ФЭНДОМ


Durarara!! (Ранобэ, Том 9)
DRRR v09 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) デュラララ!!×9
Название (англ.) Durarara!!×9
Название (рус.) Дюрарара!!×9

Номер 9
Автор Нарита Рёхо
Иллюстратор Ясуда Судзухито
Команда RuRa-team
Перевод Chill-san
Работа с иллюстрациями Samogot
Дата публикации 10 февраля, 2011
Количество страниц 329
ISBN ISBN 978-4048702744
Выпуски
Ссылки

Скачать fb2 с иллюстрациями

Скачать fb2 без иллюстраций

Перевод не закончен
Сейчас идет перевод с английского

История обновлений:

  • 25.07.2014 — переведены главы "В темном месте 3", глава 3, "В темном месте 4"
  • 05.07.2014 — переведены главы 1 и 2
  • 30.05.2014 — переведен пролог

Стартовые иллюстрации Править

Пролог — ОдноклассникПравить

DRRR v09 04

Извините, что отнимаю у вас время, Накура-сан.

— Так, посмотрим. Говорите, вас зовут Куджираги-сан? Могу я поинтересоваться, почему мне звонят из страховой компании?

Прошу прощения за назойливость, но вам знаком человек по имени Орихара Изая?

— Орихара Изая? Ах, да. Мы учились в одном университете, да и забыть человека с таким странным именем просто невозможно. Так в чём дело? Он что, в конечном счёте что-то сделал? Мошенничество со страховками? Только не говорите, что он снова использовал моё имя. Просто на всякий случай, я не имею к этому никакого отношения. Я уже давно его не видел.

Что значит “в конечном счёте”?

— Ах, госпожа Страховой Агент, вы же не встречались с этим парнем лично, не так ли? Ну, вы поймёте, о чём я, когда с ним познакомитесь. Как только вы его увидите, сразу станет понятно, что он ненормальный. …Хотя, может быть, перед женщиной он и прикинется обычным. Куча женщин, вроде как, боготворят его, или что-то вроде того.

Вы спросили, не использовал ли он ваше имя “снова”?

— Да… Как бы мне лучше объяснить? Я продал ему своё имя.

Продали своё имя…?

— Ну, когда мы встретились, он сказал, что ему надо что-то тайно купить в сети, и он попросил меня одолжить ему имя и адрес доставки. Конечно же, сначала я отказался. Но он предложил мне довольно приличную сумму денег. И я подумал: «Почему нет? Я же не номер своей кредитки ему говорю».

Не могли бы вы рассказать подробней?

— Ко мне приходило несколько посылок. Орихара всегда говорил заранее, когда их ждать. Так как я жил один, они никогда не попадали в чужие руки. Ох, но мне было так интересно, что там внутри. Поэтому, один раз я притворился, что перепутал его посылку со своей, и открыл её.

И что же было внутри?

— Обычные книги. Ну, мне, конечно, они показались немного эротичными, но это, как мне кажется, были всего лишь книги по фольклору. Всё равно, он не разозлился на меня за то, что я открыл посылку.

Он был обычным студентом?

— Обычным? Он редко появлялся в Университете Райра. Хотя, там все пропускали занятия, так что да, это можно назвать нормальным… Иногда я видел, как он разговаривает с тем странным парнем в белом халате и очках. Я сначала думал, что он учится у нас на медицинском факультете, но на нашего студента он не тянул…ах, да, точно. Орихара как-то раз очень неудачно о нём пошутил, как то так: «Он подпольный врач. Если тебя подстрелят, а идти в полицию тебе не захочется, можешь обращаться к нему».

— Ой, простите. Мы же разговариваем об Орихаре, да? Ну, как я уже и сказал, он какой-то ненормальный, так что я держался от него на расстоянии. Я вам уже об этом говорил, но, кажется, если не считать тех помешанных на нём девушек, у него не было обычных друзей…кроме того парня в белом халате. Ну, он же приводил его с собой в университет, хоть тот и не был студентом, так что они точно были друзьями, ну правда же?

Значит, он был довольно одинок.

— Ну, я слышал, что в старшей школе он постоянно ввязывался в переделки с этим невероятно опасным типом, Хейваджимой. Но когда я сам попытался пообщаться с тем парнем, он оказался не таким уж и плохим. Так что, скажу ещё раз: Орихара просто не был нормальным.

И вы просто продали своё имя и адрес человеку, которого так сторонились…?

— Я понимаю, что мои слова звучат противоречиво… Но я же был такой не один.

Так вы не единственный?

— Ага. Этот парень, пока учился в университете, одолжил имена нескольких людей. В основном у женщин, но и пара мужчин там тоже была. Ну, вы понимаете, у меня денег не хватало и все дела…

Вы знаете о нём что-нибудь ещё? История жизни и так далее?

— Я же. Вам. Сказал. Я не спрашивал у него о таких вещах! Если мои коллеги когда-нибудь узнают, что я дал своё имя такому, как он, на меня будут смотреть, как на ненормального!

Простите за назойливость. Просто ходят слухи, что вы были с ним близки во время учёбы.

— И кто вам такое сказал…? Боже мой, как раздражает. Да не знаю я об этом Орихаре ничего…

Что-то не так?

— Ничего… Просто, я тут подумал – и я действительно ничего не знаю об этом человеке.

Может быть, вы подскажете мне, есть ли человек, который знает его лучше?

— Не думаю… Сомневаюсь, что в университете кто-нибудь знал о его прошлом и так далее. Те девушки просто были на нём помешаны, вот и всё… Так что, если кто и знает о его жизни, то это, скорее всего, тот парень в белом халате.

Как его зовут?

— Понятия не имею. Кстати говоря, если подумать, я, наверное, поступил по-настоящему глупо…? Какой ужас. Да, мне действительно страшно, вот, даже мурашки по спине пробежали… Неужели, дав ему своё имя, я вырыл себе могилу?

Всё в порядке. Насколько мне известно, ваше имя нигде не использовалось.

— Слава богу… Кстати, а почему вы собираете о нём информацию, а? Этот парень что-то сделал?

К сожалению, я не могу сообщить вам подробностей, так как информация нашей компании засекречена. Могу сказать только, что его имя попало в список лиц, получающих страховые платежи.

— …А, понятно… Значит, вы подозреваете его в мошенничестве… Ну, я не удивлюсь, если это правда, да… У него хорошо получается играть на людских слабостях… Ах да, я кое-что вспомнил. Он говорил, что его хобби – наблюдать за людьми или что-то вроде того.

Наблюдать за людьми?

— Ага, это так похоже на детскую забаву, не правда ли? Вы только представьте, как студент университета говорит вам, что любит ‘наблюдать за людьми’… Но его отношение к остальным было далеко от снисходительного… Вы же знаете, когда человек любит кошек и видит предмет своей страсти, он начинает всем рассказывать, какой этот кот милый, и ему всё равно, злое животное, обиженное, или спит.

Вы пытаетесь сказать, что он рассматривает людей как кошек? Но разве подобное отношение не снисходительно?

— Ну, это не совсем так… Я говорю вам это только потому, что мы метафорично представляем людей в виде кошек и все дела, но…

?

— Если речь идёт об этом человеке, то ему всё равно, если кота переехала машина, или он умирает от болезни, или если во время драки с другими котами ему разорвали горло…


— …Он, скорее всего, всё равно скажет: «Как мило».

В тёмном месте 1Править

— И как ты сейчас себя чувствуешь, Господин Информатор?

Поначалу могло показаться, что действие происходило в баре, который только готовился к открытию.

Однако, на полках не было ни одной привычной для подобных заведений бутылки с алкоголем. На стенах кое-где были порваны обои, и, судя по всему, это место уже не использовалось по назначению.

— Или, может быть, тебе больше понравится, если я буду называть тебя по имени, Орихара Изая?

В этом тёмном, заброшенном баре послышался женский голос.

Его владелица была одета как продавец из дорогого бутика; на вид ей было около двадцати пяти. На лице у неё был лёгкий макияж, а короткие волосы немного завивались.

Манера речи немного не подходила женщине по возрасту. На её слова ответа не последовало; в тёмном баре было тихо.

Вокруг неё на ржавых барных стульях сидели люди.

В основном, это были женщины, но среди них можно было заметить и парочку суровых на вид мужчин. Если бы освещение бара было более ярким, все эти люди были бы похожи на официанток и хостесс со своими телохранителями.

Но в центре бара находилась фигура, совершенно выбивавшаяся из общей картины.

Этот мужчина был одет во всё чёрное и сидел на стильном стуле со стальным каркасом.

Для него качество освещения в баре не имело абсолютно никакого значения.

Ведь его лицо и шея были полностью скрыты под холщёвым мешком, в которых обычно перевозят кофе. Из-за этого было невозможно узнать, как выглядело его лицо, да и причёска тоже.

Мужчина дышал – в этом не было никаких сомнений. Однако, в ответ женщине он не сказал ни слова.

Руки пленника были связаны за спиной. Так как он не мог видеть, совершить хоть сколько-нибудь отчаянное движение для него не представлялось возможным.

— Понятно, значит, говорить ты не можешь. Я могла бы и догадаться. Тебя хорошенько избили, прежде чем привезти сюда, не так ли? Ой, ребята, только не говорите, что выбили ему все зубы!

Коротко стриженная женщина повернулась на стуле, который на вид был таким же, как и у её пленника, и задала людям, сидевшим позади неё, этот вопрос.

Одна из женщин равнодушно бросила:

— Ничего мы ему не ломали. Выглядит он хорошо, и было бы так жалко его избивать.

— Вот как, молодцы. Теперь я могу как следует с ним позабавиться.

Её голос был как у девочки-подростка. Но при таком плохом освещении было трудно определить истинный возраст этой женщины.

Никто из присутствующих не рассказал мужчине, чьё лицо было закрыто мешком, кто они такие. Тем временем, женщина с короткой стрижкой продолжала вести себя, как самая главная.

— Так что, Господин Информатор, есть идеи, почему ты пребываешь в таком состоянии? – снова спросила она у пленника с мешком на голове.

Однако, ответа в очередной раз не последовало.

Из-под мешка доносилось неровное дыхание, но сложно было сказать наверняка, был мужчина в сознании или нет.

— Я сделаю тебе подсказку. Меня называют… Червь. Теперь до тебя дошло?

Червь. Это было похоже, скорее, не на прозвище, а на оскорбление. Как только пленник услышал имя женщины, он медленно поднял скрытую холщёвым мешком голову.

— А-ха! Он меня услышал, услышал! Что с ним, он похож на куклу! Как смешно!

Женщина по имени Червь притворно захихикала. Надавив кончиком указательного пальца на лоб своего пленника, она, словно странноватая старшеклассница, обращающаяся к своему кохаю, сказала следующее:

— Я тебя научу кое-чему полезному, Орихара Изая-сан.

— …

В то время как информатор не проронил ни слова, женщина продолжала говорить:

— Уж не знаю, из-за своей ли работы ты такой или нет, но, мальчик мой, не слишком ли сильно ты выделяешься?

— …

— Мы тут узнали, что кто-то нами настолько заинтересовался, что даже начал на нас копать, так что мы решили провести собственное небольшое расследование. И что же мы узнали? Мальчик мой, какой же ты интересный! Знаешь, почти такой же интересный, как игра в “Старую деву”[1] со старым набором из пятидесяти двух карт.

Понять сравнение женщины было очень сложно. От мужчины с мешком на голове, однако, кроме звука дыхания не было слышно ничего.

— Я-то думала, что информаторами обычно являются, ну, например, хостесс ночных клубов, копы, прислужники каких-нибудь крайне опасных шишек или сутенёры… Они продают другим то, что им известно и имеют с этого немного карманных денег, не так ли?

— …

— Но ты не только сделал этот бизнес своей основной профессией, а ещё и назвал себя ‘информатором’, и, помимо всего прочего, ты популярен! Ну разве для информатора это не богохульство в чистом виде? Видишь ли, если бы боссы тех копов или прислужников узнали, что они на самом деле информаторы, разве это не было бы для них полным крахом? Их бы арестовали, или отрезали пальцы. Ах да, или просто пустили бы на корм рыбе в Токийском заливе, не так ли?

Женщина, продолжая посмеиваться, произнесла столь опасные слова.

Она как будто рассказывала сказку ребёнку.

— Ах да, я же хотела научить тебя кое-чему ‘полезному’…такие выделяющиеся из толпы люди, как ты, меньше всего подходят для работы информатора. Я надеюсь, ты уже чувствуешь, что стал умнее?

— …

— Эй, ты меня слушаешь? То, что я тебе скажу, уже не столько подсказка, сколько ответ… Те страшные дяденьки из Авакусу-кай попросили тебя нарыть на нас как можно больше информации, да?

Червь по-прежнему давила указательным пальцем на лоб безмолвного пленника, и вдруг начала водить им круги. Мужчина, судя по тому, как он позволял ей двигать свою голову одним пальцем, был по-настоящему измотан.

— Но, всё же, хоть я и научила тебя таким ‘полезным’ вещам, шансов использовать полученные знания тебе, скорее всего, не представится.

— …


— Ведь ты уже вряд ли продолжишь свою работу, не так ли?


Женщина, которой на вид было чуть больше двадцати, сказала эти безжалостные слова с видом невинной девочки.

Кто все эти люди, и чем они занимались?

Что же на самом деле происходило в заброшенном баре?


Мы переместимся на несколько дней назад, к тому моменту, когда информатор по имени Орихара Изая получил заказ от Авакусу-кай.

Глава 1 — ИнформаторПравить

DRRR v09 05


Начало августа, где-то в Токио

— Мне почему-то кажется, что прошла целая вечность с тех пор, когда я сидел в этой машине в последний раз, — пробормотал Орихара Изая, сидевший на заднем сидении дорогого на вид автомобиля, и, посмотрев в окно справа от него, насладился видом на город.

На нём были надеты чёрная футболка и летняя куртка такого же цвета. Ни капли не волнуясь, молодой человек повернулся к ещё одному пассажиру машины.

— Это было так давно, что лицо Шики-сана даже навевает воспоминания.

— Неужели? Для меня это как вчера, — спокойно ответил мужчина с раскосыми глазами. На вид ему было больше тридцати, и он производил впечатление человека, с которым трудно иметь дело.

Было совершенно невозможно понять, что Шики думает об Изае, когда он безразлично проговорил следующее:

— Я слышал, что кто-то попытался вспороть вам живот. Сейчас вы уже в порядке?

— Ах, да… Это же попало в новости. К счастью, они не показали мою фотографию.

— Кто это с вами сделал?

— Я тоже пытаюсь узнать, кто. В любом случае, не побоюсь признать, что множество людей плохо ко мне относятся, а ведь я всего лишь хотел как лучше. …Но всё же, вы уже давно не запрашивали личной встречи со мной. И, разумеется, вы здесь не только для того, чтобы задать этот вопрос.

— Я утоляю своё любопытство, но и для работы это имеет значение. Если кто-либо пытается убить информатора, находящегося под нашим покровительством, вполне естественно предположить, что они пытаются навредить нам, не так ли?

Шики в очередной раз склонил голову вбок и задал ещё один вопрос:

— Кстати говоря, Орихара-сан, известно ли вам что-нибудь о человеке по имени ‘Накура’?

Хоть Изая и был явно младше, Шики всё равно обращался к нему почтительно. Однако, в его голосе было нечто настолько острое и холодное, что воздух в машине становился всё тяжелее.

В свою очередь, Изая, ни капли не изменившись в лице, ответил ему:

— Накура-сан? Это фамилия или имя? В моей средней школе был кто-то с похожим именем. Думаю…мы с ним и в один университет ходили. Но…

— Ну, этот Накура сказал внучке нашего Главы сделать кое-какие очень странные вещи…

— Ваша Мисс? А она разве не в начальной школе учится? Боже мой, даже если бы Икебукуро был одним из самых безопасных мест в округе, вы не должны позволять плохим парням даже приближаться к ней. Или этот Накура — женщина?

Эти слова Изая пробормотал без тени беспокойства. Шики на некоторое время замолчал…

И, как ни в чём не бывало, перешёл к основной теме.

— …Ладно. Думаю, на сегодня достаточно болтовни. Я хочу, чтобы вы кое-что расследовали. Мы не можем сами совершать какие-либо действия и рисковать, а нанять частного детектива недостаточно для такой опасной ситуации.

— Мне прекрасно известно, что вы бы не связались со мной ради элементарного задания. Если дела пойдут хуже некуда, пожертвовать мной всегда будет простым и безболезненным решением для Авакусу-кай.

Проигнорировав саркастическое замечание Изаи, Шики произнёс кое-какое слово.

— …“Амфисбена”. Вам что-нибудь известно о данном названии?

Услышав настолько необычное, непонятное слово, Изая тут же ответил:

— Амфисбена… Мифическая ящерица, которая, как предполагается, обитала в Ливии. Она ядовита, и у неё две головы, одна спереди, а другая сзади. Сквозь века её образ ‘развивался’ посредством поэзии, и ей помимо всего прочего приписали крылья летучей мыши. Со временем, её изображение появилось на форме армий Западных аристократов.

— …Это так? Никогда об этом не слышал. Я знал только, что это какое-то подобное дракону существо из западной мифологии.

— Думаю, это мало кто знает. Об этом мифическом существе в Японии мало кому известно. …Кстати, это слово как-нибудь связано с делом, которое вы хотите мне поручить, Шики-сан?

Этой фразой Изая сдвинул разговор дальше. Шики с готовностью кивнул и продолжил:

— Есть одна организация под названием Амфисбена… Или будет лучше их назвать ночным клубом? В любом случае, они управляют подпольным казино.

— Ой, вот как. Не припомню, чтобы казино с таким именем было среди управляемых Авакусу-кай.

Изая произнёс эти слова так, будто ему был известен каждый предприниматель в Икебукуро, имевший дело с Авакусу-кай. Шики не дал ему ни положительного, ни отрицательного ответа. На самом деле, он даже не был недоволен, и продолжил спокойным тоном:

— …Вы знаете, как в наши времена сложно открыть подобный бизнес напрямую, Орихара-сан. Мы можем сделать так, чтобы на вид наше заведение казалось легальным, но нам всё равно не дадут разрешения на открытие, если имя Авакусу-кай хотя бы мимолётно всплывёт в расследовании. Однако же, игорные клубы в квартирах — совсем другая история…ну, хватит об этом.

Шики вздохнул и, прежде чем заговорить снова, посмотрел Изае в глаза через зеркало заднего вида.

— Если бизнес не наш, но находится на нашей территории, мы обычно пытаемся выбить из них как можно больше откупных, запугивая тем, что сообщим в полицию о нелегальном казино. Однако, в этот раз нам оказалось трудно определить местоположение этого казино.

— Что вы имеете в виду?

— …Казино из разряда ‘только для своих’, как говорят, существуют уже очень давно. Но большая часть из тех, кто о них говорит, не верят, что они на самом деле существуют. И мы тоже не верили, пока не заметили спад посещаемости в тех казино, которые мы крышуем…и даже в тех, которые связаны с нами напрямую.

Согласно словам Шики, Авакусу-кай поверили в существование “Амфисбены” после того, как один из постоянных клиентов их казино сболтнул лишнего.

Они немедленно схватили этого посетителя и заставили его отвести их в то подпольное казино — но там они обнаружили лишь помещение для вечеринок, выставленное на аренду. Когда они попытались копнуть глубже, в том месте уже устроило вечеринку брачное агентство.

Они, было, хотели выбить из того клиента больше информации, но он не знал ровным счётом ничего, как и они. Он пошёл в то место только потому, что получил письмо с заголовком “куда сходить на вечеринку” от одного из своих контактов. В сообщении не было ни слова об азартных играх.

Обычно, хозяева квартир никогда не сдавали свою жилплощадь под азартные игры. Но, судя по всему, в том подпольном казино и не происходил обмен денег на фишки или фишек на деньги.


— Вот как…значит, они меняли фишки на деньги где-то в другом месте? Очень похоже на выкуп призов из игровых центров.

Прослушав объяснения Шики, Изая слегка улыбнулся.

Шики же, в свою очередь, никак не изменил своё каменное выражение лица и продолжил:

— Они не производят обмен фишек на деньги в открытую. Похоже, в этом им помогает система вроде смарт-карт. Владельцам помещений, которые они снимают, будет казаться, что они просто устроили вечер настольных игр безо всяких ставок.

— Это точно.

— Если бы мы были полицией, то могли бы отследить отправителя того сообщения и покончить со всем этим… Но когда мы попытались это сделать, столкнулись с некоторыми трудностями, так как номер был связан с прокси-сервером в другой стране. А устраивать переговоры с заокеанскими провайдерами прокси-серверов того не стоит.

Шики пожал плечами, но его тон по-прежнему оставался неумолимо резким.

Хоть манера речи Шики в очередной раз напоминала Изае, что с этим человеком лучше не играть в игры, он продолжил гнуть свою линию:

— Но, исходя из того, что вы мне сказали, мне кажется, что они слишком уж смело ведут свой бизнес…или, скорее, безрассудно? В смысле, из-за всего этого электронного казино без фишек. Если игрок проиграет, он может найти множество оправданий, чтобы не платить. Он может скинуть это на ошибку системы, или ещё чего.

— Именно. Впрочем, владельцы этого казино должны были предвидеть подобное и принять меры предосторожности. …Но у нас с людьми из “Амфисбены” есть и другие счёты. То, что они делают, доставляет нам кучу неприятностей. Они не просто испытывают удачу, гуляя по натянутой верёвке. На самом деле, они уже давно оступились и падают на землю, сами пока того не понимая.

— Значит, по сути, вы хотите впечатать их в землю, я прав?

С самого начала разговора Изая был в наилучшем расположении духа. Шики, однако, просто проигнорировал его слова.

— Что интересно, тот самый посетитель, который дал нам информацию, прекратил выходить с нами на связь. И так как они пытаются спрятаться от нас, будто с самого начала знали, что мы будем за ними наблюдать, нам необходимо немного изменить стратегию.

— И поэтому вы наняли меня, бесплатного работника со стороны, которым можно пожертвовать безо всяких раздумий.

— Дело не только в нашей территории, иначе бы мы не стали так беспокоиться. Всё может пойти хуже некуда, если до людей с территорий прочих семей из Медей Груп дойдёт этот слух. По крайней мере, мы должны узнать, подчиняется это казино якудза или нет. Если у нас не получится, организации под крылом Медей Груп начнут подозревать друг друга.

Тихо вздохнув, он сказал Изае следующее:


— …И это значит вот что: мы просим вас узнать, кто эти люди на самом деле.


♂♀


Несколько минут назад, Токио, на дороге

[П-подождите, давайте поговорим.]

Такие слова возникли из руки фигуры в чёрном мотоциклетном костюме.

Или, сказать точнее, их можно было увидеть на экране КПК, который фигура держала в руках.

Гонщица сидела на мотоцикле без фар и номеров. Мотоцикл, как и костюм его хозяйки, был чёрным как смоль, и поглощал весь свет вокруг. На самом деле, даже корпус и колёса этого мотоцикла были чёрными; транспортное средство как будто появилось из своей собственной тени.

Однако, для людей, которые стояли перед настолько невероятным и фантастическим мотоциклом…

…Просто не могло быть ничего более повседневного.

— И что теперь? …Ты наконец-то понял, насколько всё серьёзно? Готов звонить адвокату?

Мужчина, стоявший перед группой дорожный постовых на Белых Мотоциклах, победоносно ухмылялся. Гонщик на Чёрном Мотоцикле вздрогнул и снова начал печатать:

[Я-я провела небольшое расследование. В Токио лошадям не нужно иметь фар, хоть они и считаются легковым транспортом. Под статьёй о транспортных средствах, которые обязаны иметь фары, написано: “Коровы и лошади являются исключением из данного правила”.]

— Тфу… Так ты знал?

[‘Так ты знал’…да что вы имеете в виду!? Оборотень в погонах! Тиран! Клеветник! По уши погряз в коррупции!]

Наконец, найдя, чем она может ответить, гонщица всё бросалась и бросалась всевозможными эпитетами в Кузухару Кинноске, главу группы постовых на Белых Мотоциклах. Тот же, в свою очередь, ещё шире ухмыльнувшись, спросил:

— Понятно. Значит, ты до конца будешь настаивать на том, что это лошадь.

[Я рада, что вы понимаете.]

«Может быть, он на это купится».

Подумав об этом, гонщица почувствовала уверенность. Кузухара же сильнее сжал ручки своего мотоцикла и продолжил:

— Так значит, ты ехал на этом легковом транспортном средстве, которое сам называешь лошадью, по дороге, как будто на мотоцикле?

[Что?]

— И как много ты знаешь о правилах, в которых расписано, по какой полосе должны ехать легковые транспортные средства, а по какой — двухколёсные?

[…Эм…я…]

Гонщица мало-помалу начала понимать, что этот разговор для неё ничем хорошим не закончится. На экране её КПК многоточия занимали больше всего места; она будто пыталась выиграть немного времени.

— Ладно, видишь вон тот знак?

Кузухара указал рукой на знак ограничения скорости до 30 миль в час.

— Даже мотоциклы не имеют права превышать скоростной лимит, знаешь? И, как думаешь, насколько быстро ты ехал сейчас, когда пытался от нас сбежать?

[…!?]

— Я целых пять минут приказывал тебе остановиться. Понятия не имею, где ты взял столько наглости, чтобы так долго меня игнорировать… И ты дашь мне свой паспорт прямо се- …А ну стой, кому говорю!

Кузухара ещё не успел закончить говорить, как Чёрный Мотоцикл бесшумно ринулся вперёд.

При виде жуткого байка, чей мотор не производил абсолютно никаких звуков, дорожная полиция бесстрашно продолжала выполнять свою работу.


Хотя, они прекрасно понимали, что могут иметь дело с настоящим монстром.


♂♀

Селти Стурлусон не была человеком.

Она была одной из шотландских или ирландских фей, обычно называемых “Дюллахан”, которые посещали дома тех, кому было вскоре суждено умереть, и сообщали им, сколько времени у них осталось.

Она наносила им визит, держа собственную голову в руках и управляя экипажем, приводимым в движение безголовой лошадью, известной как Коист-Бодхар. На любого, кто был достаточно глуп, чтобы открыть дверь тогда, когда она проезжала мимо, воительница выливала ведро крови… Такой была устрашающая легенда о Дюллахан, которая из поколение в поколение передавалась в Европе вместе с легендой о Банши.

Некоторые сравнивали её с упавшей на землю валькирией из скандинавских легенд, но сама Селти не могла сказать, насколько это было правдой.

И не потому, что она не знала.

Сказать точнее, она не помнила.

Её голову украли, а вместе с ней исчезли и воспоминания.

Чтобы вернуть голову обратно, женщина следовала знакам и, в конечном счёте, прибыла в Икебукуро.

Свою лошадь она превратила в мотоцикл, а доспехи — в гоночный костюм, и уже несколько десятилетий она бродила по городу в таком виде.

Однако, ни голову, ни воспоминания она вернуть так и не смогла.

Она узнала, кто украл её голову.

Она знала, кто препятствовал её поискам.

Но, всё же, где находится голова ей узнать так и не удалось.

Пока Селти думала, что и так всё хорошо.

Она могла проводить время с любимым человеком и друзьями, которые принимали её такой, какая она есть.

Она верила, что в этом было её счастье и что она может продолжать такую жизнь.

Скрыв решимость глубоко в своём сердце, безголовая женщина свои намерения показывала действиями, а не несуществующим лицом.

Таким было…существо по имени Селти Стурлусон.


♂♀


Где-то в Токио, внутри дорогой машины

Всадник без Головы, которого любой нормальный человек посчитал за воплощение аномалии, обогнал машину Шики и Изаи.

Орихара проследил за Белыми Мотоциклами, которые тут же пронеслись вслед Чёрному.

Радостно улыбаясь, он пробормотал:

— Сегодня наши копы работают усердно, как и всегда. Теперь я могу спать спокойно. В Токио безопасно, как и всегда.

Когда Изая произнёс слова, которые никто бы не осмелился сказать управляющему Авакусу-кай, Шики не выглядел особо недовольным. Однако, у него не было ни малейшего желания соглашаться со словами собеседника.

— С тех пор, как появился этот постовой на Белом Мотоцикле, нам стало сложнее просить этого курьера о чём-либо.

— Кузухара Кинноске. Фамилия “Кузухара” для ваших людей не пустой звук, не так ли?

— …

DRRR v09 06

— Того, кто работает в отделе по борьбе с якудза, зовут Кузухара Юмеджи, да? Я, помнится, слышал, что именно он поспособствовал изгнанию Кине-сана из Авакусу-кай[2]

И тут Изаю перебил Шики.

— Чрезмерное любопытство убивает даже змею, информатор.

Мужчина в первый раз отошёл от привычной для него вежливой манеры речи, которую он использовал перед деловыми партнёрами, и заговорил, будто обращаясь человеку младше его самого более чем на десять лет.

Однако, несмотря на поднятую Изаей неприятную тему, на лице Шики не было ни тени раздражения — напротив, он едва заметно улыбался. Но эта улыбка всё равно не уменьшала резкости его слов.

Но даже под таким давлением Орихара не показал страха и, не меняясь в лице, сделал следующее колкое замечание:

— А разве не кота, Шики-сан?

— В Западных странах говорят, что у кошки девять жизней… Но ведь именно змея является символом омоложения и бессмертия, не так ли? …Совсем как вы. Вы всё продолжаете сбрасывать старую кожу и возвращаться к жизни — не имеет значения, насколько сильно вас избили или порезали ножом.

— …Вы гораздо больше знаете о таких вещах, чем я думал, Шики-сан. Что, мангу почитываете?

Шики не обратил внимания на подколы информатора и спокойно продолжил:

— Нам всё равно, что тебе может, или не может быть известно, информатор. Нам интересно только одно — можешь ты держать свой рот на замке, или сболтнёшь лишнего…и больше ничего.

— Эти слова я вырежу на своём сердце.

— Любопытство может убивать кошку девять раз. А с наказанием за ‘чрезмерное’ любопытство немного дольше и немного сложнее справиться… Это всё, что я пытался тебе сказать, информатор.

— …

На некоторое время в машине повисла тишина.

— Так что, не вернуться ли нам к обсуждению работы?

Выражение лица Шики снова стало каменным, а голосу вернулась жёсткость и некоторая механичность, как будто он и не произносил ничего из того, что звучало в этом автомобиле ещё минуту назад.

— Во всём этом деле с Амфисбеной нам известно только одно.

— И что же это?

— Вы же знаете Акабаяши? Он один из нас.

Услышав вопрос Изаи, Шики назвал имя одного из своих коллег, управляющего Авакусу-кай, известного уличного бойца.

— Ага. Это же он ответственный за Джан Джан Джан, не так ли? Говорят, что раньше он был яростным бойцом, но я слышал, что в последнее время с ним стало намного проще иметь дело.

— Как знать? Может, он специально ведёт себя так и что-то скрывает. Вы же информатор. Вы, конечно, прекрасно знаете — не стоит слепо верить, что с человеком, с которым легко и просто общаться, безопасно иметь дело.

— А вы правы… Так, что там насчёт Акабаяши-сана?

Изая таинственно улыбнулся. Со взглядом, полным ‘чрезмерного’ любопытства, он ждал ответа Шики.

— Когда вас ранили, и вы на некоторое время пропали, Орихара-сан, он попал в переделку с какими-то юнцами. Эти студенты, чтоб их, продавали наркотики собственного приготовления… Акабаяши отлично сработал и нанёс им сокрушительный удар. Это, конечно, хорошо, но мы всё ещё не нашли тех, кто за всем этим стоит.

— Вы подозреваете, что эти люди из ‘Амфисбены’?

Изая изо всех сил пытался догадаться, что Шики скажет на этот раз, но он ошибался.

— Нет… Есть вероятность, что эти ребята перешли дорогу людям из Амфисбены.

— Да ладно?

— Мы поймали одну из мелких сошек этих наркоторговцев. Оказалось, что его боссы сказали ему ‘копать под Амфисбену’. Но мы и понятия не имеем, сколько его боссам вообще известно об этом деле.

— Понятно. Значит, помимо всего прочего я должен и об этих наркоторговцах разузнать?

Это был довольно естественный вопрос, или, по крайней мере, он казался таковым.

Но Шики молча покачал головой и передал Изае конверт.

Орихара взял его, проверил содержимое — несколько купюр по 10000 иен — и положил его в карман своей летней куртки.

Убедившись, что информатор принял деньги, Шики начал отвечать на его вопрос:

— Мы выследим этих наркоторговцев другими способами, так что вам нет причин расследовать это дело. Однако, если они узнают, что вы ищете информацию об ‘Амфисбене’, могут начать на вас охоту. Так что, пожалуйста, примите необходимые меры предосторожности.

Услышав слова собеседника, Изая потупил взгляд, как будто разговор стал ему неинтересен, но вдруг он взбодрился и задал Шики вопрос:

— Кстати, а что вы имели в виду под ‘другими способами’?

В ответ молодой человек получил лишь резкую, многозначительную улыбку.

— Чрезмерное любопытство, информатор…

— Знаю, знаю. Я больше не буду спрашивать. А если мне очень захочется узнать, я найду эту информацию сам, без спроса.

— …

— Ведь я пока не хочу, чтобы из меня сделали змею кабаяки[3].


Через несколько минут машина подъехала кое к какому месту в Икебукуро.

Изая сунул правую руку в карман и уже, было, приготовившись выходить из припарковавшегося на обочине автомобиля, левой рукой схватился за дверную ручку.

— Кстати говоря, вы всегда высаживали меня там же, где и подбирали, но не сегодня.

Хоть Изая и говорил с одним из управляющих Авакусу-кай, он совсем не был напуган. Шики, чьё лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций, озвучил причину:

— Ах, это? Всё очень просто. Я высаживаю вас здесь, потому что на это уйдёт не более минуты.

— ?

Пытаясь догадаться, что имеет в виду его собеседник, Изая открыл дверь и вышел на улицу…


Там стояла девочка.

— …

Увидев девочку младше его самого более чем на двенадцать лет, Орихара вспомнил, что это за место.

На здании неподалёку была огромная вывеска, гласящая “СПОРТИВНЫЙ КЛУБ РАКУЭЙ”. Оттуда доносились звуки ударов по боксёрским грушам.

Пока Изая не знал, что сказать, из-за его спины послышались слова Шики.

— Просто так получилось, что я должен был встретить маленькую Мисс нашего Главы.

Услышав слова мужчины, Изая посмотрел на стоящую перед ним девочку.

В руках она держала сумку с формой для карате; эту девочку Орихара уже видел раньше.

Авакусу Акане.

Выполняя часть своего тайного заговора, он подбил эту девочку на попытку убийства Хейваджимы Шизуо.

Шики, в свою очередь, сверлил взглядом спину информатора и удивлённое выражение лица Акане.

Подчинённый управляющего Авакусу-кай, расположившийся на водительском сидении, задержал дыхание и со всей силы сжал руль.


Однако же, Авакусу Акане была всего лишь девочкой, которую раньше видел Изая, и никем более.


— Привет, не думаю, что мы раньше встречались! Ты Авакусу Акане-чан, да?

Изая произнёс эти слова так беззаботно, будто об этом было известно всем вокруг.

— Что? А, конечно…да!

Поначалу растерявшись, Акане посматривала на Изаю осторожно, но когда она увидела в машине, припаркованной за спиной молодого человека, Шики, она обрадовалась и ответила.

Мужчина же, непрерывно наблюдая за Орихарой и Акане, спросил:

— Мисс, вы встречали его раньше?

— Нет, эм, меня зовут Авакусу Акане. Приятно с вами познакомиться! — взволнованно пробормотала девочка. Было не похоже, чтобы она говорила неправду. Волновалась она, скорее всего, из-за встречи с незнакомцем.

Шики некоторое время изучал лицо девочки, а потом повернулся к Изае.

— Так, насчёт работы…мы на вас рассчитываем.

— Хорошо. Я тогда пойду. До свидания.

Орихара, проходя мимо Акане, мягко похлопал её по голове.

Девочка, посмотрев на человека, которого она видела впервые в своей жизни, с интересом склонила голову вбок, но очень скоро забыла обо всём и села в машину.


«Шики-сан по-настоящему суров», — сказал Изая про себя, наблюдая за тем, как отъезжает машина.

«Я правильно сделал, что не игрался с сознанием Акане-чан лично».

Вспомнив, как он, обманув девочку, заставил её пойти на убийство Шизуо, Изая самодовольно ухмыльнулся.

Когда информатор подумал о несчастном человеке, который представился Акане именем ‘Изая’ по просьбе самого Орихары…

Его ухмылка стала немного теплее.


Он улыбался, как кошатник, представляющий, как друг с другом играются котята.


ЧАТ

.

.

.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.


Чистая вода 100%-сан в чате.


Чистая вода 100%: Как я и думала, днём здесь никого.

Чистая вода 100%: Все заняты?

Чистая вода 100%: Здесь так одиноко…

Чистая вода 100%: Кстати, думаю, первоначальные члены этого чата — Канра-сан, Сеттон-сан, Танака Таро-сан, Бакюра-сан, Сайка-сан, Кио-сан и Маи-сан?

Чистая вода 100%: Интересно, как они на самом деле связаны.

Чистая вода 100%: Знают ли они друг друга в реальной жизни? Или они знакомы только по интернету? Мне так хотелось бы узнать.

Чистая вода 100%: Сюда меня пригласила Кио-сан. Я дружу с Кио-сан и Маи-сан в реале. Но эти две ни за что не скажут мне, кто есть кто в чате. Но, может быть, здесь никто друг с другом по-настоящему и не знаком.


Бакюра-сан в чате.


Бакюра: Я слышал, как ты меня вызывала, и вот я здесь

Чистая вода 100%: Чегоо!? Впечатляет. Ты что, постоянно за всеми шпионишь?

Бакюра: Пока есть девчонки

Бакюра: Хулиган будет следить за любым местом!

Чистая вода 100%: Но как ты можешь быть уверен, что я девочка? Я могла поменять пол в сети, знаешь ли.

Бакюра: Но в таком случае

Бакюра: Гаки-сан и Шаро-сан могут на самом деле оказаться девушками!

Чистая вода 100%: Понятно. Никогда не знаешь, с кем говоришь.

Чистая вода 100%: Если Шаро-сан действительно девушка, то его поведение онлайн и в реале будет очень отличаться, lol

Бакюра: Различия — моэ

Чистая вода 100%: Ах, Бакюра-сан, ты из тех людей, которые говорят ‘моэ’?

Бакюра: Я использую любые слова, до тех пор, пока они помогают мне заговорить с девушками

Чистая вода 100%: Но ты правда шпионишь за этим чатом?

Бакюра: Да не,

Бакюра: Я просто установил программу, которая оповещает меня, если кто-нибудь онлайн

Чистая вода 100%: Поверить не могу! Ты так зависим от этого чата?

Чистая вода 100%: Ой, только не говори мне, что тебе кто-нибудь здесь нравится! Ах, но это же невозможно. Ведь Бакюра встречается с Саки-сан!

Бакюра: Понятия не имею, о чём ты

Чистая вода 100: Да ладно тебе! Это же очевидно, судя по тому, как вы переписываетесь! Или ты думаешь, мы ничего не понимаем?

Бакюра: У меня есть право хранить молчание

Чистая вода 100%: Что есть, то есть. Тогда я больше не буду спрашивать.

Чистая вода 100%: Так ты дружишь с кем-нибудь из старых пользователей чата в реале?

Бакюра: Не, не,

Бакюра: Просто сдайся,

Бакюра: Слежка за людьми в реале ни к чему хорошему не приведёт.

Чистая вода 100%: Ты такой серьёзный, Бакюра-сан. А тебе самому не любопытно? В смысле, узнать про людей, с которыми ты общаешься по интернету.

Бакюра: Как знать? Может быть, я пожалел бы, если бы узнал.

Бакюра: Если я здесь хорошо со всеми лажу,

Бакюра: Это ещё не повод следить за ними в реале

Бакюра: Пока —


Бакюра-сан покинул (а) чат.


Чистая вода 100%: Он ушёл.

Чистая вода 100%: Но иногда всё равно интересно узнать о людях.

Чистая вода 100%: Кстати, Танака Таро-сан уже давно здесь не появлялся.

Чистая вода 100%: Здесь куча новых участников, и ты должен с ними поздороваться!

Чистая вода 100%: Всё, я пошла, пока!


Чистая вода 100%-сан покинул (а) чат.


Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

.

.

.

В тёмном месте 2Править

— Кстати говоря…ты же всё-таки начал искать информацию? — раздался в мрачном баре оживлённый голос Червя.

— О нас, ‘Амфисбене’.

С несколько чрезмерной готовностью раскрыв их истинную сущность, женщина снова начала с интересом рассматривать сидящего перед ней пленника с холщёвым мешком на голове.

— Ну? И что же ты узнал? Ты же провёл расследование, или я не права?

— …

— Если это так, ты что, решил, что мы совсем не опасны?

— …

Как и раньше, из-под мешка доносился только звук выдыхаемого воздуха. Голоса слышно не было.

— Они не якудза, так что не будут же они меня похищать, или ещё чего… Ты же именно так и подумал, да?

— …

— Так не пойдёт, не пойдёт. Совсеееем не пойдёт. Разве это не значит, что как информатор ты полный ноль? Разве ты не знаешь, что молодых в наше время легко вывести из себя? Недостаток кальция, вот в чём дело. Даже если они совершат преступление, то их в соответствии с Законом о Молодёжи не приговорят к смертной казни, так что до 14 у тебя есть прекрасная возможность испытать восторг убийства! Ну, вообще, мне уже больше двадцати, но в душе я ещё совсем как мальчишка из начальной школы, готовый в любое время дня и ночи давить муравьёв! Ой, только не волнуйся. Я же всё-таки девочка. А если девочки ведут себя как младшеклассники, милыми их не назовёшь, не правда ли?

— …

Несмотря на непрекращающиеся подколы Червя, мужчина с мешком на голове оставался безмолвным.

— Эй, ты меня слушаешь, Орихара Изая-кун?

Пощёлкивая пальцами по холщёвому мешку, женщина проговорил елейным голосом:

— Хочешь, чтобы я сняла с тебя мешок?

— …

Мужчина, поворачиваясь в направлении, откуда шёл голос Червя, слегка поднял голову.

— Ах, он услышал меня, услышал! Ну же, ну, почему бы тебе не кивнуть для меня?

Когда она сказала эту фразу, пленник настойчиво, даже с некоторым безумием, кивнул.

— Ага! Теперь я вижу, что ты в сознании! Наконец-то! Но нет уж. Я его с тебя не сниму.

Червь радостно прищурила глаза и ущипнула мужчину за нос через ткань мешка.

— Сидеть с мешком на голове гораздо страшнее, чем кажется, не правда ли?

— …

— Под ним так темно. Ты всё ещё можешь слышать и чувствовать запахи, но не есть, и всё, что захватывает твоё сознание — отчётливость и тепло собственного дыхания. Если бы ты съел чеснок, у тебя бы ещё и изо рта пахло. Но ты, Орихара Изая-кун, не похож на парня, которому всё равно, чем у него пахнет изо рта, так что, думаю, такой проблемы у тебя нет. Я видела твои фотки. Ты всегда выбираешь такие классные шмотки.

Женщина продолжала выбивать пленника из колеи информацией, которую она достала Бог знает откуда.

— Холщёвые мешки такие страшные, ну нет, правда. Я один раз попробовала надеть на себя такой, и больше пяти секунд не выдержала, потому что в голову полезли мысли вроде: «Боже, у меня же вся косметика размажется!»

Закончив рассказ, женщина по имени Червь ткнула пальцем в лоб пленника.

— Мне так жаль, что мы, девочки, такие милые и горячие. Так тяжело сопротивляться желанию узнать о нас всё, не так ли?

Без какого-либо перехода переключившись к основной теме, женщина наигранным тоном продолжила:

— Но есть кое-какая проблема. Наш ‘хозяин’ ненавидит, когда его вот так преследуют. Лично я думаю, что мы можем позволить тебе узнать столько, сколько ты захочешь, но я не могу ответить «нет» на приказы нашего хозяина. Знаешь ли, это так тяжело — работать на дядю.

— …

— Снова молчишь? А, хотя, ты же до сих пор не сказал ни слова. Мне от этого только сильнее хочется услышать твой голос, ну хотя бы крик.

Червь схватила ножницы, лежавшие неподалёку от неё на столе, и с характерными звуками начала резать ими воздух прямо перед холщёвым мешком.

Пленник изогнул верхнюю часть тела, словно пытаясь скрыться от этого звука, но женщина, продолжая хлопать ножницами, держала орудие прямо у его лица.

— Но, возможно, лучше тебе и не говорить, не правда ли? Я взболтнула, что у нас есть ‘хозяин’, и теперь ты в курсе, Господин Информатор, что надо мной в нашей организации стоит кто-то ещё.

— …

— Всё-таки, ты как информатор совсем не ноль. Ведь молчание — золото.

Червь издала игривый смешок и села обратно на своё место. И потом она леденящим душу, отрывистым голосом проговорила:

— Но это бесполезно. Просто бесполезно. Если ты сейчас продолжишь молчать, Господин Информатор, то это ничего не изменит — мы уже знаем о тебе то, что нам нужно.

Глаза женщины стали безжалостными, в то время как уголки губ в удовольствии изогнулись.

— Твои мамочка и папочка ведут бизнес за границей, не так ли?

— …

— Как плохо, что мы не можем уехать из страны и схватить их… Но это ничего, ведь у тебя есть две миленькие сестрёнки. По-моему, их зовут Курури-чан и Маиру-чан, я права?

Голова мужчины, скрытая за холщёвым мешком, немного поднялась.

Словно отчаявшийся заключённый, он замотал ей в знак протеста.

Червь наклонилась вперёд и с нетерпением наблюдала за процессом, будто не могла больше выносить прелести его движений…

…И продолжила говорить голосом, через который сквозила злоба:


Мои друзья вот-вот их подберут. Я уверена, что ты, как любящий брат, с нетерпением ждёшь встречи с ними. Это ведь так, братик Изая?


И мы снова отправляемся на несколько дней назад.

Глава 2 — Братик ИзаяПравить

DRRR v09 07


Где-то на шоссе Кавагое, квартира Шинры

[Ну и трудный же выдался денёк…]

Как только Селти напечатала эти слова на клавиатуре своего компьютера, в комнате раздался мягкий голос Кишитани Шинры, её соседа:

— Селти, ты в порядке!? Все твои печали и мои тоже! Как раз об этом и говорят: «Если жена сказала, то и гора подвинется»! Все в моей семье должны слушаться хозяйку дома! Формально, мы ещё не женаты, но когда моя будущая жена печально вздыхает, моё сердце словно разлетается на тысячу кусков! Но Селти, ты…кхе…

Шинра, сегодня болтающий более слабым голосом, чем обычно, по какой-то причине был вынужден остановиться на полуслове. Как только Селти это услышала, она тут же подбежала к нему.

— Ой, прости, Селти. Всё в порядке. Думаю, мне в трахею просто попало немного мокроты.

[Ясно… Слава Богу. Прости. Не надо было мне так говорить, тебе же сейчас намного хуже…]

Женщина посмотрела на лежащего на кровати под простынёй Шинру.

На Кишитани напал один жестокий человек, который сломал подпольному доктору несколько костей и нанёс значительный ущерб внутренним органам. После этого Шинра целую неделю лежал, прикованный к постели, в Исследовательском центре Небулы. Когда его состояние стабилизировалось, они решили отправить его домой для полного выздоровления.

Если бы не профессия Шинры, предполагающая наличие дома хоть какого-нибудь медицинского оборудования, мужчина был бы вынужден находиться в больнице ещё очень долго. Восстановление сил дома было вполне естественным решением, так как трудно было бы объяснить его текущее состояние врачам в больнице.

Сейчас он уже мог разговаривать как обычно, но Селти должна была помогать ему со всем остальным. Мачеха Шинры, Эмилия, иногда тоже заглядывала, чтобы помочь.

Поначалу, Селти приходилось поднимать возлюбленного с помощью теней, чтобы отнести в туалет, ведь она не знала, как пользоваться уткой. Когда она попыталась приготовить рисовую кашу, та была больше похожа на жареные блинчики. Такие вещи выбивали её из колеи, но Шинре становилось всё лучше, и жизнь женщины мало-помалу возвращалась в прежнее русло.

Однако, у неё на сердце было совсем не спокойно.

[Я буду работать и за тебя тоже, Шинра!] — сказав это, Селти использовала любую возможность, чтобы поработать курьером, когда ей не надо было заботиться о Шинре. Но это был всего лишь предлог, чтобы выйти из дома.

Истинной целью женщины было узнать как можно больше о напавшем на Кишитани человеке. Злость на преступника, причинившего боль её возлюбленному, стала для Селти мотивацией.

Шинра, скорее всего, обо всём догадывался. Похоже, он пытался заставить её отступить, изо всех сил показывая, что ему уже лучше.

— Но сейчас тебе нужно быть осторожной, как никогда, Селти. Постовые придираются к тебе больше, чем обычно.

[Мне очень жаль.]

— Тебе не за что передо мной извиняться, Селти! Если уж кому и надо просить прощения, так это мне — за то, что я не могу двигаться и сжать тебя в своих объятиях!

На самом деле, поначалу Шинра так много пытался подняться с кровати и обнять Селти, что его кости начали хрустеть, причиняя мужчине невыносимую боль. Он прекратил только тогда, когда женщина сказала ему: [Если ты не перестанешь это с собой делать, я…я уйду из этого дома!]

Над кроватью Кишитани был установлен небольшой столик, чтобы он мог пользоваться ноутбуком лёжа на спине. Когда подпольный доктор увидел, что написала Селти, он радостно улыбнулся.

— Всё равно, так здорово, что ты вернулась домой в целости и сохранности, Селти. Для меня это — лучшее лекарство.

[Шинра…]

— Я был так рад слышать твой рассказ о том, что творится в городе, что за последние два или три дня моя боль почти прошла. Ты рассказала мне, что появился Шизуо-самозванец[4], что встретила девочку с пирокинезом, обо всём остальном, от самых обычных до невероятных вещей. Ты принесла к моей постели целый мир, Селти. Я подпольный доктор, так что если я скажу: «Человек заболевает из-за душевных переживаний», это будет звучать неубедительно… Но Селти, для меня ты — лучшее лекарство.

Селти была невероятно благодарна, но в то же время невероятно огорчена после слов Шинры.

Если бы не новое обезболивающее Небулы, которое всё ещё находилось на этапе разработки, травмы Шинры не позволили бы ему улыбаться и вот так просто разговаривать с ней. И хотя его боль облегчалась лекарством, для восстановления организма требовалось некоторое время.

Когда он сможет выздороветь полностью? Через месяц? Три? Полгода? …Будут ли какие-нибудь последствия? Селти ничего не понимала в медицине, и поэтому не могла найти ответа на эти вопросы.

«И о чём я только думала…?»

Если бы она знала, что такое может случиться, то вместо курьера стала бы помощницей Шинры. Тогда она могла бы помочь ему намного больше, не так ли?

Голова женщины просто кишела подобными мыслями.

Каждый раз, как Шинра пытался ласково подбодрить женщину, на неё накатывало очередное чувство вины.

Но Кишитани совсем не хотел, чтобы она чувствовала себя ответственной за произошедшее.

И возможно, осознав, что Селти чувствует себя виноватой, он немного отклонился от темы разговора, чтобы убедить свою возлюбленную, что она была не причём.

— Может, это была, в каком-то роде, божественная кара.

[Божественная кара? …О чём ты говоришь? Я-я знаю, что быть подпольным доктором противозаконно, но ведь могут наказать только арестом и тюрьмой… Да и ты же никого не калечил, Шинра… Ну, ты, конечно, делал плохие вещи, например, пластическую операцию Мике-чан…но…но… Всё равно, если ты собираешься сдаться полиции, Шинра, тогда я тоже сдамся Белому Мотоциклу! Даже в тюрьме мы будем вместе!]

— …В тюрьме мужчин и женщин содержат раздельно, Селти.

[Что!?]

Женщина была ошарашена; Шинра же нежно улыбнулся и продолжил:

— Говоря ‘божественная кара’, я имел в виду то, что сделал с Изаей.

[Изаей?]

— Когда его пырнули ножом, он попал в больницу и позвонил мне, я довольно грубо с ним обошёлся, помнишь? Моего друга ранили, а я даже не волновался о нём. Наверное, поэтому небеса и решили меня наказать.

[Нет… Изая это заслужил! Он же сам бродит по улицам, окутанный ненавистью других людей, будто это его одежда!]

Услышав несколько странное сравнение Селти, Шинра улыбнулся и перевёл взгляд на потолок.

— Ну, впрочем, это правда. Изая вряд ли думает, что у него есть возможность умереть спокойно, в собственной постели.

[Разумеется.]

— Но, всё же… Он один из моих немногих друзей в этом мире…

[…Я думаю, что одна дружба с ним уже доставляет тебе больше хлопот…]

Печатая эти слова, женщина вспомнила, что лежащему перед ней мужчине было всё равно, что она чудовище без головы, — он сказал ей, что любит её. Её грудь поднялась и опустилась, как будто она тяжело вздохнула.

[Кстати говоря, ты же знаешь Изаю ещё со средней школы?]

— Ага.

[Мне не очень-то известно, каким он был тогда, в средней школе…или он всегда был таким, как сейчас?]

— Ну, я не могу сказать об этом с уверенностью. В средней школе Изая держал все чувства при себе. Впрочем, сомневаюсь, что даже сейчас у него есть человек, которому он может по-настоящему раскрыться.

Когда Шинра вспомнил о прошлом друга, которого знал целых десять лет, его взгляд стал более серьёзным.

— Скорее всего, больше всех говорил с ним именно я…


— Если и есть в этом мире кто-то, кто знает прошлое Изаи лучше, чем я, то это будут члены его семьи.


♂♀


Икебукуро, недалеко от спортивного клуба Ракуэй

— Браааатец Изааааая! Умри!

Этот крик принадлежал радостному и оживлённому голосу.

Как только Изая услышал откуда-то из-за спины эти слова, он почувствовал приближение резкого, сильного удара к своему затылку.

— …!

Информатор уклонился, и атака прошла в миллиметре от его головы. Стерев с лица привычную ухмылку, он вздохнул и проговорил:

— Значит, собственному родственнику говоришь “Умри”…печально. Когда ты успела заразиться всеобщим синдромом безразличия, а, Маиру?

— И он ещё смеет мне это говорить, как будто сам здоров! И с какой это радости ты уклонился?

Перед Изаей предстала надувшая губы девушка с косичками и в чёрной форме для карате. Через пару секунд появилась ещё одна, но уже одетая в повседневную одежду.

— …Брат (Братик), порядок (ты в порядке)…?

— Да, только вот моя сестра только что хотела переломать мне шейные позвонки.

Услышав слова брата, Орихара Маиру — девушка в очках и спортивной форме — с досадой надула щёки.

— А что мне оставалось делать? Шизуо-сан сказал, что представит нас Юхей-сану, если ты со смехом кинешься под мусоровоз, братик Изая! Я подумала, у меня получится сделать так, чтобы всем показалось, что именно так оно и было!

— Признаюсь, я потрясён до глубины души. Думаю, что никто за всю историю человечества не убивал собственного брата, чтобы встретиться со знаменитостью.

— А кто сказал, что тебе надо умирать? Вот Шизуо-сан не умрёт, даже если его переедет грузовик!

— Спасибо, конечно, но мне бы не хотелось, чтобы меня сравнивали с этим говорящим Железным Големом[5]. Хотя нет, Железный Голем — это ещё комплимент. Ладно, давайте, идите на тротуар, иначе вас собьёт не мусоровоз, а какая-нибудь машина.

Как только в разговоре всплыло имя Шизуо, у Изаи заметно сузились глаза, и он начал ощущать отвращение. Информатор повёл своих сестёр к тротуару.

«И как это я сразу не догадался».

«Я должен был ожидать встречи с Маиру ещё тогда, когда увидел табличку “Ракуэй”».

Орихара зловеще посмеялся про себя. Сестры уставились на него.

— Мы не виноваты! Мы просто вышли попрощаться с Акане-чан, и вдруг ты вышел из машины Авакусу-кай, братик Изая! Мы подумали, что они наконец-то собираются заживо похоронить тебя в горах и нам стало так интересно!

Маиру всё продолжала выкрикивать возражения, а Орихара Курури — та, что была в повседневной одежде — отвела взгляд и пробормотала:

— …Ещё (И ещё ты) …прошёл (даже не заметил) …сестёр (нас).

— Как будто вы сами не проворачиваете делишки у меня за спиной. Сколько же вам Намие-сан заплатила? Когда у детей много денег, это никогда не заканчивается хорошо.

— Да как ты смеешь нас отчитывать, братик! Мы-то знаем, что в средней школе ты устроил баскетбольный тотализатор, чтобы заработать денег! Так-то!

DRRR v09 08

Прокричав эти слова, Маиру, словно первоклашка, высунула язык. Выглядывавшая из-за сестры Курури, стесняясь, сделала то же самое. Наблюдая за сёстрами, ведущими себя как маленькие животные, Изая снова вздохнул.

— Ну правда, я и представить не могу, из-за кого вы стали такими ненормальными. Хотя, вынужден признать, что, если не думать о вас, как о семье, вы очень любопытные объекты для наблюдений, — Изая всё бормотал и бормотал, но…

В следующее мгновение он почувствовал, что что-то было не так.

Маиру и Курури увидели кого-то у него за спиной и обе раскрыли рты, словно пытаясь сказать: «А!».

— …!

Опыт подсказал ему резко повернуться назад.

И он не просто развернулся, но ещё перенёс центр тяжести, приготовившись бежать, что есть мочи.

И, как оказалось, сделал он это не зря.

Ещё до того, как его глаза смогли что-либо уловить, сильный порыв ветра вызвал у Изаи мурашки.

Это был прямой удар в лоб.

Ещё до того, как информатор успел что-либо просчитать, инстинкты подсказали ему, чего следовало ждать от такой атаки.

Что было хуже всего — удар по силе раза в три превосходил попытку Маиру.

Словно заводная игрушка, Изая изогнул тело вниз, в сторону непрерывно атакующего его незнакомца, и в тот же момент по кончику его носа прошлась подошва обуви нападавшего. У Орихары тут же онемела значительная часть лица, но он ни в коем случае не должен был останавливаться.

Информатор предпочёл уклониться, прижавшись к земле. Он упал на бок и покатился по асфальту, при этом напоминая гимнаста.

И в следующую секунду на землю один за другим обрушились удары ног, следующие за Изаей, пока тот катился. Происходящее на тротуаре напоминало эпизод фильма Джеки Чана.

И через пару мгновений Орихара, отдалившись на безопасное расстояние, достал карманный нож и встал на ноги.

Информатор всё ещё был на стороже, но уголки его губ изогнулись в ухмылке.

— Ну слава Богу. По виду своих сестёр я уж подумал, что это Шизу-чан.

— Понятно. И это всё? Больше ничего не хочешь сказать на прощание?

На небольшом расстоянии от Изаи стоял небритый мужчина в чёрной форме для карате.

Маиру тут же раскрыла его личность:

— Учитель! Зачем вы пришли?

— Эй, вы двое, назад. Я собираюсь выбить всё дерьмо из вашего старшего брата. Вы же не хотите наблюдать, как члена вашей семьи превращают в кровавое месиво?

С шумом размяв шею, мужчина в чёрной спортивной форме, Шараку Эйджиро, учитель Маиру по боевым искусствам, с уставшим видом сделал шаг в направлении Изаи.

— Если вы о братике Изае, то нам всё равно.

— …Ага (Это точно)…

— И как это я сразу не догадался, что от вас двоих не стоит ждать чувств, даже отдалённо напоминающих братскую любовь.

Орихара слегка скривил лицо. Его сёстры продолжали:

— А разве ты не относишься к папе, маме, сестрёнке Куру и мне как к любому незнакомцу, братик? Все мы всего лишь ‘предмет твоих наблюдений’. Ты сам говорил, что относишься ко всем людям одинаково, и вдруг требуешь к себе особого обращения только потому, что мы семья? Как странно!

— …Печально (Ну что за жалкий человек)…

— В подобных ситуациях такого не говорят…ох, чёрт!

Не успел Изая закончить говорить, как ему пришлось уклоняться от сильного удара Эйджиро.

От такой атаки новичку было ни за что не спастись, как бы он ни старался за ним уследить. Информатору же это удалось, хоть он и был от неудачи на волосок. И тут Орихара обратился к своему противнику:

— Не думаю, что профессиональному бойцу пристало нападать на новичка вроде меня посреди улицы, Эйджиро-сан.

— У тебя с собой всегда нож, и ты только что уклонился от моего удара. И ты ещё называешь себя новичком!

Эйджиро продолжил наносить своему оппоненту удары с едва скрываемым намерением убивать, которое, однако, на его лице никак не проявлялось. На самом деле, его уставший взгляд и отстранённое выражение лица выдавали в нём человека, который всё в этом мире считает утомительным и скучным. Он говорил так, будто делал собеседнику большое одолжение.

— Кстати говоря, а у тебя кишка не тонка, раз ты разгуливаешь у меня под окнами после всего того, что сделал с моей любимой сестрёнкой.

— Это общественная дорога. По ней может ходить кто угодно. И что-то я не припомню, чтобы когда-либо делал Микаге-чан второсортной[6], если ты об этом.

— Я не имел в виду, что ты изнасиловал Микаге. Ты уговорил её бросить школу, сволочь. Что, уже забыл?

Шараку Эйджиро не был Хейваджимой Шизуо. И как бы то ни было, он относился к разряду людей, с которыми связываться было себе дороже.

«Если ситуация выйдет из-под контроля, и меня найдёт здесь Шизу-чан — это будет катастрофа».

Изая, обдумывая план побега, продолжал отвлекать противника разговорами:

— Если хочешь заставить меня испытать то же самое, что и ты, разве не лучше было бы выместить злобу на моих сёстрах? Просто заставь их сделать всё, что пожелаешь. Можешь хорошенько с ними позабавиться. Если это произойдёт то меня, наверное, разорвёт от потрясения.

Проговорив эти возмутительные слова, Изая усмехнулся.

— Какой ты бессердечный, братик! Торгуешь собственными сёстрами! А под словами ‘разорвёт’ ты имел в виду, что тебя разорвёт от смеха!?

— …Предатель (Хуже тебя нет никого)…

— И они ещё смеют такое говорить, когда сами кричали мне «Умри», чтобы встретиться с какой-то там знаменитостью. Ну правда.

В ответ на возражения сестёр информатор горько ухмыльнулся. Эйджиро, в свою очередь, не улыбался; его усталые глаза, чей взгляд был приклеен к Изае, сузились ещё больше.

— Хоть она и сестра такого подонка, как ты, я ни за что не сделаю такое с моей драгоценной ученицей.

— Учитель…

— Вот если бы она была лет на пять постарше и с более развитой фигурой, я бы ещё подумал.

— Как и ожидалось от учителя! Чтобы изменить мнение о вас с хорошего на плохое, мне потребовалось всего три секунды!

Эйджиро, не обращая внимания на крики Маиру, продолжил атаковать. И когда он уже собирался использовать уникальный приём, присущий только школе Ракуэй…

Как вдруг третья сторона ударила его с разворота ногой прямо в затылок.

— Что за—!?

Казалось, что нападающий ещё легко обошёлся с Эйджиро. Мужчина упал на землю лицом вниз, однако сознание не потерял. Увидев, кто именно его ударил, он, несколько ошарашенный, активно начал возмущаться:

— М-Микаге! Что это ты делаешь!? Только не говори мне, что ты всё ещё любишь этого парня!

Перед Эйджиро предстала женщина с короткими колючими волосами, похожая на мальчика.

Медленно вскипающая ярость Микаге, как её назвали раньше, не отражалась на её спокойном и собранном лице. Она обратилась к своему старшему брату:

— Так громко рассуждаешь о том, насиловали меня или нет, посреди улицы… Брат, неужели ты относишься к людям, которых сначала надо убить, чтобы они научились уважению и тактичности?

— Подожди немного! Погоди! Конечно, говорят, что только мёртвых можно назвать хорошими людьми, но он что, правда тобой не воспользовался!? Я требую, чтобы ты мне всё объясняла, по крайней мере до того, как я поведусь на слухи!

— Заткнись, глупый братец. Ко всему прочему, ты развязал драку на улице, средь бела дня. Ты хочешь, чтобы твой клуб был навеки опозорен?

— А разве ты сама не запятнала имя нашего клуба, когда напала на меня со спины и отправила в полёт одним ударом!? — поднимаясь на ноги, продолжал возмущаться Эйджиро. Микаге, однако, сухо возразила:

— Истинный мастер боевых искусств должен быть готов сражаться в любое время дня и ночи. Не надо жаловаться на неожиданные атаки.

— И ты думаешь, что сможешь оправдаться словами ‘Ты должен быть готов сражаться в любое время дня и ночи’!? И что ты скажешь в следующий раз!? Что можно расстрелять противника из снайперской винтовки, так как: «Это не просто бой, разве ты не в курсе? Конечно же огнестрельное оружие разрешено»!? А потом любой первоклашка подожжёт дом Трауготта Гайзендорфера[7], пока тот спит, и назовётся следующим чемпионом боевых искусств! В любое время дня и ночи, чтоб меня! И разве мы сейчас о том разговариваем?

— Думаю, что этому человеку не страшны ни огонь, ни пули. Но все эти мудрые мысли не оправдывают твоей невнимательности, из-за которой у меня и получилось тебя подловить. И они уж тем более не объясняют необходимость оскорблять меня подобным образом.

Женщина уставилась на брата с таким мрачным видом, будто она была готова сорваться в любой момент.

— Подожди, Микаге! Я просто хочу кое-что у тебя прояснить!

— …И что же это?

Заметив серьёзный вид своего брата, Микаге замерла и решила послушать, что он скажет дальше.

— А это правда, что у тебя с мужчинами нет никакого опыта?

— …

— Ты что, даже ни с кем не целовалась?

— …

— … — …

Микаге замолчала. Маиру и Курури с нетерпением ждали её ответа.

Но то, что женщина сказала дальше, не имело никакого отношения к вопросу.

— Умри!

— Ты только что пожелала смерти своему брату…аааа!?

Эйджиро удалось заблокировать удар Микаге, направленный ему в кадык, но она тут же начала без остановки быть по различным больным точкам его тела.

— П-Погоди, что это, последовательные атаки в режиме нон-стоп, ой, погоди, да что это такое!? Новые приёмчики!? Какой-то там Танец или какое-то Инферно? Я прав? …! …! …! …!


Микаге не прекращала атаковать, в то время как Эйджиро, защищаясь, болтал без остановки.

Курури и Маиру, поглощенные практически театральным представлением избиения брата собственной сестрой, только через некоторое время поняли, что им следовало бы следить за своим братом…

Когда они огляделись по сторонам, Изаи уже нигде не было. Только любопытные прохожие наблюдали за происходящим издалека.


♂♀


Где-то на шоссе Кавагое, квартира Шинры

— …Вот какие у Изаи младшие сёстры. Думаю, они слишком большое испытание даже для него.

[Даже и не знаю, что сказать…эти близнецы кажутся вымышленными.]

Как будто не до конца убеждённая рассказом Шинры о сёстрах Изаи, Селти напечатала эти слова.

— Курури-чан и Маиру-чан стали такими, когда я ходил в Старшую Школу Райджин. Тогда они ещё учились в первом или втором классе начальной школы.

[Правда?]

— Думаю, Изая в курсе, что это его влияние сделало сестёр такими, какие они есть.

В рассказе Шинры о прошлом чувствовались нотки ностальгии. Селти склонилась над его головой; через идеально обтягивающий её тело мотоциклетный костюм, подчёркивающий женственную фигуру, было прекрасно видно колени и голени. Ощущая при виде её ног некоторое беспокойство, подпольный доктор продолжил:

— Знаешь, что сказал своим сёстрам Изая, когда они ещё были в начальной школе? «Курури и Маиру, вы абсолютно одинаковы во всех отношениях. А какой тогда смысл жить, если вы всегда одинаковы, что бы вы ни делали?» Да, точно. Он сказал им что-то подобное, медленно и чётко, словами, которые и пятилетний ребёнок бы понял.

[Знаешь, если бы все близнецы в этой стране проголосовали за его повешение, я бы их не винила…]

— Да нет, я не думаю, что у него какие-нибудь предрассудки против близнецов. Он, наверное, просто хотел увидеть своих сестёр в отчаянии, или посмотреть, как они дерутся. Он не желал им ничего плохого, ему просто было ‘интересно посмотреть’.

[Значит, он решил пойти дальше и посмотреть, что с ними будет? Но я думаю, что это ещё хуже…]

Слова, которые женщина написала на подключённом к сети КПК, тут же появились на экране ноутбука, на который смотрел лежащий на кровати Шинра.

Они придумали этот способ общения, чтобы Селти не приходилось показывать ему свой КПК каждый раз, как они решат поговорить. И благодаря этому разговор у них шёл довольно быстро.

— Но Изая кое-чего не рассчитал, а именно — его сёстры оказались куда более необычными, чем он думал.

[Необычными?]

— Они кинули жребий и разделили между собой ‘черты характера’, чтобы стать одним человеком с множеством сильных сторон, но без слабостей. Они верили, что, соединившись в одно целое, смогут компенсировать все слабости сильными сторонами. Вообще-то, они уже лет десять этим занимаются. Надо дать им за это должное.

[Думаю, это достойно восхищения…но, мне кажется, ‘восхищение’ — не совсем то слово.]

Селти сложила руки вместе и задумалась.

Шинра на некоторое время перевёл взгляд в потолок и озвучил своё предположение:

— Мне кажется… может быть, поначалу они делали это, чтобы понравиться Изае.

[Что?]

— Когда члены твоей семьи разочарованы в тебе, это куда большее потрясение, чем если бы они были на тебя злы. Папа постоянно мне об этом говорил. Сколько раз он бы ни обижал меня или маму, его бывшую жену, даже он до такого не опускался.

Вспомнив отца Кишитани, чудака в белом респираторе, Селти со смешанными чувствами напечатала следующее:

[…Ну, нельзя сказать, что я не ожидала такого отношения этого человека к тебе, судя по тому, какой он…]

— В любом случае, когда ученицам начальной школы собственный старший брат говорит, что в их жизни нет никакого смысла, они обязательно сделают всё, чтобы понравиться ему, не так ли?

Едва заметно кивнув в знак согласия со словами Селти, Шинра горько ухмыльнулся.

— Но, думаю, цель и средства её достижения поменялись местами. Они столько времени потратили, чтобы стать идеальным человеком, что Изая их больше не волнует. Возможно, лучшее доказательство этому — их любовь к Ханеджиме Юхею, которого ещё называют “Идеальным Сверхчеловеком”. Хотя, я рад, что всё получилось именно так, иначе они так бы и остались марионетками Изаи.

[Ага. Я немного знаю об этих близнецах, но если ты так думаешь, Шинра, то, наверное, всё так и есть. Кстати говоря, я считаю, что никто не должен позволять Изае собой управлять.]

— Как знать? Может, он и с нами уже это делает.

[Тогда моя коса со всей яростью вонзится в его ногти.]

— Это, наверное, очень больно, — Шинра, прочитав слова Селти, улыбнулся и продолжил — Селти, ты впадаешь в крайности.

Ответ женщины, однако, удивил Кишитани.


[Даже если у меня получится спасти только тебя одного, Шинра, я всё равно обязательно вырву тебя из его лап. Не стоит волноваться.]


Шинра не некоторое время раскрыл рот, переваривая истинный смысл этих слов…

Когда же подпольный доктор, наконец, понял, он несколько раз пытался заговорить, но получалось что-то нечленораздельное.


— Селти…! Не надо больше так! Только не говори мне жить дальше одному…кхе…

«Шинра!?»

Не успев приподняться на кровати, Кишитани взвыл от боли. Селти даже ничего не успела напечатать — она подбежала к нему и обняла.

— Больно…ай…мир без тебя, ай… “Хакуга ломает свой кото”[8]…только так можно описать такую жизнь…кхе…отчаяние…

[Просто не двигайся! Прости меня! Теперь я понимаю, что ты хочешь сказать! Я просто пошутила! Мы вместе сбежим от него! Говорю же, вместе! Так что не волнуйся!]

Селти быстро напечатала это на КПК и ткнула экран Шинре в лицо, тем временем укладывая его обратно с помощью теней.

— Это всё я виноват, Селти! Всё, я успокоился, правда успокоился…

Ужимки Шинры могли показаться довольно забавными, но Селти, не в состоянии забыть, как ещё недавно он выл от боли, никак на них не отреагировала.

[Ладно, я позабочусь о домашних делах. Я сообщила Авакусу-кай о твоих травмах, так что не думаю, что они будут посылать срочных больных сюда.]

— Селти, не надо заставлять себя работать на них, если тебе не хочется.

[Всё будет в порядке. Если из-за работы мне придётся проводить вне дома много времени, я просто от неё откажусь.]

Пока они говорили, у Селти зазвонил телефон. Это было оповещение о новом сообщении от одного приложения.

Это приложение женщина поставила себе совсем недавно, и в нём были записаны только те, с кем она общалась в реальной жизни.

Селти вдруг охватило невероятной силы неприятное предчувствие.

Лёгок на помине. Такое выражение тут же пришло ей на ум. «Ну правда, я всё чаще начинаю думать как Шинра», подумав это, гонщица посмотрела на экран КПК и — бинго! — и её предчувствие, и выражение оправдали себя.

Увидев надпись “Орихара Изая”, Селти начала хладнокровно печатать ответ.


Селти@МонХан•ОсноваДлинногоМеча[9] [Что ты хотел?]

Орихара Изая […Ты что, геймер?]


Осознав, что она всё ещё не поменяла ник с тех пор, как месяц назад переписывалась с другими игроками, Селти поспешно переименовала себя.


Селти@ [Это не так! Шинра Снайпер, а я вроде как пользуюсь Длинным мечом для зачистки.]

Орихара Изая [Честно говоря, я понятия не имею, о чём ты.]


Прочитав ответ Изаи, Селти поняла, что она не очень-то задумывалась, когда реагировала на замечание о своём имени. Стараясь сохранить спокойствие, женщина подождала ровно столько времени, сколько людям обычно требуется на глубокий вдох, и продолжила:


Селти@Очень занята [Прости. Что случилось?]

Орихара Изая [О, похоже ты начала учиться выгодно использовать свой ник. Ладно, у меня для тебя работа.]

Селти@Очень занята [Нет.]

Орихара Изая [Ой, не будь такой суровой.]

Селти@Выходной [У меня нет времени на твои тёмные делишки. Прости.]

Орихара Изая [Боже.]

Орихара Изая [Забота о больном Шинре отнимает столько времени?]


Увидев это сообщение информатора, Селти ненадолго замерла.

«…»

«Откуда Изая узнал про травмы Шинры?»

«Хотя, он же информатор…или это Шинра ему сказал?»

В то время как женщина впала в раздумья, Изая продолжал печатать.


Орихара Изая [Судя по тому, что ты мне не отвечаешь,]

Орихара Изая [Думаю, ты задаёшься вопросом: «Как же он узнал о состоянии Шинры?»]

Селти@Выходной [Именно так. Только не говори мне, что причастен к этому.]

Селти@Выходной [Если э]

Селти@Выходной [Если это так, я тенями заткну тебе глаза и рот и брошу перед Шизуо.]

Орихара Изая [Не злись. Успокойся и, по крайней мере, пиши поаккуратней. Кстати, я не имею к этому отношения. Я не настолько глуп, чтобы пытаться убить или травмировать друга. У меня их не так уж и много.]

Орихара Изая [Но я информатор, в конце концов. Сейчас я более-менее знаю, почему на вас напали. Я готов торговаться в любое удобное для тебя время.]

Селти@Выходной [Правда?]

Орихара Изая [Хотя, я конечно же попрошу тебя сделать для меня кое-что взамен.]

Селти@Выходной [Ты правда собираешься расплатиться со мной информацией о человеке, который напал на твоего друга!?]

Орихара Изая [Я сам сейчас нахожусь в опасной ситуации. Я пока не могу быть паинькой — это большой риск.]

Орихара Изая [Ну, так что ты будешь делать? Может, хотя бы захочешь выслушать меня?]

Селти@Выходной [Где и когда?]


— Селти, что случилось? — взволнованно спросил Шинра, увидев, как Селти застыла на месте с КПК в руках.

— Это Изая, да? Он опять хочет дать тебе какое-то опасное задание?

[Нет — в смысле, это Изая, но с работой, вроде, всё в порядке. Я отъеду ненадолго.]

— Селти…? — с вопросительной интонацией проговорил Кишитани, когда Селти уже направилась к выходу.

— Эй, Изая тебе что-то сказал?

[Нет…мы говорили только о работе.]

— Можно мне посмотреть твой КПК?

[А разве ты и так на него не смотришь?]

Селти пожала плечами, будто Шинра сказал что-то совершенно бессмысленное.

Тот же, абсолютно серьёзным тоном, ответил:

— Нет, я хотел посмотреть на вашу переписку. Можно?

[У меня тоже есть личное пространство. Что, боишься, что я изменяю тебе с Изаей?]

— …Селти, знаешь, может я и не силён в других вещах, но я по крайней мере могу распознать твою ложь.

Подпольный доктор говорил спокойно, ровно, но решимость и печаль так и сквозили из его голоса.

[…Я…хорошо.]

Селти могла бы просто уйти из дома через тайный ход, но голос Шинры вернул её обратно, сделав подобный исход событий невозможным.

Собравшись с мыслями, женщина включила чат и показала КПК возлюбленному.

— …Я так и думал. Я так и знал, о чём вы говорили.

[Прости меня. Я подумала, что ты остановишь меня, если узнаешь…]

— Я бы так и сделал… Но даже если я и попытался бы, ты бы ответила мне: «Прости» и ушла, не так ли, Селти?

[…Прости.]

Поняв, что Шинра видит её насквозь, гонщица поникла.

Шинра, однако же, улыбнулся и с теплом посмотрел на женщину:

— Ну, я уже давно привык, что он использует меня в своих заговорах. Всё это началось ещё в средней школе.

[Что?]

— Я желаю узнать, почему на меня напали не меньше тебя, Селти… Но мне совсем не хочется, чтобы ты из-за меня нервничала. Поэтому я и пытался тебя остановить. Но так как это не сработало, я сменю тактику.

Шинра, изменившись в лице, медленно приподнял своё перебинтованное тело. Пытаясь не обращать внимания на боль, он погладил шею Селти.

— Мы узнаем, кто именно вломился в наш дом, и сделаем это вместе. Встать с кровати я не могу, но, по крайней мере, мозги у меня на месте.

[Но если это на самом деле дело рук Изаи…]

— Разве мы об этом не говорили? Мы вырвемся из лап Изаи, и сделаем это вместе, Селти.

[Шинра…]

Воздух в комнате пропитался романтикой; впрочем, Кишитани всегда окружал себя подобной аурой, куда бы он ни пошёл. Чтобы договориться раз и навсегда, подпольный доктор озвучил одно условие:

— Пообещай мне вот что, Селти. Если ты узнаешь личность преступника, не держи это в себе. Даже если Изая кого-нибудь с собой приведёт и скажет тебе: «Вот, это он», сначала возвращайся домой и поговори со мной.

[А если я не сдержу слово? Ты возненавидишь меня за это?]

Женщина и не собиралась нарушать обещание, но она должна была знать ответ на этот вопрос.

Шинра медленно покачал головой и бодрящим голосом ответил:

— Я никогда не смогу тебя возненавидеть, Селти.

[А что же ты тогда сделаешь?]

— Если ты нарушишь обещание…

[Если я нарушу обещание…]

Помолчав немного, Кишитани озвучил наказание для Селти:

— Думаю, что…заплачу.

[Чего?]

— Я буду плакать…и кричать…

[Ты, что ли, заплачешь?]

Слова Шинры звучали так неправдоподобно, что Селти неосознанно напечатала этот вопрос. Тот, однако, с серьёзным видом продолжил:

— Да, если ты предашь меня, Селти, я буду плакать и кричать! И плевать на то, что я мужчина, и мне 25! Я буду плакать так громко, что даже Сагамихара-сан, наш сосед снизу, заволнуется и придёт проверить, что со мной! Неужели, ты хочешь увидеть меня таким?

[Нет, в смысле, ты прав, не думаю, что мне этого хочется…]

Селти, не зная, что именно сказать любимому, наклонилась вперёд. Однако, от его следующих слов у неё по спине пробежал холодок.

— А ещё я нажалуюсь твоим приятелям из МонХан, и испорчу им игру. Как тебе?

[Да поняла я! Я обязательно сдержу слово, так что не переживай!]

Селти тут же напечатала ему эти слова. Потом, наспех собравшись, она вышла из дома.

И пока женщина размышляла над всем ужасом последнего ‘наказания’ Шинры, она не могла не порадоваться тому, как хорошо он знает, что ей нравится, а что нет.


ЧАТ

Кио: Мы уже давно ждём Канру-сан, но, похоже, она просто не может до нас снизойти.

Маи: Она не приходит.

Кио: Ну правда, от неё столько головной боли. Появляется тогда, когда мы с ней говорить не хотим вообще, устраивает неразбериху, а потом, когда нам действительно надо с ней поговорить, исчезает с лица земли. Интернет хорош тем, что связывает людей, находящихся друг от друга далеко. Но, судя по всему, Канра-сан далека от нас не только физически. Наши сердца, наверное, тоже пошли разными путями. Прискорбно.

Маи: Грусть-тоска.

Кио: Раз уж дело в этом, то мне ничего не остаётся кроме как написать сюда все свои жалобы на этот мир, и таким образом успокоиться. Ах, в магазинчике неподалёку всегда продаются кешью и миндаль, но грецкий орех к ним завозят редко… Почему так, ведь в их ореховой смеси есть и кешью, и миндаль и грецкий орех? Ну почему?

Маи: Мне вообще-то всё равно.

Маи: Ай!

Маи: Кио-сан, извращенка!

Кио: Эх, ты назвала меня извращенкой только за то, что я дотронулась до твоей голени? Плохая девочка. Интересно, как же ты меня назовёшь, если я потрогаю тебя где-нибудь ещё? Ради такого стоит провести эксперимент.

Маи: Стой— Стой—


Шаро-сан в чате.


Шаро: Эй вы, маленькие извращенки, хватит уже.

Шаро: Не надо выносить ваши повседневные домогательства в интернет.

Маи: Добрый вечер.

Кио: Увы, я уже успела обрадоваться, что хоть кто-то пришёл, но это оказался тот, кого мы хотели видеть меньше всего.

Шаро: От всего сердца извиняюсь, что не оправдал ваших драгоценных ожиданий.

Шаро: Тьфу! Тьфу!

Кио: Ты плюёшься в чате. Мне думать, что у тебя нет совершенно никаких манер, или же что ты прекрасно выражаешь свои эмоции текстом…? В любом случае, одна вещь остаётся неоспоримой — я недовольна.

Маи: Плеваться мерзко.

[Личное сообщение] Шаро: Кстати говоря, Маиру, Курури.

[Личное сообщение] Кио: Ой, что-то случилось, Шараку Эйджиро-сан?

[Личное сообщение] Маи: Учитель, что не так?

[Личное сообщение] Шаро: Значит, вы действительно обмениваетесь характерами в сети…

[Личное сообщение] Шаро: Ай, ладно. Ваш старший брат там не пропал после того, что случилось?

[Личное сообщение] Маи: Да.

[Личное сообщение] Кио: Пропал? Мы его сегодня видели в первый раз за долгое время.

[Личное сообщение] Шаро: Ясно. Ну, просто я думал, что этот подонок скрывается в Синдзюку…

[Личное сообщение] Шаро: И зачем он сегодня вообще припёрся в Икебукуро?

[Личное сообщение] Кио: Как знать? Хоть мы и семья, мы за ним не следим.

[Личное сообщение] Маи: Похоже, он что-то затеял с Авакусу-кай.

[Личное сообщение] Шаро: Понятно…

[Личное сообщение] Шаро: Если вы узнаете, что он затевает в Икебукуро, дайте мне знать.

[Личное сообщение] Кио: Да не вопрос. Как его сёстры, мы тоже чувствуем себя виноватыми.

[Личное сообщение] Кио: Когда мы думаем, что вот так просто пускаем нашего дикого братишку в этот район…

[Личное сообщение] Кио: Кстати, я хотела спросить про Микаге-сан и нашего брата…

[Личное сообщение] Шаро: Я вам ничего не скажу. О подобных вещах не говорят в таких местах.

[Личное сообщение] Шаро: Да и вообще, не мне вам об этом говорить… Если вам интересно, спросите у Микаге завтра на тренировке.

[Личное сообщение] Шаро: Кстати, Курури-чан, тебе бы тоже не помешало иногда тренироваться.

[Личное сообщение] Шаро: У тебя фигура лучше, чем у Маиру, и мне хоть будет, на что посмотреть.

[Личное сообщение] Кио: Ох, сексуальное домогательство к старшекласснице через интернет?

[Личное сообщение] Маи: Я в вас так разочарована.

[Личное сообщение] Маи: Я так разочарована в своём учителе.

[Личное сообщение] Шаро: Эй, мне что, даже в сети нельзя вести себя, как хочется?

Кио: Да что это такое? Шаро-сан домогается до меня через личку. Из-за этого невероятного оскорбления под моим черепом вот-вот произойдёт взрыв мозга. Ах, проклятые слова Шаро-доно… Они словно когти порвали мою одежду на куски, пока я мирно наслаждалась сном в виртуальном пространстве под названием интернет!

Маи: Какое варварство!

Маи: Мы будем жаловаться.

Маи: Его сестре.

Шаро: НЕЕЕЕЕТ! Я всё понял! Я виноват! Простите! Я же просто пошутил, а вы на меня так взъелись! Мне нельзя ни до кого домогаться, только если они заранее не знают, что это шутка? Ненавижу этот мир.

Шаро: Вы двое — просто невероятная парочка. Честно.

Маи: Мы не парочка.

Кио: Мы — один человек. Называя нас парой, ты оскорбляешь все пары в этом мире. И хоть здесь нет ни одной из них, и они тебя не слышали, ты всё равно должен извиниться.

Шаро: Да что ты вообще имела в виду!? Ну, здесь всё равно никого нет, так что я могу попросить прощения для вашего душевного спокойствия.


Сайка-сан в чате.


Сайка: Добрый вечер

Шаро: Чего!? Сайка-сан здесь!?

Сайка: Эм

Сайка: Простите я вам помешала

Кио: Нет, нет. Тебе не о чем волноваться. Когда ты прочитаешь историю сообщений, то поймёшь, что это Шаро-сан выставляет себя на посмешище.

Кио: Кстати, Сайка-сан, я кое-что хотела у тебя спросить.

Сайка: Что такое

Кио: Сеттон-сан не заходил сюда уже целых десять дней. Может, тебе что-нибудь о нём известно?

Сайка: Нет

Сайка: Я ничего об этом не знаю

Сайка: Думаю, он просто занят

Кио: Ясно. Мы просто подумали, что в последнее время большинство старичков не заглядывают в чат.

Сайка: Мне тоже интересно Всё ли в порядке с Таро-саном

Маи: Мы его не видели

Кио: Да, это так, мы уже давненько его не видели. Думаю, я про него забыла, потому что у него такое обычное имя! Но всё же, мне кажется, что этот чат унаследовало новое поколение. Я всегда за приглашение новых людей, чтобы здесь было веселей.

Кио: Но сейчас может показаться, будто мы скидываем чат на новичков, хотят они того или нет.

Маи: Давайте веселиться вместе.

Маи: Хотя мне очень хочется спать.

Кио: Да ты только посмотри на время! Увы, думаю, тут ничем не поможешь.

Кио: Давайте продолжим завтра. Лекарства и недостаток сна — враги коже твоей.

Кио: Кстати говоря, я слышала, что какие-то люди распространяют по городу препараты…

Сайка: Вы имеете в виду они открывают аптеки?

Шаро: Она не эти препараты имела в виду, lol.

Кио: …Ладно, мы это тебе как-нибудь потом объясним. Если кто-нибудь из вас знаком с Сеттон-саном и Танака Таро-саном в реале, пожалуйста, уговорите их почаще сюда заглядывать!

Кио: Когда людей больше, в чате веселее!

.

.

.

В тёмном месте 3Править

— Эй, насчёт этой Шараку Микаге. Какие у тебя с ней на самом деле отношения, Господин Информатор?

— …

Мужчина с холщёвым мешком на голове и женщина, которая назвала себя “Червём”, сидели друг напротив друга, как и раньше.

В руке женщина держала телефон. Было похоже на то, что с экрана она читала какую-то информацию.

А в пленнике с мешком на голове, в свою очередь, что-то изменилось.

Холщёвый мешок был насквозь мокрым; он сжимался и расправлялся в такт дыханию мужчины.

— Я спросила, какие у неё с тобой отношения. Как бесчувственно с твоей стороны было меня проигнорировать.

Червь рассмеялась и потянулась к столу, где стояла пластиковая бутылка воды.

— Или ты так хочешь пить, что и слова выговорить не можешь?

Истерически смеясь, она схватила бутылку и выплеснула её содержимое на скрытую за мешком голову.

Вода вылилась из тары и маленьким водопадом обрушилась на ткань.

Жидкость с едва слышным всплеском стекла, судя по всему, с уже и так мокрого мешка на пол; из-за плохого освещения она даже не заблестела.

Женщина встала с места, наклонилась к холщёвому мешку и начала слизывать струящуюся по нему воду.

Кончик её языка упёрся в лицо мужчины, скрытое тканью, и она почувствовала его тёплую плоть.

— Как грязно, госпожа Червь, — одна из женщин, сидевших позади неё, сказала это и рассмеялась.

Но Червь только усмехнулась ей в ответ, погладила язык указательным пальцем и ответила:

— Мне теперь всё равно, грязно это или нет. Кстати, я тут пролила нашу невероятно драгоценную воду, можешь сходить купить ещё?

Сколько бутылок?

Её подчинённая задала несколько странный вопрос. Червь наклонилась прямо к голове мужчины с мешком на голове и громко прошептала ему в ухо:


— Мм, дай-ка подумать…принеси, наверное, дюжины три бутылок, каждой по два литра.


«Парень под холщёвым мешком уже, наверное, догадался, зачем мне нужно столько воды» — подумала женщина, но на всякий случай задала своему пленнику вопрос:

— А теперь вопрос. Что же я буду делать со всей этой водой?

— …

— Дзинь! Время вышло!

Червь, скрестив указательные пальцы, обозначила ответ мужчины как неверный.

Она поднесла скрещенные указательные пальцы к лицу пленника, ткнула его в нос и покачала его голову туда-сюда.

— А теперь слушай! Правильный ответ: «Я собираюсь вылить её тебе на голову», — женщина беззаботно, радостным голосом озвучила свои истинные намерения.

— И в качестве наказания за неправильный ответ, мы заставим твоих сестёр выпить всю эту воду, как только они прибудут сюда.

— …

— Ой, ты только не волнуйся. Наша вода — совсем не кислый сок, который показывают по телевизору. Мы не настолько плохие, так что не будем их заставлять пить такие опасные вещи.

Червь поспешно замахала рукой. Губы женщины изогнулись в кривой ухмылке, и она продолжила:

— Мы всего-навсего заставим их выпить по десять литров наивкуснейшей минеральной воды.

Пленник с мешком на голове, до сих пор так и не отреагировавший ни на один из её подколов, медленно поднял голову.

— Нет-нет, мы не собираемся их топить, или ещё чего. Это будет слишком скучно. …А ты знаешь, Господин Информатор, что есть такая штука, как смертельная доза воды?

— …

— Но я не очень-то представляю, сколько нужно влить в человека, чтобы он умер. К сожалению, с точными науками у меня плохо. Хахаха. Как насчёт десяти литров? Что думаешь?

Женщина, продолжая говорить, с нетерпением ждала прибытия воды и близнецов.

— Ой-ой…почему это ты до сих пор не разволновался?

— …

— Какой ты бессердечный. Я расстроена. Я так хочу подпортить тебе нервишки, а ты ничего не понимаешь.

Червь развернула свой стул в противоположную сторону, оседлала его, словно лошадь, и покачалась туда-сюда.

— А, я всё поняла. Эй, или ты, думаешь, что у нас могут возникнуть трудности с похищением твоих сестёр?

— …

Ухмылка женщины стала шире, и на какое-то мгновение показалось, что голова мужчины резко дёрнулась.

— Я слышала, что младшая из близнецов — способная ученица женской группы в спортклубе Ракуэй. А старшая носит с собой электрошокеры и перцовку, как будто это игрушки… Думаю, всё-таки есть вероятность, что у нас возникнут трудности с их похищением, если мы пошлём на дело всего лишь парочку заурядных ребят.

— …

— Поэтому-то мы и разработали особую стратегию. Мы собираемся взять Курури-чан в заложники, когда она останется одна. Что думаешь? Твои сёстры так близки, что даже смотреть противно, не так ли, Господин Информатор?

Червь большим и безымянным пальцами взяла пустую бутылку из-под воды и начала ритмично бить ей по лбу пленника. Она продолжила:

— Ты, наверное, сейчас думаешь: «Откуда она всё это знает?»

— …

— Ты действительно думаешь, что ты единственный всезнающий информатор в этом мире?

Скорее всего, женщина уже поняла, что не получит в ответ от мужчины ничего, кроме молчания.

— Видишь ли, кроме тебя есть и другие… Но ты, конечно же, не в курсе. Пока ты только и заботился о том, как привлечь к себе внимание, тот, другой информатор просто идеально выполняет свою работу, не говоря никому своего имени и не показывая лица. Я уже это говорила, но скажу ещё раз: Орихара Изая-сан, ты же в этом бизнесе всего лишь новичок, не так ли? Ну, или в лучшем случае, любитель? Боже мой, как это весело!

— …

Мужчина с мешком на голове немного покачал головой, будто пытаясь сказать, что радоваться тут нечему.

Червь, в свою очередь, не обратила на это внимания и надавила бутылкой на лоб пленника.

— Тот Господин Информатор…ой, эм. Я уже запуталась, так что буду называть его Информатор Б, ладно? А ты будешь Информатором А. Так, посмотрим…мы купили у Господина Б кучу информации о тебе, Господин А! Мы о тебе столько узнали, что меня веселит одна мысль об этом!

Женщина снова вскочила на ноги.

Обойдя стул мужчины и встав у него за спиной, она положила руки ему на плечи.

Почти касаясь грудью его спины, она начала говорить ему в шею, которая сейчас разделяла холщёвый мешок, завязанный так, чтобы не задушить, и кожу мужчины.

— Эй, ты ведь тоже информатор, не так ли? Если так, то ты должен быть в курсе дел.

— …

Когда дыхание женщины достигло кожи мужчины, он немного развернулся.

Червю его реакция понравилась настолько, что она продолжила дышать ему в шею.

— Ты совершаешь свои денежные переводы в самых грязных и мрачных местах, и ты не ожидал, что когда-нибудь кончишь именно так? …Конечно же ожидал, или я неправа?

— …

— Хотя, даже если ты и был морально готов к подобному исходу, ничего не изменится.

Достаточно поиздевавшись над пленником, женщина прошептала ему на ухо один вопрос:


— …Тебе что-нибудь известно о ребятах, которые называют себя “Рабы небесные”?


— …!

Когда Червь почувствовала, что мужчина напрягся, её суженные глаза снова расширились, совсем как у змеи.

— Ах, как ты отреагировал! Ты что-то знаешь, да…?

— …

— Уже слишком поздно, теперь молчание тебе уже не поможет, нет, не поможет! …Хм, но прямо сейчас тебе не надо ничего рассказывать. Я хочу, чтобы ты медленно мне всё объяснил, когда сюда приведут твоих сестёр, и мы начнём с ними веселиться, Орихара Изая-сан.

Женщина изучила холщёвый мешок, словно ребёнок, проверяющий упаковку подарка на день рождения.

— А сейчас…ах да, я хочу рассказать больше из твоей жизни, Господин Информатор.

Слегка улыбнувшись, как будто эта мысль только что пришла ей на ум, она пробормотала следующее:

— Так, где мы остановились? …Точно, мы говорили о ваших с Шараку Микаге-сан отношениях.

— …

— Она работает тренером в спортклубе, куда ходит твоя сестра…но это не всё, не так ли? Информатор Б нам ещё много чего рассказал, разве не так? — спросила Червь у своих коллег, рассевшихся по всему помещению. Те только переглянулись между собой и обменялись улыбками.

Как будто приняв их поведение за знак согласия, женщина удовлетворённо кивнула и проговорила:

— Микаге-чан была одной из твоих последовательниц в старшей школе, не так ли?

— …

— У тебя было столько последовательниц — просто потрясающе. Ты всё ещё поддерживаешь связь с кем-нибудь из них? Или ты уже изящно порвал со всеми?

Ещё немного — и Червь докатилась бы до пустых сплетен. И вдруг, как будто у неё неожиданно возник вопрос, она спросила о кое-чём другом:

— Ась…? Если ты пользовался таким успехом, то должен был стать известным ещё очень давно. Кстати — я, конечно, повторюсь, ибо эти слова никогда не потеряют актуальности — если ты был так популярен, почему тогда решил стать информатором? Разве это не опасно? Вообще-то, я удивлена, что ты всё ещё жив.

— …

Женщина всё продолжала провоцировать пленника с мешком на голове, но тот оставался безмолвным.

— Или ты думал, что никто не посмеет тронуть того, кому покровительствуют якудза? Тогда у тебя всё плохо. Да, мы действительно не хотим войны со всеми теми дяденьками из Авакусу-кай, но мы достаточно суровы, чтобы без малейших раздумий похитить жалкого прислужника вроде тебя.

— …

— Конечно, мы соврём, если скажем, что совсем не волнуемся… Но пока ‘Хозяин’ на нашей стороне, всё будет в порядке. Если что-то случится, он поговорит за нас с якудза… Тебе стоит опасаться ‘Хозяина’, знаешь ли. Он намного опаснее меня. Но я сомневаюсь, что ты сможешь всецело это осознать, Орихара Изая-сан.

Уставившись в потолок, Червь пробормотала эти слова себе под нос, а потом вернулась на своё место.

— Ах да, об этом-то Информатор Б нам и не рассказал…или он решил, что все и так знают? Ты был популярен ещё со времён старшей школы, не так ли, Орихара Изая-сан?

— …

— Я слышала, что ты участвовал в довольно серьёзных драках… Я никогда не жила в Икебукуро, так что подробностей не знаю, но…

Она открыла свой мобильный, дважды проверила нужную информацию и сказала:

— Эм…Хейваджима Шизуо-сан? Ты постоянно дрался с каким-то парнем, которого так зовут, не правда ли?


И теперь, мы снова посмотрим, что произошло несколько дней назад.

Глава 3 — БлохаПравить

DRRR v09 09


Начало августа, вечер, где-то в Икебукуро, в парке

— Т-ты, гадёныш! Ты что, работаешь на этого грёбаного ублюдка!?

Послышался преисполненный ярости голос, и высоко в воздух поднялся нелегально припаркованный мотоцикл.

И это произошло вовсе не с помощью автокрана или грузоподъёмника.

Когда один из молодых людей увидел, как стоящий перед ним мужчина голыми руками поднимает намного превышающую стокилограммовую отметку массу стали, он почувствовал слабость в коленях и рухнул на землю.

Фигура владеющего сверхъестественной силой человека была сзади освещена парковыми фонарями. Для молодых людей, скорее всего, этот образ был сродни смерти с косой.

— П-подождите, мы не, не, не —

Ребята в отчаянии мотали головами; их зубы стучали. У Хейваджимы Шизуо — мужчины, только что поднявшего мотоцикл в воздух — на висках вздулись вены, и он заговорил:

— Вы не что? Ещё немного — и вы превратитесь в кровавое месиво…поняли меня?

— Успокойся, Шизуо. Если ты кинешь его в них, они точно умрут. И ещё — хоть этот байк и припаркован с нарушением закона, это не умаляет того факта, что он дорогой… Просто отпусти их, — за спиной у настоящего воплощения смерти и насилия послышался голос, сопровождённый вздохом.

Он принадлежал мужчине с дредами. За ним, наблюдая за происходящим с ничего не выражающим лицом, стояла европейка с хорошей фигурой.

— Будет так глупо убить этих ребят только за то, что они сказали его имя. Ты хорошенько подумай, ладно?

Голос мужчины никоим образом не давил на собеседника. Но Шизуо, однако, послушал своего начальника и опустил мотоцикл на землю.

— …Ага.

Но, похоже, его ярость по отношению к молодым людям не могла испариться с такой же охотой.

Гнев в его взгляде был настолько силён, что каждому, кто встретился бы с ним глазами, показалось бы, что его сердце пронзил своими когтями сокол.

Танака Том — мужчина с дредами и в очках — встал между Шизуо и парнями и проговорил отстранённым голосом:

— Простите. Он вас, наверное, напугал.

— Что, а, да?

Молодые люди, не прекращая трястись с головы до пят, стояли как вкопанные и никак не могли понять, что происходит.

Они выглядели как обычные студенты, если не принимать во внимание тот факт, что у каждого из них было по три мобильника — в нагрудном кармане и по одному в брюках. Из-за этого можно было предположить, что они были как-то связаны с преступным миром.

Том посмотрел на ребят и, нахмурившись, продолжил:

— Но вы, парни, всё равно далеко зашли. Я не знаю, чего вы там вообще хотели добиться, но вы же всё-таки немного узнали о нём, прежде чем ввязываться в разговор. Тогда почему вы спросили: «Ну ты, конечно же, знаешь Орихару Изаю. Вы же с ним вроде как хорошие приятели, да»? Для начала, так с незнакомыми людьми вообще не разговаривают. Я не могу винить его в том, что он решил, будто вы пришли с ним подраться, знаете ли.

— П-простите! Простите! Нам очень жаль! Извините нас!

Шизуо, стоявший у Тома за спиной, услышав поспешные извинения парней, похоже, немного успокоился. Ровно дыша, он уставился на них сверху вниз.

— …Ну и? Что вы там хотели сказать про меня и блоху?

— П-п-паааастите!

Один из ребят настолько разволновался под пристальным взглядом Хейваджимы, что даже не мог нормально произнести «Простите». Чтобы вернуть самообладание, ему пришлось отвести взгляд, и только тогда у него получилось заговорить:

— Я-я против вас ничего не имею! В-вообще-то, если мы и на кого и злимся, так это тот подонок Изая…мы ищем его!

— Ааа…?

— М-мы…Это для нашего босса, этот ублюдок Изая впутал его девчонку кое во что… И поэтому мы изо всех сил пытаемся найти эту сволочь!


— И? Чего вам от меня было надо?

Через несколько минут.

Когда один из присутствовавших предложил для начала куда-нибудь отойти, они прошли дальше, вглубь парка, и тогда Шизуо повторил свой вопрос.

— Эм, да. Поэтому мы и хотели узнать больше об этом подонке Орихаре Изае… Но его не так уж просто выследить. На самом деле, мы даже не знаем, где его искать…

— Я и сам хотел бы знать, где. Когда найду его, изобью до смерти…

Ворона, женщина европейской внешности, услышав слова Шизуо, ровным тоном задала ему вопрос:

— Существует одно обстоятельство, которое уже некоторое время интересует меня. Является ли человеческое существо по имени Орихара Изая кровным врагом Шизуо-семпая?

— Нет, Орихара Изая — это что-то вроде блохи. Он присосётся к тебе, пока ты не видишь, а когда заметишь — уже высосет из тебя всю кровь. Вот такое он надоедливое насекомое, так что никогда не позволяй ему приближаться к тебе.

— Настоящим заявляю своё удовлетворение. Немедленно соглашаюсь и понимаю принятую информацию.

Ворона, кивая, проговорила на несколько странном японском эту фразу и зафиксировала имя “Орихара Изая” в своём сознании.

Когда женщина была ‘наёмницей’, она приняла работу под названием “травмировать Сонохару Анри” от Изаи через своего напарника Слона, но так как клиенты её не интересовали, она, судя по всему, не утрудила себя спросить имя Изаи или узнать, как он выглядит. Хотя, даже если бы она это сделала, точно забыла бы этого человека.

Не осознавая, что некоторым образом была близка к непосредственному контакту с Изаей и раньше, теперь Ворона ассоциировала это имя только с кличкой “блоха”.

Тем временем, молодые люди, услышав их разговор, начали наперебой соглашаться с Шизуо:

— Д-да! Всё именно так и есть! Этот грёбаный ублюдок Изая как раз такой! Вообще-то, наш босс тоже хотел убить его за то, что тот увёл у него девушку!

Услышав эти слова, Том заговорил в успокаивающей манере:

— Эй, я, конечно, понимаю, как для него тяжело принять тот факт, что девушку увели, но не могли бы вы не вмешивать нас в крайности вроде убийства? Шизуо и так слетает с катушек от одного имени этого парня.

— …Всё в порядке, Том-сан. Когда я буду его убивать, позабочусь о том, чтобы ни у кого не было из-за этого проблем. Ни у тебя, ни у Вороны, ни у Босса и так далее… — с мрачным видом проговорил Шизуо.

Том тут же возразил:

— Нет! Сейчас проблема не в этом…понимаешь!? Кстати говоря, ты не сможешь сделать это, не доставив никому проблем, это просто невозможно. И ещё — я не успокоюсь, пока ты не поймёшь — не стоит рушить свою жизнь из-за такого ублюдка.

— …Ну, тогда давайте надеяться, что эта блоха отправится гнить куда-нибудь подальше и больше никогда ко мне не подойдёт…!

И в этот момент Ворона снова перебила Шизуо:

— Я всецело уверена в том, что при совершении убийства не оставлю абсолютно никаких улик. Существует множество способов устранения надоедливого насекомого по имени Изая.

Услышав настолько опасные слова своего кохая, Шизуо невольно нахмурился.

— Эй, эй, такие вещи даже в шутку говорить не надо.

Как будто забыв, что он сам уже несколько раз за этот день пообещал “убить” Изаю, Шизуо погладил Ворону по голове и пробормотал:

— Мне более чем достаточно знать, что ты так думаешь. Спасибо.

DRRR v09 10

— …

Ворона замолчала, посмотрела Шизуо в глаза и тут же отвела взгляд.

«…Между Шизуо и Вороной что-то есть…да?»

«Ну, по крайней мере, похоже, что между ними что-то происходит…или они?»

«Или мне просто кажется?»

Разговор его подчинённых был настолько опасен, что Тому было сложно понять, что здесь происходит.

А молодые люди уж тем более не имели об этом никакого понятия. Они склонили головы перед Шизуо и, нарушив молчание, заговорили:

— Ах да, мы, это, и не думали у вас узнавать, где можно его найти… Но так как вы дрались с Орихарой Изаей, то может знаете, есть ли у него какие-нибудь, ну, это, привычки или приёмчики или…что-то вроде слабых мест?

— Слабые места? Вы чё вообще мелете? Вы просто вбиваете этого карлика в землю сразу, как найдёте. …Хотя, этот урод только и умеет, что убегать. Он быстрый, как блоха, этого у него не отнимешь. Только Шишизаки-семпай из нашей старшей школы мог догнать его и схватить за воротник… Да, этот подонок ещё со старшей школы…вот же чёрт! Да эта блоха всегда умела так скакать, в самом деле…!

Как будто вспомнив что-то из прошлого, Шизуо всё бормотал и бормотал, а в глазах у него вскипала ярость.

— Э-это правда так…

Почуяв неладное, парни хотели, было, свернуть разговор и как можно быстрее убежать подальше, как вдруг…


В ночном парке раздался беззаботный голос, совсем не похожий на таковой у Шизуо.


— Вороооона-сааан! Добрый вееечер — кьяяя!

Приветствие внезапно переросло в необычный боевой клич, и на Ворону сзади полетела маленькая фигура.

— …

Не проронив ни слова, женщина поставила блок и тем же движением отбросила нападавшую на землю. Той, однако, удалось вырваться из захвата Вороны в тот момент, когда её тело коснулось земли. Сделав кувырок назад, она тут же встала на ноги.

— Вот чёрт… Операция “Обнять Ворону-сан Сзади” полностью провалена.

Маиру — девочка в очках — засмеялась и разочарованно проговорила эти слова. Из-за спины девушки появилась Курури и склонила голову перед Шизуо и остальными.

— …Ночи (Добрый вечер)…

— Прежде чем обменяться вечерними приветствиями, я настаиваю на необходимости допроса. Как произошло, что ты сделала попытку прыгнуть и, тем самым, вступить со мной в схватку? Существовала большая вероятность того, что я не думая проведу серьёзную контратаку. Опасность.

— Телесный контакт! Всё дело в телесном контакте, Ворона-сан! Вы так сексуальны и красивы, и нам, девочкам, ещё много нужно узнать друг о друге! И ещё, вы так хорошо дерётесь, Ворона-сан! Мне было интересно посмотреть, кто из нас двоих сильнее! Конечно же, я была бы не против, если бы вы или я победили с помощью приёмов соблазнения, ведь у вас такая гладкая кожа! Я хочу её потрогать! Можно?

— Ваши слова мне не понятны. Запрашиваю объяснений их значения.

Ворона склонила голову вбок и взялась за неё рукой, но Маиру, не успев ответить женщине, обратилась к Шизуо с поднятой рукой:

— Ой, Шизуо-сан! Привет! Мне так жаль, сегодня мы смогли поймать братика Изаю, но убить его у нас не получилось!

В эту самую секунду…

Молодые люди снова оживились.

— Братик Изая? — пытаясь понять смысл только что услышанных ими слов, они несколько раз пробормотали их себе под нос, однако, яростный крик, который раздался в следующее мгновение, совершенно сбил их с мысли:

— Эй…вы, почему это у вас с собой по три мобильника?

— Что?

Когда один из ребят обернулся, он встретил невероятно пронзительный, проникающий даже сквозь солнечные очки, взгляд Шизуо. Судя по его состоянию, он готов был раздавить молодых людей в любое время.

— Когда я вижу, что у человека с собой три или четыре телефона, мне в голову сразу же лезет эта блоха… Ты, придурок, что, проворачиваешь за спинами у людей какие-то тёмные делишки…? Хотя нет, забудь, даже если вы мне не ответите, ничего не изменится — я убью вас всех раз и навсегда, поняли…?

— П-погодите…

— Если вы этого не хотите, чтобы через три секунды вас здесь не было… Всё понятно…?

И в следующее мгновение — ещё до того, как Хейваджима успел начать обратный отчёт — парни, словно кролики, побежали прочь из парка, опасаясь за свою жизнь.

Близнецы и Ворона стояли, понятия не имея, что происходит.

Похоже, только Том понял, в чём было дело. Похлопав Шизуо по плечу, он мягко проговорил:

— Умно, очень умно. Хотя, ‘трёх мобильников достаточно, чтобы меня разозлить’ — даже для тебя слишком, они могут подумать, что у тебя чересчур большие запросы… Впрочем, по крайней мере, они к тебе больше никогда и близко не подойдут.

— …Всё не так. Я на самом деле разозлился, потому что они напомнили мне эту блоху.

Ответив Тому, Шизуо повернулся к Маиру и Курури и резко бросил:

— Эй, вы двое, лучше бы вам в ближайшее время быть осторожнее, когда ходите по округе. И ещё — не рассказывайте направо и налево, что вы семья этой блохи.

— Что? Как, почему?

— …Непонятно (Что-то случилось)…?

Близнецы склонили головы вбок, а Шизуо со злостью стиснул зубы.

— Эта чёртова блоха, похоже, опять что-то затевает.

После этого, он ненадолго замолчал, как будто не уверенный в том, стоит ли ему продолжать, но потом цокнул языком и всё равно заговорил:

— Мне не очень-то хочется говорить об этом в вашем присутствии, но если с вами что-то случится, я думаю, что он именно из тех подонков, которые охотно бросят вас… Если вам кажется, что я не прав — простите. В любом случае, я за вас беспокоюсь, так что хорошенько следите за тем, что делаете, ладно?

«Я сейчас был сам на себя не похож», — подумал Шизуо, практически жалея о сказанном. Однако, в следующую секунду Курури и Маиру повисли у него на руках с обеих сторон.

— Эй, вы чего делаете?

Шизуо в удивлении наклонил голову. Маиру издала смешок. Курури молча улыбнулась.

— Шизуо-сан, вы на самом деле такой милый, не правда ли?

— …Уважаю (Это так здорово)…

— Я знала! Знала! Разве я не говорила, что Юхей-сан такой замечательный потому, что это его брат подал ему хороший пример?

— Прекратите, идиотки! Не сравнивайте кого-то вроде меня с Каской, этим вы его оскорбляете!

Даже несмотря на то, что у него на руках висели две старшеклассницы, Шизуо удалось разозлиться совершенно по другому поводу.

— Я требую от вас немедленного отделения от Шизуо-семпая. Ограничение движения его рук является помехой к работе. Причина подобных действий с вашей стороны недостижима для моего понимания, — ровным тоном обратилась Ворона к Курури и уже приготовилась оттащить близнецов от Шизуо.

Том поскрёб щёку при виде этой, в какой-то степени, забавной сцены и пробормотал:

— Боже мой. Какая же шумная компания.


— …Надеюсь, из-за этого проблем у нас не будет.


♂♀


В то же время, Икебукуро, на крыше здания

— Привет. Давно не виделись, курьер.

Селти стояла под ночным небом, на котором почти не было видно звёзд из-за неоновых огней; её чёрный как смоль костюм поглощал даже искусственное освещение. Стоявший напротив неё Изая расслабленно поднял руку в знак приветствия.

— Как дела у Шинры? Думаю, что с помощью новейшего оборудования Небулы он поправится намного быстрее, чем в Государственной Больнице Райра? …Но с другой стороны, думаю, что его восстановительный период дома может перечеркнуть всю пользу, которую это оборудование дало. Хотя, конечно же, это зависит от качества ухода.

[…Как ты об этом узнал?]

— У меня есть собственная информационная сеть, в этом всё дело. Можешь думать, что я отправил шпиона в Небулу, или ещё чего. Только вот мне не кажется, что ради такого дела стоит напрягаться. Даже если ты найдёшь шпиона, ничего не сможешь сделать.

Ничего не изменилось.

Изая вёл себя как и всегда, когда хотел поручить Селти какую-нибудь работу.

Но и именно это и выводило женщину из себя до такой степени.

Этого человека Шинра называл своим ‘другом’.

И несмотря на то, что Шинра был серьёзно ранен и Изая знал об этом, он вёл себя как обычно.

[Если в нападении на Шинру виноват ты, то думаю, что поиски твоего шпиона действительно того стоят.]

И поэтому женщина вложила всё своё раздражение, смешанное с сарказмом и подозрительностью, в напечатанные на КПК слова и ткнула экран в лицо информатору. Но даже это не изменило его поведения.

— Ой, ты меня пугаешь. Разве я тебе не говорил? Я не стою за нападением на Шинру. Я вообще не вижу в этом никакого смысла.

[А разве ты не такой человек, который что угодно сделает, лишь бы оно казалось весёлым?]

— Ох, а это было обидно. Ну неужели ты считаешь меня приверженцем гедонизма? Я не настолько свободен или всесилен, чтобы делать всё что угодно ради удовольствия. Я и не жду, что чудовище вроде тебя поймёт меня, но наши, людские жизни связаны множеством ограничений. Ничем не ограниченную свободу заслуживают только те, кто готов идти до конца, пока не упадёт замертво прямо на улице. Я же пока умирать не хочу. Вот как всё просто.

Селти, всё больше раздражаясь из-за болтовни Изаи, напечатала на КПК следующие прямолинейные слова:

[…Шинра серьёзно ранен. Разве ты совсем ничего не чувствуешь?]

— Недавно, когда меня порезали ножом, он просто повесил трубку со словами «Пока!», знаешь ли. Всё, что я делаю — отношусь к нему достаточно холодно в ответ.

[Да ты…он так за тебя беспокоился после того звонка! А ты что сделал? Из-за тебя нам позвонила полиция…! Если ты не хотел, чтобы с тобой так обращались, ты должен был удостовериться, что сам так к людям не относишься! И раз уж мы заговорили о тебе, то ножевое ранение ты, скорее всего, заслужил!]

— Да ну? А ты думаешь, что Шинра не заслужил своё?

Селти бесстрашно отреагировала на ответную колкость Изаи:

[Я всё выясню. Именно поэтому я пришла сюда и потребовала у тебя информацию о преступнике, разве мы об этом не говорили? Если ты мне соврёшь, я на самом деле свяжу тебя и кину перед Шизуо.]

— Это правда что я обманываю и себя, и других людей. Но я никогда не вру, если дело касается работы, иначе я бы уже давно стал банкротом. Можешь считать, что ложь — одно из моих хобби.

[Но у тебя, однако, есть привычка делать из хобби работу.]

— Ой, ты всё-таки это сказала. Ну что же. Тогда, может, сначала поговорим о работе?

Изая, который до этого стоял, облокотившись на ограждение крыши, направился в сторону Селти.

Та же, однако, как будто пытаясь его остановить, осмотрелась по сторонам и напечатала:

[Подожди-ка минутку.]

— Что случилось?

[…Кто все эти люди?]

Селти смотрела на мужчин, которые наблюдали за происходящим, скрывшись у стены, в тени баков для воды.

Когда Селти увидела их кожаные куртки со своеобразным рисунком, ей на ум пришло одно название.

[Эй, а эти люди, случайно, не из “ Драконов-Зомби”?]

Прочитав эти слова, информатор хлопнул в ладоши и радостно ответил:

— Бинго! Я удивлён, что ты их помнишь. Ведь их уже давненько не видно на дорогах.

Драконы-Зомби были группировкой босозоку, и их можно было встретить во всех двадцати трёх специальных районах Токио. Поговаривали, что они соперничают с “Джан Джан Джан”, которые, в свою очередь, по слухам были связаны с Авакусу-кай. Но в последнее время эта банда практически полностью исчезла из города.

Так как Джан Джан Джан пропали из виду практически одновременно с Драконами-Зомби, Селти решила, что это произошло из-за их страха перед ужасным Белым Мотоциклом. И она уж никак не ожидала встретить членов этой банды на крыше здания, куда мотоциклы практически никогда не заезжали.

[Зачем они здесь?]

«Только не говорите мне, что он действительно стоит за нападением на Шинру».

«Неужели, он привёл с собой всех этих людей, чтобы прикончить меня?»

Пока всё новые подозрения роились в сознании Селти, женщина не теряла бдительности. Она заставила тени струиться вокруг себя.

Если бы всё пошло по худшему сценарию их возможных, она бы просто накрыла всю крышу дома тенями.

Когда Селти более-менее продумала этот план, Изая без тени враждебности во взгляде помахал рукой.

— А, всё в порядке, в порядке. Не стоит так волноваться. Они что-то вроде моего транспорта и телохранителей в одном флаконе, вот и всё.

[Телохранителей…?]

— Ты забыла, что меня ранили? Я всё ещё не нашёл того, кто это сделал. Знаешь, люди же начинают меня ненавидеть, даже когда у меня к ним самые благие намерения. Поэтому я и заплатил этим ребятам, и они стали моими телохранителями. …Преследование банд босозоку стало в последнее время очень жёстким, ты же знаешь.

[Согласна, но…]

Вспомнив напряжённую погоню с Кузухарой Кинноске у неё на хвосте, которая произошла всего полдня назад, женщина вздрогнула. Потом она продолжила печатать:

[Но я более чем уверена, что ты обычно не имеешь благих намерений.]

— Я просто пошутил. Учитывая мою работу и личностные качества, я вполне заслуживаю всю ту ненависть, которую ко мне испытывают. Такие вещи даже я способен охотно признать.

[Если ты понимаешь, неужели не можешь хотя бы попытаться немного измениться?]

— Если мне когда-нибудь захочется — конечно, — говоря эти слова, Изая совсем не выглядел заинтересованным. А Селти, похоже, решила оставить попытки убедить его.

[Ладно, хорошо, я ничего больше не буду спрашивать про всех этих людей. Так какую доставку ты хотел мне поручить?]

— Ну, поговорим обо всём по порядку. Работа займёт несколько дней.

[Эй, постой! Мне же надо ухаживать за Шинрой! Я не могу не появляться дома несколько дней подряд!]

Селти начала возражать. Изая, в свою очередь, покачал головой, как будто никакой проблемы в этом не видел.

— Всё будет в порядке. Тебе не придётся находиться там постоянно. Я сказал несколько дней, но на самом деле в день тебе нужно будет работать по чуть-чуть.

[По чуть-чуть?]

— Да, короче говоря, я хочу, чтобы ты стала моей помощницей. Мне необходимо много чего узнать касательно одного дела. Поэтому мне и нужен кто-то, не связанный вещами вроде зарегистрированной личности или семейных уз, тот, кто сможет сделать то, чего не смогу я.

[А почему ты не попросишь вон тех ребят из Драконов-Зомби?]

Когда Селти задала ему этот, вполне естественный вопрос, выражение лица Изаи ни капли не изменилось.

— Если они не сосредоточатся на работе телохранителей, у меня могут быть проблемы. Жизнь для меня превыше всего.

[Хоть ты так говоришь, просить курьера собирать для тебя информацию — просто не правильно. Я этим не занимаюсь…]

Хоть женщина и сомневалась, она понимала, что у неё просто нет выбора — ей придётся согласиться на эту работу.

И тогда взамен она получит информацию о напавшем на Шинру человеке.

Даже если бы она связала информатора по рукам и ногам и запугала его, он бы не раскололся.

Женщина прекрасно понимала, что — каким-то странным образом — психической выносливости Изае было не занимать. Она решила продолжить переговоры, хоть в какой-то степени уже и сдалась.

[Я сделаю всё, что от меня зависит, но ты не откажешься платить мне, даже если тебя не устроит результат.]

— Знаю. Ну, если ты только меня не предашь или не перегнёшь палку с издевательствами, я дам тебе всю информацию, какую захочешь. И вообще, не думаю, что твои обязанности будут как-то сильно отличаться от доставки. На самом деле, ты мне нужна именно в качестве курьера.

[Что именно я должна буду делать?] — раздражённо спросила Селти, в очередной раз прослушав хождение Изаи вокруг да около.

Тот по-детски злорадно ухмыльнулся, положил руку Селти на плечо и уселся на самый верх ограды крыши.

Любой бы заволновался, что он может упасть с крыши вниз, но женщина и не пыталась остановить Орихару. Вместо этого, она молча ждала ответа информатора.

Тот, в свою очередь, посмотрел на Селти со своего возвышения и громко хлопнул в ладоши.

— Я хотел сказать, Курьер, что в этот раз попрошу тебя доставить…


…информацию.


♂♀


Час спустя, где-то в Токио, в клубе

Интерьер этого места был настолько привычным для клубов, что даже напоминал о некоторых голливудских декорациях.

На тускло освещённом танцполе, то и дело пронизываемом лучами света, звучала энергичная музыка. А на третьем этаже, отрезанная от шума и вспышек света, находилась одна комната…

Внутри собралось несколько студентов, совершенно выбивавшихся из атмосферы.

Стены комнаты были окрашены в тёмно-синий цвет, напоминающий городское ночное небо.

Здесь стоял стол из белого мрамора, а вокруг него — несколько чёрных кожаных диванов, что как будто подчёркивало важность данного помещения.

— Неплохое местечко, не так ли? — эти слова принадлежали мужчине с дротиком в руке.

На стене висела истыканная дротиками мишень для игры в дартс. Другие игры в комнате также были нецифровыми, что создавало атмосферу некоторой старины.

— На втором этаже до конца прошлого года собирались ребята, которые занимались тем же, чем и мы. Не помню точно, когда это было — в конце прошло года или в начале этого — но они каким-то образом привлекли внимание Авакусу-кай и копов, и были уничтожены.

— Эй-эй, ну и не повезло же им, да?

— Почему бы не взглянуть на это с другой стороны? Например, что эти парни забрали вместе с собой все неудачи. Этот клуб принадлежит моему отцу, так что мы можем себе позволить намного больше. Я ему сказал, что нам нужно место для учёбы, и он разрешил нам пользоваться этой комнатой, если она не забронирована.

Эти слова принадлежали молодому человеку, на вид образцовому студенту, который никогда не ходит по клубам. Он кинул дротик в мишень.

Бум. В комнате раздался хруст, и все собравшиеся здесь ребята замолчали.

Молодой человек, попав в самое яблочко, не шевельнулся ни на миллиметр. Хоть он и походил на образцового студента, тощим и хрупким его назвать было никак нельзя. Судя по заметным мышцам, он, скорее всего, занимался каким-то видом спорта. Благодаря лицу и телу он производил впечатление человека из успешной семьи, и стоял посреди этой изысканно обставленной комнаты, словно сошедший с картины.

И этот самый молодой человек, заговорив, нарушил, наконец, воцарившееся молчание.

— …Но всё же, вы действительно считаете, что этот Хейваджима Шизуо вам поверил? Он купился на большую и ужасную ложь, что у меня увели подружку?

Стоявший в дверях парень — тот же самый, что разговаривал с Шизуо в парке несколько ранее — льстиво ухмыльнулся, почесал в затылке и сказал:

— Да, поверить не могу, как просто он на это повёлся. Слухи не врут — этот парень настоящий монстр, но нам так повезло, что его голова работает именно так! И у нас получилось узнать больше об этом ублюдке Орихаре Изае! Ну, это правда, что он информатор и всё такое, но, по правде говоря, он не настолько хитёр, чтобы заслуживать вашего внимания, Шиджима-сан.

— А, вы же ещё нашли девочку, похожую на его сестру…не так ли?

— Да, это так! Мы слышали, как эта девчонка в очках громко и чётко сказала «Братик Изая»! С ней была и другая, очень похожая на неё, так что она тоже может быть его сестрой!

— Вот как, понятно. У него есть сёстры. Воистину многообещающий материал для шантажа.

Мужчина, которого только что назвали ‘Шиджима’, взял в руку ещё один дротик и прицелился.

— Так что, где этот ребёнок живёт?

— Что?

Услышав этот вполне естественный вопрос, парень, судя по всему, подчинённый человека с дротиком, застыл на месте.

Причина была проста: ответить ему было нечего.

— Вы же поэтому всё ещё не привели сюда этих детей? Наверное, вы собираетесь сделать это позже? Если это так, то вы должны знать, где они живут, разве не так?

— Эм, нет…ну, этот урод Шизуо начал на нас злиться, так что мы убежали…

— Что, правда? Плохо. Тогда, завтра решим, что будем с этим делать.

Шиджима беспечно рассмеялся. Его подчинённый также выдавил из себя смешок.

В следующую секунду, однако, Шиджима склонил голову вбок и спросил у парня:

— …Хм? Что это у тебя такое с глазами?

— А?

— У тебя там на веке какое-то пятно…прикрой глаза на секунду.

— О, конечно, простите за беспокойство.

Однако, когда он закрыл глаза…

Через долю секунды почувствовал, как что-то пронзает его нос.

— !? Аааа…чего!?

Парень, не понимая, что происходит, открыл глаза.

Когда он это сделал, перед его взором, между левым и правым глазом, предстали два на вид напоминающих палочки объекта. Хотя, впрочем, он был всего один. Ему, судя по всему, показалось, что их два, так как предмет был слишком близко и глаза не могли хорошо сфокусироваться.

Поначалу парню казалось, что его укусила крошечная ящерица, или ужалила пчела. Он тут же попытался прогнать рукой нависшую над ним тень.

Однако, когда он отмахнулся от неё, его лицо прожгла сильная боль, будто кто-то пытался проделать отверстие в его носу.

— Э!

Предмет, только что находившийся у него в носу от столкновения с рукой упал на пол и прокатился.

Молодой человек зажал кровоточащую рану рукой и посмотрел на этот предмет.

— Э…

«Это что…острие дротика…?»

Как только парень понял это, откуда-то сбоку к нему приблизилась тёмная фигура.

— Ши-шиджи-…ма-…сан!? Ааааа! 11:18, июля 24, 2014 (UTC)~!

Он и не заметил, когда Шиджима успел переместиться из центра комнаты прямо к нему и вонзить дротик ему в плечо.

Боль в носу и плече слилась воедино и усилилась до такой степени, что он практически потерял рассудок.

Ещё до того, как он успел осознать, что же произошло, его сознанием полностью овладела боль.

— Ч-чего! Меня, да за что! За что!

Зажав плечо рукой и вжавшись в угол комнаты, подчинённый резко развернулся и прокричал этот бессвязный вопрос. Кто-то из остальных собравшихся здесь людей, взглатывая, пристально наблюдал за происходящим, кто-то усмехался, были и другие реакции.

— Ой, ты, наверное, хотел спросить: «За что вы так со мной поступили»?

Шиджима закончил говорить за своего подчинённого и тут же ответил на собственный вопрос:

Ну конечно же потому, что ты не сделал ничего, — обыденным тоном проговорил Шиджима и пошёл поднимать дротик, катившийся по полу неподалёку.

Без малейших раздумий он кинул его в трясущегося в углу комнаты парня.

— Чег—!? — тот закричал — сначала от страха, а потом сразу же от боли.

Шиджима прошёл вперёд и, сделав мах ногой, вдавил острие дротика глубже в бедро парня.

— Гааааа!? Ааааааа!

Раздавшийся в комнате голос был больше не способен изъясняться по-человечески.

Стены в комнате были сделаны из звукоизолирующего материала — благодаря им сюда не проникала музыка с танцпола, и, более того, никто снаружи не услышал бы криков подчинённого.

Боль начала влиять на спинной мозг парня. Из его глаз, без того наполненных страхом и смятением, потекли слёзы.

Шиджима ободряюще улыбнулся этому человеку, сейчас представляющему собой жалкое зрелище, и, всё ещё держа ногу на вонзённом в бедро жертвы дротике, заговорил:

— И ты думаешь, нам повезло, что у Хейваджимы Шизуо такие мозги…? Ну тогда, думаю, ткани твоего мозга сотканы из ещё более удачно подобранного материала…? В этом деле мы не можем позволить себе потерять ни секунды. Просто не можем. Просто. Не. Можем. Понял меня?

Медленно пробормотав последние пять слов, он снова надавил на дротик.

Из горла его подчинённого, как из приводимого в движение его ногой испорченного инструмента, вырвались стоны.

— А теперь, поблагодари меня. Если бы я не сказал тебе закрыть глаза, ты бы мог лишиться левого или правого, у меня же могла дрогнуть рука, — проговорив эти слова, Шиджима опустил ногу и повернулся к стонущему парню спиной.

Словно потеряв всякий интерес к этому конкретному подчинённому, мужчина, похожий на выходца из какой-нибудь успешной семьи, обратился ко всем собравшимся:

— Если вы думаете, что мы с вами — что-то вроде университетского кружка, это большой повод для беспокойства… Хотя нет, на самом деле мне всё равно. Да, мне действительно всё равно, но… в конечном счёте, именно мне придётся испытать на себе весь гнев Кумои-сана.

Кумои.

От одного лишь упоминания этого имени в комнате повисло напряжение.

Все собравшиеся здесь люди не испытывали такого давления даже тогда, когда перед ними с помощью дротика наказывали их товарища. Однако, как только слуха ребят достигло имя ‘Кумои’, даже те, кто при виде крови ухмылялся, замолчали.

Ведь сейчас крики и стоны одного человека едва ли могли произвести впечатление как на их барабанные перепонки, так и на сознание.

Сейчас они полностью сконцентрировались на имени ‘Кумои’.

— Э-эй, Шиджима. А Кумои-сан с тобой не связывался в последнее время?

— Конечно же, связывался.

В то время как его товарищи рассаживались по кожаным диванам, Шиджима беспечно улыбнулся.

— …Ведь Кумои-сан просто не мог не заметить …когда те придурки не только не смогли прикончить Акабаяши из Авакусу-кай, но ещё и подрались с какими-то совершенно левыми якудза, не забыв при этом засветиться в новостях?

Даже когда по лицу Шиджимы потекла капля холодного пота, оно не потеряло своей беззаботности.

Он пробормотал:

— …Мы стали таким позором для “Рабов небесных”, просто не то слово.

Закончив говорить, молодой человек расстегнул правый рукав рубашки и полностью закатал его.

— …

В комнате снова воцарилось молчание.

Некоторые из собравшихся отвели взгляды, в то время, как остальные уставились на его руку, не веря своим глазам.

Там они увидели странные шрамы, длинные и красные.

Несколько длинных, параллельных друг другу красных линий, извиваясь, поднимались от запястья до плеча.

«Очень похоже на нотный стан», — подумал один из ребят, но потом тут же исправил себя —

Ведь полосы были не просто ‘очень’ похожи —

Эти шрамы ‘именно это’ собой и представляли: нотный стан с пятью параллельными строками.

Между линиями, то тут, то там, искажённые складками кожи, виднелись красные точки. Некоторые из них были аккуратно дописаны, образуя знак “♪”.

— Э-эти шрамы…как это…как они…

— Хм? А, так это Кумои-сан на мне нарисовал.

— Ножом…что ли?

Говорящий, судя по всему, боялся, что если он не задаст этот вопрос, его поглотит это необычное, аномальное явление.

Мужчина решил сказать ‘нож’ потому, что на такой вопрос он, скорее всего, получил бы удовлетворительный ответ.


«Да, эти порезы от ножа».

«Если это так, то они не выходят за рамки нормы. Малолетние бандиты иногда делают такое сами с собой, когда им крышу сносит».

«Это как прижигать людей сигаретами для проверки на смелость».

«Ага».

«В этом нет ничего такого».

«Уверен, что в любом сериале или манге можно встретить вещи и похуже».

«И, к тому же, такое и сравнить нельзя с отрубанием пальцев».

Подобные мысли то появлялись, то исчезали у мужчины в сознании.

Но представшие перед ним щрамы были наиболее красноречивым олицетворением боли из всех, что он только мог представить.

Хоть эти шрамы и были лучше потери пальца или кисти руки, они не были похожи на обычные порезы. Такие следы могли остаться только от очень глубоких порезов, доходящих до самых мышц.

Молодые люди никак не могли справиться со своим воображением.

Им казалось, что это ещё самая легкая форма наказания, которому они могут подвергнуться.

И чтобы развеять их стремление сбежать от действительности, Шиджима слегка покачал головой:

— Если бы это был нож, они бы, наверное, быстрее зажили.

Все присутствовавшие в комнате замерли; Шиджима плавно подошёл к мишени для дартс.

Сорвав с неё три дротика, он покатал их по ладони и продолжил:

— Видите, острием такого дротика он по одной вырезал все эти линии на моей руке.

— …

По спинам у мужчин пробежал холодок; они вспотели.

Разрушить мышечную ткань, чтобы нарисовать нотный стан предметом, даже не предназначенным для резки. Стоило мужчинам лишь представить эту сцену — и кровь застыла у них в жилах.

— О, но это всё равно было намного лучше, чем когда он просверлил мне дырку в резце без анестезии. Хотя, он тогда ещё приказал мне что-то невыполнимое, вроде «Пой по нотам, когда кричишь». Ну правда, шутки Кумои-сана всегда самые лучшие.

Шиджима невинно рассмеялся. Только вот, никто не поддержал его веселья.

Судя по всему, Кумои был лидером этой группировки, и все его наказания были направлены на Шиджиму, второго по важности человека.

— «Мы станем тенью Долларов», так сказал мне Кумои-сан.

В то время как температура в комнате, казалось, упала до абсолютного минимума, Шиджима единственный продолжал говорить с теплом. Он снова повернулся к мишени.

— Да, мы не первые, а вторые, но это ничего. Мы можем спрятаться за необъятной фигурой Долларов и стать их тенью… Одна проблема — чтобы защитить это место, мы должны немного поднапрячься.

Бум. Послышался хруст, и дротик снова попал в яблочко.

— …“Рабы небесные” захватят “Амфисбену” целиком, и сделают её своей собственностью.

Бум. Когда очередной дротик попал в самый центр, во взгляде мужчины появилось нечто маниакальное.

— Потому что так хочет Кумои-сан.

Бум. Последний дротик встретился с мишенью, и…

Следующие слова Шиджимы, больше похожие на жест отчаяния, эхом прокатились по комнате.

И только сам говорящий улыбался очень, очень радостно.


— Ведь нам уже нет пути назад.


ЧАТ

.

.

.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.


Сайка-сан в чате.


Сайка: Добрый вечер

Сайка: Рада вас видеть


Учёный-домосед-сан в чате.


Учёный-домосед: Приятно познакомиться, меня зовут Учёный-домосед!

Учёный-домосед: Эм, вообще-то, я здесь в первый раз

Учёный-домосед: Меня пригласил Сеттон-сан! Я рад всех видеть!

Сайка: Приятно познакомиться

Сайка: Меня зовут Сайка

Сайка: Как здорово что вы пришли

Сайка: Вы знакомы с Сеттон-сан?

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Анри-чан, это я.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Я просто вспомнил, что Селти пыталась уговорить меня присоединиться.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Много чего произошло. И теперь меня, вроде как, заключили в игре в гляделки с ноутбуком.

Учёный-домосед: Ну, да, вроде того! Приятно познакомиться!

[Личное сообщение] Сайка: Кишитани-сенсей, это вы?

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Бинго! Но тогда получается, что Селти больше в чат пригласить некого.

[Личное сообщение] Сайка: Вы уже поправились

[Личное сообщение] Учёный-домосед: О, понятно, тебе Селти рассказала.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Ну, в последнее время мне стало проще печатать на клавиатуре.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Хотя, я могу этим заниматься только лёжа на спине, с помощью этого специального стола.

[Личное сообщение] Сайка: Пожалуйста, будьте осторожней

[Личное сообщение] Сайка: Желаю вам скорейшего выздоровления

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Хорошо, так и сделаю. В любом случае, не стоит так сильно из-за меня волноваться.

[Личное сообщение] Сайка: Понятно Спасибо

[Личное сообщение] Сайка: Кстати вы начали пользоваться личными сообщениями как только пришли

[Личное сообщение] Сайка: Это так здорово

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Ну, я хорошо разбираюсь в компьютерах, так что более-менее понимаю, что здесь делать.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Я думал, что стоило бы мне поздороваться с остальными пользователями чата, но, похоже, никого нет.

[Личное сообщение] Сайка: Простите

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Анри-чан, не надо…ой, тебя же нужно называть Сайка-сан. Тебе не за что передо мной извиняться, lol

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Кстати говоря, ты что, пишешь с телефона? Это же так тяжело.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Да, тебе, наверное, очень трудно, судя по тому, что печатаешь ты только хираганой [10].

[Личное сообщение] Сайка: Простите

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Я же сказал, тебе не за что извиняться, lol

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Если я буду заставлять тебя постоянно извиняться, Селти потом на меня разозлится!

[Личное сообщение] Сайка: Как дела у Селти-сан

[Личное сообщение] Учёный-домосед: О, у неё всё отлично. Хотя, домой она ещё не вернулась.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Ой, точно, если ты хочешь научиться переключаться между хираганой и кандзи на телефоне и компьютере

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Почему тогда не попросишь Микадо-куна, или кого ещё, научить тебя?

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Микадо-кун, похоже, в таких вещах неплохо разбирается.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: О, а ты не можешь поговорить с ним об этом в чате? Думаю, никто не будет против.

[Личное сообщение] Сайка: Простите

[Личное сообщение] Сайка: Я тоже об этом думала

[Личное сообщение] Сайка: Но я не хочу чтобы Рюгамине-кун узнал что Сайка это я

[Личное сообщение] Сайка: Я пока не готова к этому

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Ясно. Я понимаю твои чувства.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Микадо-кун, похоже, знает, что Сайка как-то связана с Рубакой.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Да, ты права. Если он узнает, что твой ник — название Демонического Клинка, у тебя могут быть неприятности, Анри-чан.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Тогда, думаю, ты можешь подождать, сколько хочешь.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Вы с Микадо-куном на меня не похожи. Вы более сдержанные.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Но если тебе о чём-нибудь нужно поговорить, будь то жизнь с Демоническим Клинком, или же просто твоя жизнь…

[Личное сообщение] Учёный-домосед: или если ты захочешь рассказать Микадо-куну правду…

[Личное сообщение] Учёный-домосед: можешь приходить к нам с Селти в любое время.

[Личное сообщение] Сайка': Большое вам спасибо

[Личное сообщение] Сайка: Я рада это слышать

[Личное сообщение] Сайка: Я только с вами и с Селти-сан могу поговорить о Сайке

[Личное сообщение] Сайка: Это придаёт мне уверенности

[Личное сообщение] Сайка: Но вы уверены что я не причиню вам неудобств

[Личное сообщение] Сайка: Кишитани-сенсей я не хочу чтобы из-за меня у вас и Селти-сан были проблемы

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Тебе правда не о чем волноваться.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Для Селти ты очень важный друг, знаешь ли.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: А друзья Селти — и мои друзья тоже.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Ну, тебе только нужно выбрать время, удобное и для Селти, и для меня, и прийти к нам.

[Личное сообщение] Сайка: Я рада это слышать

[Личное сообщение] Сайка: Очень рада

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Мне становится немного неловко, когда ты так сразу начинаешь меня благодарить, lol.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: Я, наверное, попрощаюсь на сегодня.

[Личное сообщение] Учёный-домосед: А теперь — выхожу из лички!

Учёный-домосед: Ну, тогда будем прощаться! Я зайду поздороваться, когда здесь будет больше людей!

Учёный-домосед: Сайка-сан, спасибо, что стали моим первым собеседником!

Сайка: Вам спасибо

Сайка: Мне было приятно

Учёный-домосед: И мне! Ну, тогда, до свидания…


Учёный-домосед-сан покинул (а) чат.


Сайка: Спасибо

Сайка: Я тоже закончу на сегодня

Сайка: Большое вам спасибо

Сайка: Надеюсь когда-нибудь мы вместе соберёмся и поговорим

Сайка: Я буду очень стараться

Сайка: Тогда до свидания, извините


Сайка-сан покинул (а) чат.


Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

.

.

.

В тёмном месте 4Править

— А теперь, без дальнейших церемоний, начнём же непредставление Орихары Изаи! Хлоп хлоп хлоп —

Когда Червь начала издавать хлопающие звуки, её коллеги зааплодировали по-настоящему.

В мрачно освещённое помещение проникла частичка тепла — оно исходило от света крошечных свечек.

На стол неподалёку кто-то поставил торт Монблан, истыканный более чем двадцатью такими свечами.

Из-за этого казалось, что лакомство было одной большой свечой, источающей волны тепла своим мерцающим пламенем.

— День Рождения Орихары Изаи-куна — 4 мая! Так круто! Ты, наверное, был одним из первых в классном журнале[11]! Ты был самым старшим! Ух ты!

— …

— Орихара Изая-кун, тебе же уже 25, не правда ли? Но ты, похоже, всем вокруг рассказываешь, что тебе 21. Почему? Ну почему? Ты что, боишься, что без этого тебе будут давать тридцатник?

В ответ на эту провокацию безмолвный мужчина с мешком на голове покачал головой.

— Ты действительно нечто! Ты молчишь уже целых два часа. Можно я скажу начистоту? Мы могли бы избить тебя, или порезать, или просверлить в тебе дыру, или вырвать тебе все волосы, чтобы заставить кричать, но это было бы тааак скучно. Вот когда сюда притащат младших сестрёнок Орихары Изаи-куна, начнётся настоящее веселье! Да, да!

Будто удовлетворённая собственным умозаключением, женщина по имени Червь кивнула и, подняв со стола поднос с тортом, поднесла его прямо к холщёвому мешку, надетому на голову пленника.

— Даже с мешком на голове ты способен понять, что этот свет исходит от пламени, не так ли?

— …

Пленник, тяжело дыша, попытался изогнуть своё тело назад.

Пучок свечей, которыми был утыкан торт размером на одну персону, поднесли близко-близко к его лицу.

— Прости, я такая плохая девочка — насквозь твой мешок промочила. Смотри, сейчас я его для тебя высушу!

Хоть ткань мешка и была мокрой, мужчина всё равно ощущал жар.

Но по его реакции было трудно понять, что он чувствует.

Под холщёвым мешком могло скрываться что угодно: страх, отчаяние, или же безграничная злость по отношению к женщине.

Червь, скрывая свои эмоции за спокойным выражением лица, на самом деле перебирала в уме многочисленные варианты.

Она могла сорвать холщёвый мешок с его головы в любое время — стоило ей только захотеть.

Но было ещё рано. Слишком рано.

Поэтому женщина, купаясь в истинном блаженстве, изо всех сил пыталась подавить в себе безумные желания.


У Червя было одно хобби: оскорблять других и давать волю своему воображению.

В те моменты, когда она была вся охвачена желанием увидеть лицо своей утопающей в отчаянии жертвы, она чувствовала себя по-настоящему живой.

«Я хочу немного прижечь его. Руки, может быть».

«Нет, нельзя. Мне надо потерпеть, пока сюда не приведут его сестёр…»

Сердце женщины дало волю опасным фантазиям, порождаемым извращёнными желаниями. Но она, поборов их, сохранила на своём лице ласковую улыбку.

Ей хотелось поднести свечи ещё ближе и поджечь холщёвый мешок.

Она жаждала увидеть, как привлекательное лицо с фотографии, исказившись от боли, будет превращено огнём в омерзительное месиво.

Он будет измотан и больше не сможет шевелиться, и тогда она проведёт языком по его ожогам.

Женщина представила вкус крови во рту и крики Орихары Изаи.

Только лишь воображение позволяло Червю упиваться тем, что она жива.

Она уже делала такие вещи с огромным множеством людей любого возраста и пола, с врагами Амфисбены — врагами для неё и её ‘Хозяина’.

Когда те люди теряли сознание или катались по полу в агонии, женщина иногда снимала с них мешки. Так она узнала, что это разрушает её состояние экстаза.

Если судить по фотографиям, Орихара Изая был как раз во вкусе Червя.

И поэтому она решила терпеть до последнего —

Пока не пройдёт высшая точка его отчаяния, чтобы забрать его самое драгоценное выражение, пока она бог знает сколько раз не испытает высшее наслаждение, и пока ей не надоест строить в своём воображении образ человеческого существа по имени Орихара Изая.


Скрывая в сердце все эти желания и мысли, женщина поставила торт обратно на стол.

— Ну ладно, на самом деле, этот торт не для тебя, Орихара Изая-сан, а по случаю моего дня рождения в этом месяце. Как жаль, что я не могу предложить его тебе.

Потом Червь устремила взгляд в экран мобильного и зачитала текст под заголовком “Личные данные Орихары Изаи”.

— Рост: 175 см. Вес: 58 кг. Ух ты, а у тебя фигура очень даже ничего. Хотя, если тебе прибавить пару сантиметров роста, ты бы нравился мне ещё больше.

— …

Увидев, как пленник с мешком на голове в замешательстве и бессилии отвернул голову в сторону, женщина усмехнулась.

— Ты хочешь спросить, откуда я даже о твоём весе знаю? Понимаю. Разве я тебе не рассказывала? Мой информатор — самый лучший.

— …

‘Представляя’ ещё более запутанное выражение на лице мужчины, Червь продолжила читать ему ещё больше данных о нём:

— Хотя, судя по тому, что это информация полугодичной давности, твой вес, наверное, уже не такой. Орихара Изая-сан, ты же в прошлом году застраховал свою жизнь, не так ли? И ты ввёл в анкету рост и вес на то время, помнишь? …Моему информатору удалось раскопать о тебе даже это. Ну разве он не хорош?

— …

Мужчина задышал так, как будто хотел что-то сказать, но в конечном счёте, он сохранил молчание.

Червь наслаждалась болью, исходившей откуда-то изнутри, и, наблюдая за то поднимающимися, то опускающимися плечами мужчины, продолжила зачитывать вслух информацию с телефона:

— Включая тебя, Господин Информатор, в твоей семье семь человек. Твоего деда по отцу зовут Торакичи, а бабушку — Нацу. Родители твоей матери уже умерли. Ты хотя бы был на их похоронах?

— …

Звук дыхания на этот раз сопроводился движением головы, которое могло расцениваться и как положительное, и как отрицательное.

Мужчина, скорее всего, уже даже не мог соображать.

Однако, он точно слышал женщину.

Как только Червь получила ответ на свой вопрос, она заговорила снова:

— Имя твоего отца — Широ, а матери — Кёко… И остаются только твои сёстры, которые вот-вот должны быть здесь.

— …

— Начальная школа Райджин, средняя школа Райджин, старшая школа Райджин и, наконец, Университет Райра. Какой прекрасный эскалатор[12]! Круто! Хотя, в Райру, похоже, не так уж и сложно попасть. Рай-Рай-Рай-Рай. Да у тебя целая цепочка этих “Рай”. Звучит как название лапшичной.

Закончив травить понятные только самой себе шутки, женщина поднялась на ноги, ожидая ответной реакции от своих коллег.

Поставив свой стул прямо перед пленником с мешком на голове, она села ему на правое колено.

Указательным пальцем левой руки она начала водить круги по бедру мужчины.

Тому, судя по всему, было щекотно; он сбивчиво задышал.

— Эй…а я слышала, что в начальных классах ты был образцовым учеником.

— …

— Господин Информатор, в старшей школе ты много дрался с тем парнем, Хейваджимой Шизуо, о котором я уже говорила, да? Но больше всего потрясает то, что ты сделал в средней школе, не правда ли?

— …

В этот раз от пленника с мешком на голове не последовало никакой реакции.

— Что случилось? С тобой всё в порядке?

Женщина снова потянулась к стоявшему на столе торту.

Держа торт в руке, она попыталась поставить его на скрытую мешком голову мужчины.

Чтобы совладать с твёрдой тканью и удержать баланс, Червю понадобилось некоторое количество времени, но, в конечном счёте, она справилась.

— …

— Только сделай так, чтобы он не упал, понятно? Постарайся не чихать. Если он упадёт, то твоя одежда загорится! Ой, так у нас же ещё осталась вода, так что я просто вылью её на тебя, и всё будет в порядке!

Увидев, что пленник снова напрягся, женщина снова начала представлять, какое выражение лица кроется под мешком.

Какой же стыд — или страх, или злость — будут искажать его прекрасные черты, когда он учует сладкий аромат торта?

Она вся задрожала в предвосхищении. Словно пытаясь себя загипнотизировать, Червь посмотрела на пламя и взяла себя в руки.

И потом она, как ни в чём не бывало, продолжила:

— Так что, продолжим с того места, на котором остановились?

— …

— Ты был вице-президентом школьного совета в начальной школе, не так ли? А ещё ты был звездой любого спортивного соревнования. Конкурсы исследований, стихов, лозунгов — это не имело абсолютно никакого значения…ты выигрывал их все. Здесь ещё написано, что ты участвовал в конкурсах эссе. Как бы я хотела почитать твоё эссе, Орихара Изая-сан. …Как бы я хотела прочитать его вслух, здесь и сейчас.

Похихикав, она продолжила:

— А потом начинается невероятное. В старшей школе ты стал проблемным ребёнком, полной противоположностью тому образцовому студенту, каким ты был… На самом деле, ты всё ещё походил на образцового студента, но что же ты творил за спинами других! Я слышала, что у Старшей школы Райджин за три года твоей учёбы была масса проблем, Орихара Изая-сан.

— …

— Но тебя практически никогда никто не подозревал. Некоторые учителя, вроде как, догадывались, но тебя так и не отстранили от учёбы и не исключили.

Кивнув в знак восхищения, женщина встала и снова прошлась вокруг пленника, отчитывая его слащавым голоском:

— И как же ты превратился в такого плохого мальчика, Орихара Изая-сан?

— …

— Этой информации не было даже у нашего Информатора Б. Но если бы он всё-таки знал такие подробности, то был бы уже скорее экстрасенсом, чем информатором, а это совсем не круто. Мне было интересно, как наш ‘Хозяин’ докатился до создания “Амфисбены”, и я спросила его об этом не так давно…но ответа не получила.

Она, утвердительно что-то промычав, кивнула и протянула руки к потолку.

Тот, освещённый пламенем, напоминал мерцающий красный океан.

— Но всё-таки нам более-менее известно, когда ты стал плохим мальчиком, знаешь ли.

Словно плывя вперёд по морю света, Червь маленькими шажками двигалась вперёд и произнесла имя одного человека:

— Кишитани Шинра.

Исходящие от пламени волны света заколебались сильнее, чем раньше.

Женщина не повернулась к пленнику. Она всё продолжала говорить в потолок:

— Вы с ним были одноклассниками в средней школе, не так ли?

— …

— Понятия не имею, как это произошло, но…


— Орихара Изая-сан, в средней школе ты ранил Кишитани Шинру ножом и был взят под стражу.


И мы снова переместимся в прошлое.

ПримечанияПравить

  1. Старая дева (Old maid) – карточная игра, возникшая в викторианской Англии.
  2. Кине: в аудио комментариях к седьмому тому DVD говорится, что когда между Шизуо и Изаей разразилась невероятная схватка незадолго до их выпуска из Школы Райджин, Кине из Авакусу-кай случайно проезжал мимо и остановил их. С этого момента и началось сотрудничество Изаи с Авакусу-кай.
  3. Кабаяки: так называют филе любого морепродукта, поджаренное на гриле со сладким соевым соусом.
  4. Шизуо-самозванец: это происшествие описывается в первоапрельском рассказе Dufufufu!! (2010 год). На английский он пока не переведён.
  5. Железный Голем: монстр, который появился во многих играх, таких как Wizardry, серия the Final Fantasy и Dungeons & Dragons. И хотя во всех этих играх эти чудовища объединены общими чертами (устрашающие гиганты из стали и т.п.), Изая, скорее всего, имел в виду одного из Wizardry.
  6. Здесь Изая использует фразу, которая дословно означает “испорченная вещь” (в сленге она используется по отношению к девушкам, потерявшим девственность, особенно не по своей воле).
  7. Трауготт Гайзендорфер: персонаж ранобэ Vamp! Нариты Рёго, уважаемый боец во вселенной Нариты. Он родом с острова в Германии, на котором разворачивается действие данного ранобэ. Он преподаёт боевые искусства через сеть спортивных клубов, к которой и относится Ракуэй. В 7 томе говорится, что Хейваджима Шизуо — преданный фанат Гайзендорфера.
  8. Хакуга ломает свой кото: подробнее http://en.wikipedia.org/wiki/Bo_Ya
  9. МонХан — сокращение от Monster Hunter, популярной онлайн игры, разработанной японской компанией Capcom.
  10. В чате Анри пишет только хираганой. В переводе эта её особенность обозначается почти полным отсутствием знаков препинания. Все остальные пользователи знают, как переключаться на кандзи и катакану, если возникнет необходимость.
  11. В Японии порядковый номер каждого учащегося иногда определяется по дню рождению, начиная с 1 апреля. Другие системы (по алфавиту или хирагане) тоже имеют место быть.
  12. Эскалатор — в японском сленге означает систему частного образования, в которой студенты могут переходить с одного уровня на другой без вступительных экзаменов.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики