе?

— Мы чувствуем, что более замаскированная база в пустыне Танами является более подозрительной, чем очевидный вариант в Большой Песчаной пустыне, — добавил Хейвиа.

После затянувшегося молчания их союзников Квенсер заговорил вновь.

— Как я сказал раньше, мы полагаем, что на базе в Большой Песчаной пустыне расположен прототип реактора, который послужил в качестве ловушки. Ради безопасности, даже Объекты не должны беспечно приближаться к нему. Оставайтесь хотя бы в десяти километрах от станции и уничтожьте её с помощью главных орудий. Это не такая уж скоростная цель, так что я уверен, принцесса сможет остановиться и аккуратно прицелиться.

— Охохо. Я немного раздражена тем, что вы не ожидаете ничего от меня, — сказала элитница Информационного альянса.

Квенсер раздражённо ответил:

— Твоя главная пушка — это скоростной лучевой пулемёт Гатлинга? Он может быть всесокрушающим на близких дистанциях, но он не может быть точно нацелен, когда речь идёт об удалённых объектах, разве нет? Это работа для нашей принцессы.

— ...Я постараюсь изо всех сил, — вмешалась принцесса Легитимного королевства.

Услышав это, Хейвиа прошептал Квенсеру:

(Наша принцесса наконец-то получила свою награду. Я бы сказал, что ты как следует постарался ради этого.)

— ?

Квенсер выглядел озадаченно, но у него не было времени на обдумывание того, что же имел в виду Хейвиа. Было кое-что ещё, что он должен был ясно изложить.

— Мы полагаем, что Объект на самом деле находится в западной части пустыни Танами. Это всего в пяти километрах от нашей базы, и по-видимому, тот слабый сигнал реактора шёл именно оттуда.

— В общем, если вам будет нечем заняться в Большой Песчаной пустыне, мы надеемся, что вы будете достаточно любезными и протянете нам руку помощи.

Внезапно из радио послышался другой голос. Это была Флорейция. Похоже, что её радиопередатчик не работал до этого должным образом, потому что вместе с голосом послышалось потрескивание от её манипуляций с настройками.

— Погодите-ка секунду. То есть вы направляетесь в пустыню Танами?! — сказала она.

— О, так вы опять сейчас заговорите про трибунал? Давайте договоримся. Если получится так, что Объект окажется в Большой Песчаной пустыне, вы можете бросить нас в гауптвахту, но если он в пустыне Танами, вы должны будете сделать для нас кое-что, что бы мы ни попросили. Кстати говоря, я всегда хотел, чтобы красивая женщина делала для меня различные штуки подошвами своих ног! — сказал Хейвиа.

Шокированный Квенсер проорал:

— Стой, ты что ли в самом деле просишь это?! О, тогда я предпочту красивую женщину, которая делает для меня различные штуки своими подмышками!

— Че-чего?.. Не заключайте подобных пари без моего согласия, и вы по крайней мере можете потребовать что-нибудь более реалистичное! — закричала Флорейция.

— Мы только начали! Есть ещё ноздри и задняя сторона ушей!!! — прокричала парочка в унисон.

— Зачем заявлять такое, когда вы прекрасно знаете, что я никогда не сделаю ничего подобного?!

Последнее завывание Флорейции привело Квенсера и Хейвиа в чувство. С чего они так странно перевозбудились, направляясь на битву с Объектом?

— Настоящая проблема здесь в том, что мы станем больше, чем героями, если разберёмся с Поколением 0.5 своими собственными силами. Может, мы получим ещё одну медаль. Вообще-то, мы можем даже продвинуться выше Флорейции, если будем продолжать в том же духе.

— Нет, Хейвиа. Что бы ни случилось, мы всё ещё нарушаем свои приказы. У нас даже могут отобрать предыдущие медали.

— Нет, полудурки! После всего, что ты сделал, я не позволю тебе закончить свою карьеру так! — пока парни подшучивали, Флорейция по-настоящему разозлилась. — Поколение 0.5 всё ещё Объект. Если он на самом деле в пустыне Танами, вы будете сражаться с ним сами! Вы не понимаете этого? Хотя бы подождите появления одного нашего Объекта!

Квенсер и Хейвиа замолчали, услышав от своего руководящего офицера такие неожиданно тёплые слова. На короткое время они серьёзно задумались о её словах. Однако не остановили внедорожник.

Квенсер и Хейвиа оба заговорили в радио.

— Но мы должны пойти. Если мы промешкаемся, Поколение 0.5 может начать двигаться. Если в итоге жители деревни будут уничтожены, потому что нас одурачила Океания, то репутация коалиционных сил будет убита в хлам. Вас даже могут разжаловать.

Флорейция стала что-то кричать, но Хейвиа вырубил радио. Тишина продолжалась некоторое время, но потом наконец подал голос Хейвиа.

— Различные штуки с помощью подмышек? Хм.

— Я бы сказал, что это более нормально, чем подошвы ног.

(Хм, мне интересно, а что если принцесса согласится предоставить тебе свои подмышки?)

— ?

Парочка истребителей Объектов болтала, а внедорожник продолжал движение вперёд.

Глава 9Править

Пустыня Танами только называлась пустыней.

Территория, распростёршаяся перед глазами Квенсера и Хейвиа, была огромным тропическим лесом, словно на Амазонке. Здесь было относительно немного животных на всю биомассу, потому что количество растений было искусственно увеличено в короткие сроки. Потребовалось бы ещё какое-то время, чтобы животные обжили их.

— Лучше отсюда пойти пешком, — сказал Хейвиа, останавливая внедорожник у опушки. Потом он схватил сзади винтовку и портативную противотанковую ракетницу. — Я предпочёл бы не заявлять о нашем присутствии звуками двигателя. Здесь по-любому есть солдаты, окажись это базой-пустышкой, и тем более они здесь будут, если это настоящая база.

— К тому же, если машину уничтожат, нам придётся возвращаться на базу пешком.

— Ха-ха, ага, это было бы неприятно. ...Это действительно будет очень неприятно. Давай спрячем её.

Двое парней принялись маскировать автомобиль с помощью опавших ветвей деревьев и прочей листвой. Закончив с этим, Квенсер отступил назад и взглянул на него.

— А мы вообще сможем отыскать его по пути назад?

— Если мы оставим его слишком открытым, вражеские солдаты могут его заметить. Пошли уже. Что бы мы ни сделали, мы не будем чувствовать себя спокойно.

Итак, Квенсер и Хейвиа ступили в густой лес на своих двоих.

В эти дни и в эту эпоху это было исключительной редкостью, но люди продолжают сражаться «старыми» методами на поле боя, на котором Объекты являются редкими гостями. В таких случаях противопехотные мины и прочие ловушки — обычное дело. Квенсер и Хейвиа углублялись в лес, будучи предельно настороже.

— Если подумать, я слышал о том, что лидер Океании исчез вместе с Объектом.

— Ага, как и пилот-элитник. В противном случае Океания уже давно была бы освобождена. Сколько, по-твоему, раз мы атаковали их столицу на Объектах?

— Разве это не хуже, чем атаковать маленькие деревни?

— В столице позволено жить исключительно военным и тем, кто получает выгоду от действий этих военных. Когда военный режим пришёл к власти, они присвоили дома обычных горожан, а бывших хозяев выкинули на улицу. Нет ничего плохого в том, чтобы подорвать оставшихся там людей.

— Тссс. Гляди туда. Разве это не база техобслуживания Объекта?

Квенсер и Хейвиа прекратили идти вперёд и пригнулись. Они укрылись в высокой траве, растущей на голой земле, и стали оттуда глазеть на станцию, о которой шла речь.

Это было гигантское прямоугольное здание из бетона. Оно было достаточно большим, чтобы уместить в себе пятидесятиметровый Объект. Более мелкие здание были понатыканы вокруг. Это были или дополнительные станции, либо гарнизоны для солдат.

Квенсер взглянул на свои армейские наручные часы.

— Ладно, у нас должны быть в наличии ещё пара часов, прежде чем их реактор запустится. Поколение 0.5 ещё не должно быть способно двигаться. Я не знаю, как много солдат расположено здесь, но попасть сюда до того, как Объект начал двигаться, это большое облегчение.

— Эй, тебе ничто не кажется странным? — спросил Хейвиа.

Когда Квенсер сосредоточил все свои ощущения, он почувствовал слабую вибрацию под ногами. Она медленно усиливалась, пока окружающие деревья и трава не начали отчётливо трястись.

— Это плохо! Я уверен, что реактор уже разогнан!

— Давай надеяться на лучшее. Быть может, устаревший реактор окажется в критическом состоянии после их попытки перезапустить его спустя такой длительный период простоя.

— Если произойдёт именно это, он взорвётся и убьёт и нас. Что ж, я невольно ожидаю худшего. Может, они применяют секретное оружие, способное за более короткий срок активировать реактор? — ответил Квенсер.

Сразу же после его слов послышался громкий гулкий звук. Передняя стена гигантского здания техобслуживания была на деле здоровенной створкой. И сейчас она поднималась.

В то же время наружу повалил белый пар.

Огромная туша выползла из здания техобслуживания, скрывая свои очертания в клубах дыма.

— ...Что ж, ситуация точно становится критической, — пробурчал Квенсер. Даже будучи за пятьсот метров от него, Квенсер мог прочувствовать жар, исходящий от Объекта.

К главному сферическому телу были прикреплены многочисленные конструкции. Снизу у него было устройство пропульсии в форме буквы Х, а сзади сферы были закреплены гигантские, похожие на здания, образования, которые напоминали крылья. Очевидно, он не мог летать. Скорее всего, они применялись для выделения излишков энергии, создаваемых реактором, контроль над которым давался им с большим трудом, учитывая низкий уровень их технического развития.

Единичная главная пушка была присоединена слева от сферы.

HO v01 17

Длиной она была несколько десятков метров и была зафиксирована многочисленными стальными тросами, что делало её похожей на подвесной мост. По-видимому, она могла прекрасно обходиться и без них, но был риск того, что пушка могла повредить сама себя своим весом, будучи в горизонтальном положении длительный период времени. Это была дешёвая контрмера, какую никогда бы не задействовали для нормального Объекта.

В обмен на стабильность, закрепление главной пушки таким способом почти полностью лишало её способности двигаться независимо. Ради мельчайшей корректировки прицеливания двигаться будет вынужден весь Объект.

Подобная недоработанная конструкция рушила образ Объекта как сверхсовременного умного оружия, а вместо этого создавала образ примитивного, варварского орудия. Но даже оно не позволит умереть с миром. От его присутствия по их спинам пробежал холодок.

С приличного расстояния Квенсер смотрел на Объект Поколения 0.5, который показался посреди странных клубов горячего пара.

— Скорее всего, они используют электрический ускоритель для принудительного разогрева реактора. У Объекта Информационного альянса были электрические отводы, помнишь? А тут наоборот. Я полагаю, это что-то типа зажигания бензинового двигателя. Подавая внутрь большое количество электрической энергии извне, они активируют внутренние лазерные излучатели или что-нибудь ещё. Это позволяет им воздействовать на реактор... но они потерпели неудачу. На станции техобслуживания произошёл небольшой взрыв.

Объект Информационного альянса с его высоким техническим уровнем мог продолжать работать в таком состоянии. Однако над Объектом Океании нависла угроза расплавления внутренних деталей в случае слишком продолжительной работы реактора. Заставлять реактор работать сверх своих обычных функциональных возможностей — это попросту безрассудство.

— Рабочие техобслуживания, должно быть, напрочь истреблены. Вообще говоря, наверно как раз поэтому мы не видим никаких солдат в округе. Они могли все вместе выстроиться на церемонию вывода Объекта, а тот разом их всех взорвал.

Хейвиа применил вспомогательную функцию своей винтовки, чтобы проверить местность на любой шум, но он не засёк ни одного человеческого голоса.

Квенсер, Хейвиа и Объект Поколения 0.5 были единственными в окрестностях.

Если они смогут уничтожить его, война в Океании, в сущности, закончится.

Глава 10Править

К счастью Квенсер и Хейвиа не были настолько тупорылыми, чтобы понестись прямо на Объект.

Поколение 0.5 ещё не заметило их, так что выход на открытое место будет равносилен самоубийству.

(Давай подберёмся к нему поближе, пока он нас не видит. Если в здании техобслуживания прогремел небольшой взрыв, область вокруг затвора может быть повреждённой. Если мы отыщем повреждённую часть, мы поди сможем что-нибудь сделать.)

(Всё нормально, если мы будем возиться с ним на тихом ходу, но что если он рванёт на полной скорости крушить деревни во имя «спасения леса»? Я не знаю, насколько быстрым может быть Поколение 0.5, но я уверен, что достаточно быстрым, чтобы мы не угнались за ним на своих двоих.)

(Его реактор был активирован впервые за прошедшие два года. Я уверен, что их элитник для верности выполнит сперва несколько упражнений, чтобы заново ознакомиться с управлением. Он не рванёт куда глаза глядят прямо сейчас.)

Внезапно Объект в пятистах метрах от них слегка задвигался. Семьдесят странных дополнительных пушек, малые и большие, задвигались отдельно друг от друга, как будто это было какое-то упражнение на разогрев.

Наконец, все стволы Объекта застыли на месте, и задвигалось главное тело, нацеливая главное орудие. Казалось, что всё внимание пилота-элитника приковано к этим упражнениям. И потом главный ствол выстрелил, словно намереваясь выкосить всё по отвесной линии.

Объект Океании использовал койлган крупного калибра. Стальные патроны проходят через гигантскую катушку, состоящую из проводящих ток проводов. Для запуска снарядов используется сила магнетизма.

Этот главный ствол изрыгал патроны один за другим с минимальными интервалами, как осмолочная машина.

Бесчисленные снаряды пролетали справа налево, словно из пулемёта, срезая толстые деревья по горизонтальной линии.

Квенсер и Хейвиа прижались к земле. Линия смертоносных снарядов прошла прямо над их головами, и густой лес разлетелся в щепки вокруг них.

(Дерьмо! Он заметил нас?!)

(Нет, для этого он слишком неразборчив в мишенях. Наверно, это ещё одно его «упражнение на разогрев». Он вовсе нас не заметил!)

В любом случае, было слишком опасно приближаться к Объекту напрямую. Квенсер и Хейвиа стали медленно красться по большому дуговому маршруту.

(Этот подлесок скрывает нас куда лучше, чем я думал.)

(А ещё он прекрасно может укрыть противопехотные мины и другие ловушки, так что не расслабляйся.)

Подлесок шелестел и раскачивался вокруг них, но устраивая масштабные и шумные разрушения, Объект Поколения 0.5 совсем не замечал такие мелкие изменения.

(Он действительно выглядит как старая модель. У него нет ни одного искусного механизма, как, например, скорострельный лучевой пулемёт в стиле орудия Гатлинга у Объекта Информационного альянса. От одного взгляда кажется, что дула его койлгана расплавятся при затяжной стрельбе.)

(Что ж, старая модель или нет, он всё ещё слишком крут, чтобы мы с ним справились.)

(Как, по-твоему, он целится?)

(Скорее всего, там стандартная камера. Согласно моей догадке, камера установлена на каждую пушку, чтобы их можно было нацеливать. Если бы в них использовался ультразвук, чтобы выискивать наш пульс, этот подлесок совершенно не укрыл бы нас.)

(В смысле?)

(Стандартный камуфляж работает. Живее, давай вымажем нашу одежду в грязи. Даже это должно помочь нам укрыться.)

Однако они не смогли нормально остановиться и приготовиться. Снаряды из койлгана продолжали пролетать рядом. В основном, они смогли лишь время от времени переваливаться на спину, чтобы извалять её в грязи, пока крались вперёд.

В итоге они смогли приблизиться к Поколению 0.5 лишь на триста метров. Они приближались по спирали, в центре которой был Объект, так что всего они прокрались гораздо большее расстояние. Заняв позицию сзади Объекта, они наконец ушли из-под обстрела койлгана.

(Ладно, теперь мы можем спокойно найти в нём слабое место.)

(Эй, мы уже почти проникли на территорию базы.)

Вероятно, из-за того, что он был впервые активирован за последние два года, Объект полностью сфокусировался на проверке систем. Это было ясно после его недавнего пристрела.

Квенсер прокрался немного вперёд и взглянул на Объект через бинокль.

Если реактор Объекта был принудительно разогнан с помощью внешнего источника питания, то у него где-то должен быть штепсель. И если он привёл к мелкому взрыву, то от реактора к штепселю должна была появиться трещина.

(Вон оно?)

Квенсер пробежался взглядом по всему корпусу и остановился на одной точке. Сзади, на правой стороне сферического главного тела, он увидел нечто похожее на сломанный люк. Силовой кабель толщиной более пятидесяти сантиметров болтался с оторванным концом.

Похоже, что с помощью этого электрический ускоритель соединялся напрямую с реактором. Обычно провод перерезался многочисленными толстыми шпангоутами, так что он мог выдержать любую атаку.

(Или подобная уязвимость как раз выдавала в нём Поколение 0.5, которое вроде бы может быть уничтожено ядерным зарядом?)

Как раз когда Квенсер подумал об этом, раздался оглушительный электронный шум. Он шёл не от сенсоров Поколения 0.5. Он случайно задел один из охранных инфракрасных лазеров, окружающих базу техобслуживания.

— Вот дерь...

У Объекта Поколения 0.5 не было времени на разворот всего своего увесистого тела. Задние пушки из семидесяти его орудий, нацепленных по всему его главному телу, сделали мелкую подстройку и нацелились в парней.

Однако им повезло. Прямо перед завершением наводки орудий на цель часть колёс Поколения 0.5 угодила в мелкую трясину. Пятидесятиметровый Объект не собирался тонуть в таком маленьком водоёме, но благодаря этому время, оставшееся у Квенсера и Хейвиа, увеличилось от нескольких секунд до примерно десяти.

— Хейвиа! Дай мне ту ракетницу! — прокричал Квенсер, вырывая из рук Хейвиа портативную противотанковую ракетницу и размещая её у себя на плече.

Целился он не в Объект. Стоит сказать, что студент типа Квенсера не знает, как правильно использовать наводку ракетницы. Он всего лишь дёрнул за спусковой крючок, отправляя ракету в полёт к грязевому болотцу прямо перед Объектом. Ракета угодила в центр болотца и взорвалась, разбрасывая грязь во все стороны. Со звуками брызг одна сторона брони Объекта оказалась раскрашена в цвет грязи.

Сразу после этого Поколение 0.5 задвигал своими пушками, несмотря на то, что их камеры были покрыты грязью.

— Дерьмо!

Квенсер отбросил пустую ракетницу в сторону. Вместо того, чтобы прятаться в укрытие, Квенсер и Хейвиа зачесали так быстро, как могли. Как только они отбежали, их недавняя позиция разлетелась на тысячу осколков с ужасающим звуком попадания снарядов. Парочку подхватило взрывной волной и пронесло несколько метров по воздуху. Они прокатились по земле, поднялись на ноги и продолжили бег. Больше они не бежали по направлению к Поколению 0.5. Они думали сейчас исключительно о выживании и неслись к станции техобслуживания, которая могла стать для них укрытием.

Поколение 0.5 наконец принялся медленно разворачиваться, чтобы открыть по ним огонь из пушек, не заляпанных грязью. Однако он потерял их из виду к тому моменту, когда развернулся. Орудия, оснащённые камерами, зыркали по всем направлениям, выискивая их.

Навалившись спиной на стену станции техобслуживания, Квенсер сказал:

— Проклятье, я так рад, что эта штука настолько допотопная. У стандартного Объекта было бы гораздо больше всевозможных сенсоров для выслеживания нас.

— Уверен, что даже такой кусок хлама имеет дворники, ведь так? Я ни разу не слышал, чтобы заплаканный элитник поднимал белый флаг из-за небольшого количества грязи.

Квенсер опустил взгляд на заряд Топора в своей руке. Затем высунул лишь голову из-за стены станции техобслуживания и уставился на толстый кабель, свисающий к земле с брони Объекта.

(Это несомненно уязвимое место, но ты правда считаешь, что я смогу приблизиться к нему и присоединить заряд?)

(Если ты раскачался до такого, что твои мышцы могут отражать снаряды, то вполне можешь.)

— Проклятье, — ругнулся Квенсер.

У него был общий план. Он знал, в чём заключается его слабость. У него было необходимое снаряжение. Однако он всё равно не мог победить Объект. Гигантская машина — это не что-то, что можно победить с помощью такого малого. Его всесокрушающая огневая мощь была непреодолимым барьером на пути к победе.

Квенсер сжал рацию в руке. Это было средство для детонации зарядов Топора, но её можно было использовать и с другой целью. Он мог связаться со своими союзниками.

(Эй, всё будет нормально, если я выйду на связь рядом с этой штукой?)

(Я уверен, что Поколение 0.5 сразу же засечёт это, но я сомневаюсь, что он сможет точно определить, где мы. Настоящая проблема в том, смогут ли принцесса и элитница Информационного альянса прибыть сюда в скором времени. Большая Песчаная пустыня довольно далеко отсюда.)

(Значит, мы будем вынуждены бегать от него, пока они не появятся?)

(Зато это лучше любой диеты. Только проблема в том, что ты успеешь сто раз подохнуть, прежде чем сбросишь хоть один фунт.)

Несмотря на слова Хейвиа, Квенсер всё равно нажал на переключатель рации.

Объект Поколения 0.5 не был противником, какой может быть повержен стандартными методами.

Глава 11Править

Похожий на громыхание тёмной грозовой тучи шум от перемещения Объекта, использующего статическое электричество, заполнил ночную Океанию.

Достигнув места рядом с Большой Песчаной пустыней, Объекты Легитимного королевства и Информационного альянса остановились.

Принцесса проверила увеличенное изображение своей цели.

План Океании по искусственному выращиванию зелени только начался на этой территории, так что большинство здешних земель представляли собой практически пустоши и песчаные дюны. В их центре собрались бетонные конструкции. Это походило на здоровенную станцию снабжения, сосредоточенную вокруг заправочной станции, что тянулась вдоль длинной предлинной пустынной дороги. Фактически, это место было официально зарегистрировано именно под таким статусом. Однако выглядящие заброшенными здания совершенно точно были военными сооружениями Океании.

Элитница, которую её союзники называли «принцессой», нацелилась на сооружение из своего главного орудия. Она была в десяти-тринадцати километрах от своей цели, следуя инструкциям, полученным от товарищей.

Разразившись громким шумом, низкостабильная плазменная пушка выстрелила прямым лучом света. Луч пронзил главное здание, вызвав череду светло-голубых взрывов. На таком расстоянии она не смогла бы пробить броню высокотехнологичного Объекта, потому что убойная мощь плазмы падает со временем в связи с рассеиванием, но этого было более чем достаточно, чтобы разрушить жалкое бетонное здание или низкотехнологичный Объект.

После того, как она выстрелила несколько раз по одному зданию, раздался ещё больший взрыв. Взорвался прототип реактора.

Размеры взрыва были меньше, чем она ожидала. Его радиус оказался всего триста метров, так что даже попытки изменить ход работы реактора, чтобы он дошёл до критического состояния, провалились. Маленький взрыв во всей красе показывал, насколько низок уровень технического развития Океании.

Принцесса получила сообщение от связиста Легитимного королевства.

— Согласно донесению отдела по работе со спутниками, среди обломков базы не замечено ничего, что можно было бы расценить как функционирующий Объект. Возможно, это была пустышка с прототипом реактора, но нам приказано проверить станцию для гарантии.

— Но это ведь ваша работа, не моя? — ответила принцесса.

— Охохо. Они попросили нас ожидать здесь на тот случай, если вражеский Объект вырвется из-под обломков. Типа мы должны выполнять функцию их личной лейб-гвардии.

Принцессе показалось, что это пустая трата времени. И вот тогда она получила передачу от совсем неожиданного человека.

— Кшшш... Это Квенсер. Мы подтвердили, что Объект военной державы Океании находится в пустыне Танами! Как и предсказывал отдел по электронному симулированию, его технические характеристики находятся всего лишь на уровне Поколения 0.5. С нашими передовыми Объектами будет достаточно одного выстрела из главного орудия, чтобы покончить с ним! Запрашиваем подкрепление! Нам неважно от кого! Просто вышлете к нам Объект с гигантской пушкой.

— Кто первый сюда доберётся, тот и победил! Если вы не поторопитесь, мы заберём всю славу себе!!! — вмешался голос Хейвиа.

Она услышала, как некоторые солдаты забормотали что-то о своём неверии в то, что Объект на самом деле находится в пустыне Танами. Принцесса принялась разворачивать свой Объект, но затем пришла другая передача.

— Нет, никакого подкрепления в пустыню Танами. Это прямой приказ.

Принцесса застыла на месте.

(Чей это голос?)

Судя по используемой частоте, это кто-то из армии Легитимного королевства, но...

— Повторяю, сообщение из пустыни Танами — это ловушка. Никто не должен следовать ему. Квенсер и Хейвиа отправились туда своевольно и, судя по всему, что-то перепутали.

(Погодите, этот голос...)

Она распознала его как голос, принадлежащий советнику Флайду.

Советники управляли Легитимным королевством, а он считался тем, кто собрал вместе эти коалиционные силы и отправил их в Океанию ради собственной предвыборной кампании. Однако этот факт сказал принцессе ещё кое-что.

— Как вы можете судить исходя из наших данных, Объект Океании на самом деле находится в Большой Песчаной пустыне. Прототип реактора и сам Объект находились в одной и той же станции. Океаниане испугались нашей атаки и в спешке увели Объект прочь, оставив один прототип реактора. Настоящий Объект всё ещё находится где-то в Большой Песчаной пустыне. Мы не можем позволить ему уйти. Если мы сейчас отправимся в пустыню Танами, Объект Поколения 0.5 снова скроется, — пока солдаты слушали в замешательстве, советник Флайд продолжал. — Квенсер и Хейвиа знают это, но они испугались сражаться с Объектом, так что они умышленно пытаются отнять у нас время на базе-пустышке в пустыне Танами. Скоро они будут арестованы, но Объект Поколения 0.5 в Большой Песчаной пустыне на первом месте. Не позволяйте словам Квенсера и Хейвиа сбить вас столку.

Была ли база в пустыне Танами пустышкой или нет, можно было с лёгкостью определить с помощью спутников. Пока Объект перемещается медленно, его легко спутать с бензиновыми цистернами, но если Квенсер и Хейвиа схлестнулись с ним не на жизнь, а на смерть, тот будет двигаться куда быстрее. Даже более медленный Объект Поколения 0.5 не может быть спутан с бензиновой цистерной на гусеницах.

(Что-то тут нечисто...)

Принцесса закончила разворачивать Объект по направлению к пустыне Танами. Следуя своим приказам, солдаты попытались преследовать её, чтобы остановить, но обычная огневая мощь не могла ничего сделать Объекту.

Принцесса игнорировала их и двигалась вперёд, но затем её Объект внезапно остановился.

Только у одной вещи в округе было достаточной огневой мощи, чтобы остановить её.

— Охохо. Разве тебе не полагается следовать приказам своих вышестоящих офицеров?

— Ты...

Принцесса смотрела посредством своих сенсоров на то, как элитница Информационного альянса наставила на неё свой скорострельный лучевой пулемёт Гатлинга. Солдаты, должно быть, подумали, что сейчас произойдёт прямое столкновение двух Объектов, потому они нарушили строй и разбежались кто куда.

— Элитный пилот возможного вражеского Объекта не имеет право действовать по своему усмотрению. Это относится не только к Информационному альянсу. Это касается любой армии, в которой есть Объект. Охохо. Твои действия могут привести к большому кровопролитию. Я не могу закрыть глаза на то, что элитник не подчиняется приказам.

— Советник Флайд управляет Легитимным королевством. Тебе нет нужды делать то, что он говорит.

— Охохо. Может, это и правда... — элитница Информационного альянса не показывала никаких признаков движения огромного гатлинг-гана. Принцесса сдвинула свои главные орудия в форме рук.

Они целились из своих главных орудий в реакторы друг друга.

Жуткое грохотание чёрной грозовой тучи сотрясло округу, вырвавшись из-под днища Объекта принцессы.

— ...Но мне было приказано записывать наши совместные действия, чтобы изучить технологии Легитимного королевства. В обычных условиях это было бы сделано во время нашего сражения на одной стороне, но раз ты хочешь драться, я только за. Охохо.

Глава 12Править

Лицо Квенсера побледнело, когда он получил не предвещающее ничего хорошего сообщение.

— Стойте, стойте, стойте. Что происходит?! В каком смысле мы что-то перепутали?! Как мы могли перепутать, когда Объект находится прямо перед нами?!

— Советник Флайд? Хм. Я припоминаю, что он привык работать в военной индустрии и занимает важную позицию, связанную с Объектами. Он работает со всеми инстанциями, ответственными за улучшение талантов наших элитников.

Парочка нахмурилась, пытаясь представить причину его вмешательства. И затем ответ пришёл к ним по радио.

— Вы двое разрушили наши ожидания, — сказал советник Флайд.

— ?

Квенсер и Хейвиа переглянулись. Они совсем не ожидали, что он свяжется напрямую с ними.

— Этот канал связи установлен только с вами двумя, не оправдавшими наши ожидания.

— Ваши ожидания? Мы сделали что-то, что снизило ваши шансы быть переизбранным?

— Отправка коалиционных сил в Океанию ведь тоже была частью вашего плана? — добавил Хейвиа. — Вы говорите, что мы разрушим у людей представление о войне, если по телеку покажут наши заляпанные в грязи мордасы?

— Довольно пререкаться. Вы двое действовали слишком хорошо. Если бы вы были хоть немного некомпетентны, — ответил советник Флайд ровным голосом. Его тон был такой, словно он сейчас читал заранее приготовленный текст. — Солдаты из плоти и крови, уничтожающие Объект, это замечательная история, дающая надежду тем, кому её не хватает. Однако беззаботные жители безопасных стран не единственные, кому даётся эта надежда. Вы понимаете, что многочисленные повстанцы и террористы стали вести себя более активно по всему миру в последнее время?

— …

— Этот ад на Океании был создан вами двумя, — сказал советник Флайд. Двое парней слушали слова мужчины, который будто бы был им врагом. — Это правда, что коалиционные силы — включая силы Легитимного королевства — последние два года сделали не очень много, но война должна была закончиться месяц тому назад, когда сюда были доставлены многочисленные Объекты. Это было справедливо для того времени, когда вы сражались с Объектами на Аляске. Современные войны довольно просты. Победитель и проигравший могут быть запросто определены количеством и качеством имеющихся на их стороне Объектов. Если у тебя есть Объект, а у твоего врага три, ты заключаешь, что борьба ничего тебе не принесёт. Таким образом, ты в спешке сдаёшься, чтобы свести потери к минимуму. Война была устроена так замечательно, что проигравший имел возможность моментально сдаться.

Вот во что должна была вылиться война в Океании.

Военная держава Океании обладает одним Объектом Поколения 0.5, в то время как у коалиционных сил в наличии двадцать передовых Объектов. В обычных условиях, после того, как по всему континенту было бы рассредоточено такое количество Объектов, Океания сразу же подняла бы белый флаг. Благодаря этому война быстро бы подошла к концу.

Как факт, именно это и делала Океания до недавнего времени. Всё, что они могли сделать, это держать в строжайшей тайне местонахождение своего драгоценного Объекта Поколения 0.5. Однако вместо запланированного они начали проворачивать военные стратегии, используя своё единственное Поколение 0.5. Они даже использовали прототип реактора в качестве ловушки.

— Да, всё это благодаря потрясающим результатам ваших действий, — в его тоне чувствовалось презрение. — Война вышла за рамки битвы Объекта против Объекта. Люди из плоти и крови способны уничтожить Объект. Доказанное вами на Аляске обратилось надеждой для повстанцев, террористов и диктаторов старого образца. Эта надежда украла у них единственный шанс поднять белый флаг. Это привело к тому, что война затянулась гораздо дольше, чем мы могли ожидать. Успех моей кампании был омрачён расходами на войну. Нам это не нужно. Разве это такой сюрприз, что некто хочет исправить эту девиацию в восприятии людьми войны?

— Так вы хотите, чтобы мы тут погибли?

— В особенности, вы хотите, чтобы мы были убиты Объектом, ведь так? Если новости раструбят, что герои, уничтожившие Объект, были убиты другим Объектом, отряды солдат из плоти и крови сдадутся, посчитав, что наши предыдущие победы были счастливой случайностью.

— Война требует определённого понимания фундаментальных основ, когда требуется с умом и в кратчайшие сроки покончить с возникшей проблемой. Никто не хочет затягивать конфликт на поле боя. Всё, что вы сделали, это удлинили войну и увеличили число жертв, — голос советника Флайда не дрожал. — Изначально план состоял в том, чтобы рассорить силы коалиции на базе и загнать вас в бой между двумя передовыми Объектами. Но похоже, что вы оказали нам услугу и нашли Объект Океании по своей воле. Мы бы предпочли не повредить наши драгоценные Объекты, так что не будем мешать океанианам сыграть роль козлов отпущения.

На поверхности аргументы советника Флайда могли быть справедливыми. Воистину, могло быть и так, что Квенсер и Хейвиа ответственны за удлинение войны в Океании. Может, это было лучшее решение, оставить бой исключительно Объектам и позволить солдатам и гражданским из плоти и крови выполнять второстепенные роли.

Однако...

— Если вы позволите океанианам нас здесь убить, их Объект двинется дальше и атакует ближайшие деревни. Как вы можете мириться с этим?! — прокричал Квенсер.

— Мы отслеживаем Поколение 0.5 с помощью спутников. Это будет последнее кровопролитие для океаниан. А далее мы покончим с ним с помощью одного из Объектов коалиции.

Услышав то, с какой лёгкостью мужчина сказал это, Квенсер получил необходимые ему доказательства. Советник не думал ни о мире, ни о справедливости.

— Вы двое должны осознать, насколько опасными вы стали, что ради вашего уничтожения потребовался план, допускающий настолько большую жертву. Если бы дело было исключительно между Объектами, война могла бы идти гладко. Идя таким путём, удалось бы избежать ненужного вреда. Ваша целеустремлённость противоречит такому укладу.

(Именно так, гнида.)

Это правда, что победитель и проигравший в такой концепции войны определяется только Объектами. Однако это вовсе не касается сохранения жизни остальных солдат. Квенсер и остальные были почти полностью истреблены, когда их Объект на Аляске потерпел поражение. В проливе Гибралтар все их базы были уничтожены всего лишь из-за того, что их принцесса немного задержалась. На поле боя нет такого хорошего правила, согласно которому оставшиеся солдаты не будут тронуты только потому, что их Объект потерян.

Квенсер суммировал свои мысли касательно аргументов советника Флайда в своём следующем высказывании:

— Только человек, который никогда не терпел поражений, мог высказать такой аргумент.

— Вы хотите защитить только свои интересы, — сказал Хейвиа. — Вы просто хотите обустроить мир, в котором государства с наибольшим числом Объектов удерживают всю власть. Страны, у которых нет Объектов, и обычные солдаты, которых Объекты выбирают в качестве мишеней, осознали, что с этим миром что-то не так. Они осознали, что Объекты — всего лишь оружие, применяемое для убийств стольких людей, сколько возможно.

Идея того, что сражение закончится, даже не начавшись, в корню неверна. Это живые человеческие существа похватали свои стволы и развязали бой. Какими хилыми они ни были бы, они продолжали сражаться изо всех своих сил.

Было неправильно говорить, что они проиграли ещё до того, как началась битва. Мироздание не настолько скучно, что не допускает случайностей и маловероятных побед.

Советник Флайд был одним из тех, кто вкладывает огромные деньги в разработку Объектов и кто получает ещё больше денег, когда эти Объекты побеждают. Его аргументации были всего лишь заявлением человека, который желает во что бы то ни стало сохранить свою высокую позицию в мире.

— Говорите, что пожелаете, — сказал советник Флайд тоном человека, в руках которого находилось множество Объектов, и который чувствовал себя неприкосновенным. — В любом случае, вы там умрёте. Мы будем наблюдать за Поколением 0.5 и за проведением его атаки, а потом полностью уничтожим его с помощью Объекта коалиции. И война пойдёт по ранее намеченному плану, вскоре окончившись. Это покажет, как передовой Объект захватывает всё на своём пути.

— Ясно. Тогда, давайте заключим пари, — Квенсер и Хейвиа оба заговорили в радио, бросая вызов лидеру Легитимного королевства. — Если мы проиграем Поколению 0.5, вы получите что хотите.

— Но если победим мы, вам придёт конец, — Квенсер вырубил радио и прикусил язык. — Дерьмо, это значит, мы не получим подкрепление! Тут кучи Объектов по всей Океании, но ни один из них не придёт!

— Слушай, Квенсер. А что насчёт принцессы?

— Она может прийти, если попросим, но тогда все остальные коалиционные силы станут её врагами. К тому же, не будет ничего удивительного, если советник Флайд оснастил её Объект неким предохранителем, чтобы не допустить подобного.

— Тогда, полагаю, мы должны сделать это сами.

— Ага, давай проживём хотя бы столько, чтобы зарядить этому чёртову советнику плюху!

Скрываясь за зданием, парочка попыталась наметить план действий. Они не были настолько покорными солдатами, чтобы помереть здесь, как хотел их главнокомандующий.

Глава 13Править

Однако ни Квенсер, ни Хейвиа не были уберсолдатами, чтобы рвануть прямо на Объект, как герои комиксов.

(Я буду чувствовать себя полным дураком, если нас подстрелят при попытке приблизиться к нему. Хейвиа, давай срежем путь через здание и подберёмся ближе к Поколению 0.5.)

(Можешь подбираться так близко, как тебе угодно, но как ты намереваешься подорвать его?)

Квенсер и Хейвиа пошли вдоль задней стены, чтобы Объект не заметил их. Они наконец нашли задний вход, и он оказался открытым. Дверь вообще была выбита наружу. Должно быть, из-за взрыва внутри здания.

Они вошли и обнаружили просторное, широкое помещение. Они были внутри станции техобслуживания Объекта. Всё необходимое для проведения техобслуживания гигантского Объекта было здесь, но всё было искривлено. Подъёмники валялись на земле, а роторы размером больше промышленных холодильников обесцветились из-за сильного жара. Трупы лежали тут и там. Примерно сорок человек в военной и рабочей униформах были практически полностью сожжены.

Ноги Квенсера почти примёрзли к полу, когда он вошёл, но у него не было иного выбора, кроме как идти дальше. Если он повернёт назад, Объект Поколения 0.5 может наделать ещё больше угрюмых трупов.

(Что ты выискиваешь тут, Квенсер? Пошли. Или тебя интересуют эти отвратительные тела?)

(Нет, я просто смотрю, что из себя представляет станция техобслуживания Поколения 0.5, так что...)

(Так что ты ищешь запасной главный ствол или типа того? Даже если мы найдём один, нам потребуется для него источник питания. Если бы подходящий прототип реактора валялся где-нибудь неподалёку, мы бы смогли это провернуть, но...)

(Нет, мне просто интересно, а вдруг чертежи Объекта лежат где-нибудь тут. Мы могли бы отыскать в нём уязвимое место, если отыщем их.)

Парочка разделилась и принялась обшаривать станцию техобслуживания.

Когда они прокрались на вражескую базу на Аляске, то наткнулись на горы электропродуцирующих турбин, которые оказались слабым местом Водомерки. Схожим образом они могли обнаружить особое уязвимое место Поколения 0.5, если осмотрят его запасные части или чертежи.

(Эй, а чем занимается Объект? Он случаем не отправится крушить ближайшие деревни, потеряв наш след?)

(Разумеется, нет. Я думаю, он очищает грязь со своих камер. Похоже, он даст ей засохнуть, а потом оттолкнёт налипшую грязь с помощью отрицательного электрического разряда. Полагаю, что это та же технология, что используется в масках, отталкивающих пыльцу.

Хейвиа высунул голову сквозь огромный открытый затвор, через который выехал Объект. Передовой Объект вполне мог обнаружить скрывающихся в здании людей своими сенсорами, но у Поколения 0.5, по-видимому, не было такого функционала.

Скорее всего, океаниане хотели заполучить свой Объект как можно скорее для демонстрации своей силы мировому сообществу, а его высокая функциональность в условиях настоящей войны была на втором плане.

(Эй, как думаешь, не эта ли штука взорвалась?), спросил Квенсер.

Хейвиа прекратил выглядывать наружу и увидел Квенсера, указывающего на кучу больших баллоноподобных объектов, выставленных у стены. Баллоны были соединены друг с другом толстыми кабелями.

(Что это за штуки? Батареи?)

(Полагаю, это могут быть накопительные конденсаторы. Возможно, это внешний источник питания, использованный для вмешательства в работу реактора. Они использовали дизельные генераторы чтобы накопить энергию, усилить её и послать в Объект.)

Один из баллонов взорвался изнутри. Взрыв накрыл каждый уголок и щель в закрытой станции техобслуживания. Людям, оставшимся внутри, было некуда бежать.

Однако...

(Слушай, это значит, что взорвался этот усилитель, а не Объект. Если так, Объект может быть вообще не повреждён!)

(Если подумать, от взрыва, произошедшего в центре Объекта его толстая броня выгнулась бы наружу. Ну, мы знали, что его не так-то просто уничтожить, так что давай поищем чертежи в компьютере станции.)

(Проклятье, надеюсь, что взрыв не уничтожил компьютер.)

Они осмотрели помещение, но не смогли сразу приметить компьютер. Но они заметили большой компьютер на проходе второго яруса, что шёл по внешней стене. Чтобы добраться до него, им пришлось вскарабкаться по лестнице, что была почти полностью уничтожена взрывом. К великой удаче компьютер располагался в зоне, не доступной обзору Поколения 0.5.

(Этот LCD-дисплей расплавился. Он бесполезен.)

(Вон рабочий монитор. Прицепи кабель.)

Сам компьютер был вроде бы в рабочем состоянии, и техническая информация об Объекте Поколения 0.5 сразу же высветилась на мониторе, как только тот был подключен.

Потом Квенсер нахмурился.

(А? Какая странная раскладка клавиатуры. Это ведь не шифр?)

(Бее. Они используют не ту ОС, что у нас. Я думаю, это старая ОС Информационного альянса.)

Квенсер испытывал некоторые трудности, оперируя компьютером, но он достаточно приловчился, когда уяснил главные отличия. Клавиатура немного обесцветилась от жара, но работала сносно.

(Слушай, Квенсер. Мы ведь метились в ноги и подобное, имея дело с Водомеркой на Аляске и Триядром в Гибралтаре. Может, стоит попробовать снова?)

(Судя по тому, что я вижу, Поколение 0.5 использует стальные колёса, как поезд. Структура достаточно проста, чтобы в ней не было явных изъянов.)

(Колёса? Так он вообще не использует нагнетатели воздуха? Это в самом деле может поддерживать гигантский Объект? Хоть эти стальные колёса огромные, разве они не могут деформироваться, или там вал полетит?), спросил Хейвиа.

(Для распределения веса Поколение 0.5 имеет где-то пятьсот колёс. Это как те пыточные кресла, покрытые шипами. Если спокойно сядешь в него, твой вес перераспределится таким образом, что тебя не проткнёт.)

(Ага, но ведь никто добровольно не стал это проверять? Я думал, это просто городская легенда.)

(Это был просто пример. Я не говорю, что ты должен попробовать это сделать. Я без понятия, что с тобой будет, если попробуешь.)

Теоретически, если уничтожить две трети стальных колёс, остальные будут смяты под весом Объекта. Однако солдаты из плоти и крови не способны провернуть подобное.

(Мы, наверно, могли бы расплавить броню с помощью ядерного заряда, но у нас нет его под рукой.)

(Хоть это всего лишь Поколение 0.5, это самоубийство — пытаться атаковать его в лоб. Мы должны найти в броне дыру, чтобы направить атаку туда. О?..)

Руки Квенсера внезапно остановились на клавиатуре. На экране отображалась внутренняя работа устройства, которое быстро активировало реактор с помощью внешней подачи энергии. Это была новая техника, какая ещё не была разработана даже Легитимным королевством, но нормальный Объект поддерживает постоянную работу своего реактора, так что в этом не было нужды.)

(Вот оно. Из-за использования этого все эти океаниане были тут убиты своим полоумным лидером.)

(Слушай, его первоочередная задача — это запуск реактора с помощью внешней батареи, но похоже, что он выпускает излишки энергии, чтобы обезопасить реактор. К нему приспособлено устройство, испускающее электрическую энергию.)

(Именно это могло выйти из строя. Увеличивать число оборотов — это одно, но вот это требует слишком сложного контроля.)

(В смысле?)

(В смысле контроль над реактором может быть вновь потерян, если будет подано высокое напряжение в его штепсель), говорил Квенсер, отходя от компьютера. Он взглянул ниже прохода второго яруса и на баллоноподобные конденсаторы.

Внезапно стена прямо перед парнями взорвалась от потока огня. Похоже, постарался койлган Поколения 0.5. Дыры в стене появлялись справа налево... прямо по направлению к Квенсеру и Хейвиа. Угол входа снарядов был каким-то странным. Объект, должно быть, медленно обогнул здание, продолжая свою разминку.

— Пригнись, Квенсер!

— Олень, нас прибьёт кусками стены! Прыгай вниз!

Двое перепрыгнули перила и сиганули вниз, на первый этаж. В следующий момент стена на втором ярусе разорвалась по горизонтальной линии. От компьютера разлетелись искры, и тот взорвался.

— Дерьмо! Полагаю, мы больше ничего не сможем там посмотреть!

— Мы можем попробовать только то, что знаем! Давай прихватим те конденсаторы и бежим!

Однако у них не было на это времени. С полностью взорванной стеной на втором ярусе вся станция техобслуживания немного накренилась. Но Поколение 0.5, похоже, не был удовлетворён малой кровью. Он выстрелил по зданию ещё несколько раз.

Рейлганы, лазерные пушки, койлганы, скорострельные световые пушки. Все типы орудий были наставлены на станцию техобслуживания, чтобы за пару мгновений превратить её в швейцарский сыр. Квенсер и Хейвиа не могли сдвинуться с места. Если они поднимут головы, их тут же отхватит гигантский снаряд.

К счастью, ни один выстрел не попал прямо в них. Но они слышали гулкий рёв.

Стены были полностью уничтожены, и крышу было нечему поддерживать. Гигантский потолок начал обрушиваться, сокрушая последние остатки стен. Они падали прямо на Квенсера и Хейвиа, которые оставались внутри.

— Да вы издеваетесь что ли?!

У них не было времени даже на то, чтобы просто подумать о спасении от обломков. Со страшным рокотом сознание Квенсера беспощадно унесло прочь.

Глава 14Править

Квенсер уже на полном серьёзе подумал, что его сердце остановилось, но, очевидно, это было не так.

(Проклятье! Эй, Квенсер, просыпайся!)

(Что? Нас не раздавило?)

(Крыша поддерживалась множеством колонн, как в спортзале, и мы умудрились попасть в промежуток между ними.)

Крыша разломилась достаточно, чтобы они могли выползти наружу. Но они не были настолько тупыми, чтобы выходить, не подумав. Элитник, пилотирующий Поколение 0.5, по крайней мере мог подумать, что они мертвы. Пока он думает так, он не будет продолжать свои атаки. Сейчас был единственный шанс подготовить контратаку.

(Но что именно мы собираемся делать?)

(То, что он думает о нас как о мёртвых, это круто, но он отправится крушить ближайшие деревни, если так пойдёт дальше!)

(Ты видел его огневую мощь. Мы не можем встретиться с ним лицом к лицу. Единственный способ уничтожить его реактор — это посредством штепселя.)

ты видел его огневую мощь?! У нас нет времени на то, чтобы подойти к нему и присобачить силовой кабель, как будто мы работаем на станции зарядки электромобилей! Как мы вообще подберёмся к нему ближе?)

(Нам просто нужно подать туда электричество, не приближаясь к нему. Пошли.)

Квенсер высунул голову из пробоины в крыше. Он увидел огромную тушу Объекта в тёмной ночи. Его семьдесят странных орудий делали слабые движения, но было непохоже, что искали они их.

(Он продолжает выполнять свои упражнения на разогрев перед тем, как отправиться атаковать те деревни? Будь он проклят.)

(Возможно, реактор немного барахлит, будучи активированным впервые за два года. Вперёд.)

(Эй, ты так и не сказал мне про свой план.)

Квенсер поднялся в пробоину в крыше и прополз вдоль неё. Он хотел двигаться быстрее, но это вызвало бы куда больше шума. Если Объект сейчас их заметит, всё будет кончено.

К счастью, камеры были главными сенсорами Объекта. Они плохо воспринимали звук. Факт в том, что камеры в количестве семьдесят штук были проблемой, но они могли оставаться незамеченными элитником, скрываясь в ночной темноте.

В конце концов Квенсер достиг того, что раньше было стеной станции техобслуживания. Там были выстроены большие баллонообразные конденсаторы. Большая их часть была раздавлена обломками крыши, но некоторые работали.

Хейвиа вскоре подполз к Квенсеру и прошептал.

(Ты серьёзно планируешь взять этот кабель и побежать с ним к Поколению 0.5? Ты сдохнешь!!!)

(Мой план не такой. Слушай, тут есть вода поблизости? Сгодится даже цистерна или пожарный гидрант. Мне нужно столько воды, чтобы создать на земле бассейн!)

(Ты вообще о чём гово... стой, ты имеешь в виду?!..)

(Вот именно. Оторванный кабель, присоединённый к его штепселю, тащится по земле. Если мы создадим большую лужу и пустим через неё ток, он пройдёт по этому кабелю и ударит в реактор Поколения 0.5!!!)

Вдруг они услышали звук, исходящий от главного орудия Объекта.

— Он нас засёк!!!

— Квенсер, вон там! Там цистерна с водой!

Должно быть, он хотел покончить с ними с помощью главных орудий, поскольку Поколение 0.5 поворачивался на ходу.

Тем временем Квенсер воткнул электронный взрыватель в заряд Топора и метнул его так сильно, как мог, в направлении, куда указывал Хейвиа. А там располагалась ржавая цистерна с водой. Вместо того, чтобы располагаться на крыше здания, она была закреплена на собственной стальной башенке.

Как раз в тот момент, когда бомба должна была удариться о цистерну, Квенсер отправил сигнал детонации. Со страшным грохотом цистерна разорвалась, и стальная башня рухнула вниз.

Однако...

— Она пустая!!! Это что ли часть декораций для базы-пустышки?!

— !

Тем временем Поколение 0.5 закончил разворачиваться в их сторону. Со слегка скрипучим звуком главный койлган завершил последнее прицеливание.

Они были обречены.

В тот же момент стальная башня врезалась в землю. Башня сама по себе была лишь плутовством для обмана спутников, но сила удара о поверхность изрыла землю под ней. Пыль взмыла в воздух, и грязь полетела над головами Квенсера и Хейвиа.

Но это было ещё не всё. Должно быть, она задела водопроводную трубу под землёй. Столб воды поднялся над землёй. Это вряд ли была обычная водопроводная труба. Вода поднялась на несколько десятков метров в воздух и обратилась дождём, заливая всю местность.

(Это промышленная водонапорная линия? Они используют машинное устройство, что задействует воду для шлифовки деталей Объекта?)

В самом-то деле, Квенсера не особо заботило, для чего они это использовали.

Огромное количество воды заструилось на землю, соединив кабель, свисающий с тела Поколения 0.5, с большими конденсаторами в обрушившемся здании.

— Бегиииииии!!! — заорал Квенсер, разворачиваясь в сторону от Объекта и побежав. Хейвиа следовал прямо за ним. Они вовсе не убегали от койлгана Поколения 0.5. Это не то, от чего можно убежать на своих двоих.

Они убегали от быстро нарастающего потока воды. И потом получилась открытая дорожка между Объектом и рухнувшим зданием.

Сразу после этого они услышали сильный взрыв. Вначале Квенсер подумал, что земля взорвалась в яркой вспышке. Однако произошло не это. Массивное количество электрической энергии, хранившейся в больших конденсаторах, прошло сквозь воду на поверхности. Мгновенно она преодолела расстояние в двести метров по земле и достигла Поколения 0.5.

Целью был силовой кабель, волочащийся по земле. Двадцать или тридцать процентов высокого напряжения проникло в Объект и принудительно активировало лазерные эмиттеры, разогревающие реактор.

Главное тело Объекта вспучилось изнутри. Но у Квенсера не было времени на то, чтобы любоваться этим.

Хейвиа потянул его к земле и закрыл руками оба глаза.

— Олень!!! Ты ослепнешь!!!

За миг до того, как Квенсер усёк, что имел в виду Хейвиа, он услышал страшный грохот. В тот же момент яркий свет ударил в его сетчатки несмотря на то, что его глаза были прикрыты руками Хейвиа. Его зрение и сознание заполнились одним лишь чистым белым светом. Интенсивная боль пронзила его уши и проникла в центр головы. Затем ему показалось, что он ощущает диффузное кровотечение. Он не знал, где именно ранен, но он должен был истекать кровью.

Он не имел понятия, сколько понадобится времени для восстановления его зрения. Было возможно и такое, что он несколько раз потеряет сознание, прежде чем это произойдёт. Он даже не был уверен, что оно вообще восстановится.

— Квенсер! Открой глаза, Квенсер! — тряс его Хейвиа, и Квенсер наконец открыл глаза. Он мог нечётко видеть лицо Хейвиа.

— Поколение 0.5? Что случилось с ним?..

— Взгляни, — сказал Хейвиа, указывая подбородком.

Квенсер глянул туда и увидел Объект, разорванный изнутри. Сферическое тело развернулось вовне, словно раскрывшийся цветок, а его семьдесят странноватых стволов разлетелись в разные стороны и утыкали землю. Из-за взрыва реактора огромный водоём исчез. Вся вода испарилась. Поднимавшаяся вода из разорванного промышленного водопровода остановилась. Возможно, разорванная часть трубы расплавилась и снова запечаталась.

Не было вопросов касательно судьбы незадачливого лидера, пилотирующего Объект. Даже если бы он использовал механизм катапультирования, он бы был зажарен в воздухе, пока спускался на парашюте.

— Всё закончилось.

— Ага. Это не вопрос одного Объекта или двух. Война в Океании теперь закончена.

Парочка некоторое время сидела безучастно, но потом наконец поднялась на ноги. Затем, не кто-то один, а вместе, они произнесли:

— А теперь давай что-нибудь сделаем с этим чёртовым советником.

ЭпилогПравить

По сути, статус советника был высшим в Легитимном королевстве.

Истинной верхушкой власти в Легитимном королевстве был Верховный Парламент, образованный монархами различных культур и цивилизаций, что составляли королевство. Однако перед принятием какого-либо решения эти монархи прислушиваются к мнению совета, состоящего из людей другого сорта. Эти советники являлись высшей позицией, которую могли достигнуть избранные представители власти, не относящиеся к королевскому роду. В некоторых случаях они могли косвенно менять точку зрения монарха, так что в них не без оснований видели истинных правителей.

Один из этих правителей, советник Флайд, обильно вспотел, пытаясь понять, как же человек его положения оказался по полной прижат к стенке.

Он пребывал в самой продвинутой из продвинутых держав, известных как безопасные страны. Если точнее, он находился в небоскрёбе, который был на льготном налоговом обложении в связи с тем, что был зарегистрирован в качестве военного здания, хотя на самом деле являлся его личным офисом.

— Это обратилось небольшой проблемой, — сказала солдат по имени Флорейция в той же самой комнате. Она могла занимать достаточно высокую позицию, чтобы проводить военные операции и командовать своими подчинёнными на поле боя, но для советника Флайда она была никем. Или так должно было быть. Однако Флорейция не показывала никакого уважения к нему. На деле она смотрела на него сверху вниз с презрением. Она игралась с длинной, узкой заколкой для волос в стиле японской канзаси, а во рту у неё был японская касеру несмотря на то, что по всему зданию было запрещено курить.

Несколько документов было разложено перед Флайдом. На них были детали его секретного плана, проводимого совместно с Океанией.

— Похоже, вы хотели создать мир, в котором результат любого боя определяется исключительно количеством и качеством Объектов, но я не уверена, что выбранный метод можно назвать «умным». Сообщение, которое вы передали, когда наши Объекты собрались покинуть Большую Песчаную пустыню и направиться в пустыню Танами, окончательно подтверждает это. Вы говорите, что это для «удобного» устранения Квенсера и Хейвиа, но как по мне, вероломный приказ, который мог спасти Объект Океании и ввести в замешательство наши войска, это государственная измена. Мой вам совет, заявление типа «я думал, что на тот момент это была верная информация» не прокатит в судебном разбирательстве при военном трибунале.

— У меня были свои причины. К тому же, я получил право на проведение этой операции у Верховного парламента. Я не сделал ничего, что послужило бы основанием для критики со стороны солдат типа вас. Это была всего лишь военная операция.

— Да, вы нашли такое оправдание, и оно сработало бы, будь это дело исключительно нашей армии. Однако вы совершили ошибку, когда связались со всеми коалиционными силами и попытались командовать ими. Верховный Парламент предоставил вам право лишь касательно Легитимного королевства. У них нет никаких прав на армию Информационного альянса и остальных участников коалиции. Другие силы были довольно сильно возмущены из-за этой фальшивой информации. И что теперь, по-вашему, должен делать Верховный Парламент? Утверждение, что это была секретная операция Легитимного королевства, ни в чём не убедит Информационный альянс и остальных. Если Легитимное королевство не выступит с официальным заявлением касательно этой проблемы, это может родить некоторые политические искры, которые могут разжечь нежелательное пламя.

— Да что вы вообще можете знать по это? — сказал Флайд таким тоном, словно он выдавливал из себя слова. — Мы должны аккуратно вести войны, полагаясь на запредельную огневую мощь Объектов. Те двое уничтожили этот баланс!!! Этот мир нуждается в поддерживающем стержне, который предоставляют Объекты! Я действовал с целью защитить свою страну, нет, весь мир!

— Да, я уверена, что у других членов Совета и Верховного Парламента похожее мнение. Они видят Объекты как восхитительное оружие, которое позволяет им заканчивать войны аккуратно. Однако ваши действия всё равно опрометчивы. Если бы Квенсер и Хейвиа были убиты Объектом Океании, он отправился бы дальше уничтожать деревенских жителей. Ваши действия как действия правителя Легитимного королевства были бы расценены как помощь в расправе ради получения преимущества для своей страны. Для тех, кто желает поддерживать имидж нашей страны, использующей Объекты для чистого окончания войны, это будет очень, очень плохо. Как факт, это могло втянуть нас в худшее политическое положение, если бы нам не пришлось бы хвалить Квенсера и Хейвиа за уничтожение вражеского Объекта.

— Так вы говорите, что для меня всё кончено? Для меня?! После всего, что я сделал для укрепления позиции Легитимного королевства в мире, в котором баланс сил определяется Объектами?!

— Можете жаловаться, сколько хотите, — сказала Флорейция. Затем её голос оборвался, а её взгляд стал смертельно холодным. — Но я такой человек, который заботится о вверенных ему семьях своей страны до самого конца. Какая бы ни была ситуация, я чувствую, что должна ради их блага покончить с этим. Так что мы можем закончить это в суде. Не думайте, что сможете отделаться от этого.

— Хе-хе-хе. Ясно. В таком случае, полагаю, мне нужно достать свою козырную карту.

— ?

— Вы знаете, почему я взял под собственный контроль подразделение по тренировке элитных пилотов? При таком раскладе я могу тренировать элитника в секрете, ради собственных нужд.

Квенсер и Хейвиа вернулись в наиболее могущественную державу, известную как безопасные страны. Это была продвинутая держава, относящаяся к Легитимному королевству, и на которую часто ссылались словом «родина».

После окончания войны в Океании они были серьёзно настроены нанести советнику Флайду ответный удар, но подобраться к одному из лидеров Совета было не такой уж простой задачей. У Флорейции был свой план по атаке, так что она попросила их оставить это ей и затем исчезла в офисном здании, принадлежавшем советнику Флайду.

— Я не могу поверить, что нас лишили всех полученных наград за нарушение приказа и отправку в пустыню Танами. Мы окончили войну! Вся слава и медали сгинули. Как будто твой спасательный круг в мгновение куда-то исчезает.

— Ты должен быть благодарен за то, что мы отделались лишь этим. В обычной ситуации нас отдали бы под трибунал.

— Хоть мы и закончили войну? Если бы мы не отправились в пустыню Танами, тот Объект напал бы на ближайшие деревни, а потом снова бы исчез. Война могла затянуться на годы!

— Это неважно. Если они признают это, то оправдают любое нападение, на которое, как они думают, у них есть справедливое основание. Они освободят от ответственности людей, использующих армию для проведения независимых атак.

— Мы хотели покинуть армию, получив рекомендации после Аляски. Это они потащили нас обратно на поле боя.

— Может, они хотели, чтобы так всё и закончилось.

Затем двое погрузились в молчание.

Перед ними располагался частный офис советника Флайда, в котором исчезла Флорейция. Официально считаясь военной базой, большое здание располагалось в центре просторной площадки посреди города.

— О, ты получил электронное письмо от принцессы как обычно?

— Ага, но ещё я получил одно от той «охохошницы» из Информационного альянса. Где она достала мой адрес? Меня что ли взяли на заметку их шпионы за то, что я пытался расспросить об их Объекте?

— Взбодрись. Это может стать началом первой в истории ссоры влюблённых, в которую втянуты Объекты.

— ? — Квенсер слегка нахмурился. — Флорейция определённо не торопится. У неё уже есть повестка в суд для него, так что она не может просто приказать каким-нибудь солдатам вытащить этого ублюдка Флайда на улицу?

— Эх, у меня дурные предчувствия на этот счёт, — сказал Хейвиа с одеревеневшим лицом.

Внезапно их окутало сильное громыхание. Часть просторной площадки вокруг офисного здания стала обваливаться, и снизу показался гигантский Объект.

Парочка переглянулась, и затем они получили сообщение от Флорейции по рации, которую они совсем уж не рассчитывали использовать в родной стране.

— Проклятье! Квенсер, Хейвиа, для вас есть новая работа! Я всегда задавалась вопросом, почему офис подонка Флайда расположен на таком просторном месте, но я не ожидала, что ради этого!

— Вы серьёзно?! Теперь мы должны сражаться в черте города?!

— Мы уловили суть этой ситуации, но ведь в этот раз нас обеспечат поддержкой нашего Объекта?!

— Дурачьё! Если мы вызовем принцессу сюда, половина столицы будет разнесена ещё до того, как мы успеем подать сигнал к эвакуации! Вы двое обязаны предпринять что-то сами! Вы ведь хотели самолично разобраться с Флайдом?!

— Ну, ага.

— Мы ведь можем его убить?

— Кстати говоря, он лишь пассажир на борту Объекта. Элитник — это двенадцатилетняя девочка. Я хочу, чтобы вы извлекли её оттуда, не убивая. Я могу оправдать этот риск тем, что элитники Легитимного королевства довольно ценные, но настоящая причина в том, что я просто хочу спасти эту девочку. Вы сможете это сделать?!

— Почему всё всегда так усложняется?!

— Ну, мы не можем просто так сказать нет, когда речь идёт о девочке двенадцати лет, правда? Теперь, когда эта гнида использует кого-то как живой щит, мы точно обязаны замочить его!

— Слушай, давай поищем способ активации механизма катапультирования. Таким образом мы сможем остановить Объект, не убивая при этом маленькую девочку!!!

Квенсер и Хейвиа понеслись к просторной базе, и Объект возник из неё в клубах пыли, собираясь отчаянно атаковать город.

Направляясь на адское поле боя, Квенсер сказал:

— Похоже, мы вернулись к точке отсчёта. Мне нужно хотя бы восстановить уровень своей образовательной подготовки и права полевого студента под конец этого развёртывания. Мы всё-таки получим новые рекомендации, если уладим с этим?!

В ответ Хейвиа сказал:

— Должно сработать. После того, как это закончится, давай уйдём из армии подобру-поздорову. С меня хватит сражений с Объектами!!! Я лучше займусь своей знатной семьёй. Я вёл войну против Объектов, так что если моя семья будет бузить, я устрою войну им! Когда я думаю об этом, это кажется куда проще, чем это! Какой же хернёй я занимался всё это время?!

— Тут ты прав. Быть может, для меня было бы куда проще сдавать обычные вступительные экзамены вместо того, чтобы следовать по пути полевого студента!

— Эй, хватит ныть! Мы можем закончить этот разговор после того, как спасём девочку и прикончим Флайда!

Договорив, двое парней рванули на поле боя.

Перед ними возвысился пятидесятиметровый Объект.

У них были лишь крошечные заряды и винтовка.

Это был их обычный день.

Двум боевым инженерам предстояло сразиться с ещё одним монстром.

ПослесловиеПравить

Всем, кто приобрёл эту книгу: добро пожаловать.

Это Камачи Казума. Спустя пять лет после моего дебюта я представляю вам новую серию. Эта повествует об ультра большом оружии. Мехи, не являющиеся человекоподобными роботами, это моё личное предпочтение, но не поймите меня неправильно. У меня нет никаких проблем с человекоподобными формами. Я сделал такой выбор, потому что почувствовал, что машины необычной формы в такой истории будут устрашать куда сильнее.

Пятьдесят метров и сто килотонн. Довольно большие штуки.

Их вес примерно сравним с двумя атомными авианосцами класса Нимиц. Если добавить вес пушек, то должно получиться ещё больше.

Когда подобные штуки проделывают движения, напоминающие боевой танец, и перемещаются на скорости двести-пятьсот км/ч, это кажется немного нелепым, но даже современные типы вооружения способны вытворять довольно невероятные вещи.

Как я сказал раньше, насколько бы большими ни были Объекты, их размер сопоставим с двумя атомными авианосцами. Когда конструировались эти авианосцы, для поднятия деталей применялись чудовищно большие краны, а многочисленные перекладины применялись для подержания его веса на суше. При постройке более мелких Иджисов использовались огромные тяжеловозы, способные перевозить целый такой корабль. Я нахожу созидательную силу людей удивительной, но что думаете об этом вы?

Как бы то ни было, я прежде всего хотел добавить живости в эту книгу, и я использовал различные приёмы, чтобы сделать её более захватывающей. Как пример, я сделал главного персонажа студентом, а не солдатом, чтобы с ним было легче соотносить себя, и я целенаправленно показывал так мало мыслей и переживаний у врагов, как только мог.

Скорее всего, для многих из вас некоторые высказывания главных персонажей довольно странные. Если спокойно подумаете, думаю, вы обнаружите, что частично это связано с тем, что они относительно по-разному относятся к жизням своих союзников и врагов. Я считаю, что война на макроуровне оказывает влияние на разум человека на микроуровне. Я буду рад, если вы просто получите удовольствие от этой истории, и ещё больше рад, если вы задумаетесь о том, как здесь показана такая сложная штука, как война.

Я выражаю благодарность моему редактору Мики-сану и моему иллюстратору Наги Рё. Чувствую, что создание иллюстраций к ранобэ требует довольно больших усилий. Я по-настоящему благодарен им за то, что они оставались со мной до конца.

Также я благодарен всем читателям, добравшихся до этого места. Большое вам спасибо за то, что приобрели первый том новой серии, чтобы оценить её годность.

Кстати говоря, существует не один способ уничтожения Объектов, с которыми сразились Квенсер и Хейвиа в этот раз. Если у вас есть время, то было бы, наверно, весело, попытаться отыскать другой способ, каким они не воспользовались.

Итак, я думаю, что закончу на этом месте.

Я откладываю ручку в надежде, что эта книга в какой-то мере останется в ваших сердцах.

Дело лишь в моей задумке, или же главные персонажи были в этот раз по-настоящему невероятными?

Камачи Казума

ПримечанияПравить

  1. Дайм — амер. монета в 10 центов.
  2. Рейлган – также рельсотрон, импульсный электродный ускоритель масс, основанный на силе Лоренса.
  3. Койлган — более известен как пушка Гаусса
  4. БПЛА — беспилотный летательный аппарат.
  5. Сётю — японский крепкий напиток с содержанием спирта 25%.
  6. Число Маха — величина, выражающая отношение скорости объекта к скорости звука в конкретной среде. При нахождении рядом с поверхностью земли значение, равное десяти, даёт скорость, в 10 раз превышающую звуковую.
  7. Whac-a-mole — серия игровых автоматов, в которых требуется стучать молоточком по кротам, появляющимся из дырок.
  8. Тацута-агэ — хрустящая рыба.
  9. «Динамо» — сленговое выражение, означающее женщин, которые много позволяют мужчине, но отказывают в интимной близости, либо, как вариант, «разводящие» мужчину на деньги.
  10. Леотард — это цельное гимнастическое трико с полностью открытыми ногами. Первоначально-трико акробата или танцовщика, позже перешло к спортсменам др. видов.
  11. Дефолиант — химическое вещество, предназначенное для уничтожения листвы деревьев во время уборки территорий.
  12. То ли это неточность перевода с японского, то ли моя ошибка, но кресло привинчено к полу. Как она выдрала его своими руками, для меня является загадкой (прим. пер.).
  13. Считайте, что это слово из будущего (прим. пер.).
  14. Большая Песчаная пустыня — находится на северо-западе Австралии.