ФЭНДОМ


Durarara!! (Ранобэ, Том 6)
DRRR v06 a

Название (яп.) デュラララ!!x6
Название (англ.) Durarara!!x6
Номер 6
Автор Нарита Рёхо
Иллюстратор Ясуда Судзухито
Перевод RuDrrr-team (ныне покойная)
Дата публикации 10 июля, 2009
ISBN ISBN 4048679058
Выпуски





НАД ТОМОМ РАБОТАЛИ:

 

 

'Большое спасибо 'anni'_'fiesta (http://anni-fiesta.livejournal.com/) за английский текст!

 

 

'Переводчики':

 

Narcotic Nancy

-SectumSempra-

Young Hippo

Vergil Sempai

'Going Merry'.

Kagami

Chill-san

 

 

'Редактор':

 

Chill-san

 

Оформление иллюстраций:

 

qhiko

 

 

Наше' сообщество':

 

http://rusdrrr.diary.ru/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МОНОЛОГ ВОРОНЫ (см. след. картинку)

[Автомобильные покрышки, по какой-то причине чёрные. Использует углеродные частицы под названием сажа, чтобы сделать тело сильнее.

…Тело Чёрного Гонщика. Неуязвимо, словно с головы до ног усилено сажей.

…Большое спасибо. Цветам города Икебукуро. Великолепию ночи.

Чёрный как сажа мотоцикл слишком выделяется в этом городе.

Этот город – прекрасное поле для охоты на Чёрный Мотоцикл. Подтверждаю.]

'ПРОМЕЖУТОЧНАЯ ГЛАВА ИЛИ ПРОЛОГ 'D: КИДА МАСАОМИ

3 мая, поезд Синкансэн

- Синкансэн – это нечто, – прошептала девушка со зрачками цвета ночного моря, любуясь видом из окна.

Этот вид проносился мимо со скоростью звука, время от времени перекрываясь отражением вагона поезда на стекле.

Парень посмотрел сначала девушке в глаза, потом на бегущие за окном с невероятной скоростью пейзажи, и ласково проговорил:

- Почему же?

Обычно он бы задал ей такой вопрос, ответ на который был бы известен ему заранее, вроде «Это потому что он такой быстрый?» или «Ты имеешь в виду, потому что такая огромная штука вообще может двигаться?». Но парень знал, что эта она уже давно не невинная маленькая девочка, чтобы удивляться таким вещам.

Девушка медленно повернулась к нему и ответила с мягкой улыбкой на губах:

- Он идёт напрямую.

Парень смогу только горько ухмыльнуться и в ответ на чудаковатую фразу девушки прошептать её имя:

- Саки, ты сейчас странная, как никогда.

Девушка по имени Саки улыбнулась так, как обычно улыбаются японские куклы, и наклонила голову.

- Что же во мне такого странного?

- Да так. Например, ты ненавидишь Изаю до мозга костей, но всё равно продолжаешь делать всё, что он тебе говорит. Твои поступки запутаны и непонятны как карта метро Токио. Но именно это мне в тебе и нравится.

На лице Саки появилась такая широкая улыбка, словно она принадлежала маленькому мальчику, только что поймавшему жука. Парень повернулся и сказал девушке без доли стеснения или неловкости:

- Саки ничуть не изменилась. Ты по-прежнему говоришь то, что другие сказать не в состоянии.

Этот самый парень, Кида Масаоми, со своей девушкой – Саки Микаджимой – сейчас ехал в Токио на Синкансэне.

По некоторым причинам он ушёл из школы и начал жить вместе с Саки. Его родители никогда особо не интересовались его жизнью и, похоже, не были против.

Но чтобы сводить концы с концами, бывшие школьники должны были быть готовы ко многому – и Масаоми решил работать на одного человека, из-за которого он и оказался в такой безнадёжной ситуации.

Масаоми прекрасно знал – этот человек однажды уже ударил его ножом в спину, и это стоило ему многих вещей.

Но он также понимал, что всё это – целиком и полностью его вина.

Год назад в Икебукуро разразился средний по масштабам конфликт между двумя бандами – Долларами и Жёлтыми Платками.

К счастью, этот конфликт был разрешён до того, как мог бы перерасти в открытую войну, однако между Масаоми и его самыми лучшими друзьями успела вырасти стена.

Причиной этому был сам Кида.

Его друзья могли переступить через эту стену в любое время, если бы только захотели.

Но Масаоми не мог.

Он боялся увидеть в них прежнего себя в объятиях бездонной пропасти.

Всё закончилось тем, что Кида не смог переступить через эту черту. Бросить всё насовсем он тоже не сумел. Поэтому, единственным спасением от сложившейся ситуации было оставаться там, где он был сейчас.

Он скрылся глубоко, глубоко в своём сердце, где его собственная пустая скорлупа не могла поймать его…

И взял девушку, которая сидела рядом с ним – и так уже наполовину потерянную – с собой.

Сейчас он ехал в Токио на поезде Синкансэн.

До этого по приказу Орихары Изаи он отправился в городок на северо-востоке страны. Но парень и представить себе не мог, что поездка займёт целую неделю.

Более того, эту неделю он провёл в отдалённой деревушке в горах, где едва ловил телефон. Обстоятельства изолировали его от мира информации. Саки, не зависимая от интернета или мобильного, не была огорчена данным фактом; но Масаоми чувствовал себя так одиноко, что даже не мог описать это словами.

Каждую секунду, что он был отстранён от интернета, в сети происходили события.

Он же находился за пределами всемирной паутины, и это порождало в его сердце необъяснимое волнение.

- Ты попал в рабство к интернету, Масаоми. Ты мазохист, что ли? – сказала Саки и рассмеялась.

- В каком смысле, ‘мазохист’? Всем известно, что интернет – удобная штука.

- Но ведь есть люди, с которыми ты можешь встретиться лично, но едва ли видишься с ними в интернете.

- …Не то, чтобы я не хотел с ними встретиться. Я просто не могу.

- Вот поэтому я и говорю, что ты мазохист. Иди, повидайся с ними и тут же станешь счастливым.

Саки была права.

Масаоми посмеялся и сказал, что это не так; но продолжил размышлять на эту тему.

Он думал, что без всяких сомнений зависим от интернета, однако нарастающее волнение заставило его засомневаться.

«Я что, правда так скучаю по дому потому, что мне не хватает ежедневных разговоров и шуток с этими людьми?»

«…А сейчас я могу поговорить с Микадо только через интернет».

В его памяти всплыло лицо лучшего друга по ту сторону разделяющей их стены;  Кида потряс головой, чтобы избавиться от меланхолии.

Он продолжил делать это, и через какое-то время ему удалось избавиться и от волнения.

Поэтому он и не заметил.

В его беспокойстве от слишком долгого отрыва от интернета была частица плохого предчувствия, закравшегося в его сердце ещё с того времени, как Изая отправил их в эту непредвиденную поездку.

И это дурное предчувствие оказалось не случайным – но он всё ещё об этом не догадывался.

♂♀

 

Утро 4 мая, где-то в Икебукуро

 

 

Масаоми и Саки вернулись в Токио поздним вечером 3 мая. Когда они доложили обо всём Изае и покончили со всеми делами, уже рассвело.

Как только Кида пришёл домой, он тут же сел за компьютер.

Должно быть, тот всю неделю находился в спящем режиме, так как в тот момент, как Масаоми нажал на кнопку, сразу загорелся экран с изображением рабочего стола.

- Ты что, Масаоми? Интернет перед сном?

- Да. Я уже неделю в тот чат не заходил. Хочу посмотреть, что там без меня происходило.

Это был тот самый чат, в который заходил Микадо. Об этом Киде рассказал Изая.

Этот чат оказался довольно полезен: здесь он мог не только говорить со своим другом, но и получать интересную информацию о событиях, творящихся в Икебукуро.

Масаоми зашёл на страничку чата и уже собирался проверить логи за последнюю неделю, но архив был абсолютно пуст; страница осталась такой же белой, как и была, когда он открыл этот сайт.

- …В архиве пусто? Кто-то взломал систему, что ли?

Масаоми решил, что это нормально и такое иногда происходит. Так что, он не стал думать над этим вопросом и напечатал пару приветствий.

- Наверное, всё исчезли.

- Не пугай меня.

Парень посмеялся, отвечая на шутку Саки.

Через несколько секунд, размышляя над словами Саки, Масаоми почувствовал, как по его спине пробежал холодок. Но он тут же решил для себя, что это пустяки.

Он неделю не заходил в интернет, так что попросту не мог знать.

Бакюра – ник, который Масаоми использовал в этом самом чате – был кое-кем использован; и этот кто-то выдал себя за него и обманул лучшего друга парня.

А тем временем, друга Киды уже затягивало в водоворот катастрофы.

Да, именно, именно так. В конце концов, Масаоми всё равно этого не заметил.

'ЛЮБОВНЫЙ ЛЕПЕТ ПОДПОЛЬНОГО ДОКТОРА, ЧАСТЬ 'IV

Выдержка из дневника Кишитани Шинры

 

30 Апреля

 

 

Селти сегодня мила как никогда. Но это вне всяких сомнений.

Уже прошёл целый месяц весны этого нового года, а красота Селти ни капли не изменилась.

Я знаю, Селти останется красавицей до скончания времён, а я к тому времени уже умру и обернусь прахом. Именно это и называется неизменным фактом, я полагаю.

Я веду этот дневник уже около полугода. И теперь, когда я его перечитал, я понял, что уже двадцатый раз пишу на одну и ту же тему.

Но это всё потому, что Селти такая милая.

Потрясающе.

Только из-за этого можно уже написать: «День удался».

Кстати говоря, а когда я полюбил Селти?

Я осознал, что то, что я к ней испытываю, – любовь, когда-то во время средней или старшей школы.

И если время, когда человек влюблён, называется юностью, тогда моя юность всегда будет ‘сейчас и только сейчас’, в этот самый момент.

Да, мне интересно, а как современные дети проводят времена своей молодости?

Я скучаю по старым добрым денькам в Академии Райра*. Увы, это время определённо не было самым спокойным в моей жизни. Те двое, с кем я водился, дрались друг с другом каждую свободную минуту.

*Академия Райра: в те времена, когда Шинра был студентом, это место должно было называться “Старшая Школа Райджин”. Непонятно: это или опечатка Нариты, или так было написано специально.

Я не был хорош в драках, поэтому и не вмешивался. Впрочем, не то, чтобы моё участие вообще требовалось.

Селти знакома с некоторыми ребятами из Райры.

Они несколько раз были у нас дома. Я с ними разговаривал, и, не знаю, хорошо это или плохо, они отличаются от большинства современных детей. Такие больше подходят для будущего, я бы сказал.

Но эти дети довольно необычны в первую очередь потому, что, даже зная истинную сущность Селти, они всё равно хотят с ней дружить.

Конечно, я сам останусь рядом с ней навсегда, ведь я лучше всех знаю, насколько она мила.

Мир должен стать повнимательнее и начать замечать самую лучшую сторону Селти.

И тогда он тоже проникнется к ней любовью.

Дюллаханы – вовсе не монстры. Они феи.

А Селти также – особенно милая фея. Как это потрясающе!

И хотя лично мне не терпится поведать всему миру о том, как Селти привлекательна, я знаю, лучше не раскрывать людям всей правды.

Ведь если все попадут под влияние женских чар Селти, тогда у меня появятся десятки тысяч любовных соперников.

Кстати говоря, мне очень интересно, как там продвигаются дела у Микадо-куна и Анри-чан, которые приходили к нам домой.

Я сначала думал, что они – пара, но вели они себя по отношению друг к другу довольно равнодушно, ну, или, по крайней мере, совсем не как влюблённые голубки.

Думаю, они друг для друга уже больше чем друзья, но ещё не влюблённые.

Они не могут быть друзьями детства – между ними слишком много условностей. Но и не похоже, что они просто друзья.

Я думаю, кое-кто из них уже готов признаться.

Пока они делают то, что им нравится, всё будет в порядке.

Их образ жизни гораздо здоровее, чем наш в прежние времена.

Но и у них, похоже, есть какие-то проблемы. Не то, чтобы это плохо.

Нигде не написано, что влюблённые не должны драться друг с другом.

Сдержанность и терпение необходимы, но быть чересчур равнодушным – в корне неправильно.

Взять хотя бы эту перепалку между Долларами и Жёлтыми Платками – но юность на то и есть юность.

Однако есть такие вещи, которые лучше не путать с другими.

В них говориться, что быть молодым – уже ошибка, но это не значит, что юность не подразумевает несения некоторой ответственности.

Некоторые офисные работники любят говорить остальным в барах: «Когда я был молод, я состоял в банде», и хвастаться о том, что они сделали. Но боже, как они неправы.

Если они думают, что стоит хвастаться тем плохим, что ты совершил в молодости, они вовсе не бывшие хулиганы – они ‘до сих пор’ настоящие бандиты.

Говорят, пятна на леопарде никогда не меняются; так вот, эти люди ни капли не изменились и не искупили своих грехов.

Может быть, некоторые из них были в исправительной колонии для несовершеннолетних, и расплатились за часть своих прегрешений. Но если они выросли и продолжают этим всем хвастаться – это значит, что ничего они на самом деле не искупили.

Дети совершают глупые поступки. Это я признаю.

Но я также считаю, что за эти поступки им надо отвечать.

Это и ко мне самому относится тоже. Когда-то всё то плохое, что я совершил, вернётся ко мне.

Но, я надеюсь, что своими поступками они не будут огорчать Селти.

Или я в этом вопросе слишком зацикливаюсь на чём-то одном?

И почему это я вообще пишу о таких скучных вещах?

Дальше я буду писать о том, о чём пишу каждый день – «В какой одежде я хочу увидеть Селти».

Уснуть не смогу, пока не напишу этого.

Хотя, когда я представляю Селти в описанных мною нарядах, это вызывает у меня совсем другую бессонницу, ну да ладно, это ничего.

# Селти в костюме женщины-стрелка. Она была бы в нём такой же дикой и убийственно сексуальной, как Шерон Стоун в фильме “Быстрый и мёртвый”. Даже если её подстрелить, она не умрёт, так что в какой-то мере она могла бы быть непобедимым стрелком. Но в один прекрасный день она влюбилась бы в меня, разыскиваемого преступника. Хотя, погодите-ка, тогда будет лучше, если стрелком буду я, а преступником – Селти. Всё равно у неё нет головы, поэтому мы могли бы просто найти голову, инсценировать повешение и отпустить её с миром. Звучит превосходно.

 

# Селти в образе школьницы в купальнике. Было бы очень мило, если бы на табличке на её груди было написано “Серути” хираганой. У меня нет предпочтений вроде фетиша на молоденьких девушек или взрослых женщин, но если мы говорим о Селти, я смогу влюбиться в неё, на сколько лет она бы ни выглядела.

# Селти-стриптизёрша. Её работа – обнажать своё тело, но передо мной она стесняется раскрыть свои чары. И я плачу деньги каждую ночь, чтобы посмотреть её шоу. ← (X Эта идея – сразу нет, потому что здесь я похож на ненормального. Селти бы возненавидела меня за такое).

# Селти в сейлор-фуку. Я уже писал об этом пару раз, но давайте теперь попробуем чёрный цвет, для разнообразия. Место действия – библиотека, время – после уроков. Я, библиотекарь, прихожу сюда поздно вечером, чтобы кое-что забрать. И я вижу там Селти, девушку – книжного червя, слишком поглощённую чтением, чтобы услышать школьный звонок. Её безголовое тело слегка дрожит в темноте… ← (O Здесь я похож на хорошего парня. Надо бы попросить Селти попробовать этот вариант).

Когда я пишу такие вещи, у меня кровь носом почти начинает идти.

Говорят, даже если доктор знает все болезни на свете, он не в силах излечить одну под названием любовь. Но моя болезнь куда серьёзней.

Единственная, кто может меня исцелить, – Селти.

Прямо у меня за спиной она сейчас смотрит “Открывая Чудеса Света”, программу, которую она записала на прошлой неделе.

Она никогда не догадается, что я сейчас с головой погружён в бесконечное счастье, представляя её в различных костюмах. Селти просто идеальна, когда она так невинна и ни о чём не догадывается.

Ой-ой, Селти попыталась посмотреть, что же я пишу.

А я пытался спрятать от неё свои записи, одновременно продолжая писать, – ведь что будет, если она узнает о моих фантазиях, описанных в этом дневнике… аааа… мне конец, мою ногу обхватили тени 19:08, февраля 24, 2014 (UTC)19:08, февраля 24, 2014 (UTC)19:08, февраля 24, 2014 (UTC)~ - ~ -

(Бумага испачкана несколькими каплями крови.)

(Под ними текст написан другим почерком.)

Не надо держать такие вещи в себе. Рассказывай мне. И прости за то, что испачкала твой дневник. Хотя это и произошло из-за того, что у тебя из носа кровь пошла.

Кстати, эта история о сейлор-фуку слишком неправдоподобна. Она больше похожа на рассказы о Школьном Призраке.

Не пиши такие вещи, придурок. У меня лицо краской заливается, когда я это читаю.

Но пока твои фантазии не превратятся во что-то совсем ненормальное, я подумаю над тем, чтобы нарядиться так для тебя.

Конечно, когда буду в настроении.

ГЛАВА 4

СУДЬБЫ БЕГЛЕЦОВ ПЕРЕПЛЕТАЮТСЯ

 

 

'4 'мая, полдень, где-то в Икебукуро

 

 

Где-то на окраине Икебукуро раздался глухой звук.

 

 

Это был звук мощного удара кулака о скулу. Кулак принадлежал мужчине в токко-фуку, скула – хулигану.

 

- Аргх…

Последний со стоном повалился на землю, сверля обидчика глазами, полными злобы.

 

- Чё за хренотень? Вы, ублюдки, хоть представляете, с кем имеете дело, ааа?

Преступник попытался подняться на ноги, но тут же был отброшен обратно сильным пинком прямо в лицо.

 

- Конечно, представляю. Вы Доллары, разве не так?

Мужчина в токко-фуку стоял напротив кучки этих мелких бандитов, тем самым отрезая им путь к бегству, и пренебрежительно говорил:

 

- Мне никогда не понять, как вообще можно быть такими слабаками. Похоже, люди не врали, называя вас не то избранными, не то распоследними отбросами. Хотя, конечно, не нам, Торамару, говорить такое.

- Да что вы пристали-то?

- Сами-то понимаете, что, чёрт вас дери, делаете?

Трое преступников, до сих пор ошарашенно молчавших, похоже, пришли, наконец, в себя.

 

Ни с того ни с сего мужчина в токко-фуку спросил их: «Так вы и есть Доллары?». Им показалось жутко смешным, что кто-то может разгуливать в таком виде средь бела дня, поэтому насмешливо ответили: «Ну и что, если да? Хочешь к нам присоединиться, Капитан Токко-фуку?». Услышав это, мужчина мощным пинком отправил остряка в полёт.

 

- Да ты смеешься над нами, что ли? Из какой ты банды? – закричали хулиганы, но как-то совершенно спокойно.

 

Ведь если бы этот босозоку оказался из банды «Джан Джан Джан», поддержка которым поступала от самих Авакусу-кай, с их стороны было бы очень глупо что-либо предпринимать.

 

С другой стороны, если бы они сейчас сбежали, их репутации пришел бы конец – не говоря уж о репутации Долларов.

Они начали пристальнее присматриваться к своему противнику, в надежде понять, откуда он. На рукавах его токко-фуку было вышито слово Торамару”.

- …Ааа?

Заметивший это парень тут же вздохнул с облегчением и начал подкалывать босозоку:

 

- Что за фигня, да ты же просто отброс из Торамару.

- …Ну и?

- Вас же недавно здесь душевно отмудохали, разве нет?

- Или ты даже не слышал, что твоими дружками вытерли пол на вашей же территории?

 

- Это потому что в Сайтаме мобильники не ловят?

Они начали высмеивать своего противника, в надежде хоть как-то оправиться от психологического давления, под которым находились с самого начала этой заварушки.

 

Вообще, вместо того чтобы сотрясать воздух, они могли просто выбрать честный бой – но помимо того, что уличные бойцы из них были никакие, они ещё и были до смерти напуганы одним видом своего валявшегося на земле поверженного товарища.

 

- Ты сам-то веришь, что тебе удастся справиться с нами тремя?угрожающе взвыли хулиганы. Одетый в токко-фуку парень со вздохом ответил:

 

- И вам совсем не интересно, почему я ударил одного из вас, для начала?

- Заткнись! Как будто это имеет какое-то значение!

- Не строй из себя судью какого-то!

Хулиганы, которые сейчас выглядели так, будто готовы были в любой момент наброситься на мужчину, услышали его спокойное:

 

- Уверен на все сто, что запросто справлюсь с таким отребьем, как вы…

В следующее мгновение по спине каждого из преступников пробежали мурашки.

 

- Но я не хочу тратить силы на вас, отбросов. Похоже, день обещает быть долгим.

Пока он бормотал эти слова, ещё около дюжины человек, одетых в такие же токко-фуку вышли из переулка неподалеку.

 

- !...

Парни поспешно развернулись и увидели еще нескольких членов Торамару”, подходивших к ним из закоулка позади.

 

- П-почему вы… Что вам надо?..

Мужчина с хрустом размял шею и проговорил почти плачущим хулиганам:

 

- Ну сколько можно спрашивать, вы же только что сами прекрасно ответили на свой вопрос!

- …Вы, Долларские ублюдки, вытерли пол ребятами из Торамару… было дело?

 

 

♂♀

 

Несколько минут спустя

 

 

На парковке неподалеку от переулка, сложив ноги под себя, стояла на коленях кучка бандитов с отекшими лицами. И хоть слова их были еле различимы, они всё ещё продолжали умолять:

 

- Нет, это ошибка, ошибка, мы не Доллары, честное слово*, простите. Мы только зарегистрировались на их сайте. Мы их главного даже в глаза не видели!

*'Отсюда и впредь они используют вежливый вариант языка.

 

 

Парни на автомате перешли на вежливый японский. Один из людей в токко-фуку с деревянной катаной в руке сказал:

 

- Хмм, да нам вообще-то плевать.

- …

- Берете чье-то имя, будьте готовы и получать за него. Хотя даже любой ребенок поймет, что вы назвались Долларами только чтобы выглядеть внушительнее в этом районе.

- Паастите, боооше никаада…промычали они с трудом, потому что во рту у них наверняка тоже все опухло.

 

Мужчина из Торамару вытащил из своего нагрудного кармана мобильник и бросил его на колени одному из хулиганов.

 

- Позови их.

- Штоо – Пастииите?

- Для связи друг с другом вы пользуетесь сообщениями, разве нет? Позови сюда всех, кого сможешь. Любого, кто хоть как-то связан с Долларами.

- И да, выбора у тебя нет.

♂♀

 

Через 20 минут

 

 

- Эй, не на что тут глазеть! Валите домой!

У входа на парковку люди из Торамару пытались разогнать кучку школьников начальных классов, которые порывались заглянуть внутрь.

 

Мальчишки с визгом разбежались; каждый сжимал в руке свой телефон.

 

- …Э, только не говори мне, что они тоже были из Долларов!

- П-понятия не имею. Я отослал сообщение через список рассылки, поэтому все должны были его получить…

- Секунду назад сюда заглядывали старшеклассницы и пара офисных работников.

- В итоге кто-нибудь из них точно додумается вызвать копов. Пойдёмте-ка отсюда.

Услышав это от своего товарища, один из Торамару вздохнул и пробормотал:

 

- Что за хрень… выходит, тут почти все состоят в Долларах? Так, что ли?

Пока он обдумывал вероятность того, что, если им не быть осторожными, даже самые маленькие школьники будут пытаться их одолеть, выражение его лица становилось всё более и более хмурым. Он повернулся к хулиганам и злобно выплюнул:

 

 

- Кто бы там ни создал вашу банду, он неглупый малый. Но, всё же, конченый урод.

♂♀

 

Где-то в Токио, в штаб-квартире Авакусу-кай

 

 

Это был офис Медей Груп Авакусу-кай, одной из организаций, имевших свои территории и некоторую власть в Икебукуро.

 

На первый взгляд это было роскошное офисное здание, в котором могли снимать площади только крупнейшие корпорации. Несмотря на это, на нём не было ни одной вывески. И хотя входы были открыты, все они без исключения были оснащены подъемными дверями. Любой в меру умный человек почувствовал бы что-то отталкивающее в этом здании и старался бы держаться от него как можно дальше.

 

Центральная его часть была штаб-квартирой Авакусу-кай.

 

В офисе все кричало о благосостоянии его хозяев – роскошные столы, картинные рамы, чёрные кожаные диваны – интерьер был выполнен в стиле типичный якудза”, который частенько показывают по телевизору. Этот экранный образ прекрасно дополняли портреты глав Медей Груп и Авакусу-кай, висевшие в окружении бумажных фонариков. Но если не обращать внимания на вышеизложенные факты, это место выглядело точно также как и обычный офис.

 

 

В конференц-зале, расположенном в угловой части здания, несколько мужчин были заняты обсуждением какого-то вопроса.

 

Половина из них была одета так, что сразу можно было сказать – они не из числа законопослушных граждан.

 

Другая половина, если не особо присматриваться, выглядела как обычные бизнесмены; но по устрашающей и захватывающей дух ауре, исходившей от них, можно было сразу определить – они не из тех людей, что не связаны с преступным миром.

 

Один из них, молодой человек с проницательным взглядом, заговорил, внимательно смотря на собеседников глазами, как у рептилии:

 

- …Так где сейчас находится Хейваджима Шизуо?

Говорившего звали Казамото, он был одним из руководителей Авакусу-кай. Суровый на вид мужчина, сидевший напротив него, выпустил изо рта струйку дыма и сказал:

 

- Эй, Казамото, я смотрю, ты нам тут пытаешься раздавать свои чёртовы указания?

Услышав этот вызывающий тон, Казамото даже не взглянул в его сторону.

 

- Не будь таким обидчивым, Аозаки-аники. Ничего я не пытаюсь. Я просто задал вопрос.

- Что-то я в этом не уверен.

Казамото был непоколебимо спокоен. Аозаки же, напротив, не сводил с него безжалостного взгляда.

 

Аозаки был широкоплечим крепким мужчиной ростом под два метра. Мышечная и жировая масса сочетались в его теле в идеальных пропорциях, поэтому сшитый на заказ костюм выглядел на нём так, словно готов был треснуть в любой момент. Сидеть с таким человеком в одной комнате было все равно, что сидеть в клетке с хищником; нарастающее с каждой минутой напряжение в воздухе становилось всё более ощутимым.

 

В этот момент другой человек подал голос.

 

- Перестань, Аозаки.

После чего весь конференц-зал погрузился в молчание.

 

- Вака*…

*'Вакагашира, молодой глава – неофициальное прозвище, которое дается старшему сыну главы клана (что как бы намекает на то, что именно он будет следующим главой).

 

Но как только кто-то пробормотал это слово, все взгляды в помещении обратились к Авакусу Микии, молодому главе Авакусу-кай.

 

Он был сыном Авакусу Догена, нынешнего главы клана. Все считали Микию первым претендентом на место его преемника.

 

Всё реже в организациях, подобных этой, сыновья наследовали дела отцов. Но, несмотря на это, Микия сам одарил себя званием Молодого Главы, потому что страстно желал пойти по стопам отца.

 

Он был вторым сыном Догена. Старший из них предпочел строить карьеру не в криминальном мире. Микия же, как видно, сам очень хотел стать следующим главой Авакусу-кай.

 

Его ненавистники среди членов клана считали, что он стал единственным кандидатом только благодаря своему отцу. Ко всему прочему, на его счету не было никаких убедительных достижений, и конкурирующие кланы воспринимали его как слабое звеноАвакусу-кай. Короче говоря, Микия не мог пожаловаться на нехватку врагов, как в клане, так и за его пределами.

 

А по поводу того, сможет ли он впоследствии проявить себя достойным продолжателем, подобно сыновьям глав других кланов, большинство членов Авакусу-кай предпочли держать своё мнение при себе.

 

Так вот, этот самый человек, прищурившись, бросил им свой вопрос, как гальку в речную гладь:

 

- Я ничего не знаю об этом Хейваджиме… но он в самом деле из тех, кто способен убить троих наших ребят голыми руками?

В комнате сразу стало как-то прохладнее после этого невинного вопроса.

 

 

Около получаса назад были обнаружены трупы трех членов Авакусу-кай.

 

Это был простой, незамысловатый факт; но, узнав о случившемся, члены клана были сбиты с толку, а их мысли приняли самое зловещее направление.

 

Все произошло в первой половине дня 4 мая, в самый разгар Золотой недели.

 

Местом происшествия стала Mahoutou Co. Ltd.”, одна из дочерних компаний Авакусу-кай, находящаяся под контролем Микии.

 

Co. Ltd.” в названии было, конечно, просто прикрытием для реальных дел, которые проворачивала организация.

 

Формально это была галерея, которая занималась картинным бизнесом, с Шики в качестве законного представителя. Фактически же всем здесь заправлял Микия. Часть прибыли шла в Авакусу-кай, остальное – в Медей Груп, их головную организацию.

 

Эта контора была одной из трёх, принадлежащих Mahoutou Co. Ltd.в Икебукуро.

 

В ней заключались сделки, которые нельзя было заключать среди бела дня.

 

А потом приключилось это несчастье.

 

В тот момент в помещении находилось четыре человека. Точнее, трое из четырёх.

 

Четвёртый из них был самым младшим. Он отлучился по какому-то поручению, а по возвращении в контору –

 

Увидел стоящего среди мёртвых тел человека в костюме бармена. Когда парень попятился назад, спешно подняв руки вверх, мужчина уже ушёл.

 

Вот такую историю поведал этот молодой человек своему боссу Шики.

 

Как только он сказал: «Вне всяких сомнений. Это был Хейваджима Шизуо» – Шики отдал своим людям приказ выследить этого человека.

 

Похоже, он работал коллектором для службы горячих знакомств по телефону, но как бы то ни было, связан с криминалом он не был. И разве мог кто-то вроде него убить троих человек пошедших по кривой дорожке’?

 

Микия поднял вопрос, касающийся Хейваджимы, держа все эти сомнения в уме.

 

Ему ответил человек, одетый в пёстрый костюм. Ростом он был почти с Аозаки, но только более худой. Он носил дорогие на вид, яркие солнцезащитные очки. Трость в европейском стиле, несомненно, принадлежавшая ему, стояла рядом с хозяином, несмотря на то что ноги его выглядели абсолютно здоровыми.

 

- Самая распространенная ошибка – считать, что он дерётся голыми руками. Когда ему всерьез хочется подраться, он использует всё, что под руки попадётся.

Хотя трое из его коллег были только что убиты, с лица мужчины не сходила широкая ухмылка. Однако взгляд, скрытый за дорогими дизайнерскими очками, был безжалостен и жесток. Судя по бросающемуся в глаза шраму на лице этого человека и по тому, как остальные отреагировали на его слова, он был одним из самых свирепых бойцов, выделяясь даже среди собравшихся в этой комнате.

 

- Ты знаешь о нём, Акабаяши?

Акабаяши’ повернул свой стул, заставив его слегка затрещать. Теперь, когда он сидел лицом к Микии, этот человек заговорил:

 

- Ну, так вот. Вы часто бываете за границей, поэтому неудивительно, что в Икебукуро вы пробыли не так долго, чтобы узнать о нём, Микия-сан. Я наблюдал за его драками издалека… Он пользуется оружием. Но никогда его с собой не носит. Дерется тем, что подвернётся ему под руку.

- В этом нет ничего необычного. Если ты о камнях или досках объявлений, то любой, кто знает толк в драках, будет их использовать, даже дети…

- Да нет, нет. Куда там. Он использует торговые автоматы и металлические ограждения.

- Ну и что в этом необычного? Ты ведь хочешь сказать, что он разбивает людям головы об автоматы и заграждения, так ведь?

Микия хмурился, чувствуя, что эта ситуация становится всё более и более запутанной, пока не услышал объяснение Акабаяши –

 

- Да нет же, нет. Он их кидает.

Услышав это, он совсем помрачнел.

 

- …Ааа?

- Он бросается торговыми автоматами и вырывает ограждения из земли. Думаю, он бы смог выкорчевать целый уличный фонарь, если бы возможность представилась – сказал Акабаяши с усмешкой.

 

Микия чуть было не попытался заткнуть его, взревев «Сейчас не время для шуток!», однако почувствовал, что атмосфера как-то неуловимо изменилась, и вместо этого предпочёл замолчать сам.

 

Дело было в том, что половина мужчин в конференц-зале просто молча отводили взгляд.

 

Если бы Акабаяши в самом деле шутил, Казамото или ещё кто обязательно сделали бы ему замечание.

 

Но Казамото без единого слова опустил глаза. Аозаки с каменным лицом сидел словно немой.

 

Тогда Микия кое-что понял. Даже в глазах Акабаяши, спрятанных за цветными очками, не было и тени веселья.

 

Только тогда он осознал, что у Акабаяши и в мыслях не было шутить.

 

Не будучи еще до конца уверенным, Микия буквально ощутил, что половина людей в этой комнате чувствует себя не по себе от одного только упоминания имени Хейваджимы Шизуо.

 

- …Впрочем, всё равно. Мы сейчас в одном шаге от заключения сделки с Асуки Груп, поэтому было бы очень неразумно с нашей стороны дать им заметить, что что-то пошло не так, и позволить им запудрить нам мозги, пока мы слабы. Надеюсь, что все шаги, которые мы предпримем в отношении этого дела, будут как можно более незаметными, но…

- Прежде, чем кто-нибудь посторонний узнает о произошедшем, просто заставьте этого Хейваджиму как-нибудь клюнуть на нашу приманку.

♂♀

 

Где-то в Токио, на третьем этаже одного здания

 

 

Кто-то атаковал один из офисов Авакусу-кай.

Но всего лишь 30 минут спустя здесь снова были слышны обыкновенные по своей природе рутинные приветствия.

- Простите, что снова пришлось вас побеспокоить.

- Да что ты такое говоришь? Мы уже успели привыкнуть ко всему этому, более чем.

- Глава Авакусу-кай заботился о нас ещё с тех пор, когда мы были молоды.

- И это было непросто.

- Даже малыш Микия стал взрослым мужчиной.

- Да.

С Шики, одним из руководителей Авакусу-кай, обменивались улыбками и приветствиями пожилые женщины со сгорбленными спинами.

На первый взгляд они могли показаться простыми уборщицами. Но их одежды были куда более закрытыми, чем простые рабочие робы; более того, на них были  надеты шлемы, из-за которых можно было предположить, что эти дамы – либо члены специального подразделения по борьбе с опасными микроорганизмами, либо специалисты по уничтожению ос.

Когда пришёл Шики, некоторые из них уже были за работой, очищая комнату тряпками и моющими средствами.

- …

Он молча наблюдал за тем, как они работают из угла комнаты.

- Ну, всё равно, как хорошо, что здесь было немного крови. Если кто-нибудь найдёт её следы этим люминолом, скажете, что они от носового кровотечения. Их невозможно полностью отмыть, даже если поменять здесь обои.

- К сожалению, полиция нам не настолько доверяет, чтобы поверить в такую чушь. Но никто не придёт досматривать это место, начнём с того. По крайней мере, я сделал всё необходимое, чтобы этого не произошло.

- Ну, не сомневаюсь, что ты прав.

- Ха-ха…

На лице Шики, который всё наблюдал за болтовнёй женщин, продолжающих свою работу, появилась натянутая улыбка; он быстро повернулся к стоящему рядом с ним человеку, чтобы задать ему несколько вопросов. Это был молодой человек с перебинтованным лицом – тот самый, который днём ранее вскрикнул при виде безголовой Селти, и получил от Шики наказание.

- Ну так что? Где Хейваджима Шизуо?

- Нам, нам всё ещё… не удалось схватить его…

- Ну что ж. Я в курсе, что он не из тех, кого можно так просто поймать. А если мы всё же попытаемся, он станет швыряться в нас всем, что под руку попадётся… Так что? Скольких из наших он уже вывел из строя?

- Ну, вообще-то…

Шики посмотрел на своего подчинённого и проговорил леденящим душу голосом:

- Что – ну? Что случилось?

- Он от нас просто убегал… и пальцем не притронулся ни к одному из наших людей.

♂♀

 

Рядом со зданием Управления Округа Тошима, Икебукуро

 

 

- Ты Хейваджима Шизуо, так?

С Шизуо, находящимся сейчас на одной из улиц, довольно отдалённых от оживлённых деловых кварталов, заговорил один человек.

- …

‘Подозреваемый’ в бросающемся в глаза костюме бармена, не проронив ни слова, повернулся к тому, от кого исходил вопрос.

Он увидел, что навстречу ему, пытаясь отрезать пути отступления, идёт несколько мужчин.

Вид каждого из этих хорошо сложенных парней как будто кричал о том, что они относятся к криминальному миру.

Шизуо развернулся обратно; но и там уже стояли люди, преграждая ему путь и словно сверля взглядами.

В то же самое время на проезжей части переулка остановился чёрный фургон. Хейваджима теперь был окружён со всех сторон.

- …Что вам от меня надо? – со вздохом спросил Шизуо.

Один из мужчин ответил:

- Не веди себя так, будто ты не в курсе. Ты сам прекрасно знаешь, что наделал.

- Кто бы это ни сделал, это был не я. Но я и не жду, что вы мне поверите.

Вместо того чтобы прикинуться непонимающим дурачком или всё отрицать, Шизуо спокойным голосом изложил свою версию произошедшего.

Выражения лиц мужчин не изменились; они подошли ближе.

- Не нам решать, верить тебе или нет. Просто залезай в машину.

- Отказываюсь. Я сейчас как раз собирался отомстить этому ублюдку Изае, который меня подставил. Не мешайтесь.

Голос Шизуо был всё так же спокоен.

А тот факт, что Хейваджима вежливо разговаривал с людьми старше его самого, мог навести на мысль, что он пребывает в куда более лучшем расположении духа, чем обычно.

Но его противники вовсе так не считали.

Только его слова были направлены на этих людей; взгляд Шизуо уже был прикован к чему-то другому.

Даже он сам сейчас не мог контролировать нарастающий прилив ярости, который сейчас был прекрасно виден в его глазах.

Конечно, всё эти люди были членами Авакусу-кай. Кое-кто из них даже был одного возраста с Шизуо.

Все, кому посчастливилось учиться в школе в одно с Хейваджимой время, по меньшей мере, хотя бы слышали о “Боевой Кукле”; но многие из этих ребят и сами были свидетелями этого ужаса.

Потрясение от вида взлетающих в воздух людей оставалось в их сердцах дольше, чем они думали.

И среди младших членов Авакусу-кай были те, кто видел подобные происшествия.

Хейваджима Шизуо.

Одно его имя могло заставить тех, кто был знаком с ним, трястись от ужаса.

И даже среди людей, казалось бы, часто пользующихся жестокими методами, те, кто был помоложе, испытывали невероятное давление только лишь от того факта, что стоят рядом с этим молодым человеком.

И, когда каждый из них поклялся с помощью собственной жестокости превзойти “чудовищную силу” Хейваджимы Шизуо –

Произошло нечто совершенно непредвиденное.

Молодой человек в костюме бармена, кажется, готовый уже разорваться от переполняющей его злобы, просто развернулся, даже не одарив членов Авакусу-кай прощальным взглядом, и убежал в свободном от противников направлении.

Он побежал вовсе не к концу переулка, и не на проезжую часть.

На стороне здания рядом с местом происшествия не было ни одной двери, ведущей к магазинам или офисам. Всё, что на ней было – торговый автомат, стоящий возле стены.

Но Шизуо, всё же, нашёл, куда побежать.

А именно – в небо.

Многие из присутствующих, было, подумали, что он собирается поднять автомат, когда он только посмотрел в его сторону.

Но Шизуо к нему и не притронулся. Вместо этого, он оттолкнулся от земли.

Если бы он только захотел, то смог бы одним пинком отбросить целый мотоцикл.

Так что Шизуо сумел без особых усилий подбросить своё тело в воздух, и, воспользовавшись этим преимуществом, он приземлился прямо на торговый автомат и схватился руками за карниз окна второго этажа.

Прямо на глазах у ошарашенных людей Хейваджима с помощью силы собственных рук подтянулся и поставил одну ногу на оконную раму.

Когда все уже думали, что он собирается пробраться внутрь, Шизуо оттолкнулся от карниза, снова оказался в воздухе и приземлился на стальной каркас огромного рекламного объявления на соседнем здании. На скорости, не уступающей таковой при беге, он начал забираться всё выше и выше…

- С-стоять, урод!

Но к тому времени, как один из людей всё же пришёл в чувства и прокричал эти слова, Шизуо благополучно скрылся на крыше этого здания.

Дисциплина под названием паркур существует.

Да, именно дисциплина, потому что никто не может понять, что это: спорт, искусство или просто способ передвижения.

Будь они в городе или за его пределами, приверженцы этой дисциплины бегут, невзирая ни на какие трудности; они делают это красиво и без лишних движений.

Это могло бы показаться совершенно заурядным; однако паркур подразумевает гораздо больше, чем бег по земле или асфальту.

Тот, кто приобрёл эти навыки, будет воспринимать различные городские препятствия как преграды на пути к новым открытиям и перелетит через них на пути к своей цели.

Если между двумя зданиями есть пространство, преодолей его. Если путь тебе преграждает высокая стена, преодолей её. Беги по перилам. Используй их, чтобы добраться до более высоких мест.

Иногда такие люди забираются на высоченные здания. Иногда без всяких усилий перепрыгивают через забор. Иногда они попеременно используют стены соседствующих зданий как трамплин для покорения невероятных высот.

Их буквально можно назвать современными ниндзя. На языке паркура такие люди называются трейсерами. Некоторые из них даже привнесли в дисциплину совсем не обязательные акробатические приёмы, создав целый подвид паркура, названный ‘фриран’, который отличается от самой дисциплины тем, что основной его целью является не эффективность, а свобода.

Такие умения были приняты обществом и засветились в играх и фильмах последних лет. Всё больше и больше людей узнают о них.

Однако мозг Хейваджимы Шизуо не получал подобной информации.

Как бы то ни было, он свободно передвигался по городу, что носит имя Икебукуро.

Его движения были далеки от того идеала, который мы обычно видим в паркуре или фриране.

Например, для нетренированного человека прыжок с большой высоты почти всегда может закончиться травмой ног. Все те, кто пытается прыгнуть с высоты нескольких метров, в итоге ломают себе пару костей.

Если Шизуо так двигался благодаря опыту, следовательно, он у него был.

И всё это благодаря Орихаре Изае, молодому человеку, чья жизнь частенько пересекалась с жизнью Хейваджимы.

Этот человек в большей или меньшей степени освоил приёмы паркура, будучи ещё в старшей школе; и с помощью них был в состоянии избегать мёртвой хватки Шизуо, если тот гнался за ним.

В процессе многочисленных погонь за Изаей Хейваджима развил в себе своё собственное ‘искусство преследования’ и мало-помалу смог сравняться с Орихарой, чтобы быть в состоянии наносить ему удары, которых тот определённо заслуживал. Однако –

Предаваясь воспоминаниям о былых временах, которые имели место быть пять лет назад, Шизуо изменил своё искусство погони на искусство побега и воспарил над каменными джунглями.

Столкнувшись с пространством, разделяющим два здания, он без промедления прыгнул, даже несмотря на то, что, казалось, расстояние в несколько метров способно его остановить.

Но даже его опыт не смог до конца исключить последствия для его ног.

Подобная боль заставила бы любого онеметь, не говоря уж о возможности перелома; но тело Хейваджимы Шизуо просто напросто заставляло себя терпеть.

Беги                  Перепрыгивай                  Поворачивай

           Прыгай            Приземляйся         Цепляйся          Скользи

Хватайся              Забирайся                          Ползи вверх                 Переворачивай

 

 

И беги, беги, продолжай бежать.

Его движения не были ни эффективными, как в самом паркуре, ни артистическими, как в фриране. И не удивительно, ведь Шизуо никогда специально не тренировали. С помощью своей невероятной силы он мог производить только один эффект – а именно, необходимый эффект ‘свободного бега’.

Обычные люди, не имеет значения, насколько они сильны, не в состоянии достичь того, что может быть достигнуто лишь с помощью усердных тренировок. Отчасти Шизуо смог овладеть этими навыками благодаря прежнему опыту, но его нечеловеческая сила играла в этом процессе основную роль.

И, несмотря на это, он, со своими невероятными мускулами и способностями, по слухам, “Сильнейший человек в Икебукуро” –

Вместо того чтобы сразиться с людьми из Авакусу-кай, предпочёл сбежать без оказания сопротивления.

♂♀

 

Где-то в Икебукуро, на третьем этаже одного здания

 

 

Хейваджима Шизуо сбежал.

Шики, только что получивший эту новость, молча обдумывал её некоторое время.

Пожилые женщины уже почти закончили свою работу уборщиц. Комната была очищена от следов бойни, и теперь могло показаться, что те три трупа были всего лишь галлюцинациями.

Подчинённый Шики, не в силах больше выносить затянувшееся молчание, задал ему вопрос:

- Но если он так быстро сбежал, получается, что Хейваджима Шизуо не при делах, в конце концов, правда?

И в следующую секунду кулак Шики вонзился в его переносицу.

- Ааааа…

- Ты совсем идиот? Как это тот факт, что он залез на крышу здания без всякой поддержки, может говорить о том, что он ‘не при делах’? Если ты думаешь, что это так просто, давай мы и тебя повесим на карниз того окна и посмотрим, как ты с этим справишься?

- П-простите! Но если он настолько силён, почему он тогда убегает? Разве это не означает, что он не хочет с нами ссориться?

Шики немного подумал, а потом пробормотал себе под нос:

- Но если он этого не хочет, почему он тогда вообще убил трёх наших людей?

- Эм…

Шики проигнорировал попытки своего подчинённого заговорить и продолжил бормотать:

- Он не тронул сейф. С его-то силой он мог запросто его взломать прямо здесь или забрать с собой.

И, произнеся эти слова, Шики задал себе самый важный из своих сегодняшних вопросов:

- …А это правда мог сделать Шизуо?

- Блондин, в солнечных очках и костюме бармена. Невозможно перепутать его с кем-то другим.

- Нет, эти свидетельства всего лишь доказывают, что он по какой-то причине здесь был. Однако…

Шики прервал собственные размышления и ещё раз осмотрел комнату.

«Если бы Хейваджима Шизуо и правда был виновен, он бы не оставил свидетеля в живых».

«Возможно, он отпустил свидетеля потому, что сам хотел, чтобы тот всем рассказал, что он преступник. Но вот только зачем ему всё это?»

- В любом случае, мы должны его проконтролировать. У нас получится, если Акабаяши и Аозаки поучаствуют в этом деле.

Как только он раздал своим подчинённым эти указания, ещё один из них вбежал в комнату через открытую дверь.

- Шики-сан, у меня для вас срочное сообщение.

- Какое?

- …Я только что получил его от людей, занимающихся поисками дочери Микии-сана… похоже, один охотник за талантами видел Мисс Акане вчера на Шестидесятиэтажной улице.

Это имя принадлежало одной девочке, дочери Авакусу Микии и внучке Авакусу Догена.

Практически весь клан был в буквальном смысле поставлен на уши после того, как она сбежала из дома. Шики осознал, что он чуть не забыл об этом, так как все его мысли были поглощены более серьёзным происшествием.

- А разве не Казамото ответственен за поиски Мисс Акане? Почему ты докладываешь мне?

То, что этот человек пришёл сюда, могло означать только одно – его задание имело нечто общее с заданием Шики.

Испытывая какое-то странное ощущение, он попросил своего подчинённого рассказать обо всём поподробнее.

И – его неприятное ощущение оправдало себя.

- В-вчера, было замечено, что Хейваджима Шизуо куда-то унёс…девочку, похожую на Мисс…с собой…

♂♀

Где-то в Токио, на железнодорожной платформе

 

 

Стояла середина Золотой Недели. На платформе было куда больше людей, чем обычно: к ним относились семьи, отправляющиеся на отдых, ученики, уже не одетые в школьную форму, и офисные трудяги, работающие в укороченную смену.

Посреди этой постоянно движущейся толпы, прислонившись к колонне в углу, не пошевелившись даже когда подошёл поезд, стоял молодой человек.

«Всё бегаешь и бегаешь? Как на тебя не похоже, Шизу-чан».

Не отводя взгляда от экрана мобильного телефона, Орихара Изая, этот самый молодой человек, улыбнулся.

«Наконец-то обретаешь некое подобие спокойствия, да?»

«Потому что, если бы ты подрался с ними, никогда не смог бы убедить их в своей невиновности».

«На самом деле, уже сейчас… те из Авакусу-кай, кто поумнее, начнут подозревать, что Шизу-чан невиновен, в конце концов».

«Думаю, эта ситуация показала, что ты хоть как-то стал походить на человека».

«Только вот в твоём случае это не эволюция, а деградация».

Изая начал нажимать на кнопки своего мобильного и снова улыбнулся, представив образ своего врага, безуспешно пытающегося сбежать.

Эта улыбка была радостной, весёлой, насмешливой; она исходила из самого его сердца.

«Какой смысл эволюционировать в человека, если ты, на минутку, уже далеко не человек?»

«Ты не сможешь скрыться, не используя грубую силу».

«Если бы ты просто избил того свидетеля до смерти, то смог бы скрыться, и тебя бы сейчас никто не подозревал».

Как только информатор озвучил все эти мысли в своей голове, он начал изучать что-то вроде рассылки информации в своём телефоне.

Выражение лица Изаи, увидевшего эти новости, стало менее насмешливым, чем раньше; однако, через мгновение его рот расплылся в широкой ухмылке.

«Так пусть начнётся игра».

Ещё 30 минут назад Изая стоял в одном из своих укромных мест возле платформы.

Но как только молодой человек получил сообщение «Начались нападения на Долларов», он вышел из тени на солнечный свет.

Но он сделал это вовсе не из-за того, что хотел оказаться в эпицентре урагана.

Он стоял на краю платформы, с которой поезда увозили людей из Икебукуро.

«Охх. Я просто буду держаться по ту сторону сетки от комаров».

Уголки губ Изаи немного поднялись вверх, когда он кое-что напечатал и нажал кнопку “Отправить”.

В это самое время подъехал следующий поезд.

Молодой человек положил телефон обратно в карман и буквально впорхнул в поезд.

«Настало время им послушать раздражающие звуки маленьких крылышек за сеткой от комаров».

♂♀

 

Где-то в Токио, на крыше здания рядом с заброшенным заводом

- Эй, Ворона. Как ты думаешь, именно так себя чувствует хищник, ожидающий следующего движения своей добычи? – спросил большой парень.

Ворона даже не кивнула; вместо этого, она всё так же спокойно ответила:

- Положительный ответ или отрицательный, я не могу решить. Мой опыт охоты на животных равен нулю. Если целью является человек, тогда сложившаяся ситуация такова. Сравнения недопустимы.

- Понимаю. Не до конца, но понимаю.

Кивнув, Слон – этот самый мужчина – осмотрелся вокруг с помощью бинокля.

С помощью этого прибора ему удалось рассмотреть заднюю часть заброшенного завода.

Прямо там ‘существо’ в чёрном мотоциклетном костюме и шлеме, закрывающем всю голову целиком, по какой-то причине подглядывала за происходящим внутри завода.

Похоже, всаднику были интересны действия малолетних правонарушителей, у которых в этом самом заводе была встреча. А Ворона и Слон ждали, пока Чёрный Гонщик сделает следующий ход, чтобы самим сделать свой.

На самом деле, эти правонарушители провели в заводе уже целый час.

Пока парочка ждала следующего хода своего противника, Слон задал своей напарнице ещё один вопрос, никак не связанный с реальностью.

- Кстати об охоте, я давно задаюсь вот таким вопросом…

Слова Слона звучали просто убийственно серьёзно; однако Ворона не поменяла направления своего взгляда ни на миллиметр.

- Ещё с древнейших времён люди используют в охоте отравленные стрелы, так? Они намазывают наконечники стрел своих луков и трубок ядом. Зачем же? Когда они съедают добычу, убитую отравленной стрелой, неужели они сами не могут умереть от отравления? Меня это так взбудоражило, что я не смог с этим ничего поделать. Этот вопрос, словно яд, отравляет мой мозг. Наверное, я от этого скоро умру.

Такой серьёзный вопрос партнёра не вызвал у женщины никакой реакции. Подобно электронной энциклопедии, она озвучила ответ спокойным голосом:

- Яд, используемый для охоты, почти всегда через кровь попадает в нервную систему и мозг. Животное или умирает сразу, или его парализует. Какая жалость. Люди едят их с помощью рта. Слюна, желудок, двенадцатиперстная кишка воздействуют на яд, как только он появляется. Нейтрализуют. И всё прекрасно, прекрасно. Мудрость, приходящая с опытом. Знания праотцев.

- Я понял! Как я и думал, человеческий желудок просто потрясающий! Ну конечно, если бы они отравились ядом, который сами используют для охоты, было бы глупо… Кстати говоря, а что будет, если ядовитая змея сама укусит себя за хвост?

- Иммунитет к ядам собственного организма. Существует у большинства ядовитых змей. Но не совсем у всех. У наиболее ядовитых змей яд побеждает иммунитет. Их ожидает только смерть. Какая жалость.

- Я понимаю!

Это продолжалось ещё несколько минут, а Ворона тем временем следила за прицелом, ни на миллиметр не отводя его от Чёрного Гонщика. Несмотря на то, что Слон всё продолжал задавать девушке глупые вопросы, сам он не терял бдительности, наблюдая за окрестностями.

Это существо что, собиралось оставаться на месте до тех пор, пока все правонарушители выйдут из завода?

Ворона, было, уже подумала об этом, как вдруг Чёрный Всадник пошевелился.

- ?

Она уже собиралась подойти поближе и посмотреть, что происходит, но вскоре поняла, что её противнику всего лишь навсего кто-то позвонил.

Более того, было похоже на то, что звук мобильного привлёк внимание ребят внутри заброшенного завода. Было понятно, что Гонщик взволновался.

- …Монстр, но его действия напоминают человеческие. Недоступно для моего понимания.

- Да, в самом деле, недоступно. Но посмотри, там что-то странное происходит у входа.

Как только она повернулась в направлении, в котором её направил Слон, она увидела ещё с дюжину людей, собравшихся у входа в завод. Они тоже выглядели, как правонарушители; однако, было в них нечто странное.

В руках у них были то ли стальные трубки, то ли деревянные катаны, и, в отличие от тех ребят, что находились внутри, на них было надето что-то вроде халатов.

«В Японии эти токко-фуку носят специальные группы хулиганов?»

К тому времени, как Ворона пришла к такому выводу, эта группа людей уже вошла внутрь завода.

Некоторые из них направились в сторону чёрного входа, по-видимому, собираясь отрезать пути к отступлению своим противникам.

- Что теперь будем делать?

- Продолжать наблюдать. Чёрный Гонщик что-нибудь предпримет, в конце концов. Мы не можем в этот момент смотреть куда-то ещё. Это важно.

Они остались на своих местах.

Конечно, они не могли предвидеть, что между правонарушителями начнётся бойня, но это их ни капли не волновало.

Драка между группами японских мальчиков не имела к их миру никакого отношения.

Как будто пытаясь подчеркнуть этот факт, они оставались спокойными на протяжении всего времени.

Или, по крайней мере, они сохраняли спокойствие до этого момента.

♂♀

 

Несколько минут назад, элитный жилой дом на шоссе Кавагое

 

 

- Вдруг стало так тихо.

До наступления утра в квартире Кишитани Шинры было довольно оживлённо.

Пациентка пошла на поправку, но, тем не менее, нежданные гости сделали для него эту ночь по-настоящему бурной.

Но сейчас Шинра находился в комнате один.

Селти всё ещё не вернулась с задания. Том отправился на работу, а Шизуо – убивать Изаю. Анри вместе с маленькой девочкой пошли прогуляться по улицам Икебукуро.

- Все такие активные – с утра первым делом пошли гулять. В наши дни дети совсем не боятся ультрафиолетового излучения.

Обычно Шинра носил халат даже в жилой части дома, заставляя остальных диву даваться от того, каким он был домоседом. Пока он ждал возвращения Селти, своей соседки, Кишитани был занят такими домашними делами, как стирка постельного белья своей пациентки.

В это самое время раздался звонок в дверь.

- Ой, неужели это Шизуо? Или Изая с переломанными костями?

Пробормотав эту фразу, Шинра открыл дверь –

И увидел за ней нескольких устрашающих на вид человек.

Однако Кишитани не испугался и тут же заговорил с мужчиной, стоящим посередине.

- Шики-сан, что-то случилось?

- Я кое о чём хочу тебя спросить.

Едва закончив предложение, Шики без лишних слов прошёл внутрь, по направлению к дальним комнатам.

- Подождите, подождите секундочку, Шики-сан?

Игнорируя Шинру, Шики остановился в центре гостиной и осмотрел её. Потом он направился на кухню.

- Похоже, у тебя были гости.

Шики сделал такой вывод, увидев несколько грязных чашек на кухонном столе.

К тому же, он потянулся к чему-то, что совершенно не вписывалось в кухонную обстановку, – а именно, к превращённой в маленький шарик стальной кружке, которая лежала рядом с остальными.

И хотя Шинра не имел ни малейшего представления о том, что делает Шики, он горько рассмеялся и начал сыпать объяснениями по поводу кружки:

- О, я уверен, что одного взгляда на это достаточно, чтобы понять, что здесь произошло. Шизуо был здесь. Я просто немного пошутил, а он взял, и превратил кружку в то, что вы сейчас видите, одной рукой…Каждый раз, когда я оказываюсь рядом с ним, я чувствую, что смерть где-то рядом.

- …

Шики некоторое время обдумывал слова подпольного доктора.

У Хейваджимы Шизуо было не так уж и много мест, куда он мог пойти, по той простой причине, что его боялось большинство людей. И хотя Шики уже отправил нескольких своих подчинённых в квартиру Шизуо, он решил сходить к Шинре, надеясь узнать о Хейваджиме побольше, так как эти двое были знакомы.

Конечно, он догадывался, что Шизуо здесь уже нет. Причина, по которой он так ворвался в квартиру Кишитани, даже не поприветствовав его должным образом, как это было раньше, заключалась в том, что он увидел состояние лестничных перил, сломанных и изогнутых до непонятной формы, как будто рядом с ними прошёлся монстр.

Должно быть, Шизуо это сделал из ярости, когда направился убивать Орихару Изаю. И, несмотря на то, что Шики ещё только предстояло узнать эту историю, довольно просто было соотнести увиденное с именем Хейваджимы.

«Только не говорите мне, что Авакусу Акане тоже здесь».

Вот с такими вопросами и надеждами Шики вступил в эту квартиру. Но он не почувствовал, здесь ничьего присутствия, кроме его людей, Шинры и его самого.

- ? Шики-сан, что случилось? Очередной срочный пациент? Я всю ночь носился с Шизуо и другими больными, так что я очень устал. Если вам надо провести операцию, советую вам найти кого-нибудь получше.

Судя по тому, как говорил Шинра, он был не в курсе, что Шизуо сейчас разыскивают.

Однако Шики оставался совершенно спокойным, и спросил серьёзным голосом:

- …Шизуо был здесь, так?

- ? Да. Он что-то натворил? Он же не мог разрушить один из магазинов Шики-сана, правда?

- Ну, что-то вроде этого. Жертвы на самом деле ничего не сделали, чтобы заслужить такую участь, так что даже если он не сделал ничего плохого, мы хотели бы с ним поговорить. Вот почему мы его сейчас ищем.

- А, если это всё, чего вы хотите, могли бы просто ему позвонить.

Прослушав объяснение Шики, содержащее всего лишь часть правды, достал из кармана своего халата мобильный телефон.

- Хммм, сколько здесь сообщений от Долларов… Всё равно.

Шинра закрыл папку с входящими сообщениями и открыл телефонную книгу. Улыбнувшись Шики, он сказал:

- Я просто позвоню Шизуо и спрошу у него, где он. Он злится довольно часто, но не без причины, так что, надеюсь, вы сможете его простить, что бы он там ни сделал. Кстати, это произошло сегодня?

- Да, сегодня.

Услышав ответ своего собеседника, Кишитани вздохнул и набрал комбинацию цифр для быстрого вызова Хейваджимы.

Приложив телефон к уху, он начал болтать с Шики.

- Он никогда не был так зол, как сегодня. Думаю, это нельзя было предотвратить.

- …Правда?

Даже несмотря на то, что слова Шинры его заинтересовали, Шики не позволял своим эмоциям взять верх над собой. Он просто ждал, пока Кишитани продолжит.

- Даже не знаю, где и начать. Он пришёл сюда вчера…и – угадайте, кого он с собой притащил?

- Своего брата-звезду, что ли?

У Шики появилась одна мысль.

Но вместо неё он озвучил другую, и продолжил следить за выражением лица Шинры.

Но тот всё продолжал улыбаться. Он небрежно бросил:

- Да не, не. На самом деле, этот парень привёл с собой девочку лет десяти!

- …!

- Ха? Шизуо её вовсе не подцепил.… А, ладно, а потом он…

Но здесь ему пришлось остановиться.

Переведя взгляд с экрана телефона на Шики, он понял, что этот человек сейчас выглядит суровым, как никогда. Тем временем, его подчинённые с каменными лицами окружили Кишитани.

- Ха? Что? Неужели я сказал что-то очень плохое?

Шинра наконец-то понял, что ситуация гораздо хуже, чем он себе представлял.

А Шики надавил на него ещё сильнее своим резким, неумолимым голосом:

- Где сейчас…эта девочка?

♂♀

 

 

Рюгамине Микадо понимал.

Понимал, что именно он создал.

Сначала “Доллары” были не более чем простой шуткой.

«Давайте создадим виртуальную организацию!» - предложил Микадо. Несколько его друзей по интернету нашли идею довольно интересной и помогли ему основать эту вымышленную банду.

«В банде нет никаких правил – ни для вступления, ни для её членов».

Ещё до того, как они успели это осознать, эта странная организация обзавелась настоящим присутствием в городе под названием Икебукуро.

Икебукуро.

На тот момент Микадо никогда раньше не был в этом городе.

Он всего лишь видел его в газетах, журналах и сериалах; для него это место казалось таким далёким, скрытым за стеной между реальностью и воображением.

А те, кто помогал ему создавать банду, бесследно исчезли.

Они даже не знали его настоящего имени – Рюгамине Микадо. Конечно, он сам не знал ни их возраста, ни того, как они выглядели. Люди далёкие от интернета подумали бы, что их отношения просто смехотворны. Но это не меняло того факта, что они основали Доллары вместе.

И они порвали все связи в сети с Микадо.

Каким-то образом присутствие банды в городе стало по-настоящему ощутимым и жутким.

Банда, которую они создавали полушутя, двигалась вперёд, иногда нелегальными путями, под тем именем, которое они ей дали; и в глазах общества эта организация стала очередной Цветной Бандой.

Опасаясь последствий, её основатели предпочли скрыться.

Они изменили свои ники и никогда больше не упоминали имени Долларов.

Этого было достаточно.

Это – всё, что было нужно сделать во избежание какой-либо ответственности.

Это всё должно было быть не более чем шуткой. Это не должно было повлиять на реальный мир.

Если бы кто-нибудь создал Франкенштейна и тот начал бы нападать на людей, остановить его должен бы был сам создатель, не так ли?

Это сложный вопрос. Но до той поры, пока ответственности ещё можно избежать, большинство предпочло бы именно этот вариант.

Возможно, именно так эти друзья Микадо, лиц которых он никогда не видел, и подумали, когда один за другим исчезли из Долларов.

Но Микадо от них отличался.

Он принял присутствие “Долларов” в своей реальности.

Внушив себе, что именно этого он и хотел.

«Кто-то должен остаться, чтобы их контролировать».

«Это – обязанность основателя».

Сдерживая нарастающее волнение, мальчик сказал эти слова про себя.

Много ли Рюгамине Микадо тогда понимал?

Знал ли он, что создал?

Осознавал ли, что значит оставаться главарём банды под названием “Доллары”?

Осознавал он это или нет –

Его мир, его реальность сейчас были подвержены безжалостным атакам от всего, что было связано с этими Долларами.

Рюгамине Микадо понимал.

Понимал, что именно он создал.

Но этот мальчик не знал.

Не мог сказать точно, кем он является сам.

Рюгамине Микадо ещё только предстояло найти ответ на этот вопрос.

♂♀

Где-то в Токио, на территории заброшенного завода

 

Это произошло примерно за час до того, как Шики посетил квартиру Шинры.

- Так что ты решил, Микадо-семпай? – спросил Куронума Аоба с детской улыбкой на лице; тон голоса этого мальчика совсем не подходил его внешнему виду.

Перед ним стоял Рюгамине Микадо, который выглядел ничуть не старше самого Аобы, хоть и был на год его взрослее.

В Академии Райра они приходились друг другу семпаем и кохаем.

Ну, или рыбами, которые плавали в одном море под названием “Доллары”.

По крайней мере, во время их первой встречи между ними завязались именно такие отношения.

Но лишь Микадо думал так.

Аоба же знал обо всём с самого начала.

Он знал, что Микадо – создатель Долларов.

Он был в курсе как их стычки с Жёлтыми Платками, так и отношений Рюгамине с Кидой Масаоми.

Он даже отчасти распознал истинную природу своего семпая; а о ней не догадывался даже сам Микадо.

А Рюгамине не знал об Аобе ничего.

Он считал его всего лишь кохаем, который восхищается Долларами.

Это ‘всего лишь’ возникло только благодаря его воображению.

Для Микадо эти слова, ‘всего лишь’, вовсе не были признаком того, что он прекрасно знает человека и вправе судить о нём именно так; напротив, это означало, что он не знает об этом человеке практически ничего.

И этот кохай, о котором он едва что-либо знал, ни с того ни с сего, с невероятной силой давил на него.

Он рассказал Микадо, что является основателем Синих Квадратов.

Ещё он сказал, что нападение на Торамару в Сайтаме – его рук дело.

Этой цепи ужасающих признаний было достаточно, чтобы выбить Микадо из колеи, но…

Когда он уже почти успокоился, Аоба сделал ему ещё одно ‘заявление’.

«Стань главой Синих Квадратов».

Он вдруг взял и сделал это неподдающееся логике заявление.

Микадо хотел всё отрицать.

Он был уверен в том, что всё это – всего лишь сон.

«Мне, наверное, всё это снится. Я просто завидую тому, что Аоба-кун близок с Сонохарой-сан, и подсознательно хочу сделать его своим подчинённым».

«Какой же я трус».

Думая об этом, он изо всех сил старался проснуться.

Чтобы избежать реальности.

Но последовавшие за его рассуждением слова Аобы заставили Микадо замереть, словно он был марионеткой, которую потянули за ниточки.

- …Микадо-семпай, разве ты не…

                                                            - …улыбаешься?

«Лжец!»

«Это невозможно!»

Именно эти слова Рюгамине хотел прокричать ему в ответ.

Закричать настолько громко, насколько хватит сил его лёгких.

Но ещё до того, как Микадо смог что-либо произнести, он кое-что понял.

А именно – услышав слова Аобы, он был счастлив как никогда.

Если бы на его месте был кто-то другой, то он, возможно, не углубляясь в свои мысли, сейчас бы кричал от ярости.

Но Микадо ощутил внутри себя какой-то порыв; этот порыв был намного ярче и отчётливей всего, что оказывало на него воздействие из внешнего мира.

Потрясение, порождённое этим порывом, настолько невероятно по своей силе, что грозило заглушить сам порыв.

А всё потому, что никогда, с самого момента своего рождения, этот парень никогда не был так счастлив.

Он не испытывал ничего подобного ни на первом сборе Долларов, ни когда он разговаривал со старшей сестрой Сейджи.

Ни когда на Долларов напали Рубаки.

Даже тогда, когда Микадо увидел, что Масаоми серьёзно ранен в драке, он не чувствовал подобного.

Да, он был зол, но чтобы быть таким взволнованным и готовым закричать – никогда.

«Что со мной…происходит?»

«Почему внизу живота стало так тепло?»

Парень не издал крик возражения; напротив, его начало тошнить.

Он осознал.

Осознал, что он готов был закричать потому, что Аоба говорил правду.

- Э…ммм…

Микадо, не думая, дотронулся до своего лица.

Он хотел знать его выражение.

Однако теперь, после всего того, что парень понял, его лицо, безо всяких сомнений, больше не улыбалось.

Ну, а в тот момент, когда Аоба обвинил его в этом?

«Я…я, правда…»

«О чём именно я тогда думал?»

Сейчас он даже не мог вспомнить, о чём думал всего несколько секунд назад. Холодный пот стекал вниз по его спине.

- Семпай, с тобой всё в порядке?

Микадо и понять не успел, что лицо Аобы нависало над ним невероятно близко.

- А-ааа!?

Ни с того, ни с сего поведение его кохая стало необъяснимым. Его улыбка была по-прежнему невинной, но Микадо больше не думал, что можно ей доверять.

- Как нехорошо. Как же ты мог закричать при виде прекрасного личика своего кохая? …Уже прошло десять минут. Ну, так что, ты принял решение?

- Десять…десять минут?

Неужели, с тех пор, как он впал в оцепенение от потрясения и нахлынувшего потока мыслей, прошло столько времени? Микадо достал свой мобильный, чтобы убедиться в этом.

Посмотрев на экран, он увидел уведомление, гласящее “23 новых сообщения”. Возможно, все они были связаны с нападениями на Долларов.

- Так много…

Сердце Микадо бешено заколотилось.

В его ушах звенело.

Потрясение.

В данный момент он находился в состоянии потрясения.

Это всё, что он знал.

Он и понятия не имел, с какого места нужно начинать искать ключ к пониманию произошедшего.

С нападений на Долларов?

Или же, с признания Аобы, что именно он является основателем Синих Квадратов?

Или с того, что эти ребята напали на банду босозоку в Сайтаме?

Или, может быть, с того, что им было известно, что Микадо – основатель Долларов?

Или с того, что они только что попросили Рюгамине стать главой Синих Квадратов?

Или, что самое главное, с его собственной, непонятной и противоречащей замешательству и потрясению, улыбки?

Все эти происшествия были независимы друг от друга, но, однако, связаны между собой.

Сейчас Микадо не имел ни малейшего понятия, с чего же ему начать.

- Подождите, подождите немного, – сказал он, не подумав, но его слова по большому счёту не решили ничего.

Аоба посмотрел на него и, невинно ухмыльнувшись, пробормотал ещё более жестокие слова:

- Все мы уже долго ждём, каждый из нас.

- …

Аоба и Микадо были на заброшенном заводе не одни.

Парни, которые, по словам Куронумы, все являлись членами Синих Квадратов, были разбросаны по территории этого здания, занятые каждый своим делом. Некоторые из них подобно Микадо копались в своих телефонах, некоторые сидели на железных бочках, позёвывая – в общем, на дисциплинированную и сплочённую команду они совсем не походили.

И хотя никто внутри завода не заметил, Селти притаилась снаружи, за окном, следя за происходящим.

- Ну-ну. Не стоит думать, что на тебя здесь давят. В твоих входящих сообщениях полным полно спама, да? Было бы неплохо посмотреть, что же тебе всё-таки написали, не правда ли? – пробормотал Аоба, смотря на экран своего мобильного.

- Ну, большинство сообщений – всего лишь доклады о том, что на некоторых членов Долларов совершены нападения. По-прежнему нет ничего особо важного. Что-то я не слышу вой полицейских сирен; и не похоже, что сюда придут разыскивающие Долларов люди – ведь, как предполагается, это здание должно быть местом встречи Жёлтых Платков.

Микадо задрожал, услышав беззаботный тон своего кохая.

По сути, Аоба говорил ему: «Успокойся и подумай, как разобраться с нами».

- Могу я пойти и поразмыслить надо всем этим дома?

- Не думаю, что мы можем ждать так долго.

Аоба покачал головой, и два крепко сложенных бандита направились к входу и закрыли ворота заброшенного завода.

Скрип и лязг закрывающихся дверей для скованного льдом сердца Микадо звучали как песня отчаяния.

- Н-но, подожди, мы же должны совсем скоро встретиться с Сонохарой-сан…

- Неужели ты всё ещё думаешь об этом, даже будучи в таком незавидном положении, Микадо-семпай? Насколько же сильно ты влюблён в Анри-семпай?

Посмеиваясь над своим семпаем, Аоба горько ухмыльнулся.

При других обстоятельствах Микадо бы раскраснелся и возразил: «Это не так!», но сейчас его лицо оставалось смертельно бледным.

Однако Куронума был готов сказать такие слова, из-за которых его лицо грозило стать синим.

- Кстати говоря, а не лучше было бы не встречаться сегодня с Анри-семпай?

- Э…

- Разве не опасно будет вмешивать её во всё это?

- …!

К тому, что происходило между этими двумя, Анри не имела никакого отношения.

Микадо в какой-то мере понимал, что и у неё есть свой собственный секрет.

Когда они пришли спасать Масаоми от его бывших приятелей из Жёлтых Платков, у этой девушки была катана. Более того, она тоже была знакома с Селти. Вот почему Микадо решил, что у неё есть какой-то секрет.

Но, несмотря на эту тайну, если она была, Анри была его драгоценным другом и девушкой, которая ему нравилась. Он не мог так рисковать и вовлекать её в этот конфликт – так он решил.

А потом парень вспомнил.

Когда они с Изаей разговаривали по телефону, тот сказал ему: «Если не хочешь иметь к этому отношения, просто не говори, что ты в Долларах».

До того, как Орихара позвонил ему, Масаоми в чате говорил ему то же самое.

Его предупреждали не связываться с другими членами Долларов.

Теперь, когда он как следует подумал над этим, он понял, что Масаоми, возможно, предвидел, что всё сложится именно так.

Микадо, пребывая в замешательстве, пришёл к такому выводу.

У Киды был доступ к информационным сетям, отличным от его собственных. Он мог уже давно узнать об Аобе и его банде.

Если всё действительно было так, то неужели, он не разочарует Масаоми, если ответит Куронуме “как член Долларов”?

И в то же время, если он поступит так, то не будет ли он использовать друга как оправдание, чтобы выйти из запутанного положения?

Микадо не мог всё как следует обдумать – времени у него было немного. Тем не менее, он решил дать ответ на вопрос мальчика, стоящего перед ним. Но его ответ по-прежнему, как будто, был предназначен для того, чтобы убедить самого себя, что его поступок – не поступок “члена Долларов”.

- Если я не буду упоминать “Долларов”…то она не окажется вовлечённой во всё это. Разве не просто?

Он говорил, словно идиот, чересчур привыкший к миру. Аоба, скорее всего, был разочарован.

Так Микадо и подумал; но он не смог заставить себя об этом беспокоиться.

Он даже был не против, чтобы эти бандиты его избили, и он потом отправился домой с тяжёлыми повреждениями, если бы это только вытащило его из сложившейся ситуации.

Настолько сильно было давление, под которым находился парень в этот момент.

Но мальчик с невинной улыбкой не мог допустить, чтобы его обожаемый семпай сбежал.

- Ты не сможешь этого сделать.

- …Что?

- Микадо-семпай, ты никогда не сможешь вот так просто бросить Долларов, когда на них совершаются нападения, и жить нормальной жизнью.

- …!

Этот дьявольский шёпот звучал для Рюгамине абсолютно невинно.

- Решение проблемы очень простое. Если ты хочешь заставить Торамару заплатить за содеянное, просто прикажи нам. Тебе и волноваться не придётся о собственной безопасности, Микадо-семпай.

Его предложение было скорее провокационным, чем успокаивающим.

При других обстоятельствах он бы вспыхнул в ответ на такое предложение («Я никогда не сделаю ничего подобного!»), и разослал бы всем Долларам указание не причинять никому вреда.

Но прямо сейчас его мысли остановились в шаге от этой идеи.

Отчасти потому, что это напомнило ему о совете Изаи, которому он доверял.

Кроме того, он вспомнил, что в их телефонном разговоре Орихара задал ему один вопрос: «Ты на самом деле боишься, что Доллары будут существовать и развиваться без твоего участия, так ведь?»

К тому же, если бы в данном случае от него требовалось действовать так, как подействовал бы член Долларов, он бы проигнорировал совет Масаоми, который заботился о нём настолько, чтобы предупредить.

Но что самое важное, он боялся, что если ему придётся признаться в том, что он состоит в Долларах, то, втянув себя в разворачивающийся конфликт, он рискует снова вовлечь во всё это Анри и Киду, как это было во время потасовки с Жёлтыми Платками.

Но, даже если это и означало риск, он всё равно охотнее принял бы собственное решение, чем действовать по указке Аобы и его устрашающих дружков.

Рюгамине Микадо был человеком, сразу начинающим сомневаться под давлением таких людей, которые окружали его сейчас.

Но когда дело касалось Долларов, его детища, в голове у парня начинали появляться такие идеи, которые не мог понять даже он сам.

Даже стоя на месте, Микадо ощущал прилив невыразимых эмоций, опустошающих его изнутри.

Эти чувства напоминали те, которые он испытывал, когда попал в переделку с Фармацевтической Компанией Ягири.

Но он никак не мог понять, что же это было за ощущение.

Поэтому он и не мог взять себя в руки, всё глубже и глубже погружаясь в болото замешательства.

- Но всё же…я…

«Весьма любопытно наблюдать за этим. Микадо-семпай сегодня какой-то не такой».

Изменения в парне заметил никто иной как Аоба, человек, который, для начала, и был виноват в его замешательстве.

Будь перед Куронумой тот Микадо, которого он знал, он ещё после провокации Аобы принял какое-нибудь ‘решение’, какое угодно – хоть незамедлительный отказ, или же что-то ещё.

Однако Рюгамине, похоже, по какой-то странной причине колебался. Это и мешало ему прийти к какому бы то ни было решению.

«…Неужели его кто-то к этому подготовил?»

Аоба не знал.

Не знал, что Кида Масаоми, человек, которому Микадо доверял больше всего, совсем недавно предупредил его “не жить, как член Долларов”.

Точно также он не знал, что на самом деле это был вовсе не Масаоми, а самозванец, воспользовавшийся его именем, чтобы ввести Рюгамине в заблуждение…

«…»

Но каким-то образом Аоба понял.

«Это был Орихара Изая…?»

Понял, что один человек повесил на сердце Микадо небольшой замочек.

Не то, чтобы Аоба уловил ход действий Изаи.

Однако поведение Рюгамине Микадо были немного странным. Конечно, никто не может предсказать, как себя поведёт тот или иной человек со стопроцентной точностью; но то, что Микадо не вёл себя “не как Микадо”, а действовал “не как создатель Долларов”, заставило Аобу задуматься.

А людей, которые могли оказать на Рюгамине влияние по вопросам его банды, было не так уж и много.

«Не могу сказать точно…»

«Но если это был он, то зачем он это сделал? Этот стратегический ход был предназначен. Чтобы уничтожить нас?»

«Или же Орихара Изая тоже хочет привести Микадо-семпая к краху?»

Думая о своём враге, Орихаре Изае, Аоба скрыл раздражение, облегчённо улыбнулся своему семпаю и продолжил:

- Всё в порядке. Пожалуйста, ты можешь подумать над этим ещё. Кстати говоря, а почему бы нам не сделать то время, в которое мы должны встретиться с Анри-семпай, окончательным сроком твоего ответа?

- Э…

- Если до тех пор ты не определишься, то я позвоню Анри-семпай и скажу ей, что у Микадо-семпая появились срочные неотложные дела, и он не сможет встретиться с ней сегодня. Что до меня, я приеду на место встречи через десять минут.

- П-подожди!

Последняя часть фразы ему не понравилась куда больше, чем та, в которой Аоба предлагал соврать насчёт важных дел.

- Ты собираешься пойти…?

- А, конечно, я пойду. Не правда ли, это единственное благоразумное решение? Если получится так, что никто из нас двоих не сможет прийти, Анри-семпай почувствует себя неловко, не так ли?

Сказав это, он взглянул на своих дружков, загораживающих входную дверь, сузил глаза и проговорил:

- Микадо-семпай, ты можешь просто подождать здесь.

 

♂♀

 

Тень’ следила за тем, что происходило внутри заброшенного завода.

Приняв все меры предосторожности, чтобы мальчики, которые были внутри, её не заметили, Селти продолжала размышлять.

 «Хммм…»

«Что же мне теперь делать?»

Разумеется, её целью вовсе не была слежка за малолетними правонарушителями.

 

Авакусу-кай попросили её найти Авакусу Акане и защитить её.

 

После того, как женщина получила это задание, она и Анри были атакованы загадочным гонщиком. Селти прицепила тонкую нить из своей тени к мотоциклу неизвестного врага, и, следуя по ней, оказалась здесь, возле заброшенного здания завода, обнаружив вовсе не тех людей, которых ожидала здесь увидеть. И сейчас у неё не было ни единой возможности попасть внутрь.

 

«Их мотоцикл должен быть припаркован внутри».

«Эти дети не похожи на тех, кому может быть нужна внучка главы Авакусу-кай…»

Продолжая наблюдать, она видела, как побледнело лицо Микадо после того, как он прочел какое-то сообщение на своем телефоне. Мальчик рядом с Микадо, по всей видимости, его кохай, непрерывно улыбался.

«В любом случае, не похоже, что Микадо собираются избить, но все же…»

«Похоже, что это надолго».

«Хорошо, что я отключила звонок для входящих сообщений».

Ей пришлось это сделать, потому что сообщений от Долларов со временем стало слишком много.

 

Сначала она оставила просто вибрацию – сообщения от Долларов рассылались всем, и мальчишки отвлекались на звонки собственных телефонов, так что маловероятно, что её могли бы услышать.

Но, решив, что отключить вибрацию все-таки стоит, Селти по-тихому так и сделала.

Она, было, подумала о том, чтобы незаметно уйти отсюда, но женщина всё ещё немного беспокоилась о Микадо.

 

В конце концов, он вовсе не был для неё чужим человеком. Напротив, он был одним из тех немногих, кто неплохо общался с ней, даже узнав о её истинной сущности.

Селти подумывала о том, чтобы поспешить к нему на помощь, но она опасалась, что от этого у парня может лишь прибавиться проблем. Похоже, сейчас перед ним стояла задача, которую он должен был решить самостоятельно. К тому же, подними она тут шумиху, она могла бы невольно привлечь внимание врага (то есть, владельцев мотоцикла), и таким образом поставить Микадо и других ребят, находящихся на заводе, под удар.

 

Не подозревая о том, что за ней самой следят, Селти продолжала наблюдать за мальчиками, спрятавшись снаружи заброшенного здания.

«Кстати говоря, Микадо, похоже, на этот раз действительно попал в беду».

«Аоба, конечно, внешне мало похож на хулигана, но он вполне может оказаться тем ещё хитрецом».

 

«…Ах да, в тот раз, когда Шинра впервые привел Изаю домой, я сперва подумала, что он всего лишь прилежный студент… Вот уж точно, не стоит судить книгу по обложке».

Селти была одной из Долларов. Однако эта банда не была для нее чем-то незаменимым. Возможно, откажись она от предложения Шинры, она такой бы и стала; однако сейчас Доллары были для неё всего лишь одним из множества домов’. Она знала членов своей банды не лучше, чем тех, с кем она частенько беседовала в чате.

Однако Микадо она знала в реальной жизни. И Селти не могла просто так бросить его, когда он был в беде.

«Но что же ты будешь делать, Микадо-кун?»

Обычно такие зрелые дети, как Микадо, подумали бы, что предложение стать лидером банды было просто злой шуткой.

Однако Селти знала, что Микадо был не так прост.

Когда ей впервые довелось с ним встретиться, Микадо как раз схлестнулся в битвес одним из руководителей Фармацевтической Компании Ягири. Хотя эта битвабыла лишь вербальной, а не настоящей дракой, этот бой’, тем не менее, был довольно ожесточенным. И из увиденного Селти сделала вывод, что Микадо был довольно храбрым человеком.

И всё же сегодня Микадо колебался.

Беспокоился ли он о возможности втянуть во все это Анри?

«Если он волнуется об Анри-чан, то напрасно. Скорее у тех, кто попробуют встать у неё на пути, буду проблемы, чем у неё самой».

Селти знала, что Анри была хозяином Сайки”, и прекрасно представляла себе, на что она способна.

Микадо же об этом не знал; однако на данный момент он наверняка имел кое-какие догадки на этот счет.

«Но в итоге, я полагаю, Микадо, всё же, решит не втягивать Анри-чан во все это».

«Даже знай он о том, что она Сайка”, не думаю, что его решение изменилось бы».

«Однако предложи Анри свою помощь, он навряд ли бы отказался».

Селти вспомнился тот момент, когда Микадо впервые узнал о её истинной сущности. После этой встречи она поняла, что Микадо жаждал познать необычноесильнее, чем кто-либо другой. И если Анри изъявила бы желание ‘открыть ему свою необычную сторону’, он ни за что бы не отказался.

Хотя для Селти, учитывая тот факт, что у неё было задание от Авакусу-кай и то, что вчера в неё стреляли из крупнокалиберной винтовки, происходившие с Микадо события, скорее всего, были всего-навсего повседневной рутиной’, ‘обыденностью’.

«Вся эта ситуация с бандами вышла из-под контроля в то время, когда Шинра учился в старшей школе. Такое бывает у всех старшеклассников, что ли? Не понимаю».

Драки, которые она помнила, происходили более пяти лет назад, когда Шинра был ещё школьником. Селти была свидетельницей довольно масштабных потасовок между старшеклассниками.

 

Эти драки мало походили на беспорядки между Долларами и Жёлтыми Платками; в потасовке участвовали ребята с одного района, делившие территорию.

В эпицентре находился Шизуо, который просто хотел мирной жизни.

Тем, кто дергал за ниточки, был Изая, который всегда выходил сухим из воды, никогда не принимая непосредственного участия в драке.

Шинра же придерживался нейтралитета, стремясь держаться подальше от обеих конфликтующих сторон.

«Шинра бы наверняка улыбнулся и сказал: «Итак, давай, извинись перед ними и позволь им избить тебя. Затем я совершенно бесплатно залатаю все твои раны, и будем считать, что мы квиты, идет?». Шизуо бы разозлился: «Перестаньте, вашу мать, доставлять мне неприятности, у меня их и без вас полно!» и все закончилось бы дракой с очевидной (и очередной) победой Шизуо. А вот Изая бы…»

«Что сделал бы Изая?»

 

«Этот мальчишка, Аоба, чем-то похож на Изаю».

Как только эта мысль пришла ей в голову, Селти кое-что поняла.

 

«А, ну точно».

«Изая бы, для начала, никогда так не поступил».

«Такие люди как он обычно испытывают сильную неприязнь к тем, кто на них похож, так что Аоба не попросил бы кого-то столь похожего на него стать лидером… Конечно, если он не сделал это специально, с целью заманить в ловушку…»

Такие мысли крутились у Селти в голове, в то время как она продолжала наблюдать за происходящим внутри завода.

Вовсе не осознавая того, что её враг сам наблюдал за ней в этот самый момент.

«Прошло уже немало времени».

В конце концов, ничего особенного внутри заброшенного здания завода так и не произошло.

Микадо опустил голову, спросил что-то у Аобы и просмотрел в телефоне какую-то информацию. Но ничего, что заслуживало бы внимания, не было.

«Сколько времени уже прошло?»

 

Селти сверилась с часами на своем телефоне и поняла, что прошел уже час с того момента, как она прибыла на этот заброшенный завод.

 

И как раз в тот момент, когда женщина всерьёз начала подумывать о том, чтобы или, вбежав в здание, спасти Микадо, или по-тихому уехать на своем мотоцикле, Аоба внезапно улыбнулся и хлопнул в ладоши.

- Что ж, самое время звонить Анри-семпай.

- Погоди! Погоди минуту!

Один из хулиганов, весьма крепкий паренёк, схватил Микадо за плечи как раз тогда, когда он собирался что-то сказать.

- Я боюсь, что если мы позвоним ей, семпай может попытаться накричать в трубку много чего ненужного… Так что вместо этого, я думаю, мы пошлем ей сообщение. Ах да, я должен извиниться. Ведь я уже написал ей пять минут назад.

- Эм…

- Итак,  мне вроде как теперь пора идти, не хочется опоздать, знаешь ли. Микадо-семпай может подождать здесь и обдумывать все это сколько ему угодно…Читая сообщения от Долларов, которых будут жестоко избивать, я так думаю.

- По-постой!

Селти немного приподнялась на своем мотоцикле, услышав крик Микадо.

«…Похоже, мне всё же придется что-то сделать».

 

«Этот паренёк, Аоба, собирается уходить, так что я, скорее всего, смогу войти в здание и вызволить его попозже».

Наблюдая за тем, как Аоба повернулся спиной к Микадо и собрался уходить, Селти вспомнила то чувство, зародившееся в ней незадолго до этого.

Этот мальчик был похож на Изаю.

Этого ощущения было вполне достаточно, чтобы не терять бдительности, имея с ним дело.

 

«Не знаю, почему, но у меня есть такое чувство, что мне лучше не связываться  с этим Аобой».

«Когда привезу Микадо-куна к Анри-чан, я вернусь сюда, ведь мне ещё надо снять нить с того мотоцикла».

И в то самое время, как она решила выйти из своего убежища и ворваться на завод –

В самый неподходящий для этого момент она услышала этот самый звук’.

- ♪♪  ♪♪  ♪19:08, февраля 24, 2014 (UTC)~~

Этим звукомбыло довольно знаменитая фраза Конфисковано!” из Wonders and Discoveries”.*

* Конфисковано! 'или “'Bosshuto!” - 'довольно известная фраза Кусано Джина, ведущего телешоу “'Wonders 'and 'Discoveries” 'на канале TBS. Кусано говорит эти слова каждый раз, когда участник делает ставку на неверный ответ, и впоследствии одна из его “'кукол Хитоши” 'должна быть ‘конфискована’. Цвет конфискованных кукол зависит от уровня ‘'разочарования’ 'участника от того, что ответ был неправильным.

Несомненно, звук этот доносился из её собственного телефона.

«Какого…!?»

«Я же забыла выключить звук для входящих вызовов!»

Хотя Селти и отключила звонок для входящих смс-сообщений, она забыла о самом главном – звуке для входящих вызовов.

Когда женщина развлекалась с аудио-настройками своего телефона, она решила попробовать поставить Конфисковано!на звонок просто ради прикола. Как только Шинра его услышал, он подпрыгнул от неожиданности и заявил: «Постой, Селти, я ведь практически единственный, кто звонит тебе, потому что ты все равно не можешь разговаривать, верно? Так что же это такое!? Неужели каждый раз, как я буду тебе звонить, телефон будет выдавать это Конфисковано!”!? Погоди-погоди! Если я сделал что-то не так, я извинюсь! Если хочешь забирать у меня куклу Хитоши”, скажи тогда хоть какого цвета!»

В тот раз Шинра повел себя настолько забавно, что Селти поставила этот звонок на него.

 

Сейчас эта мелодия была настолько не к месту, что она невольно вспомнила о том, как она начала её использовать. Но времени предаваться воспоминаниям сейчас не было.

 

Пока она поспешно отключала звук на телефоне, взгляды всех находящихся на заводе мальчишек, включая Микадо и Аобу, были прикованы к ней.

- Приветик, Селти? Шики-сан пришёл навестить нас. Только что мы узнали нечто очень важное, кое-что, что непосредственно связано с твоей работой. У тебя сейчас есть время? Если слышишь меня, ответь нашим обычным секретным кодом. Алё? Ал-лё-ё -?»

Однако сейчас Селти не слышала голос с другой стороны трубки.

- …Чёрный Гонщик?

- Селти-сан!? Что вы здесь делаете!?

 

Она услышала голос Аобы; с его лица впервые за всё время исчезла улыбка, и голос Микадо, который был изрядно потрясен её появлением.

Сразу после того, как они прекратили спрашивать –

 

- А ты ещё кто?

Голоса мальчишек, наконец оправившихся от шока, отталкиваясь от стен, эхом пронеслись по заброшенному зданию, требуя ответа.

Селти постучала по микрофону на телефоне особым кодом «сейчас не лучшее время для этого», и другой рукой вытащила КПК.

И своими бесчисленными пальцами-тенямиона написала кое-что на КПК, и показала одному из хулиганов, подошедших к окну.

[Я всего лишь случайно проезжавшая мимо городская легенда. Если не притворишься, что не видел меня, сегодня ночью я нападу на тебя во сне.]

 

 

♂♀

Квартира Шинры на Шоссе Кавагое

- Ты что, издеваешься над нами, что ли!?

С той стороны трубки доносились голоса мальчишек, которые Шинра прежде никогда не слышал.

Шинра вздохнул, повернулся и сказал:

- Похоже, Селти сейчас в несколько затруднительном положении.

Человеком, на которого взглянул Шинра, был Шики. Он сидел на стуле, скрестив руки на груди, а на лице его было выражение крайнего беспокойства.

- …Пожалуйста, попытайся связаться с ней ещё раз. Нам и так людей не хватает.

 

- Без проблем. И, да, пожалуйста, поверьте мне, я говорю правду. Селти понятия не имела, что Акане-чан была в нашей квартире, и я никогда не слышал, чтобы она говорила о предложенной ей работе.

- Я верю. Если бы вы хотели, сенсей, вы бы стерли все следы пребывания здесь Шизуо. Селти-сан, скорее всего, не сказала вам о своей работе лишь потому, что не хотела вас во всё это втягивать. Хотя это некоторое несоответствие информации меня немного смущает, – прямолинейно, спокойным голосом выразил свое мнение Шики.

 

Он слегка помрачнел, упомянув имя человека, который был для него очень важен в этот момент.

- …Значит, эта старшеклассница, которая пошла прогуляться с Мисс Акане, по твоим словам, собиралась встретиться со своими друзьями… Есть какие-нибудь идеи по поводу того, куда она могла бы пойти?

Шинра почувствовал, как по его спине невольно пробежали мурашки, когда Шики задал свой вопрос, резко взглянув на него. Однако внешне он умудрился сохранить спокойствие.

 

- Да, мне тоже интересно. Она не похожа на девушку, которая бы знала много мест для встреч в городе. Я полагаю, что, скорее всего, она может быть напротив Токио Хэндс на Шестидесятиэтажной улице, возле Лоттерии на другой стороне, около фонтана напротив входа в метро или у Западных Ворот парка Икебукуро, если они планируют поехать куда-либо на поезде, или рядом с Икефукуро* у Восточных Ворот. Как-то так.

 

*Икефукуро: название статуи каменной совы напротив Восточных Ворот парка Икебукуро. Это слово – гибрид двух других: “'Икебукуро” 'и “'Фукуро” ('яп. “'Сова”).

 

- …

Шики кинул взгляд на своих подчиненных, которые немедленно достали мобильные телефоны из карманов.

Наверняка люди из Авакусу-кай уже сейчас направлялись к тем местам, о которых только что упомянул Шинра.

- И всё же, я бы ни за что не догадался, что эта девочка – драгоценная внучка Главы Авакусу-кай.

- …Не думаю, что мне стоит напоминать, но, всё же…

 

- Даже не беспокойтесь об этом. Вы знаете, я чужих секретов не выдаю. Единственная, кто может выведать у меня что угодно – это Селти, но она все равно в курсе данного дела.

Шинра с улыбкой на лице налил себе кофе и огляделся по сторонам, ища пакетики с сахаром.

В эту самую минуту из телефонной трубки, которую оставили включенной в режиме громкой связи на кухонном столе, послышались звуки взрыва и крики мальчишек.

 

- ?

Конечно же, звук этот услышал и Шики. Слегка нахмурившись, он произнес:

 

 

- …Похоже, у них там неприятности.

♂♀

- Ты что, издеваешься над нами, что ли!?заорал один из тех хулиганов, что был повыше.

 

Селти медленно пожала плечами.

Была бы у нее голова, она бы ещё и вздохнула.

Размышляя об этом, Селти безо всяких усилий подпрыгнула, перелезла через окно завода и приземлилась внутри.

Положив телефон в нагрудный карман, она направилась к Микадо, держа на вытянутой руке КПК.

- …

Товарищи Аобы, не рискуя двигаться, нервно смотрели на неё, а на лице Куронумы ясно читалась тревога.

 

Аоба не в первый раз видел её и этот черный мотоциклетный костюм.

Всего лишь месяц назад он с Микадо и остальными наблюдал за ней из окна фургона.

 

И из увиденного уже тогда он сделал вывод, что было в этой женщине нечто ‘нечеловеческое’.

Она могла управлять тенями, отделявшимися прямо от её тела, и ездила на мотоцикле с абсолютно беззвучным мотором.

И, если конечно можно доверять телевизионным репортажам, выше шеи у неё не было ничего.

 

Некоторые до сих пор настаивали на том, что это всё магия. Но сейчас даже эти люди должны были осознать правду.

Будь это на самом деле волшебством, происходящее всё равно не прекращало быть невероятным.

 

Кроме того, Аоба вспомнил, что Микадо прежде уже обращался к этой гонщице, как к “Селти-сан”.

- …Ты что, следишь за нами? Или тебе позвонил Микадо-семпай, чтобы ты внезапно напала на нас?пробормотал Аоба.

Повернувшись к Микадо, он, однако, заметил, что он сам смотрел на неё во все глаза, и на его лице было неподдельное удивление.

Селти же бесшумно набирала что-то на своем КПК, без колебания направляясь к Микадо и Аобе.

 

[Я слышала, что вы говорили друг другу. Но я не думаю, что могу что-либо сказать по этому поводу.]

- …

- …

Микадо и Аоба молчали, держа все свои эмоции при себе, глядя на то, как она печатает на своём КПК.

Не смущаясь отсутствию какой-либо реакции с их стороны, Селти продолжала печатать.

[Так что, пожалуйста, просто притворитесь, что меня тут нет, и продолжайте.]

- …

- …

Тишина, и ничего кроме тишины. Не похоже было, что кому-либо из находящихся сейчас в заброшенном заводском помещении было, что сказать.

- …Чт –

«Что ты тут делаешь, чёрт побери?»

Как раз в тот момент, когда один из товарищей Аоба собирался нарушить эту тишину –

Ржавые ворота заскрипели так, что стало ясно, что кто-то пытается отворить их силой, и тишина, царившая здесь только что, испарилась, словно её и не было.

Ворота завода, совсем недавно закрытые, теперь были распахнуты настежь. И снаружи, под солнцем, стояла группа мужчин.

Наверняка они были едва ли старше Микадо на год или два. Однако, учитывая то, что у Микадо и Аобы ещё сохранялись детские черты лица, создавалось впечатление, что эти люди были старше их обоих как минимум лет на пять.

На них всех были одинаковые кожаные куртки с символом Торамаруна рукавах. И хотя Микадо и остальные не могли этого увидеть, похожий знак, бросающийся в глаза, также был нарисован и у них на спинах.

У многих из них в руках были деревянные балки или стальные трубки; было очевидно, что они пришли сюда не разговаривать, а драться.

- …Торамару.

Пробормотал Аоба, и улыбка с его лица окончательно пропала.

Мужчина с бинтами на лице вышел вперед из группы. Его глаза расширились, когда он увидел Аобу и его банду; он повернулся к своим товарищам, чтобы сказать:

 

- Мы нашли их…это те самые ребята. Именно они напали на нас и сожгли наши мотоциклы.

- Как нам повезло.

Мужчина, который, в отличие от своих товарищей в кожаных жилетах, был одет в токко-фуку, громко хрустнул шеей, и произнёс:

- …Я полагаю, мы просто изобьём здесь всех до полусмерти, и после доложим Капитану.

- Что насчет остальных? Сказать им, чтобы они подходили сюда?

- Нет… У нас и так достаточно людей, не думаю, что нам нужно подкрепление.

- Так точно, – бесстрастно ответили парни в кожаных куртках, приготовившись нападать.

Кто-то уже занес доску, нацелившись на лицо охранявшего ворота хулигана.

Тот вовремя почувствовал опасность, и успел руками остановить оружие.

Оно с громким треском раскололось надвое.

 

Похоже, что в доске уже была трещина, что объясняло, почему она так быстро сломалась. Несмотря на это, она смогла нанести бандиту некоторый вред; после того, как он руками остановил доску, его лицо исказила боль, и было очевидно, что из-за этого он и шевельнуться теперь был не в состоянии.

 

Это будто послужило сигналом, и группа хулиганов начала орать на парней в кожаных куртках, будучи в полной готовности наброситься на них, как вдруг…

 

 

- Успокойтесь.

Вовремя отданный Аобой приказ немедленно остудил их, произведя эффект ведра ледяной воды.

 

Он не кричал.

Но его голос прозвучал холодно и довольно громко.

Все, кто был на заводе, повернулись в его сторону, даже члены банды босозоку.

Аоба, убедившись, что все внимание обращено на него, повернулся к Микадо с серьёзным выражением на лице.

И сказал то, что перевернуло всю жизнь этого паренька с ног на голову.

- Мы останемся здесь и со всем разберемся. Бегите, Капитан.

- А?

Не имея ни малейшего понятия о том, что Аоба только что сказал, Микадо с ошарашенным видом повернулся к нему.

 

Две секунды спустя, когда парень окончательно осознал смысл сказанных Аобой слов, он быстро поднял глаза на Торамару, все ещё находившихся возле выхода. 

 

Взгляды всех до единого были обращены на него.

 

- Постойте, вы всё неправильно поняли…

- Слушайте, все!

Как раз тогда, когда Микадо хотел что-то сказать, Аоба резко вклинился, заглушая его голос.

 

- Не позвольте им даже пальцем коснуться Капитана! Поняли!? Вперёд!

- Даааа!

 

- Вперёд!

- Сдохните, ублюдки!

- Не наезжайте на Долларов!

Хулиганы с радостью отозвались на приказ Аобы, набрасываясь на тех, что носили кожаные куртки.

- Как интересно… Что ж, давайте положим этому конец раз и навсегда!

- Да!

- Если ты Капитан, тогда не убегай и дерись со мной один на один!

 

Воинственно кричали Торамару, вырываясь вперед, чтобы драться с хулиганами.

- П-постойте! Подождите!

 

Голос Микадо утонул во всеобщем хаосе.

 

Единственными, кто могли его услышать, были Селти и Аоба, который стоял прямо напротив него.

 

Аоба быстро повернулся и одарил Микадо самой невинной улыбкой.

 

- Пожалуйста, позвольте нам разобраться с этим, Капитан

 

- П-Погодите…

 

Когда он вновь собирался что-то сказать, за спиной Микадо послышался полный ярости голос.

- Сдохни! Чертова Долларская шваль!

- Эээ…

Повернувшись, он увидел, стальную трубку, стремительно приближающуюся к его лицу.

«!»

Он был готов к удару, но оружие было остановлено чёрной рукой.

- С-Селти-сан!

- А ты кто ещё…ааа!?

 

Воспользовавшись своей тенью’, чтобы подбросить одного из босозоку в воздух, Селти показала дисплей КПК Микадо.

 

[Я понимаю, что для тебя это тяжело, но тебе лучше убежать. Сейчас будет очень сложно убедить их, что это всё большое недоразумение.]

 

- Н-но –

Микадо явно хотел сказать что-то ещё, но Селти решила, что дальнейшие разговоры будут бессмысленными. Она схватила Микадо и выпрыгнула в окно.

 

Оседлав Чёрный Мотоцикл, припаркованный снаружи, она крепко-накрепко привязала Микадо тенью к своей спине и завела байк.

- Чёрт побери! А ну стоять!

Голоса людей в кожаных куртках, оставшихся на фабрике, до сих пор звенели в их ушах. Селти, однако, продолжала заводить свой байк.

 

В то же время, она снова показала Микадо, теперь уже привязанному к её спине, экран своего КПК.

[В любом случае, сначала нам надо встретиться с Анри-чан. Вы двое сможете оставаться в нашей квартире до поры до времени, пока всё не уляжется.]

- …

Микадо молчал, читая её слова.

 

«Должно быть, для него это сложная ситуация».

 

Селти прекрасно знала, что когда Микадо говорили «прячься», он тяжело воспринимал это. Но сейчас не было времени потакать его желаниям и слушать его протесты.

 

Потому что у Селти были и другие неприятели, с которыми ей нужно было сражаться среди всего этого хаоса.

 

И ей ещё предстояло осознать, что за ней кто-то следит.

Она не заметила, что тогда, когда её внимание не было обращено на свой мотоцикл, на него успели прикрепить устройство слежения.

Возможно, Шутер пытался предупредить её об этом, но сейчас его первостепенной задачей было вытащить отсюда свою хозяйку.

 

И Селти растворилась в улицах Токио, практически забыв о том, что кое-какие люди немедленно нападут на неё в ту самую секунду, как у них появится шанс.

 

Неведомо ей было также и то, что, по прибытии на место назначения, её ожидало ещё одно весьма непредвиденное событие.

♂♀

 

На крыше здания рядом с заброшенным заводом

 

 

Как только Чёрный Мотоцикл скрылся из вида Вороны, девушка посмотрела на экран радиопередатчика и удовлетворённо кивнула.

- Следящее устройство установлено. Теперь представляется возможным узнать местоположение Чёрного Мотоцикла. Как прекрасно, как прекрасно.

- То есть теперь мы можем немного вздремнуть, пока он не доберётся до дома?

- Слон глуп, ответ положительный. Он направляется домой, ответ отрицательный. Так же, как и для нас. На полпути к месту назначения он узнает о следящем устройстве. Наши кости будет ломить от усталости, как у пассажиров товарного поезда дальнего следования. Как жаль, как жаль. Во избежание этого незамедлительное преследование не подлежит обсуждению.

В ответ на слова Вороны Слон пожал плечами и заговорил, но уже более убедительным голосом:

- Хорошо, хорошо. Редко же ты относишься к нашей работе с эдаким энтузиазмом. Сейчас ты будто вся горишь от нетерпения.

- Частично работа, частично хобби. Удовлетворение моего желания. Более того, получение денежного вознаграждения. Нет никаких проблем. Мир по-прежнему прекрасен.

- Понятия не имею, о чём ты, но если уж красавица Ворона говорит, что мир прекрасен, тогда таков он и есть.

Эта болтовня, не имеющая отношения к их работе, продолжалась, пока парочка ‘свободных художников’ спускалась по лестнице.

- Но всё же, я и не думал, что заманить его сюда будет так просто. Этот монстр ещё более неосмотрителен, чем я думал.

- Подтверждаю. Но сказать, что противник прост – мой ответ отрицательный. Оскорблять и пытаться подраться с медведем, попавшим в ловушку. Таких людей практически не существует. Так же глупо, как смеяться над бабочками, попавшими в паучью паутину.

- …А! Это напоминает… кстати, о пауках. Почему они  никогда не попадают в собственную паутину? Эта тайна поймала меня в свои объятия, словно липкие нити паучьей паутины, и я так взбудоражен, что и шагу больше ступить не смогу.

Слон не прекратил задавать свои вопросы даже с учётом текущего положения.

Ворона ни удивилась, ни ужаснулась. Как раз наоборот, она ответила ему своим спокойным, механическим голосом:

- Пауки. Два типа нитей, используются по отдельности. Различимы при прикосновении. Клейкость нитей в центре равна нулю. Клейкость исходящих от центра нитей также нулевая. Только спиральные нити способны поймать жертву. Конец.

- Но когда он начинает оборачивать жертву паутиной, он разве сам к ней приклеиться не может?

- Пауки, в их организмах вырабатываются особые вещества. Эти вещества подавляют клейкую способность нитей. До поры до времени они не приклеятся. Следовательно, могут прикасаться к липким нитям лишь изредка. Как прекрасно, как прекрасно.

Слон в восхищении посмотрел на Ворону, пока та на полной скорости бежала вниз по ступеням, одновременно отвечая на его вопрос. Выглядя удовлетворённым, он широко улыбнулся и кивнул.

- Ясно…! Так вот, если бы Ворона была пауком, я бы был этой секрецией. Для поимки жертвы необходимы мы оба!

- Такая аналогия сомнительна. Я выделяю Слона. Слишком жутко, ответ категорически отрицательный. Надеюсь на уничтожение твоего существования.

- …А я надеюсь, что ты будешь пользоваться более простыми выражениями, так как ты всё ещё не научилась нормально говорить по-японски.

Разговор закончился так же, как и ступеньки на лестнице. Парочка направилась к открытому пространству перед заводом.

Когда они достигли дороги, несколько мотоциклов выехали из дверей этого места и пронеслись мимо.

Внутри завода всё ещё продолжалась схватка. Похоже, банда парней в кожаных куртках разделилась, и часть из них погналась за Селти.

- …Кстати говоря, этот Чёрный Мотоцикл забрал с собой одного из мальчиков.

- Подтверждаю.

Они не умели на вид точно определять возраст японцев. Из-за детских черт во внешности Микадо они запросто могли перепутать его со школьником начальных классов.

Ворона подошла к своему новенькому мотоциклу и проговорила безразличным голосом:

- Приобрела его в качестве еды. Такая возможность существует.

- А ты не думаешь, что это не слишком дикая мысль?

- Подтверждаю. Этот монстр не описан ни в одной из книг. Гадать, на что он способен, – бессмысленно. Пока не увидишь сам, правда останется скрытой за завесой тьмы.

Ворона, продолжая говорить на довольно странном варианте японского, села на мотоцикл и почувствовала, как в ней начинают бурлить эмоции. Надевая шлем, она пробормотала себе под нос:

- Мои надежды… Пожалуйста, как-нибудь сделай меня счастливой. Невероятный чёрный монстр.

♂♀

Через несколько минут, скульптура “Икефукуро” перед Восточными Воротами Станции Икебукуро

 

Если компания молодых людей хотела развлечься в Икебукуро, для встреч они могли выбрать несколько мест.

Если им предстояло сесть на поезд, они бы, скорее всего, собрались рядом с фонтаном у входа в метро или возле каменной совы под названием “Икефукуро”, что перед Восточными Воротами.

Именно в этих двух местах чаще всего встречались люди, ведь это был идеальный выбор даже в дождливую погоду.

Как становится понятно из названия, Икефукуро – статуя совы. Так же как и Хатико* из Шибуи, она была излюбленным местом встреч, потому что её было трудно не заметить.

*Хатико – считается “самой преданной собакой в Японии”. Бронзовая скульптура Хатико была поставлена в Шибуе в 1934 году ещё при его жизни. (сейчас там стоит другая – её поставили после войны в 1948)

И прямо перед скульптурой девушка в очках, таких же круглых, как глаза совы, разговаривала с девочкой, на вид шестиклашкой, стоящей напротив.

- Аоба-кун скоро подойдёт, давай немного подождём.

- …Ммм.

Акане, девочка помладше, кивнула и сильнее сжала руку Сонохары Анри, девушки в очках.

Она уже выглядела гораздо лучше; иной бы и не подумал, что она совсем недавно была больна.

Анри была рада, что девочка успокоилась, но в душе она всё ещё чувствовала тревогу.

«Интересно, что там у Микадо-куна за “неотложные дела”?»

Она только что получила сообщение от своего кохая, Аобы. Девушка решила продолжать ждать, но спокойствию её настал конец.

Вчера Микадо сказал ей, что эти дела были назначены на другое время. Неужели, в конечном счёте, он должен был покончить с ними сегодня?

Обычно Рюгамине сам написал бы ей в подобной ситуации.

Но то, чтобы он попросил кого-то отправить ей сообщение – этого для Анри было достаточно, чтобы удивиться.

Девушка надеялась, что он не попал в большую беду.

Анри, на которую накануне напала иностранка с садовыми ножницами, боялась, что Микадо мог попасть в подобную переделку.

«А что, если…на него нападут из-за моей…»

Ей так хотелось верить, что он занят из-за каких-то срочных дел. Но она никак не могла избавиться от мысли, что за Микадо, как за человеком, который ‘был к ней близок’, могли прийти вчерашние убийцы.

И не только за Микадо. Её друзья, Харима Мика и Кида Масаоми, и даже её одноклассники, такие как Ягири Сейджи, тоже могли быть в опасности.

Но, в любом случае, она понятия не имела, кем могли быть вчерашние нападавшие, и какими целями они руководствовались. Она и представить себе не могла, что может произойти.

Она была так взволнована, что даже отправила сообщение Микадо, но он ей всё ещё не ответил.

Девушка подумывала ему позвонить, но боялась, что если звонок произойдёт во время его неотложных дел, это может доставить ему проблем.

Она решила сперва дождаться Аобу и спросить, что именно произошло. Но вдруг, вспомнив блеск садовых ножниц, она невольно вздрогнула.

Анри испугалась вовсе не потому, что вспомнила, как эти ножницы были направлены на неё.

Она боялась, что они будут направлены на Микадо или на кого-то из её остальных друзей.

Лишь представив подобную картину, она чувствовала, как по спине бегут мурашки.

«Если такое случится…я…»

Хотя Анри внешне казалась спокойной, в её сердце омывали страх и злость.

Но эти чувства подавлялись, никак не проявляясь в её внешнем облике; для девушки это было всего лишь частью “мира за картинной рамой”. Все её эмоции доходили до определённой черты не двигались дальше.

Анри словно чувствовала себя зрителем в кинотеатре, где каждый ощущает страх и гнев, но не собирается кричать: «Прекращайте шутить надо мной!» и выбегать из зала, не посмотрев фильма.

С другой стороны, Сайка продолжала непрерывно нашёптывать свои проклятия в голове девушки.

- Я люблю тебя.

Сайка, среди сотен, тысяч, миллионов слов, которые она могла бы сказать, выбрала именно эти. Таким был ужасный “демонический клинок”, поселившийся в её теле.

Эти простые слова для любого прозвучали бы фальшиво. Но даже такие слова могли бы приобрести странное сияние, если бы их повторяли бессчетное количество раз. Будь это сияние плохим или хорошим предзнаменованием – всё это не имело значения для Анри; она просто-напросто не могла не завидовать демоническому клинку, в такой открытой манере выражающему свою любовь.

Девушка была уверена, что даже при таких обстоятельствах ей удастся оставить злобу и страх по ту сторону картинной рамы. Но в настоящий момент её больше волновало, что на Селти или Микадо могут напасть те загадочные убийцы.

И, в то время как она спокойно стояла и ждала Аобу, не позволяя ни единой доле эмоции проявиться на её лице –

- А? Сонохара-сан? Что ты здесь делаешь?

- …А, Камичика-сан…

Перед Анри стояла одна из её одноклассниц.

Было похоже, что она здесь не одна; кучка девчонок, по всей видимости, пришедших сюда с ней, болтали неподалёку.

Эта девушка относилась к виду более зрелых детей, как и сама Анри, но они с ней не были близки.

На самом деле, они никогда раньше не разговаривали. Некоторое время между ними повисла неловкая тишина, они молчали, не зная, что сказать.

- Эм…это твоя сестра?

- А, нет, просто знакомая девочка… что Камичика-сан здесь делает?

- Ммм, вчера ко мне приехали друзья из средней школы, так что я показываю им Икебукуро. Мы уже побывали у Западных Ворот, но сейчас, наверное, пойдём в Саншайн.

- Понятно.

После обмена этими бессмысленными фразами снова повисла тишина.

Пытаясь нарушить молчание, Камичика Рио, одноклассница Анри, сказала ей что-то, что только что вспомнила.

- Ах, да, сегодня лучше быть осторожным на этих улицах. Похоже, бандиты везде устроили драки.

- Драки?

- Говорят, Доллары сражаются с какой-то бандой босозоку из каких-то окрестностей Токио…

- …

Сердце Анри отреагировало на слово “Доллары”.

- Понятно. Я буду осторожна, – ответила она спокойным голосом.

Её тело по ту сторону картинной рамы тоже не проявляло никаких эмоций.

И в то время как между этими двумя была готова повиснуть уже третья по счёту пауза, девочки, пришедшие вместе с Рио, подошли к ним и потянули её за рукав.

- Эй-эй, Рио, мы проголодались. Это твоя подруга? Хочешь пойти с нами перекусить?

- А, Нон-чан! Прости, я уже иду! Эм, Сонохара-сан, у тебя есть какие-нибудь планы…

- А, прости. Я жду кое-кого…

- Понятно. В таком случае, увидимся в школе, Сонохара-сан…!

Её одноклассница ушла, улыбаясь мирно, но, в то же время, немного неловко.

Анри еле слышно вздохнула, наблюдая за тем, как она удаляется.

«Мне правда стоит научиться общаться с людьми…»

Анри стала старостой класса в надежде хоть как-то изменить свою пассивную манеру поведения. Но, как оказалось, она по-прежнему не особо отличалась от девочки-паразита Мики, над которой издевались в школе.

Её мысли медленно перешли от осознания этого факта к теме “Долларов”, о которой было сказано не так давно.

Она знала, что Микадо имеет к этой банде какое-то отношение.

Хотя было похоже, что у него есть с Долларами значительные связи, девушка никогда не спрашивала у него, какие именно. Микадо, в свою очередь, тоже ничего у Анри не спрашивал, даже увидев её с катаной в руке.

Она знала, что он откладывает этот разговор до тех пор, пока не вернётся Кида Масаоми.

Анри в одно и то же время и ждала, и боялась этого момента.

Отношения между этими тремя могли разрушиться, узнай каждый из них всю правду.

Хотя, вполне возможно, что эти отношения уже рухнули, когда Масаоми исчез из города – но Анри хотелось верить.

Верить в то, что если эти двое примут её саму вместе с аномалией под названием “Сайка”, то она, возможно, сможет привязываться к людям так, как она раньше никогда к ним не привязывалась.

Эти надежды, конечно, были несколько малодушны, но она никак не могла выкинуть их из головы.

В это самое время Анри приняла решение.

Не имеет значения, какие тёмные тайны скрывают Микадо и Масаоми – она примет их такими, какие они есть.

И примет их не в качестве простых “изображений по ту сторону картинной рамы”, а в качестве настоящих вещей, способных занять место в её сердце.

Пока девушка ждала Аобу, она хотела только этого.

Она собиралась спросить у парня, что именно за “неотложные дела” были у Микадо, чтобы успокоиться и удостовериться в том, что с её другом всё в порядке.

Однако, теми, кто появился перед ней –

Были несколько мужчин в костюмах, которых она никогда в своей жизни не встречала.

- Мисс Акане.

Мужчин было трое.

Они были окружены особой, отталкивающей и пугающей аурой; когда они пробирались сквозь пёструю толпу, собравшуюся перед станцией, люди расступались перед ними по той простой причине, что не хотели подходить слишком близко к таким личностям.

Один из них заговорил, но не с Анри, а с маленькой девочкой, державшей её за руку.

- !

Акане была весьма удивлена одним их видом.

Она была вовсе не напугана – просто поражена.

- Долго же мы не могли вас найти. Пожалуйста, проследуйте с нами.

- П-почему…

Акане попятилась назад, но на её плечо уже легла рука.

Она повернулась назад и увидела там ещё одного мужчину, смотрящего на неё сверху вниз беспокойным взглядом.

- Ради бога, будьте хорошим ребёнком.

- С-стойте! Если вы меня не отпустите, я закричу и скажу, что вы хотите меня похитить!

- То есть, ты хочешь рассказывать свои сказки копам? Нам-то всё равно, но в таком случае не поздоровится самой Мисс Акане.

- Мм…

Акане не нашлась, что ответить на слова этого человека и кивнула.

- ?

Только Анри не имела ни малейшего понятия о том, что здесь происходит; о неведении девушки говорило выражение её лица.

- Э-эм…

- А, Мисс, вы, должно быть, та девушка, о которой говорил Кишитани-сенсей.

- Э…

- Нам жаль, что вам пришлось позаботиться о Мисс Акане. Сейчас можете оставить ёе на нас.

Она по-прежнему не могла понять, что происходит.

“Кишитани-сенсей”, по всей видимости, был врачом, с которым жила Селти. Та обычно называла его “Шинра”, но Анри вспомнила, что на табличке возле входной двери она видела надпись “Кишитани Шинра”.

Неужели, это он попросил этих людей прийти?

Ни один из них не был похож на отца Акане. Да и если кто-либо из них был её отцом, ему не нужно было бы приходить сюда с другими людьми.

Но они также и не были похожи на похитителей. Они не вели себя по отношению к Акане враждебно; на самом деле, они даже оказывали ей уважение.

Анри слышала, что Акане сбежала из дома. Эти люди, возможно, хотели вернуть её обратно. Но девушка всё равно не понимала, кто они такие.

- Э-эм, простите, вы родственники Акане-чан?

Она попыталась задать им вопрос так, чтобы не оскорбить.

Один из мужчин немного подумал над её вопросом и со вздохом ответил:

- …Ну, мы не его семья или что бы то ни было. Но так как она приходится внучкой старика*, можно считать, что для нас она что-то вроде семьи.

*Старик – члены якудза обычно называют своего главу “старик”, а в японском это слово имеет и второе значение – “отец”. Поэтому Анри и была запутана таким объяснением.

Мужчина старался найти способ объяснить сложившуюся ситуацию, но это только сильнее запутало Анри.

«Эм, старик… Внучка его отца? Это значит, что Акане-чан для этих людей или дочь, или племянница? Но он сказал, что она не является частью ничьей семьи, так что, наверное, она не приходится никому из них дочкой, эм, так что, они являются дядями для Акане-чан, которые не живут с ней в одном доме…?»

Эти мужчины сильно различались и по внешности, и по возрасту. Глядя на них, Анри ещё больше не понимала, кто же они такие.

И как только она собралась спросить Акане, что происходит здесь на самом деле, ситуация стала ещё более запутанной.

- Сонохара-сан!

- !? М-микадо-кун! И Селти-сан!?

Теми, кто бежал по тянущейся от тротуара лестнице по направлению к Икефукуро, были никто иные, как выбивающийся из дыхания Микадо и Селти, одетая в свой привычный мотоциклетный костюм.

- Эм, неужели у тебя нет каких-то неотложных дел? И что случилось с Аобой-куном…?

- Объясню позже! Сначала…

Микадо собирался что-то сказать, но вдруг невольно остановился.

Рядом с Анри он увидел четырёх мужчин устрашающего вида, стоящих вокруг неё и маленькой девочки, которая держала её за руку; была опасность, что эти люди подойдут к ним ближе.

- !?

И хотя мужчины, судя по их одежде, не имели ничего общего с Торамару, Микадо от одного их вида был встревожен.

Он боялся, что по его вине Анри была втянута в нечто очень зловещее.

Он посмотрел ей в глаза, и потом повернулся к Селти.

Но и та застыла на месте так же, как и он сам.

Чёрный как смоль мотоциклетный костюм и шлем, закрывающий лицо.

Её одежда словно кричала: “подозреваемый в преступлении”; и, действительно, взгляды всех прохожих, наслаждавшихся своим отдыхом, теперь были обращены в их сторону.

Однако, благодаря тому, что улицы были заполнены толпами людей во время праздников, многие из прохожих просто продолжали идти по своим делам, не обращая внимания на Селти. Наверное, чтобы привести такую толпу в панику, необходимо было бы заставить национальную знаменитость появиться из воздуха со звуковыми спецэффектами или выпустить на улицу бродячего льва.

Но всё же, некоторые из тех, что заметили всадника на Чёрном Мотоцикле, достали телефоны, чтобы сделать фотографии или видео. Умело управляя своими тенями, Селти закрыла объективы их мобильных и удостоверилась, что никто из людей не сделал ни одной фотографии происходящего.

Обычно ей было всё равно, но сейчас она не могла допустить, чтобы фотографии Микадо и Анри вместе с ней просочились в интернет.

Делая эти вещи, она продолжала бежать по направлению к Сонохаре, но –

«?»

«Ч-что это? Почему они…?»

Селти с тревогой посмотрела на мужчин – они, по всей видимости, принадлежали к преступному миру.

Однако один из них кивнул в её сторону.

- Спасибо вам за всё.

«Э?»

«Ха? Что?»

«Кстати говоря, где-то я их уже видела…»

- Неужели, Кишитани-сенсей или Большой Брат Шики связались и с вами, Селти-сан?

- Ах, вы пришли как раз вовремя! Тогда, если вы не возражаете, мы доверим её вам.

«Ах, да!»

«Эти люди из… Авакусу-кай…»

Но что же люди из Авакусу-кай пытались сделать с Анри?

Женщина уже, было, начала волноваться, что они могли узнать о роли этой девушки в происшествии с Рубакой, но как только она увидела маленькую девочку, державшую Анри за руку, эти мысли тут же испарились.

Вместо них, в её голове один за другим начали рождаться вопросы.

«Что? А, что? Чтооо?»

«Авакусу… Акане-чан?»

Селти была потрясена, осознав, что маленькая девочка прямо перед ней – никто иная, как Авакусу Акане, которую она искала, и невольно остановилась, как вкопанная.

Если бы только у неё была голова, её глаза бы сейчас увеличились до размеров блюдец. Селти уже собиралась спросить у людей из Авакусу-кай о том, что же здесь произошло –

[Нет, на самом деле, я пришла сюда в поисках вот этой девушки в очках…]

Но ещё до того, как она закончила писать эти слова, послышались громкие, обращённые к ней голоса.

- Стоять!

- Прекращай бегать от нас, как мерзкая крыса!

Как только Селти услышала эти крики, раздающиеся посреди белого дня, ей пришлось прекратить печатать, и обернуться.

«Ой-ой».

«Только не говорите мне, что они проследовали за мной досюда».

Прямо перед ней стояло пять или шесть человек в кожаных куртках.

Услышав крики от группы ребят, очевидно, принадлежавших к группировке босозоку, или какой-нибудь похожей, прохожие смотрели на них с ещё большим интересом, чем на Селти, когда та появилась на месте происшествия. Некоторые люди ускорили свой шаг, чтобы как можно скорее уйти отсюда, некоторые продолжали наблюдать за происходящим с безопасного расстояния, из-за колонн, чтобы не впутаться во всё это дело.

Никто не известил о них ни полицию, ни персонал станции, вероятно из-за того, что, несмотря на яростные выкрики, эти парни не сделали ничего по-настоящему жестокого.

«Погодите-ка, а разве прямо напротив этого места нет отделения полиции!?»

«Неужели, они так хотят поймать Главаря Долларов… которым, по их мнению, является Микадо-кун, несмотря ни на что?»

Селти подумывала над тем, чтобы задержать этих пятерых ребят с помощью своих теней, но это лишь сильнее убедило бы их в том, что Рюгамине – лидер Долларов.

Пока женщина пребывала в сомнении, один из людей Авакусу-кай заговорил:

- Заткнитесь, ребятки. Никогда не кричите внутри станции!

Возможно, они были в курсе, что некоторые банды босозоку в прошлом месяце охотились за Селти. Думая, что и эти ребята – всего лишь очередная банда байкеров, желающая прибавить ей проблем, этот мужчина из Авакусу-кай хотел разогнать их за неё.

Но эти молодые люди выглядели озадаченными всего лишь несколько секунд; после чего они тут же пришли в себя и ответили:

- Аргх? Что за чёрт? Это тебя не касается!

Акане слегка вздрогнула, когда парень в кожаной куртке прокричал эти слова.

Все члены Авакусу-кай, увидев, как напугана была эта девочка, устремили свои взгляды на молодых людей.

- Вы взрослые люди. Не кричите в присутствии детей. Сейчас мы заняты. Исчезните.

В ответ на снисходительную манеру поведения своих оппонентов, парни в кожаных куртках одарили их ответными взглядами, не желая сдаваться.

- Чего? Вы, старики, тоже, что ли, в Долларах? Да вы шутите, младшеклассники, офисные работницы, а теперь и престарелые хулиганы? Эти Доллары что, совсем не проверяют своих членов? Аргх?

У Микадо что-то сжалось в груди, когда он услышал, как эти люди оскорбляют Долларов.

Ему почти казалось, что любое порицание этой банды – личное оскорбление.

В то же время, люди Авакусу-кай, понятия не имевшие, о чём говорят эти парни, просто подозревали, что те находятся под влиянием каких-то наркотиков и задали другой вопрос:

- А не вы ли… хотели причинить вред Мисс Акане?

Они спросили это настолько тихо, чтобы их могли слышать только члены босозоку, а Акане, стоявшая прямо позади них, не волновалась.

Конечно, ребята из Торамару не знали, о чём их спрашивают. Для них это был всего лишь очередной провокационный вопрос.

И, не понимая того, что эта самая Акане стоит прямо за их противниками, молодые люди сказали то, что им говорить не следовало ни при каких обстоятельствах.

- Прекратите играть с нами, просто сдайте нам этого ребёнка.

- !!!

Выражения лиц членов Авакусу-кай разительно изменились, как только они услышали эту фразу.

Парни из Торамару под ‘ребёнком’ подразумевали Микадо.

Но для людей из Авакусу-кай, в этом случае, ‘ребёнком’ была Авакусу Акане.

Кто-то пытался похитить Авакусу Акане. Хейваджима Шизуо, напавший на их товарищей, тоже имел к этому какое-то отношение. Для людей, которые были в курсе событий, связанных с Акане, было в порядке вещей неправильно понять слова молодых людей.

- …Да, у вас кишка не тонка. На кого вы работаете, вы, ублюдки?

- А? Что?

- Или это Ёдогири вас нанял? …Интересно, сколько же он заплатил за ваши жизни?

- О-о чём ты говоришь?

Когда члены Авакусу-кай ни с того ни с сего стали более угрожающими, парни в кожаных куртках невольно отступили назад.

Один из мужчин схватил руку Акане и передал её Селти. Наклонив голову, он произнёс свои следующие слова так, чтобы только она смогла его услышать:

- Селти-сан, пожалуйста, отведите Мисс в безопасное место. Большой Брат Шики всё ещё должен быть дома у Кишитани-сенсея.

«…Эм, что я делаю?»

Хоть женщина и почувствовала, что эти люди кое-чего недопоняли касательно сложившейся ситуации, у неё не было времени для пространных разъяснений.

Не говоря уж и о том, что ни в коем случае нельзя было оставлять Акане в месте, где вот-вот должна была начаться драка.

Как только Селти это поняла, она, в какой-то степени покорно, взяла девочку за руку и побежала.

- Э!

Акане вскрикнула. Женщина на скорую руку напечатала [Всё хорошо, я на твоей стороне.] с помощью своего КПК, добавила пару смайликов и показала это девочке.

Продолжая бежать, Акане взглянула на экран КПК. Пребывая в замешательстве, она посмотрела на Анри.

Ту, как и саму девочку, схватила за руку Селти. То же самое она сделала и с Микадо, бежавшим рядом с Сонохарой.

Что-то было не так. Но Акане, увидев, что Анри всё ещё с ней, немного успокоилась и продолжила бежать. Может быть, она просто была рада скрыться от людей из Авакусу-кай.

Селти, используя тени, исходящие из её тела, создала две дополнительные руки, чтобы удостовериться, что все рядом с ней.

В толпе наблюдателей, заметивших этот факт, поднялся шум.

- Эй, только не говорите мне, что это шутка…

- Да ладно, две дополнительные руки!?

- Что за хрень?

- Чего, так это не спецэффекты?

- Он волшебник?

- Огоооо!?

- Эй, это правда! Мимо меня только что пробежал Чёрный Гонщик!

- Круто!

Хотя людей становилось всё больше и больше, Селти уже не обращала внимания на их любопытные взгляды.

Всё, что она делала, – продолжала сканировать окрестности с помощью своих чувствительных сенсоров и как можно осторожнее закрывать тенями объективы камер мобильных телефонов.

- С-стоять!

Один из парней в кожаных куртках побежал вслед за ними.

Конечно, на самом деле его целями являлись Микадо и Селти; но люди из Авакусу-кай, в конце концов, подумали, что он пытается поймать Акане.

- Это вы стойте на месте, ублюдки!

- Чего!?

Молодого человека в кожаной куртке схватили за шиворот и впечатали в землю.

Наблюдая за происходящим с помощью своего периферийного зрения, Селти по лестнице вывела детей со Станции, напрямик к Восточным Воротам.

Её Чёрный Мотоцикл был припаркован прямо на дороге перед Станцией.

Да, парковаться здесь по закону было нельзя, но Селти, убедив себя в том, что ситуация чрезвычайная, села на мотоцикл.

«Четыре человека… мы ни за что не поместимся».

«Давно я этого не делала… но, судя по всему, выбора у нас нет».

Женщина немного подумала над этим и сразу же дотронулась до Шутера сзади, посылая своей лошади сигнал с помощью теней.

И вдруг задняя часть мотоцикла начала превращаться в лошадиный круп, и появился Коист-Бодхар, любимый конь дюллаханов.

Однако байк превратился не только в лошадь, как раньше; напротив, его задняя часть обрела ещё более необычную форму – а именно, форму Ирландского Коист-Бодхара, безголовой лошади и колесницы с двумя колёсами, на которой обычно путешествовал дюллахан.

«Прости. Знаю, это будет тяжело, но, пожалуйста, справься с нашим весом».

Селти посадила Анри и Микадо в колесницу, в которой по сказаниям должна была сидеть она сама, и пристегнула их к ней ремнями, сделанными из своих теней. С помощью этих же теней привязав Акане к своей спине, она взобралась на Шутера.

Разумеется, все эти превращения происходили на улицах Икебукуро при свете дня посередине Золотой Недели. Так что, свидетелями происходящему стали сотни прохожих и таксистов, ожидающих клиентов на обочине дороги.

На глазах у ошеломлённой толпы, которой только и оставалось, что смотреть, Селти по очереди надела шлемы из теней на каждого из трёх своих пассажиров. Она решила, что это будет намного проще, чем закрыть объективы всех мобильных телефонов в округе.

Она потянула за чёрные поводья и приготовилась.

Ржание безголовой лошади было слышно даже в Лоттерии у Восточных Ворот.

«Я доверяю тебе, Шутер».

И чёрная колесница тронулась с места.

Сначала они ехали медленно, но тут же начали набирать скорость, и это продолжалось до тех пор, пока колесница, обтачивая свои старинные колёса об асфальтированные дороги Икебукуро, не ехала со скоростью остальных машин.

«Хороший мальчик. Вперёд!»

Селти верила в своего коня. В то же время, она молилась.

Она молилась скорее не богам, а течению жизни в этом городе, которое порождало сходство с настоящей верой.

«…Если я не слишком многого прошу…пожалуйста, пожалуйста, пусть у ужасного парня на Белом Мотоцикле сегодня будет выходной…!»

♂♀

Большинство людей могли лишь стоять на месте и, не отрывая глаз, смотреть вслед уносящейся колеснице и слушать ржание её коня.

Но среди всей этой толпы нашлись и относительно спокойные личности.

Такие как Ворона и Слон, проследовавшие сюда за Селти.

Они прибыли сюда на своих новеньких мотоциклах и видели, что произошло.

Слон сказал Вороне с помощью встроенного в шлем микрофона:

- …Вот это – настоящий монстр.

- Подтверждаю. Но проблема не в этом.

Ворона перечислила все факты в свойственном ей холодном исполнительном тоне:

- У неё за спиной. Она взяла с собой того мальчика. Проблема в том, что к ней прибавилось ещё два человека.

- Да, поэтому она и превратила свой мотоцикл в колесницу. Мне так любопытно, как же ей удалось это сделать, что я не смогу уснуть – если бы я сказал это тебе, что бы ты мне ответила?

- Не могу ответить. Советую самому провести расследование.

Ворона всё равно ответила на вопрос Слона, в то же время, заводя мотор мотоцикла.

Зелёный свет уже загорелся, но большинство машин продолжало стоять на месте, должно быть, потому, что вид колесницы слишком потряс людей. Не зная точно, что происходит, водители, находившиеся позади, начали сигналить тем, кто стоял впереди.

Слушая этот звук, Ворона продолжала обсуждать увиденное со Слоном.

- Два добавленных человека – тоже наши цели.

- Что?

- Одна из них – девочка в очках, достающая холодное оружие из своего мягкого тела. Другая – цель нашего похищения. Подтверждаю. Возможность возникновения сомнений нулевая.

- …Да ладно? Ну, раз ты так говоришь…

Слон, удивлённый, но уверенный в правоте своей партнёрши, завёл свой мотоцикл и последовал за Вороной. Его огромное тело как будто делало байк меньше; однако машина была той же самой модели, что и у Вороны.

Ворона, продолжая преследовать колесницу, разложила все мысли в своей голове по полочкам и сказала Слону:

- …Девочка в очках и девочка для похищения – цели разных заказчиков. Совершенно разные задания. Ответ положительный?

- Положительный.

- Однако две цели объединились между собой. Считая Чёрный Мотоцикл, три цели. Непостижимо.

- …Оба наших задания имеют что-то общее с Чёрным Мотоциклом?

Ворона не дала ни положительного, ни отрицательного ответа на вопрос Слона; вместо этого, она осторожно озвучила своё мнение:

- Совпадение, не совпадение – до сих пор непонятно. Не Чёрный Мотоцикл, а мальчик, привезённый ей из заброшенного завода, связывает их всех – возможность этого не нулевая.

- Да…

- В некоторых случаях, возможность того, что заказчик дал нам это задание, чтобы загнать в ловушку, не равна нулю. Предлагаю необходимость осторожности в действиях.

Ворона спокойно проанализировала ситуацию.

На самом деле, любой, кто её не знал, подумал бы, что она спокойна как робот.

Слон же знал её долгое время и уже привык к особенностям её японского; немного удивлённо, он проговорил:

- По твоему голосу можно сказать, что ты по-настоящему счастлива, Ворона.

В ответ на это, наёмница изогнула губы, скрытые под шлемом, в улыбке.

- Подтверждаю. Сейчас я…пребываю в состоянии нервозной радости.

Полдень 4 мая, ЧАТ

 

 

.

.

.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Кио-сан в чате.

 

Маи-сан в чате.

 

Кио

Мои дорогие компаньоны по чату по ту сторону монитора, желаю вам всем приятного дня. Сейчас как раз середина долгой недели выходных. Не удивлена, что здесь никого нет. Несмотря на это, мы с Маи-сан хотим оставить для вас свидетельства своих волнений, пока наши сердца не остыли. Вот почему мы пришли в это пустое киберпространство.

Маи

Добрый день.

Кио

Ой, я только-только собиралась написать, где же мы были вчера, как – посмотрите-ка, что написал Бакюра-сан. Кроме того, все архивы до этого момента удалены бесследно. Ааа, да, действительно. Даже если сохранять логи чата, их можно удалить в любой момент. Это – не более чем информация, и, следовательно, она может быть изменена по первому капризу хозяина.

Маи

Странно.

Маи

Бакюра-сан пишет, что его здесь не было целую неделю.

Кио

В таком случае, судя по тому, что даже на записи нельзя положиться, можно сказать, что беседы в чате по существу ничем не отличаются от разговоров в реальной жизни. Так скажем! Болтовня в чате точно такая же, как и в настоящей жизни, где все слова, которые мы говорим, остаются в наших сердцах и окрашиваются в наши собственные цвета. Хотя, когда я сказала это Братику, он лишь горько улыбнулся мне. Эта горькая улыбка превратилась в моём сердце в обидную насмешку и разожгла пламя ненависти –

Маи

Бакюра-сан был здесь вчера.

Кио

О, да, это так. Теперь, задумавшись над словами и действиями Бакюры-сана, я вижу некоторые противоречия. Это серьёзная ситуация. В том случае, если он не лунатил, здесь объявился самозванец под его ником. Хотя, с другой стороны, это мог быть двойник Бакюры-сана… говорят, что тот, кто встретит своего двойника, умрёт. Интересно, а это и на интернет-встречи распространяется тоже?

Маи

Страшно.

Кио

Но этому можно найти и другое объяснение – Бакюра-сан отчаянно пытается притвориться, что ту нелепую фразу, “Город множества грехов”, вчера написал не он, а какой-то самозванец. Чтобы понять, говорит он правду или лжёт, мы должны получить показания его возлюбленной, которая с ним путешествовала, а их достать мы не можем. Но начнём с того, эта персона вообще существует? Ох, если да, то мне придётся извиниться за свою грубость.

Маи

Виртуальная жена.

Кио

Аргх! Если подумать, чаты – невероятное изобретение. Чат существует по определению, даже если в нём никого нет. Но пока никто не заходит на сайт, пространства под названием чат нигде нет. Это – всего лишь скопление информации в архивах сервера. Это – не более чем информация. Это – вовсе не место, где люди ведут ‘беседы’.

Маи

Я не понимаю.

Кио

Кроме того, благодаря таким, как мы, которые используют чат в целях наблюдения, этот чат обзаводится реальным присутствием в нашем мире. Могут даже существовать виртуальные монстры, желающие опустошить чат. Они могут написать что-то, что сведёт нас с ума и заставит умирать в страданиях, как только мы это прочитаем. Но пока ни один человек не зашёл на сайт, никто не может быть

Маи

Слишком много слов.

Кио

Прости. Никто не может быть уверен, что происходит что-то подобное. Ааа, это совсем как Кот Шрёдингера. Но даже сам Шрёдингер не подозревал, что в будущем подобные места появятся в компьютерной сети. Хотя, сказать по правде, не думаю, что он создавал свою аналогию с котом для подобных целей.

Маи

Я не понимаю.

Кио

Для тех людей, которые никогда не заходили на этот сайт, мы тоже похожи на котов Шрёдингера, запертых в коробке. Если кто-то, в конце концов, прочитает наши сообщения, где же в это время будем мы? Будем ли мы продолжать беседовать, или мы уже выйдем из чата, или, может быть, будем отравлены насмерть? Но только лишь зайдя на сайт, они не смогут этого узнать!

Маи

Эм,

Маи

Ты не могла бы уже перейти к теме?

Кио

О Господи, неужели это мне? Мало того, что меня критикуют в интернете, так ещё и Маи-сан, которая сидит рядом, заставляет меня поторопиться и написать, что же произошло. Да, даже с моей собственной точки зрения, я и не намеревалась своими словами принизить значение невероятно реальной истории, которую я собираюсь поведать в своём долгом и бессмысленном разговоре.

Кио

Так давайте же начнём! Эта сказка повествует о том, что мы недавно видели.

Маи

Ура!

Кио

Так вот, сегодня с утра мы прогуливались по улицам Икебукуро. Мы наслаждались шопингом вместе с нашим недавним иностранным приятелем, который очень полезен в качестве носильщика вещей. Там мы посмотрели вверх просто так. И что же мы увидели. О чудо, неужели на крыше одного из высоченных зданий стоял человек в костюме бармена?

Маи

Шизуо-сан.

Маи

Больно.

Маи

Меня ущипнули.

Кио

Давай на минутку прекратим гадать был ли это знаменитый Хейваджима Шизуо или нет. В любом случае, этот человек в костюме бармена стоял на крыше здания вовсе не потому, что хотел как следует полюбоваться на небо, и не потому, что хотел умереть. Ну, хотя, в его намерениях было нечто суицидальное – потому что, вы не поверите, он спрыгнул на крышу соседнего здания, которое было на два этажа ниже, чем то, на котором он стоял!

Маи

Так круто.

Кио

Промахнись он на дюйм, был бы мёртв. Зачем ему вообще понадобилось это делать? Нам не оставалось ничего, кроме как смотреть. Он двигался, словно зверь, нет, прыгающий паук, зацепившийся за стены здания без особых усилий, и от одного окна к другому прыгал по этому зданию! Ах, это были ужасно сексуальные движения! Я так возбуждена!

Бакюра-сан в чате.

Маи

Добрый день.

Бакюра

Добрый-добрый.

Бакюра

Эм,

Бакюра

Я хочу у вас кое-что спросить

Бакюра

Это правда, что я был здесь вчера?

Маи

Это так.

Кио

Увы, как дела, Бакюра-сан? Вы напуганы внезапным появлением своего двойника? Или же, вы пришли сюда с доказательствами того, что ваша возлюбленная – не плод вашего же воображения, и она существует в реальном 3D мире? В противном случае, то, что вы всё то время, пока были оффлайн сами, и пока мы не появились онлайн, следили за этим чатом – позор и клевета. Надо создать закон о рамках неприличия человеческой натуры, в самом деле.

Маи

Извращенец.

Бакюра

Нет,

Бакюра

Когда я вышел из чата,

Бакюра

Я включил функцию ‘прослеживания сообщений’,

Бакюра

А когда вернулся в комнату, увидел, что вы двое тут болтаете,

Бакюра

Так что я поторопился и зашёл к вам.

Маи

Это правда?

Маи

Прости, мне жаль.

Кио

Хмм. Поверим тебе на слово в плане случившегося. Невзирая на то, кто написал те слова, воспользовавшись твоим ником – самозванец ли, твоё альтер-эго, твой двойник или Кот Шрёдингера, сказавший свои последние слова перед тем как умереть от утечки газа, к сожалению, мы навсегда запомним слова “Город множества грехов”, появившиеся здесь под именем Бакюры-сана.

Бакюра

Вообще-то, мне и самому интересно,

Бакюра

Что же это на самом деле,

Бакюра

Это,

Бакюра

Выражение “Город множества грехов”

Бакюра

Это название финальной сцены откровений? Коллекционной карточной игры?

Маи

Это синхронность.

Бакюра

Что, игра слов!?

Кио

Но вы помните, что это сказал “Бакюра-сан”?

Бакюра

Аргх,

Бакюра

Мне надо увидеть ту часть диалога.

Бакюра

Кстати говоря,

Бакюра

До вчерашнего дня,

Бакюра

Танака Таро-сан здесь появлялся?

Маи

Да.

Кио

Сеттон-сан и Сайка-сан тоже. Только Канры-сан не было.

Бакюра

Канры-сан здесь не было?

Маи

Нет.

Кио

Ну, эта личность всегда появляется в самых неожиданных местах. Может быть, она даже следит за тем, как мы болтаем, в этот самый момент. Если вы знаете такое слово, от которого она будет чувствовать себя одиноко, сойдёт с ума и умрёт, сейчас, наверное, самая лучшая и последняя возможность его напечатать. Бакюра-сан, разве не вы постоянно пишете Канре-сан “цун цун цун цун цун цун цун пока ты не умрёшь”?

Маи

Страшно.

Бакюра

Ха-ха,

Бакюра

Я же просто пошутил.

Бакюра

В любом случае, спасибо.

Бакюра

Увидимся.

Маи

До свидания.

Бакюра-сан покинул (а) чат.

Кио

Увы, он никак не отреагировал на нашу историю про человека, перелетающего с одной крыши на другую. Неужели у него ни с того ни с сего появились неотложные дела? Или он вдруг вспомнил, что должен был что-то сделать, как только мы начали говорить? Сейчас мы не сможем этого узнать.

Маи

Мм –

Кио

Ну, тогда и нам пора бы уходить.

Маи

Пока.

Кио-сан покинул (а) чат.

 

Маи-сан покинул (а) чат.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

Сейчас в чате никого нет.

 

.

.

.

ПРОМЕЖУТОЧНАЯ ГЛАВА ИЛИ ПРОЛОГ Е

 

АВАКУСУ АКАНЕ

Девочка получила благословение от этого мира.

По средним меркам, ей всегда доставались лучшие блюда, лучшая одежда и лучшее жильё.

Она жила в частном доме в Икебукуро, таком большом, что даже странно было, что он мог находиться в центре Токио.

У неё была любящая мама, понимающий папа, пугающий, но уважаемый дедушка, множество людей заботилось о её благополучии, и её мнение всегда учитывалось.

Но нельзя сказать, что эта девочка получала всё, чего ей только хотелось. Она не была испорченной или избалованной; её растили здоровым и добрым ребёнком.

С тех самых пор, как она начала узнавать окружающих её людей, не было и минуты, чтобы кто-нибудь ограничивал её свободу.

 

Честно говоря, девочка не имела ни малейшего представления о том, что значит быть “несвободной”, и потому не могла даже вообразить, насколько счастливый жребий выпал ей в жизни.

Девочка была счастлива.

До того момента, пока не узнала, чем занимаются её отец и дед, и что происходит с окружающими её людьми.

Всё началось с мобильного телефона.

Сначала её отец колебался: «Не слишком ли это рано для ученицы начальной школы?» Но, беспокоясь о её безопасности, он, в конце концов, выделил для дочери её собственную ‘телефонную линию’.

Эта линия не только соединяла её с людьми на другом конце провода.

Невидимая линия открыла перед девочкой волшебную дверь в мир интернета. У неё не было собственного компьютера, поэтому тогда она впервые открыла для себя так называемое киберпространство.

И хотя интернет был всего лишь виртуальной реальностью, что-то “реальное” скрывалось под покровами этого воображаемого мира. Да, люди,  с которыми она разговаривала в онлайн чатах, носили маски,  но всё же эти люди были вполне реальны, в отличие от искусственного интеллекта, существующего только в киберпространстве.

За недоступный интернет-контент в сети надо было платить реальные деньги. И пользующиеся этим мошенники были, без сомнений, не менее реальны.

С тех пор, как девочка получила свой собственный мобильник, она была связана с бесчисленными “реальностями” Интернета.

Даже если это и происходило помимо её воли.

 

Жизнь девочки в школе была яркой, веселой, и её почти никогда не обижали.

“Почти”, потому что однажды она увидела, как издевались над кем-то другим.

 

Около полугода назад одну девочку из её класса начали сторониться, и та нашла в своей сумке мёртвых жуков.

Акане случайно заметила хулиганов и решительным голосом высказала им следующее:

- Нехорошо издеваться над другими людьми.

Так, полностью уверенная в своих моральных убеждениях, сказала девочка, которая с самого детства не знала ничего, кроме счастья.

Несмотря на это, ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы набраться храбрости.

Она была еще очень маленькой, но интуитивно понимала, что если попытается остановить их, то станет следующей жертвой.

Несмотря на это, девочка решила вступиться за одноклассницу.

Она не пожалела об этом.

По крайней мере, тогда.

В тот раз удача улыбнулась ей – хулиганы были остановлены.

 

Но стала ли она следующей целью их нападок?

 

Нет.

Ей удивительно повезло. Никто не пытался запугивать её следующие два дня, и она со своими друзьями продолжала жить в мире и спокойствии.

Возможно, кого-то обижали там, где она не могла этого увидеть. Но, вроде бы, не было никаких признаков того, что это происходит.

Через некоторое время она стала лидером класса.

Хоть девочка и была представителем класса, она никогда не чувствовала себя выше остальных. Она старалась поддерживать хорошие отношения со всеми одноклассниками, окружающие её люди часто улыбались.

Она была счастлива.

Она считала, что ее улыбающиеся одноклассники так же счастливы, как и она.

Она ни о чём не подозревала. Только когда дело доходило до таких вопросов, эта девочка была необычайно наивна.

Она была всего лишь маленькой девочкой с рюкзаком на плечах, только начинала понимать красоту этой жизни и думала о том, как бы помочь несчастным людям.

Это чувство порой было бесполезным и унижающим, но...

В конце концов, девочка получила множество возможностей для того, чтобы помогать в разрешении конфликтов между другими или организовывать походы и пляжные поездки для больших групп людей. Она стала не только центром класса, но и одним из лидеров школы.

Ей хотелось в будущем стать той, кто будет дарить людям улыбки.

Она не знала, чем занимается её дед, но отец, по всей видимости, управлял сетью художественных галерей, торговавших картинами.

На стенах у них дома висело несколько дорогих картин с видами далёких и неизвестных ей мест. Она и понятия не имела, сколько они могут стоить. Она знала только, что они очень красивы.

«Такие красивые картины сделают многих людей счастливыми, когда они их увидят».

«У папы такая замечательная работа».

«Точно! Я буду рисовать свои собственные картины! Я стану художницей!»

«Я нарисую много-много картин, и, может быть, когда-нибудь папа их продаст».

Решив так, девочка начала брать уроки рисования.

Окружающие её поддерживали; но почему-то, отец и дедушка странно переглянулись, когда она рассказала им о своей мечте.

Но, несмотря на это, теперь девочка помимо всего того, чем она уже была одарена, обрела мечту и цель.

Вдобавок ко всему в своей нескончаемо счастливой и беззаботной жизни, она получила телефон.

 

Телефон был нужен девочке только для того, чтобы звонить домой или в полицию, если она вдруг попадала в опасность. Тем не менее, кое-что произошло, и причиной происшествия послужил мобильник.

 

И дело был не в том, что ей кто-то позвонил.

И не в том, что она зарегистрировалась в школьной сети.

Просто кое-что случилось.

Это был самый обычный случай - она забыла телефон дома у подружки.

И поспешила вернуться за ним.

Когда она уже собиралась позвонить в дверь, со двора послышался голос её подруги.

 

Она, было, направилась к ней, но вдруг услышала, как мама подружки произнесла её имя.

- Ты ведь не надоедаешь Авакусу Акане-чан, правда?

 «Что?»

Девочка в замешательстве застыла на месте.

 

Когда они играли вместе у подружки дома, с ними было ещё трое детей.

Только она вернулась, потому что обнаружила, что забыла телефон.

Но почему мама подруги назвала именно её имя?

 

Может, у них произошло что-то странное?

Но даже если это была случайность, разговор по-прежнему был непонятным.

«О чём она говорит?»

Девочке пришло в голову, что она могла ослышаться.

Но внезапно раздавшийся голос подруги полностью спутал её мысли.

- Да поняла я, мам! Я всегда делаю то, что Акане-чан говорит!

«…Что?»

Время для девочки остановилось.

Весь её мир замер.

Это звучало так, словно мать отчитывала дочку за несделанное домашнее задание, а та оправдывалась, говоря: «Сейчас как раз собираюсь начать!»

Девочка, пребывая в полном замешательстве, не стала дальше задумываться над этим вопросом…

 

Но если кто-нибудь другой услышал бы, о чём её подруга со своей мамой разговаривали, он как раз так и подумал бы.

Это “делаю то, что Акане говорит” звучало как обязанность, как будто это было домашним заданием, которое обязательно было необходимо выполнить.

- Ты уверена, что никто не расстраивает Авакусу Акане?

- Кончено!

- Точно? Надеюсь, что это так. Мне совсем не улыбается возможность стать целью этих людей! Боже, я так надеюсь, что она не собирается поступать в ту же среднюю школу, что и ты!

Девочка, смущенная словами матери, пробормотала виноватым голосом:

- …Но Акане-чан никогда не говорила нам делать то, чего мы не хотим. Всё в порядке, мам, ты слишком беспокоишься.

Хотя казалось, что девочка защищает подругу, на самом деле она находилось под влиянием своей матери, склонной делать поспешные выводы о людях и говорить дочери, как себя следует вести.

Мать, в свою очередь, рассерженно ответила дочери:

- Не имеет никакого значения, хорошая Акане-чан или плохая! Авакусу-кай - ужасные люди! Попробуйте подраться с ней или поранить её, и вы сами убедитесь в этом! Ты даже не представляешь себе, что они с вами сделают!

 «…»

 «…?»

 «…?  ?  ?  …?»

Девочка не понимала, о чём говорит мама её подруги.

Но она почувствовала боль в груди, и ей стало трудно дышать.

В конце концов, девочка - Авакусу Акане - развернулась и побежала домой.

Ей там было не место.

Она продолжала бежать, отчётливо понимая эту простую вещь.

Её телефон все еще оставался дома у подруги. Но теперь ей уже было всё равно.

 

Девочке хотелось как можно скорее оказаться подальше от дома подруги.

Она бросила попытки понять, что мог значить тот разговор между подружкой и её мамой.

Но судьба не собиралась оставлять её в покое.

Той же ночью телефон привезли прямо к ней домой.

Родители её подруги сами приехали туда.

Они могли просто-напросто передать ей телефон через подружку, она бы отдала его в школе на следующий день, но вместо этого они сами приехали для того, чтобы вернуть его ей.

Родители подруги низко поклонились её матери.

Мама сказала ей: «Акане, иди сюда и как следует отблагодари их». Прежде чем опустить голову, она мельком смогла увидеть лица этих людей; они натянуто улыбались, ничем не выдавая своих мыслей.

 

Когда она рассказала об этом своей подруге, что была постарше, та ответила ей: 

- Это потому что в телефоне хранится личная информация. Они хотели вернуть мобильный прежде, чем твои родители подумают, что кто-то покопался в телефоне их дочери.

Но, конечно, для Акане не могла отмахнуться от всего этого со словами «А, понятно».

Потому что с этого случая началась череда других событий.

Когда  ей вернули телефон, она зарегистрировалась в “интернете”. Сначала она волновалась и не понимала, что ей делать.

Она никогда раньше не пользовалась интернетом. Единственным, что она знала о своём телефоне, был его номер. Но через пару дней сообразительная девочка мало-помалу научилась ‘путешествовать’ по просторам всемирной паутины.

Разумеется, её школьная жизнь осталась прежней.

Друзья относились к ней так же, как раньше.

Ей даже страшно было осознавать, что практически ничего не изменилось.

Может быть, она всё-таки просто неправильно их поняла в тот день; в её душе снова поселилась эта надежда.

Однако мир, доступ к которому она получила с помощью мобильного телефона, собирался открыть ей жестокую правду.

Когда девочка научилась обращаться с поисковыми системами, она решила кое-что проверить.

 

Она набрала слово “Авакусу” в поисковой строке и посмотрела результаты.

“Медей Груп Авакусу-кай”

“Фугурума Юки”, бесплатная онлайн энциклопедия. 

На этом сайте была подробная информация обо всем, что было связано с организацией.

Будучи обычной маленькой девочкой, она не могла понять всего, что было там написано, однако мимо неё не прошло самое главное…

А именно – то, какого рода организацией была Авакусу-кай.

 

Акане всем телом задрожала, когда осознала это.

«Это неправда».

Наверное, кто-то ошибся.

Она видела название “Авакусу-кай” в самых разных уголках своего дома.

Она знала, что на бумажных фонариках в комнате для поклонения было написано “Авакусу-кай”.

«Это не может быть правдой».

Она была уверена, что просто так получилось, и у какой-то другой организации такое же название.

Она практически убедила себя в этом, но…

Как только девочка увидела фотографию своего дедушки, под которой было подписано “Глава Авакусу-кай”, она почувствовала, что её мир был доведён до крайней точки кипения.

И это было еще не всё… 

На другом сайте, который она нашла через поисковик, были следующие слова: «…продажа картин служит формальным прикрытием», - и тут её застывший мир начал разваливаться на куски.

Но даже после этого она не закатила дома истерику, не подняла крика. 

Она просто вышла из сети и, глядя в экран остекленевшим взглядом, набрала номер одной из своих подруг.  

Это был номер девочки, которую она защитила от хулиганов.

Она думала, что после того случая они стали близкими друзьями. Поэтому она позвонила ей и задала только один вопрос.

- Почему… все прислушиваются к моим словам?

Девочка заметила, что её голос дрожит.

Близкая подруга поколебалась, но в итоге всё рассказала Акане.

- …Честно говоря, все говорили, что в следующий раз от хулиганов достанется тебе, Акане-чан. Они сказали, что если я присоединюсь к ним, чтобы обижать тебя, они от меня отстанут. Но потом кто-то сказал, что твой папа по-настоящему ужасный человек и что его опасно злить.

Некоторые дети рассказали об этом своим родителям, и постепенно слух распространился подобно лесному пожару.

 

- Наши дети собирались обидеть внучку Главы Авакусу-кай!

 

Некоторые родители запаниковали и без конца твердили своим детям:

 

- Никогда, никогда не обижайте эту девочку по имени Авакусу Акане!

 

Потому что она была внучкой Главы Авакусу-кай.

Более того, если бы их дети издевались над ней в школе, у них не было бы никакого оправдания даже в том случае, если бы обвинения против них лично были ложью.

 

Чтобы избежать этого, родители предупреждали своих детей:

 

- Никогда не выводите Авакусу Акане из себя.

Если бы они сказали своим детям держаться подальше от Авакусу Акане, это тоже могло бы выглядеть издевательством. 

Но если бы их дети стали близко с ней общаться, повздорили бы с ней из-за какой-нибудь мелочи и, разбираясь, случайно поранили бы её, это могло бы повлечь за собой не меньшие проблемы.

Поэтому родители говорили своим детям, чтобы они всегда хорошо вели себя с Акане.

Когда по ТВ объявили о школьных интернет сетях, некоторые родители впали в такую панику, что заставили своих детей дать им адрес внутренней школьной сети, чтобы удостовериться, что никто не написал об Авакусу Акане ничего плохого.

То, что эти родители делали, стало предметом сплетен, и достигло ушей других родителей. Дети между собой тоже делились слухами. И в итоге все вокруг узнали, что нельзя говорить Акане “Нет”.

Акане, в свою очередь, даже не подозревала, почему она сделалась королевой класса. 

Она всегда думала, что находится на одном уровне с другими. И никогда не смотрела ни на кого свысока или снисходительно.

Но вскоре девочка узнала, что все вокруг неё – всего лишь куклы, способствующие поддержанию её положения.

Разве её отец или дед когда-нибудь угрожали не связанным с якудза людям во имя Авакусу-кай из-за Акане? По правде говоря, никто не мог утвердительно ответить на этот вопрос.

Но паника распространялась, потому что некоторые родители слишком остро реагировали на происходящее.

Разве если бы они не развели панику, и над Авакусу Акане начали издеваться, её отец, один из руководителей Авакусу-кай, или дедушка, глава организации, приняли бы какие-нибудь меры?

Но никто не могу быть уверен, что этого ‘никогда’ не случится. В первую очередь, именно поэтому вокруг Акане сформировалась эта извращённая сеть взаимоотношений.

И хотя девочка не силах была сделать подобные выводы, основываясь лишь на словах своей подруги, она, обладая чересчур острой для своих лет интуицией, сумела понять суть происходящего вокруг.

Акане повесила трубку и некоторое время сидела в комнате, опустив голову.

Она думала, что была удачливой и счастливой девочкой.

Да, на самом деле, была.

Но она думала, что все вокруг так же удачливы и счастливы, как и она сама.

Она думала, что в их классе нет хулиганов, и что каждый может говорить то, что думает.

Но, как оказалось, она забрала у своих одноклассников свободу.

Как следствие, её никто никогда не обижал.

Но для Акане это не имело уже никакого значения.

Время шло, а она всё недвижно сидела с опущенной головой. Из кухни раздался голос её матери.

Похоже, ужин был готов.

Её отец и дедушка всегда были заняты, поэтому они с мамой обычно ужинали вдвоем. Но Акане никогда не чувствовала себя одинокой. Отец всегда был очень заботлив, когда они виделись, и она любила его.

Девочка постаралась взять себя в руки на время ужина с мамой.

 

Она как обычно улыбалась и весело болтала.

Она притворялась, что всё в порядке.

Об этом она думала, когда, наевшись, с натянутой улыбкой вернулась в свою комнату и закрыла за собой дверь. Стараясь отвлечься, она начала убирать свой письменный стол.

Во время уборки один из её альбомов соскользнул со стола на пол и раскрылся.

Это был рисунок, изображавший её класс во время ланча.

 

Все радостно улыбались.

 

По-настоящему счастливо, от всей души.

Как только девочка увидела этот рисунок, она больше не смогла сдерживать своих эмоций.

- А…аааааааааааааа!

Акане вырвала рисунок из альбома, смяла, разорвала на куски и отбросила их прочь.

«Я нарисую много-много картин, и, может быть, когда-нибудь папа продаст их для меня».

 

Девочка вспомнила о своей мечте.

Она не могла понять, почему чувствует себя такой несчастной. Она плакала, кричала и уничтожала свои рисунки.

Всё, что она видела…

 

Все эти счастливые лица одноклассников – ложь.

И заставила их лгать именно она.

Точно обезумев, она продолжала рвать свои рисунки на части – уничтожать свою мечту.

Все произошло в считанные секунды, но девочке они показались вечностью.

Время в её сознании исказилось. Она уже не думала о своей прошлой жизни, как о счастливой.

Но когда она добралась до середины альбома, её руки замерли.

Там был портрет её родителей.

Глядя на свою семью, изображенную на портрете, Акане кое-что поняла.

Хотя она и была потрясена, когда узнала, чем на самом деле занимаются в Авакусу-кай её папа и дедушка, она просто не могла заставить себя их возненавидеть.

- Акане! Акане?! Что случилось?!

Услышав плач дочки, мама ворвалась в её комнату.

Акане не знала, что делать. Она просто кинулась в объятия матери и продолжила плакать.

Эта девочка была благословлена судьбой.

Но это благословение не всегда было для неё счастьем.

Девочка вернулась к своей обычной жизни с разбитым вдребезги сердцем.

Она знала, что всё больше отдаляется от своей семьи, особенно от отца.

Похоже, Микия, её отец, начал замечать, что Акане в курсе того, чем он на самом деле занимается. Он пытался понять, насколько сильно они отдалились друг от друга, но было поздно.

В школе она всегда улыбалась, чтобы никто не догадался о её истинных чувствах.

 

Она была потрясена, когда узнала, что мир вокруг неё построен на тоннах лжи. Но ещё тяжелее было ей от того, что рухнувшая ложь сменилась реальностью.

Одноклассники Акане вели себя так, как хотелось ей. А Акане вела себя так, как и следует  себя вести перед лжецами.

В Мире не было ничего, кроме лжи. И она сама стала ложью.

Это был тот самый Мир, от которого она получила благословение.

Несколько месяцев спустя… 

Девочка решила сбежать из дома, когда почувствовала, что больше не может всё это выносить.

 

Она не думала, что это приведет к чему-нибудь хорошему.

Но ей хотелось найти такое место, где никто ничего не знал бы ни о ней, ни о семье Авакусу, и тогда её жизнь изменилась бы. Так она думала.

 

Она использовала телефон, чтобы найти информацию, которая была необходима ей для побега.

Попробовав ввести несколько разных запросов, она наконец-то нашла сайт с полезной информацией.

Дрожащими руками она написала сообщение на форуме…

И мужчина с ником “Накура” сразу же вышел с ней на связь.

Он отвечал на детские вопросы Акане терпеливо и вдумчиво, всегда ставя себя на её место, когда сам вызывался помочь ей в каком-нибудь вопросе. И не было ничего удивительного в том, что Акане, не до конца знакомая с интернетом и слишком опустошённая для того, чтобы сохранять бдительность, постепенно начала доверять ему.

Они договорились встретиться в реальной жизни. Акане, всё же, была осторожной – она сперва хотела увидеть, каким человеком является Накура, прежде чем заговорить с ним.

Но в том месте, где они договорились встретиться, её ждала красивая женщина с длинными волосами.

Когда она подошла ближе, эта женщина мягко улыбнулась и сказала:

- Ты Акане-чан? Приятно познакомиться. Я Накура.

Разумная и зрелая аура женщины удивила Акане. Она смотрела на неё округлившимися глазами.

Для начала, она и предположить не могла, что Накура окажется женщиной.

Она была необычайно добра, её слова согревали разбитое сердце Акане. Она была рада тому, что Накура не оказался плохим парнем. Акане сразу же доверилась “Накуре” и даже встретилась с ней ещё несколько раз.

После нескольких таких встреч, Накура представила ей мужчину.

- Ты говорила, что хочешь сбежать из дома?

 

Молодой человек, представившийся Изаей, сказал ей, что он коллега “Накуры”.

Он вместе с “Накурой” часто встречался с девочкой и выслушивал её.

“Накура” и “Изая” каким-то невероятным образом поселились в её сердце. В конце концов, Акане рассказала им о том, что именно произошло в её жизни.

Как только слова слетели с её губ, Акане пожалела о том, что произнесла их.

Они наверняка испугались бы, услышав имя Авакусу-кай.

Акане почувствовала, что у неё безудержно дрожат коленки.

«Что мне делать?»

«Что же мне делать? Что я должна сделать? Что…»

«Они наверняка тоже испугаются папу и дедушку».

Но неожиданно она почувствовала, как нежная рука опустилась ей на голову.

“Изая” нежно пригладил её волосы, мягко улыбнулся и сказал:

 

- Всё в порядке. Я совру, если скажу тебе, что мне совсем не страшно… но ведь Акане-чан – это просто Акане-чан.

Девочка была ещё совсем маленькой, а её сердце уже было разбито.

Нужно было всего лишь сказать что-то подобное, чтобы без помех проникнуть в её душу.

После этого, “Изая” начал снабжать девочку различной информацией, давал ей ссылки на сайты, учил пользоваться функциями телефона, о которых она даже и не подозревала.

И через месяц после этого…

Она сама и не заметила, как сбежала из дома.

 

‘Она сама не заметила’ может показаться преувеличением, но именно так она себя и чувствовала.

 

С конца апреля девочка ни разу не была дома.

 

Каждый день она посылала маме сообщение: «Не волнуйся. Я у друзей».

Так она делала первые несколько дней.

Она оставалась у Накуры.

Так что она не лгала. На следующий день “Изая” отвел ее в манга-кафе, а через несколько дней после этого – в круглосуточный семейный ресторан, чтобы она могла выспаться.

 

Акане делала всё, что говорил ей “Изая”.

 

И его действия не были для неё странными или неразумными.

Ей казалось, что она сама хотела именно этого.

Теперь никто не думал о ней как о “Дочери Авакусу” и все принимали её такой, какой она была.

 

Конечно, если бы её спросили, не одиноко ли ей без семьи, она бы не ответила отрицательно.

Но, возможно, может быть, благодаря её побегу из дома, отец и дед перестали бы заниматься делами, внушающими людям ужас.

Она знала, что всё совсем не так просто. Но сердечко девочки надеялось хотя бы на эту крошечную вероятность, поэтому она отметала любые мысли о возвращении домой.

Когда этого стимула стало недостаточно, чтобы помешать ей вернуться домой, “Изая” сказал ей:

 

- …Разве ты не любишь своих папу и дедушку?

Услышав этот неожиданный вопрос, Акане вспомнила тот день, когда она уничтожила свои рисунки. Опустив голову, она тихо ответила:

- …Я не знаю.

“Изая” добродушно улыбнулся и сказал ей:

- Не мне судить об этом. Не торопись, подожди до тех пор, когда точно будешь уверена.

 

Но внезапно его лицо помрачнело. Он сказал серьезным тоном:

- Но я не могу обещать, что к тому времени, как ты определишься, твои папа и дедушка будут в порядке.

 

- Что…?

- Твоего папу и дедушку, ну, судя по твоей реакции, ты всё-таки о них волнуешься, многие боятся, не так ли?

- Д-да…

Акане, не имея не малейшего понятия о том, куда может завести этот разговор, была напугана. Однако “Изая” просто показал ей листок бумаги.

На нём она увидела блондина в черно-белой одежде, его хищные глаза за стеклами очков напоминали волчьи.

 

- Это Хейваджима Шизуо. Говорят, он самый опасный убийца в Икебукуро.

 

- У-Убийца?

Девочка резко вздохнула, услышав это зловещее слово.

“Изая”, в свою очередь, говоря эти слова, выглядел очень серьезным.

 

- Возможно, он собирается убить твоих папу и дедушку.

- …Если бы я сказал тебе это, как бы ты поступила?

Слова мужчины не были неоспоримым фактом.

Он просто задал вопрос.

Но его слова, словно стрелы, поразили сердце девочки.

Так девочка оказалась втянутой в конфликт…

Всё происходящее было так же благословлено этим Миром, как и она сама, с самого своего рождения.

'ЛЮБОВНЫЙ ЛЕПЕТ ПОДПОЛЬНОГО ДОКТОРА, ЧАСТЬ 'V

 

 

Вот, держите. Выпейте немного чаю, чтобы скрасить ожидание, Господин Шики.

Всё будет в порядке. Если вы поручили задание Селти – ничего плохого просто не может произойти.

Пожалуйста, не делайте такое кислое выражение лица.

Я не пытаюсь быть оптимистом, которым, кстати, не являюсь.

Но как бы то ни было, мы не можем ничего сделать, пока не узнаем, как всё разрешилось. Если вы будете ждать с надеждой и с более хорошим отношением, это поможет сбросить с плеч груз усталости и стресса. В конце концов, “Счастье приходит только в весёлые семьи”, не так ли?

Ну да ладно. Я был так рад услышать, что на этот раз Шики-сан поручил Селти быть всего лишь телохранителем девочки. Если бы вы её, однако, попросили убить тех, кто эту девочку пытается похитить… тогда не думаю, что она вообще согласилась бы на это дело.

У Селти не было другого выбора, поэтому она и стала работать курьером. Но даже если и так, она всего лишь обыкновенная девушка.

… Ну что?

…Ах да. Ну, да, это правда.

Вы абсолютно правы.

Дюллаханы – вестники смерти. Они также могут быть Грозными Жнецами, самостоятельно забирающими жизни своих жертв, но это зависит от заказчика.

Но это вовсе не значит, что они убивают людей, и глазом не моргнув – это было бы уже совсем другое дело. Люди могут думать, что они близки к Смерти или к зомби, но вы-то, надеюсь, знаете, что на самом деле они феи?

…Что за кровь в этом стакане?.. Когда вы упомянули об этом, мне и самому стало интересно.

Это мог бы быть просто томатный сок или что-то вроде этого. Вы будете просто потрясены, когда поймёте, какие шутки может сыграть с нами реальность.

Говорят, что сейчас многие игроки* должны иметь в названии своего рода деятельности префикс “Интелли-”*. А вы что, тоже из этих Интеллигроков?

*Игрок (или бакуто) – предшественники якудза, действовавшие в Японии в период Эдо. Преимущественно, участвовали в нелегальных азартных играх. Этот термин используется как альтернатива и для современных якудза.

*Интелли-: “Интелликудза”, термин, который используется для описания современных якудза, зарабатывающих себе на жизнь умом (отсюда и происхождение префикса) и финансовыми махинациями. В отличие от обычных якудза, в меньшей степени зависят от использования грубой силы.

Что?

Ах, нет. Я не назвал бы вас якудза.

Разве “якудза” – не обозначение худшей карточной комбинации в Трёхкарточной Игре Карута*, комбинации 8, 9 и 3? Было бы чересчур грубо назвать Шики-сана именем самой плохой карточной комбинации, когда мы вот так говорим с ним один на один?

*Карута – японская игра в карты.

Вы говорите, что не против, а я – очень даже да.

Но всё же, Шики-сан, я не настолько идеалистичен, чтобы называть вас и ваших людей “рыцарями”*.

*Рыцари (или нинкё-моно) – термин, которым члены якудза обозначают свою профессию.

Я, на самом деле, не особо осведомлён о прочих группировках, но в Авакусу-кай едва ли можно встретить полного бесстрашия человека, который и пальцем не тронет того, кто не является членом якудзы, и не имеет отношения к производству и сбыту наркотиков. …Короче говоря, среди вас не так уж и много настоящих “рыцарей”, не так ли?

Ах, по Акабаяши-сану этого, конечно, не скажешь, но он действительно один из упомянутых мною рыцарей?

Но всё же, именно поэтому я и не хочу, чтобы Селти была слишком далеко затянута в ваш мир. Надеюсь, вы меня понимаете.

А что я? Я уже давно поставил на себе крест в этом отношении.

И если в будущем я навечно запятнаю свою честь, Селти не будет иметь к этому никакого отношения.

Так что, когда закончите топить моё безжизненное тело в водах Токийского залива, пожалуйста, не вешайте на неё ответственность за мои проступки.

Это моя к вам личная просьба, Шики-сан, как к хорошему знакомому нашей семьи ещё со времён моего отца.

Передайте Селти мои последние слова: «Моя душа витает где-то рядом с тобой, Селти. Найди её. Тогда мы будем с тобой вместе навечно».

…Что? Почему вы вздыхаете?

Н-нет, нет, нет, ничего подобного!

Я вовсе не имел в виду, что предам и разочарую вас настолько, что вам придётся меня прикончить!

…Прошу прощения. Поведя себя так равнодушно, я допустил ошибку.

Вашим людям и не представилось возможности попрощаться, или нет?

…Пожалуйста, не смотрите на меня так.

Терпеть не могу просто ждать и ничего не делать, в том время, как в Икебукуро полно людей, которые сделали бы то же самое.

…Я кое-что у вас спрошу, чтобы удовлетворить своё любопытство. Как умерли те трое?

?

Зачем вам этот фотоаппарат?

Ах, на нём фотографии убитых?

Как только просмотрю их, я буду вынужден их удалить, да?

Понимаю. Прошу меня простить…

…Пусть покоятся с миром.

Я посмотрел всё.

Можно мне высказать своё мнение по этому поводу?

По большей мере, я буду говорить не с точки зрения подпольного доктора, а с точки зрения старого друга Хейваджимы Шизуо.

Кто бы это ни сделал, это был не он.

…Нет, я не пытаюсь его прикрыть.

Мне, как его другу, хотелось бы верить в его невиновность… но это составляет лишь 30% причины, по которой я вам это говорю.

Шики-сан не такой человек, чтобы поверить мне только поэтому.

Но, да, можно сказать, у меня есть причины, чтобы верить в его невиновность. Парочка причин.

Давайте представим, что Шизуо был взбешён настолько, что хотел убить своего противника, кем бы этот человек ни был.

Допустим, он был переполнен безумной яростью до такой степени, что это побудило его возжелать смерти трём членам Авакусу-кай.

Но неужели вам не кажется, что, если это правда, то тела убитых выглядят слишком уж чистыми?

Возьмём, к примеру, того несчастного, который был впечатан в стену. Шизуо без особых усилий может выдирать из земли дорожные ограждения голыми руками. Если именно Шизуо утрамбовал этого человека об стену, желая покончить с ним, – ну, так сказать, не получая от него никакого сопротивления, – тогда, с большой долей вероятности, вы бы не смогли опознать тело этого мужчины. Вообще-то, я бы вовсе не удивился, увидев вместо его головы раздробленный череп.

Другие два тела тоже уж чересчур чисты.

И в самом деле, создаётся впечатление, что они были убиты голыми руками.

Но тела просто невероятно чисты.

Не похоже, чтобы они вообще пытались сопротивляться. Они же были вашими подчинёнными, не так ли? Разве сумел бы Хейваджима Шизуо убить их ещё до того, как они предоставили бы ему хоть какое-то сопротивление?

Также, не похоже, что он ввязался с ними в драку и убил их случайно. Если не обращать внимания на впечатанное в стену тело, других признаков борьбы в той комнате не наблюдается.

…Более того, я и представить себе не могу, зачем он вообще мог пойти в то здание.

Он не говорил ничего такого, что могло хотя бы отдалённо навести на мысль, что он отправляется туда.

Шики-сан, не думаю, что Хейваджима Шизуо когда-либо попадал в переделки с вами или вашими людьми, не правда ли?

…Но если бы вы спросили меня, кто ещё кроме Шизуо мог это совершить, я бы не смог вам ответить. Я не в курсе того, кто враждует с Авакусу-кай, а кто нет.

Да, это так.

Я не знаю, во что вовлечены Авакусу-кай в настоящий момент. Не то, чтобы я вообще хотел это знать.

Только если это, конечно, не имеет ничего общего с Селти.

Селти вчера забегала домой на пару секунд. Она забрала с собой запасной шлем.

А это значит, что с другим её шлемом что-то случилось.

Похоже, на этот раз Селти вляпалась во что-то по-настоящему опасное.

Ох, нет, я вовсе вам не жалуюсь, Шики-сан.

На самом деле, я не особо волнуюсь, что с ней может что-то произойти.

Селти сильна.

Но я, всё же, не хочу видеть её лицо грустным.

Да, её лицо.

Даже если у неё и нет головы, лицо у Селти есть. Или, правильнее было бы сказать, выражения лица?

Я в какой-то мере могу понимать, в каком она расположении духа, по языку её тела и тому, как вокруг неё струятся её тени. Но я, возможно, такой один.

Короче говоря, Селти слишком добродушная.

Даже если она сама не ранена, она по-настоящему расстроится, если кого-нибудь травмируют.

Она уже, вполне возможно, сопереживает маленькой принцессе Авакусу-кай.

Хоть она ни разу и не встречала её, Селти станет несчастной лишь от упоминания о смерти ребёнка.

Раньше такого не было. Но за эти годы Селти очень изменилась.

Контактируя с разными людьми, она сама, возможно, стала больше походить на человека.

Я сам никогда не разделял подобные взгляды на мораль, так что, не думаю, что люди настолько сильно на меня повлияли.

В любом случае…

Селти, должно быть, будет добросердечней любого обычного человека.

Когда какой-нибудь человек помогает другому за просто так, он может на минуту задуматься, просчитав цену этой услуги, и то, какой ущерб его помощь может нанести его социальному статусу или безопасности.

Но у Селти же едва есть что-либо из подобных ценностей, чтобы положить на другую чашу весов.

Она потеряла даже свою голову. Может быть, единственные вещи, которые она теперь может потерять – это гордость и жизнь, свободную от чувства вины. Чтобы избежать угрызений совести и потери этой самой гордости, она предпочитает помогать людям. Так что, в конечном счёте, к тем вещам на чаше весов, которые она ни в коем случае не может потерять, добавляется ещё и “помощь другим”.

Вот, что я в ней люблю.

По крайней мере, не могу сказать, что моё сердце такое же человечное, как у неё.

В последнее время Селти превращается во всё более и более прекрасную женщину. Она уже сейчас слишком хороша для меня.

Вот почему я никому другому не позволю завладеть ей. В ту же очередь, я не допущу, чтобы она была несчастна. Такой подпольный доктор, как я, никогда не сможет стать достаточно хорошим для Селти. Но я всё равно люблю её.

Ну, конечно, жизнь была бы слишком хороша, если бы я стал для неё тем, что “ей осталось  терять”.

…Хмм?

…Шики-сан? Господин Шики?

…Только не говорите мне, что вы уснули.

Вам просто нечего сказать по этому поводу? А, я понимаю. Всё в полном порядке.

Если бы вы могли меня понять, это бы побеспокоило меня. Если бы вы смогли понять мои слова, то это значило бы, что вы бы также осознали, какой замечательной женщиной является Селти, – и вы бы стали моим соперником в любви.

В любом случае, Селти именно такая. Будьте уверены в этом.

Как только она найдёт Авакусу Акане-чан, она всё сделает для того, чтобы девочка была в безопасности.

Она всё сделает, даже если Авакусу-кай скажут ей, что задание отменяется.

ГЛАВА 5

ВСЁ РАЗРЕШЕНО И УНИЧТОЖЕНО

Орихара Изая шёл по улице в Северном Канто.

Он направлялся к ещё одной железнодорожной станции, расположенной на другой линии. Вокруг него, словно пчёлы, роилось бесчисленное количество семей; стояла Золотая Неделя.

Взгляд молодого человека был прикован к экрану мобильного.

Ему, как будто, необходимо было следить за чем-то на экране. Однако, ему удавалось идти, ни в кого не врезаясь, несмотря на количество народа на улицах.

На экране его мобильного было отображено окошко одного чата.

“Бакюра”, “Кио” и “Маи” один за другим вышли из сети. Изая, чьи губы были слегка изогнуты в ухмылке, пока он наблюдал за этим, тихо сказал самому себе:

- Самое время.

Он нажал на своём телефоне кнопку отключения сети и вышел из интернета.

Мобильный зазвонил, оповещая владельца о входящем вызове.

На экране высветилось имя – “Кида Масаоми”.

«БИНГО ».

Быстро ударив пальцем по экрану, Изая ответил на звонок.

- Привет.

- …Привет.

- Да ну, это ты. Что случилось? Ты вдруг набрал мой номер. Я думал, что сегодня утром мы закончили все наши разговоры. Или же ты медленно начинаешь влюбляться в мой голос? Если причина в этом, твоя любовь будет слишком тяжёлой ношей для моих плеч. Честно говоря, у меня нет времени и для того, чтобы обеспечивать тебе хорошую жизнь. Не пойти ли бы тебе лучше к Саки-чан? Уверен, она буквально утопит тебя в море комфорта, который тебе так необходим.

- У меня нет времени, чтобы слушать твои неоригинальные шутки.

- Что случилось? Почему ты такой злой?

Вызывающий болтливый тон Изаи по ту сторону трубки был встречен яростным голосом.

- Что ты сказал Микадо…?

- О чём это ты?

- Это ты использовал мой ник, чтобы обвести всех в чате вокруг пальца, не так ли?

- У тебя есть доказательства?

- Ты единственный, кто мог сделать нечто подобное.

- Это мог быть маленький заговор Кио-сан и Маи-сан. И ты не можешь быть полностью уверен, что у Сеттон-сана нет тёмной стороны. Что до Сайки-сан, у неё есть опыт спама в чате.

- Да говори что хочешь. Достаточным доказательством твоей вины является уже то, что ты пытаешься отвлечь меня этими размышлениями вместо того, чтобы просто сказать ‘нет’.

- Не думаю, правда, что суд присяжных на это купится. Но не волнуйся, на этот раз я позволю тебе победить. Так что да, это я воспользовался твоим ником, чтобы всех обмануть. Ну правда, мне стоило стольких усилий воспроизвести твой стиль поведения перед людьми.

- …Что ты… сказал Микадо?

- С чего это ты так уверен, что я что-либо говорил Микадо-куну? Я видел, как ты сейчас говорил с Кио-сан и Маи-сан. Они ничего не говорили про то, что Танака Таро-кун говорил с ‘тобой’, я прав?

- Я и представить себе не могу, что человек под именем Орихара Изая будет выдавать себя за меня в сети с какой-то другой целью. Если бы ты просто хотел меня подставить, у тебя нашёлся бы миллион вариантов действий в реальной жизни.

- Ну, да, это правда. Так что ты собираешься со всем этим делать?

- Ответь на мой вопрос…

- Вот бы у нас только было на это время. Ты разве не знаешь, что прямо сейчас происходит в Икебукуро?

- …Чего?

- Ааа, всё понятно. С тех пор, как у тебя произошла та стычка с Долларами, ты просто изолировал себя ото всех источников информации. Ну, думаю, тебе просто нужно научиться с этим жить.

- О чём ты говоришь…? Что сейчас происходит в Икебукуро?

- Если ты действительно хочешь знать, то почему бы тебе просто не позвонить Микадо-куну и не спросить у него?

- …Изая-сан, вы…

- Это так тяжело, не правда ли? Ты и Микадо-кун – лучшие друзья. Просто позвони ему и скажи всё то, что тебе нужно, по телефону. Орихара Изая – полнейший ублюдок. Тем человеком в чате вчера был не я, а он, этот самозванец. Забудь обо всём, что он тебе сказал…как, например, это. Хотя, думаю, уже немного поздно. Но как бы то ни было, дай ему услышать твой голос. Это было бы хорошо. Даже если это всего лишь ради драгоценной дружбы, которая всё ещё вас связывает.

- …Пожалуйста, прекрати.

- Похоже, Микадо-кун по-прежнему пытается понять, что же ты о нём думаешь. Ну правда, он порой слишком много думает о других, и это так похоже на неизлечимую болезнь. Но с другой стороны, это достойно уважения. Прямо как агнец на заклание.

- Я СКАЗАЛ ТЕБЕ ЗАМОЛЧАТЬ…

Как только Изая услышал крик Масаоми по ту сторону трубки, он тут же прервал разговор в одностороннем порядке.

- Не люблю, когда на меня кричат. К тому же, я уже почти на станции…

Прибыв на платформу, с которой он собирался сесть на следующий поезд, Изая прибавил себе головной боли, купив билет, хоть с собой у него и был пополняемый проездной. Молодой человек пошёл по направлению к платформе.

Взглянув на ожидаемое время прибытия следующего поезда, Орихара продолжил играться с телефоном, одно за другим проверяя каждое из сообщений.

- Посмотрим. Будет совсем не весело, если Доллары не дадут им хоть какой-нибудь отпор, – пробормотал Изая себе под нос, достав из нагрудного кармана второй мобильный телефон.

Он начал нажимать на его клавиши…

Пальцами, до краёв наполненными злобного намерения и извращённой любви к людям.

♂♀

 

Час назад, перед школой для девочек

Большая дорога, проходящая под эстакадой метрополитена, пополам разрезала пространство между Железнодорожной Станцией Икебукуро и Саншайн Сити.

На одной стороне этой дороги находилась школа для девочек. Перед её главными воротами происходило противостояние двух мужчин.

Один молодой человек сурового вида был одет в тонкую вязаную шапку. На втором из них была надета соломенная шляпа, а лицо и одна рука были перебинтованы.

Два молодых человека стояли лицом друг к другу. Однако Рокуджо Чикаге, тот, что был перебинтован, несколько бесстрашно улыбался, в то время как Кадота Кёхей, парень в вязаной шапке, мрачно смотрел на своего противника.

- …Ты ублюдок.

До Кадоты через его мобильный только что дошло сообщение.

Экстренное сообщение, в котором говорилось, что на Долларов по всему Икебукуро совершаются нападения.

- Нет…вы, уроды, для чего явились сюда?

- Просто так. Мы подумали, что должны расквитаться с вами за то, как вы нас жёстко продали*, - рассмеялся Чикаге, в то время как Кадота сверлил его острым взглядом.

*Жёстко продать (Hard-sold) – японское выражение, означающее “подраться”. Буквально переводится как “продать драку”. Здесь это выражение – игра слов Чикаге.

- Сдачи не надо. Ты просто получишь всё, что я для тебя приготовил.

- Ты имеешь в виду, что ты пришёл отомстить за тех парней, которых Шизуо и я недавно побили в этом городе? Если дело в этом, то ты неправильно понял. Я сделал это не во имя Долларов. Это было целиком и полностью моим собственным решением, я сделал так, потому что захотел.

Кадота продолжал смотреть на своего противника, то же время следя за изменениями во взгляде этого парня и за необычными звуками окружавшего их района. Человек перед ним мог оказаться всего лишь приманкой; в том случае, если по сторонам и за спиной его в засаде поджидали другие люди, ему следовало быть осторожным.

Но пока он видел вокруг себя простых прохожих.

Некоторые из них оборачивались и с любопытством смотрели на двух парней, стоящих друг напротив друга и разговаривающих посередине тротуара. Однако, как только они догадывались, что эти двое в каком-то роде относятся к бандитам, то, словно обожжённые, поворачивались обратно.

Чикаге прислонился к стене с внешней стороны школы для девочек и сузил глаза, наполовину скрытые бинтами, в улыбке.

- Ты об этом… тогда мы сами были виноваты, так что не держим на вас зла. Однако я считаю, что Хейваджима Шизуо немного переборщил, поэтому и пошёл высказать ему претензии лично.

- …А. Так что, раны на твоём лице… Это был Шизуо?

- Выбил из меня все силы, этот парень. Кто он на самом деле такой? Архидьявол или что-то вроде этого? – вздохнув и глухо рассмеявшись, сказал Чикаге, играя с полями своей соломенной шляпы.

- В любом случае, это дело уже давно закрыто. Но ты знаешь, что вы, долларские ублюдки, сделали с нами в Сайтаме?

- ?

- А, похоже, ты не в курсе.

Кадота нахмурился, а Чикаге прекратил улыбаться и начал говорить своему противнику в тоне, лишённом эмоций:

- Да что же вы за кучка счастливых людишек – даже не знаете, чем занята остальная часть вашей банды!

- …

- Если бы они просто напали на ребят из моей банды, я бы им это спустил, ведь мои люди и правда слегка переборщили в Икебукуро не так давно… но догадайся, что они сделали? У одного из моих людей есть младший брат, которому в тот день посчастливилось быть вместе с ним, и ваши люди и его не пощадили. Как я могу спокойно сидеть и ничего не делать?

Чикаге с хрустом размял шею и, оторвал спину от стены, продолжил говорить в самоуверенном тоне:

- На этом дело не закончилось. Они сожгли наши мотоциклы. Даже знак нашей банды был испорчен. Я имею в виду “ДАРААСУ”, написанное хираганой. Вместо этого вы напрямую могли написать “мы хотим драки”. Как много времени, вы думаете, у нас заняло создание нашего знака? Мы нарисовали его в том маленьком, уединённом месте именно потому, что не хотели, чтобы его кто-либо стёр. Спасибо большое за усилия по поиску этого места.

- Даже если ты всё расскажешь мне, то не думаю, что смогу что-либо с этим поделать. К тому же, первыми, кто испортил то место, фактически были вы.

- …Ну, да, это так. Наш косяк.

Лицо Чикаге невольно озарилось улыбкой, когда Кадота указал парню на противоречие в его словах.

- Никогда бы не подумал, что член Долларов будет читать мне лекции о морали. С вами, Господин, приятно вести беседу.

- Так что? Что именно привело тебя ко мне? Не ты ли глава Торамару?

Мобильный телефон молодого человека снова зазвонил, оповещая о новом сообщении.

Кадота не сводил взгляда с человека, стоящего перед ним. Ни одна мышца на его лице не дрогнула.

- Если ты не хочешь отомстить мне за происшествие в Икебукуро, почему же тогда ты пришёл ко мне?

- Разве ты не один из боссов Долларов?

- Что?

«Погодите-погодите. С каких это пор люди стали выдумывать такой бред?»

Кадота стоял, не в силах придумать, что же ему ответить. В свою очередь, Чикаге перестал ходить вокруг да около и проговорил:

- Кто лидер Долларов и где он?

- …

«Ну, я совсем не удивлён, что он спросил именно это».

Кадота слегка вздохнул, начиная понимать, что ситуация, в которой он оказался, гораздо более серьёзная, чем он предполагал, – и не только из-за противника, стоящего перед ним, но и из-за того, что это всё значило для самих Долларов.

- Если ты можешь связаться с этим парнем, сделаешь так, чтобы он пришёл сюда по-быстрому?

- Понятия не имею, кто он.

- Да ладно, не стоит быть таким холодным.

- Нет ничего подобного… Я сказал тебе, что понятия не имею, кто является главой Долларов.

На этот раз, услышав ответ Кадоты, завис сам Чикаге.

«Что?»

«Серьёзно, да не мог он говорить правду, сказав, что не знает главаря Долларов».

«Но с другой стороны, когда я искал в интернете, тоже вроде бы ничего не нашёл…»

- Не пытайся меня обмануть. Это не может быть правдой.

- Эй ты, ты знаешь что-нибудь о саранче?

- Ты снова пытаешься меня провести?

- Просто слушай. Саранча обычно передвигается полчищами, так? Десятки, сотни тысяч летят вместе, сжирая всё, что попадётся им на пшеничных или рисовых полях, лежащих на их пути. Ну, хотя если мы говорим о саранче, то в рое её может быть несколько десятков или сотен миллионов. Кто их знает.

Кадота развернул плечи и одной рукой облокотился о стену школы для девочек, продолжая говорить. Сейчас они оба стояли на краю тротуара, благодаря чему другим людям стало намного проще проходить мимо. С этой стороны, они почти стали неотъемлемой частью естественного потока пешеходов. Прохожие больше не обращали внимания на то, что они говорят.

- Скажи мне, саранча знает, кто из всего роя является их лидером? Я, для начала, даже не знаю, есть ли в каждом таком рое главарь вроде королевы пчёл или матки муравьёв. Чем-то похожим является и лидер Долларов, но я не знаю его имени. К тому же, я никогда не получал приказов от него.

- …

- Это значит, что Доллары не похожи ни на пчелиный улей, ни на муравейник. Мы больше походим на рой саранчи или косяк рыбы в море. Проще говоря… Ах, я могу слегка затянуть объяснение, но ты можешь думать о нас как о стране или национальности. И такое объяснение делает действия твоей банды похожими на рейд или атаку террористов…так как вы не видите разницы между мирными гражданами и преступниками.

Кадота завершил своё вступление к описанию природы Долларов саркастическим замечанием, ожидая реакции своего противника, но…

- Не уверен в этом, – отметил Чикаге.

Уголки его губ слегка расслабились.

- Разве все те, кто состоит в Долларах, этого не хотели? Во всяком случае, вы, ребята, больше похожи на кружок или клуб по интересам.

- …Возможно.

- Когда один из членов спортивного клуба оказывается в центре скандала, остальные могут тоже быть вовлечены, и в конечном счёте придётся дисквалифицировать всю команду… Такие вещи часто происходят, не так ли? Нужно ли дисквалифицировать всю команду или нет – это уже совсем другая история. Я имею в виду, что вы, парни, – полнейшие придурки, если называете себя Долларами и не ожидаете, что однажды с вами может произойти нечто подобное.

Ответив сарказмом на сарказм, Чикаге бросил своему противнику ответный вызов.

Кадота же, однако, услышав его слова, в первый раз за всё это время улыбнулся. Он пробормотал мягким голосом:

- Да, ты прав.

- Что?

- Быть частью банды, греться в лучах её славы, а потом просто говорить «Понятия не имею, что происходит. На этом всё. Пока», когда с твоей бандой происходит что-то не то? Нет, я тоже не думаю, что это правильно. Ну, я, по крайней мере, готов справиться со всем, что встанет у меня на пути… Я не могу просто посмеяться и сказать, что члены моей банды это заслужили, когда они подвергаются нападениям, и не подозревая, за что.

Продолжая бормотать себе под нос, Кадота несколько смиренно вздохнул.

Чикаге, осознав, что намерения его противника полностью изменились, всем телом развернулся к нему и спросил в серьёзном тоне:

- О чём ты говоришь?

В свою очередь, Кадота, слегка улыбнувшись, чётко проговорил:

- Я сказал: вызов принят.

- …Ха!

Услышав слова Кадоты, Чикаге просиял и невольно засмеялся.

- Крутой. Да ты просто крутой. Старомодный, но в хорошем смысле. Ты скорее похож на банчо*, чем на командника*.

*Банчо – буквально означает “босс”; “банчо” используется для названия юношеских преступных группировок в эпоху Сёва. По сравнению с “командниками”, у банчо куда больше твёрдости характера и принципов, особенно если они не боятся сражаться в одиночку. В Durarara!! Орихара Изая, будучи подростком, подмечает, что Кадота Кёхей – школьный “ура-банчо” (Тёмный Босс), а Хейваджима Шизуо – “омоте-банчо” (Светлый Босс).

*Командник – обозначение “бандита”, который разрушает и нападает на людей в группе; родом из 1992 года. Поначалу слово имело уничижительное значение (так как в японской культуре нехватка смелости для сражения в одиночку считается признаком трусости), но постепенно стало приобретать более нейтральное значение.

- Здесь мы будем привлекать слишком много внимания. Давай найдём другое место.

В ответ на слова Кадоты Чикаге, продолжающий улыбаться, покачал головой.

- Это совсем не обязательно.

- Что?

- Всё закончится мгновенно.

Ещё не закончив предложение, Чикаге оторвался от земли.

Это движение он использовал и против Хейваджимы Шизуо: чтобы продвинуться вперёд он воспользовался перилами как трамплином.

Только на этот раз это был не просто удар, а скорее удар острием стопы; и для этого Чикаге слегка наклонил своё тело.

Кончик носка Рокуджо был направлен точь в точь на висок Кадоты.

Однако, в следующее мгновение, прекрасно спланированный удар встретился с воздухом, хоть секунду назад всё и указывало на то, что он достигнет цели.

До того, как нога его противника ударила по нему, Кадота изогнул тело, увернулся и отступил назад, ожидая, пока тот не приземлится обратно на землю.

Прохожие застыли на своих местах, увидев, как какой-то молодой человек практикует удар в прыжке. Люди поспешно отошли от парочки как можно дальше.

- И из скольких же часов состоит твоё ‘мгновение’? – пробормотал Кадота.

Заметив замешательство собравшихся вокруг них людей, он снова повторил для Чикаге своё предложение:

- Давай найдём другое место.

- …Хорошо.

Чикаге, возможно, по недавним движениям своего противника тоже понял, что Кадота – опытный боец.

Похоже, он бросил играть в непокорного ребёнка. Даже несмотря на то, что Кёхей повернулся к нему спиной, Чикаге безмолвно последовал за ним с целью найти другое место для схватки, как Кадота и предлагал.

«Но неужели здесь где-то рядом есть место, где мы сможем подраться без посторонних глаз?»

«Здесь где-то неподалёку должен быть полицейский участок…а также, храм и парк. Но когда я вчера был здесь со своими подружками, в этих местах было полно народу, по крайней мере, днём».

«Может быть, он отведёт меня на какую-нибудь крышу» - подумал Чикаге и пошёл за своим противником.

Но сразу после того, как они подошли к Токио Хэндс и вот-вот должны были завернуть на Шестидесятиэтажную улицу, Кадота поднял руку, подавая знак такси, стоящему на перекрёстке.

 

Не мешкая, Кёхей открыл дверь и забрался внутрь машины.

Повернувшись к ошарашенному Чикаге, он, словно пребывая в замешательстве, сказал:

- Что-то не так? Просто залезай.

- Мы поедем на такси? – пробормотал Чикаге, не в силах придумать какой-нибудь другой фразы.

Кадота глухо рассмеялся и ответил:

- У меня есть работа, поэтому плачу я. Не стоит волноваться.

♂♀

Позади склада для хранения спортинвентаря, Вторая Площадка, Академия Райра

Покрытая травой вторая площадка находилась недалеко от станции Икебукуро и была собственностью Академии Райра.

Хотя на основной территории Райры уже была площадка для спорта, бейсбольному, футбольному и лакросс клубам было тяжело делить и без того ограниченное пространство. Именно поэтому многие спортивные клубы предпочитали тренироваться на второй площадке.

Прямо сейчас на этой площадке, по-видимому, занимались клуб Кабадди и клуб женского футбола. Даже из склада со спортинвентарем, расположенным за пределами спортплощадки, доносились крики «Кабадди, кабадди, кабадди…» и девичий смех, что звучало странно, но вместе с тем оживлённо.

Когда они достигли угла второй площадки, Чикаге удивлённо произнес:

 

- …Я никогда бы не подумал, что в центре Икебукуро есть подобное место.

 

Вокруг склада со спортинвентарем были посажены деревья, из-за чего это место стало похоже на небольшой парк. Между забором и складом было достаточно пространства, и никто бы, находясь с другой стороны склада, не увидел, что там происходит.

В предвкушении драки Кадота потянулся, Чикаге же продолжал осматриваться.

- Планировалось построить здесь второй склад, вот почему оставили так много места. Однако я думаю, построив здесь первый, они решили, что ещё один им точно не нужен.

- Почему ты так хорошо знаешь это место?

- Я здесь учился, – Кадота несколько самоуничижительно усмехнулся и продолжил:

- Когда я ещё учился в Райре, здесь частенько устраивали драки. В этом месте постоянно валялись избитые Шизуо ребята из соседних школ. А деревья, кстати говоря, создавали довольно неплохую тень. Здесь можно неплохо вздремнуть.

- Значит, ты хочешь, чтобы я здесь помог тебе уснуть. Понятно.

- Спасибо, но я, пожалуй, откажусь. Теперь Академия Райра стала намного более мирным местом, чем раньше. А тут сейчас нечто вроде места встречи для парочек, которые хотят вечером приятно провести друг с другом время.

- Рад слышать. Как-нибудь приведу сюда своих подружек, развлечемся.

Повернувшись друг к другу, они громко рассмеялись.

Когда же смех утих, выражения лиц обоих мужчин приняли серьёзное выражение.

- Начнем? А разве ты не будешь использовать оружие, спрятанное у тебя под одеждой? Кажется, это короткая деревянная катана, верно?

 

Чикаге, услышав вопрос Кадоты, достал ‘скрытое’ оружие из-под рубашки и ответил:

- Хм? А, так ты заметил.

- Да, в тот момент, когда ты прыгнул, чтобы ударить меня. Ты и так уже ранен. Будет честно, если у тебя, по крайней мере, будет против меня оружие.

- Это мои слова. Хочешь, одолжу ненадолго, чтобы уравнять наши шансы, а, старик?

- Парень, мне и 25 нет.

Они обменялись обыкновенными, довольно простыми провокационными фразами, и вдруг…

Без какого-либо знака или жеста они стремительно атаковали друг друга.

Удары сыпались дождем, и глухие звуки ударов тела о тело смешивались с криками “Кабадди” и девичьим смехом. Но они даже не подозревали…

Что Доллары были везде, повсюду в Икебукуро.

Кадота даже не подозревал о том, что его на самом деле считали одним из ‘боссов’ этой банды.

 

Вот почему они не заметили.

Сообщение с телефона менеджера женского футбольного клуба уже было разослано всем членам Долларов в Икебукуро.

[Только что я видела, как наш Кадота-сан направлялся к задней части Второй Площадки Райры! Тот человек, с которым он был, выглядит опасным. Я думаю, что он один из тех бандитов, которые нападают сейчас на Долларов по всему Икебукуро! Если они начнут драться, я не думаю, что Кадота-сан проиграет, но всё равно беспокоюсь! \(><)/ ]

К сообщению прилагалась фотография Кадоты и Чикаге, идущих рядом друг с другом, плечо к плечу.

♂♀

В то же время, заброшенный завод в Токио

 

- …Да уж, они были довольно неприятной помехой, – тяжело вздохнул Аоба после того, как Микадо покинул помещение заброшенной фабрики вместе с Селти.

Шумиха уже совершенно улеглась. Вокруг Аобы, смеясь, стояли его товарищи, члены Синих Квадратов. А на полу рядом, не шевелясь, лежали парни в кожаных куртках и токко-фуку.

Все члены группировки Торамару валялись без сознания. Повсюду рядом с ними были разбросаны заляпанные кровью стальные биты и сломанные деревянные палки.

Хулиганам, которые ещё стояли на ногах, не удалось чудесным образом избежать травм. Они также были изрядно избиты. 

У Аобы самого была царапина на лице, а из уголка рта капала кровь.

Тем не менее, он выглядел спокойным и собранным, разговаривая со своими товарищами так, словно ничего и не произошло:

- Рад видеть всех вас в целости и сохранности. Вы, парни, и правда, крепко сложены. Такое расточительство.

Сейчас он разговаривал совершенно иначе, нежели чем пару минут назад с Микадо.

 

Парни вокруг Аобы ответили смехом на его одобрение, щедро приправленное сарказмом.

- Хехе. Это было слишком просто. Я же говорил, что они слабаки.

 

- Неко, с учетом того, что у тебя из раны на голове идет кровь, твои слова звучат не особо убедительно.

- А, ерунда. Это просто томатный сок. Хехе.

- Но, всё же, нам повезло, что здесь не было Ятсуфусы.

- Если бы он пришел, то, наверное, был бы уже мёртв.

- Такой хиляк.

- И к тому же, мелкий.

 

- Кстати говоря, Микадо-семпай тоже вроде как… мелкий, верно?

- Что правда то правда. Аоба, я никогда раньше его не видел, но ты уверен, что именно он создал Долларов?

 

- Ты же не хочешь нас дураками выставить, а, Аоба?

 

- Пусть попробует, мы убьем его! - И его девушек заберём!

- Чего? У Аобы что, есть девушки?

- Не помнишь что ли? Эти сёстры-близняшки.

- …Убить его! Сейчас же прикончить!

- Успокойтесь.

 

- Аоба пытается выглядеть сильным, но на самом деле, так как многие удары достигают цели, он точно умрет, по-настоящему.

 

 - То, что нам надо. - Хехе.

- …Это правда, что Курури и Маиру поцеловали меня, но они вовсе не мои девушки…

- А, вспомнил! Убьем же его!

- Они уже называют друг друга по имени! - Насколько ты с ними близок, а!? - Убьём его! -- Сдохни!

 

Аоба игнорировал лишенные всякого смысла выкрики своих товарищей. Он холодно взглянул на окружающих его ребят.

- Если для вас Микадо-семпай мелкий, то и я тоже мелкий? – проговорил Аоба голосом, лишённым всяческих эмоций.

Парень в кожаной куртке застонал и попытался подняться обратно на ноги. Заметив это, Аоба подошел к нему ближе.

- Хотя, это, пожалуй, по той простой причине, что Микадо никогда не дрался.

Продолжая говорить, Аоба, как только парень в кожаной куртке попытался подняться, безжалостно ударил его коленом по лицу.

Тот вновь потерял сознание, не успев издать ни звука. Аоба поставил ногу на его спину и ровным голосом продолжил:

- Возможно, именно поэтому Семпай и смог создать что-то вроде Долларов.

 

- Не понимаю. - Не парься, единственный, кто понимает отвратительный склад ума Аобы, это Ятсуфуса.

 

- Но разве он не идеальная пара для чокнутых близнецов? - Убить его!

- Это уже приелось, Йошикири. Не можешь придумать какое-нибудь новенькое комбо? - Умри же! - Ай, таракан! - Поймай его! - Поджарь его! - Всё ещё в силе? - Не можешь придумать какого-нибудь ещё комбо? - Тараканье комбо? - … - … - …Агрх!

Несколько хулиганов выбежали наружу, и вид у них был такой, будто после того, как они ярко всё это представили, их сейчас стошнит.

Аоба же размышлял дальше, в то время как его товарищи продолжали свой бесполезный спор.

«Но как же они нашли это место?» – начал безмолвно размышлять Аоба, смерив ледяным взглядом  валяющегося под его ногами члена босозоку.

«Мне допросить его?.. Но эти ребята так просто не расколются, особенно если дело касается их товарищей».

«…»

«Возможно ли, что информацию дал им Орихара Изая… Или я слишком много об этом думаю?»

«Нет. Когда речь идет о нём, лучше думать гораздо больше, чем необходимо».

 

И в это время, когда подобные мысли закрались в его сознание, телефон Аобы снова зазвонил, показывая, что пришло новое сообщение

 

Телефоны его товарищей тоже зазвонили. Похоже, что всем членам Долларов была снова разослана информация.

В нём говорилось, что Кадота, известный член Долларов, был замечен на Второй Площадке Райры с подозрительным человеком.

«Если полиция когда-нибудь решит сделать что-то насчет Долларов, то этот список всех адресатов будет нашей Ахиллесовой пятой».

«…Но неужели это Микадо-семпай создал этот список? Копнув поглубже, я узнал, что, якобы, эта идея пришла в голову одному из членов Долларов, и он создал его. В таком случае, маловероятно, что они прознают о Микадо-семпае».

Аоба, продолжая думать об этом, нажал на кнопку раскрытия приложенной к сообщению картинки.

«Хм? Это же…»

Аоба хмыкнул, и несколько мгновений раздумывал, глядя на находящегося рядом с Кадотой мужчину на фотографии.

«Глава Торамару».

«Они разговаривают друг с другом о перемирии?.. Не похоже».

- Парни, кто хочет отправиться на вторую площадку, спрятаться в кустах и узнать, что там происходит?

Услышав предложение Аобы, один из хулиганов с окрашенными в светло-коричневый цвет волосами ответил:

- Я пойду.

- Спасибо, Гин. Рассчитываем на тебя.

 

Парень по имени Гин направился в угол фабрики.

Подойдя к припаркованному там мотоциклу, он со знанием дела оседлал его.

- Постой, ты что, хочешь угнать его?

- Да ладно. Я тут заметил…

Гин, парень с каштановыми волосами, засмеялся, оглядывая мотоцикл.

 

Радостно заведя мотор, он произнес:

- Видишь, тут до сих пор ключ зажигания вставлен.

Глядя на своего товарища, играющегося с двигателем брошенного кем-то мотоцикла, парни одобряюще свистели, радуясь такой удаче.

- Постойте…погодите-ка. Гин, слезь.

Никто не пытался остановить кражу мотоцикла, один лишь Аоба, по-видимому, посчитал это безрассудным и приказал ему слезть.

 

- Аоба, какого черта!? Никогда бы не подумал, что ты из того типа людей, которые считают, что воровать – это плохо.

- Разве не ты сказал бы нам брать все, что душе угодно в этом заброшенном заводе?

- Но вообще-то воровство – это преступление. - А? Что, серьезно, что ли? - Конечно. - Даже если возьмешь байк с помойки, копы все равно тебя арестуют. Не знал что ли? - Серьезно!? - Блин, страшно! Байки пугают!

Разговор без всякого намёка на окончание продолжался. Между тем Аоба внимательно осмотрел мотоцикл…

 

И обнаружил, что к задней части мотоцикла прикреплена чёрная нить.

«?»

«А это ещё что такое?»

Материал, из которого нить была сделана, не был похож ни на один виденный Аобой ранее.

Он был абсолютно чёрным, точно тень, которая внезапно стала трёхмерной. По ощущениям материал напоминал нейлон, однако в отличие от нейлона, он не отражал свет.

Нить тянулась от мотоцикла до выхода из фабрики, и дальше.

 

«Похоже на костюм, который носит Чёрный Гонщик».

 

- …Послушай, Гин, а знаешь что? У этих ребят из Торамару мотоциклы наверняка должны быть припаркованы где-нибудь неподалеку от фабрики. Иди и возьми один из них.

- А? Зачем? Что не так с этим?

 

Его товарищи озадаченно воззрились на него. Аоба вспомнил о своей встрече с Чёрным Мотоциклом, и огласил товарищам свой план действий.

- Я собираюсь смотать эту нить. Посмотрим, куда она меня приведёт.

♂♀

 

Обзорная площадка на крыше Здания Саншайн, Икебукуро

 

 

Саншайн 60 некогда было самым высоким зданием Японии.

Хотя с тех пор оно уже передало этот титул Зданию Синдзюку Метрополитен, это строение продолжало оставаться визитной карточкой Икебукуро.

И даже несмотря на всё разнообразие возможностей для развлечений внутри Саншайн Сити, включая аквариум и крытый тематический парк, панорама города по-прежнему выделялась как одна из основных достопримечательностей для туристов.

Вид на город открывался с обзорной площадки, открытой только по выходным и праздникам, таким как Золотая Неделя. В углу площадки человек в костюме бармена проводил своё свободное время, наблюдая за городом.

- …Интересно, смогу ли я найти блоху с помощью этих биноклей…думаю, вряд ли.

Шизуо, скрывавшийся от членов Авакусу-кай, прежде чем залезть прямо на крышу Здания Саншайн, убедился, что скинул этих людей со следа.

Он выбрал именно это место, потому что, здесь людям из Авакусу-кай было бы сложнее что-либо предпринять, нежели чем в каком-нибудь безлюдном месте, если бы они нашли его. К тому же, смотровая площадка была расположена прямо над магазинами, так что если кто-нибудь пришёл бы сюда по его душу, он смог бы их увидеть. Но, всё же, здесь он не мог остаться надолго.

«В любом случае, не похоже, что они собираются вызывать полицию или что-либо ещё предпринимать».

Шизуо крутил в голове подобные мысли, освежая своё разгорячённое тело на ветру.

«Ну так что. Куда мне идти сейчас?»

«Люди из Авакусу-кай, скорее всего, сейчас направляются ко мне на работу и к Тому-сану».

«Квартира Каски? Шинра? Ничто из этого всего не подходит».

«…Да пошло всё к чёрту».

«Это всё потому, что я попался Изае на крючок. И сейчас я подвергаю опасности своих коллег, семью и друзей».

Как только к Шизуо пришла эта мысль, он разозлился сам на себя за то, что попался на такой дешёвый трюк.

Прямо под его ногами открывался прекрасный вид на город. Мужчина продолжал смотреть вниз и думать о своём.

«А, Селти без проблем сможет заехать прямо сюда на своём мотоцикле. Если случится худшее, я могу просто попросить этого курьера привезти мне сюда Изаю».

На секунду его озарила эта мысль, но потом он понял, что таким образом вовлечёт Селти в свои проблемы. Он тут же забыл об этой идее.

«Я также доставлю персоналу этой обзорной площадки море проблем, если изобью Изаю здесь и скину его с крыши. Нет, только не так».

Человек, чьё существование как таковое противоречило здравому смыслу, в мыслях тихо бродил внутри рамок этого самого здравого смысла, обдумывая свой следующий шаг.

Несмотря на то, что на него охотились все люди из Авакусу-кай, он не мог просто отправить всех их в полёт, потому что это бы только сильнее убедило их, что убийца – это он. А если бы это произошло, то Авакусу-кай прикончили бы его любой ценой.

Будь он против этих якудза один, он бы, возможно, рискнул. Но если Авакусу-кай возьмут его брата или друзей в заложники, а они, скорее всего, возьмут…

«Возможно даже, они попытаются сделать что-то этой Акане просто потому, что её видели со мной».

Шизуо, не подозревая, что эта девочка была очень важна для Авакусу-кай, начал волноваться о той, что пыталась его убить.

Но позволить этим людям поймать себя, когда он не мог представить им доказательства своей невиновности, было нельзя. Единственным, у кого, возможно, были эти доказательства, был никто иной как Орихара Изая.

«Он, что ли, убил тех троих? …Вряд ли».

«Не может у него быть достаточно сил, чтобы голыми руками убить тех трёх людей. Во-первых, зачем ему вообще понадобилось делать из Авакусу-кай своих смертельных врагов?»

«Если это был не он, тогда он, должно быть, заранее получил информацию, что это собирается сделать кто-то другой и провёл меня, заставив пойти туда…»

«Д А   Ч Т О Б Ы   Э Т О Т   У Б Л Ю Д О К   С Д О Х   В М Е С Т Е   С О   С В О И М И   З А П У Т А Н Н Ы М И   П Л А Н А М И».

Снова сдерживая собственную ярость, Шизуо подумал о том, чтобы направится прямо в Синдзюку, в то место, где скрывается Изая.

Если то объявление на двери было подделкой, то в его квартире он, по крайней мере, найдёт подсказки к тому, где может быть Изая, а может быть, и его самого.

Он мог бы договориться с Авакусу-кай, передать им эту информацию, а потом всё бы перевернулось с ног на голову, и они начали бы вместо него охотиться на Изаю.

«Ну, я бы лучше своими руками избил его и утопил в водах Токийского залива. Но да, он заслуживает и этого тоже».

«Если я не сделаю этого прямо сейчас, другие люди могут оказаться в опасности».

Решив, наконец, что ему делать, Шизуо собирался, было, покинуть крышу, как вдруг зазвонил его телефон, оповещая о новом сообщении.

«Кстати говоря, пока я пытался оторваться от Авакусу-кай, он уже звонил несколько раз».

Первый раз за день мужчина проверил входящие сообщения. В его голову хлынул поток информации.

«На Долларов нападают…?»

«Погодите-ка, только не говорите, что это Авакусу-кай из-за меня нападают на Долларов!?»

Шизуо второпях просмотрел все сообщения. Похоже, дело было не в этом.

Банда босозоку из Сайтамы наугад нападала на любого в Икебукуро, кто говорил, что состоит в Долларах.

«…Схватка между бандами?»

Ещё со времён старшей школы Шизуо участвовал во стольких подобных стычках, что и вспоминать не хотел. Он решил, что всё это, скорее всего, не имеет никакого отношения к его собственной проблеме. Но как только его мысли обратно вернулись к этой дилемме…

«Временные рамки всего этого необъяснимы».

Это всё могло быть совпадением. Но всё же, за последние два дня с ним произошло слишком много. Думая над этим, он не мог не заметить, что тот факт, что такое количество событий ни с того ни с сего приключилось в Икебукуро, да ещё и с ним, является довольно странным.

Во втором с конца сообщении была фотография.

- Это… неужели, это вторая площадка Райры?

Раньше его с неохотой звали на схватки с учениками других школ, и происходили эти драки именно на этой площадке. Там, в месте, которое он хорошо знал, он увидел двух знакомых ему людей.

«Кадота и…а, тот, кто пришёл ко мне позавчера».

«Том-сан говорил, что он лидер Торамару или что-то вроде того».

«Он не мог так быстро вылечить травмы, полученные от меня. А он стойкий парень».

Вспомнив свою схватку с этим молодым человеком, Шизуо ещё раз спокойно подумал над ситуацией.

«Значит, это Торамару нападают на Долларов».

«Но, с другой стороны, этот Чикаге не из тех, к чьему благоразумию невозможно воззвать».

«Ну, если это Кадота, то он уж как-нибудь об этом позаботится».

С такими оптимистичными мыслями в голове Шизуо нажал на кнопку, чтобы открыть следующее сообщение…

Его положительный настрой тут же словно ветром сдуло.

«…»

«Это отвратительно».

Выражение лица Шизуо разительно изменилось.

Это совсем не походило на то, как он злился из-за Изаи или собственной глупости. Эта его ярость была совсем другой.

Отправителем сообщения был “Накура”.

А само письмо было помечено грифом – “ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ!”.

♂♀

 

Подземная парковка здания на шоссе Кавагое

 

 

Огромная тень ворвалась на тихую подземную парковку.

«Молодец! Молодец! Спасибо».

Селти одобряюще похлопала по спине безголовую лошадь и припарковала колесницу в углу.

По-видимому, на Золотую Неделю все разъехались куда-то на своих машинах. На парковке не было видно ни одного транспортного средства.

Селти освободила Микадо и Анри из плена теневых ремней и поставила Авакусу Акане обратно на землю.

Маленькая девочка была бледна как никогда. Сделав шаг вперёд, она вся затряслась, угрожая упасть и потерять сознание.

«Ой, ты в порядке?»

Селти успела подхватить девочку до того, как та упала. У Акане был сильный озноб.

«…Ну, её винить не в чем».

Подозрительное существо, изрыгающее тени из своего тела, вдруг привязало её к своей спине и как сумасшедшее погнало колесницу по улицам Икебукуро. Хотя Акане, скорее всего, не обращала на это внимания, Селти пару раз в отчаянии делала коридоры из своих теней, чтобы проскочить на красный по дороге сюда.

«Если я хорошо подумаю, то смогу».

Селти была чрезвычайно удовлетворена собственным представлением. Она не была уверена в успехе, но, к счастью, ни одна из машин, чьи водители вжали в пол педали тормоза при виде её теневого коридора, не попала в аварию. Селти была рада.

Заехать на эту подземную парковку было сложно.

Сейчас был день, к тому же стояла Золотая Неделя. Колесница была просто обязана привлечь к себе внимание, даже если она не хотела этого.

Если бы она проигнорировала взгляды толпы и напрямик отправилась домой, полиция и репортёры точно последовали бы за ней. Обычно ей удавалось избежать любопытных взглядов, но с колесницей это было практически невозможно.

У Селти появилась идея. Прежде чем поехать к своей квартире, она свернула в узкий переулок. Убедившись, что их никто не видит, из теней она создала чёрный фургон и спрятала колесницу в нём.

Конечно, если бы кто-нибудь пригляделся получше, он бы сразу раскусил её план. Но издалека тени выглядели как странный, необычно большой фургон. Таким образом Селти удалось завезти всех на эту подземную парковку, пока никто не заметил.

[Всё хорошо, Акане-чан. Я на твоей стороне, так что не волнуйся.]

Понятия не имея, сколько кандзи может читать ребёнок возраста Акане, женщина предпочла печатать на хирагане и показала свои слова девочке.

Поначалу Акане всем телом тряслась от страха, но после того, как увидела написанное Селти, она наконец расслабилась и сказала ей:

- Братик, ты хороший человек…?

[Не ‘братик’, а ‘сестрёнка’.]

Удивлённая Акане начала кивать головой в знак извинений.

- Прости! Сестрёнка!

[Всё в порядке. Я не возражаю.]

Похоже, ответ Селти помог девочке почувствовать себя лучше; она медленно подняла голову…

При виде безголовой лошади, однако, она слегка вскрикнула и спряталась за Анри.

«А, моя оплошность».

Селти повернулась к своему товарищу и поняла, что вид безголовой лошади для ребёнка – это слишком.

И…

«Хм?»

Безголовая лошадь в ответ на испуганный крик Акане зашуршала. Она прошла к задней части колесницы и прижалась к земле, будто пытаясь скрыть ото всех сам факт своей безголовости.

«Ах, Шутер, неужели ты чувствуешь себя подавленным?»

Шутер, который, по всей видимости, был умнее обычной лошади, похоже, понял, что Акане испугалась его вида. Вряд ли его можно было винить в нынешнем состоянии, когда та, ради кого он так старался, чтобы привезти сюда, боялась его.

На самом деле, то, как сейчас свисала его безголовая шея, было прекрасной иллюстрацией к слову “удручённый”.

Селти поторопилась похлопать лошадь по спине, одновременно другой рукой печатая слова на своём КПК. Закончив, она снова подошла к Акане и показала экран испуганной девочке.

[Нечего бояться, Акане-чан. Видишь? Совсем как Анпанмен*, сражающийся с Байкинменом*, Мистер Конь просто изменил свой вид на другой. Так что, бояться совсем нечего.]

*Анпанмен, Байкинмен – соответственно, главный герой и антагонист популярного детского аниме “Анпанмен”, написанного Такаши Янасе.

Селти вернулась к Шутеру. Из своих теней она создала доспехи, по форме напоминающие лошадиную голову, на лбу которых даже был рог. Безголовость Шутера была скрыта превосходно.

Она медленно подвела к Акане своего коня, теперь больше похожего на киборга.

Хоть это и были всего лишь доспехи, оттого, что у лошади появилась голова, девочка вздохнула с облегчением. Более не выглядя такой испуганной, как раньше, она начала изучать лошадь, выглядывая у Анри из-за спины.

[Видишь? Совсем нечего бояться.]

Пока Селти пыталась убедить её в этом дальше, Акане посмотрела на Анри.

- Всё в порядке. Мистер Конь, правда, очень милый.

Анри, которой раньше приходилось несколько раз кататься на Шутере, утвердительно кивнула девочке и лошади.

Шутер взмахнул хвостом, будто пытаясь показать, что понял Анри.

Услышав слова девушки, Акане, похоже, была окончательно убеждена. Она обратила взгляд на Шутера и даже попыталась дотронуться до его ног.

Безголовая лошадь, почувствовав, что девочка его больше не боится, в восторге встряхнулся и пригнулся, чтобы Акане было удобнее его гладить.

«Ну же, Шутер, ты такой непостоянный».

Селти одновременно была и рада, и удивлена, что её конь так быстро вышел из подавленного состояния.

В свою очередь –

Микадо, наблюдавший за ними, почувствовал, что в этой гладившей лошадь девочке было нечто странное.

Даже если безголовость лошади и была скрыта, она слишком охотно с этим согласилась.

Микадо не мог отогнать от себя мысли, что эта девочка была несколько необычна. Неужели, она, как и он сам, родилась с повышенной способностью принимать невероятные вещи?

Он был неправ, но не так далеко ушёл от истины.

Он никак не мог знать, что мир Авакусу Акане уже давно перевернулся. Однако на ум парню пришёл другой вопрос:

«Кстати говоря, а кто эта девочка?»

«Похоже, она знакома с Сонохарой-сан и Селти-сан, но…»

Микадо почувствовал себя как-то не по себе при мысли, что только его оставили “за сеткой от комаров”.

Почувствовав беспокойство, он вспомнил, что ему этим утром сказал Изая.

- Ты боишься не того, что Доллары могут выйти из-под контроля.

- Ты боишься того, что пока Доллары меняются, ты окажешься простым наблюдателем, не так ли?

Он тут же начал всё отрицать.

Хотя мозг тут же заставил его прокричать «Нет», это было вполне обдуманным действием. Он просто сперва позволил этому крику сорваться со своих губ.

Как следствие, он не мог понять, было ли это возражение подлинным или нет.

Вспомнив об утренней беседе, Микадо поспешил убедить себя в том, что она не имеет никакого отношения к происходящему. Он решил спросить о девочке:

- Эм, простите, но это…?

Однако в этот самый момент телефон в его нагрудном кармане начал вибрировать.

«!»

Звук мобильного вернул его к реальности.

Потрясение от поездки в колеснице прошло окончательно. Он вспомнил о беде, в которой он и Доллары сейчас находились.

«Что…»

«Что же мне делать?»

Замешательство, в котором он пребывал на заброшенном заводе, снова взяло над ним верх.

Если он продолжит держать всё в себе, то снова вгонит себя в то ужасное состояние, в котором был на том заводе.

В ту же секунду Микадо повернулся к Селти.

Он думал, что ему не с кем обо всём поговорить. Но сейчас перед ним стояла та, кто знала о том, что именно он создал Долларов.

И вдруг, когда он уже собирался что-то сказать Селти…

- Эм, это Акане-чан. Похоже, она знакома с Хейваджимой-саном, но…

Анри начала представлять Микадо девочку в ответ на вопрос, который он ранее пробормотал себе под нос, так и не закончив.

- Что? А, а.

Её слова привели Микадо в чувства.

Если он прямо здесь и сейчас попытается поговорить с Селти, Анри обо всём узнает. Вообще-то, он мог подвергнуть её опасности, просто находясь с ней рядом в одном месте.

«Что я только делаю?»

«Почему мне нужно столько времени, чтобы понять такие простые вещи?»

Похоже, его суждение было куда более запутанным, чем он ожидал.

Осознав это, Микадо решил, что для начала ему следует дать отдых своей голове.

«Я основал Долларов. Это так. Вот почему я должен нести ответственность…»

На самом деле, подобное умозаключение уже давно поселилось в мыслях Микадо. Но, всё же, одному справляться с мыслями о происходящем в Икебукуро ему было не по силам. Оставить всё в себе, однако, было плохим решением.

Он знал это.

Микадо прекрасно это знал.

Но оставался вопрос: «Так с кем же мне поговорить?»

Селти, вне всяких сомнений, была наилучшим вариантом, ведь она знала, что он создал Долларов. Но, встретившись с мужчинами устрашающего вида и девочкой, он понял, что у Селти самой проблем по горло.

Ещё был Орихара Изая, который тоже знал о том, что он основал банду. Однако тот уже говорил с ним по телефону этим утром. Не будет ли он слишком утомлять Изаю, если позвонит ему ещё раз?

«Но сейчас не время думать о таких незначительных вещах».

«…»

Из тех, кто знал его настоящую личность, Микадо вспомнил кое-кого ещё.

«Масаоми…»

Он и понятия не имел, насколько много узнал о нём Масаоми после стычки Жёлтых Платков с Долларами.

Но было бы лучше быть готовым к тому, что его друг знает, что Долларов основал именно он.

Теперь, когда он подумал об этом, вчера Масаоми предостерегал его в чате. Как будто знал, что всё сложится именно так.

«Спасибо, Масаоми».

«Если бы ты вчера не предупредил меня… Я бы, наверное, был бы запуган Аобой и его дружками, и подчинился».

Не представляя, что то предостережение было сделано вовсе не Кидой, Микадо поблагодарил своего друга всем сердцем.

«Но Аоба-кун вовсе не…обыкновенный».

«Если пустить всё на самотёк…»

«То он, возможно, захватит власть в Долларах».

«Нет, я не могу этого допустить».

«Я не могу допустить, чтобы Доллары принадлежали кому попало».

Крутя в голове эти мысли, парень продолжил разговаривать с Анри, в глубине души сделав свой выбор.

«Я поговорю с Изаей-саном».

«Я знаю, что не могу во всём на него положиться, но мне кажется, что после разговора с ним я смогу пойти в правильном направлении».

Мальчик не подозревал.

Что путь, который сейчас лежал перед ним, однажды уже испытал на себе Масаоми.

И, в конечном счёте, Масаоми потерпел поражение, но Микадо не знал и этого. На самом деле, существование Изаи его подбадривало.

Пока Микадо был занят этими угнетающими мыслями, Селти продолжала печатать на своём КПК, пытаясь объяснить, откуда она знает девочку.

[Эм, она…как бы сказать…кое-кто попросил меня ненадолго стать её телохранителем. Когда мы придём в квартиру Шинры, я расскажу больше.]

В этот самый момент телефон в нагрудном кармане Микадо сильно завибрировал.

Он и раньше звонил несколько раз, но, Микадо, конечно, был не в состоянии посмотреть сообщения во время их поездки в колеснице.

Аоба и его дружки, после того, как он сбежал вместе с Селти, возможно, уже пытаются что-то предпринять. Пока он не знал, что произошло на том заброшенном заводе с тех пор, как он покинул то место.

В желании получить новую информацию, Микадо открыл ящик входящих сообщений и открыл последнее из них.

Отправителем был “Накура”.

«А, этот человек время от времени что-то вывешивает на стене объявлений Долларов».

Больше парень об этом человеке не знал ничего.

Но тема сообщения, естественно, привлекла его внимание. В ней говорилось: “ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ”.

Конечно, отправитель мог поставить такой заголовок просто шутки ради. Но “Накура” на самом деле был одним из первых зарегистрировавшихся на сайте Долларов.

К письму также была прикреплена фотография.

- …?

Микадо застыл на мгновение, прочитав это письмо.

Мысли в его голове были далеки от спокойных. То, что “Накура” написал в этом сообщении, на данный момент было выше его понимания.

Или, точнее сказать, он понимал, что в нём написано, но не хотел принимать это.

- Это не может быть правдой…

Как только Микадо смог переварить это сообщение, с его губ сорвался отчаянный звук, как бы выражающий неприятие.

- …Микадо-кун?

[Что случилось?]

Голос Анри звучал озабоченно. Селти тоже задала ему вопрос с помощью своего КПК. Но Микадо не мог ни смотреть на них, ни слушать.

Он сконцентрировал все свои силы, чтобы ещё раз посмотреть на экран в надежде, что он прочитал неправильно.

Но не имело значения, сколько раз он это читал, сообщение оставалось прежним, и фото, разумеется, никуда не исчезало.

- Нет…просто, НЕТ…!

Во второй раз пробормотав эти слова себе под нос, Микадо резко вскинул голову и виновато кивнул Селти и Анри.

- Прошу прощения, Селти-сан! Я…я срочно должен кое-куда сходить. Прошу меня простить. И ты тоже прости меня, Сонохара-сан! Не думаю, что могу сегодня пойти с вами. Будет лучше, если ты прямо сейчас пойдёшь домой. И ещё, не важно, что Аоба-кун будет говорить – не встречайся с ним!

- Э…? М-Микадо-кун?

[Что?]

От смены настроения Микадо Анри и Селти вдруг впали в замешательство. Акане вздрогнула.

Однако Микадо всего лишь виновато кивнул трём запутавшимся девушкам снова, и…

Будто кто-то преследовал его, без оглядки выбежал с подземной парковки.

♂♀

 

Рядом с жилым домом на шоссе Кавагое

 

 

Это была улочка, прилегающая к государственному шоссе, где всегда было полно машин.

В месте, откуда открывался вид на дом Шинры и Селти, были незаметно припаркованы два мотоцикла.

Два владельца этих байков стояли на перекрёстке улицы с ещё более узким переулком, и у одного из них перед собой была раскрыта карта. Любой, кто проехал бы мимо, мог бы подумать, что эти двое просто заехали на эту улочку и теперь ищут, как бы отсюда выбраться.

На самом деле, карта была всего лишь частью маскировки. Эти два человека – Ворона и Слон – следили за входом в дом, на парковке которого только что скрылся чёрный фургон.

Они свернули в этот проулок, следуя за мотоциклом, который вдруг превратился в колесницу.

Если бы они продолжили преследовать повозку, то, скорее всего, были бы обнаружены. Вместо этого, они решили остановиться на съезде в переулок, попутно следя за ситуацией. Последовав этому плану, они увидели, как из него выезжает странный чёрный фургон. Конечно, издалека сложно было судить, но эта машина совсем не сияла на солнце, напротив, было похоже, что она поглощает солнечный свет.

Чёрный фургон скрылся на подземной парковке одного из домов. Оттуда не выезжало больше никаких машин. И хотя они могли сузить круг возможных мест лишь до этой подземной парковки…

- Кто-то выходит, – сказал Слон.

Взгляд Вороны переместился в направлении парковки, но её тело так и осталось недвижимым.

- …Это мальчик, которого Чёрный Мотоцикл забрал с собой раньше. Похоже, он один, но…

- Всё равно. Ну так что, теперь мы можем думать, что Чёрный Гонщик скрывается здесь, или как?

- Слишком поспешное умозаключение. Мы не можем знать, не скрывался ли он на парковке временно.

- Понятно… Так что будем делать с мальчиком? – спросил Слон.

Ворона не знала, что ему ответить.

Этот парень не был связан ни с одним из порученных им заданий.

Однако непросто было признать его простым прохожим, когда он находился в обществе Чёрного Мотоцикла, Авакусу Акане и девушки в очках – их целей. Существовала вероятность, что его используют как приманку, чтобы кто-то другой мог незаметно скрыться.

К тому же, Ворона не могла побороть в себе чувство, что в этом мальчике было нечто необычное. Она едва заметно кивнула.

- Подлинная личность мальчика подлежит рассмотрению. …Я собираюсь проследовать за ним. Слон, я прошу тебя дальше преследовать Чёрный Мотоцикл и девочку в очках. Пожалуйста, уведомь об этом своё понимание.

- Понял. Оставь это мне.

Тронув свой мотоцикл с места и выехав на государственное шоссе, Ворона села мальчику на хвост.

Как только её взгляд застыл на этом мальчике, её глаза…

Стали похожи на глаза хищника, который преследовал бесполезно пытающуюся ускользнуть жертву.

♂♀

На подземной парковке

- Ах… Микадо-кун!?

Как будто пытаясь остановить Микадо, Анри позвала его.

Однако тот не замедлил шаг и даже не обернулся. Его фигура вскоре исчезла на наклонном выезде с подземной парковки.

- Интересно, что же случилось…

Пока Анри бормотала эти слова озабоченным голосом, Селти наклонила свой шлем и попыталась над этим подумать.

«Что могло произойти?»

«Я видела, как он читает сообщение от Долларов…»

Неужели кто-то напал на Юмасаки или на кого-нибудь ещё из знакомых ему Долларов?

Селти думала над этим, проверяя сообщения на своём мобильном.

«Посмотрим».

«Последнее входящее сообщение».

В следующую секунду Селти застыла на месте.

Проверив прикреплённое к письму сообщение, она сразу же поняла, почему Микадо убежал с парковки.

В общем-то, она бы и сама убежала, но потом вспомнила, что Акане всё ещё здесь, в волнении смотрит на неё. Ей пришлось побороть этот порыв.

- П-простите, Селти-сан, но что произошло? – спросила Анри.

Селти не знала, показывать ей сообщение или нет.

Но серьёзный вид Анри заставил её плечи смиренно опуститься. Она передала девушке мобильный телефон.

Тем, что та увидела на его экране, было…

♂♀

От кого: Накура.

Тема: ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ!

Сообщение: Это по поводу банды босозоку под названием Торамару, которые сейчас нападают на Долларов – я видел, что одна из подружек их главаря сейчас обедает в Икебукуро! Я слишком напуган, чтобы попытаться её похитить, но если вы можете – пожалуйста, сделайте это! Она та, что слева!

♂♀

Сообщение было коротким и ясным.

На фотографии, прикреплённой к письму, было несколько девушек.

Фото было сделано на мобильный, но так, что любой знакомый с Икебукуро человек смог понять, где находится это кафе.

Было похоже на то, что девушек сфотографировали без разрешения – ни одна из них не смотрела на камеру.

Девушка слева выглядела невинно, будто она всё ещё не достигла половой зрелости.

«Что?»

«Эта девушка…»

Это лицо она видела ранее ‘по ту сторону картинной рамы’.

Анри помнила, что она видела его совсем недавно.

Однако, ещё до того, как Сонохара вспомнила, где и когда её видела, её внимание привлекла другая девушка, сидящая на фотографии справа.

«…А…»

«Камичика-сан…?»

Этой девушкой была никто иная, как Камичика Рио, с которой она столкнулась сегодня днём.

Даже увидев на фото их с Микадо одноклассницу, Анри сохраняла спокойствие, пытаясь думать дальше.

«Эм…»

«Этот, эм, человек, Накура из Долларов…»

«Сказал, что они должны похитить подругу Камичики-сан…»

Для Анри всё происходящее находилось ‘по ту сторону картинной рамы’. Она чувствовала, что всё это происходит где-то далеко-далеко.

Намеревался Микадо втянуть Анри во всё это или нет – это всё было неуместно.

- Селти-сан…

Подавляя усиливающуюся волну ‘проклятий’ в своём сердце, Анри решительно посмотрела на Селти и сказала:

- Мне нужно идти.

Женщина подумывала, было, остановить её, но зная, что Анри пойдёт даже несмотря на это, покорно напечатала следующие слова на своём КПК:

[Те, кто напал на тебя вчера, всё ещё могут вернуться. Тебе лучше не ходить куда-либо с кем-либо. Даже Анри-чан не сможет без труда справиться с пулей. И ещё – отправляйся домой до наступления темноты.]

- Конечно…эм, с-спасибо вам большое! Акане-чан, эта сестрёнка невероятно мила, так что просто останься вместе с ней и с доктором, пока мы не вернёмся!

Сказав Акане эти слова…

Анри виновато кивнула, точно так же, как и Микадо несколько секунд назад, и выбежала с подземной парковки.

Её сила и скорость для человека, который видел её и знал, как она себя ведёт, были невообразимы.

♂♀

 

 

- Ты слышишь меня, Ворона?

 

- Подтверждаю.

 

Слон с помощью беспроводной рации, встроенной в их шлемы, задал напарнице вопрос.

Он всё ещё мог различить вдали фигуру Вороны на мотоцикле, но мальчик был потерян для его взора в транспортном потоке.

Как только он собирался снова перевести взгляд на выезд с подземной парковки, девушка, бегущая по тротуару на противоположной стороне улицы, привлекла его внимание.

- Это наша цель, девочка в очках. Она бежит за тем мальчиком. Чёрт возьми, а она быстрая.

- Бежит за мальчиком. Ошибок быть не может?

- …Да, это определённо так. Ни намёка на то, что выйдет и Чёрный Мотоцикл.

- Подтверждаю, что я поняла. Девочка и мальчик, я последую за ними обоими. Займу оба стула, – ответила Ворона спокойным голосом. Слон полушутя сказал:

- Это даже не идиома. В любом случае, я знаю, что ты, скорее всего, справишься, но, Ворона, мы и понятия не имеем, на что способен этот мальчик. Девчонка может из живота достать катану, а Чёрный Мотоцикл – просто монстр. Я не удивлюсь, если этот мальчик превратит свою правую руку в автомат или что-то вроде того.

- Подтверждаю. У противника недостатков не обнаружено.

Голос Вороны по ту сторону микрофона звучал в какой-то мере радостно. Слон понял, что она, по всей видимости, пребывает в состоянии экстаза.

- …Похоже, ты счастлива, Ворона.

Больше Слон ничего придумать не смог. Ворона, по-прежнему не выражая никаких эмоций, позволила капле экстаза просочиться в свой голос и пробормотала следующие слова, да так, как будто бы работа больше не представляла для неё никакой ценности:

- Подтверждаю, что мальчик тоже является монстром. Для меня такое положение дел более чем приемлемо.

♂♀

 

Где-то в Канто

 

 

Отправляющийся из Токио поезд был битком набит пассажирами. Изая прошёл по коридору и проскользнул в пространство между двумя купе.

В Зелёных вагонах*, в таких как этих, были лестницы, соединяющие первый этаж со вторым и расположенные на стыке двух купе. Изая остановился на одной из таких лестниц и проверил сообщения.

*Зелёный вагон – более дорогой тип пассажирских поездов, управляемых Японскими Государственными Железными Дорогами.

Эти письма были из собственной информационной сети Орихары – и она отличалась от списка контактов Долларов.

Изая просмотрел отчёты своих осведомителей, и его лицо озарилось радостной ухмылкой.

«Ну так что, Микадо-кун… какой же путь ты выберешь?»

«Какой бы это ни был путь, наблюдать за тобой будет весьма интересно».

«Ах, не могу дождаться, не могу».

«Поэтому я и не могу прекратить наблюдать за людьми».

Продолжая самодовольно улыбаться, он вспомнил лицо ещё одного человека, и ухмылка тут же исчезла с его лица.

«…Похоже, Шизу-чан всё ещё старается скрыться».

«Почему бы ему уже не надавать им в ответ?»

«Никогда не знаешь, когда ему вздумается вести себя так странно спокойно. Это так раздражает».

Пока Изая прокручивал эти мысли в своей голове, зазвонил его мобильный.

На экране высветилось имя: “Авакусу-кай, Шики”.

Немного подумав, Изая попросту выключил телефон и пробормотал:

- Пожалуйста, не пользуйтесь мобильными телефонами во время пребывания в поезде*…

*Разговаривать по телефону в автобусе или поезде обычно считается невежливым в японском обществе.

 

♂♀

Квартира Шинры и Селти на Шоссе Кавагое

 

- …Он не берет, – пробормотал Шики себе под нос и захлопнул телефон.

- Звонили своим друзьям из Авакусу-кай?

- Нет. Вашему другу. Тому, который не Шизуо, – сказал Шики, как обычно хорошо держа себя в руках.

Шинра пожал плечами и ответил:

- Вы говорите так, как будто кроме этих двоих у меня нет друзей.

- А у вас есть?

- Нет, – тут же отрапортовал Шинра.

Шики проигнорировал его и продолжил думать.

«Я позвонил Изае, потому что, как я думал, он может что-то об этом знать…»

«…»

«Меня это продолжает напрягать».

«Если виноват не Хейваджима Шизуо… кто тогда убил наших людей?»

На самом деле, Шики уже сомневался в теории под названием “Хейваджима Шизуо виновен”. 

Частично, из-за слов Шинры. Но, куда важнее было то, что он не мог придумать ни одного мотива убийства для Шизуо.

И всё же, зачем кому-то понадобилось убивать троих якудза голыми руками?

«…Монстр-убийца “Голливуд”…?»

Шики припомнил времена, когда весь их клан трясся в ужасе от этого маньяка.

«“Голливуд” – на самом деле Хиджирибе Рури». 

«Сам я не видел, так что не очень-то этому верю, но исходя из слов парней нашего клана, она обладает нечеловеческой силой». 

«И ещё, Хиджирибе Рури встречается с Ханеджимой Юхеем - братом Хейваджимы Шизуо…»

«Это похоже на связь, но кусочки головоломки всё ещё не очень друг другу подходят». 

«Для начала, зачем Хиджирибе Рури убивать людей Авакусу, тем более тех, кто за ней не охотился? Если это было предупреждение не преследовать её, то не следовало ли при этом оставить свидетелей?»

«…Предположим, что убить собирались наших… Нет, допустим людей Большого Брата Микии. Кому это выгодно?»

У молодого главы Авакусу-кай, Микии, было много врагов среди якудза.

Если допустить, что убийства были направлены не на подчиненных Микии, а на Авакусу-кай в целом, то число возможных виновных уму непостижимо.

Однако если остановиться на версии, что за убийствами стоит один из противников конкретно Микии, круг подозреваемых можно сузить до нескольких конкретных членов Авакусу-кай. 

«Хотя мне и ненавистна сама мысль об этом…»

Несомненно, среди руководителей организации были люди, которым совсем не нравился тот факт, что бразды правления в Авакусу-кай должны перейти от нынешнего главы к его сыну Микии.

«Аозаки возглавляет этот список….Акабаяши…его, вроде бы, не волнует, кто станет следующим Главой, но…»

Аозаки и Акабаяши, две абсолютно разные личности, занимали руководящие должности в Авакусу-кай и были настолько сильны и устрашающи, что получили прозвища “Синий и Красный Демоны Авакусу-кай”*. Поговаривали, что без них сила и влиятельность Авакусу-кай серьёзно могут пострадать.  

*Синий Демон и Красный Демон: “Ао” из “Аозаки” означает “синий”, а “Ака” из “Акабаяши” означает “красный”. 

Аозаки, сравнивая способности Микии со своими, сомневался, что тот подходящий наследник Авакусу-кай. Когда рядом находился нынешний глава, Авакусу Доген, Аозаки слушался каждого слова его сына. Однако, несколько раз он, всё же, срывался на Микию.

В то время как позиция Аозаки была вполне чётко обозначена, никому было не по силам понять, что по этому поводу может думать Акабаяши, поскольку тот вёл себя так, будто ничто мирское его не интересовало. Всё в его внешнем виде, был ли то пестрый костюм или странного вида трость, словно намеренно призывало окружающих не воспринимать его всерьёз.

Никому не было известно, о чём он думал. Для Шики этого факта было достаточно, чтобы держать ухо востро относительно Акабаяши.

Хотя, даже если отбросить в сторону странности поведения Акабаяши, этого человека уж точно следовало воспринимать всерьёз благодаря его способностям. То, что он мог скрывать свои истинные мысли от окружающих, также было его сильной стороной.

Шики продолжил перебирать в уме различных членов Авакусу-кай. Однако, никто из них не выделялся настолько, чтобы быть обвинённым в преступлении. На самом деле, в данной ситуации подозревать в убийствах можно было кого угодно, в том числе и самого Шики.

«…Почему сейчас?»

«Почему это происходит, когда группировка Медей готова к заключению мирного соглашения с группировкой Асуки…?»

«…Может это одна из причин».

Медей Груп, головная по отношению к Авакусу-кай организация, как раз готовилась заключить мир со своим  давним противником – Асуки Груп. На повестке дня было обсуждение слияния*.

*Слияние: здесь Нарита делает отсылку к слиянию компаний ASCII с Media Works (что на японском звучит как  “Асуки” “Медей Авакусу”) в 2008г. 

 

Обе группировки до сих пор претерпевали внутренние изменения в подготовке к слиянию. Это было не лучшее время для того, чтобы демонстрировать свои слабости противоположной стороне.

Другими словами, сейчас самое время попытаться разузнать о чужих слабостях. Разумеется, совсем откровенный шпионаж и обсуждению не подлежал, поскольку он нес риск потери для обеих сторон такого драгоценного перемирия.

«…Если до них дойдет слух, что Хейваджима Шизуо, не принадлежащий к якудза, смог уложить троих наших людей… тогда Авакусу-кай, а с ними и группировка Медей, будут выставлены на посмешище».

Именно поэтому Шики предпочел уничтожение всех связанных с убийствами следов вызову полиции.

В случае привлечения полиции о происшествии могли рассказать по телевидению, что привело бы к жуткой неразберихе.

И что самое ужасное, те трое были убиты не пулями и не ножом, а голыми руками. СМИ точно раздули бы из этого сенсацию.

В случае возникновения подобной ситуации, у них не было бы ни единого шанса сохранить лицо.

«Неужели это всё козни Асуки, призванные опозорить группировку Медей?»

«В любом случае, было бы лучше не исключать такую вероятность».

«Такая влиятельная группировка, как Асуки, легко может нанять профессиональных рукопашных бойцов со стороны».

«Единственной проблемой остаётся Шизуо».

Похоже, многие из подчиненных Аозаки имели печальный опыт столкновения с Хейваджимой Шизуо, когда тот ещё был подростком. Возможно, для них это было той частью прошлого, которую им хотелось бы стереть из памяти. На самом деле, именно Аозаки вместе со своими людьми вызвался поймать Хейваджиму.

«…Если предположить, что Аозаки стоит за убийствами и пытается свалить вину на Шизуо, то желание убрать последнего как можно скорее имеет определённый смысл…»

«Нет. Слишком рано делать подобные выводы».

Стараясь не развивать эту мысль, Шики принялся за стоявшую перед ним третью по счёту чашку кофе. В тот же миг входная дверь квартиры с силой распахнулась.

 - …

Шики встревожено развернулся в сторону двери. Однако, там оказалась Селти, а рядом с ней – Акане.

- О, Селти! Ты вернулась! Слава Богу, ты в порядке!

Шинра тут же обнял Селти и потрепал по голове Акане, выглядя совершено счастливым.

- И тебя я рад видеть целой и невредимой, Акане-чан! Ты в порядке? Нигде не болит?

- …Нет, я в порядке. Спасибо, Кишитани-сенсей.

Акане мягко улыбнулась Шинре.

Лишь секунду назад девочка всё ещё была напугана, но, увидев Шинру, она будто почувствовала, что снова оказалась дома.

Селти, увидев улыбку Акане, мысленно вздохнула с удивлением.

«Эй?! Как эта девочка так легко сошлась с Шинрой!?»

- Ясно. Вот и умница. Ах, подожди, я тебе приготовлю какао с молоком, – сказал Шинра в несвойственной себе неироничной манере. Селти это несколько шокировало.

 

«Ш-Шинра, только не говори мне, что тебе нравятся маленькие девочки…!?»

 

Вместо того, чтобы производить впечатление человека, хорошо ладящего с детьми, Шинра с самого начала походил на извращенца, во многом из-за своей привычной странной манеры поведения.

 

В любое другое время Селти давно бы уже сказала: что-то вроде: [Вааааа! Шинра, ты – педофил! Сказал, что любишь меня и без головы, а на самом деле я тебе нравлюсь, потому что без неё я мелкая и смахиваю на ребенка!?] и сбежала бы из дома, но сейчас она не была потрясена до глубины души, хотя ситуация по-прежнему оставалась напряженной.

 

Как только Шинра направился на кухню приготовить какао, из столовой вышел Шики.

 

- Мисс Акане, какое облегчение видеть, что с вами всё в порядке.

- !

Увидев Шики, Акане напряглась всем телом.

 

Хотя девочка держалась враждебно и не смотрела на него, Шики, похоже, не злился. Напротив, он просто радовался тому, что она цела и невредима.

 

- Когда вы сбежали из дома, я и представить боялся, что могло произойти… В любом случае, похоже, вы не ранены. Отлично. У вас что-то стряслось, мисс Акане?

 

Почтительный тон Шики не располагал к сближению с собеседником; однако слова были словами человека, который искренне заботился о той, к кому они были обращены.

«Кхе…»

 

«Я всегда считала Шики-сана холодным и жестоким человеком во всех отношениях… Никак не ожидала, что у него есть и другая сторона».

 

Селти была впечатлена. В тоже время, Акане запуганно пробормотала:

 

- …Простите.

 

Шики молча покачал головой, в ответ на тихий голос Акане.

 

- Прошу вас, лучше скажите это своим родителям. Я намерен позвонить им сейчас же.

- …Вы не будете на меня злиться?

- Начнем с того, что это прерогатива ваших родителей, мисс Акане. Мое скромное недовольство подождёт. А пока, просто позвольте им услышать ваш голос и порадоваться, что с вами в порядке.

Доставая телефон из кармана, Шики несколько вредно улыбнулся Акане и пробормотал эти неприятные слова:

- Но лучше приготовьтесь к пощёчинам.

♂♀

В тоже время, зал заседаний Штаб-квартиры Авакусу-кай

 

 

После окончания срочного совещания в зале снова воцарилась тишина.

В одном из кресел сидел мужчина в безвкусном костюме. Его правая рука сжимала трость, левая – игралась с мобильным.

Вероятно, он просматривал сообщения. Открыв текст с нужной информацией, он скривил губы в ухмылке.

- …Что ты делаешь, Акабаяши? – в  дверях раздался голос Аозаки, который как раз проходил мимо.

- Что делаю? Проверяю почту. Просто просматриваю.

- Ты… ты вообще отдаешь себе отчет, в какой клоаке мы сейчас барахтаемся?

- Конечно. А ещё я знаю, что не буду никому помогать, суя нос не в своё дело. Так что, для начала я решил хотя бы быть в курсе того, что твориться в городе.

- Да ну? А я думал, что это сообщение от твоей подружки.

Ухмылка Акабаяши даже не дрогнула от провокации Аозаки.

- Это, правда, интересно. Даже старикан вроде меня может зарегистрироваться в Долларах, подписаться на их систему оповещений и иметь доступ ко всему потоку информации этих юнцов.

- …Доллары?

- Да, уже год, как они обосновались в Икебукуро. Что-то вроде цветной банды, но только они ‘бесцветные’, так что их не выделить из толпы.

Акабаяши продолжал самодовольно ухмыляться. Аозаки хмыкнул и выплюнул:

- А ты любишь совать нос в чужие дела. От “Жуань Жуань Жуань” толку не было с тех пор, как этот ублюдок на Белом Байке, Кузухара или  как там его, явился в Икебукуро, не так ли? Ты поэтому засел за компьютерные приблуды и ищешь им на замену новую банду?

- …‘Компьютерные приблуды’….? Аозаки-сан, в каком мы, по-вашему, веке живем?

Отвечая на провокацию своего собеседника ещё большей провокацией, Акабаяши беспечно продолжил:

- Но, правда, с телефоном так удобно. К примеру… парень, которого я отправил на помощь Шики только-только кое-что мне написал. Похоже, босозоку, которые пытались похитить Акане-чан, сцепились с нашими ребятами.

- …Что?

Аозаки переменился в лице.

- Даже эти босозоку, думают, что смогут тягаться с нами…? Или же это люди Ёдогири?

- Да не, они сбежали, как только поняли, что имеют дело с Авакусу-кай. Наши не смогли их догнать, поскольку те были на байках. Ну, до тех пор, пока Акане-чан в безопасности…

Акабаяши продолжил копаться в своём мобильном и весело улыбнулся.

- Эти босозоку из Сайтамы… у них проблемы с Долларами.

С неизменной ухмылкой на лице он проговорил:

- Неужели то, что весь Икебукуро словно сошел с ума, – простое совпадение?

- Если нет…если есть люди, которые добиваются этого безумия… тогда пора бы нам с вами вмешаться, господин Аозаки.

♂♀

Где-то в Токио, квартира Масаоми

- Эй, Масаоми.

Свежий майский ветерок сквозь открытое окно наполнял старую квартиру.

В комнате слышался ненавязчивый голос, мягкий как весенняя погода за окном.

Масаоми, смотревший в окно, поспешно повернулся, услышав оклик читавшей книгу Микаджимы Саки.

- Да, что?

- Ты, разве, не идешь?

- Куда? – спросил Масаоми, улыбнувшись.

На лице Саки заиграла улыбка, мягкая как утренний свет. Она прошептала слова, выбившие Масаоми из колеи:

- К своим друзьям.

- …

- Я не хотела подслушивать. Просто во время телефонного разговора с Изаей-саном ты слишком громко разговаривал. Я не могла не услышать этого. Прости, – произнесла Саки голосом, будто бы принадлежавшем существу не от мира сего.

Масаоми раскрыл рот и застыл так на пару секунд.

Он собирался что-то сказать, но сейчас ничего придумать не смог.

Так что он просто перевёл взгляд обратно к окну, пытаясь открывавшимся видом успокоить мысли.

Спустя пару секунд, когда Масаоми, наконец, придумал ответ на вопрос Саки, он медленно развернулся –

И его лицо практически столкнулось с лицом Саки.

Настолько близко они были друг к другу. Их носы практически соприкасались.

Под взглядом сидевшей прямо напротив него и улыбающейся Саки Масаоми позабыл обо всём, что собирался сказать.

- Ах…

Но хоть что-то он, всё же, попытался сказать.

Внезапно Саки повернулась к нему спиной и прижалась сзади.

- Э-Эй!

Пряди волос Саки развевались на проникающем в квартиру ветру и щекотали губы Масаоми. Послышавшийся рядом с лицом аромат шампуня успокоил его.

- Ты всё ещё боишься?

- …Да, - это было единственным, что смог произнести Масаоми, застывший  в неудобном положении, без возможности подвинуться из опасения, что тогда Саки может упасть.

Со стороны они были похожи на двух влюбленных пташек, но лицо Масаоми  было полно невыразимой печали.

- Чего ты боишься?

- …

- Что они тебя возненавидят? Твои друзья, я имею в виду.

- Ну, не только в этом дело… но да, наверное, это основная причина.

Масаоми поднял голову и уставился в потолок. Саки потупила взгляд и тихо произнесла:

- Всё будет хорошо. Я не думаю, что они тебя возненавидят, Масаоми.

- …О чём ты, Саки? Ты же не знакома ни с Микадо, ни с Анри.

Хотя Масаоми упомянул имя “Анри”, то есть другой девушки, Саки не выказала раздражения. Вместо этого она с детской непосредственностью сказала:

- Я их не знаю, но думаю, что всё будет хорошо.

- Ты такая оптимистка.

- Я не знаю твоих друзей, но я знаю тебя, Масаоми. Вот почему я верю, что у тебя не возникнет с ними проблем. Ты же их сам выбрал, в конце концов.

- Саки, я думаю, ты из того типа девушек, которых легко обмануть.

Несмотря на замешательство Масаоми, Саки продолжала улыбаться.

- И я не хочу, чтобы Масаоми был таким одиноким.

- …Я не одинок. У меня есть ты, Саки.

Масаоми говорил правду.

Но Саки, не задумываясь, спросила:

- Откуда такая уверенность?

- Эй!

- Я – возлюбленная Масаоми. Но, Масаоми, я никогда не смогу стать тебе другом.

 

- …

 

После этих слов Масаоми притих.

 

Будто желая заставить его не прерывать молчание, Саки взяла его за руку, которую тот устроил у неё на плече.

 

- Но если все друзья отвернутся от тебя, Масаоми… если тебе станет очень и очень тяжело, Масаоми… помни о том, что я всегда рядом и готова обнять тебя крепко-крепко. В этом моя обязанность как твоей возлюбленной.

 

- Саки…

 

- Ты всегда можешь вернуться ко мне, Масаоми. Не забывай это. Но я не могу помочь друзьям Масаоми. Это можешь сделать только ты сам, не правда ли?

 

Саки резко развернулась и обняла его с совершенно невинным взглядом.

 

- …Ох, правда. Спасибо, Саки.

 

Глядя на её улыбку, Масаоми подумал кое о чём ещё.

 

Её невинный вид вовсе не означал, что она святая. Даже наоборот, он говорил о том, что одна часть её, как человеческого существа, была давно разбита.

 

И Масаоми понял, что и он сам такой же.

 

Причиной был ни кто иной, как он сам.

 

Он забрался слишком высоко и сорвался вниз.

 

Но до того как это произошло, кто-то, вне всяких сомнений, с силой толкнул его в спину.

 

Точнее, этот кто-то толкал Масаоми, пока он не залез наверх, – и отпустил его только тогда, когда тот был готов совершить падение.

 

Этот же человек сейчас подталкивал в спину его друга.

 

Масаоми снова опустил глаза и принял решение.

 

«Я собираюсь помочь Микадо».

 

«И всё же, мне понадобилась вся поддержка Саки и столько решимости, чтобы сделать такой простой выбор. Господи, я что, правда, разбит?» – думал парень, ласково улыбаясь Саки в ответ.

 

Взяв только самое необходимое, он без промедлений покинул квартиру.

 

 

Парень продолжал избегать своей обычной жизни в эпицентрах разных происшествий.

 

И, чтобы помочь своему другу Микадо, сейчас он направился в самое сердце очередного конфликта.

♂♀

Где-то в Икебукуро

Как раз тогда, когда Масаоми с головой окунулся в войну между бандами…

 

Это местечко было довольно далеко от улицы, на которой находилась станция.

Здесь всегда было мало людей, даже во время Золотой Недели – вполне обычное явление для любого города. Однако, что странно, сегодня здесь скопилась необыкновенная толпа.

Редкие прохожие кидали недоуменные взгляды, гадая, что же происходит. Но как только они понимали, что это были хулиганы, как можно быстрее старались проходить мимо.

 

Находились бы эти люди напротив станции, на оживленной улице или возле достопримечательностей, они бы, возможно, уже давно предупредили полицию. Однако, так как все эти бандиты просто собрались в месте, где до них никому не было дела и, как казалось, не занимались ничем противозаконным, прохожие предпочитали держаться  от них как можно дальше, не желая влипать в неприятности.

Но знай хоть кто-то, что происходит в самом центре толпы, то наверняка предупредил бы полицию, несмотря ни на что. Хулиганам это также было прекрасно известно; именно поэтому они и преградили проход к этому месту.

Откуда-то из середины толпы, из переулка, послышался неуверенный голос девушки:

 

- …Я прошу прощения, но кто вы такие…?

Рядом с Камичикой Рио, парализованные страхом, стояли ещё несколько девушек её возраста.

Это были те самые девушки, что пошли с ней перекусить после её встречи с Анри на улицах Икебукуро.

После того, как девушки покинули ресторан, они сошли с оживленных улиц, чтобы пойти отдохнуть в парке. Одна из девушек достала телефон, и, проверив на наличие сообщений, остановилась как вкопанная.

- …Чего там?

- ? Что случилось?

- С-смотрите… Я получила кучу сообщений от рассылки “Долларов”…И самое новое… Взгляните, разве это не мы?

Девушка показала экран телефона остальным, и они увидели фотографию самих себя, сидящих в ресторане.

 

- Написано, что они ищут Нон… Нон, ты в курсе, почему? – спросила девушка, которая держала телефон.

В этот момент её мобильный вновь зазвонил, показывая, что пришло новое сообщение.

Девушка открыла входящее сообщение трясущимися руками, и -

 

“Нашли девчонок! Мы с ними неплохо развлечёмся!”

Вместе с сообщением была и фотография с улицей, по которой они проходили минуту назад, где виднелись их собственные спины.

Девушки задрожали от страха и начали осматриваться по сторонам.

И в этот момент заметили направлявшихся в их сторону нескольких мужчин.

 

С другой стороны к ним тоже приближались незнакомцы, и явно не с дружелюбными намерениями.

- Б-бежим, – пробормотала одна из девушек.

Рио и остальные тут же бросились бежать в сторону узкого прохода между домами. В итоге, их окружили в том месте, где прохожих было и того меньше.

После того, как хулиганы загнали девушек в ловушку, один из них сказал с мерзкой ухмылкой:

 

- Ах да, точно. Кто мы? Ну, как бы поточнее выразиться… Мы – кучка подозрительных типов.

Узкая улочка была заблокирована с обеих сторон, и бежать им теперь было некуда.

 

- Е-Если мы закричим, тут же прибежит полиция…пробормотала одна из девушек.

Но бандиты лишь рассмеялся в ответ на её слова.

 

- Сейчас повсюду драки. Копы и так завалены работой по самое не хочу. Кстати говоря, кстати говоря-я-я, ты же Нон-чан, дааа?

Голос мужчины вдруг резко изменился. Кивая в сторону одной из девушек, он яростно выплюнул:

- Видишь ли, твой дружок сейчас такую неразбериху устроил, что все копы очень заняты.

- …Роччи…? – пробормотала девушка какое-то странное имя.

Но Рио и остальные знали, что оно значило. Это была кличка парня, о котором Нон часто упоминала.

Хулиганы, конечно, этого не знали, но наверняка догадались, что слово “Роччи” могло относиться лишь к лидеру Торамару.

Хулиганы злобно ухмыльнулись, придвигаясь ближе к девушкам.

- Роччи или кто там, тебя точно никто спасать не собирается.

- Ну-ну, не пугайтесь. Не пугайтесь. Пойдем-ка с нами ненадолго. Пойдем.

Хулиганы над ними просто насмехались, но в их глазах играл опасный огонёк.

Похоже, что не только Нон, но и остальные девушки были в опасности; их тоже собирались затащить в машину и куда-то увезти.

 

Нон будто была зла на саму себя. Она взглянула на мужчину, стоявшего напротив, и медленно произнесла:

- …Я поняла. Я пойду с вами. Но отпустите остальных.

- Н-Нон…! Нет! Ты не можешь этого сделать!

Рио тут же попыталась остановить Нон. Однако она в то же мгновение была грубо перебита одним из хулиганов.

- Нет, нет, нет. Так не пойдет! Если отпустим остальных, они точно настучат копам. Копы придут, и нам будет хана. Ну нет…

В этот момент, один из мужчин внезапно зажал рот девушки рукой.

- Ммм…!

Мужчина не дал ей сказать ни слова и приставил нож к её горлу.

 

- Спокойно, спокойно. Если кто-нибудь из вас закричит, я могу её нечаянно порезать.

Рио и остальные замолчали, глядя на блеск ножа возле белого горла подруги.

У выхода с узкого переулка остановился большой чёрный фургон; его дверь была открыта.

- Ты уверен, что получится запихнуть туда пять человек?

Заламывая девушкам руки и зажимая им рты, мужчины выволокли их из проулка. Подобное зрелище было весьма необычным.

- Получится, если прижмём их друг к другу плотнее.

- Я тоже хочу влезть!

- Ты что, обезьяна, что ли?

- А что? Захватывающая поездка со старшеклассницами! Спасибо огромное!

 

- Да ты совсем больной на голову!

- Но тот, кого видели с Кадотой, действительно главарь Торамару?

- Точно, тут ошибки быть не может. Я этого парня раньше видел.

И ещё больше бесполезной болтовни.

По крайней мере, для хулиганов это было лишь болтовнёй.

Для девушек же, наоборот, обыденность, сквозившая в голосах у хулиганов, служила болезненным напоминанием о жестокой реальности и погружала их глубже и глубже в пучину отчаяния -

- П-Погодите минутку!

Послышался голос, который в данной ситуации был совсем не к месту. Голос исходил от мальчика, который до сих пор в свои годы выглядел как ребёнок.

Все взгляды теперь были прикованы к его детскому лицу. Тяжело дыша, он смотрел на хулиганов. Его плечи тряслись.

- Рюгамине…кун?

Человек, которого увидела Рио, был ни кем иным, как её одноклассником, Рюгамине Микадо.

Но она не была близка с ним точно так же, как не была близка и с Анри.

В голове Рио тут же возникло множество вопросов. Но, однако, у мальчика сейчас не было времени отвечать на них. Собрав всю свою волю в кулак, он прокричал:

 

- Ч-что вы делаете?

Хулиганы переглянулись и нахмурились. Точно пытаясь избавиться от назойливой мухи, они отмахнулись от него и холодно проговорили:

 

- Иди куда шел, пацан, тебя это не касается.

- Нет, касается!

 

- А?

 

- Я-я тоже состою в Долларах. И я пришел сюда потому, что… Потому что увидел сообщение.

Микадо потребовалась вся его храбрость, чтобы произнести эти слова.

Но, то ли будучи в замешательстве, то ли из страха увидеть членов Долларов арестованными, он не позвал на помощь полицию.

 

Он пришел сюда один, просто как член Долларов – ни более, ни менее.

- Н-но, брать девушек в заложницы слишком…

Прежде, чем он успел закончить предложение, один из хулиганов, мерзко ухмыляясь, направился в его сторону.

- Да, да, мы в курсе. Просто заткнись уже, пацан!

 

Сказав это, он нанёс Микадо удар в грудь.

 

Удар вовсе не был сильным; в конце концов, он был обыкновенным хулиганом, а не профессиональным борцом.

Будь Микадо Хейваджимой Шизуо, он наверняка ничего не почувствовал бы. Но точно разозлился бы из-за отпечатка чужого ботинка на своей рубашке и отправил хулигана в полет, выше двухэтажного здания.

Будь он Орихарой Изаей, Микадо, наверное, давно бы уже вогнал ему нож в ступню.

Будь он Кидой Масаоми, то, возможно, уклонился бы и атаковал.

Будь он Селти Стурлусон, он, может быть, прижал бы хулигана к земле с помощью теней.

Но он был, однако, всего лишь Микадо, студентом старшей школы, обладавшим среднестатистическими – пожалуй, даже ниже, чем среднестатистическими, – физическими данными.

К сожалению, именно в данной ситуации Микадо оказался “заурядным человеком”.

- Аргх…

Он упал на землю, и согнулся, держась за живот.

У него было такое чувство, будто на живот ему уронили тяжёлый железный мяч.

До того, как Микадо почувствовал боль, его мозг захватила агония. Тело кричало «Не двигайся!», в то время как нервная система больше не могла этого выдержать. Нервы пронзительно кричали «Катайся по земле!».

- Аргх… Аргх…

- Если ты член Долларов, то должен быть в курсе, верно? У Долларов нет правила не брать женщин в заложницы.

Правонарушитель смотрел на наивного мальчика, лежавшего на земле, и начал надменно рассказывать ему о “Долларах”.

Не имея, конечно же, никакого понятия о том, что Микадо был их создателем.

Но даже если бы они знали об этом и верили – неужели, их отношение изменилось бы?

Микадо, продолжая стонать от боли, искал ответ на этот вопрос. И вскоре пришел к заключению: нет.

Даже если бы он заговорил с ними как создатель Долларов, это не имело бы никакого значения – такова была эта банда.

- И не только это. У Долларов нет правил, которые бы нас связывали. И, конечно же, нет такого правила, которое заставляло бы нас слушать детишек вроде тебя.

Плечи Микадо касались его коленей. Один из хулиганов бил его ногами по плечу, говоря эти слова.

Микадо, валяясь на асфальте, всё продолжал размышлять.

«Да, это правда».

«Да, этот человек был абсолютно прав».

У Долларов не было правил.

Никто не мог никого заставить что-либо делать.

«Это я сделал всё именно так», – подумал Микадо, сжав зубы.

Хулиганы тем временем несколько удивленно переговаривались друг с другом.

- Похоже, среди Долларов есть разные люди. Никогда не думал, что попадутся ребята вроде этого. Может, кто-то уже и в полицию настучал?

- Быстро тащите свои задницы на Вторую Площадку Райры. Здесь становится скучно. Закончим с этими ублюдками из Торамару и поедем к кому-нибудь с этими девчонками, повеселимся.

Микадо, слыша их голоса, ещё сильнее сжал зубы.

«Нет».

«Это… Это не то».

«Эти люди… Не те».

«Совсем…»

«Совсем не такими я хотел видеть Долларов!»

Микадо просто отказывался принимать реальность, разворачивающуюся прямо перед его глазами.

Стараясь подавить боль в животе, парень поднялся на ноги и прокричал хулиганам, садившимся в автомобиль:

- Стойте…!

- …А?

Один из хулиганов, по всей видимости, главарь этой кучки “Долларов”, вскинул брови и произнес:

- Что это было? Мы что-то не расслышали.

Тон был дразнящим, но в голосе сквозила злость.

Микадо, однако, не дрогнув, собрал все свои силы и вновь закричал:

- Доллары… Доллары никогда не опустились бы так низко, чтобы брать девушек в заложники!

- …Заткнись!

Главарь хулиганов, похоже, был порядком раздражён от того, что какой-то ребёнок назвал его поступки низкими. Не задумываясь над словами Микадо, он вонзил свой кулак в лицо парню.

- Эй, у нас будут большие неприятности, если он пойдет к копам. Вы, трое, разберитесь с ним. Превратите его в мешок с песком.

- П-Погоди-ка, но мы тоже хотим поехать с девчонками!

- И поедете! Разобраться с парнишкой дело нескольких секунд.

Микадо вновь упал на землю. Во рту почувствовался привкус железа.

 

Возможно, его рот наполнился кровью. Наверняка, ему выбили зуб или два.

Но для Микадо это сейчас не имело никакого значения.

Что его задевало, так это то, что парень, который его ударил, даже не потрудился взглянуть на него.

Душевная боль была в разы сильнее физической.

Пожалуй, даже тот факт, что он не смог спасти этих девушек, не так сильно его беспокоил…

Когда Микадо встал на ноги, чёрного фургона уже не было. Остались лишь трое хулиганов.

- Эй, пацан, вставай.

- Аргх…

Микадо попытался дать сдачи, но, так как он никогда в жизни не дрался, не смог заставить свои руки слушаться.

Его неуклюже сжатые кулаки были настолько неустойчивы, что даже у ученика начальной школы получилось бы лучше. Хулиганы засмеялись и опять ударили Микадо, снова заставив его упасть на землю.

Парень даже не мог вспомнить, как он упал.

Всё, что он почувствовал, это безжалостный удар в бок.

Его руки и ноги онемели от бесчисленных ударов, наносимых по телу. Микадо начал думать, что наверняка у него уже появились парочка переломов. Создавалось ощущение, что все его мышцы разрываются на куски.

- Ааа… Аааааргх!

 

Микадо кричал – он ничего не мог с собой поделать.

Видя, как ему больно, один из хулиганов рассмеялся и спросил:

- Эй, пацан. Ты помнишь меня?

- …Хм?.. ха…?

Микадо с трудом поднял голову и взглянул на мужчину слезящимися от боли глазами. В следующее мгновение его голову безжалостно вжали в землю тяжелым ботинком.

 

- Это было больше года назад… Один ублюдок сломал мобильный моей бывшей. Ты же его друг, так? Ты выглядел как ребенок, мне сложно было поверить в то, что ты ученик старшей школы… Поэтому я запомнил твое лицо очень…хорошо!

Хулиган с силой надавил на голову Микадо ботинком, втаптывая его лицо в асфальт.

Микадо почувствовал, как из носа, искривившегося под каким-то немыслимым углом, хлынула кровь.

- И тут из ниоткуда появился этот Чёрный Мотоцикл, и всё пошло к чертям… Ты и с ним в друзьях? Да быть такого не может.

«Этот парень…?»

Внешность этого человека не была ему знакома, но Микадо, в то время, как боль по всему телу разрывала его на части, усиленно пытался вспомнить, кто же он.

Следующие сказанные хулиганом слова наконец-то заставили Микадо вспомнить. Это воспоминание было для Микадо совсем не примечательным, настолько не примечательным, что он и не удивился бы, если бы вовсе забыл об этом случае.

 

- Я узнал это только тогда, когда присоединился к Долларам. Его зовут Орихара Изая, верно? Того, кто сломал телефон моей бывшей. Я слышал, он довольно известен.

«А-а».

Это случилось тогда, когда Микадо не пробыл в Икебукуро и нескольких дней. Он пытался спасти Анри от каких-то обижавших её девушек, и Изая тогда растоптал телефон одной из них.

 

Пару дней спустя кто-то пришел к воротам его школы, называя себя парнем той девушки. Однако тогда очень вовремя появилась Селти, и одним прицельным пинком отправила этого типа в бессознательное небытие.

Микадо услышал хруст, который как будто прозвучал где-то внутри него самого.

Его больше не били, но Микадо готов был поклясться, что услышал хруст собственного позвоночника, придавленного ботинком хулигана. 

- Ну и ну. Думаешь, что можешь противостоять нам только потому, что все твои друзья носят громкие имена? Или ты думал, что мы одного поля ягоды только из-за того, что мы Доллары? А!?

Микадо били ногой по спине, но он больше не чувствовал боли.

Его накрыли эмоции, такие, которых он раньше никогда не испытывал, которые были сильнее любой физической боли.

Он вспомнил.

Он вспомнил всё об этом человеке.

- Такой мелкий сучёныш как ты, и в Долларах? Да ты просто путаешься… под ногами!

Хулиган внезапно нанес удар по голове – и за секунду до этого Микадо что-то тихо пробормотал себе под нос.

Это была мысль, которая, как думал Микадо, никаким образом не могла бы прийти ему в голову в его повседневной жизни.

«А, теперь я вспомнил…»

«Это был…»

«Тот скучный ублюдок».

Это был первый раз, когда определенные ‘изменения’ произошли в душе Рюгамине Микадо.

 

Но так как произошли они лишь в душе, никто ничего не заметил.

Развить свою мысль дальше у Микадо просто не было возможности. Парня со всей силы ударили по голове, и он потерял сознание.

♂♀

 

Где-то в Икебукуро

 

[НАШЛИ ДЕВЧОНОК! С их помощью мы разобьём лидера Торамару и официально сделаем “Долларов” №1 в Икебукуро!]

Один мужчина после прочтения послания позволил тихой вспышке гнева разразиться в своей душе.

Человек в костюме бармена схватил дорожный знак со стороны дороги и пробормотал:

 

- …Этот ублюдок думает, что все остальные – идиоты.

 

Помолчав несколько секунд, мужчина медленно побрёл прочь.

Медленно – а на столбе дорожного знака, только что отброшенного им в сторону, остался отпечаток его ладони.

Хейваджима Шизуо немедленно двинулся к своей цели назначения, разрываясь от гнева.

♂♀

Напротив жилого здания на шоссе Кавагое

- Микия-сан скоро прибудет, чтобы забрать тебя. Пойдём.

Шики в присутствии Селти и остальных торопил девочку поскорее уйти.

 

Трое его подчинённых стояли рядом с ним в ожидании и осторожно следили за Акане, чтобы не оказывать на неё лишнего давления.

 

- Мне всё равно придётся вернуться?

 

- Мисс…

 

- Я…я извинюсь перед Папой и Мамой… но… но…

 

- Мисс Акане, я понимаю, что вы, скорее всего, нелестно думаете о нашем способе заработка. Но вам в первую очередь следует обсудить это со своими родителями, хорошо? Я уверен, у них и в мыслях не было приобщать вас к нашему миру. Пожалуйста, поверьте мне.

 

Селти, услышав их разговор, посмотрела на Шики как на нечто весьма странное.

 

«Хм…»

«Такое ощущение, что я его совершенно не знаю».

 

«Его голос и манера речи остались такими же, как раньше. Но по какой-то непонятной причине его аура стала абсолютно другой».

«Мне бы хотелось, чтобы он так себя вёл всегда».

 

Селти, размышляя над всем этим, позволила счастью – за то, что девочка была в полном порядке – вырваться наружу.

«В любом случае, сейчас самое главное – вернуть Акане-чан родителям до заката».

 

Селти вспомнила об одной парочке, которая прошлой ночью напала на неё и Анри.

 

«Судя по тому, как они действуют, можно предположить, что это всё как-то связано с моей работой телохранителя».

 

«Но так только мы попадём в штаб-квартиру Авакусу, эти странные люди, если они, конечно, охотятся за Акане-чан, возможно, не будут пытаться похитить её, ведь там столько охранников».

Тем не менее, так как им предстояло возвращаться домой вечером, те люди могли снова напасть на них с помощью того мощного оружия. Днём бы они, скорее всего, этого сделать не осмелились. Хотя якудза нередко устраивали перестрелки средь бела дня, этим двоим похитителям Авакусу Акане иметь дело с полицией было очень рискованно.

 

«Мне всё ещё нужно быть осторожной».

«Я до сих пор не узнала, почему они охотились за Анри-чан…»

«Как только эти люди снова появятся, я, как можно более незаметно, прослежу за ними».

В то время как Селти решила и дальше охранять Акане, Шики снова попробовал убедить девочку.

- В любом случае, Мисс Акане, вам лучше некоторое время побыть у себя дома.

 

- …Что-то…случилось?

Услышав её вежливый вопрос, Шики на мгновение потерял дар речи.

«Боже, Мисс Акане слишком проницательна для своего возраста».

- Не важно, что случится. Следить за тем, чтобы Мисс не оказалась втянута в неприятности – моя обязанность. Пожалуйста, будьте в этом уверены.

 

- … Так с Папой и Дедушкой всё хорошо?

- ?

- Братик Хейваджима Шизуо им ничего не сделал?

 

Ход времени в этой комнате как будто остановился.

От Шинры Шики узнал, что Акане привёл сюда Хейваджима Шизуо.

Но о предшествующих этому событиях, таких как их знакомство, Кишитани не сообщил, оправдываясь: «Когда она рассказывала мне всё это, у неё была лихорадка. Будет лучше, если Акане-чан сама расскажет вам обо всём, когда дела более-менее утрясутся». В его словах определённо был смысл. Шики планировал последовать его совету.

 

«Почему?»

 

«Мисс просто не могли рассказать о разногласиях между Шизуо и Авакусу-кай».

 

«Или же Шизуо ей что-то сказал?»

 

Обеспокоенность появилась на лице Шики всего на несколько секунд, но Акане успела это заметить. Она нерешительно спросила:

 

- …! Значит, Хейваджима Шизуо что-то сделал, да!?

 

- Нет, он ничего не делал. Вам не о чем волноваться, Мисс…

 

Шики одарил её улыбкой. Акане, однако, его будто не слышала; она задрожала и пробормотала себе под нос:

 

- Я знала…Нужно было, всё-таки, убить его

«…?»

 

«Что Мисс… только что сказала?»

Голос Акане был слишком тихим и неразборчивым, но Шики уловил слова «нужно было убить его».

Сложившаяся ситуация начинала казаться Шики странной.

 

Он начал понимать, насколько изменилась Акане за время, проведённое вне дома.

 

Она и так была более зрелой, чем большинство детей её возраста. Вдобавок ко всему, узнав, чем её семья зарабатывает себе на жизнь, она испытала потрясение.

 

Но поведение Акане по-прежнему казалось ему странным.

«…»

 

Шики немного поразмышлял над этим. Эта девочка напоминала ему пару людей, с которыми ему раньше приходилось иметь дело.

«Она как те женщины, находящиеся на грани срыва из-за того, что не могут расплатиться по счетам с якудза…»

Идея, тем не менее, в голове Шики надолго не задержалась. Он не верил в то, что Акане могла попасть в такую же непростую ситуацию, как и те женщины. Но всё-таки её психическое состояние вызывало опасения.

 

- Простите, но что… вы только что сказали, Мисс?

Как только Шики, решив, что сперва было бы неплохо проверить свои сомнения, спросил в серьёзном тоне…

Один из его подчиненных очень некстати перебил его.

 

- Машина Молодого Главы. Она здесь.

- Ясно. Спустимся через минуту.

Шики на некоторое время решил забыть о своих сомнениях и начал спускаться по лестнице на первый этаж, забрав Акане с собой.

- Спасибо за то, что позаботились о Мисс Акане. Мы свяжемся с вами в ближайшее время. Я всё ещё должен побеспокоить Селти-сан некоторым количеством вопросов касательно событий прошлой ночи.

В качестве прощания Шики отвесил низкий поклон, а Акане, улыбаясь, помахала Шинре.

Проводив их до дверей, Селти присела на диван.

[Так что там всё-таки случилось? Как с этим связан Шизуо?]

 

- Да? А что не так? – Шинра посмотрел на КПК Селти и задал этот вопрос, потягивая очередную чашечку кофе.

[Шики-сан встал как вкопанный, когда Акане-чан упомянула имя Шизуо.]

 

Перед тем как пойти охранять машину своих работодателей, Селти хотела узнать как можно больше.

 

Увидев серьёзный настрой Селти, Шинра пожал плечами и сказал:

 

- А…я, правда, понятия не имею. Но, похоже, ребята из Авакусу-кай охотятся на Шизуо.

 

Шинра угрюмо улыбнулся Селти.

Она, тем не менее, поняла, что он всего лишь приподнял уголки своих губ, а в его глазах не было ни капли радости. Для неё этого было достаточно, чтобы понять – ситуация серьёзная.

[Ясно. Похоже, эта ситуация затронула куда больше людей, чем я думала.]

 

Даже Микадо и Анри могли в конечном счёте быть вовлечены. Селти пожалела о том, что взялась за эту работу.

Но теперь, когда женщина встретила Акане, она не могла плюнуть на свою ответственность за неё.

 

«Акане-чан была здесь целую ночь…»

 

«Придёт ли в голову этой странной парочке напасть на это место из-за этого?»

Это было маловероятно, но Селти, всё же, решила не рисковать, не зная личностей нападавших.

Пока женщина два раза проверяла систему безопасности квартиры, Шинра в беззаботном тоне проговорил:

- В любом случае, Авакусу-кай преследовали Шизуо всего лишь из-за недопонимания, так что, думаю, всё будет хорошо… Вопрос в том, почему Изая устроил всё это?

[Что? Изая тоже имеет к этому отношение?]

- Похоже на то. Если, Акане-чан говорила правду, то да…если, конечно, это не был самозванец, выдающий себя за Изаю.

 

На этот раз угрюмая улыбка Шинры была настоящей. Селти движением плеч улыбнулась в ответ и напечатала на КПК:

[И представить не могу, чтобы кому-то пришло в голову выдать себя за него. Кроме него самого, конечно же.]

 

- Да, ты права.

Шинра сдавленно усмехнулся.

 

«Самое время идти».

Думая, что Шики и остальные как раз должны были отъехать, Селти только поднялась с дивана…

И вдруг откуда-то снаружи раздался оглушительный взрыв; она встала, как вкопанная.

«!?»

«Что!? Что!?»

 

Думая, что это мог быть взрыв газа или чего-то вроде этого, Селти резко повернулась к Шинре.

В то же время он бросился на неё, прикрывая женщину своим телом.

«!»

«Что ты делаешь, Шинра?»

- Селти, это опасно! Оставайся на полу! Это, наверное, террористическая атака! Там на лестнице под окном была мощная вспышка света!

[Успокойся! Со мной всё будет в порядке. Укройся под столом, Шинра!]

Неужели, сейчас самое время отправится в эпицентр взрыва?

Шинра засомневался, но у него не было времени для размышлений.

В свою очередь, у Селти по поводу сложившейся ситуации были совсем неуместные мысли.

«Шинра».

«Только не говори мне, что ты пытался защитить меня…?»

Селти почувствовала тепло в своей бескровной груди. Когда женщина развернулась, чтобы посмотреть в окно…

Она, с помощью своего уникального ‘видения’, сквозь шлем увидела прильнувших к земле членов Авакусу-кай, закрывающих глаза и уши, и мотоцикл, покидающий сцену происшествия на невероятной скорости.

А потом, когда ей удалось рассмотреть крошечную фигурку Акане в огромных руках наездника…

 

Селти выбежала через окно на балкон, и спрыгнула с него.

♂♀

Через несколько минут, рядом с шоссе Кавагое

- Эй, Аоба, сколько нам ещё идти?

- Если они попытаются окружить нас здесь, будет чёртова куча проблем.

Когда Аоба собирался проследовать за чёрной нитью в узкий переулок, несколько его приятелей начали жаловаться. В отличие от него, их совсем не интересовала тайна нити, протянутой куда-то от заброшенного завода.

Аоба едва заметно улыбнулся и продолжил:

- Не говорите так. Только подумайте. Разве не странно, что по улицам города протянута настолько длинная нить? Видите, разрезать её невозможно. Она эластична, как резина, но если её потянуть, тоньше она не становится. На ощупь она как густой дым.

- Да мне всё равно, какая она на ощупь.

- …Для меня это является открытием века. Ладно, шутки в сторону, Гин вообще удосужился нам позвонить?

- Он написал. Говорил, что наблюдает за схваткой Кадоты и главы Торамару из угла второй площадки. Они ещё не закончили.

- Долго же они. Но, с другой стороны, Кадота – выносливый парень. Он грозен и в коротких, и в долгих схватках…у них получится притащить туда заложниц то конца драки?

 

Оглушающий шум, донёсшийся с главной дороги, прервал размышления Аобы на середине.

- !?

Прохожие остановились. Водители ударили по тормозам. Улица наполнилась криками и скрежетом, похожим на звук раздираемой шёлковой ткани.

- Что за…!?

Аоба кинулся к перекрёстку улицы с шоссе Кавагое и осторожно осмотрелся.

На одной стороне дороги он увидел припаркованный дорогой автомобиль.

Аоба сразу понял, что покрашенная в чёрный цвет* машина принадлежала одной из преступных организаций.

*Покрашенная в чёрный цвет – чёрные машины в Японии ассоциируются с преступным миром.

 

 

- …Якудза?

Несколько людей распластались на земле; Аоба и остальные мальчишки смотрели на них в ужасе.

Аоба тут же решил, что виновник происшествия не был одним из этих людей – и в это мгновение на место происшествия ворвался мотоцикл.

Аоба подумал, что он поедет к чёрной машине…

Но вместо этого, наездник ринулся к месту преступления и схватил маленькую девочку.

Сразу после этого огромный мужчина на мотоцикле поехал прочь, не сбавляя скорости…

И скрылся в каком-то переулке, недалеко от того, в котором находились Аоба и его приятели.

- Что именно только что произошло…?

Как только тот человек уехал, Аоба понял, что чёрная нить тянется из переулка и следует прямо за удаляющимся мотоциклом.

Парни, было, хотели выйти на главную улицу и посмотреть, что случилось, но… 

Из квартиры, расположенной прямо над припаркованной машиной на четвёртом или пятом этаже…

Появилась чёрная фигура странной формы.

 

- Чёрный Мотоцикл…!

Аоба был уверен, что видел его, хоть это и продолжалось всего секунду.

Фигура в чёрном мотоциклетном костюме слетела с балкона и приземлилась у дома.

Из его рук к балкону, с которого он только что спрыгнул, тянулось нечто похожее на чёрные верёвки.

Чёрный Всадник воспользовался ими, как в роупджампинге, и благополучно спрыгнул на землю.

 

Аоба только что стал свидетелем этого невероятного происшествия…

 

Его глаза заблестели, и он пробормотал: «Нашёл тебя…»

Блеск его глаз, однако, полностью отличался от такового в глазах Микадо в момент их первой с Селти встречей…

Это был холодный и безжалостный блеск в глазах змеи, нашедшей свою добычу.

♂♀

 

Минуту назад, перед квартирой Шинры на шоссе Кавагое

 

 

- …Папочка!

- Акане!

Перед квартирой Шинры отец и дочь встретились в первый раз за всё это время.

Устрашающего вида мужчина пошёл в сторону девочки, прячущейся у Шики за спиной.

Акане была готова к тому, что ей дадут пощёчину. Но, в конце концов, сильные и тёплые руки отца лишь дотронулись до неё.

Авакусу Микия наклонился и обнял свою дрожащую дочь.

Даже несмотря на то, что Шики и другие его подчинённые наблюдали за ними, он позволил отеческому выражению появиться на своём лице.

- Ничего страшного, если ты больше не любишь нас с дедушкой, но не беспокой свою маму.

Девочка на секунду смутилась, а потом сжала рукав своего отца и проговорила:

- …Прости… прости! Я так рада, что ты в безопасности, папочка…!

Посмотрев на них, Шики, было, подумал, что неправильно расслышал.

Но…

«…»

«Она сбежала из дома, но, похоже, готова вернуться к Микии-сану».

«Всё же, это немного странно».

«…“Я так рада, что ты в безопасности”…?»

«С чего бы это Мисс беспокоиться о безопасности Микии-сана?»

Шики чувствовал, что что-то по-прежнему было не так. В это мгновение…

Он увидел, что с улицы на них летит какой-то маленький предмет.

«?»

«!?»

Как только он понял, что это, Шики был готов бежать со всех ног, закрыв руками лицо.

Но было уже слишком поздно. До того, как его мозг смог заставить ноги двигаться, ‘предмет’ превратился во вспышку света. В следующее мгновение воздух наполнился оглушающим шумом и ослепляющим светом, и все вокруг больше не могли ни видеть, ни слышать.

Взрыв.

Мир внезапно был поглощён тьмой под названием свет.

Из всех членов Авакусу-кай только Шики и Микия поняли, что произошло в этот момент.

Граната.

Специальная разновидность гранаты, дезориентирующая людей с помощью мощной звуковой и световой вспышки. Она стала известной благодаря частому использованию полицией при освобождении заложников и в других ситуациях.

Микия был полностью оглушён звуком, но остатками зрения он смог различить, что происходило. Световая граната была слабее. К тому же, он стоял к эпицентру взрыва спиной, так как обнимал свою дочь.

Понимая, что это нападение, он укрыл дочь руками и осмотрелся по сторонам…

Но его оглушённые уши не смогли распознать звук приближающегося мотоцикла.

Из ниоткуда перед ним появился мотоцикл, и с него спрыгнул человек.

Глаза Микии, на которые уже подействовал ослепляющий свет, смогли рассмотреть лишь массивную фигуру мужчины в шлеме.

Этот человек, который был намного выше его, схватил Акане за руку и попытался вырвать её из его объятия.

- Вот ублюдок!

Микия тут же вскочил на ноги, но мужчина быстро схватил его за воротник и с лёгкостью поднял над землёй.

- …!

Потом, нападающий швырнул Микию по направлению к его собственной чёрной машине, подальше от Акане.

Тот спиной влетел в одну из дверей своего автомобиля. Удар был такой силы, что, казалось, его лёгкие были раздавлены.

Но всё же, он с трудом поднялся на ноги и повернулся к суровому человеку, внезапно появившемуся на месте происшествия…

Но тот уже сбегал на своём мотоцикле, держа Акане в одной руке, в то время как остальные члены Авакусу-кай были временно обезврежены.

Только один из них наблюдал за происходящим неподалёку от Микии.

Это был Шики, закрывший глаза руками. Даже несмотря на это, через щели между пальцами до них дошло некоторое количество света.

Он в короткий срок смог принять необходимые меры против так внезапно появившейся вспышки света; ничем, кроме удачи, это не назовёшь.

Звук взрыва всё ещё гремел в его ушах. Перед глазами Шики разворачивалась картина: его босса швырнули в машину.

Как только он осознал, что происходит, тоже кинулся вслед за мотоциклом. Но тот уже набирал скорость.

«Такая сила…»

На ум пришли изуродованные тела его подчинённых.

«Но это совершенно точно был не Шизуо».

«Шизуо намного ниже его».

Более того, телосложение того человека полностью отличалось от телосложения Шизуо.

Конечно, это мог быть Хейваджима в жилете с мускулами и на платформе, однако Шики уже предполагал, что Шизуо не был причастен к убийствам.

Но сейчас было не время для неспешных размышлений.

Как только звон в ушах от взрыва прошёл, Шики первым делом затолкал запутавшегося Микию в более безопасную пуленепробиваемую машину.

И потом он услышал это.

Его восстановившийся слух уловил это.

Микия что-то кричал человеку на удаляющемся мотоцикле.

И это было…

♂♀

 

Где-то в Икебукуро

 

-…-кун.

- …-кун. Микадо-кун!

Сквозь пелену затуманенного сознания слышался знакомый голос.

«Кто это?»

«А, Сонохара-сан».

Несмотря на полную пустоту, сознание Микадо смогло прийти к такому выводу.

- Микадо-кун, ты в порядке? Пожалуйста, держись!

Рюгамине медленно начал приходить в сознание и понял, что её голос звучал как-то по-другому.

«А, это необычно».

«Сонохара-сан так взволнована».

«Что произошло?»

Как только его чувства стали ещё отчётливей, он понял, что и с ним было что-то не так.

«Хм?»

«Тело болит».

«Почему?»

«Что я делал?»

«Ах…да».

«Меня побили».

«Тогда…тогда…»

«Сонохара-сан…э, почему?»

Сознание Микадо наконец-то стало полностью ясным. Он открыл глаза, интересуясь тем, что происходит вокруг.

Похоже, он лежал на земле, а лицо Анри нависало где-то над ним.

- А…Сонохара-сан…

- Микадо-кун! Слава Богу…!

Хотя Рюгамине не мог рассмотреть выражение её лица, он услышал облегчение в её голосе. Из-за этого он почувствовал и вину, и благодарность. Вспомнив, что произошло некоторое время назад, Микадо был готов от стыда провалиться под землю.

«Ах, да».

«Меня жёстко избили».

«Кстати говоря, я не видел Сонохару-сан такой взволнованной с тех пор, как Масаоми упал в заброшенном заводе».

«Я так рад».

«По крайней мере, она волнуется обо мне точно так же, как и о Масаоми».

Мысли Микадо были такими расплывчатыми, что он и не знал, с чего ему начать.

«Кстати говоря, где те парни, которые…»

«Они ушли?»

Если они всё ещё были где-то поблизости, Анри была в опасности.

Микадо с трудом сел, несмотря на боль в теле.

Однако, в этот самый момент, его затуманенное зрение уловило какую-то тень.

- Ты…ты монстр…!

«Что?»

Это был один из трёх избивавших его людей.

Он занёс руку, будто пытаясь ударить Анри металлическим предметом.

«Опасность!»

Микадо, было, собрался оттолкнуть девушку в сторону, как вдруг…

До того, как он успел это сделать, по переулку эхом пронёсся металлический лязг.

Верхняя часть тела Анри слегка наклонилась в сторону. Из её руки тянулось нечто серебристое.

«Стальная трубка…?»

«Нет, катана…?»

В следующее мгновение серебристое оружие ударило висок мужчины. Он рухнул на землю, словно марионетка, лишившаяся своих нитей.

Микадо вспомнил об одном случае годовалой давности.

Когда он прибыл на заброшенный завод, чтобы спасти Масаоми от толпы Жёлтых Платков, Анри уже была там с катаной в руках.

«…Об этой стороне Сонохары-сан я и не знаю».

После того, как серебристый предмет вошёл обратно в руку Анри, зрение Рюгамине восстановилось окончательно.

- Эм…ты в порядке…?

- Д-Да.

Микадо медленно сел, и увидел, что, включая только что упавшего, на земле без сознания лежало трое мужчин.

- Это…

- …

Анри опустила голову и ничего не сказала.

Было очевидно, что сейчас ‘что-то’ произошло.

Но Микадо и понятия не имел, что именно.

Ни у одного из мужчин не шла кровь, но у всех были кровоподтёки и синяки, будто бы оставленные тонкими стальными прутиками.

Разумеется, Анри знала, что произошло, но не говорила.

«Ещё минуту назад я видел ту вещь. Где она…»

Наверное, это всё же не была галлюцинация.

Микадо хотела знать обо всём. Но увидев обеспокоенное выражение лица Анри, он покачал головой и проговорил:

- Всё в порядке. Я не буду ничего у тебя спрашивать.

На его раздутом лице появилась мягкая улыбка.

- С-Спасибо, Микадо-кун…

Радуясь тому, что Микадо пришёл в сознание, она, застенчиво улыбаясь, дотронулась до его плеча.

- Эм, ты, правда, в порядке? Может, стоит вызвать скорую…?

- Нет, спасибо. Я могу подняться самостоятельно.

Чтобы успокоить Анри, Микадо тут же, не без труда, встал на ноги.

«Точно, мы уже давно всё решили, не так ли? Все наши секреты подождут до возвращения Масаоми».

Хотя, они, скорее всего, не смогли бы объяснить друг другу всё в одном-двух предложениях.

Старшеклассница, которая владеет катаной и может в долю секунды заставить её исчезнуть бесследно.

Вне всяких сомнений, с помощью здравого смысла это было необъяснимо. Но сейчас Микадо должен был волноваться совсем не об этом.

Ведь в настоящий момент его поглотили эмоции намного сильнее его сомнений по поводу Анри.

«Я не смог…»

«Я не смог ничего сделать».

«Не смог ничего сделать с теми парнями…и Сонохаре-сан пришлось спасти меня».

«Из-за моей слабости…Сонохара-сан попала в беду».

Его мысленное самобичевание было не в силах изменить сложившуюся ситуацию.

- В этом нет необходимости…я в порядке.

- Может быть…нам стоит хотя бы сходить в больницу или к Кишитани-сенсею…? – предложила Анри, но Микадо покачал головой.

- У меня ничего не сломано, так что всё будет в порядке…мы должны пойти…к Кадоте-сану…на вторую площадку Райры.

- Что…?

От слов Микадо Анри впала в замешательство.

Увидев сомнение и участие в выражении её лица, парень опустил глаза. Уставившись в землю, он пробормотал:

- Прости…но я немедленно должен идти…спасти девушек…они хотели использовать их как заложниц…и судя по тому, что эти люди сказали, после драки девушек они не отпустят.

- Микадо-кун…я думаю, лучше будет оставить это дело полиции…

- Нет! Если мы сообщим в полицию, кто знает, что они сделают с девушками…и у Кадоты-сана будут неприятности, если во всё это вмешаются полицейские.

- …

Анри почувствовала, что Микадо сообщил ей только часть всей правды.

Она не настолько плохо его знала.

Ей было известно, что этот парень как-то по-особому связан с Долларами.

Вероятно, он волновался, что полиция может доставить Долларам хлопот.

- …

После того, как они некоторое время помолчали, Анри тихо вздохнула и сказала:

- Тогда я тоже пойду.

- Что…

- …Ты же не хочешь звонить в полицию, да…? Тогда я пойду с тобой. Я тоже хочу спасти Камичику-сан и её друзей.

Будто сомневаясь, Анри остановилась, а потом добавила:

- …Я хочу…как-нибудь помочь Микадо-куну.

Она сказала это решительно.

Микадо тут же понял её ход мыслей.

Он не мог думать ни о чём, кроме девушки с катаной в руке.

Он понимал, что эта девушка имеет в виду – она поможет ему, даже рискуя раскрыть свою истинную сущность.

Микадо не знал её секрета, но понимал, что для Анри он может быть очень важен.

Парень наклонил голову; на его лице отчётливо читалось сомнение.

Но Микадо знал – что бы он ни сказал, Сонохара всё равно последует за ним. Он решил принять её предложение точно так же, ка он смирился с собственным эгоизмом.

- Понимаю…тогда, пошли.

Мальчик решительно кивнул и покинул переулок вместе с Анри.

Вскоре из своего укрытия вышла женщина в мотоциклетном костюме.

Она, вероятно, слышала их разговор. Она пробормотала: «Ха, вторая площадка Академии Райра» и направилась к своему мотоциклу, припаркованному неподалёку.

- Девочка и мальчик, как вы глупы. Правильное решение – немедленно связаться с полицией. Другие решения не имеют под собой ничего кроме эгоизма, надежд и мечты касательно желаемого исхода событий.

Ворона, эта самая женщина, стала свидетелем происшествия, во время которого Анри расправилась с тремя превосходящими её по силе мужчинами обухом своей катаны.

- К тому же, сложившаяся ситуация позволяет мне расправиться с девочкой в очках до вмешательства полиции, – пробормотав эти слова, женщина услышала голос Слона из встроенной в шлем рации.

- Ворона, слышишь меня?

- Подтверждаю.

- Я захватил нашу цель, Авакусу Акане. Она невредима, только, скорее всего, находится в шоковом состоянии. Я доставил её в фургон грузовика, на нашу базу. За нами никто не гонится.

- В высшей степени превосходно. Пожалуйста, найди точное местоположение второй площадки Академии Райра и отправь его мне. Также, пожалуйста, подгони фургон поближе к этому месту.

Прослушав доклад Слона, Ворона спокойным голосом начала раздавать указания.

Уголки её губ, однако, были изогнуты в самоуверенной улыбке.

- Эта ситуация делает меня положительно радостной. Сегодня мы выполним все задания одним махом.

- А когда мы их выполним, я смогу отвести победе над Чёрным Мотоциклом столько времени, сколько захочу. Какая удача.

♂♀

 

За второй площадкой Академии Райра, Икебукуро

 

 

Здесь, в отличие от района ближе к Станции, совсем не было машин; всё же, сложно было поверить, что это место находится в Икебукуро.

Место, обычно удобное и прохладное, скрытое тенью растущих здесь деревьев, сейчас пропахло кровью.

- Эй…парень, насколько же ты силён? – проговорил Кадота.

Из уголка его рта струилась кровь, а на правом глазу красовался внушительных размеров распухший фингал.

Сидя на поребрике, разделяющем траву и асфальт, он несколько ошарашенно произнёс следующие слова:

- Будь ты немного удачливей, сейчас бы я валялся на земле.

В нескольких метрах от него растянулся Рокуджо Чикаге.

Бинты на его лице вновь окрасились цветом крови. Похоже, ему было трудно дышать.

Услышав слова Кадоты, Чикаге медленно открыл рот.

- Да не… ты так же силён, как и я, так что я не был бы так в этом уверен. Кстати говоря, если ты бился вполсилы только потому, что я ранен, я бы вообще не стал с тобой драться… Ты же этого не делал, правда?

- Ну, я сохранил тебе жизнь, и можешь называть это дракой ‘вполсилы’, если хочешь… но я сделал это по большей мере из-за того, что мне совсем не улыбается перспектива провести остаток жизни в тюрьме, – сказал Кадота, неестественно улыбаясь.

Чикаге ответил ему сухим смешком, и поднял левую руку, чтобы проверить время на часах.

- Ааа… только не говори мне, что я вырубился?

- Да, совсем ненадолго. Но и я тогда уже был готов упасть.

- Да ладно?.. Чёрт, я первый раз проигрываю две схватки подряд. Хреново, чувак.

Хоть слова Чикаге и были неприятны, он каким-то образом продолжал улыбаться.

- Если ты о своей драке с Шизуо, не думаю, что это считается.

Кадота беззвучно встал на ноги и подошёл к Чикаге.

Он посмотрел на парня сверху вниз, но вовсе не в презрительной манере.

Смотря на Рокуджо, Кёхей вынес предложение:

- Эй, я прошу этого совсем не потому что победил, или ещё чего, но ты можешь теперь попросить своих приятелей из Торамару покинуть Икебукуро?

- …

- Я проведу небольшое расследование, выясню, кто виноват в том случае в Сайтаме и как-нибудь заставлю их извиниться. Можешь потерпеть до тех пор?

- …Только не говори мне, что Доллары выдадут своих товарищей.

В ответ на предложение Кадоты Чикаге презрительно фыркнул.

Тот, однако же, вовсе не выглядел недовольным. Напротив, он сказал ему с озорной улыбкой:

- У Долларов нет никаких правил. А это, конечно, означает, что никто нам не запрещал выдавать других членов Долларов, даже если они нам не нравятся… к тому же, я это делаю не во имя Долларов. А для себя, для Кадоты Кёхея. Мне не нравятся эти ребята, поэтому я помогу тебе их найти. Вопросы?

- А ты подлец, чувак, – лёжа на земле, Чикаге рассмеялся.

Кадота тоже улыбнулся от всего сердца.

- Ну конечно. В Долларах полно всяких мерзавцев. А ты чего ожидал?

Эти двое рассмеялись одновременно. Их окружала атмосфера гармонии и согласия. Однако…

- Можешь кончать свои дружеские игры. Ка-до-таааа!!

Временное перемирие прервал громкий и грубый голос.

- ?

- Что происходит?

Кадота и Чикаге повернулись в направлении, из которого исходил этот голос, и увидели, что к ним направляются около двадцати бандитов.

Молодой человек, по всей видимости, являвшийся их главарём, сплюнул на землю и прокричал:

- Ищешь друзей через драки? Это тебе не грёбаная манга. Или из-за того, что ты слишком много тусуешься с этими уродами вроде Юмасаки, твой мозг начал разлагаться?

Кадота, в свою очередь, с неизменным выражением лица посмотрел на кучку незваных гостей.

- Есть куча примеров этому и не из манги. Их ты тоже поднимешь на смех?

Жалостливо посмотрев на своего собеседника, он продолжил:

- Ах да, я совсем забыл. У тебя же нет друзей.

- Чег…!

Правонарушитель выпучил глаза. Чтобы побольше поиздеваться над ним, Чикаге поднялся на ноги и сказал Кадоте:

- Не напоминай ему лишний раз, каким жалким существом он является. Ты только посмотри на него. Не думаю, что у такого даже девушка есть. Не стоит запугивать одиноких.

- …Чего! Да ты…! – прокричал этот человек; кончик его носа покраснел.

Кадота, однако, даже не взглянул в его сторону.

- Говори по-японски. Мы же в Японии.

Его заносчивая манера поведения только больше провоцировала бандитов. Но те, прекрасно понимая, что у них есть огромное количественное преимущество, сохраняли спокойствие.

Вскоре они начали насмехаться над Кёхеем и его ранами.

- Вы только посмотрите, да ты же весь побит! Думаешь, сможешь в таком состоянии с нами тягаться?

- …С чего бы это мне с вами драться?

- Заткнись! Ты меня уже давно раздражаешь, Кадота! Разгуливаешь тут, считая себя одним из боссов Долларов, хотя сам-то никогда ничего отвратного не делал!

- Ха?

Кадота никогда об этом не задумывался.

Но при их встрече Чикаге сказал ему то же самое.

Похоже, ситуация вышла из-под контроля до того, как Кёхей смог это осознать. Но он по-прежнему не понимал, почему производит на людей подобное впечатление.

- Вы в Долларах никакие не боссы. Все равны. Вот почему ты просто бесишь – считаешь себя выше других!

- Не припомню, чтобы я когда-либо считал себя главным…

Кадота почесал в затылке, вздохнул и пошёл в направлении этих людей.

Хулиганы ничего не могли с собой поделать – они замерли и в смятении отошли на полшага назад.

Кёхей был знаменитым мастером в уличных драках. Хоть все эти люди и не думали, что он может разобраться с ними всеми в одиночку, ни один из них не хотел быть побит первым.

Обстановка накалилась до предела; Кадота прямо, без промедлений, задал этим людям вопрос:

- Кстати говоря, а кто вы вообще такие?

- …

Этих слов было достаточно, чтобы привести бандитов в ярость.

Они боялись Кадоту, или, по крайней мере, нехотя признавали его существование. Им подвернулась прекрасная возможность оспорить его положение – ведь раньше им такой не представлялось – но их противник даже не знал, кто они такие.

Для кучки правонарушителей, творивших на улицах Икебукуро всё, что душе угодно, прикрываясь именем Долларов, это было худшим оскорблением из возможных.

- …Да нам сегодня просто везёт. Можем надрать задницу и Торамару, и Кадоте! – сказали они, чтобы скрыть унижение.

Один из них достал из-под одежды биту; на его висках проступили вены.

- Станем немного известнее, побив Торамару. Но совсем немного… ведь это всего лишь жалкая банда из Сайтамы!

Мужчина рассмеялся и направил свою биту на лицо Чикаге.

И только…

Раздался резкий металлический лязг; специально сделанная бита была остановлена то того, как достигла своей цели.

- Ха…?

Мужчина увидел, что в руке Чикаге, будто из ниоткуда, появилась штука, похожая на палку.

Её рукоять и ножны были покрашены во множество цветов, преимущественно в красный и чёрный…

Эта вещь походила на короткий меч без гарды.

- Что за…?

То, что бита хулигана была остановлена странным предметом, похожим на палку, повергло его в замешательство. Однако, Чикаге не обратил на него внимания. Держа меч за рукоять правой рукой, он опустил левую на красно-чёрные ножны и с си