ФЭНДОМ


Durarara!! (Ранобэ, Том 4)
DRRR v04 a

Ориг 1  Ориг 2 

Название (яп.) デュラララ!!x4
Название (англ.) Durarara!!x4
Номер 4
Автор Нарита Рёхо
Иллюстратор Ясуда Судзухито
Перевод RuDrrr-team (ныне покойная)
Дата публикации 10 марта, 2008
ISBN ISBN 4840241864
Выпуски


Стартовые иллюстрации Править

ПрологПравить

DRRR v04 05

Вы знаете об этом?

Даже город захочет передышки.

Как продавец, много работавший сверх нормы, или переучившийся студент, когда ему вечером хочется посмотреть Сазае-сан[3].

И нет нужды говорить, что город, покуда в нём живут люди, никогда не сможет отдохнуть.

Но, как бы то ни было, он может наслаждаться своим выходным несмотря ни на что.

Потому что сон до двух часов дня и набивание брюха фастфудом – не единственный способ отдохнуть, не так ли?

Город наблюдает за людьми, которые живут, движутся внутри него, и, временами, играет с ними.

Вот как город может наслаждаться выходными.

Поэтому, если вы, к примеру, стали жертвой какого-либо происшествия в Икебукуро, просто постарайтесь поверить, что город сыграл с вами шутку, и расслабьтесь.

И, если есть такая возможность, почему бы вам самим не поиграть с городом?

– Отрывок послесловия из “Икебукуро наносит ответный удар, или Путеводитель по Икебукуро”. Автор – Тсукумоя Шиничи. Опубликовано Media Works, Япония.

Пролог – СлухиПравить

“Машина убийств”.

Один человек говорил о нём следующее:

– Вообще-то, я нахожу это прозвище чересчур избитым, но оно звучит так, будто хочет, чтобы о нём трубили все таблоиды. Он выполняет свою работу, как машина. Однако, у него есть и своя особенность.

Слухи говорят о том, что он – седьмой в списке самых опасных убийц России. Убийца-машина. Он превзошёл возможности человеческих способностей.

Также слухи утверждают, что на его счету более восьмидесяти человеческих жизней, и его способы убийства уникальны в своём роде.

Он никогда не приносит с собой оружия. Он всегда использует только то, что попадётся под руку.

Если у жертвы есть пистолет, он скрутит руку стрелявшего так, чтобы пуля прошла сквозь его затылок.

Если он на кухне, у него даже нет нужды трогать кухонные ножи, так как убить он может чем угодно, начиная со скалок и заканчивая кубиками льда из холодильника.

Один из убитых им, военный в отставке, был найден мёртвым с горлом, перерезанным свеженькой, только что полученной в банке купюрой.

Но каким известным бы ни был этот убийца, никто не знает его имени.

Никто также не знает, где искать его или как установить с ним постоянный контакт.

Никто не знает, как он выглядит, но, прочитав всё вышеперечисленное, при случае вы поймёте, что жертва была убита именно им.

– Звучит интригующе, ты со мной согласна? В России, если ты хочешь нанять убийцу, ты идёшь, ищешь и просишь его лично. А этот тип всегда сам ищет таких вот искателей. Он каким-то образом добывает информацию о своих потенциальных клиентах и связывается с ними.

Когда этот убийца даёт соглашение на работу, он выполняет её и бесследно исчезает. Следующее задание он берёт уже от других нанимателей; он никогда не работает на одного и того же человека дважды.

Единственная последовательность в действиях убийцы, позволяющая миру узнать в нём ‘того самого человека’, – манера исполнения. Как бы то ни было, он является весьма известной, хоть и безымянной личностью.

– Я слышал, что этот убийца…прибыл в нашу страну. Вроде, он был изгнан из России, и за ним охотится семья одной из его жертв. Так вот, он уже прибыл в наш город. Также, в его планы входит прикончить одну очень интересную парочку, бежавшую из кое-какой русской организации несколько лет назад, так как им известны очень важные тайны, – информатор всё продолжал говорить на эту странную тему.

Женщина, для которой, видимо, предназначался сей монолог, перебирала документы без капли заинтересованности в холодном взгляде.

– Кроме того, ходит слух, что этот парень может убрать одного или двух спецназовцев без обращения к грязным трюкам, таким как засада и что-то вроде того; в общем-то, если его противник играет грязно, он в состоянии просчитать его действия и добраться до него первым…эй…ты вообще слушаешь?

– А ты так думаешь?

Должно быть, женщина нашла историю сверхъестественной, хотя, возможно, она не была бы заинтересована, даже если бы рассказ и имел хоть что-то общее с реальностью.

Единственными её репликами были «Ооо» и «Хмм».

Закончив повествование, информатор горько улыбнулся, покачал головой и сказал ей разочарованным тоном:

– Ты действительно скучная женщина, Намие. Чтобы вернуть назад любовь твоего младшего братика, это никуда не годится.

– Даже если она не вернётся – мне будет всё равно. Я довольна лишь тем, что могу иметь возможность смотреть ему вслед.

– Ой, как это отвратительно.

– Да? Но я наслаждаюсь этим. Я счастлива лишь от того, что могу воскресить в памяти лицо Сейджи и знаю, что дышу воздухом с той же планеты, что и он… Однако, я не совсем удовлетворена.

Когда женщина проговорила ещё более отвратительные слова, выражение её лица озарилось волнующе-любящей улыбкой.

Но в следующее мгновение взгляд Намие вернул свою невозмутимость, и она начала ругать начальника:

– Тогда что же ты скажешь о себе? Почему ты рассказываешь мне об этом убийце, который скорее похож на сказочного персонажа? Неужели ты, сунув нос в дела Чёрного Всадника и демонического клинка, стал мыслить на уровне манги?

– Ну, я не стану отрицать этого.

Он дотянулся до банки пива на столе и широко улыбнулся.

– Также… Похоже на то, что упомянутая мной парочка беглецов – чёрный и белый.

– …

– Думаю, они владельцы ресторанчика суши в Икебукуро. Я не в курсе, знает ли тот убийца более моего.

Было это чистым совпадением или нет, в тот самый день, как состоялся этот разговор, “Машина убийств” прибыл в город под названием Икебукуро.


♂♀

В то время как русский убийца прибыл в Японию, беспокойная тень сковывала жизнь самой страны изнутри.

Хотя, своими действиями она привлекала чересчур много внимания для ‘тени’, что не могло идти ей на пользу. Из-за вездесущего телевидения она приковывала к себе интерес всего населения страны.

– Это тот самый отель, в котором и произошло преступление, – репортёр с ошеломлённым выражением лица вытянул руку, указывая на здание прямо за ним.

Стоя прямо перед зданием, очевидно являющимся любовным отелем, он продолжил в очень спокойном тоне, чтобы поведать телезрителям подробности произошедшего.

– Это случилось ранним утром. Весь персонал сбежался на место преступления после того, как они услышали крик из комнаты на втором этаже. Там они увидели женщину, всю в крови, готовую упасть в обморок, а перед ней – чудовищно изуродованное тело мужчины.

Убийца “Голливуд”. Так люди называли предполагаемого серийного маньяка.

Хотя, для начала, не было оснований быть уверенными в существовании этого подозреваемого.

Когда произошло первое из убийств, свидетели сообщили, что видели странную “фигуру, на голове которой было нечто очень похожее на голову волка”.

Следующее подобное убийство не имело прямых свидетелей, но тогда была замечена тень, выпрыгнувшая из окна третьего этажа отеля, где и произошёл этот ужас. Поговаривали, что она напоминала “русалку, которую можно увидеть в фильмах”.

Даже в новостях, недавно вышедших в эфир, женщина-свидетель, которая видела убийство от начала до конца, сказала полиции, что она видела “монстра, похожего на динозавра, который голыми руками вырывал сердце жертвы из груди”. И в самом деле, камеры наблюдения отеля засняли фигуру с головой динозавра, словно зверь убегавшую с места преступления.

Один из команды расследования после просмотра этого видео пробормотал:

– Напоминает Чупакабру из мифов Латинской Америки.

Это описание фигуры было настолько точным, что слышавшие его посмеялись, однако, это, конечно же, прозвучало неуважительно по отношению к усопшим.

Вот как на самом деле, хоть и весьма странно, фигура выглядела.

Головы и конечности всех её жертв оставались нетронутыми. Но их тела были изуродованы. У некоторых со всего тела была содрана плоть, у мужчин были вырваны гениталии, язык и часть хребта, у некоторых лица были полностью разбиты.

Прозвище “Голливуд” появилось, потому что каждый раз убийца появлялся в костюме того или иного монстра из фильмов. СМИ воздержались от использования этого имени слишком часто, дабы избежать возможных судебных исков от самого Голливуда и туристических агентств. Но это лишь сделало прозвище ещё более популярным на просторах мировой сети.

Поговаривали, что парочка из Америки уже совершала ограбления в различных костюмах[4]. Но смысл имени убийцы заключался не только в одежде.

Этот серийный убийца был в состоянии не только рушить стены и проникать через запертые двери; крайне жестокие способы расправы над жертвами выглядели как работа настоящего монстра.

Так как его мотивы были никому не известны, люди в этой стране жили в страхе перед ужасающим монстром-убийцей. Однако, те многие, кто жил вдали от мест преступления, с неуместным удовольствием ждали развития событий, будто происходящее являлось для них бродвейским шоу.

Эти серийные убийства, происходившие в Канто или в окрестностях этого района, на данный момент были хорошим материалом для сплетен. А преступник продолжал подтверждать своё существование в этом мире, в то время как его личность оставалась никому не известной.

И всё произошло сегодня.

Монстр-убийца появился в Икебукуро под покровом ночи.


♂♀

Самым странным было то, что в эту ночь две тени появились в Икебукуро одновременно.

Было ли это чистым совпадением, или же предопределением, они встретились, скрытые во мраке ночи.

Было неясно, каким образом они сумели связаться друг с другом. Единственным, что их объединяло, была враждебность во взглядах обоих.

Это, возможно, была наихудшая комбинация двух существ, закончившаяся встречей; обе стороны были переполнены желанием убивать, и они положили начало своим попыткам уничтожить друг друга.

Улицы Икебукуро были почти поглощены их ненормальным желанием, и этот жестокий вечер, намного превосходящий “Ночь Потрошителей” два месяца назад, был готов поглотить весь город…


♂♀

…И поглотил бы, в любом случае.

Огни витрин магазинов, светофоров и редких машин мелькали на улицах Икебукуро, сейчас уже полностью окутанного ночью.

Что-то надвигалось по парковой дорожке со стороны окраины.

Прозвучал звук, похожий на взрыв, как если бы большая деревянная рыба из храма была сбита со своего места чем-то большим.

Наёмный убийца и монстр сейчас были вовлечены в битву, и первый, как обычно, начал использовать всё, что находилось у него под рукой.

На скамейке напротив них сидели два молодых человека; на вид они могли сойти за правонарушителей.

Судя по тому, что эти двое достали липкие рисовые шарики из своих сумок, они собирались перекусить. Не было похоже, чтобы у них была постоянная работа, но по какой-то причине на скамеечке неподалёку лежал очень неуместный для этой парочки металлический дипломат. Убийца, не долго думая, присвоил его.

Всё произошло со скоростью света.

Они двигались так быстро, что для обычного прохожего было невозможно даже понять, что здесь происходит. Каждое из их движений было чрезмерно эффективным, исполненным с прозрачностью и изяществом текущей воды.

“Машина убийств” схватил чемоданчик и с лучшими, насколько это было возможно, скоростью, временем и углом нападения обрушил его на челюсть “Голливуда”.

Но ещё до того, как дипломат мог достичь лица этого монстра-убийцы, рука проникла сквозь чемоданчик из-под неуравновешенного тела, как если бы эта вещь была сделана из тофу.

Документы, деньги, ручки, переломленные пополам, чернила, расплескавшиеся повсюду, – всё вывалилось из разбитого дипломата.

Их глаза улавливали всё, будто смотрели на происходящее в замедленной съёмке; их сверхчувствительное восприятие не упускало ни единого движения противника.

Краем глаз они заметили, что те бандиты смотрели на них, не в силах пошевелиться.

Парочка пришла к выводу, что эти двое не представляли для них особой угрозы, и оба сконцентрировались на движениях друг друга.

Их возможности были на одном уровне; собственно, даже если один из них был немного лучше другого, исход битвы всё равно оставался непредсказуем из-за условий, в которых им приходилось сражаться.

Они не расслаблялись ни на секунду, даже когда допускали такие мысли в отдалённых уголках своего сознания.

Эти два крайне похожих существа были полностью поглощены своим желанием убивать.

Полностью поглощены.

Они сконцентрировали всё своё сознание, бдительность, каждую деталь их собственных маленьких мирков.

Поэтому они и не заметили.

Поэтому оба убийцы, столкнувшиеся друг с другом, не заметили.

Владелец дипломата, один из двух людей, сидевших сейчас на скамейке напротив…

Был одет в форму бармена, хотя и не находился сейчас в баре.

Ни один из убийц не был осведомлён, что в Икебукуро был такой тип, с которым ты “не должен вступать в драку”.

Будь ты хоть убийцей, чудовищем, президентом, пришельцем, вампиром или безголовым монстром – просто не вставай у него на пути.

И тогда – ‘звук деревянной рыбы’ пронзил происходящее.

До того, как раздался этот шум, сражающаяся парочка кое-что заметила.

В тот самый момент, как эти двое готовы были вступить в прямой контакт друг с другом, они краем глаза увидели странный силуэт бармена, уголки рта которого изогнулись в ухмылке, и парковую скамейку, высоко поднятую им вверх одной рукой.

Этот человек в форме бармена силой вырвал скамейку из земли с корнем.

И издал яростный вопль:

– Ты… ГРЯЗНЫЙ ВОРИШШШШШКАААА!

И он со всей силы махнул скамейкой.

Это был идеальный мах, напоминающий движение профессионального игрока в бейсбол.

И его выбор оружия, и скорость маха превзошла область здравого смысла; “Машина убийств” попытался увернуться, но скамейка задела его нос, снесла ему часть лица, затронув мозг и хребет.

Парковое удобство продолжало пугать монстра-убийцу обрушить свою полную мощь и на него.

“Голливуд” моментально поставил блок, но эта защита была буквально разбита вдребезги.

Чудовище было отправлено в полёт за пределы парка и исчезло из поля зрения.

“Голливуд” взволновал место битвы в манере злодея из американского мультика, ударенного огромным молотом. “Машина убийств” валялся неподалёку без сознания.

Парень с дредами, собравший документы и деньги из дипломата, удаляясь от места резни, заговорил:

– Эй, Шизуо. Не думаю, что второй удар так уж необходим.

Хейваджима Шизуо, человек, высоко занесший скамейку и готовый нанести завершающий удар, испепелил взглядом неподвижного белого человека на земле и неохотно отшвырнул скамейку на её прежнее место.

– Ааа, подонок. Он что, хочет, чтобы мы открыто разгуливали с деньгами поздно ночью? Грёбаные грабители…

– А они действительно…грабители?

Мужчина с дредами слегка наклонил голову в удивлении и дал ход своим мыслям.

Однако Шизуо к нему не присоединился и вместо этого пошёл по направлению к выходу из парка, будто бы ничего не произошло.

– Я схожу в Дон Кихот и посмотрю, нет ли у них чего-нибудь вроде чемоданчиков.

Сложно было поверить, что тон, в котором Шизуо говорил сейчас, мог принадлежать тому же самому человеку, которым он был минуту назад. Произнёся название близлежащего супермаркета, он выбежал из парка.

Увидев, что Шизуо ушёл, мужчина, выглядевший как его коллега по работе, всё ещё пересчитывая купюры, сказал:

– …Но всё же… Лезть в драку с Шизуо…? Эти двое не местные, я так понимаю…?

Он тряхнул дредами и заговорил с распластавшимся на земле белым человеком с лицом, выражавшим нечто среднее между жалостью и отрешённостью:

– Ты должен быть более осторожным, бармены в этом городе намного опаснее красного сигнала светофора…впрочем, я предупреждаю тебя слишком поздно.

Закончив говорить с человеком, который, возможно, был в сознании – а может, и нет – мужчина повернулся к нему спиной.

– Ладно, он немного перестарался. Думаю, я должен извиниться, так что я не буду вызывать полицию. Не надо ненавидеть меня за это. Также, если тебе хочется остаться в живых, лучше не держи зла и на того человека в костюме бармена.

Краем глаза он посмотрел на фигуру, напоминающую зомби, с закатившимися глазами, и закончил беседу следующими словами:

– Эм, как же сказать…ну…вот, что такое наш город. Наслаждайтесь.

– Добро пожаловать в Икебукуро, мои важные и крайне неудачливые гости.

Убийца и чудовище были в городе.

Но случилось то, что случилось.

Два жестоких существа были в долю секунды повержены одним ещё более жестоким.

После того, как Икебукуро закончил играть с двумя монстрами-убийцами, которым ещё предстояло организовать куда больше беспорядков, он начал наслаждаться своим выходным.

Наблюдая за утончёнными подробностями различных населяющих это место существ, город был готов стать очень, очень расслабленным.

Глава 1. Специальный репортаж Кинг Телевижн: Икебукуро, сто дней на фронте войныПравить

DRRR v04 06

«Икебукуро, город, которому неведомо слово “отдых”…», – печальный голос, доносившийся из телевизора, описывал вид ночной улицы, снятый из патрульной машины.

«Два месяца назад “Ночь Потрошителей”, результатом которой стали травмы у ряда людей, повергла весь город в панику. И сегодня ночь в Икебукуро отнюдь не выглядит умиротворяющей».

Такие специальные репортажи ближе к концу года вы можете увидеть везде.

В этой тихой гостиной в прямом эфире показывались драгоценные записи, полученные журналистами в результате следования за патрульными полицейскими машинами.

Их темы не имели отношения к государственным делам; чаще всего они были об уличных драках, пьяных водителях, вождении без прав или о возвращении угнанных машин. По сути дела, их темой порой было то, что едва ли когда-нибудь могло попасть в региональные новости.

Но эти события придавали видеоролику свежести и живости, у аудитории складывалось впечатление, что эти отвратительные преступления происходили прямо на их глазах; это могло говорить зрителю только об одном – “город этой ночью страшен”.

Но всё же, у этого специального репортажа с Кинг Телевижн было одно важное отличие от других похожих программ.

«Жуткая тень танцует во мраке ночи на этом скоростном шоссе, одной из главных транспортных артерий города».

Вид улицы сменился показом всем известного видео.

«У этого мотоцикла нет ни номерного знака, ни фар, более того, он полностью окрашен в чёрный цвет. Просто водить такой уже опасно».

Как и предполагалось, на экране по-прежнему был вид ночного Икебукуро.

Тем не менее, этот видеоролик отличался от показанных ранее.

В центре внимания был чёрный байк, летящий за другой машиной.

Как заметил повествователь, у мотоцикла не было ни фар, ни номеров; он был больше похож на силуэт, ставший трёхмерным.

Послышался выстрел, и водитель мотоцикла, уклоняясь от него, остался далеко позади; на мгновение показалось, что его шлем слетел.

Однако он почти сразу же вернулся на своё место, будто бы был привязан к плечу всадника чёрными лентами. Это было достаточно жутко, чтобы волосы на голове наблюдателя встали дыбом; но настоящей проблемой был факт, открывшийся во время этого процесса.

В тот самый момент, когда шлем слетел, внутри его оказалась полная пустота.

Наблюдавшие это происшествие увидели то, что увидели – ведь это вовсе не было маскировкой с помощью чёрных волос всадника.

Потому что между шлемом и шеей всадника камерам удалось заснять вид машины, откуда выстрел и произошёл.

Этому всему могло быть лишь одно простое объяснение:

«На плечах всадника на Чёрном Мотоцикле не было ничего».

И этого было достаточно.

Нити теней протянулись из его шеи, окутали низ шлема, потянули его обратно к телу и закрепили его на прежнем месте.

Этот видеоклип уже был настолько нереалистичным, что его можно было принять за фальшивку. Однако, в сочетании с комментариями репортёра, видеозапись казалась подлинной.

Более того, у всадника было кое-что, ещё более ужасающее.

А именно, длинное, бездействующее оружие, которое он держал в руках ещё до выстрела. Оно было словно соткано из теней.

Но этот предмет был таинственным настолько, что его с трудом можно было назвать оружием.

У этого предмета – чёрной как смоль косы, в два раза больше самого её владельца, – была ручка длиной в три метра и равно длинное лезвие.

Когда оператор впервые заснял эту косу, он подумал, что это босозоку[5] подняли свой флаг. Вот каким огромным казалось это оружие.

Оно выглядело так, будто было вырезано из тени косы Бога Смерти, отражённой на ровной стене, – чистого, неподдельно чёрного.

– Мы не знаем, делает ли он это ради собственного удовольствия, или же из-за деятельности босозоку. Его мотивы неизвестны даже полиции.

Было вполне очевидно, что всадник превзошёл уровень босозоку, но репортёры обязаны были избегать слов ‘монстр’ или ‘волшебство’ в соответствии с профессиональными ограничениями.

Несмотря на это, всем было понятно, что всадник этот, для начала, даже не являлся человеком, не говоря уж о преступнике, действующем ‘ради собственного удовольствия’ или босозоку.

А это, как бы то ни было, значило, что большинство людей готовы были признать этот факт, даже если они понимали, что всадник был чем-то, что далеко превосходит человека.

Поэтому половина СМИ пыталась приписывать определённое ‘значение’ этому ‘чему-то’.

Между тем, другая половина начинала наживаться на людской особенности ‘принимать то, чего они не могут принять’.

Весьма странный, но вполне реальный факт существования в этом современном городе.

Люди стали прикладывать всевозможные усилия, чтобы узнать, кем на самом деле является Всадник без Головы.

Для кого-то это было частью странного влечения, которое возрождалось каждые несколько лет и было тайным, сокровенным; остальные, в противовес первым, пытались доказать, что такие странные вещи не существуют вовсе.

Сегодня СМИ всё ещё гонялись за Всадником без Головы. Некоторые репортёры кричали, что они видели ‘настоящего монстра’. 

Любому, кто смотрел эту программу, пришлось бы признать, что у Всадника не было головы.

Даже если кто-то пытался доказать обратное, один чётко заснятый кадр выглядел слишком убедительно, чтобы его могли не принимать во внимание. Некоторые даже положили начало слуху, что Всадник без Головы существует где-то между реальностью и городскими легендами из-за изобилия слухов, которые, собственно, и создали его.

В реальности же, вы могли стать свидетелем ‘городской легенды’, занимающей очень важное место в сознании городских жителей, просто проведя несколько дней, слоняясь по улицам Икебукуро.

А этим продолжают заниматься даже в наше время.

Однако необходимая информация всё ещё оставалась нераскрытой. Личность Всадника без Головы была окутана тайнами, само его существование лишь способствовало появлению ‘современных мифов’, но оно растворялось в обществе, в котором находилось.

И сам по себе этот ‘миф’ подрабатывал на временной работе в небольшом уголке Нерима, Токио.


♂♀


Где-то в районе Нерима, Токио

Ослепляющие лучи света освещали белую кожу.

Этот свет был достаточно сильным, чтобы сгладить границы между реальностью и фантазией. Под его лучами скрывалась лежащая на кровати обнажённая женщина.

Груди над её довольно красивым животиком затряслись, когда гладкие пальцы скользнули между них.

Пальцы эти также принадлежали женщине; её светлые волосы сияли под лампами.

Она была одета как врач или исследователь, но её по-детски ясное лицо и золотые глаза весьма странно сочетались с надетым на ней белым халатом.

Более того, её тело, ещё более чувственное, чем тело обнаженной женщины, которая лежала перед ней, самопроизвольно совершало под халатом страстные движения.

Если тело блондинки было одним из тех, которые вызывали плотские желания, то тело лежавшей женщины отличалось здоровой красотой; два этих очаровывающих тела были особенно привлекательны в ярком свете, в который были погружены.

Пальцы гладко скользили от обнажённой груди к животику и задержались у пупка…

Всё это можно было бы назвать эротичным, если бы не одна проблема, которая полностью разрушала настроение и превращала всю картину в чёрную порнографию.

Проблема эта, если подумать, слишком бросалась в глаза.

Можете реагировать на это как вам угодно, но у лежащей на кровати женщины на плечах не было ничего.

Порез на шее был слишком чистым и гладким, чтобы его можно было назвать “порезом”; казалось, что всё так и было задумано с самого начала.

Струящиеся из шеи нити дыма скрывали хребет и сосуды, которые, вообще-то, должно было быть видно.

Но даже если опустить этот факт, всё происходящие напоминало работу следователя. Белокожего следователя и странного женского тела, находящегося под его наблюдением.

Удивительно, как такая картина потеряла всякое отношение к эротике, когда единственным, чего в ней недоставало, стала голова; но когда женщина в белом халате убрала руку от ‘тела’ безголовой, то, что она сказала, было абсолютно не похоже на фразы из порно или разговора следователей.

– Сделано! Доведено до конца, моё почтение! Спасибо, что согласилась поиграть в такого рода деле, с почтением!

За её ужасным японским последовало то, что никак не соответствовало атмосфере.

Рука безголовой женщины слегка двинулась, выпустив наружу чёрную субстанцию.

Она не была газообразной; скорее, выглядела как некая жидкость, смешавшаяся с окружающим её воздухом.

Её цвет даже нельзя было назвать ‘чёрным’, никак по-другому, как ‘тенистый’ или просто ‘тёмный’ его описать было нельзя.

‘Тень’ покрыла полностью обнажённое тело и окутала его так, будто бы она могла мыслить самостоятельно.

Женщина в халате, ничуть не удивлённая, с интересом наблюдала за процессом.

В долю секунды, безголовая женщина оделась в чёрный как смоль мотоциклетный костюм.

Но она по-прежнему оставалась безголовой.

Она, казалось, вообще не была обеспокоена отсутствием собственной головы.

Вместо этого, она схватила КПК, лежащий на столике перед кроватью.

Ловко напечатав пару слов, похожее на пришельца существо показало экран женщине в белом халате.

[Я ни во что не ‘играла’. Правильнее было бы сказать, ‘я помогла вам’.]

– Ой, дико извиняюсь, моё почтение. Мне очень стыдно, моё почтение.

[…Так вы можете читать кандзи… это значит, что ваш японский такой жуткий просто потому, что вы хотите, чтобы он таким казался? Ради создания образа или чего-то ещё?]

– Это очень подозрительная версия из несуществующих взглядов. ПИНКАРАРИНОПУУ.

Безголовая почувствовала слабость в плечах, когда женщина начала невинно улыбаться. Она продолжила печатать:

[Я не знаю, считать это положительным или отрицательным ответом. Но, как бы то ни было, Эмилия, просто дайте мне мою зарплату за неделю. И, правильное произношение – «ТОППИНГПАРАРИНОПУУ»[6]. ПИНКАРАРИ – это имя наездника-продавца хлеба.]

– В самом деле, упоминание вопроса касательно оплаты, весьма хитро с твоей стороны, моё почтение. Ты должна поработать над более милым образом, и тогда ты могла бы стать Ямато Надешико[7] с лучшими чертами Восточного и Западного романтизма.

[Ямато Надешико? Но я же из Ирландии…]

Эмилия опустила голову, надув губы на возражение безголовой женщины.

– Но ты же теперь – одна из жителей Икебукуро, моё почтение! И ещё, если ты будешь называть меня “Мама”, я поблагодарю тебя со скоростью молнии, встав на колени, и преклонюсь как дождь и ураган, моё почтение! “Мамочка” тоже разрешается, мама мия~

[Я только скажу, что…эм…это правда, что Шинра и я обдумываем наше будущее, но мы не затрагивали таких вещей, как свадьба…также, только подумайте об этом, вы знаете, сколько мне лет…вообще-то, даже Шинра старше вас, Эмилия, так что это…эм…называть вас мамой…]

Безголовая женщина выглядела смущённой, судя по движениям её тела, но из-за отсутствия головы её застенчивость была не видна – и она была больше похожа на корчившегося зомби, которому только что отрезали голову.

[Пожалуйста, просто заплатите мне! Это единственная причина, по которой я согласилась принять участие в ваших отвратительных экспериментах, в конце концов. И что же последняя их часть с ощупыванием могла вам сказать о моём теле?]

– Ах, твоя кожа так же безупречна как яйцо бело, и так свежа, будто бы только что из ванны… Такая красивая и гладкая, что я хочу изучить её ближе, прикоснуться к небесам.

[…Я слишком устала, чтобы разделить с вами ваше сумасшествие. Просто передайте мне мою зарплату за неделю.]

– Да, да, да, успокойся, пожалуйста, моё почтение. Испуганным бездомным и безработным людям платят намного меньше, чем тебе, знаешь ли.

Эмилия передала ей конверт, говоря вещи, которые должны были бы отвлечь безголовую.

【СПАСИБО, МИСС СЕЛТИ СТУРЛУСОН.】

В конверте вместе с этими словами лежало сто десятитысячных купюр. Безголовая пришелица быстро проверила содержимое посылки с помощью тысячи пальцев из тени.

Её настроение улучшилось, и слова, написанные на экране КПК, пестрели разными символами.

[Всё отлично! ☆Спасибо за такую возможность! ♪]

Взяв свою зарплату, которая была слишком велика для обычного недельного заработка, безголовая женщина, Селти Стурлусон, лёгкими шагами покинула место исследования.

Глаза Селти задержались на мотоцикле, стоявшем в углу парковки в тот самый момент, как она зашла туда.

Этот мотоцикл был хорошо защищён накидкой от дождя. Что странно, цвет накидки бы не привычно серебристым, а чёрным, такого же цвета, как и субстанция, покрывавшая тело Селти.

Одна её рука коснулась накидки, и та рассеялась, полностью растворившись в воздухе.

Происходящее напоминало волшебство, но Селти, казалось, уже привыкла к этому; она взобралась на только что появившийся мотоцикл и одела шлем.

Всадник без Головы, парящий по ночным улицам, и его мотоцикл без фар и номеров.

И Всадник просто позволил своему мотору заржать, как лошадь, и после они окунулись в ночь Икебукуро.


♂♀

Селти Стурлусон не была человеком.

Она была дюллахан, шотландской или ирландской феей, которая стучала в двери умирающих и предостерегала их о предстоящей смерти.

Она несла свою отрезанную голову одной рукой и управляла экипажем, ведомым Коист-Бодхар (безголовой лошадью), направляясь в дома умирающих. Если они были неосмотрительны настолько, чтобы открыть ей дверь, она выливала на них ведро крови; это существо было предвестником гибели, как банши в Европейском фольклоре.

Некоторые считали, что дюллаханы были формой павших на землю Валькирий. Однако даже у самой Селти не было мыслей по поводу этой теории.

Может быть, она и знала об этом.

Но точно не помнила.

Она потеряла воспоминания о том, кем она являлась после того, как её голова была украдена.

Вот почему она, повелеваясь чувствам, следовала за ней, пока путь не привёл её в Икебукуро.

Но всё закончилось тем, что она не вернула ни своей головы, ни воспоминаний.

Для Селти жизнь была хороша сама по себе.

У неё был любящий её человек и люди, которые принимали её.

Ей было достаточно просто провести свою жизнь с этими людьми такой, какой она являлась.

Сделав выбор, безголовая женщина решила показать миру свою непоколебимость действиями, а не наличием несуществующего лица.

Вот какой была Селти Стурлусон.


♂♀


Государственное шоссе в Икебукуро

Селти, пребывая в приподнятом расположении духа, на пути к центру Токио обдумывала планы на будущее.

«Никогда не думала, что буду зарабатывать по миллиону иен в неделю».

«Думаю, нужно купить Шинре новую пару очков».

Шинра был подпольным доктором, с которым она и жила; на данный момент их можно было назвать парочкой.

Его покорило не только её сердце, но также и то, что она являлась безголовой; и как бы странно это ни звучало, Селти всем сердцем любила этого человека.

Ей даже становилась лучше, когда она рисовала в сознании удивлённое лицо своего причудливого возлюбленного, и она продолжала думать, как потратить заработанные деньги.

«И потом я куплю новый портативный ноутбук… И, да, самое время купить новый шлем».

Зарплата с временной работы была для неё чем-то вроде премии. Поэтому, она могла потратить её на что угодно, не оставляя ничего на чёрный день.

Обычно она работала курьером, но деньги с зарплаты она, как правило, откладывала на будущее.

А перспектива временной работы открылась перед ней, когда она встретила Эмилию, которая приехала в Икебукуро, чтобы воссоединиться с отцом Шинры.

Та, нанятая филиалом одной иностранной фармацевтической компании[8], просто постучала в дверь к безголовой женщине и спросила, может ли она ‘поиграть с её телом’.

Конечно, поначалу Селти ответила отказом, но, в конце концов, сдалась, несмотря на отвращение, когда Эмилия предложила ряд условий, таких как “минимальный вред телу без съёмок на камеру” и “осмотр будет проводиться только женщинами-исследователями”.

Но весьма привлекательная сумма денег, которую она предложила, также была весомой причиной согласия Селти.

«Действительно, раньше мне приходилось просить Шинру хранить деньги, даже если я их зарабатывала. Но теперь я могу купить всё что угодно по интернету. Цивилизация изумительна».

Размышления женщины всё более и более приближались к мирским, так как они не напоминали мыслей неземного существа.

«Так хорошо, что мне не придётся тратить деньги на мотоцикл. Всё, что я должна дать Шутеру – это щётка для его гривы, ведь он не любит колючки».

Шутером Селти, возможно, называла своего Коист-Бодхар; она мягко огладила его, как питомца.

Ему это, очевидно, понравилось, потому что обычно безмолвный мотор произвёл звук, похожий на ржание лошади, несколько раз взявшей барьер.

«Ой. Как удивительно!»

После этого Селти снова начала придумывать, как потратить своё миллионное сокровище, как ребёнок, покупающий еду для предстоящей экскурсии.

«Тогда, у меня по-прежнему остаётся семьсот тысяч».

«Я куплю тот DVD магнитофон, о котором мечтала. Тот, который может переписывать содержимое кассеты на DVD диск. Тогда я смогу переписать на диски всё, что пожелаю: “Попытайся и пойми”[9], “Чудеса и открытия”, “Отряд следователей”, “Друзья” и “Насколько ценно ваше сокровище?”».

«И…что же ещё…точно! Порадую Шинру чем-нибудь милым. Он говорил, что очень хочет камбалу, маринованную особым способом…но разве сейчас сезон для камбалы?»

Была почти середина апреля, самый сезон для размножения камбалы, но для Селти самой сложной проблемой оставалась готовка.

Языка у неё не было так же, как и головы.

Тень, исходящая из её тела, была в каком-то роде радаром; сама не зная как, Селти могла видеть, слышать и даже чувствовать запахи.

Но она не могла чувствовать вкуса, пробовать что-либо.

Возможно, потому что она не нуждалась в пище.

Она даже не знала, пахнут ли вещи для Шинры так же, как и для неё.

Хотя она могла беспрекословно следовать рецептам, она не могла в точности сказать, является ли её блюдо вкусным.

Благодаря годам тренировок она смогла научиться готовить блюда из яиц, таких как крабовые шарики или фаршированные яйца, которые так нравились Шинре. Но другие блюда она только могла сделать похожими на картинки в книге рецептов. Так как у неё не было чувства вкуса, подпольный доктор не мог предугадать, перепутала она соль с сахаром или нет.

«Мне нужен кто-нибудь, у кого хорошо с готовкой, чтобы он дал мне несколько уроков».

«…Теряюсь в догадках, хороши ли в этом деле Анри и Карисава».

Ей пришли в голову несколько знакомых женщин, но ни одна из них не была кулинарным гением. Так как она хотела приготовить блюдо японской кухни, спрашивать Эмилию было бы пустой тратой времени. Другие женщины, которых она знала, были не менее своеобразными.

«Всё-таки домохозяйки – это нечто».

Пришелица пожала плечами, смотря на небо, мысленно преклоняясь перед людьми. Солнце уже закатилось за линию горизонта.

Улицы были освещены настолько хорошо, что звёзды были едва различимы. Луна словно хвасталась своим светом посреди широкой пустоты.

«Но даже такие мысли делают меня счастливой».

«Я даже не могла предположить, что всё сложится вот так, когда Эмилия постучала в нашу дверь месяц назад…»

Эмилия сейчас жила с ними, но так как эта женщина проводила ночи за исследованиями целую неделю, она редко показывалась в квартире.

Стол для вскрытий стал частью каждодневной рутины дюллахан, но она могла принять это, говоря себе, что вредные последствия будут сведены к минимуму и вознаграждение будет велико.

Свет светофора сменился красным и Селти притормозила. Её сердце было спокойно; она была счастлива прожить свою жизнь, как человек.

«Ааа, точно. Вот, что мне нужно».

«Продолжать жить обычной жизнью с любимым человеком», – это было огромным счастьем для той, кого большинство людей считали чудовищем.

«Возможно, один разок назвать Эмилию “Мамой” – не такая уж и плохая идея. Интересно было бы посмотреть на лицо Шинры, когда он услышит это».

Селти терпеливо ждала зелёного сигнала светофора, представляя взволнованное выражение лица любимого.

Но окружающим не была так интересна её повседневная жизнь, как ей самой.

Вместо этого, им хотелось, подтолкнув её к Вратам Ада, увидеть её в замешательстве.

– Извините, не могли бы вы подарить мне пару минут вашего времени?

«Хмм?»

Внимание Селти полностью переключилось на голос; она обернулась в поисках его источника.

Пока она ждала смены сигнала светофора, мужчина неплохого телосложения направил на неё что-то вроде микрофона.

«Он это мне? Да кто он такой, в конце концов? Почему он приставил микрофон к моему шлему прямо на шоссе?»

Мужчина приблизился к её мотоциклу, который был недалеко от перил, и через них заговорил с Селти серьёзным тоном:

– Я Фукуми с Кинг Телевижн, и у меня есть к вам пара вопросов.

«Нет. Ни за что».

Увидев ещё одного мужчину с камерой немного позади и ещё нескольких человек неподалёку, она поняла, что было нужно этому Фукуми.

– Мы хотели бы взять у вас интервью для специального репортажа об Икебукуро… У вашего мотоцикла нет ни фар, ни номеров, так ведь? Это ли не очевидное нарушение правил дорожного движения? – репортёр внимательно посмотрел на Селти и сказал вещи и так понятные.

Что хуже, зелёный свет всё никак не хотел загораться.

«Чёрт, светофоры в этом районе довольно медленные».

У неё не было проблем с тем, чтобы водить мотоцикл без фар и номеров, но она подчинялась сигналам светофора.

Это, конечно, было глупо, но репортёр продолжил говорить, совсем не удивлённый.

– Вы – Чёрный Мотоцикл, который в первый раз был замечен много лет назад, так? Какова цель вождения такого опасного транспортного средства?

В этот момент мотор взревел.

Гррррр – рёв заморозил сердца прохожих, будто бы они услышали крик зверя.

Репортёр застыл.

Несмотря на его сомнения о моторе гонщицы, который обычно не издавал звуков, он пришёл в себя и продолжил задавать вопросы:

– Вы можете сказать что-нибудь? Вы понимаете, что нарушаете закон?

«Аааа… Что же мне делать… Даже если я продолжу молчать, я всё равно произведу негативное впечатление. Мне всё равно, что они думают обо мне, но мне противна мысль, что моих друзей считают сообщниками преступника…но у меня нет возможности достать номерной знак, да и Шутер не любит фар…»

Как Селти ни пыталась, она не могла найти выход из этой ситуации.

Она была не в силах отрицать, что её работа курьера немного преступает закон.

Её мотоцикл также нарушал правила дорожного движения.

Был один выход – сказать: «Я – монстр. Позвольте мне жить».

«…Или же есть? Ничего же не случится, если я скажу это? Так как это прямой эфир, им, возможно, придётся прекратить съёмку, если я покажу им что-то из разряда ‘невероятного’. Зрители же подумают, что это подделка. Не то, чтобы меня не снимали раньше…»

Селти достала свой КПК и начала быстро печатать на глазах у репортёра.

– …? Что это? Эм…что происходит?

Корреспондент был смущён первой попыткой женщины связаться с ним.

Он пробежал глазами по экрану КПК и по её шлему.

Его невозможно было ни в чём винить, судя по содержанию единственной написанной строчки.

[Он – конь. Вот почему у него нет ни номеров, ни фар.]

– Погодите-ка. Если вы пытаетесь шутить с нами, могли бы для начала… аааа…

Репортёр застыл в ужасе, так как только что понял, что говорил с чем-то по-настоящему жутким.

Чёрный Мотоцикл, извиваясь, увеличился в размерах раза в два.

Полностью нарушая все законы физики, он принял форму живого существа – чёрной как смоль лошади.

Но в этой лошади было нечто странное.

– Э… эээээ…

Репортёру стало страшно не сколько от самого процесса, столько от формы, которую принял конь.

Которая была абсолютно понятна.

Любимый мотоцикл Всадника без Головы, в своей привычной форме не имевший фар, и после трансформации соответствовал своей характёристике.

Что значило только одно. Лошадь была ‘без головы’.

«Хехе. Я не видела его в этой форме с тех пор, как мы бродили по горе Фудзи».

Селти с гордостью огладила коня по шее перед репортёром. Она снова напечатала пару слов, оставаясь спокойной и неколебимой, не обращая внимания на то, что его неконтролируемо трясло.

[Я надеюсь, вы поняли, что я имела в виду. А теперь, надеюсь, что вы простите меня…]

«Лошади – легковой транспорт, как и велосипеды, если я правильно помню?»

Селти, пока думала, по-прежнему ждала смены сигнала светофора.

Если бы её коня показали в прямом эфире, большинство людей подумало бы, что телевидение совсем перестало видеть разницу между выпуском новостей и спецэффектами.

Вот в первую очередь почему, возможно, репотражи о невероятных существах не показывали.

Светофор на перекрёстке начал мигать. Селти, зная, что вот-вот загорится зелёный, убрала свой КПК и начала продумывать наиболее эффектный способ уйти со сцены.

До следующей секунды.

– Эй.

По её спине пробежали мурашки.

– Стоять и не двигаться, чудовище.

Прозвучал до боли знакомый голос. Селти почувствовала, как всё её тело пульсирует, словно сердце препарируемой лягушки, хоть у женщины полностью отсутствовала кровеносная система.

Ты не должна оборачиваться.

Но тебе придётся.

Инстинкты и разум женщины предупреждали её о том, что что-то, с чем она ничего не могла поделать, находится позади.

Одна её половина хотела убедиться, что это именно он, перед тем, как сбежать, а вторая говорила не тратить ни единой секунды и тут же пуститься наутёк.

Она медленно повернула свои сенсоры, когда услышала неприятные звуки за своей спиной.

И там был он – коп на белом мотоцикле с широким оскалом. Один из работников дорожно-постовой службы, который породил семена страха в её сердце ещё до того, как нажал на педаль тормоза и поверхностным тоном спросил её с выражением лица, наполовину радостным, наполовину сумасшедшим:

– Ты в курсе, что даже легковому транспорту не разрешено выходить на дорогу без фар?

Загорелся зелёный свет.

В тот же самый момент душевному спокойствию Селти пришёл конец.

Раззадоренная страхом, началась игра между монстром и человеком.

Однако, судя по всему, сейчас для разнообразия должны были погоняться за чудовищем.


♂♀

Рёв пронзил ночь Икебукуро, огромные копыта Шутера звенели при каждом ударе об асфальт.

Селти, державшая в руках поводья, которые на самом деле были ручками мотоцикла, даже забыла превратить его обратно.

Шутер, её конь, был духом, соединявшим в себе мёртвых лошадей и сломанные повозки, которые и образовывали его тело. Когда женщина отправилась в Японию, она позволила ему принять форму брошенного мотоцикла, который они нашли в зоне для металлолома. Вот почему сейчас он мог принимать три разные формы.

Безголовой лошади, бегущей самостоятельно.

Безголовой лошади, тянущей за собой повозку.

Или, соблюдая нужды современного общества, мотоцикла без фар.

Но сейчас не было времени, чтобы вызвать повозку.

Селти могла только надеяться, что сильный стук копыт спасёт её от её леденящего душу страха белого мотоцикла, выхлопная труба которого ревела прямо позади неё.

Впереди снова загорелся красный свет.

На дороге, пересекающей ту, по которой она ехала, началось движение – если бы она поехала дальше, то не смогла бы избежать аварии.

Женщине было всё равно, получит ли она телесные повреждения; её больше беспокоило, сколько серьёзных происшествий могло бы произойти, если бы водители испугались вида несущейся безголовой лошади.

«Ааааа!»

Убедившись, что на тротуаре никого нет, Селти потянула на себя один повод, тем самым заставив своего коня сделать крутой поворот.

Когда ход замедлился, она почувствовала нарастающее сзади давление.

Но не было времени бояться; Коист-Бодхар важно гарцевал, исполняя её приказы.

Гигантское существо с лёгкостью преодолело перила и направилось к стене здания, стоящего за ними.

И ‘приземлилось’ на неё.

От каждого копыта исходили нити теней, которые помогали коню сохранять равновесие на бетонной стене.

Это выглядело так, будто они были привязаны к ней магическими лентами, превосходящими человеческое воображение. Стрелок, неся Селти на спине, побежал вверх по стене с невероятной скоростью.

– Чёрт! Не думай, что сможешь ускользнуть! – голос мужчины на белом мотоцикле ничуть не дрогнул, когда тот увидел происходящие перед ним нереальные вещи.

Он сделал поворот на сто восемьдесят градусов и начал смотреть на движения Селти, не говоря ни слова.

Она же, чувствуя его взгляд на своей спине, пыталась придумать всевозможные способы побега.

«Боже. Боже, Боже, Боже. Это плохо. Это безнадёжно. Просто безнадёжно. Абсолютно безнадёжно. Я так напугана».

Селти даже не могла сделать свои мысли последовательными.

Как бы то ни было, она продолжала двигаться по направлению к крыше.

Там, наверху небольшого многоквартирного дома, она ненадолго остановилась, продолжая обдумывать пути исчезновения.

«Х-хорошо… А как насчёт…»

И она придумала выход из ситуации.


Квартира в Синдзюку

То, что Орихара Изая смотрел телевизор именно в этот самый момент, было чистым совпадением.

“Икебукуро: сто дней на фронте войны”.

Он был информатором, так что программы такого рода не могли удивить его чем-либо новеньким. Но он смотрел это, так как в прямом эфире могло быть показано нечто интересное, происходящее в Икебукуро прямо сейчас.

Намие ушла домой, а Изая только что окончил большой проект, так что сейчас он позволил себе отдохнуть, кушая тост собственного приготовления и смотря телевизор.

– …Ха. Должен сказать, даже я не смог бы этого заметить.

Репортёр на экране комментировал реально происходящие события. Камеры показали чёрный мотоцикл без фар, стоящий на перекрёстке, ожидая зелёного сигнала. После этого действие стало похоже на фильм ужасов. А после – на криминальный боевик. Селти на мотоцикле-лошади и человек из дорожно-постовой службы за ней.

– На белом мотоцикле, должно быть, Кузухара Кинноске, да? Не знаю, назвать это хорошим выбором или не очень.

Он сузил глаза и вздохнул в равной мере и от удовольствия, и от благоговения, слушая нервный голос корреспондента.

– Проверь-ка это! Я не знаю, как он это сделал, но подозреваемый сбежал от преследования на крышу здания по его стене, на лошади! Дорожный полицейский по рации требует подкрепления!

– Не знаю, к лучшему это, или к худшему, но Селти всегда делает вещи, которых я от неё ну никак не ожидал.

Орихара Изая был информатором из Синдзюку. Он знал Селти довольно долгое время; его не только не пугала её истинная сущность, но он хранил один секрет о женщине от её самой.

А именно, у него была её голова, которую Селти искала некоторое время.

Но женщина больше не хотела найти свою голову. А Изая хранил её, как орудие, которое поможет ему в осуществлении его цели.

– Ааа…даже когда такие вещи, как Селти, существуют, в современном обществе к ним относятся так, будто их нет. Но если бы она была пришельцем, как в фильме, она, возможно, уже была бы уничтожена правительством или армией, а этого, в любом случае, ещё не произошло.

Ему, очевидно, нравилось говорить самому с собой, и он в одиночестве посмеивался перед экраном телевизора.

Потом, происходящее на экране резко изменилось.

– О?

– Черный Всадник на мгновение скрылся от наших глаз, исчезнув на крыше! Ааа! Что это? Вы это видите? Звёзды исчезли! Чёрный! Чёрный купол! Ааааа! – звучал взволнованный голос репортёра.

Камеры уловили нечто странное.

Оно было похоже на огромные чёрные крылья. И это нечто, отражая огни светофоров, взлетело и начало парить в небе над ночным Икебукуро.

Огромный чёрный планер, а в центре – фигура лошади.

Но его крылья были слишком велики.

DRRR v04 07

Их величина превосходила и размер крыши, и размер крыльев обычного самолёта; поэтому эти крылья скрывали звёзды от людей, находящихся внизу.

У этого планера, несмотря на его величину, казалось, не было каркаса.

Он безо всякого труда летел по воздуху, как бумажный самолётик.

Гигантская тень стала парить в небе над ночным Икебукуро, проскальзывая между крышами домов, будто осуществляя вертолётный тур по району.

– Чёрт…ты думаешь, что ты…самый умный, или что ещё!? Спускайся…немедленно!

– Ааа! Уважаемые телезрители, я полагаю, что это был голос дорожного полицейского! И он продолжает погоню! Мы…мы готовы держать вас в курсе происходящего! – кричал репортёр, запрыгивая в машину съёмочной группы.

Водитель завёл мотор, чтобы нагнать мотоцикл полиции.

Но тот на полном ходу развернулся, чтобы предупредить находящихся в машине телекомпании.

– Эй, ваше транспортное средство не принадлежит к службам спасения, так что вы не имеете права превышать скоростной режим!

– А?.. Х-хорошо.

– И включите фары.

– Д-да.

– Эм… эм… наш водитель всё ещё получает инструкции от постового, так что мы ненадолго вернёмся в нашу телестудию!

В следующий момент экран показал удивлённые лица дикторов. Осознав, что их снова снимают, они стали обмениваться мнениями по поводу произошедшего.

Но Изае их взгляды были не интересны; вместо того, чтобы слушать, он взял со стола телефон.

И набрал кое-какой номер.


♂♀


Через несколько минут, квартира в Икебукуро

Две беспокойные тени передвигались по тускло освещённому помещению.

По стоящему там телевизору показывались события, рассказывающие о совершенно другой стороне жизни Икебукуро.

Тени вытянулись перед телевизором и стали выговаривать фразы, совершенно по-разному эмоционально окрашенные.

– Странно (Это так странно).

– Это удивительно! Почему, почему? Эй, почему мотоцикл превратился в лошадь? Эй! Это же не спецэффекты, правда? Это не могли быть они! Потому что это выглядело слишком интересно! Это ли не плохо!? Так же плохо, как Супермен! Так же плохо, как размер Главного Дерева Шерман[10] и титановая кала[11]!

– Тише (Замолчи).

– А, прости-прости! Это критический момент, знаю! Но меня невозможно заставить замолчать! Эй, а это разве не снимается неподалёку отсюда? Пойдём, посмотрим на всё вживую! Ну же! Я больше не могу здесь находиться! А, ну правда! Я не была так возбуждена с тех пор, как увидела схватку между хищным сверчком Риоком и Голиафом-птицеедом[12]! Хочу это увидеть, хочу это увидеть, ХОЧУ ЭТО УВИДЕТЬ! – тень, находившаяся, очевидно, в приподнятом расположении духа, была такой же беспокойной, как ребёнок, который не может дождаться посадки в экскурсионный автобус.

Вторая тень приняла этот серьёзный удар и побагровела, но, как бы то ни было, спокойно подняла руку, направив на первую тень бутылку.

– …Остынь (Успокойся).

И вторя тень вылила жидкость из бутылки прямо на лицо первой.

– …А… ааа… прости, Куру-нее! Я успокоюсь, обещаю… кха… кха, кха… Только не надо больше обливать меня острым соусом Хабанеро!

Взволнованная тень начала кашлять и кататься по полу.

Она продолжала это ещё некоторое время, будто бы танцуя брейк-данс, потом подскочила на одной ноге, как уличный танцор, и, в конце концов, начала подчиняться.

– А! Это так угнетает. Куру-нее такая Спартаничная!

Девочка, только что названная “Сестрёнка Куру” проигнорировала тень, продолжавшую выстреливать слова собственного сочинения, и продолжила смотреть телевизор.

– Жду (Я так этого жду).

– Ах, да, школа скоро начнётся! Меня волнует сам факт того, что в нашем городе есть такое место, ступень нашей юности! Как удивительно! Как волшебно! Как здорово!

Девочка ни на секунду не отводила глаз от огромных чёрных крыльев на телеэкране, пока другая тень несла полный бред, а потом она улыбнулась.

Точно такое же сильное возбуждение захватило и её чувства.


♂♀


В тот же самый момент, здание компании "Джек о’Лантерн Джапан ", агентства талантов в Восточном Накано

– Ух ты! Почему? Почему, почему? Почему он…!

Голос нарушил тишину в чистенькой комнате с отполированными до блеска полами и сразу же уничтожил положительное впечатление зрителя о помещении.

– Не это ли – полная хрень, как ты думаешь? Это будет очень волнующим фактором, не правда ли? ~ Да это просто ОХРЕНИТЕЛЬНО! Это достигнет уровня Парка Юрского Периода и Годзиллы в мировом кинематографе, правда?

Мужчина, смешивая в кучу как японские, так и английские слова, сидел перед экраном телевизора и громко разговаривал. Его красивая кожа и зачёсанные назад светлые волосы сопровождались солнечными очками и небритой щетиной. Он был одет в белую рубашку и туфли из крокодиловой кожи, курил сигару и носил на пальце, по-видимому, дорогое кольцо. В общем, выглядел этот мужчина, как типичный отрицательный герой Голливудских блокбастеров.

Экран перед ним было даже сложно назвать ‘телевизором’. Наслаждаться техникой такого размера вряд ли могли себе позволить обычные люди.

Здание включало в себя рабочие места, широко распространённые в Штатах. У каждого стола была своя кабинка, в которой мог свободно работать человек.

Но тот мужчина был единственным, у кого было своё рабочее пространство; перед ним находилось несколько столиков и диванов, расположенных так, чтобы не загораживать экран телевизора. Так, рабочий кабинет больше походил на комнату для совещаний.

Рабочее пространство здесь занимало несколько индивидуальных кабинок, так что оно было достаточно велико. И мужчина проводил время, беззаботно смотря телевизор.

– Ааа, я хочу прямо сейчас примчаться в Икебукуро! Правда! Хмм! Эй, а что же сегодня делает Мистер Юхей? Он хорошо знает этот район. Как насчёт того, чтобы он поводил нас по Икебукуро, чтобы своими глазами посмотреть на Призрачную легенду и увидеть цветы сакуры, если будем в настроении?

Его глаза сияли, как у ребёнка, но другие люди, сидевшие в комнате прямо перед телевизором, были намного спокойнее. Они без остановки обсуждали вещи, только что ими увиденные.

– Это – один из приёмов Кинг Телевижн?

– Нет, их целевая аудитория не интересуется вещами такого рода.

– Я свяжусь с продюсером…

– Нет никого на месте. Чтобы рассказать нам?

– Я это проверю со своим менеджером в студии…

Видя, как взволнованно эти японцы реагируют на невероятные события на экране, европеец покачал головой и возразил.

– Эй! Эй-эй-эй! Вы будете продолжать игнорировать своего начальника?

– Господин Управляющий, пожалуйста, подвиньтесь, нам не видно экрана.

– А, да, простите… Но это неправильный ответ! Почему вы относитесь ко мне, как к раздражающему фактору? Я, я понял. Вы не хотите работать на иностранца? Ну же, не Япония ли известна своей любовью к миру и спокойствию? Почему вы, парни, уничтожаете репутацию своей страны?

– Господин Управляющий, пожалуйста, прекратите уничтожать репутацию своей собственной страны… К тому же, тот, кто нарушает мир и спокойствие в этой комнате – это вы. Съёмки в фильме были удачными для Юхея, пожалуйста, не угробьте его успех!

Плечи управляющего затряслись, когда тот услышал прямой ответ своих подчинённых. Он отвел взгляд в сторону.

Его звали Макс Сэншилд.

Сюда его прислала американская компания "Джек о’Лантерн ", у которой был филиал в Японии.

У этого агентства были хорошие связи с продюсерами фильмов из Компании МакДоннел, и японский филиал находился в лучших условиях. Он держался на конкурентоспособных общественных кумирах и талантливых новичках, ещё не успевших раскрыться – в общем, на весьма странной пирамидальной структуре.

Хоть глава агентства и не выглядел заслуживающим доверия, он был рождён, чтобы стать продюсером, обладая и техническими, и социальными знаниями, включая его умение выходить из критических ситуаций. Именно поэтому его и сделали управляющим.

Хотя он сам по себе и являлся причиной этих критических ситуаций.

– Чёрт! Я знал это! Только те таланты, которые видят свою жизнь, как искусство, являются моими настоящими друзьями! Только эти АНГЕЛЫ, приносящие счастье на землю, могут ПОНЯТЬ МЕНЯ! – менеджер выражал своё недовольство, пока женщина, его секретарша, не сказала почтительным тоном:

– Пожалуйста, Господин Управляющий, выполняйте свою работу. Цветение сакуры было на прошлой неделе. Ханеджима Юхей по своему расписанию должен вернуться домой сразу после сегодняшних съёмок. Также, я теряюсь в догадках, почему вы говорите на таком сомнительном английском, если вы из США, Господин Управляющий.

– Аааа, парни, вы такие нудные… Эта эпоха вообще такая скучная… Вот почему мне нужен новый ТОЛЧОК, как Всадник Без Головы, например…и…Я ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ!

Глава агентства пренебрёг замечанием секретарши и пронзительно закричал, выкатив глаза.

Затем он, гудя от возбуждения, стал набирать номер.

Что он задумал на этот раз?..

Подчинённые вздохнули, увидев страшное лицо своего начальника, и продолжили беседовать между собой.

Теперь они просто жаловались друг другу на своего управляющего.


♂♀


В то же самое время, где-то в Икебукуро

Звук мотора белого мотоцикла всё удалялся и удалялся; у Селти зазвонил телефон, а она, казалось, уже и забыла, как вообще люди двигаются.

Убедившись, что по близости нет полицейских, она смогла нажать кнопку и приложить телефон к уху.

– Ааа, ты, наконец, ответила… Привет, Селти. Похоже, ты попала в беду.

«Изая!»

Селти дивилась, почему информатор звонит ей именно сейчас.

Ведь, судя по его словам, он был в курсе ситуации, с ней приключившейся.

– Ты думаешь: «Откуда он знает», так ведь? Следствие показало, я не прикреплял к тебе никаких подслушивающих устройств. Хотя, даже если бы и прикреплял, Шинра давно бы уже их нашёл. Он ведь такой ревнивый. И никогда не впустит меня в вашу личную жизнь.

«Хорошо. Я после побью этого придурка. И поблагодарю Шинру».

Селти испытывал ощущение, будто бы вены надуваются на её несуществующем лбу, пока она прижимала телефон к шлему всё сильнее и сильнее. Изая, как правило, общался с ней посредством текстовых сообщений, но изредка звонил ей, совершая весь разговор самостоятельно.

Единственным, что удерживало женщину от убийства наглого информатора, был факт того, что Орихара никогда не совершал такие звонки без хорошей причины.

– Но ты действительно хорошо придумала. Я правда не ожидал от тебя этого… Сделать планер из своего мотоцикла с помощью теней, и использовать его, как приманку…

– …

Сердце Селти будто провалилось в пропасть, когда она услышала эти слова.

«Он что, следил за нами, да?»

Как и сказал Изая, она создала копии себя и коня из теней и отправила их летать по ночному городу, чтобы запутать полицию.

«Моя задумка провалилась?»

Женщина планировала удалиться в противоположном направлении, пока всё внимание камер и дорожно-постовой службы было приковано к приманке. Перед этим, она решила ненадолго задержаться на крыше. Селти была удивлена, что Изая без особого труда разгадал её тактику. Она уже начала волноваться, не понял ли этого и человек на белом мотоцикле.

Орихара, будто читая её мысли, издал довольный смешок и заговорил:

– Ах-ха, тебе не стоит волноваться. Я бы не заметил этого, если бы не знал тебя так хорошо. Я знал, потому что не увидел на копии цветного шлема. Также, ты слишком умна, чтобы не знать, что скорость планера не поможет тебе оторваться от полиции.

То, что он сказал, было довольно весомым аргументом. Но женщину раздражали не столько слова, сколько дерзкий тон говорящего.

«Он звонит мне только чтобы показать свой сыскной потенциал?»

Больше не считая, что Изая может звонить только по делу, Селти уже была готова повесить трубку.

Но её сверхчувствительный слух всё равно улавливал его речь, хоть телефон и находился далеко от её шлема.

– Хорошо. Я позвонил, потому что считаю, что должен сказать тебе это. Думаю, с завтрашнего дня твои дела пойдут уже не так гладко.

– ?

Женщина наклонила шлем ближе к телефону, чтобы выслушать требование информатора:

– НЕ пытайся выполнять какую-либо работу, пока всё не уляжется. Я отправлю тебе сообщение с более подробной информацией; не берись ни за какую работу, пока не получишь его.

«Что?»

Селти спросила бы Орихару о смысле его слов, но она не могла передать ему свои мысли, так невозможно было отправить сообщение во время звонка.

– Ну, всё, я вешаю трубку. И желаю удачи в твоей битве![13]

«Моей битве?»

Разговор был закончен до того, как она могла задать Изае какие-либо вопросы.

«Что именно он имел в виду?»

Женщина запуталась окончательно. Она убрала телефон и была готова покинуть крышу. Но что-то было не так.

В её мотоциклетном костюме, сделанном из теней, был специальный кармашек для личных вещей.

Обычно в нём не было ничего, кроме телефона.

Что сейчас было странно, так как сейчас там должно было быть кое-что ещё.

Когда Селти нащупала в другом своём кармане только КПК, по её спине пробежал холодок.

В кармане на талии были только ключи от квартиры.

Короче говоря, с ней были только ежедневно носимые с собой вещи.

А то, что она получила сегодня, отсутствовало.

Конверт с надписью “СПАСИБО, МИСС СЕЛТИ СТУРЛУСОН”.

Она в шоке упала на колени, когда осознала свою потерю. 

«Я потеряла…конверт с моей зарплатой…целый миллион иен…теперь не найти!»

Она, молясь, бешено искала его, но конверта на крыше не было.

Селти была почти уверена, что потеряла его, пока убегала от Белого Мотоцикла. Проблема была в том, что она никак не могла вспомнить свой маршрут побега, так как в тот момент женщина была поглощена лишь одной мыслью – сбежать.

Коист-Бодхар наклонился к ней, будто пытаясь утешить. Его шея без головы коснулась её шлема – и происходящее стало похоже на схватку двух безголовых существ за шлем.

Ночь для Селти казалась всё длиннее и длиннее.

Она была не уверена, к каким последствиям приведут её действия.

Также женщина и предположить не могла, какой цепи событий положит начало потеря конверта.

Всадник без Головы просто заплакала, как сделал бы любой современный человек, обнаружив себя в подобной ситуации.


ЧАТ

Канра: Привееет! Канра-чан здесь!

Танака Таро: Добрый вечер.

Бакюра: Привет

Сайка: Добрый вечер. Так приятно сегодня со всеми пообщаться

Канра: Да-дааа~ ☆ Все уже привыкли к новому оформлению чата?

Танака Таро: Да. Так хорошо, что теперь можно определить, кто пишет, по тексту цвета.

Бакюра: Правильно,

Бакюра: Теперь мы можем троллить Канру-сан в более ярких цветах, а это круто

Канра: Ярких? Неееет~ что вы хотите со мной сделать!?

Бакюра: Избить до смерти, затем бросить в одиночестве и так повторять до бесконечности.

Канра: А ведь это преступает границы травли и стрельбы и переходит в область публичной казни, ты в курсе!?

Бакюра: Так это и задумано. Ну что?

Танака Таро: Бакюра-сан, это подло. lol

Сайка: У всех всё хорошо

Бакюра: Ах, конечно.

Бакюра: Сайка-сан,

Бакюра: не то, чтобы я ненавидел Канру-сан, или ещё что…

[Приват] Канра: Ты по-прежнему такой врунишка. Ты же на самом деле ненавидишь меня до мозга костей.

[Приват] Бакюра: Заткнись. И сдохни.

Канра: Это так! На самом деле он желает физического контакта, но он настолько цундере, что не может признаться, вот и всё. ☆

Бакюра: Ну, в отношении цун и дере, я бы себя описал так: ЦУН ЦУН ДЕРЕ ЦУН ДЕРЕ ЦУН ЦУН ЦУН ЦУН ЦУН ЦУН, пока ты не умрёшь.

Канра: Эээй, откуда ты взял эту песенку!?

Бакюра: Её поют дети на улицах в городе Сакурашин.

Канра: И они всегда поют “пока ты не умрёшь” в конце!?

Бакюра: Нет, это импровизация. А что?

Канра: Ты такой подлый!

Танака Таро: Это правда. lol

Сеттон-сан в чате.

Сеттон: Добрый вечер…

Танака Таро: А, добрый вечер~

Сеттон: Не думаю, что смогу это вынести.

Канра: Доброго вечера! ☆

Бакюра: Добрый.

Танака Таро: А? Почему?

Сайка: Добрый вечер, так приятно вас снова увидеть

Сеттон: Я потерял некоторое количество денег…

Бакюра: !?

Танака Таро: Это…очень плохо. Ты обращался в полицию?

Сеттон: Нет.

Сеттон: А…я имею в виду, да. Я обращался.

Канра: Хех~ И сколько же ты потерял?

Сеттон: Эм…ну, около месячной зарплаты…

Сайка: Вы в порядке

Бакюра: !?

Танака Таро: Это очень много… сможешь жить без них?

Сеттон: Да, у меня довольно много сбережений, так что всё в порядке. Но я очень расстроен.

Канра: Пожалуйста, взбодрись!

Канра: Ах, да! У меня же есть хорошие новости для Сеттон-сан!

Сеттон: О чём?

Канра: Хе-хе~ Следуй по [этой ссылке]

Танака Таро: Я понял, теперь мы можем вставлять ссылки в нашу беседу!

Бакюра: Хе -

[Приват] Танака Таро: Изая-сан, а что именно там находится?

Сайка: Эм, простите, а о чём она

[Приват] Танака Таро: Что происходит? Почему они предлагают вознаграждение за Селти-сан?

Сеттон: Ну нет, я далёк от таких вещей…они хотят поймать тот Чёрный Мотоцикл?

[Приват] Канра: Сам подумай. Селти засняли камеры во время прямого эфира.

[Приват] Канра: И одно агентство талантов предложило эту сумму тому, кто раскроет личность Чёрного Гонщика. Похоже, они хотят, чтобы она попробовала себя в актёрстве, или в чём-то в этом роде…

[Приват] Танака Таро: У них вообще есть здравый смысл?

[Приват] Канра: Кто знает. Начнём с того, что Селти – не то существо, которое можно воспринимать с наличием здравого смысла.

Бакюра: Десять миллионов иен…

Бакюра: Дело – дрянь, правда?

Сайка: Простите, но сегодня мне нужно уйти рано

Сеттон: А, мне тоже, нужно принять душ. Увидимся~

Танака Таро: Э, спокойной ночи~

Канра: Доброй ночи ☆

Сеттон: Спокойной ночи.

Сайка: Спокойной ночи, спасибо большое

Сеттон-сан покинул (а) чат.

Сайка-сан покинул (а) чат.

Бакюра: Спокойной ночи.

Бакюра: Аргх, я опоздал всего на секунду.

Канра: Думаю, пора и нам уходить. Поговорим о вознаграждении позже.

Канра: Увидимся! Доброй ночи~ ☆

Танака Таро: Спокойной ночи.

Бакюра: (>_<) ノシ

Канра-сан покинул (а) чат. 

Танака Таро-сан покинул (а) чат. 

Бакюра-сан покинул (а) чат. 

Сейчас чат пустой.


На следующий день, на последнем этаже элитного дома на шоссе Кавагое

– Я дома! В самом деле, эта ночь была ужасна.

В этом дорого выглядящем доме было намного больше места, чем в обычной квартире.

Кишитани Шинра, владелец этого жилого пространства в сто пятьдесят квадратных метров, разделённого на пять комнат, не считая кухни, гостиной и столовой, вернулся в дом, который он разделял со своей любимой.

– Селти, где же ты? Я очень устал, так как меня втянули в эти странные вещи… Как говорят в Японии, “кошка, которая облизывает тарелку, будет наказана”, но я был связан со всем этим даже меньше, тогда, почему это случилось именно со мной…? Э? Где ты, Селти? Селти? …Она ещё не вернулась? Но разве она не говорила, что эксперимент должен был завершиться ещё прошлой ночью?

Шинра повесил голову, идя по длинному коридору. Потом он заметил в квартире нечто странное.

Гостиная была довольно мрачной, несмотря на работающее освещение.

– ?

Он побежал туда, чтобы понять, что происходит, и в углу нашёл чёрный кокон.

– Что за…!

Эта странная вещь напоминала кокон шелкопряда; должно быть, Селти сделала его из своих теней.

Чувствуя, что Селти находится внутри, Шинра забыл об усталости и бросился внутрь теней.

Внезапно, кокон, словно хищник, поглотил тело Кишитани и затащил его внутрь.

– Ааа…подожди…!

Всё произошло настолько быстро, что Шинра не успел понять, что происходит, и тут же встретился со своим ‘счастьем’.

Как он и думал, Селти была внутри.

Она тут же обхватила подпольного доктора руками.

Хотя видеть внутри чёрного кокона было невозможно, это, безо всяких сомнений, была её фигура, которую Кишитани-младший знал довольно хорошо.

– Что за…! Слишком дерзкое приглашение… Я знаю, что говорят “не жди судна при благоприятном ветре”, но мой разум улетучился и моё тело “танцует, не зная где ноги и руки”! Но…ээ…?

Шинра разговаривал в кокетливом тоне даже тогда, когда был смущён; но он вернул серьёзный вид, заметив резкие движения Селти.

Что-то ослепляющее загорелось перед его глазами. Сузив глаза, он понял, что это был экран её КПК, который женщина держала прямо перед его лицом, чтобы он прочитал.

[Прости, пожалуйста, посиди со мной. Это не долго.]

– Конечно, ты не должна была спрашивать, но…что случилось? Ты выглядишь расстроенной.

[Я не просто расстроена, я опустошена… Пожалуйста, скажи что-нибудь бодрящее.]

– Ух, ты! С чего это ты ни с того ни с сего ведёшь себя как Отрицательная Королева?

По крайней мере, Селти не сказала, что хотела покончить с собой.

Сердце Шинры вернулось на место.

Он мягко держал женщину в руках, пока они говорили о произошедшем.

– …Так ты потеряла миллион иен, и теперь за твою поимку дают вознаграждение в десять раз больше?

[Правильно. Теперь я не могу просто так выходить из дома…мы будем в беде, если они узнают, где я живу.]

Рассказав всё Шинре, Селти почувствовала себя лучше и начала втягивать окружавшую их тень обратно.

Хотя он почувствовал некую досаду от того, что их личного места больше не было, он знал, что надо сказать. Кишитани попытался поднять ей настроение.

– В любом случае, не волнуйся, Селти. Наша квартира довольно хорошо защищена, да и потерянные деньги обязательно к тебе вернутся. В таком случае мы говорим: «Удача и неудача – две сплетённые верёвки».

[Я знаю…но… Мне, правда, очень жаль.]

– …? Почему ты извиняешься?

[Потому что… Я хотела купить кое-какие приборы… Ещё… эм… как же это сказать… я хотела подарить и тебе что-нибудь… но денег больше нет. Мне жаль. Э, я не сказала это, чтобы ты меня отблагодарил…я…как же это…прости, я просто забыла, о чём говорила.]

Она быстро схватила свой КПК и в смущении отвернулась.

Эта сцена будто бы пронзила сердце доктора золотой стрелой, и он снова обнял Селти.

– Селти, я знал, что ты самая лучшая, аххх…

[Спасибо, Шинра. Но я сейчас не в настроении…]

Как только руки Кишитани потянулись к её груди, он тут же снова был заперт в чёрном коконе.

Но он вовсе не выглядел расстроенным.

– Ах-ха-ха. Тогда я просто подожду момента, когда ты будешь в настроении.

[Я тоже.]

Теперь только голова Шинры была видна, в то время как всё тело по-прежнему было в плену у теней.

Когда он увидел написанное Селти, его сердце застучало так быстро, как сердце подростка. Но, будто бы чувствуя его возбуждение, телефон женщины зазвонил в ту же минуту.

Судя по сигналу, ей пришло новое сообщение. Прочитав его, Селти снова прикрепила шлем к своей шее.

[У меня есть кое-какая работа. Скоро вернусь.]

– Ты уверена, что всё будет хорошо? Думаю, лучше было бы посидеть дома хотя бы сегодня…

[Своевременная доставка – главное правило курьера. Не волнуйся, я не впутаю нас в неприятности.]

– Даже если бы ты и впутала, я бы не сердился. Мы же семья.

Улыбка Шинры заставила сердце Селти взволноваться.

Ненавидя тот факт, что без лица она не может показать ему свою улыбку, женщина напечатала на своём КПК такое же выражение символами.

[Спасибо.(^^)ノ]

«Пока я знаю, что Шинра ждёт меня дома, я чувствую, что сильнее сотни объединившихся людей».

Селти вышла из квартиры, наслаждаясь вновь обретённым чувством уверенности…

– Аххх~, так приятно было видеть, что, в конце концов, ей стало лучше.

…Оставив мужчину в чёрном коконе…

– Эм…? Эй, Селти, этот теневой кокон сам не разрушится. Селти, эй! Эй! Похоже, я не могу выбраться!


♂♀


Через половину дня, где-то в Икебукуро

«Правильно… Пока Шинра ждёт меня дома… Я такая же сильная, как сотня людей».

Селти гнала на полной скорости и чувствовала себя сейчас такой решительной, какой не чувствовала себя никогда.

«Но… Смогу ли я вообще попасть домой, если всё будет…так продолжаться…?»

Вокруг неё слышался рёв моторов и вой сирен.

Не поворачиваясь, она вытянула свои сенсоры во всех направлениях.

Она смогла насчитать, по крайней мере, двадцать из них.

Эти люди на специальных мотоциклах носили токко-фуку[14].

У некоторых транспортных средств было по несколько сидений, на другие были наклеены разнообразные этикетки, а к третьим были приделаны совершенно ненужные приспособления.

Короче говоря, большинство сидело за рулём зокуша[15].

Было очевидно, что все эти люди являлись частью так называемых “босозоку”, или, как их некоторые пренебрежительно называли, “чинсудан”.

– Эй ты, урод! Я разве не сказал тебе остановиться?

– Хочешь, чтобы тебя убили? Ааа?

– Юхху! Да! Да!

Мужчина, сидевший на заднем сидении одного из мотоциклов, начал махать стальной трубой в сторону Селти, когда они подобрались к ней поближе.

«Аааа, давно…давно я не видела, чтобы кто-то в Токио так очевидно показывал всем свою цель!»

Благодаря таким мыслям женщина больше не казалась странной.

Она была в своём обычном облачении, но к её мотоциклу был прикреплён прицеп с чёрной сумкой в нём.

Селти создала этот прицеп из своих теней специально для перевозки этой чёрной сумки, размерами своими превосходившей сумку для гольфа.

Длинная сумка лежала на сидении.

Селти не знала, что там; но, смотря на её размер, форму и вес, она и не хотела этого знать.


За полчаса до этого

Селти сидела на скамейке и читала оставленную кем-то газету, ожидая будущего клиента.

«Ух, ты, брат Шизуо – это что-то, в самом деле».

На первой странице красовался заголовок: “Ханеджима Юхей и Хиджирибе Рури: страстное полночное свидание!?”. Он коротко отражал главную суть: два наиболее популярных сейчас кумира молодёжи прошлой ночью встречались.

Вдобавок, их видели рядом с домом Ханеджимы Юхея.

С другой стороны, о случае с Селти не было сказано в заголовках новостей, несмотря на то, что произошло прошлой ночью.

Похоже, общественность больше интересовали отношения между мужчиной и женщиной, чем Неопознанные Таинственные Животные.

«Но кто бы мог подумать, что ей окажется именно Хиджирибе Рури…»

Рури на данный момент была самой известной из девушек в мире шоу бизнеса. Она была задействована во всех его областях.

Её очарование таилось в изящном и покорном облике; несмотря на то, что она была японкой, в её красоте было нечто нордическое. Даже Селти, которая также являлась женщиной, временами находила её довольно милой.

Как Юхей, так и Рури были немногим старше двадцати лет, но они выглядели моложе своего возраста.

Невозможно было не заметить любовную связь между такими романтическими натурами. Хотя Селти гадала, не был ли этот романтический образ создан СМИ.

Клиент прибыл до того, как она смогла поближе ознакомиться со статьёй. Ей пришлось переключить своё внимание на него и выслушать инструкции по поводу перевозки принесённой им вещи.

Ни камеры, ни полиция не смогли найти её, несмотря на опасения женщины.

Её утренняя работа была на удивление спокойной.

Но в тот же самый момент она въехала в группу босозоку, находившуюся неподалёку от главной дороги.

Селти растерялась на некоторое время, пока кто-то не прокричал: «Мы нашли его! Десять миллионов иен!», что напомнило женщине об её текущем положении.

У неё не было времени даже чтобы вздохнуть; на улицах Икебукуро началась большая охота.

– Ааааа!

– Не недооценивай Торамару! Эй!

Вокруг Селти скопилось множество людей, размахивающих оружием, на мотоциклах с надписями, подозрительно напоминавшими название одной манги[16]

Она, конечно, слышала, что члены босозоку становятся всё старше и старше, но никак не ожидала, что всем им будет далеко за двадцать.

«Ааа… Вы слишком стары для такой вот охоты за вознаграждением! Но разве Торамару не банда из Сайтамы!? Что они здесь вообще делают!?»

«Это…так вот как далеко люди могут зайти ради денег!»

Правильно, им предложили десять миллионов иен за поимку Селти – просто ошеломляющее вознаграждение.

Предложили бы ей столько же за добровольную сдачу, она бы подумала над этим.

Но ей, возможно, пришлось бы согласиться, что дело не того не стоит, так как женщина догадывалась, что с ней сделают. Селти решила выбросить деньги из головы.

– Стоять!

– Чёрт возьми! Это наша игра!

– Не смотри на нас сверху вниз, Король Превратного Желудка![17] 

– Мы заразим тебя хроническим гастритом!

Эти жестокие выкрики заставили Селти ускориться.

«Ааа, брось это. Я выбью из них всю дурь…но если я привлеку к себе ненужное внимание, то вовлеку Шинру в беду. Просто сконцентрируйся на том, как сбежать от них. И найти того, с кем можно об этом поговорить. Но, опять же, с кем вообще можно поговорить о таких вещах?..»

В ту же секунду, один из босозоку кинул в неё стальной трубой.

– Не думай, что сможешь уйти! Ха!

Острый конец трубы проделал дыру в перевозимой Селти сумке.

Оттуда высунулась человеческая рука; она начала болтаться туда-сюда.

«…»

– … … … …

Босозоку притихли, как и Селти.

«Аааа…ааа…я знала это…»

«Я ЗНАЛА ЭТО! Я ЗНАЛА ЭТО! ТВОЮ МАТЬ!»

Было похоже на то, что она сейчас заплачет, когда она приложила руку к шлему. Босозоку, будучи в замешательстве, продолжали погоню, пока из толпы не раздался крик:

– Ты в большой беде. Ты…попал.

Женщина услышала только голос. Но она знала, кто являлся его обладателем.

– Это уже не простое нарушение правил дорожного движения.

«Не может быть…»

«Не может быть, не может быть, не может быть…»

«Вы же шутите надо мной, правда? Только не сейчас! Только не СЕЙЧАС! Эй!»

Селти оставила свои молитвы; теперь она начала сильно ненавидеть каждую часть этого мира. Она повернула свой сенсор зрения в сторону, и там её ожидало наихудшее зрелище из возможных.

Она не знала когда, но коп на белом мотоцикле вошёл в строй банды и сейчас ехал среди них с суровым выражением лица.

– Думаю, я в первую очередь должен предупредить тебя…вон тот мотоцикл, остановитесь на левой стороне дороги.

«Аааааааааааааааааааааааааааааааааааааа…»

Селти выпустила поток теней из своего тела, чтобы запутать полицейского, и тем самым сбежать.

Но Белый Мотоцикл прорвался сквозь пелену теней, будто бы их и не было, и теперь ехал прямо рядом с ней.

– Я говорил тебе…такими штучками дорожно-постовую службу не напугать!

«Ты же на самом деле имеешь в виду себя!»

Все босозоку, испугавшись чёрных теней, остались далеко позади; единственным, кто не отставал, был коп на белом мотоцикле, вечный враг Всадника Без Головы, который не боялся её устрашающей личности и подбирался всё ближе.

– Что за чёрт? Умрите, копы! Урааа!

Один из членов банды замахнулся своей стальной трубой и бросил её в полицейского.

Селти предпочла бы забыть то, что он сделал после того, как отвернулся от удара.

«Нет, нет, нет. Я ничего не вижу».

Белый Мотоцикл схватил байк босозоку и тащил его в сторону, пока лицо того не оказалось в дюйме от земли; два мотоцикла ехали так целых пять секунд, пока коп не вернул того человека в привычное положение.

То, что он сделал, было далеко за областью здравого смысла; Селти, видевшая всё от начала до конца ради душевного спокойствия решила забыть об этом.

«Ничего! Я совсем ничего не видела!»

Босозоку, пребывавшему в шоковом состоянии, пришлось сбавить скорость.

Другие члены банды, ошеломлённые, застыли после такого рода зрелища, но – 

– Он…он думает, что может тягаться с нами! Тот чёртов коп!

– Убить его!

Босозоку окружили Белый Мотоцикл, вместо того, чтобы продолжать погоню за Селти.

Это была битва на скорости в сто километров в час.

Среди движения на дороге на привычной скорости началась схватка между охотниками, добычей и полицией, которая пришла арестовать обе стороны.

Женщина использовала свой шанс, чтобы переехать на другую дорогу, пока Белый Мотоцикл был окружён кольцом из босозоку, но другая часть банды уже поджидала её там.

«А у меня…правда получится вернуться домой?»

Селти сделала крутой разворот и снова выехала на главную дорогу, преследуемая, по крайней мере, двадцатью людьми.

Очередная группа бандитов включилась в погоню.

Над головой женщины послышался звук вертолётного мотора.

«Этот вертолёт тоже пришёл за мной?» – Селти могла только гадать, каков был ответ на этот вопрос, без остановки паря по ночным улицам Икебукуро.

Она была уверена, что будь у неё лицо, оно всё было бы уже в слезах.

Но тут, когда в её сознании всплыло лицо любимого, она вспомнила ещё об одной вещи.

Она забыла освободить Шинру из теневого кокона.

«Ааа, Шинра, мне жаль. Если я не смогу вовремя добраться до дома… Мне, правда, очень жаль!»


♂♀

Сложно было сказать, ощущал ли Шинра любовь Селти телепатически, находясь на верхнем этаже квартирного дома.

Он по-прежнему лежал на полу в гостиной. Уголки его губ изогнулись вверх, с сонным выражением лица он бормотал:

– Ааа…я думаю, что это в итоге можно считать…пренебрежительной игрой[18]?

Глава 2. Мао, журнал для подростков: «Весной начинается новая жизнь! Как сделать свой дебют в старшей школе Токио незабываемым, часть про Икебукуро»Править

DRRR v04 08

“Теперь, когда весна на дворе, ОСВЕЖИСЬ!

Новая жизнь в незнакомом городе начинается с новых встреч!

А тебе удастся встретить что-нибудь совершенно новое, свежее, когда ты начнёшь новую жизнь в Икебукуро?

Некоторые давно уже опередили тебя… Но если ты ещё не начал, хватай эту статью и получай опыт, необходимый для тех встреч, которые готовит тебе судьба!”


♂♀

Пробежав глазами по тексту статьи, юноша схватил журнал и направился к кассе.

Его звали Рюгамине Микадо.

Он только недавно стал студентом второго курса в Академии Райра, частной школе, расположенной в самом центре Икебукуро.

Он жил здесь уже второй год, но по каким-то причинам всё ещё интересовался подобного рода статьями.

В сумке парня уже было три журнала наподобие того, что он держал в руках.

Микадо вышел из торгового центра и направился в караоке рядом.

Еда, которую там подавали, была получше, чем в некоторых ресторанах, да и выбор песен был довольно большим.

Микадо, слегка напрягшись, вошёл в здание караоке и спросил номер заказанной комнаты.

На шестом этаже их было несколько. Он зашёл в одну из комнат; там его уже ждали.

– Яхуу! Мика-пуу, как дела?

– Ты так долго шёл, что нам пришлось заказать тебе чёрный чай и всякие сладости к нему~

Теми, кто заговорил с Микадо, были парень и девушка в повседневной, но достаточно модной одежде. Они выглядели как модели, но горы манги, ранобе, аниме ДВД и прочего с этим связанного барахла полностью разрушали первое впечатление.

Сидевшая напротив них девушка, одетая в такую же, как у Микадо, школьную форму, была очень смущена фигуркой нескромно наряженной женщины, которую держала в руке.

Увидев Микадо, девушка тихо вскрикнула и отдала фигурку обратно Карисаве.

– А…эм…Сонохара-сан, можно мне сесть рядом с тобой?

– …Ко-конечно!

Девушка в очках смутилась ещё больше и покраснела.

– Приятно тебя здесь видеть, М-микадо-кун!

– Спасибо! И извините, что опоздал, Карисава-сан, Юмасаки-сан.

Юмасаки и Карисава тепло улыбнулись ему, перед тем, как ответить:

– Ничего, у нас всё равно ещё куча времени!

– Это точно. Пока открыты книжные магазины, мы свободны.

Парочка в повседневной одежде выглядела куда более расслабленной, чем ребята в школьной форме.

После того, как в кабинку принесли напитки, они начали говорить о деле, но уже за закрытыми дверьми.

– Так что ты там хотел у нас спросить?

– Я…эм…мне очень неловко спрашивать у вас это… – Микадо резко выдохнул и подождал, перед тем как продолжить говорить.

– Пожалуйста… помогите нам с проведением экскурсии по Икебукуро!


♂♀

Это случилось два дня назад.

Состоялась традиционная ежегодная церемония открытия Академии Райра, на которой официально поприветствовали новых учеников.

Микадо и Анри снова оказались в одном классе и остались старостами.

После того, как закончилось первое заседание Школьного Совета, и они разобрались с личными представлениями, Микадо спешил найти Анри, ушедшую раньше него; внезапно его окликнул незнакомый голос.

– …Простите! Вы Рюгамине-семпай, да?

Он повернулся и увидел мальчика в школьной форме.

– Эм…да…а ты…ты только что представился…Аоба-кун?

– Да! Я Куронума Аоба, первокурсник!

У парня были девчачьи черты лица, глаза его блестели. Более того, он был таким низким, что его можно было принять за ученика средней, или даже начальной школы.

Микадо знал, что он сам отнюдь не тянул на взрослого, однако его собеседник выглядел младше, чем он сам в его возрасте.

– Услышав, как вы представляетесь всем, я был просто шокирован! Не ожидал, что встречу вас здесь, Рюгамине-семпай!

Парень, очевидно, пребывал в хорошем расположении духа, в то время как Микадо был весьма озадачен.

«Кто он? Так странно… Мы раньше встречались?»

Он старательно пытался вспомнить, так как было бы очень невежливым не запомнить лицо человека, даже если он – твой кохай. Но, тем не менее, у него так ничего и не получилось.

Аоба мягко улыбнулся, поняв чувства Микадо, и сказал:

– А, извиняюсь. Не думаю, что семпай видел меня раньше или слышал моё имя.

– Э, понимаю. Эм…так почему ты был шокирован?

Вопрос Рюгамине был вполне естественен. Парень весело ответил:

– Потому что…эээ…

Он прикрыл рот и проверил, нет ли кого поблизости, перед тем как понизить голос и продолжить:

– Семпай…один из Долларов, так ведь?

– …Ааа!

Микадо оставалось только таращиться, открыв рот, на парня, который сказал ему это.

– Ч-что ты имеешь в виду?

В тот самый момент в сумке Рюгамине зазвонил телефон.

Судя по длине звукового сигнала, это было новое сообщение.

– А. Наконец-то, – парень приятно улыбнулся.

Микадо торопливо вытащил телефон из сумки. Это было сообщение для всех Долларов.

«Я стал студентом Академии Райра! Пожалуйста, держите меня в курсе происходящего в других школах!»

Оно было отправлено одним из нескольких сотен людей из списка контактов.

Как только Микадо увидел имя “Юный лист”[19], он посмотрел на парня перед собой.

– Это…ты?

– А, Юный Лист – это я! Думаю, я вступил под номером 600 или что-то вроде этого. Но вы же знаете, что у сайта Долларов был перерыв в работе из-за случая со спамерами? Поэтому вы и не заметили моего имени…

– П-почему ты думаешь, что я один из Долларов?

Парень невинно улыбнулся, в то время как на лице Рюгамине выражалось явное беспокойство, и сказал:

– У меня нет точных доказательств. Но я думаю над этим… Около года назад, на первом общем собрании, семпай ругался с женщиной, которая была нашей целью, так? Я запомнил, потому что это меня по-настоящему заинтересовало!

Доллары были особой бандой, чьей территорией являлось пространство в сети.

По сути, они были одной из Цветных Банд, даже несмотря на то, что их структура не имела особого сходства с остальными.

По слухам, не так давно у них было столкновение с Жёлтыми Платками, но каким-то образом стороны достигли мира и конфликт был исчерпан.

Если Доллары и были Цветной Бандой, то их цветом можно было бы назвать полное его отсутствие.

Они смешивались с остальными жителями города без облачения в цветные одежды.

Средством их связи были электронная почта или интернет.

Оба способа связи были достаточно благоразумными, и с их помощью выследить настоящую структуру банды было довольно сложно.

Простой прохожий, будь он школьницей или домохозяйкой, мог оказаться одним из Долларов.

Самим своим существованием банда рождала в умах людей некое подозрение.

Это ‘подозрение’ и было способом их защиты.

Оно очень даже могло оправдаться, тогда Доллары и совершали свои атаки.

Такой и была эта Цветная Банда, рождающая страх и подозрение.

Едва ли какой-нибудь член группировки знал её лидера. Личность основателя была окутана тайной.

Однако у этого самого таинственного главы от слов кохая по спине пробежал холодок.

– Э…эээ… Думаю, ты говоришь не с тем человеком…

– Но, то сообщение…

– А…ааа…точно.

– Я знаю, вы хотите сохранить это в тайне. Не волнуйтесь, я прекрасно умею хранить секреты!

Аоба смотрел на него глазами полными невинности и уважения, что заставило Микадо почувствовать себя неловко и сделало абсолютно неспособным к продолжению беседы.

На самом деле, около года назад Рюгамине уже попадал в неприятности из-за одной компании.

– Но как так получилось, что Микадо-семпай разговаривал с женщиной в ту ночь?.. Микадо-семпай, что…какая-то значительная фигура в Долларах?

– Нет! Нет, нет… В Долларах нет никаких ‘значительных фигур’! Я…я такой же, как и все остальные!

– Правда? Но всё же! Я так счастлив, что кто-то из моего окружения тоже состоит в Долларах!

Его поведение было таким же ребяческим, как и его лицо.

Оба парня, возможно, сошли бы за братьев, учащихся в средней школе. Но они были студентами в старшей.

Микадо по-прежнему не знал, как вести себя со своим собеседником, но, в конце концов, он заговорил со своим кохаем, оглядевшись по сторонам:

– …Понимаю. Но было бы лучше, если бы ты не говорил об этом в школе. Буду благодарен, если сможешь сохранить это в секрете.

Ответ Рюгамине был достаточно холодным, но улыбка не исчезла с лица Аобы. В общем-то, он собирался попросить кое-что взамен.

– Понял! Но я также попрошу вас оказать мне услугу, семпай!

– И что же ты хочешь?

– Я знаком с Икебукуро не так хорошо, как хотелось бы. Не могли бы вы как-нибудь устроить мне здесь небольшую экскурсию?


♂♀

Он посоветовался с Анри сразу после этого разговора, и они пришли к выводу, что самим им не справиться. Вот почему они решили попросить помощи у своих друзей, Юмасаки и Карисавы, которые знали город куда лучше их.

«Нет, правда, мне не было бы сейчас так тяжело, если бы Масаоми был с нами…»

Но Микадо быстро выбросил эту мысль из своей головы.

Кида Масаоми всегда был его лучшим другом, но он уже исчез из его жизни и жизни Анри.

Похоже на то, что он был одной из центральных фигур в Жёлтых Платках, выступавших против Долларов. После того, как они с Микадо узнали об истинной личности друг друга, Кида исчез. Рюгамине не находил это откровение настолько тревожным, насколько его считал таковым Масаоми; он думал, что у Киды, возможно, были свои причины, так что Микадо не пытался копаться в его прошлом.

«Это неправильно. Я не могу постоянно полагаться на Масаоми в таких незначительных вещах, как эта. Иначе, всё, что он захочет сделать при нашей встрече – это посмеяться надо мной».

Думая о таких вещах, Микадо по-прежнему ждал возвращения своего друга.

Он ждал, что однажды они встретятся, и Анри будет с ними.

– Микадо? Микадо? Ты в порядке? Эй!

– Э…? – услышав своё имя, парень резко вскочил.

– Ты хочешь спать? Может, споём кое-какие песни из аниме, чтобы вырвать тебя из царства Морфея?

– А…? Эээ… Ааа! Я…извините!

Микадо осознал, что слишком увлёкся воспоминаниями о Масаоми и Жёлтых Платках, так что ему пришлось заставить себя снова вернуться к реальности.

Юмасаки и Карисава отреагировали чуть более восторженно, чем он предполагал, когда они рассказали им о сложившейся ситуации.

Они начали жаркий спор о тех местах, которые надо в первую очередь показать новоиспечённому жителю Икебукуро.

И хотя, как Микадо и предполагал, первым, что пришло им в голову, были такие магазины как Анимейт и Тораноана, он всё ещё надеялся, что со временем они предложат что-нибудь более или менее нормальное.

Пока он думал об этом, Карисава резко подняла голову и заговорила:

– Не хотите, чтобы мы пошли с вами?

– Э?

– Те места, которые мы хотели бы вам предложить, не очень-то просто найти. По-моему, было бы лучше, если бы мы пошли вместе с вами! И, кстати, мы не знаем, что собой представляет ваш кохай, так что было бы лучше, если бы мы сначала встретились с ним, а потом уже разработали план действий.

– Эм…

Микадо даже и не знал, что на это ответить.

Конечно, предложение было замечательным, но он сомневался, сможет ли его кохай поладить с этими двумя.

В общем-то, они выглядели вполне нормальными, но когда начинали говорить, больше походили на не самого предрасполагающего к себе вида послов из двухмерной параллельной вселенной.

Он уже привык к ним, но не представлял себе, как отреагирует Куронума Аоба.

«В любом случае, это не такая уж и большая проблема. Когда он поговорит с ними, то сразу поймёт, что эти двое – хорошие люди».

Микадо, который слепо верил в силу людского общения, имея выдержанный и дружелюбный характёр, кивнул головой в знак согласия.

– Правда? А это ничего, что мы просим вас составить нам компанию?

– Конечно! У нас нет никаких особых дел до вечера.

– А разве вы не работаете?

Карисава удивлённо посмотрела на парня.

– Как? Разве мы тебе не говорили?

– …?

– Мы с Юмаччи – свободные художники, и у нас гибкий график.

– Свободные…художники?

Рюгамине совершенно запутался и наклонил голову. Эрика отпила немного чая и продолжила объяснять:

– Да. Дотачин, в отличие от нас, работает по специальности. Тогуса-чи сдаёт унаследованную от родителей квартиру и живёт на полученные деньги. Его брат заботится о доме, а он собирает арендную плату. Мы хорошо ладим, потому что у всех нас есть куча свободного времени. Хотя примерно год назад у каждого из нас кроме Дотачина были постоянные работы.

Дослушав до конца, Микадо понял, что должен был и раньше догадаться, что у этих двоих нет постоянной работы, иначе они бы не смогли встретиться с ними в это время суток.

Когда он только их не встречал, они были одеты в повседневную одежду и бесцельно бродили по улицам. Кадота и Тогуса обычно были с ними, и вместе они производили впечатление либо людей без постоянного заработка, либо просто безработных.

– Я продаю украшения ручной работы по интернету. А Юмаччи… Он…эм…как это называется, ледяной скульптор? В общем, он принимает заказы на ледяные скульптуры для вечеринок.

– Ух ты…!

– Нет-нет-нет, я не так хорош, как ты думаешь. У меня нет контракта с каким-либо отелем, так что, боюсь, в один прекрасный день я могу остаться без работы. Но ледяные фигуры некоторых персонажей очень популярны, они нужны для вечеринок издательств и фотосессий. Чувствую, что именно для такой работы я и родился. Когда-нибудь я буду работать на Кайодо!

Юмасаки выглядел несколько смущённым. Пока эти двое говорили, Микадо слушал их с благоговением, дивясь тому, что у них действительно была работа. Анри уставилась на них с таким же удивлением, так что Рюгамине, скорее всего, был не единственным, кто считал их безработными. Но неугомонной парочке нужен был довольно большой доход, чтобы покрывать все их расходы на книжные магазины.

Однако парень и представить себе не мог, что они могли бы вкладывать свои деньги на еду в книги.

– Спасибо за то, что вы согласились помочь нам! Увидимся завтра…!

Но благодарность Микадо тут же превратилась в сожаление, когда Юмасаки произнёс следующие слова:

– Отлично! Значит так, начнём мы с экскурсии по тем местам в Икебукуро, которые засветились в аниме и манге!


♂♀


Спустя два часа, у Западных Ворот Икебукуро

– Что-то сегодня развлекаемся только мы. Не стесняйтесь, спойте что-нибудь! – обратилась Карисава к Микадо и Анри.

Они постеснялись отклонить предложение парочки, так что в итоге им пришлось прослушать двухчасовое попурри из аниме-песен.

Большинство из этих песен они вообще слышали впервые. Но было похоже на то, что Юмасаки и Карисава пели всё это не меньше чем в сотый раз.

Ну, в общем-то, Микадо бы и не удивился, если так оно и было.

Похоже, им нравилась одна из новых песен Хиджирибе Рури, так что они спели её каждый по отдельности.

После похода в караоке Микадо и Анри решили прогуляться с парочкой у Западных Ворот, перед тем как распрощаться.

– Спасибо, что сходили с нами!

– Нет проблем… Но и я должен поблагодарить Карисаву-сан и Юмасаки-сана…

– А? За что?

– Кое-что произошло…

Микадо старался не думать об этом, пока искал способ сменить тему.

И только он собирался спросить, что нового произошло на весенних каникулах, как все они увидели нечто странное.

А именно, белый респиратор.

Он увидел странного человека в белом респираторе, разговаривающего с довольно высоким блондином в дальнем углу парка Западных Ворот.

Хотя Микадо понимал, что пялиться на людей так пристально, по меньшей мере, неприлично, он продолжал смотреть на этих странных незнакомцев, пока говорил Анри:

– Что делает тот человек в белой маске…? Тот иностранец рядом с ним её не носит, так что утечки газа нет, или всё-таки есть?

Но Анри не ответила.

Парень подумал, что она не поняла вопроса, и готов был уже встретить непонимание в её глазах.

Но её потрясённый взгляд был прикован к тому месту, на которое несколько секунд назад смотрел сам Микадо.

– Сонохара-сан?..

– А? Прости. Мне просто показалось необычным, что на том человеке надет респиратор…выглядит странно…

– Э? А, то есть, да, я тоже так думаю. Это очень странно.

Рюгамине помахал девушке, которая теперь непринуждённо улыбалась, и направился в сторону дома.

Анри поначалу тоже пошла домой, но через некоторое время остановилась, проверила, нет ли Микадо в зоне видимости, и вернулась на то место, с которого пришла.


♂♀

– Ну, так вот. Может, найдём какое-нибудь кафе, и я объясню вам детали?

– Те данные, которые я только что получил от тебя, должны содержать в себе эти самые детали, да? Тогда наше общение бесполезно.

– Но всё же, будет лучше, если вы услышите их от меня. Иначе, вы придёте домой, проверите эти данные и решите, что я пытался вас провести.

– Что это значит?

Невозможно было распознать эмоции этих двух людей, вовлечённых в разговор, пусть и по разным причинам.

Лицо европейца просто было безэмоциональным.

А лицо японца скрывал респиратор.

Сложно было представить, что кто-то может решиться к ним подойти; но Анри продолжала двигаться в их сторону робкими, неуверенными шажками.

Внезапно, будто почуяв её присутствие, блондин повернулся и с вежливой улыбкой посмотрел на девушку.

– Ты что-то хотела, прекрасная юная леди?

Этот человек совершенно точно был иностранцем, но его японский был безупречен.

Анри застыла, словно почувствовав исходившую от него опасность. Но вариант развернуться и убежать сейчас приравнивался к поражению. Она кивнула высокому человеку и заговорила с обладателем защитной маски:

– Эм…вообще-то, мы…эм…здравствуйте.

Сонохара пожалела, что открыла рот, ведь она и имени этого человека не знала.

Но это именно он тогда, месяц назад, в разговоре с Селти упомянул что-то вроде «Это не ты ли…дочь семейства Сонохара, которое владеет антикварным магазином?». И с того момента она его запомнила.

Хотя, его вообще сложно было с кем-то спутать.

Человек в маске, похоже, начал вспоминать Анри, когда она кивнула ему.

Он дал знак европейцу и сказал:

– Если это простой обмен любезностями, можете идти, я вас догоню.

Он начал свой разговор с девушкой через респиратор:

– Ты ведь дочь господина и госпожи Сонохара, которые владеют антикварной лавкой? Ааа, мне очень жаль, что в прошлую нашу встречу я был в таком постыдном состоянии.

– Простите, вы знали моих родителей?

– …Вроде того. И да, раз уж ты упомянула это… да, я так же в некотором роде знаком с твоей катаной.

– …!

‘Шёпот’ послышался из правой руки Анри.

Лишь она могла слышать этот звук, зарождавшийся глубоко в её сознании.

– [Смотри! Разве это не мой бывший владелец?]

Этот голос не исходил ни от её разума, ни от её сердца. Для начала, на этот раз голос не повторял свои проклятья снова и снова, как заезженная пластинка, а сказал что-то вполне осмысленное.

– [Хоть он не дал мне полюбить ни одного человека, он использовал меня, чтобы разделить душу некого странного существа.]


♂♀

Так же как и у Микадо, основателя Долларов, и у Киды, бывшего главы Жёлтых Платков, у Анри был свой секрет.

Меч, заключённый в её теле.

Сайка.

Существо, не имеющее формы, голос, нашёптывающий свои проклятия Анри Сонохаре.

Скажи она об этом врачам, они бы подумали, что причиной этого голоса является сама девушка. Но он исходил не от её собственного сознания.

Этот голос просто являлся существом, наличие которого нельзя было объяснить какими-либо методами.

Демонический клинок, Сайка, затаился в теле Анри; по её желанию он мог материализоваться в катану.

Сонохара была основной фигурой в деле под названием “Ночь Потрошителей” и в паре инцидентов с Рубакой, произошедших несколькими месяцами ранее. Но сама она не являлась Рубакой – им были дети, которых Сайка успела наделать в прошлом.

Этот демонический клинок пытался доказать, что от её любви к людям могут появляться дети, только вот ‘делала’ Сайка этих детей путём вторжения в сердце человека и поглощения его сознания. Короче говоря, это было что-то вроде проклятия.

До того как клинок стал использовать Анри как своего хозяина, он поранил девочку. После выяснилось, что то ‘дитя’, которое породила Сайка в сердце этой девочки, стало нуждаться в любви к людям так же сильно, как и его ‘мать’. Ситуация вышла из-под контроля и вылилась в “Ночь Потрошителей”.

Но закончилось всё тем, что Сонохара взяла всех ‘детей’ клинка под свой контроль.

Она восстановила их собственное сознание, и оно стало точно таким же, как было до происшествия. Единственное, что она изменила в их памяти, – это то, как они стали Рубаками.

Другими словами, каждая из жертв сказала бы «Я не помню, как выглядел Рубака», если бы её спросили.

Но, тем не менее, этот инцидент стал причиной столкновения Жёлтых Платков и Долларов. Анри поневоле была вовлечена в конфликт между своими лучшими друзьями, сама не понимая, что произошло.


♂♀

И хотя после всех этих событий Сонохара смирилась с тем фактом, что Сайка находится внутри неё, в глубине души ей было сложно её принять.

С одной стороны, этот клинок был основной причиной смерти её родителей. Но для Анри тяжелее всего было жить с тем существом, которое всё знало о ней.

‘Голос’ Сайки снова стал нормальным, теперь она начала нашёптывать своё привычное “Я люблю тебя”. После “Ночи Потрошителей” демонический клинок довольно часто говорил фразы, не лишённые смысла, как, например, теперь. Это привело девушку к выводу, что Сайка не врёт.

Она тихо вздохнула, и всё ещё настороженно продолжила свой разговор с человеком в маске:

– Насколько…насколько много вам известно?

– Ммм. Что бы тебе ответить? Я кое-что знаю о тебе. Это подойдёт? Как говорится, орёл не станет питаться зерном, даже если он голоден. Так что такое сильное существо, как ты, наверное, не будет обеспечивать такому слабаку, как я, тяжёлую жизнь, даже если ты расстроена.

– Простите, о чём это вы…?

– Однако. Я поговорил бы с тобой об этом в другой раз. Сейчас я немного занят. Я дам тебе мою визитку. Звони, если буду нужен.

[Кишитани Шинген, Специальный Представитель Фармацевтической Компании Небула]

На карте помимо имени и должности было написано несколько способов связи с ним.

Анри, смотря на визитку, глубоко задумалась.

Вдруг кто-то сзади положил руку ей на плечо.

Девушка выглядела так, будто её ударила молния.

Какой-то странный холод прошёл по её руке, и время для неё остановилось.

Сонохаре казалось, что её поймали в ловушку.

Это чувство разъедало её изнутри.

Её сознание начало извиваться, корчиться от страха.

Каждая частичка её тела кричала, кричала о том, как опасен человек, стоящий за её спиной.

Намного опаснее, чем она могла бы предположить.

Анри заставила себя повернуться.

Это была улыбка того самого иностранца, что наблюдал за ними уже некоторое время.

– Мне, правда, очень жаль, прелестная девочка…

Его улыбка, по всей видимости, должна была быть утешительной, но девушка не теряла бдительности.

– Но у нас с ним есть одно очень важное дело. Мы сочтёмся, я накормлю тебя обедом.

Эти слова звучали так, будто он пытался подцепить её; тем временем, мужчина покачал головой и встал между Анри и Шингеном.

– Ааа… Понимаю. Мне очень жаль.

Лицо этого человека врезалось в память девушки до того, как он покинул это место. «Не забудь его» – её голос разума и инстинкты будто предупреждали её.

Девушка в последний раз остановилась на перекрёстке и обернулась назад.

Этот европеец всё ещё смотрел на неё.

Анри запомнила каждую его отличительную черту; холод пробежал по её спине.

Но на самом деле она в последний раз видела это лицо.

Ведь именно этот человек будет побит Шизуо с помощью парковой скамейки по прошествии нескольких часов. Даже если бы Сонохара увидела его снова, он бы выглядел как совсем другой человек.


♂♀


Ночь. Квартира в Икебукуро

– Страшно подумать, что они до сих пор не поймали этого убийцу, которого называют “Голливуд”, – бормотал парень.

Микадо планировал, что будет смотреть телевизор весь день, так как больше ему делать было нечего, а сейчас он лишь украдкой поглядывал на экран, по которому шли новости.

В последнее время главной их темой были серийные убийства.

Хотя на телевидении не использовалось прозвище убийцы, все заголовки газет и сайты называли его не иначе как “Голливуд”.

Убийства происходили в Токио, но когда Микадо в первый раз услышал о них, ему показалось, что все они были совершены в далёкой-далёкой стране.

Но как только Рюгамине привык к имени убийцы, он стал обсуждать его со своими друзьями из чата и искать кое-какую информацию об этом убийце. С одной стороны его пробирал страх при упоминании этого монстра, а с другой – им овладело любопытство.

Но кем же на самом деле был этот таинственный монстр-убийца?

Общественность сейчас больше интересовала личность Чёрного Гонщика, но Микадо эта тайна уже была известна, так что “Голливуд” поражал его воображение всё сильнее и сильнее.

Но все эти мысли о неизвестном убийце были слишком мрачными для него, особенно после встречи с Анри. Потянувшись к пульту, парень пробормотал:

– Неужели, в новостях не могут показывать что-нибудь более приятное?

Пока он переключал каналы, на глаза ему попался репортаж о рекордных продажах календаря с Ханеджимой Юхеем. С тем молодым человеком, который так потрясающе выглядел, Микадо и стоять рядом было бы стыдно.

– Здорово… Двадцать тысяч копий, каждая по три тысячи иен… Это будет шесть миллионов иен, и даже если он получает с этого десять процентов… И о его новых фильмах начинают говорить задолго до того, как те выходят в прокат. Этот парень и в правду очень крут.

Он мог победить его во всём.

Микадо отрешенно вздохнул, смотря на молодого человека на экране.

«Кстати говоря… Этот Юхей напоминает мне кое-кого знакомого…»

Каждый раз, когда он видел этого актёра на телевидении, эта мысль приходила ему в голову. Парень переключил канал в надежде найти что-нибудь поприятнее.

Но почти везде уже начался блок прогноза погоды, и Микадо сел за компьютер, чтобы посмотреть программу телепередач.

Был апрель, конец сезона, так что практически каждый канал показывал специальные экстренные репортажи.

– Икебукуро: сто дней на военном фронте! Прямой репортаж с Тёмной Стороны Зловещей Столицы, Икебукуро!

«Зловещая столица…? Звучит убого…» – подумал Микадо.

Но он бы солгал, сказав, что этот заголовок его не заинтересовал.

Он поначалу сомневался, стоит ли вообще смотреть это, но потом решил, что может увидеть на экране кого-то из знакомых.

И увидел.

Но совсем не того, кого ожидал.

Часом позже чёрная как смоль тень пыталась ускользнуть от человека на белом мотоцикле.

– Селти-сан…

Без сомнений, это была она.

Парень перевёл взгляд с экрана телевизора к окну.

Он жил слишком далеко от места событий, так что точно не мог увидеть её.

Однако Рюгамине думал, что ему удастся услышать хоть что-нибудь, если он очень постарается, но это, увы, тоже было невозможно.

Пока Микадо пытался прислушаться, Селти на экране создала огромные чёрные крылья и начала парить по ночному небу над Икебукуро.

– С ней же всё будет в порядке…? Может, привлечь к этому делу Долларов?

Этот паренёк был настолько чист, насколько это вообще было возможно. Как только репортаж закончился, и на экране снова появилось изображение студии, он искренне поверил в этого ‘монстра’, с которым его свела сама судьба.

– Но это же Селти-сан… Она наверняка справится со всем сама.

Всё ещё думая о Чёрном Гонщике, Микадо вошёл в чат.

Где-то в глубине души он был очень взволнован происходящим, но решил спокойно провести вечер в предвкушении завтрашней экскурсии.


ЧАТ

Танака Таро-сан в чате.

Танака Таро: А? Никого нет?

Танака Таро: Вернусь через пару часов.

Танака Таро-сан покинул (а) чат.

Сейчас чат пустой.

Бакюра-сан в чате.

Бакюра: Ммм?

Бакюра: Похоже, никого нет.

Бакюра: Круто,

Бакюра: значит, я могу начиркать сюда всё, что пожелаю.

Бакюра: Послушай-ка меня, Джонни,

Бакюра: ещё когда я был в начальной школе,

Бакюра: одна девочка украла мой диктофон и сломала его.

Бакюра: Когда я застал её за этим делом,

Бакюра: то сказал, что буду молчать, только если

Бакюра: «Диктофон, который ты захочешь сломать, будет частью моего лица!»

Бакюра: Вместо этого она поцеловала меня.

Бакюра: Другие мальчишки увидели нас и стали бросаться малиной.

Бакюра: ХА-ХА-ХА!

Бакюра: Так как эта история абсолютно реальна, то может сойти за американский анекдот!

Бакюра : Отличненько,

Бакюра: Теперь мне осталось только стереть историю переписки

Бакюра: и посчитать до трёх-

Сайка-сан в чате.

Бакюра: 1.

Сайка: Добрый вечер

Бакюра: 2.

Бакюра: Эх!

Бакюра: Вечер добрый.

Танака Таро-сан в чате.

Танака Таро: Добрый вечер.

Танака Таро: Бакюра-сан, что ты делаешь?

Бакюра: Добрый… ве…чер…

Бакюра: Смешно.

Бакюра: Эй, вы там, посмейтесь надо мной!

Танака Таро: АХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХА!

Бакюра: Ты правда это сделал…

Кио-сан в чате.

Маи-сан в чате.

Кио: Я лично не в восторге от идеи смеяться над тем, с кем только что встретилась…но так как сам человек этого хочет, я должна посмеяться так, будто делаю это в последний раз, если хочу чувствовать себя примерным человеческим существом. Так что позвольте мне посмеяться над тобой как в последний раз, вот-

Маи: (LOL)

Кио: БВАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХА! АХАХА, АХАХА, АХАХАХАХА! ФУУУ… ФУУУ… БВАХАХА! АХАХАХАХА! АХАХАХАХАХАХАХА! СТОП, СТОП! НЕ МОГУ ДЫШАТЬ! ПРАВДА, НЕ МОГУ! СЕРЬЁЗНО, ОСТАНОВИ ЭТО! ОС-ТА-НО-ВИ!

Я ХОЧУ ЖИТЬ!

ААААА…АХАХАХА! АХАХАХАХАХА!

Маи: (LOL)

Бакюра: Добрый вечер…

Бакюра: Э?

Бакюра: Вы кто такие?..

Бакюра: Ааа, не знаю даже, разозлиться мне или расстроиться после того как ты посмеялась надо мной таким образом!

Танака Таро: Добрый вечер.

Танака Таро: Мы с вами встречались раньше?

Сайка: Добрый вечер

Кио: Мне очень жаль. Не думаю, что мы виделись с кем-либо из вас раньше. С этого дня мы будем к вам заглядывать, так что, умоляю, запомните нас. Меня зовут Кио. Я планировала произвести обмен любезностями, но было бы невежливо по отношению к Бакюре-сану делать это, когда я смеялась над его искромётной американской шуткой. И вот что получилось.

Маи: Я Маи.

Бакюра: Ты очень напоминаешь мне Канру-сан.

Маи: Мне жаль.

Бакюра: Нет, я имел в виду не тебя.

Танака Таро: Приятно познакомиться!

Кио: И мне тоже! Кстати говоря, эм…если Бакюра-сан – девушка, то я и не знаю, как себя вести. Если две девушки захотят подуть в один и тот же кларнет…такой своеобразный поцелуй, да…это будет так красиво, элегантно и достойно, как я только могу себе представить. Может, надо сказать, восхитительно? В любом случае, именно так я себя и буду чувствовать.

Маи: Как это эротично!

Бакюра: Можешь представлять меня кем угодно и каким угодно.

Танака Таро: Господи, в этом месте собралось намного больше индивидуальностей, чем оно может выдержать…

Сайка: Рада с вами познакомиться

Бакюра: Эй, а вы смотрели специальный репортаж пару часов назад?

Танака Таро: А, это тот, который про Икебукуро?

Бакюра: Так точно.

Сайка: Что-то произошло

Танака Таро: Они засняли Чёрного Гонщика.

Кио: Ааа, мир тесен. Мы тоже смотрели этот репортаж, но подумали, что если выйдем прогуляться, то сможем увидеть Чёрного Гонщика своими собственными глазами. Мы только что вернулись. Как жаль, что нам не удалось взглянуть на живую легенду Икебукуро, парящую по воздуху. Но было прекрасно просто гулять по ночному району с сердцами, полными надежд.

Маи: Плохо.

Танака Таро: А, так вы двое тоже живёте в Икебукуро?

Танака Таро: Похоже, все посетители чата либо из Икебукуро, либо из Синдзюку.

Танака Таро: Так что, чувствуйте себя здесь как дома.

Кио: Танака Таро-сан, я вам так благодарна. Ничтожество вроде меня, которое говорит то, что шокирует большинство людей, похоже на каплю воды в бескрайней пустыне, по-иному называемой интернет. Вы так вежливы, что я почти влюблена в вас. Хоть и только в сети.

Маи: Спасибо.

Маи: Ты мне нравишься.

Танака Таро: Я и не знаю, что мне с этим делать. lol

Бакюра: И почему у меня такое ощущение, что это Канра-сан охотится за мной.

Сайка: Что значит охотится?

Бакюра: Следит за людьми и водит их за нос.

Танака Таро: В общем, я собираюсь показать кое-кому Икебукуро, но в то же время район будут показывать и мне самому.

Танака Таро: В этом городе я всё ещё новичок, так что мне ещё предстоит многому у вас научиться.

Кио: Какое совпадение. Мы тоже собираемся прогуляться по Икебукуро завтра. Может быть, мы встретимся и даже начнём схватку.

Маи: Мы будем сражаться?

Танака Таро: Если это произойдёт, сильно меня не бить lol


На следующий день. Анимейт, Икебукуро.

Если вы пройдёте от перекрёстка чуть западнее к небоскрёбу Саншайн до шоссе 254 –

То попадёте на “Улицу для девочек”, названную так, потому что здесь сосредоточено множество магазинов додзинси и подобной им продукции.

В один солнечный день двое мужчин и женщина прогуливались по этой улице.

Женщиной была Карисава, а одним из мужчин – Юмасаки.

Другого, их своеобразного опекуна, звали Кадота Кёхей. Слушая разговор своих неугомонных друзей, он всё ниже и ниже натягивал свою любимую шапку.

Хотя, по правде говоря, слушал он их лишь отчасти, так как диалог Эрики и Уолкера в большинстве своём состоял из непонятных ему слов.

– Вот почему я говорил, что обмениваться мнениями об аниме – это здорово. Услышать мнения других людей тоже в их интересах. Но если кто-нибудь начнёт говорить что-то вроде «если ты не понимаешь, что такого необычного в этом аниме, то продолжай и дальше смотреть на свои панцу», то это самый худший способ обосновать свою точку зрения. И вообще, такими словами можно оскорбить собственное любимое аниме.

– Это точно! Помню, кто-то уже говорил подобное при обсуждении “Пушки=челюсти”[20]. Понимаю, что этот человек был выведен из себя тем, что другие оскорбляли его любимое творение, но это же не повод поливать грязью любимые картины остальных.

– Вот именно! Мне нравятся сёнены, где есть только мужские персонажи, но я также люблю моэ и эччи с панцушотами и с сись…аааа!

– Юмаччи, ты придурок!

Юмасаки, получивший от Карисавы удар ладонью по лицу, озадаченно уставился на девушку.

– Чт…что ты делаешь, Карисава-сан?

– Это так неправильно ассоциировать “моэ” только с панцу и грудями! “Моэ” находится в душе у зрителя! Следовательно, каждое произведение искусства может по жанру относиться к “моэ”, даже японские рисунки птиц и зверей, но ты, Юмаччи…

– Я…я не то имел в виду! Я упомянул трусики вместе с моэ образно, имея в виду что моэ – это романтическое видение…

– Если ты будешь смотреть на вещи моими глазами, то все персонажи даже самого сурового сёнена будут казаться тебе моэ…

– Думаю, Карисава-сан многое из моих слов поняла неправильно…

– Моэ – моэ – моэ – МОЭ – МОЭ…

– Моэ – МОЭМОЭ? – моэ… [21]

Как только их непрекращающийся диалог зашёл в тупик, мужчина, всё это время хранивший молчание, сказал:

– Пожалуйста, вы двое… Приберегите свой моэмоэ-разговор для времени, когда мы будем гулять по менее людным улицам города.

Кадота глубоко вздохнул и прикрыл лицо ладонью.

Содержание их разговоров было неизменным и в тёплом апреле, и прохладной зимой. Единственное, что менялось – это название аниме и манги, которые они обсуждали.

– Эй, вы двое. Прекратите хоть ненадолго говорить о своих двухмерных вещах.

– Понял.

– Конечно.

Кадота был удивлен, что они согласились сделать это. «Как бы то не было», – подумал он, «возможно, теперь они замолчат хотя бы ненадолго»…

– Кстати говоря,  мне кажется, что у недавних фигурок дизайнера Йоуэна Зетсуму талия стала еще эротичней, чем прежде!

– Не-не-не, лучшее в работах это дизайнера – это чуть выпуклые линии на животе. А его ребра – настоящее моэ!

Как только Кадота услышал нисколечко не изменившийся диалог, раздался сердитый голос мужчины:

– Вы, двое… Разве я только что не сказал вам прекратить?

Юмасаки и Карисава взволнованно посмотрели на бушующего Кадоту и сказали:

– Э?! Но ведь эти фигурки в 3D, разве нет?

– Ты не права, Карисава-сан! Фигурки в 2.5D!

– …Иногда трудно сказать, что я действительно в Японии, когда я с вами, ребята… – несколько покорным тоном проговорил Кадота, продолжая вести их к месту назначения, Токио Хэндс.

Повернув и оказавшись на менее оживленной улице, он спросил у парочки, следующей за ним:

– Значит, вы собираетесь показать Микадо и остальным ребятам магазины в округе?

– Верно. Хочешь пойти с нами, Дотачин?

– Я пас. Я только напугаю их, если приду.

– Правда? Я думаю, Дотачин будет выглядеть примерным студентом, если снимет эту шапку и зачешет волосы вперед.

Кадота проигнорировал Карисаву и молча продолжил идти дальше.

Однако, вдруг прямо перед собой ребята увидели кое-что необычное…

– Как раз об этом и речь~ Мы просто хотим послушать. Вы же знаете о Чёрном Гонщике, правда?

– Ты тоже хочешь денег, а, мелкая девчонка? Вот и мы хотим. Поделись с нами.

– Как насчет того, чтобы вложить в нас ваши карманные деньги? Если мы получим те 10 миллионов иен, мы отплатим вам нашими телами. С процентами.

– Мы ненамного старше вас. И предлагаем вам очень чистенький, я бы сказал, путь решения этой проблемы.Просто отдайте нам деньги.

Парни, чья цель была вполне очевидна, загнали двух школьниц в угол. Все они казались толстыми грубиянами; также они носили одежду босозоку,а на одном из них даже было полосатое токко-фуку.

– Теперь я понимаю! Чёрный Гонщик – это ты, да?

– Правда~

– Это просто потрясающе.

– Так поиграйте с нами, пока мы не почувствуем, что это стоит 10 миллионов иен.

Даже то, как они придирались к девочкам, звучало вульгарно и шаблонно. Для этой тихой улочки они были как бельмо на глазу.

Кадота посмотрел на парней и пробормотал про себя:

– …Я и не знал, что такие шумные преступники всё ещё существуют.

Все трое кивнули друг другу и продолжили идти вперёд.

Хулиганы, не обращая внимания на то, что происходило за их спиной, продолжали наступать на двух девочек:

– Кстати говоря, вы двое должны быть довольно богаты, раз шатаетесь по этой улице, не правда ли?

– Это бесит меня! Это действительно выводит из себя!

– Вы вообще собираетесь что-нибудь говорить? Скажите что-нибудь! Говорите!

– Эй, эй, прекратите. Посмотрите, они напуганы. Извините. Куда вы идёте? Мы отвезем вас, чтобы замять это недоразумение. Вас это устроит? – сказал Кадота, пока преступники продолжали нести чушь.


Несколько часов спустя, перед Токио Хэндс

В Академии Райра в начале и в конце семестра ученики учились по укороченному графику.

Это должно было сделать переход из одного полугодия в другое для студентов проще. Но ученики, как правило, не думали об этом ничего кроме «Вот свезло! Полдня свободно!», что, в любом случае, более или менее и было в намерениях школы.

После того, как закончились утренние занятия, улицы равномерно заполнялись цветом формы Райры.

Повседневная одежда была разрешена в Райре; однако, как только студенты вливались в уличную толпу, только те, кто был в форме, выделялись, как однотонные пятна на пёстром фоне – как Цветные Банды.

Микадо, одетый в форму Академии Райра, неторопливо направлялся к месту встречи.

Когда парень подошёл, Анри и его кохай уже ждали его там.

– А…что? Вы уже здесь? Прошу прощения, вы меня долго ждали?

DRRR v04 09

– Нет, я только что пришла.

– Я тоже.

Хоть он понимал, что Анри и Аоба сказали это, просто чтобы он не чувствовал себя неловко, было похоже на то, что поговорить друг с другом они ещё не успели.

Поэтому, возможно, эти двое были здесь не так уж и долго – подумал он, обмениваясь с ними приветствиями. Аоба поклонился Анри.

– Мне действительно жаль, что я отнимаю так много вашего времени из-за своей детской просьбы…

– Я не против. У нас полно свободного времени.

Анри кивнула в знак согласия с тем, что Микадо только что сказал.

После того, как невинный на вид кохай поблагодарил своего семпая за оказанное одолжение…

Он с интересом задал один вопрос:

– А Сонохара-сан встречается с Рюгамине-семпаем?

Казалось, время для этих двоих остановилось.

Но теперь, когда Микадо задумался над этим, он понял, что любой незнакомый с ними человек мог бы мог прийти точно к такому же выводу.

Аоба попросил Микадо показать ему Икебукуро, и он, очевидно, не ожидал, что Анри тоже появится. Поэтому единственным выводом было предположение, что они встречаются или что-то в этом роде.

Но Микадо явно смутил вопрос кохая. Анри также, раскрасневшись, опустила голову.

Аоба не знал, считать это за да или нет, склонил голову на бок и попытался опять:

– Значит, вы не встречаетесь?

– Нет…нет-нет-нет… Это совсем не так… Мы просто…эм…друзья! Мы друзья.

– Ясно~ так Сонохара-сан до сих пор одна? Я могу как-нибудь попасть в очередь на ожидание?

– Что?..

Его кохай с лёгкостью сказал нечто просто шокирующее. Микадо не мог не смотреть на него с благоговением.

«С такой невероятной лёгкостью!»

«И в более естественной манере, чем удалось бы тому же Масаоми!»

Микадо чувствовал, что его губы дрожат. Он пытался что-то сказать, но ничего не вышло.

Проиграв своему кохаю, он чувствовал себя несчастным, а также завидовал Аобе – ведь он так просто мог признаться девушке, которая ему нравится.

Кохай, однако, посмотрел на застывшего семпая, у которого в голове витали все эти неприятные мысли, и с тревогой проговорил:

– Эмм, Рюгамине-семпай…я пошутил.

– Что?

– Так что не смотрите на меня так, словно разочаровались во всём на свете… Мне от этого ужасно не по себе.

– …Я… Я разве так на тебя смотрю?

Микадо вспыхнул от стыда и покосился на Анри.

Как он и ожидал, она стояла с опущенной головой всё то время, пока они разговаривали.

Эти двое выглядели, как два ученика начальных классов; но именно тот, кто больше всех походил на первоклашку, улыбнулся и сказал Микадо:

– Я так рад! Я думал, семпай будет страшным, так как состоит в Долларах и всё такое… это так здорово: знать, что в банде есть и такие люди, как семпай, тоже!

– Правда? Я рад, что ты так думаешь…

«Что? Это был комплимент?»

Чтобы скрыть смущение, Микадо оставалось только сухо рассмеяться, потому что не мог понять, были ли эти слова со стороны Аобы простым сарказмом.

Тот, заметив реакцию Рюгамине, спросил с вновь вспыхнувшим любопытством:

– Эм…так…те люди, что идут с нами, тоже из Долларов?

– Да…но не волнуйся, они не страшные.

«Что ж, они вполне себе на уровне».

Микадо обернулся в поисках Юмасаки и Карисавы – их проводников на вечер – вспоминая непрерывные диалоги этой парочки.

Но люди, шедшие к ним, были совсем не Юмасаки и Карисавой.

– Не уделишь ли нам минуточку?

– Желаем тебе всей радости мира!

Вместо друзей из ниоткуда возникли два мужика ростом выше метра восьмидесяти и зажали Микадо с двух сторон.

– …!? …? Вам…вы что-то ищете?

– Заткнись. Дай-ка посмотреть на твоё лицо.

Громилы схватили Микадо за волосы, проигнорировав нервное бормотание парня. И продолжили говорить холодным тоном:

– Это он?

– И-М-Е-Н-Н-О! Бинго Патинко[22]! Сорвали куш!

И хотя было непонятно, что именно они выиграли, мужчины обменялись одухотворёнными взглядами.

Их губы были проколоты, зубы были неровными и почерневшими от курения. Микадо считал, что не стоит судить книгу по обложке, но внешность этой парочки казалась вполне соответствующей содержанию – с трудом можно было представить, что они пацифисты.

Неожиданный поворот событий оставил Аобу и Анри в стороне. Мужчины, кажется, не обращали на них внимания. Вместо этого они гадливо ухмылялись и приближали лица, смердящие табачным духом, ближе к Микадо.

– Ты… ты был там, верно? Ты был там тогда.

– Г-где, простите…?

– Не так давно, помнишь? Ты был там, так? Когда Кадота и его свора надирали нам зад, ты был там, на заброшенной фабрике, с Чёрным Гонщиком, так? А?

– Или ты просто не обратил внимания, потому что на наших рукавах нет жёлтых платков или чего-то похожего?

– …Аргх!

Микадо задрожал при упоминании “Жёлтых Платков”

– …Вы…

«Бывшие члены Жёлтых Платков…»

Несмотря на то, что эти парни были “Жёлтыми Платками”, они не являлись частью банды Масаоми изначально.

Эти мужчины были бывшими членами “Синих Квадратов”, которые присоединились к “Жёлтым Платкам”, чтобы захватить их – да вот только были в пух и прах разбиты Кадотой и прочими Долларами, внедрившимися в ту же банду.

–  Но нам, в общем-то, плевать, почему ты там был.

–  И мы очень хотим 10 лимонов иен. Понял?

Десять миллионов иен.

После этих слов Микадо удалось по кусочкам собрать в уме всю картину происходящего.

Получалось, что они пришли сюда вовсе не для того, чтобы отомстить Микадо, как члену Долларов…

–  Ты ведь знаешь, где живёт этот Чёрный Гонщик! Говори!

–  В любом случае~ думаю, твой мобильный побудет пока у нас. У тебя, по крайней мере, должен быть его телефон, или как?"

Мужчины вырвали у Микадо его школьную сумку и начали рыться в ней.

–  Подождите! Остановитесь, пожалуйста!

–  Заткнись!

Микадо хотел, было, дать им отпор, только вот разница в физической силе была очевидна. И никакими боевыми искусствами он не владел.

Он не мог придумать никакого способа остановить двух мужиков ростом под метр восемьдесят, и был уже уверен, что телефон его в конечном счёте будет украден, как вдруг…

– Эй~ Микадо.

Из-за мужчин показалась тень, ещё более высокая, чем они сами.

– !?

– Ты…на чё это ты уставился…

Это был грозный на вид темнокожий человек в белой футболке.

Микадо не сразу понял, кто это, потому что этот человек не был в своей привычной одежде японского повара, но много времени парню, всё же, не потребовалось. Ведь мужчина был, в некотором роде, легендой этого района.

– Саймон-сан!

– Что случилось? Драться нехорошо. Живот проголодается. Сегодня суши закрыты. Значит, если вы будете драться, вы умрете голодный~

– Ты…ублюдок…пусти…

– Не могу…пошевелиться…

И хотя руки Саймона касались только их плеч, мужчины чувствовали себя так, словно они глубоко в море – давление грозило сжать их со всех сторон, и они даже пальцем не могли пошевелить.

Саймон, который и оказывал такое давление на двух мужчин, беззаботно продолжил говорить:

– Ну же, возьми свой рюкзак, сесша[23] позаботится об этих людях, иди без меня~

Микадо понятия не имел, в каком сериале мужчина услышал эту строчку. Его произношение всё ещё было странным, но, тем не менее, это звучало обнадеживающе.

Это была самая обыкновенная угроза, но из уст Саймона для противников она звучала по-настоящему устрашающе.

– Н-но, Саймон-сан...

– Нельзя сражаться, когда ты с девушкой, тридцать шесть красот Фугаку, ты убегать, все хорошо, иди, иди~

– С-спасибо! Я приду поесть суши вместе со всеми в следующий раз!

– Оооох Спасибо~ Тогда взамен, я позволю вам заплатить без скидки.

Продолжая слушать этот ужасный, жутко исковерканный японский, Микадо поднял свою сумку, взял Аобу и Анри за руки, и они бросились бежать.

Микадо наклонился к Анри и своему кохаю, чтобы извиниться.

– П-простите! Я не хотел втягивать вас в неприятности!..

– Нет…на самом деле…семпай – единственный, у кого были настоящие неприятности…

Слова Аобы, определённо, имели смысл, но Микадо никак не мог отделаться от ощущения, что произвёл на кохая неправильное впечатление, позволив ему увидеть эту свою постыдную сторону.

Его первому кохаю за всё время учёбы в старшей школе.

Может, из-за уважения, проявленного Аобой, он много возомнил о себе? Не был ли он слишком самоуверен?

Но если он и мог в чём-либо упрекнуть себя, сейчас было не самое лучшее время для самоанализа, потому что изо всех окрестных переулков показывались люди, которые, как сговорившись, начинали бежать за ними.

– Эй! Что там с Шинджи и тем типом…

– И не пытайся спасти их! У нас нет ни шанса против Саймона, даже если мы нападём всей толпой. К тому же, если начнём драться здесь, Шизуо точно притащится!

Парни перекликались, в то время как преследовали Микадо и компанию, и если бы продолжили бежать с той же скоростью, догнали бы их меньше, чем через двадцать секунд.

Но удача была не на их стороне, а на стороне Микадо и его друзей, потому что люди, которых они ждали, наконец появились.

– Аааааааа! – завопил Микадо, когда фургон остановился прямо перед ним. Он решил, что это очередные преследователи. Но как только разглядел человека на пассажирском сидении, лицо его расплылось в улыбке.

– К-Кадота-сан!

В следующий миг Карисава высунулась из фургона и закричала им:

– Почему за вами гонятся…? В любом случае, быстрее забирайтесь внутрь!

Они были так близко.

Микадо, Анри и Аоба залезли в фургон и закрыли дверь в тот самый момент, когда преследователи почти настигли их.

Тогуса тут же завёл двигатель.

Один из преступников потянулся к двери со стороны пассажиров, Кадота со всей силы ударил его, и тот моментально вырубился.

– П-п-поверить не могу, что мы в безопасности!

– Да в порядке всё, в порядке. Кстати, извините, что мы задержались~, – с улыбкой ответила Карисава.

В фургончике было на удивление много людей. Сзади сидели Микадо, Анри и Аоба, Юмасаки и Карисава и две девочки, которых Микадо раньше никогда не видел.

У этих девочек были одинаковые черты лица, только вот одна из них была в очках; судя по всему, они были близнецами.

– Э…что…что вы здесь делаете? – изумлённым голосом произнёс Куронума Аоба.

Как раз тогда, когда Микадо собирался спросить Аобу, откуда он знает девочек, снаружи послышался густой гул, как будто сигналило сразу очень много гудков.

– Блин, они уже нашли нас…?

Услышав эти слова, Микадо начал нервно оглядываться.

Он решил, что их догнали бывшие Жёлтые платки, но, взглянув в затемнённое стекло фургона, он увидел группу мотоциклистов в полосатых токко-фуку.

– Стоять и не двигаться!

– Ты хочешь, чтобы мы тебя бензином полили и подожгли?

– Эй, где там наше подкрепление?

– Они сказали, что обнаружили Чёрного Гонщика, так что их не будет! Вообще-то, нам было велено идти и помочь им.

Люди на мотоциклах, окружившие фургон, продолжали кричать друг на друга, но для Микадо никак не мог понять суть их разговора.

– Да что сейчас вообще происходит? Почему они…

– Ну… У меня есть для тебя плохая новость. Вы только что избежали одной неприятности и тут же вляпались в другую. Как это невероятно грустно. Мир, в котором мы сейчас находимся, полон беспорядков так же, как и некий город Академия, где изучаются силы, не имеющие себе равных[24]. Пожалуйста, терпеливо жди, пока не Появится Великая Некто, и не Разрушит эту Виртуальную Реальность Своей Правой Рукой…!

– Понятия не имею, о чём ты сейчас говоришь.

– Будь внимателен, пока ты ещё в состоянии. Ты знаешь какого-нибудь доктора, который похож на лягушку? Если да, то к нашим шансам на выживание можно добавить ещё десять процентов. А, раз уж мы заговорили о лягушках, с Хакусанмей-куном всё хорошо!

Юмасаки продолжил говорить вещи, которые вряд ли могли произвести что-то кроме путаницы. Микадо бросил попытки узнать от него хоть что-нибудь, и повернулся к Кадоте, сидевшему за рулём.

Кёхей посмотрел на него в зеркало заднего вида, с виноватым видом отвёл взгляд и пробормотал:

– Мы… у нас на это свои причины… прости.

– Э…ээээээ!?

И с этих совершенно неожиданных и захватывающих событий официально начался их тур по Икебукуро.

Эти мальчики и девочки были силой вовлечены в Смертельную Гонку без пункта назначения.

Они не могли предположить, что произойдёт дальше, но даже если бы и могли – то не захотели бы.

И тут ржание безголовой лошади достигло их слуха…

Глава 3. Клуб юных принцесс “Самая горячая в мире весна! Икебукуро, место, где заканчивается волнение девочек-старшеклассниц!”Править

DRRR v04 10


♂♀

«Эротически влажные тряпочки для протирания доски! Всегда существовавшие и непрекращающиеся ‘уроки’ на улице после занятий! Икебукуро, Опасный Горизонт Токио, наполненный благоуханием Сияющей Розы –Девочек-старшеклассниц, изящных и одиноких птичек, которые здесь для того, чтобы излечить твою давно запущенную болезнь под названием желание!Наши разведчики обнаружили среди этих девочек легендарную ‘Старую Фею’, преступившую грань между страстью и разрушением!»

Такими были заголовки журнала для взрослых, “Клуб юных принцесс”.

Хотя целевой его аудиторией были городские подростки и некоторые старые извращенцы, журнал стремительно двигался в сторону чего-то причудливого и даже маниакального, что само по себе делало его стоящим внимания.

На обложке находилась женщина, явно старше двадцати, одетая в нечто, намекающее на сейлор-фуку; к её безупречным ногам было возложено несколько офуд.[25]

Определённые части её тела, уже не на первой, цветной странице, также были покрыты офудами. Трудно было понять, к эротике отнесли создатели журнала обложку или нет.

Читать журнал для взрослых в переполненном классе, особенно когда рядом девочки, – само по себе смело, не говоря уж о своеобразной ориентации чтива.

Но она, сидя в одном из классов первогодок Академии Райра, делала это, причём, изучая журнал вполне открыто.

– Хмм… Аах… Упс… Какая шаловливая! Мне это нравится. Какое горячее тело!

Бормотала та самая девочка, отклонившись на стуле назад; она была одета в полностью чёрную сейлор-фуку, чей цвет сильно отличался от общепринятых в Академии Райра.

На ней были очки, девушка была не накрашена, а её смех звенел как колокольчик.

Практически всеми своими внешними чертами она была похожа на типичную девушку с гуманитарным складом ума, свободную от предрассудков, которая взберётся на стул в библиотеке и будет читать Натсуме Сусеки или Дазая Осаму.

– Ааа, как это мило. Хочу быть такой же. Как ты делаешь свою грудь больше? Молоко? С помощью молока? Растирание груди молоком поможет? Как ты думаешь?

Спросила она рядом сидящего мальчика с полупрозрачной улыбкой.

Тот залился краской в манере “а откуда мне это знать”, и всё оставшееся время лишь украдкой поглядывал на девушку, отдыхая за своей партой.

Эта девочка была совершенно не похожа на Сонохару Анри, несмотря на то, что они обе носили очки.

Анри была взрослее и видела в своей жизни тёмную сторону. А эта девочка, в свою очередь, ловко обнаруживала схемы и заговоры, смотря на мир через два кусочка стекла, но всё равно излучала невинные и оживлённые вибрации.

Если не вспоминать о том, что она с удовольствием смотрела порно.

Чёрная юбка сочеталась с парой очков, совсем как у прилежной девочки.

Никто бы и не предположил, что в её сумке лежит журнал подобного типа.

Но она рассматривала его страницы всё с такой же полупрозрачной улыбкой, разговаривая сама с собой и изредка с мальчиками, сидевшими рядом.

Зная эту девушку лишь каких-то полчаса, мальчики из этого класса уже были обеспокоены.


♂♀


Церемония открытия в Академии Райра.

Академия Райра – частная совместная школа на юге Икебукуро.

Ещё несколько лет назад у неё было другое имя; но после слияния со школой, находившейся рядом, Райра приняла современный вид.

Территория Академии была небольшой, однако студенты не испытывали особых неудобств – архитектурная задумка здания позволяла максимально использовать пространство.  Добраться сюда легко было и жителям пригородов – школа находилась недалеко от Станции Икебукуро. Райра становилась всё более популярной, и в неё было всё сложнее и сложнее попасть. Бытовало мнение, что до слияния школ в Академии учились сплошные хулиганы, но их время уже давно прошло.

С самых высоких школьных построек открывался неплохой вид на окрестности, но он был несравним с тем, которым можно было наслаждаться с шестидесятиэтажного дома напротив.

С другой стороны от школы было кладбище Зошигая, весьма заброшенное, несмотря на своё местоположение в центре Токио.

Но гнетущая атмосфера кладбища рассеивалась, стоило только ученикам собраться вместе; их молодость и энергия превращали это место в настоящий оазис среди огромного города.

Как правило, первым, что делали студенты после посвящения, был небольшой рассказ о себе -

И постоянно находились такие, которым удавалось отличиться.

К примеру, кокетливые попадались в каждом классе.

Такие обычно старались быть забавными и либо были приняты остальным классом, либо им приходилось в растерянности и смущении садиться на своё место, хотя некоторые умудрялись не понять, что им стоило бы смутиться.

Эти люди выделялись из-за своей необычной личности; были и те, кто был не похож на остальных из-за внешнего вида.

Некоторые казались другими, потому что заикались и прикусывали язык во время разговора о себе. Короче говоря, причины ‘непохожести’ были разными.

Студент, производя своё первое впечатление, будто строил стену в сердцах остальных.

Стена эта возводилась медленно, с применением всего спектра эмоций.

Из-за особой организации школы было тяжело попасть в один класс с людьми, с которыми вы дружили или учились раньше. Если вы, конечно, не выпускник Средней Школы Райра, то увидеть в новом коллективе пару знакомых лиц – большая удача.

Так что ‘первое впечатление’ было особенно тяжело поддерживать, если вы хотели бы сделать свой новый класс основой своей социальной жизни на год, три года или даже всю жизнь.

Все знают, что нельзя судить книгу по обложке. Так вот, этот принцип здесь не работал, если вы только не способны видеть всех людей насквозь. Но нужно помнить, что не каждый позволит другому человеку заглянуть под собственную ‘обложку’.

Поэтому, первые впечатления были определяющим фактором формирования школьных групп, благодаря им решалось, кто с кем будет обедать, и они даже влияли на переформирование классов в следующем году.

Другими словами, рассказ о себе в первый день учёбы был своеобразным тестом, показывающим, насколько человек может приспособиться к новому классу.

Однако среди только что прибывших студентов были двое, которые явно не прониклись всеобщей атмосферой и вряд ли понимали всей важности первого впечатления.


♂♀

Одной из них была девочка в очках из класса 1B.

– Меня зовут Орихара Маиру! Ори – от оригами, Хара – от полей полных травы, Маи-Ру – как потерявшаяся в танце! Очень приятно со всеми вами познакомиться! Я люблю читать энциклопедии и журналы для взрослых!

Единственным, что могло вызвать удивление в её словах, было последнее предложение. Но многие бы просто приняли это за шутку. Но эту девушку всё равно выделяла черная сейлор-фуку, хорошо заметная на фоне привычного зелёного моря.

Но из-за того, что она сказала после, все сидевшие в классе пооткрывали рты.

– Я би, как в платоническом, так и в сексуальном плане! Но моё сердце сейчас закрыто для парней, так что можете даже не пытаться! Но я не откажу ни одной девушке, помните об этом, когда будете приглашать меня погулять!


♂♀

Другая чудачка появилась в классе 1C, и её внешний вид уже выделял её из толпы.

– Я…Орихара…Курури…

Уже то, что она надела школьный спортивный костюм на церемонию открытия, само по себе привлекало внимание.

Да, это правда, что в Академии Райра ученикам было позволено одевать в свой первый день что угодно, но большинство, всё же, ограничивалось формой или же своей повседневной одеждой.

И всё-таки, эта девочка выбрала спортивный костюм.

Когда она уже была готова сесть обратно на своё место, классный руководитель задал ей вопрос:

– Ты не хочешь сказать ещё чего-нибудь?

– Нет…ничего…

Ответила девушка едва слышимым голосом, и заняла своё место.

Через тонкую ткань был хорошо виден немалый размер её груди. Её стройность соблазнительно контрастировала с изгибами тела, так что взоры всей мужской половины класса были обращены на неё.

Но и у мальчиков могли возникнуть мысли немного другого содержания о девушке, одетой в спортивный костюм в свой первый день в школе. Так что они особо и не пялились на неё, пока не были одарены резкими взглядами от оставшихся девочек.

Здоровое тело в красивой спортивной форме.

Но всё же, её приветствие нельзя было назвать ни здоровым, ни просто бодрым, и оно производило довольно мрачное впечатление.

Куронума Аоба, сидевший рядом с ней парень, дал волю своей фантазии, смотря на неё.

«Похоже, она меланхолична. Но почему же она так оделась?»

DRRR v04 11

Но его размышления на этом остановились. Он просто был озадачен, как и все в этом классе.

Осмотревшись вокруг, он заметил пару парней, смотревших на неё с таким же любопытством, как и он сам, и несколько девочек, в чьих взглядах читалось отвращение.

«Всё равно. Пока они не пристают к ней».

Аоба сделал безразличное выражение лица и перевёл взгляд на следующего ученика, представлявшегося остальным.

То же самое сделали и многие другие.

«В нашем классе есть один чудной человек».

И на этом месте они решили оставить всё как есть, и сосредоточиться на рассказах других людей.


♂♀

Хотя они были в разных классах, никто не мог не заметить,  что у двух странных девочек в классах 1-B и 1-C почти одинаковые черты лица и фигуры, за исключением очков, причесок и размера груди.

Более того, то, что у них у обеих была фамилия “Орихара” -  было тревожным звонком для старших учителей, которые работали в Райре еще до того, как она получила свое нынешнее название.

– …Только то, что их старший брат был таким, вовсе не означает, что и девочки окажутся такими же, как он, поэтому я стараюсь не судить их преждевременно…

Бормотал старый учитель искусств, потягивая свой чай в гостиной факультета.

– Но на самом деле… В школе сейчас гораздо спокойнее, по сравнению со временами, когда нам приходилось учить Изаю-куна и Шизуо-куна.

Старый учитель сдержал горький смех, когда подумал о проблемных детях из прошлого.

– Раньше, когда барабаны, полные бензина, катились вниз на третий этаж школьного здания, это было обычным делом …


♂♀


В то же время, апартаменты в Синдзюку

– Это мне так знакомо…

Выражение лица Намие, которая начала говорить, не отрываясь от работы, смягчилось.

– Церемония открытия в Академии Райра.

Изая, слушая её голос, куда более живой, чем обычно, не поворачиваясь к женщине и продолжая проверять электронную почту, небрежно ответил:

– Ах да. Почему это ты вдруг об этом заговорила?

– Сейджи официально стал второкурсником старшей школы… как бы мне хотелось побежать в школу прямо сейчас и отпраздновать это событие…

– Это просто открытие… не набор новых студентов или что-нибудь в этом роде. Как опекуну тебе там нечего больше делать.

– Но я хочу посмотреть, – ответила Намие без колебания.

Изая просто покачал головой и вздохнул.

Фирменная холодная красота Намие только тогда показывала глубокую и ненормальную любящую сторону, когда дело касалось ее младшего брата, Ягири Сейджи.

Любовь эта, к сожалению, была безответной, так как её младший брат воспринимал её только как нечто утомляющее. Но для Намие даже холодный пустой взгляд, если он принадлежал Сейджи, был предметом обожания. Когда она мысленно представила образ взрослого Сейджи, на её щеках проступил розовый румянец, а выражение лица стало мечтательным.

Взглянув на свою счастливую помощницу, Изая со вздохом пробормотал.

– Академия Райра…тамошняя атмосфера, и в правду, полностью изменилась, когда они объединили школы и подобрали новое название.

– Хм? Ты тоже её выпускник?

– Я выпустился шесть или семь лет назад. Тогда академия еще называлась Старшая Школа Райджин…

На лице Изаи появилось нечто похожее на ностальгическую улыбку, но в следующее мгновение улыбка превратилась в злобную ухмылку, приправленную ненавистью.

– …Так или иначе, это только куча вонючих воспоминаний, и встреча с Шизу-чан в том числе.

– Ты действительно ненавидишь Шизуо, да? – пробормотала Намие. Но вдруг что-то показалось ей странным.

– Ты сказал, что закончил Райру шесть или семь лет назад… Но разве ты не говорил, что тебе двадцать один?

– Я давно говорю людям, что мне 21 – или же, ты думаешь, что я за бесплатно раскрою им свои настоящие личные данные?

Некоторое время Намие просто слушала, не чувствуя необходимости что-либо говорить – затем она внезапно подняла глаза на Изаю в первый раз.

– Это значит, что теперь ты мне доверяешь?

– Это не настоящее доверие… Я просто чувствовал, что должен, по крайней мере, рассказать тебе один-два факта о себе, чтобы моя женщина–правая рука не пошла против меня.

– Почему б тебе уже не сдохнуть? – коротко бросила Намие в отместку и вернулась к своей работе.

– Кстати говоря, твои сестры с настоящего момента тоже стали студентами Райры.

– …Ты, несомненно, очень хорошо информирована.

Выражение лица Изаи  преобразилось.

– Думаю, тебе стоит знать, что я тоже искала информацию о своем шефе.

– …Как бы это сказать… Ну, я всё время ищу что-нибудь интересное о разных людях, но…

Это совсем другое дело, когда кто-то делает это за тебя – он, словно пытаясь сказать эти слова, горько усмехнулся. Решив ненадолго отложить работу, Изая откинулся в кресле и продолжил говорить, как будто сам с собой.

– Я никогда не знал, как иметь дело с этими двумя.

– Правда? Ты говоришь, что не знаешь, как справится с чем-то ещё, помимо Хейваджимы Шизуо?

– Прекрати свои шуточки. Я человек, в конце концов. Ну, не полностью, но всё же.

Тяжело вздохнув, Изая начал описывать Намие среду, в которой рос.

– Мои сестры…Курури и Маиру… Как бы сказать…мои родители совершенно обычные люди. Ну, только когда это не касается выбора имен для детей. Но я рос в этой полностью обычной среде…и стал тем, кто я есть.

– Да неужели, так ты понимаешь, что сам ненормальный?

Сарказм Намие, похоже, совсем не беспокоил Изаю, он сложил руки, потер пальцы и продолжил.

– Я не оказался таким из-за среды, в которой вырос…но мои сестры, я думаю, стали ненормальными из-за моего влияния. Именно об этом я и сожалею.

– Ненормальными? В смысле?

«Какими же должны быть дети, чтобы даже такой чудак как он назвал их ненормальными?»

Намие, выглядевшая теперь заинтригованной, приостановила работу, и, пройдя на кухню, налила себе чашку чая из чайника.

Хоть женщина и стояла поодаль, излучая равнодушие, теперь она действительно слушала. Изая просто устало посмотрел на свою помощницу.

– Их цель – быть ‘человеком’.

– …Что, прости?

– Они хотят стать чем-то вроде целого ‘человечества в ореховой скорлупе’… Конечно, по большей мере они хотят отразить особенности японского общества.

– Я всё ещё не понимаю.

Изая, заметив недоумение Намие, горько улыбнулся.

– Я знаю, это трудно понять. Они просто думали что, раз уж они близнецы, это автоматически означает, что они должны стать одним человеком.

– …А, в этом уже есть какой-то смысл. Один близнец чувствует себя неполноценным, если рядом нет второго… Или, по крайней мере, мы так думаем. Но не будет ли странным для близнецов чувствовать одно и тоже?

– Как правило, да. Но, как я говорил, мои сестры ненормальны.

Изая, захлопнув ноутбук, медленно поднялся со стула.

Раздвинув пальцами жалюзи, он сощурил глаза от просочившегося через щель солнечного света.

– Ты знаешь, у игр всегда есть заданные параметры. Как, например, у некоторых героев очень высокая магическая сила, но низкие боевые способности, или же, прекрасные боевые способности, но нет мозгов. В РПГ игре тебе придется создать сбалансированную команду, чтобы компенсировать недостатки друг друга.

– Ну, так же мы поступаем и в реальности. Использование персонала в зависимости от их сильных и слабых сторон – это первый шаг на пути к рациональному менеджменту.

– Хотелось бы мне, чтобы это было хоть немного похоже на рациональный менеджмент…

Изая положил руки на стол, а в его воображении опять всплыл образ сестер.

– Они сформировали команду для РПГ игры, состоящую из двух человек – вот, что они сделали. Одна из них будет мастером боевых искусств, а вторая – магом, как-то так.

– …Понятия не имею, о чём это ты.

– Это просто. Они сознательно сформировали два совершенно разных человеческих стереотипа. Они стали совершенно разными, несмотря на то, что близнецы – специально! Думают, что они будут чем-то большим, чем просто люди, если объединят свои силы таким вот образом… Это просто способ доказать себе, что они могут всё, я бы сказал.

Уголки губ Изаи едва заметно поднялись вверх, будто он увидел нечто совершенно бессмысленное, но глаза его не улыбались.

– Их внешность и личности были выбраны броском монеты, ещё тогда, когда они были в начальной школе. Тогда они ещё не знали, что значит “соответствовать”. Так Курури, старшая, тихая и апатичная, но носит школьный спортивный костюм. Младшая, Маиру, выглядит как либеральная девушка, занимающаяся искусством, но ведет себя и говорит так, как будто завтра никогда не наступит.

– Но…разве это не странно? Нет смысла противопоставлять внешний вид характёру.

Изая медленно кивнул недоуменной Намие.

– Конечно, смысла в этом нет. Но для этих двоих также нет смысла в подстраивании внешности под характёр. При любом раскладе они – ‘один человек’. Пока они думают, что собрали в себе все ‘части’ – им всё равно. Им нравится ощущать себя из-за этого особенными – ну прямо как пара пациентов с невыносимой Болезнью Восьмого Класса[26].

– Что за Болезнь Восьмого Класса?

– Гугл тебе в помощь. Как бы то не было… это, по крайней мере, лучше, чем думать, что ты экстрасенс или реинкарнация воина света или что-нибудь в этом роде. Но, так или иначе, эти двое выделяются слишком сильно, в какой толпе бы они не находились.

– А, ясно. Ты просто не хочешь, чтобы кто-то увидел вас вместе. Для тебя, человека, который хочет остаться серым кардиналом, вполне естественно такое желание.

Намие небрежно озвучила за Изаю его собственные мысли.

Женщина, казалось, попала в точку – Изая отвёл взгляд и ответил:

– Действительно. Когда я вижу этих двух или слышу, о чём они говорят, это смущает меня… Ты поймешь, что я имею в виду, когда сама их встретишь. Помни, что даже эту парочку я терпеть не могу. А если не могу я, то, возможно, никто другой и не сможет…

– Если ты сам понимаешь, что невыносим, почему бы не попробовать вести себя немного по-другому, для разнообразия?

– Я не хочу слушать нотации от человека, который ради своего брата сделал девушке нелегальную пластическую операцию.

Намие просто улыбнулась в ответ на колкую реплику Изаи.

– Ах, когда дело касается Сейджи, я не собираюсь вести себя как положено.

– …

– Настоящей любви не нужны ни тормоза, ни ускорители. Стоит только о ней подумать – она сама направит тебя в правильном направлении.

Когда Намие пробормотала эти две совершенно неуместные фразы, которые и ответом на вопрос назвать было нельзя, на её щеках выступил розоватый румянец.

Если бы кто-то увидел женщину только в этом её состоянии, точно принял бы её за юную девушку-переростка.

Только если бы объектом страсти Намие не был её брат.

Изая снова сел в кресло, не проронив больше ни слова. Выражение лица женщины снова стало нормальным, и она спросила ещё кое-что:

– А ты уверен, что с ними всё будет хорошо? Если они так сильно выделяются, не станут ли они мишенью для издевательств? Я слышала, что теперь они по-настоящему ужасны.

Женщина произнесла эти слова абсолютно плоским, монотонным голосом, и, хоть могло показаться, что она беспокоится о сестрах Изаи, на самом деле ей и дела до них не было.

Изая, похоже, и сам об этом подумывал, когда анализировал ситуацию, в которой девочки оказались.

– Это определённо имеет смысл. Надеюсь, их не будут задирать…но, похоже, избежать этого не получится.

Информатор вздохнул, и на его лице расплылась уничижительная ухмылка.

– Бедненькие.


♂♀


Три дня спустя, полдень, Академия Райра

Почему существуют издевательства?

Сидя за партой в конце класса, думал про себя Куронума Аоба.

Обычно, это хулиганы начинают издеваться, но и сами жертвы невинны далеко не всегда. Хотя, не то, чтобы причины травли имели какое-то значение.

Влияние общества, игр, манги, родителей, школы, интернета.

Честно говоря, да что угодно, – так думал Аоба.

Вы можете указать тысячи причин, которые, по вашему мнению, могли бы стать причиной издевательств. Но даже если вы уничтожите их все, хулиганы останавливаться не намерены.

Потому что они, всё-таки, делают это для собственного удовольствия.

Если они не получат этого удовольствия достаточно – будут продолжать издеваться дальше.

Аобе казалось, что это было несколько странное заключение; но он продолжил размышлять над этим вопросом.

«Я не стану отрицать».

«Можно получить удовольствие только от издевательств над кем-то, кто слабее, чем ты».

«Таким образом, остается только один вопрос: можно ли подавить стремление к этому удовольствию?»

Удовольствию, похожему на удар ракетами по развивающейся стране с безопасного состояния.

Когда ты одновременно ощущаешь и безопасность, и своё подавляющее превосходство. Однако, можно снизить планку и сказать, что это просто приятно.

«Те, кто просто наблюдает за издевательствами, делают так, наверное, потому, что боятся возмездия за попытку остановить задир; они также наслаждаются тем, что не являются жертвами сами».

«Они тоже находятся в очень приятном и безопасном положении».

«Конечно же, всегда найдутся святоши, которым такое положение вещей не нравится, и которые обязательно захотят спасти объект издевательств. Было бы странно, если бы их не было – мы, в конце концов, живём в мире, где помимо нас есть куча людей».

«Однако, если мы возьмём для примера наш класс, тут таких, похоже, нет».

Дело было перед классным часом.

Аоба, посмотрев на парту Орихары Курури, которая сидела прямо рядом с ним, дал своим мыслям ход.

Вся парта была изрисована маркером, скорее всего, на масляной основе.

Это было что-то – ведь сегодня был только третий день учёбы.

Но надписи были несколько нетипичны для подобной ситуации.

“СЕСТРА ШЛЮХИ”

“ПРИЗНАЙТЕ СВОЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!”

“ВИНА ОПЕКУНА”

“СЕСТРЫ ЭНДЖО-КОСАЙ[27]

“УМРИ!”

И ещё множество подобных вещей. В надписях было куда больше кандзи, чем можно было ожидать.

Курури, однако, просто смотрела на свой стол с озадаченным выражением на лице.

Это произошло за те 20 минут, что она провела в библиотеке.

Хотя своеобразный спортивный костюм Курури и тёмная аура и так довольно сильно выделяли её из толпы, ни одно из оскорблений не было адресовано непосредственно ей.

По каким-то непонятным причинам они были адресованы её сестре, “Орихаре Маиру”.

И чтобы понять почему, давайте вернёмся к утру того самого дня.


♂♀

– Доброе утро…

Орихара Маиру пришла в свой класс на третий день школьных занятий и обнаружила, что вся её парта покрыта надписями, которые гласили: "ШЛЮХА", "1000 ЙЕН ЗА ОДНУ НОЧЬ", "ОТКРЫТА ДЛЯ ЭНДЖО-КОСАЙ" и тому подобное.

На мгновение Маиру встала как вкопанная.

– Хм ~

По-прежнему улыбаясь, она оглядела класс.

Все намеренно поворачивались к ней спиной, чтобы не смотреть ей в глаза или на её парту.

Издеваясь над человеком, именно так себя и ведут.

Но она неколебимо продолжила разглядывать одноклассников…

Пока её взгляд не остановился на небольшой кучке девчонок у первого окна.

Одна из них, бросив косой взгляд на Маиру, хихикнула и зашепталась с остальными.

Орихара издала внезапное «хи», и уголки её губ поползли вверх.

Эта ухмылка полностью отличалась от полупрозрачной улыбки, которую всегда можно было видеть на её лице. Словно обманщица, тихо радующаяся в тени после того, как нацелился на ни о чём не подозревающую жертву, она натянула острую и скользкую ухмылку, и..

…Прыгнула.

Всё произошло невероятно быстро.

Раздался шум будто на полу что-то взорвалось. “Бум”.

Но на самом деле ничего такого не было – это всего лишь Маиру оттолкнулась от деревянного пола.

Обидчики и наблюдатели до этого самого момента считали, что Маиру или была прозрачна или её не существовало вообще – однако за какие-то доли секунды их предположение было разбито вдребезги.

Когда все, кто был в классе, повернули головы к источнику шума, Маиру уже снова поднялась в воздух и летела по направлению к задней части класса.

Оттолкнувшись от стоящей прямо за ней парты, она попрыгала дальше и приземлилась на шкафчик в самом конце класса, подняла с него маленькую коробочку и развернулась.

С поразительной лёгкостью она снова спрыгнула со шкафчика, пролетела над головами нескольких ошеломлённых одноклассников и преодолела ширину класса всего в несколько прыжков.

Девушку, словно пушечное ядро, было не остановить.

Ещё раз прыгнув с последней парты…

Маиру приземлилась прямо посреди кучки девочек, стоявших в передней части классной комнаты.


♂♀


Тремя днями ранее, полдень, квартира в Синдзюку

– Это определённо имеет смысл. Надеюсь, их не будут задирать…но, похоже, избежать этого не получится.

Информатор вздохнул, и на его лице расплылась уничижительная ухмылка.

– Бедненькие.

– И в каком месте это смешно? Разве они не твоя семья, в конце-то концов?

Изая, посмотрев на нахмурившуюся Намие, покачал головой.

– Не-не-не. Всё не так. Всё совсем не так.

Он издал смешок и поспешил положить конец непониманию:

– Я говорил не о Курури и Маиру… А о задирах.

– Чего?

– Разве я не говорил? Из-за моего влияния эти двое стали ненормальными.

– Скажи…если бы надо мной издевались, думаешь, я оставил бы задир в покое?


♂♀


Возвращаемся к утру третьего дня в школе

Весь класс замер.

Присутствующим ученикам потребовалось много времени, чтобы понять, что произошло; какое-то время они просто, застыв, пялились на разворачивающуюся сцену.

– Ахаха! По-па-лись!

Голос Маиру был веселым, словно у играющего в салки ребенка.

Но те, что были вокруг неё, пребывали в настроении, полностью противоположном веселью.

Маленькая коробочка, которую Маиру только что достала со шкафа, почти до краев была заполнена канцелярскими кнопками.

Лёгким движением руки она открыла коробку и подняла её вверх.

Её действия вплоть до этого момента были просты и понятны.

Она приземлилась аккурат в толпу девушек, смеявшихся над ней…

Сбила одну из них с ног при помощи бельевой веревки…

И зажала свою ладонь, будто тесак, во рту у плачущей девушки.

Вот что произошло.

Её движения в глазах одноклассников были словно вырваны из боевиков.

Маиру, чьи щеки порозовели от волнения, улыбнулась и села верхом на растянувшуюся на полу девушку.

Происходящее можно было бы с уверенностью назвать эротикой, если бы только Маиру не засунула одну руку девушке в рот, а во второй не держала бы коробку с кнопками.

Маиру, чьи глаза сверкали, скрытые очками, с той же самой улыбкой на лице, что была во время её рассказа о себе, задала вопрос:

– Даю вам три секунды! Кто это сделал? Покажи мне её!

Говоря эти слова, Маиру всё ближе и ближе подносила теперь уже открытую коробку с кнопками к лицу девушки.

– Мммммм! Аааа! Нннееее~

Поняв, что ей грозит, девушка стала яростно сопротивляться, но Маиру надежно пригвоздила её руки к полу коленями, лишая противницу возможности защищаться.

Остальным девочкам только и оставалось, что бросать на Орихару нервные взгляды – казалось, они и понятия не имели, что тут происходит.

– Три…

Столь чрезмерно умелая контратака полностью лишила задиру – а не жертву издевательств – возможности думать.

– Два…

У девушки даже не было времени задуматься о возможной мести за сдачу сообщников.

Да и если бы у неё и было на это время, она всё равно сдала бы виновную, ведь ни одна месть не может быть хуже наводнивших горло канцелярских кнопок.

– Один…

Коробочка, наклонившись, зазвенела.

И в этот момент девушка сдалась.

Она указала на самую высокую из кучки девчонок, радостно обсуждавших реакцию Маиру на разрисованную парту.

– Иии – о, спасибо!

Орихара, вынимая руку изо рта девушки, умело поймала несколько уже летящих в её горло кнопок.

Поднявшись, она повернулась к однокласснице, только что выданной насмерть перепуганной девочкой, с сияющей на лице улыбкой.

Но её следующая цель уже направлялась к выходу.

–  Ааа…! Не надо убегать, кому говорю!

Подняв вверх руку с только что пойманными кнопками, она запустила их точно питчер-машина, подающая кучу бейсбольных мячей зараз.

По классу прокатился звон щелчков и треск…

Высокая девушка увидела, что в дверь, которую она только собиралась открыть, вонзилось несколько кнопок.

В этом, по сути, не было ничего экстраординарного: ведь, если приноровиться, кнопками можно кидаться на манер дартса.

Но сама идея метать кнопки в людном помещении, и тем более – в людей, была совершенно безумной.

Однако Орихара Маиру, игнорируя здравые запреты, без раздумий вонзила кнопки туда, куда тянулась рука её главной обидчицы.

Та же, осознав это, скованная страхом, застыла на месте.

Бездействие.

Она не знала, что ей делать.

Она заварила эту кашу, но сейчас и понятия не имела, как поступить. Объект издевательств этой девушки не дала ей времени для размышлений; спустя несколько секунд её схватили за плечи.

– Ну так что! Побеседуем немного в туалете, что ли? Ты только послушай! Я! Внезапно! И имени твоего не зная, захотела с тобой очень-очень хорошо поладить!! Ахаха!

Невинно улыбаясь, Орихара Маиру хотела было потянуть безымянную девочку в коридор за подбородок…

Но остановилась, чтобы сказать пару слов сидящему рядом с ней мальчику.

– А, извини, ототри, пожалуйста, надписи с парты, а я тебя потом обедом угощу!

Мальчик, не особо понимая, что ему с этим делать, попробовал оттереть масляный маркер ластиком…

Остальные ученики и пошевелиться боялись; в классе повисла мертвенная тишина – был слышен только звук стирательной резинки.

В класс вошел парень, который учился с сестрами Орихара в одной средней школе. Увидев надписи на парте Маиру и потрясение собравшихся в классе ребят, он вздохнул.

– Ааа, она опять за старое.

И он начал рассказывать про Маиру своим оцепеневшим одноклассникам.

– Эта девчонка ходит в какой-то зал, где обучают странным приёмам боевых искусств, так что лучше её не задирать. Однажды несколько парней напросились на драку, так, в итоге, она и её дружки по залу избили их до полусмерти.

А в боевых искусствах разве предусмотрено метание кнопок?

Все ребята в классе подумали об одном и том же, но решили, что лучше промолчать и не узнавать о Маиру слишком многого.


15 минут спустя

Перед самым началом классного часа вернулась Маиру; её одежда была чистой и опрятной, будто ничего и не произошло. Заметив, что тот мальчик всё ещё пытается оттереть с парты надписи, девочка, извиняясь, склонила голову.

– Ааа – прости-прости! Всё-таки маркер масляный, наверное, не просто его оттереть, да? Я помогу!

Она достала из своей чёрной формы какую-то тряпочку и начала оттирать парту вместе с парнем.

– Не сходит. Вода тоже не поможет от масляного маркера, так что, может, быстрее будет рубанком содрать?

Говоря эти слова, она по-прежнему улыбалась.

Улыбкой культурной творческой девочки.

Парень, поняв, что уже какое-то время пялится на Маиру, поспешил опустить взгляд. И заметил кое-что невероятное.

Та вытирала парту тряпкой, к которой были присоединены какие-то шнурочки.

Хоть парень и сочёл это весьма странным, он решил не вдаваться в подробности и продолжил работу.

Он так и не понял, что эта тряпка была лифчиком недавно затащенной в туалет одноклассницы.

В этот день эта девушка больше в классе не показалась. Более того, она так быстро убежала, что даже забыла забрать свою сумку.

Никто не знал, что произошло между этими двумя во время их личной ‘беседы’ в уборной, кроме них самих. Да и спросить никто не рискнул.

А вот почему: если они просто смотрели на то, как на парте их одноклассницы появлялась оскорбительная писанина, то и дальше впутывать себя в намного большие проблемы у них не было никакого желания.


♂♀


А теперь – класс после обеда

После того, как издевательства над Орихарой Маиру из класса 1-Б закончились полнейшим фиаско…

Девчачье сарафанное радио поставило под удар старшую сестру девочки – Орихару Курури.

Вот почему Аоба, смотря на надписи, дал своим мыслям ход.

«Она ничего никому не сделала».

Она стала объектом для издевательств просто потому, что приходится Маиру сестрой.

Сама Курури им не противна; но из-за Маиру задиры нацелились на неё.

«Ну, меня это не касается».

Со скучающим видом, Аоба перевел взгляд к окну, по-прежнему ожидая начала классного часа.

Вскоре учитель, отлучившийся, чтобы разобраться с парой организационных вопросов, вернулся и был уже готов отпустить учеников, но…

Обведя взглядом класс, Господин Марумура заметил плачевное состояние парты Курури.

– Что случилось с твоей партой, Орихара?

– …

– Ты же не сама это написала, да?

Присмотревшись к надписям получше, учитель нахмурился. Он ожидал ответа Курури.

– Нет (Это не мое).

Голос был тихим, но ответ ясным и понятным.

Марумура оглядел класс.

– У кого-нибудь есть идеи, кто это сделал?

«Меня это не касается», – Аоба с безразличием крутил эту мысль в голове, наблюдая за Курури, чья голова по-прежнему была опущена.

«Я не имею никакого отношения к этим издевательствам. Мне от этого ни холодно, ни жарко».

«Меня это совсем не касается».

Но именно потому, что он считал, что его это не касается…

– Мисс Цукияма написала это вместе с несколькими девочками из других классов, – ответил он без тени сомнения, раз это всё равно не имело к нему никакого отношения.

Было ли произошедшее издевательством или чем-то ещё здесь не играло роли – он просто ответил на заданный ему вопрос.

Цукияма – девочка, которую только что сдали – заметно покраснела.

Когда на совершала эту маленькую пакость, никто даже не пытался остановить её.

Вот почему она и не представляла, что её таким образом ‘предадут’.

Хоть Аоба официально никогда не был на стороне этой девушки, с её точки зрения это было настоящим ударом в спину.

– …Цукияма, пройдите в учительскую после занятия. И остальных с собой приведите, – строго сказал преподаватель.

Цукияма, стиснув зубы, повернулась к Аобе.

«Почему, когда мы этим занимались, ты ничего не сказал?!» – говорил брошенный Аобе пронзительный взгляд.

Он же, всё ещё считая, что не имеет с происходящим ничего общего, не повел и бровью.

Если что и было у него на уме в этот момент…

То это слегка удивленный взгляд, которым Курури его одарила, взгляд, который, как окажется, он какое-то время не сможет выкинуть из головы.


♂♀


После школы, на лестнице

С описанного ранее инцидента прошла пара часов.

– Завтра, после школы…ох, уже не терпится.

Аоба только что закончил занятия в клубе, когда он получил сообщение от Микадо, в котором обговаривалось время и место встречи для завтрашнего тура по Икебукуро днём.

Во всяком случае, сейчас лучше было идти домой. Аоба уже, было, направился по направлению к лестнице, но…

– Эй, ты!

Откуда-то сверху прозвучал голос, не предвещавший ничего хорошего.

Обернувшись, Аоба увидел перед собой нескольких девушек. В центре находилась Цукияма, которая училась в его классе и только что была в учительской.

– Что-то не так?

Цукияма нахмурилась, глядя на склонившего голову вбок парня.

– Ты прекрасно знаешь, что не так. Что ты, по-твоему, сделал?

– Это что, признание? Как мило, но немного проблематично. Я не могу встречаться со всеми вами сразу…

Услышав легкомысленную шутку Аобы, другие девушки не могли больше молчать.

– Ты тупой, что ли? О чем ты только думал? Стал бы нормальный человек просто так сдавать людей? Ты думаешь, что весело притворяться защитником справедливости, что ли?

– Если бы я пытался быть на стороне справедливости, я бы остановил вас, когда вы проделывали всё это. Вы несёте бессмыслицу.

– Тогда почему ты вдруг сдал нас?!

– Ну, непохоже на то, что вы потрудились заткнуть мне рот, не так ли? Честно говоря, если бы мне пришлось выбирать между вашей стороной и стороной Орихары-сан…не то, чтобы я хорошо знал каждую из вас, но, слушайте, вы пишите всякие гадости на партах, в то время как она зрелая и загадочная, носит спортивный костюм и у неё красивая грудь…понимаете, о чем я?

– Заткнись! Ты…

Стоило девушкам только двинуться к Аобе…

Цукияма почувствовала нечто странное.

Её обоняние отправило срочный сигнал тревоги в мозг.

Что-то горело.

– Эээ?

«Пожар?»

Девушка нервно оглянулась по сторонам в поисках источника сильного запаха гари.

Но Аоба, стоящий напротив неё, догадался первым.

– Эй, твоя…

– Эээ? …Ааааа!

Цукияма, шокированная тем фактом, что из её сумки шёл дым, закричала и отшвырнула её так далеко, как могла.

Сумка загорелась в полёте, и сквозь прожжённое отверстие повалило изрядное количество дыма…

Пронзительный звук пожарной сирены эхом прокатился по коридору.

Позже, все присутствовавшие на месте пожара ученики были вызваны в Студенческий Совет для индивидуальной беседы.

Аоба просто рассказал всё, что видел. Однако его сумка всё-таки подверглась проверке.

Он спросил, почему появилась необходимость проверки, и учитель, который поначалу сомневался, раскрыл причину, попросив никому о ней не говорить.

Причина возгорания сумки Цукиямы так и осталась загадкой. Но во время проверки содержимого сумок внимание привлекли несколько бутылок энергетического напитка, в который, видимо, был налит растворитель краски.

Более того, точно такие же бутылки были найдены и у других девушек, которые разговаривали с Аобой. И хотя они не признавали этого, всё произошло сразу после их вызова в учительскую.

– Неужели… в старшей школе они первым делом начинают пробовать наркотики…? Ну, полагаю это не такая уж и неожиданность, учитывая, что они еще и хулиганы. Что за головная боль. Они хотели разобраться с тобой за то, что сдал их во время классного часа, не так ли?

– Ну, мне так точно показалось.

– Я не удивлюсь, если их на какое-то время отстранят от учёбы. Никогда не знаешь, когда они снова начнут приставать к тебе…если они что-то сделают, немедленно дай мне знать.

В конечном счёте, только Аобу отпустили домой. Он уже собирался покинуть школу, когда…

Перед лестницей, у которой всё ещё валялись остатки сгоревшей сумки, он увидел двух девочек.

Одной из них была Курури, по-прежнему одетая в спортивный костюм, с сумкой на плече. Другая девочка была одета в стиле, резко контрастирующим с ней — но, если не обращать внимание на очки, она выглядела точно так же, как Курури.

– Яхуу! Добрый день! Или лучше сказать “добрый вечер”? Мы никогда не встречались раньше! Я Орихара Маиру! Куру-нее моя старшая сестра-близнец! Рада знакомству!

В отличие от своей сестры, девчонка была довольно болтливой.

– Эм, привет…я тоже рад знакомству

«Какие странные близнецы», – отвечая на приветствие, сказал про себя Аоба. Курури, которая стояла за спиной Маиру, словно пытаясь спрятаться, подняла голову, посмотрела на парня и проговорила:

– Спасибо (Спасибо тебе).

– Мм…? А, ты имеешь в виду то, что случилось во время классного часа? Да ничего. Не стоит меня благодарить. Я с самого начала должен был их остановить.

– Знаю (Я знала об этом).

– Что?

Маиру вдруг защебетала с таким оживлением, что Аоба опешил.

– А, это…вообще-то, Куру-нее наблюдала за ними из коридора, когда они это писали! И когда ты с ними говорил, мы с Куру-нее тоже всё видели!

– Хааааа?!

Несмотря на то, что эти девчонки только что провозгласили себя случайными сталкерами, Аоба успокоился и попытался продолжить разговор.

– Ну, в таком случае, тем более не стоит меня благодарить...

– Куру-нее была так рада, когда ты сказал, что она симпатичнее, чем та девчонка, Цукияма! Послушай, Куру-нее скромная и интеллигентная, но все время носит спортивный костюм а люди думают, что это странно, так? Поэтому Куру-нее была очень рада слышать, что парни считают ее милой!

– Тихо (Замолчи).

Курури шикнула на сестру и, всё так же уткнувшись взглядом в пол, шагнула к Аобе.

Парень был почти одного с ней роста; она сказала ему всего два слова:

– В долгу (перед тобой).

Подняв лицо и приблизившись к Аобе, она накрыла его губы своими.

«!?»

Аоба ещё не осознал эту непонятную ситуацию…

И не смог ничего поделать, кроме как, покраснев, смотреть, как Курури отстранилась.

Но ситуация становилась всё более и более запутанной…

Стоило Курури отойти назад, Маиру сделала шаг вперёд, словно занимая место сестры, внезапно приблизилась к Аобе и крепко обняла его, после чего последовал глубокий поцелуй.

«!?...!? !? !?»

Женские и мужские роли поменялись, а детские черты лица Аобы только усугубляли ситуацию.

Парень снова потерял всякую возможность соображать; он только взглянул на Маиру, однако, та, даже не покраснев, тут же снова защебетала:

– Ура, я сделала это! Непрямой поцелуй с Куру-нее! Хи-хи!

Она отстала от Аобы и продолжила говорить таким тоном, будто ничего и не случилось:

– Прости! Это немного неожиданное поведение для девушек, которые даже и не твои подружки, правда? Но пусть тебя не обманывает вид Куру-нее, обычно она еще напористее, чем я!

– Неправда (Это совсем не так).

Младшая из близнецов притворилась, что не слышит сестру, и зашептала на ухо Аобе:

– О, забыла сказать, если ты когда-нибудь влюбишься в Куру-нее, всю целиком я её тебе не отдам! Потому что часть Куру-нее всё ещё принадлежит мне! Кроме того, из мужчин я буду встречаться только с Ханеджимой Юхеем! А, Куру-нее тоже огромная его фанатка, так что не удивлюсь, если кроме этого поцелуя ты не получишь ничего! Ахаха!

– Ханеджима Юхей... та знаменитость?

– Верно! Что-то не так?

– Нет, совсем нет…эм, и что я должен сделать?

На языке игры это бы назвали “читерством”. Но мысли в голове Аобы и без того были слишком перепутаны, чтобы думать ещё и об этом; так что, он попытался вернуть самообладание, и громко сказал кое-что совершенно не связанное с поцелуями:

– Эм…да. Вы же не могли… положить, эм…кое-что в сумки Цукиямы и других девчонок…правда?

Он наконец задал этот важный вопрос. Девушка – та, что поцеловала парня, которого знала всего три дня, не говоря уже о том, что они даже не встречались – ответила едва слышным голосом:

– Не скажу (Это секрет).

И, произнеся эти слова, девушка улыбнулась.

После того, как близнецы ушли, Аоба какое-то время стоял, прислонившись спиной к шкафчикам для обуви, расположенным у лестницы…

Вдруг, будто вспомнив о чём-то срочном, он достал мобильный и быстро набрал номер одного знакомого.

– О, привет? Это я…

– Похоже, я стал кем-то вроде главного героя в паршиво снятом порно.

– Слушай… Если я скажу, что меня только что по очереди целовали две близняшки, ты мне поверишь?

– А? Да, они симпатичные. Они довольно странные, но действительно выглядят…эм…милыми.

– Почему ты хочешь убить меня? Я ещё хотел спросить у тебя, как у непопулярного парня – мне считать, что меня отшили, или совсем наоборот…? Прости, не надо было это говорить…не царапай стекло мобильником – уаааааа! ПРЕКРАТИ!


♂♀


Ночью того же дня, Икебукуро

– Это странно, Куру-нее! Я была уверена, что планер летел в эту сторону! Ааа, ненавижу! Я ВИДЕТЬ ХОЧУ! ХОЧУ ВИДЕТЬ! Я – ХОЧУ – ЭТО – ВИДЕТЬ! – Маиру говорила так громко, словно уже и забыла о том, что всего лишь этим вечером целовала едва ли знакомого мальчика.

На близнецах была обычная, но как-то странно скроенная одежда, от чего они выглядели не так, как обычно одевались днём.

– …

Курури, в отличие от сестры, молчала и спокойно оглядывалась по сторонам.

Они бродили по улицам с тех пор, как, придя домой после школы, увидели в прямом эфире сообщение о Чёрном Мотоцикле.

На улицах было, как обычно, полно людей, но как только они сошли с главной дороги, оказались в тихом и пустом переулке. Маиру, пребывая в замешательстве, спросила сестру:

– Что мы тут делаем? Разве мы не должны искать планер на главной улице?

Курури проигнорировала сестру и продолжила осматривать окрестности, пока её взгляд не упёрся в одну из припаркованных у обочины машин. Она направилась прямиком к ней.

– Здесь (Это здесь)…

Едва закончив говорить, Курури наклонилась и что-то достала из-под машины.

– Ваа, что ты делаешь, Куру-нее? Это монетка в десять иен? Юппи! Я же заслужила Умаи-Бо, верно? Хочу ту самую, с ментоловым вкусом!

Поддразнивая сестру, она хихикнула.

Курури, в свою очередь, поднялась и показала сестре то, что лежало под машиной.

– …? Что это такое? – с удивлением спросила Маиру.

Её сестра, наконец, перестала её игнорировать.

– Недавно (какое-то время назад)…телик (по телевизору)…у монстра (Чёрный Мотоцикл)… упало (обронил это)…

– Что? Ты шутишь? Он правда уронил это? Я вообще не заметила! – в изумлении воскликнула Маиру, глядя на предмет в руке сестры.

И она увидела…

– Это что за конверт?

На светло-коричневом конверте было написано по-японски: “СПАСИБО, МИСС СЕЛТИ СТУРЛУСОН”.

Он был на удивление тяжёлым; на ощупь сестры могли только гадать, сколько бумаги лежало внутри.

Когда Курури открывала конверт, она уже догадывалась, что могло в нём оказаться…

После того, как девушка увидела содержимое, глаза у неё полезли на лоб, и она с диким видом огляделась по сторонам.

– Что-то не так, Куру-нее?

Младшая сестра уже, было, тоже собиралась заглянуть в конверт, но…

Рядом с девушками что-то промелькнуло. Маиру резко обернулась, чтобы встретить опасность лицом к лицу…

В ночном Икебукуро появился он.

Монстр стоял там с таким видом, словно собирался похитить сестёр, которые по ошибке забрели в эту богом забытую темень.

Он был высоким, худым и очень бледным.

Он шёл хромая и запинаясь, передвигаясь, по всей видимости, безо всякой цели.

Его лицо с выделяющимся большим носом было искажено, из ушей, глаз, рта и носа сочилась алая кровь; он направлялся к сёстрам, запинаясь и ковыляя, словно зомби.

– Кто (Это ещё что?)…

– Куру-нее, спрячься за меня.

Маиру, вероятно, поняла, что монстр не был обычным человеком.

Она встала между сестрой и этим чудовищем, закрывая Курури своим телом.

И…когда монстру оставалось всего несколько метров до её коронного пинка под зад…

Мужчина рухнул окровавленным лицом вниз, что-то невнятно бормоча.

– …Да что не так с этим парнем? Может, надо скорую вызвать?

Когда мужчина это услышал…

Он поднял голову и дрожащим голосом проговорил на японском:

– Больница…это…немного…плохо для меня…Мисс…есть ли здесь…кхе…!

– Здоровый (С вами всё в порядке)?

Мужчина закашлялся и сплюнул кровь. Затем он перекатился на спину и продолжил едва слышным голосом:

–   Простите…я могу не…успеть…и умереть…я хочу…кое о чём спросить…

– Что-что? Это же такой уникальный случай! Расскажите нам, что!

– Не знаете ли вы… есть ли здесь русский… ресторан суши… где-нибудь… поблизости…?


♂♀


Икебукуро, улица Саншайн 60

Купив новенький дипломат в магазине, Шизуо шёл по улице с крайне самодовольным видом.

– И всё же…интересно, что с теми грабителями было не так, Том-сан.

– А мне-то откуда знать… – лениво отозвался начальник Шизуо, вспоминая о том, что случилось раньше. – Ну, да и ладно. Как думаешь, стоит ли пойти и проверить, как они там? У того белого парня был такой вид, что он мог умереть в любую секунду.

– Этот отброс обокрал нас, а значит, хотел, чтоб мы умерли от голода. Он напрашивался на смерть, потому должен был и сам быть готовым к ней.

– …Ты и в самом деле порой говоришь такие злые вещи…

Том решил, что если скажет ещё что-нибудь, то сам себя подставит под удар. Вытерев с лица холодный пот, он вздохнул и проверил адрес следующего должника.

На самом деле, Шизуо был довольно спокойным, пока не сходил с ума. Однако сейчас его состояние находилось где-то посередине.

Ярость, вызванная недавним инцидентом с грабителем, вне всяких сомнений, ещё не до конца улеглась.

Они искали место, где можно было бы быстро перекусить перед тем, как идти к следующему должнику, как вдруг…

– ШИ-ЗУ-О-сан!

Сзади послышался задорный голос, и на спине у Шизуо повисла девочка.

– …

С несколько двусмысленным выражением лица – мужчина то ли пребывал в замешательстве, то ли перекошено улыбался…

Хейваджима завёл руку за спину и схватил девчонку за шиворот, словно нашкодившего котёнка.

– Ая-я-яй! Ты растянешь, растянешь! Ты растянешь мою одежду, Шизуо-сан!

– Маиру…ты что это здесь делаешь в такое время…

Не опуская эту девочку на землю, Шизуо присмотрелся к ней и убедился, что это была младшая сестра человека, которого он ненавидел больше всего в своей жизни.

– Я пришла повидать Шизуо-сана!

– Но ты же всё ещё влюблена в Каску…

DRRR v04 12

– Ага! Но мне действительно нравится Шизуо-сан! Потому что ты сильный!

– …Ну ладно. Знаешь ведь, я не могу сказать тебе расписание Каски. Похоже, сейчас он безумно популярен.

Шизуо вздохнул, словно смирившись с ситуацией, и опустил Маиру на землю.

Оглядевшись, неподалёку он заметил и Курури – та смотрела в его направлении.

– …В какой-то момент я до ужаса испугался, думая, что ты выйдешь из себя…честное слово.

Шизуо поскрёб затылок, оборачиваясь к неловко улыбающемуся Тому.

– А ты об этом…Я не так сильно злюсь на людей, когда они честны со мной.

Что Хейваджима Шизуо ненавидел, так это людей, которые заманивают других в ловушки из слов и развлекаются, играя с чужими эмоциями.

Орихара Изая, несомненно, стоял во главе этого списка. И хотя его сестрички казались такими же маленькими психопатками, как и их брат, они всё же были гораздо проще, поэтому Шизуо крайне редко на них сердился.

Что, впрочем, вовсе не означало ‘никогда’… Однако близняшки души в нём не чаяли, так что Шизуо просто не мог их ненавидеть.

За исключением тех случаев, когда девочки напоминали ему своего старшего брата – но и в такие моменты он не заходил слишком далеко.

– Что ж, давайте подумаем… если ваш брат, смеясь, кинется под мусоровоз, то я подумаю над тем, чтобы представить вас своему. Кстати говоря, я сегодня немного не в себе, так что, пожалуй, просто пойду и сам изобью этого ублюдка Изаю до смерти.

– Ах ты об этом…ну если это всего лишь братик Изая, то всё в полном порядке!

Шизуо вздохнул ещё раз, услышав слова Маиру, которая считала абсолютно нормальным за встречу с кумиром расплачиваться жизнью брата.

Том, было, хотел сказать: «Не припомню, чтобы ты вздыхал так часто…», но промолчал, боясь будить спящего дракона.

– Ах, точно, точно! Я была бы счастлива поговорить с Шизуо-саном ещё чуть-чуть, но мы хотели тебя кое о чём попросить!

– Хм?

– Вот что! Думаю, братик Изая нас туда раньше водил, но, всё же, есть ли на этой улице русский суши-бар? Я забыла, как туда идти!

– А, имеешь в виду тот, где работает Саймон? И не называй эту блоху “братиком”, он – блоха.

Вопрос был странен сам по себе, но Шизуо всё равно дал чёткие указания, куда идти (хотя всего лишь надо было немного пройти по улице за углом).

В то же время Том посмотрел на другую девочку, которая вела себя до безумия застенчиво, и задумался: «Шизуо и пугливая старшеклассница… м-м-м, столь неподходящие друг другу станут новой парой…? Не знаю, не знаю…»

Однако когда мужчина увидел конверт в её руке, его глаза готовы были вылезти из орбит.

Тот был наполовину открыт, а потому Том смог разглядеть содержимое – около сотни 10.000-йеновых банкнот.

Он осмотрелся по сторонам, убедился, что за ними никто не следит, и, подойдя к девочке, тихо спросил:

– Эй, ты что, вот так шла сюда с этим конвертом?

– …

Девочка хотела, было, закрыть конверт, но Том протянул ей пакет, оставшийся от покупки часов в магазине.

– По крайней мере, это лучше чем ничего. Осторожно, не потеряй его.

– Спасибо (Спасибо вам)… очень (большое).

– Не за что.  Я все равно бы его выкинул.

Маиру как раз дослушала указания Хейваджимы и вернулась обратно. Она взяла Курури за руку, и девочки вместе направились вниз по улице.

– Спасибо, Шизуо-сан! До свидания!

– Снова (Увидимся)… Привет (передавай привет)… Юу (Юхей-сану)…

Том тяжело вздохнул, смотря им вслед.

«Они же учатся в Райре на первом или втором курсе? И разгуливают по улицам с такой кучей денег…»

«Что же они такого незаконного делали, чтобы столько заработать?»

Поразмышляв ещё немного, он сказал Шизуо:

– Дети в наши дни даже не скрывают такие вещи… Деньги правят нашим миром, и это серьёзно пугает…

– ?

– С другой стороны, конечно, чья бы корова мычала… Вряд ли мы, сборщики долгов для сайтов знакомств имеем право что-либо говорить в данном случае…но всё же…

Понятия не имея, что он совсем неправильно понял, откуда у девочек деньги, Том мягко кивнул в знак сочувствия.

Глядя на своего босса, Шизуо невольно вспомнил о встрече с Маиру, и это навело его на мысли о собственном брате.

«Кажется, он говорил, что будет сегодня в Икебукуро…

«В конце концов, мы с ним живем в одном городе… Надо бы звонить друг другу хоть иногда».


ЧАТ

Танака Таро: В общем, я собираюсь показать кое-кому Икебукуро, но в то же время район будут показывать и мне самому.

Танака Таро: В этом городе я всё ещё новичок, так что мне ещё предстоит многому у вас научиться.

Кио: Какое совпадение. Мы тоже собираемся прогуляться по Икебукуро завтра. Может быть, мы встретимся и даже начнём схватку.

Маи: Мы будем сражаться?

Танака Таро: Если это произойдёт, сильно меня не бить lol

Кио: Сегодня мы тоже идем в особое место. Знаешь “Русские Суши”? Я слышала много интересного об этом ресторанчике.

Маи: Суши вкусные

Танака Таро: А! Я знаю Русские Суши! Это где Саймон-сан работает, да?

Бакюра: Там работают страшные люди.

Кио: Однако, какое совпадение.… Представьте, возможно, мы уже видели друг друга на улице рядом с “Русскими Суши”!

Маи: Проходили мимо друг друга

Танака Таро: А, я часто хожу в боулинг, что находится рядом.

Бакюра: Я нередко бываю в тайваньском ресторанчике на третьем этаже. А ещё в игровом центре на втором.

Сайка: Все так много знают.

Танака Таро: Хм, возможно, но я думаю, что Канра-сан знает больше нас всех.

Канра-сан в чате. 

Канра: Кукусики~ Вечер добрый~

Канра: Кстати говоря, в наших стройных рядах пополнение!

Танако Таро: Добрый вечер~

Кио: А, давно не виделись, Канра-сан. Я уже не ожидала встретить тебя онлайн до встречи в реальном мире! Интернет заставляет людей отдаляться друг от друга, и в то же время он сближает… Прямо орудие будущего, этот интернет.

Маи: Давно не виделись

Бакюра: Вечера~

Канра: Эм.… Минуточку.

[Приват] Канра: Курури, Маиру, это же вы двое, не так ли.

[Приват] Канра: Как вы нашли этот чат?

[Приват] Кио: Ссылку нам дала Намие-сан, потому что она тёплый и отзывчивый человек, братик Изая.

[Приват] Канра: …Так значит она уже наладила с вами контакт…

[Приват] Канра: В любом случае, вам пора идти.

[Приват] Канра: Понятно, мне ещё многому вас нужно научить.

[Приват] Кио: Хорошо, братик. Я буду ждать того момента, когда смогу услышать твой голос в реале.

Маи: Да, мы уйдем

Танака Таро: ?

[Приват] Канра: Используй приват! Хотя, вообще-то…хватит, просто уходите!

Кио: Канра-сан нас не любит, мы уходим.

Канра: Эй… Погодите, может, я немножечко и перестаралась, но я ведь просто пошутила☆

Кио: Надеюсь, Канра-сан будет чувствовать себя лучше, когда мы в следующий раз встретимся.

Сайка: Ссориться нехорошо

Маи: Прости.

Канра: Ааа! Я же извинилась! Не принимайте все так близко к сердцу!

Кио: В любом случае, желаю всем удачи.

Маи: Покусики

Танака Таро.: Спокойной ночи~

Кио-сан покинул(а) чат.

Маи-сан покинул(а) чат.

Бакюра: Спокойной ночи~ Интересно, почему Май-сан сказала “покусики”? lol

Сайка: Спокойной ночи.

Канра: Окей- ! Давайте начнем все заново!

Танака Таро: Эм, так кто были эти двое?

Канра: Будешь много думать о них, умрешь!

Танака Таро: Умру?..

Канра: Короче говоря, забудь о них! Эм… В общем…

Канра: Всем доброго вечера!~ это Канра~!

Танака Таро: Добрый вечер.

Бакюра: Привет.

Сайка: Добрый вечер, рады снова видеть тебя.

Канра: Прекрасно, замечательно, просто отлично~☆ все привыкли к новому чату?

Танака Таро: Да, благодаря цветовым кодам сразу понятно, кто что написал.

Бакюра: Что правда то правда,

Бакюра: Теперь мы можем троллить Канру в более ярких цветах.

Канра: В более ярких!? О нет, что же все хотят сделать со мной!?

Бакюра: Избить до смерти, затем бросить в одиночестве и так повторять до бесконечности.


На следующий день, полдень, где-то в Икебукуро

В этот солнечный день студентов в форме Райры можно было увидеть по всему городу.

Но сейчас на пути домой были только первогодки, в отличие от остальных студентов учившиеся по укороченному графику.

И среди этих студентов в форме были Курури и Маиру, которые шли по улице рядом с Саншайн Сити.

Очевидно, они куда-то направлялись, но Маиру почему-то еле волочила ноги.

– …Взбодрись (не унывай)…

– Эх… прости, прости~ но, Куру-нее… я слишком опустошена…

Маиру держала в руке ежедневную газету, открытую на разделе про знаменитостей.

Вся передняя страница была отведена для статьи “Ханеджима Юхей и Хиджирибе Рури, страстное полночное свидание”, в которой говорилось, что кумир Маиру, Ханеджима Юхей, тайком встречался с другой знаменитостью, Хиджирибе Рури.

– Юхей-сан… Юхей-сан теперь принадлежит кому-то ещё… Эх, было бы имя там “Курури” вместо “Рури”, я бы ещё смогла с этим смириться. На самом деле, я бы даже обрадовалась! Почему, о, почему! Моё сердце разрывается от боли! Моя печаль больше числа Грэхема!

Кстати, число Грэхема – наибольшее натуральное число, когда-либо использовавшееся в доказательстве, из книги рекордов Гиннеса. Для тех, кто не очень это понимает: это настолько большое число, что и думать страшно.

Было невозможно сказать, знала ли Курури о числе Грэхема или нет, но она понимала, насколько опустошена её сестра.

Курури вдруг остановилась прямо посередине тротуара. Обернувшись, она с силой накрыла губы сестры её собственными.

– Ммм…!

От неожиданности у Маиру глаза готовы были выскочить из орбит, как вчера у Аобы.

Хоть и пребывая от поступка сестры в полном замешательстве, Маиру, чьё выражение лица буквально выражало удовольствие, крепко обняла её.

Будто приняв действия младшей сестры за какой-то сигнал, Курури прервала поцелуй, улыбнулась и проговорила:

– Жива (с тобой всё в порядке)?

– Ага! Никогда не чувствовала себя лучше! Нет ничего лучше мягких девичьих губ! Не говоря уже, что это губы Куру-нее, о которых я так мечтала! Теперь я могу закричать “Яхху~”? Яхху! Круто, давай повторим! Ещё разок!

Лицо старшей сестры мгновенно погрустнело, в то время как её сестру трясло от радости, и она вот-вот могла потерять равновесие.

– Шок (Как отвратительно).

– Ээээ… Это жестоко! Это так жестоко, Куру-нее! Разве мы только что не подтвердили нашу любовь? И почему ты говоришь, что я отвратительна, хотя сама поцеловала девочку, да ещё и свою младшую сестру? Что это было? Соблазнение сёме!? Соблазнила меня – и сверху? Что это было? Дай подумать…вот, например! Куру-нее – это Дорожный бегун, а я – Хитрый Койот?

Курури вздохнула в замешательстве, когда её младшая сестра начала бросаться какими-то непонятными сравнениями. Она опустила голову и снова улыбнулась.

И в этот самый момент...

– О боги~ вы двое, с чего это вы устроили такое шоу среди бела дня?

– Это не слишком агрессивно? Девочки целуются, да ещё и днём?

– АгресСИВно?[28] Как отвратительно.

– Это меня заводит, может, мы к вам присоединимся?

– Почему девушки целуются? У вас что, нет парней?

– Может, мы ими станем?

– Но взамен вы нам скажете, где находится Чёрный Гонщик~

Эти приближающиеся к Курури и Маиру мужчины, вероятно, издалека видели, как они целовались…

Они выглядели точь в точь как босозоку в своих полосатых токко-фуку.

И в эту самую минуту…

Близнецы оказались втянуты в события, развернувшиеся на этих выходных в Икебукуро.

Глава 4. Специальный репортаж популярного журнала Гао: Разоблачение! Первое страстное полночное свидание Ханеджимы Юхея!?Править

DRRR v04 13


Восточный Накано, кафе-бар “Корни”

“Корни” – маленький бар, расположенный рядом со станцией Восточный Накано.

В нём предлагался большой выбор вин, расставленных на полках, а общий дизайн был умело обыгран элементами ручной работы.

Внутри шумели веселые молодежные компании, заменявшие музыкальный фон.

Двое мужчин сидели друг напротив друга за дальним столиком.

Один из них нервно оглядывался по сторонам, тогда как другой потягивал безалкогольный коктейль с совершенно безразличным видом.

У человека с непроницаемым лицом был холодный взгляд. Допив коктейль, он, всё также не меняясь в лице, попросил его долить.

Затем он лишённым эмоций голосом задал вопрос сидящему напротив мужчине, который был явно старше его самого:

– Вы ничего не будете заказывать, Канемото-сан?

– Нет. Мне потом ещё надо вернуться в офис компании…

Мужчина по имени Канемото отвечал молодому собеседнику мягко и с почтением.

Молодой человек, или, скорее, юноша, был настолько прекрасен, что легко мог бы быть принят за девушку. Его черты казались невероятно утончёнными и аккуратными, будто слово ‘красота’ было изобретено специально для его описания.

Хоть он и был мужчиной, его чёрные густые волосы, водопадом спадавшие вниз, были ухоженными и похожими на шёлк.

С первого взгляда он мог показаться идеальным мужчиной, сошедшим со страниц сёдзе манги, но окружавшая его ледяная аура отсекала всякую возможность сближения с ним.

Когда им принесли заказанные спагетти, молодой человек снова монотонным голосом обратился к своему собеседнику:

– Приступим, Канемото-сан.

– Мм, да, прошу Вас, Юхей-сан, начинайте.

Молодой человек, названный Юхеем, взял вилку, услышав из уст своего спутника уважительное обращение с суффиксом “сан”.

Карбонара, состоящая из спагетти под сливочным соусом, смешанных с ароматным жареным беконом, выглядела очень аппетитно. [29]

Молодой человек ловко накрутил спагетти на вилку до размера мячика для гольфа, после чего отправил пищу в рот.

В полной тишине он тщательно всё прожевал и, проглотив, произнес с отсутствующим видом:

– …Здешняя карбонара очень хороша.

Второй мужчина вздохнул, опустил плечи и переключился на свою тарелку.

– Невозможно на вид сказать, шутит Юхей-сан или нет… Ммм, но паста в самом деле хороша!

Менеджер принялся активно поглощать пасту. Хоть еда и подняла ему настроение, он всё равно продолжил жаловаться:

– И всё же, почему именно этот маленький бар через дорогу от компании? Не лучше ли было бы встретиться в более…скажем, в ночном клубе, раз уж компания оплачивает ужин? Почему здесь?

– Здесь ближе.

– Ааа, ясно…эм, вам просто не нравится ходить по ночным клубам?

– Никогда об этом не думал. Если выдастся случай, постараюсь поразмыслить, – спокойно ответил молодой человек.

Канемото вновь вздохнул, и решил обсудить несколько пунктов в их расписании.

– Посмотрим, тут вот…эм… Вы ведь знаете расписание на завтра?

– Интервью в отеле Икебукуро в 18:30. После я сразу же еду домой.

– …Да, совершенно верно.

Разговор опять не клеился.

Молодой человек участвовал в диалоге, но в его манерах и голосе было невозможно различить эмоций.

Поэтому Канемото не мог определить действительно ли всё идет нормально и можно продолжать, или же его собеседник недоволен разговором.

– …

– Еда, в самом деле, хороша.

– …Да…хотя я уже закончил…в любом случае, завтрашнее интервью будет посвящено вашему новому фильму, поэтому, прошу, постарайтесь получше его разрекламировать.

– Ладно.

Юхей, словно робот, кивнул и продолжил есть.

Канемото, менеджер агентства талантов, взглянул на порученное ему для работы дарование и задумался.

«…Я согласился на работу, потому что меня попросил об этом Узуки-кун…»

«Но он ведь не мог попросить меня об этом, потому что в тайне ненавидит, правда же?»

– Эм…ээ… ну…хм, надеюсь, мы славно сработаемся за предстоящие три дня. Жаль, конечно, что Узуки пришлось уехать в свадебное путешествие в такое время…

– Да, я тоже на это надеюсь.

Канемото осторожно поклонился, когда молодой человек произнес ответную любезность с ледяным выражением лица, больше подходящим для робота.

Менеджер не мог позволить себе показаться грубым.

Потому что прекрасный молодой человек напротив него являлся для компании ‘золотой жилой’, способной принести сотни миллионов или даже миллиардов.


♂♀


Отрывок из статьи, посвящённой Ханеджиме Юхею в свободной онлайн энциклопедии Фугурума Ёки

Ханеджима Юхей (羽島 幽平) – актёр и модель, родился в районе Тошима, Токио.

Несмотря на многочисленные заявления управляющего компании “Джек о`Латерн Джапен” Макса Сэндшилда (например: «Он киборг, родившийся в 3258 году», «Он тысячелетний вампир», «Он истинный воин света – не реинкарнация! – прибывший прямо из древней Атлантиды»), настоящая дата рождения Ханеджимы неизвестна. Судя по времени, в которое проводилось празднование его совершеннолетия, ему должно быть около 21 года.

Его настоящее имя – Хейваджима Каска. У актёра заключен контракт с вышеупомянутым агентством талантов “Джек о`Латерн Джапен”.

Его семья состоит из трёх человек, включая самого актёра, его родителей и старшего брата. По-видимому, Юхей очень уважает своего брата, часто упоминая его имя в интервью. Об этом человеке известно очень мало. Журналисты, пытавшиеся взять интервью у семьи актёра, обнаруживали свои автомобили мистическим образом перевёрнутыми вверх дном, однако связь между этими печальными инцидентами и братом актёра не доказана.

Многое указывает на то, что его брат является опасной личностью. Известно, что Ханеджима попал в агентство талантов после того как спас скаутаагентства от своего брата, пришедшего в гнев от попытки этого скаута с ним заговорить.

Проработав некоторое время в модельном бизнесе, Ханеджима дебютировал в кино, исполнив главную роль в фильме “Ниндзя-вампир Кармилла Сайзо” производства “V Синема ТВ”. Изысканная внешность актёра в сочетании с пластичностью в игре, которую, казалось, не может демонстрировать любитель, начали зарабатывать ему популярность. Его имя все чаще звучало в Интернете.

В следующем году он принял участие в популярной телепрограмме “Игра на деньги”, идущей на канале Кинг Телевижн. В рамках проекта “Сколько вы можете заработать за месяц с начальным капиталом в миллион иен?” он с помощью нескольких умелых вложений заработал 1,2 миллиарда, так что его имя прогремело по всей стране ещё до того, как программа вышла в эфир.

Согласно правилам программы, участник является полноправным собственником полученного дохода. Поэтому Ханеджима стал известен как счастливчик, всего за месяц заработавший 1,199 миллиардов иен.

Его необычайные актёрские способности, продемонстрированные в последовавших сериалах, разбили сложившийся стереотип о нём как всего лишь богатом симпатичном парне. А полное отсутствие провальных ролей и сногсшибательная внешность принесли ему настоящую славу.

Помимо того, что Ханеджима является талантливым актёром, он так же показал себя хорошим певцом и спортсменом. Благодаря этому, он может исполнить любую роль в телесериалах, будь то певец или наемный убийца, а его талант одинаково блистателен как сценах с кросс-дрессингом, так и в постельных сценах.

Однако, вне съемочной площадки, актёр становится практически полностью лишённым эмоций и говорит только по делу с пустым, как у робота, выражением на лице.

По этой причине его не слишком любят приглашать в ток-шоу. Не похоже, чтобы он испытывал необходимость в изменении собственной манеры поведения, к тому же она, по-видимому, нравится фанатам. Если верить словам Ханеджимы в детстве он «смеялся и плакал как любой другой ребёнок». «Я вырос таким под дурным влиянием брата – его эмоции бьют через край. Однако я всё равно уважаю его».

Про актёра известно и несколько забавных историй, как например следующая: продюсеры развлекательной компании направили к Ханеджиме группу своих подчиненных, переодетых в преступников и пытавшихся угрожать актёру, чтобы тот дал отрубить себе мизинец.  К их удивлению, он без единого признака страха или сопротивления взял тесак и позволил бы вломившимся отсечь себе палец, если бы никто не остановил его вовремя.

После того, как ему однажды позвонил сталкер, актёр 20 часов подряд игнорировал телефон. Всё закончилось тем, что преследователь сдался (о случившемся стало известно, поскольку подавленный молчанием актёра сталкер сам сдался полиции).

У Ханеджимы практически нет друзей в мире шоу бизнеса, вероятнее всего из-за его бесстрастных роботоподобных манер, благодаря которым трудно разобраться в его чувствах.

О его личной жизни ничего неизвестно, и пока никому не удавалось заснять его апартаменты.

В его коллекции несколько автомобилей, большинство из которых – импортные кабриолеты. Он питает слабость к автомобилям премиум-класса и эксклюзивным моделям, таким как “Ле-Сейде” и “Галю” компании Мицуока. В недавнем телевизионном интервью он упомянул, что хочет кабриолет “Орочи” того же производителя.

Его гардероб состоит из разнообразных вещей, от мелочей, имеющих значение для него одного, до дорогостоящих предметов.  Иногда его видят в аксессуарах из магазинов “всё по 100” в сочетании с дизайнерскими творениями, что он, однако, не находит странным.

Поскольку он  создает впечатление человека, ‘способного на всё’, в Интернете ему дали прозвище “Капитан Смущение”. Это прозвище, вероятно, появилось на основании того факта, что он «настолько идеален, что может существовать только в фантазиях тинэйджеров. Но, повзрослев и оглянувшись назад, бывшие поклонники очень стыдятся своего увлечения».

Когда об этом услышал его менеджер, он сказал: «В таком случае нам надо сделать его ещё идеальнее» – и облачил его в ангельские крылья и дьявольские рога. Он даже заставил его надеть контактные линзы разного цвета и сделал постер актёра в таком виде. После переговоров с издателями специализированных журналов, этот новый образ появился на нескольких обложках. Число поклонников актёра только увеличилось, ведь облик был ему к лицу, а постер по ряду причин стал популярен и за рубежом.

Это привело к новой анекдотической ситуации. Во время описанной истории Юхей оставался апатичен, однако, неизвестно откуда поползли слухи о том, что на самом деле он был взбешён и только прикидывался безразличным. Макс был так напуган подобными слухами, что две недели укрывался в Соединенных Штатах. Ситуация идеально иллюстрирует ужас, внушаемый холодной бесстрастностью актёра.

После того как Юхей получил признание и славу, продюсеры “Ниндзя-вампира Кармиллы Сайзо” – картины, которую все рассматривают как самую позорную в фильмографии актёра, предложили ему исполнить главную роль в сиквеле.  К великому удивлению мира шоу бизнеса, он принял это предложение без раздумий.

По мнению глянцевых журналов, он находился на третьем месте в списке «актёров и актрис, которые снимаются во всём подряд».  Когда эту тему затронули в интервью, он ответил: «Кармилла Сайзо – персонаж, достойный уважения. Он знает, что такое настоящая любовь, и он – выдающийся ниндзя», – однако, доподлинно неизвестно, что актёр имел в виду, так как во время речи его лицо не выражало никаких эмоций.

Сейчас он готовится к главной роли в новом амбициозном проекте “На крейсере” голливудского режиссера Джона Трокса, выбравшего Японию в качестве места для съемок.  По всей видимости, репутация актёра имеет вес и за рубежом.


♂♀

Канемото ощутил спазм в желудке от одной мысли о необходимости временно выступать в роли менеджера у актёра Голливудского уровня.

Действующий менеджер Юхея, работавший с актёром с начала его карьеры, Узуки, уехал в свадебное путешествие, и потому на три дня делегировал ему свои полномочия.

«Я и не подозревал, что он на самом деле так похож на робота…»

Канемото полагал, что нечитаемое выражение лица Юхея – лишь маска, которую тот снимает вдали от софитов. Когда актёр отыгрывал свою роль в телесериалах, он был способен воспроизвести все оттенки чувств. Вполне естественно, что люди, наблюдавшие его актёрский гений, предполагали, что безэмоциональное лицо – лишь новая его грань.

Но молодой человек, сидевший напротив Канемото, был необычен.

– В таком случае, прошу меня простить.

После того как они поужинали и покинули бар, Юхей вернулся в офисное здание Джек о`Латерн Джапен и сел за руль своего кабриолета.

Сегодня это был Феррари.

Канемото не слишком разбирался в марках машин, но смог угадать Феррари по красному корпусу и эмблеме с полосами флага и гарцующей лошадью. На переднем сиденье лежал пакет из супермаркета с несколькими порциями бенто с говядиной и рисом, которые он, вероятно, купил на ужин.

«У этого парня восемь машин брендовых марок, и при этом он покупает полуфабрикаты из супермаркета…»

Канемото невольно этим восхитился. Он вздохнул про себя, провожая уезжающего молодого человека с таким выражением лица, словно увидел бога в человеческом обличии.

Ханеджима Юхей был для агентства настоящей драгоценностью, всё ярче сиявшей при полировке.

Поэтому Канемото думал, что следует оберегать драгоценность от любых возможных повреждений.

Не похоже, чтобы Юхей осознавал собственную ценность, но он был разносторонне развитым и знал, как в случае чего себя защитить. Хотя Канемото и знал об этом, он ничего не мог поделать со своим волнением. Если драгоценность, за которой он должен наблюдать, получит повреждения, то у него будут проблемы. Канемото сжал зубы, думая о коллеге, который умудрился жениться раньше него.

Но, увы, ему не повезло.

Потому что драгоценности уже на следующий день предстояло быть вовлеченной в события, произошедшие на выходных в Икебукуро.


♂♀

В темноте -

«Если бы жизнь человека можно было охарактёризовать с помощью фильма, телесериала, новеллы или сказки…

Каким второсортным малобюджетным фильмом была бы моя жизнь?»

Об этом ‘она’ молча размышляла, пока её глаза оставались неспособными воспринимать окружающее.

«На что была бы похожа заставка?»

Видимо, её восприятие времени сбилось после того самого ‘звука’. Силясь сохранить рассудок здравым, она погрузилась в поток смутных воспоминаний.

«Аааа, верно…»

«Когда я была ребенком…»

«Я мечтала стать…»

Показанными по телевизору гигантскими монстрами, по собственной прихоти наносившими ущерб всему вокруг, рушившими стены небоскребов и Токийской башни.

Они были не совсем ‘монстрами’, поскольку являлись гибридами человека и рептилии или внеземной формой жизни. Их внешность вызывала в человеческом сердце страх и смирение. Им не надо было ни под кого подстраиваться. Они просто уничтожали и рушили всё вокруг без малейшей на то причины…

Она испытывала по отношению к этим монстрам, увиденным в фильмах, чувство, близкое к восхищению.

Что до причин, по которым она чувствовала такое мощное притяжение, то для маленькой девочки все было слишком сложно, чтобы описать словами.

Но сейчас она поняла.

На самом деле, она догадывалась об этом уже будучи ребенком…

У неё не было ни единого шанса стать такой же.

Разумеется, никому не под силу превратиться в монстра высотой в сто метров.

Но она хотела не этого.

Будучи монстром, она хотела обладать возможностью жить без ограничений и необходимости держаться кого-либо в попытке выжить.

Даже если жизнь состоит только из ‘уничтожения’.

А потом её осенило.

Может быть, она и не собиралась становиться преступницей, но даже если бы она и превратилась в добропорядочного гражданина – не смогла бы быть самой собой.

Её семья была одной из самых обеспеченных в округе.

Но её представителей волновало лишь постоянное ношением маски ‘традиций’ и тщательный контроль за поведением в соответствии с ‘наследием’. Семья и родные, как и люди вокруг, никогда не озвучивали это в открытую, но, тем не менее, она  была вынуждена подыгрывать, потому что ‘традиции’ были сильнее её.

Семья была благополучна и уважаема, но у неё не было связей в сфере бизнеса или политики, что означало отсутствие реальной силы.

Благополучие исходило из того, что много поколений назад кто-то из семьи поймал удачу за хвост.

Изображать принадлежность к ‘уважаемым’ семьям, было вдвойне тяжело для представителей фамилии, поскольку это было единственным способом поддерживать семейную гордость.

Но в любом случае, её семья уже не существовала.

Её дед потерпел крах в бизнесе. Отец же потерял удачу и обанкротился после безрассудной попытки вложения во фьючерсы с целью возмещения потерь, понесённых дедом.

Её мать сбежала, и не вернулась назад.

Каким-то образом её дом сгорел дотла.

Некоторые родственники, погрязшие в долгах, повесилась.

Некоторые из них, долгов не имевшие, также повесилась.

Видимо, для них необходимость расстаться с гордостью ‘уважаемой’ семьи была тяжелее жизни в долгах. По-настоящему уважаемые семьи должны уметь хранить гордость и честь в своих сердцах, даже если они все потеряли. Но эти люди были самой обыкновенной семьей, которой однажды улыбнулась удача. И когда стало одинаково невозможно хранить гордость и оставить её, единственным выходом для них стало исчезновение.

Она была одной тех немногих, кто выжил и горевал.

Наградой ей стал запах свободы, который она ощутила впервые в своей жизни.

Её растили дальние родственники. После ряда злоключений она, наконец, осознала, чего хотела от жизни.

Она хотела заниматься такой работой, которая включала бы в себя объекты её детского восхищения – монстров.

И не только монстров – в равной степени её привлекали серийные убийцы, мелькавшие на экране телевизора, такие как Джейсон Вурхис и Фредди Крюгер, или лишенные эмоций пришельцы. Это неизменно были создания,  убивавшие и уничтожавшие без оглядки на физические возможности человека и на социальные правила. Её увлечение подобными существами привело к тому, что она стала учиться на гримера, нанявшись в косметологическую студию сразу после окончания средней школы.

Она хотела создавать собственными руками тех монстров, что являлись её идеалами.

«То, что я не могу сделать сама… Я позволю сделать им».

Как только на неё нахлынули эти воспоминания…

Она, наконец, кое-что осознала.

«Ааа. Так это…и есть то самое предсмертное видение, о котором все говорят…»

Почувствовав, что после удара парковой скамейкой её тело отправилось в полёт…

Монстр-убийца “Голливуд” осознала, что её жизнь с поразительной скоростью движется к своему концу.

Она молча закрыла глаза, чувствуя, как отведенное ей время стремительно истекает.

Почему она превратилась в монстра-убийцу?

У неё не было необходимости воскрешать это в своем предсмертном видении.

Потому что она не хотела помнить.

«Но я довольна…»

«Тем, что в конце своей жизни встретила настоящего монстра».

«Не подделку вроде меня, а реальное чудовище с неограниченной силой».

Затем, как только секундный шок от удара прошел…

Предсмертное видение закончилось и, не приходя в сознание, она провалилась в темноту.


♂♀

В это же время…

Хейваджима Каска – или Ханеджима Юхей – вот-вот должен был, благодаря случайному стечению обстоятельств, а может и по воле судьбы, проехать мимо того самого места.

Он только что закончил интервью в одном из отелей Икебукуро и направлялся домой…

За рулём своего Ле-Сейде он, не превышая скорости, ехал по ночным улицам.

Во время сегодняшнего интервью его довольно много расспрашивали о семье, поэтому сейчас он собирался навестить своего брата, с которым не виделся уже достаточно давно. Он стал присматриваться: не мелькнёт ли где знакомый костюм бармена.

Конечно, отыскать его было делом непростым. Продолжая двигаться дальше, он уже начинал сомневаться в том, что делать – позвонить ли, написать смс, или оставить саму мысль о встрече с братом, но…

Он проехал мимо парка, свернул в более узкий переулок, и вдруг фары осветили таинственный объект.

– …

Что-то смутно напоминающее человека стремительно падало, казалось, прямо с неба.

Это ‘нечто’ с глухим звуком рухнуло на асфальтированную дорогу. Оно конвульсивно дёрнулось и осталось лежать без движения, как если бы израсходовало весь остававшийся запас энергии.

Только силуэт придавал ‘этому’ какое-то сходство с человеческим существом. В свете фар можно было разглядеть торчащих из зеленоватой, как у зомби, кожи червей.

Обычный человек закричал бы при виде такого зрелища.

Но Юхей сбросил скорость и припарковался на обочине. Он вышел из машины, чтобы проверить, было ли это живым человеком, или всего лишь куклой.

Освещённая фарами, зеленоватая кожа выглядела особенно влажной и липкой.

Следов крови не было, но исходя из того, что ‘это’ лежало совершенно неподвижно, можно было сделать вывод, что оно получило смертельное ранение.

Это могло бы быть куклой, если бы не дёрнулось секунду назад.

Несмотря на всю необычность ситуации, Юхей совсем не выглядел взволнованным.

Вид людей, падающих с неба, сделался для Юхея более чем привычным, хотя те, кого он видел ранее, обычно были жертвами гнева его брата.

Он уже собирался было вызвать скорую, когда ему в голову пришла одна идея.

Монстр-убийца “Голливуд”.

Он заподозрил, что полумёртвое тело, лежащее перед ним, и было тем самым “Голливудом”, поскольку ему внезапно начали вспоминаться все когда-либо доходившие до него слухи о монстре, меняющем костюмы.

Но парень и не собирался из-за этого инцидента менять свои планы. Подойдя ещё на шаг ближе, он заметил, что лицо зомби отслаивается.

– …

Это лицо выглядело слишком реально, чтобы быть костюмом – кожа действительно выглядела гниющей. Но Юхей заметил под ней кое-что – не красноту крови или голой плоти, а бледность нездоровой кожи.

Молодой человек обратил внимание на то, что другие от ужаса не заметили бы. Он медленно протянул руку к этой маске.

Сняв её и увидев наконец-то, что было под ней, он задумался.

Это длилось всего несколько секунд, в течение которых его красивое лицо оставалось абсолютно безэмоциональным; если уж на то пошло, он был жутко похож на робота-уборщика, который только что обнаружил мусор.

Дело кончилось тем, что Юхей поднял и понёс человека в костюме зомби в сторону своей машины.

Он ловко открыл дверь со стороны пассажира и посадил туда бездыханное тело. Сам же сел за руль и кое-кому позвонил. Договорив, он нажал клавишу отбоя и молча завёл машину.


♂♀

В темноте -

Поразительно, как хорошо я осознаю тот факт, что это сон.

Как всё это началось?

Почему я стала убийцей?

Почему я так неожиданно сумела стать монстром, тем, чем, я была уверена, никогда не стану?

Почему я чувствую себя такой несчастной оттого, что стала тем, чем всегда хотела стать?

Меня тошнило.

Меня всегда почти рвало после того, как я убивала ‘тех людей’.

Я осознавала это.

Во всяком случае, меня всегда будет тошнить, когда я буду думать о себе как об убийце.

Но почему я должна чувствовать себя так, если я и есть убийца – я собственными руками убила всех тех людей?

Сожаление это, или вина, ненормально чувствовать такое по поводу того пути, что я выбрала сама.

Но я просто не могу остановить это тошнотворное чувство, идущее прямо изнутри.

Нет, нет, это не то, что должен чувствовать монстр.

Монстр никогда не должен сожалеть.

Монстру никогда не должно становиться тошно.

Монстр никогда не должен испытывать чувства вины.

В фильмах встречаются и сожалеющие монстры.

Но они не настоящие.

Они люди, которые должны быть любимыми. А если нет, то они, по крайней мере, являются чем-то очень похожим на людей.

И если это ‘что-то’ может каким-то образом общаться с людьми, без сомнения, существует вероятность, что человек сможет полюбить это.

И не важно, как оно выглядит.

Но я другая.

Я не могу и пытаться стать такой.

Я не могу позволить кому-нибудь полюбить меня.

Я должна стать монстром.

Я должна стать монстром, которого никто не понимает.

Только так я могу позволить тем ублюдкам…тем ублюдкам…

Нет, нет.

Нет! Нет! НЕТ!

Остался только он один! Только он! Но…

Только он, только он, только он, он один, он   идёт

Это он   я собираюсь   убить   его   убить   его   убить   его

Убить   его   убить   их   нет   его   убить   его

Убить   убить   нет   если я не убью   меня убьют   меня тошнит   он   идёт   не подходи

Не подходи не подходи не подходи не подходи остановись остановись остановись остановись

Не трогай      меня     не трогай меня      не трогай меня не трогай меня не не не не

– Потрясающе, её раны заживают почти так же быстро, как у Селти и твоего брата.

Неееееет     Кто    это     нет    это он?    Нет!

     Нет    но кто это     ах     аааааааа    я собираюсь убить      –     нет     аах

                           Звучит      иначе            не может быть      монстром

– Это неожиданно. Она пришла, потому что почувствовала присутствие Селти? Как думаешь?

Это не он      это голос другого человека     где     я     где он      я должна

          Если я не убью      его        кто-нибудь ещё    будет убит      ах       ааааааа

– Сначала я даже не мог вставить инъекционную иглу. А потом я сломал несколько скальпелей, пытаясь сделать Шизуо надрез. Невероятно, скальпель – самый гибкий и прочный вид лезвия из всех, что существуют, но об него они ломались на части… честно говоря, у меня было чувство, что я пытаюсь скальпелем разрезать стиральную доску из стали.

Кто это      кто-нибудь     ответьте мне

                           Где     он     где

                                           Остался только он      но     всё должно     закончиться     аххх

– Но, всё же, она очень похожа на него…кто бы мог подумать, что такая хрупкая девчушка может быть так похожа на него? Вообще, она из того типа девушек, про которых можно подумать, что они из квартала красных фонарей.

Ответь мне     ответь мне     ответь мне----------------------

                      Я не хочу    здесь умирать     нет    нет    я не хочу

                                                      Спаси меня     мама    где ты

                                                                           Пожалуйста     спаси меня

                                                                                                                 Спаси меня


♂♀

И потом…

Она открыла глаза.

 - А, она очнулась. Похоже, её состояние далеко от критического – возможно, она скоро сможет самостоятельно передвигаться.

– Большое спасибо.

– Не за что. Я подумал, что лучше выполню просьбу брата Шизуо, а то не хотелось бы, чтобы он пинком отправил меня на Марс.

Она всё ещё не до конца пришла в себя.

Но она была в состоянии понять, что то расплывчатое белое пятно, которое она видела, было потолком.

Она могла слышать голоса, которые, судя по всему, были вовлечены в беседу, но ей по-прежнему казалось, что всё происходившее вокруг было словно на другой, далекой-далекой земле.

Люди не в состоянии увидеть то, что происходит в другой части света, без помощи телевидения. Но сейчас она, каким-то непостижимым образом, чувствовала себя этим техническим прибором, способным обрабатывать сигналы издалека. Её чувства и ощущения медленно начали обостряться.

Она могла различить голос, лишённый эмоций. Другой голос сдержанно смеялся.

– Мне жаль, что мой брат доставил тебе столько хлопот…

– Нет, всё не совсем так. Я, вообще-то, должен поблагодарить Шизуо за то, что он так много помогал Селти. Но я не могу допустить, чтобы Селти влюбилась в него, так что не мог бы ты его попросить не показывать ей слишком много своей мужской натуры? Я сам не могу у него об этом попросить, так как уверен, что он изобьёт меня. А, я хочу пить. Могу ли я налить немного воды?

– Я сам налью.

– А, спасибо… Кстати говоря, она… Она может пить? Принесите и ей стакан воды на всякий случай.

Мужчина, которому принадлежала эта реплика, посмотрел на её лицо.

Это был молодой человек в очках, производивший впечатление интеллектуала.

Судя по его белому халату, он был каким-то врачом.

Но комната, в которой они находились, была далека от её представлений о больничной палате.

Здесь были видны книжные полки во всю стену и декоративные растения, которые часто можно увидеть в дорогих ресторанах.

Это место даже можно было назвать шикарным, если бы не бельё, висевшее на нескольких вешалках неподалёку от двери.

Когда её взгляд упал на большой аквариум с пузырящейся водой, в котором плавали тропические рыбки, она услышала мяуканье, доносившееся из этой комнаты. Это место одновременно выглядело и дорогим, и уютным.

«Где…я…»

Она сильно зажмурилась и попыталась прояснить свои воспоминания.

В следующее мгновение она почувствовала, как по телу раскатывается приступ тупой боли.

«…Ааа…»

Боль была не такой сильной, чтобы заставить её закричать, но всё же то, что она просто обратила на неё внимание, ничего не говоря, оставалось загадкой.

Увидев, что девушка поморщилась от боли, человек в халате доктора сказал ей:

– Ах, не стоит пытаться встать, если вы не чувствуете, что готовы к этому. Даже несмотря на то, что я дал вам обезболивающее и на то, что восстановление вашего организма происходит крайне быстро, ваши повреждения были серьёзны настолько, что кто-нибудь другой на вашем месте впал бы в кому. Я бы не удивился, если бы ваша попытка прийти в себя не увенчалась успехом.

В то время как врач говорил ободряющие слова, её дыхание мало-помалу восстанавливалось.

Если бы это была больница, то ей бы пришлось подготовить себя к тому, что могло бы произойти далее…

Но теперь, когда у неё не было никаких представлений о том, где она могла находиться, ей надо было сначала узнать об этом.

– …

– Вы в порядке? Нет ли приступов острой или тупой боли, которые ваше тело сейчас должно ощущать?

– …

Мужчина в белом халате кивнул, будто успокоенный тем, что она отрицательно покачала головой в ответ на его опрос.

Она могла успокоиться – этот врач, скорее всего, не причинил бы ей вреда.

Она сглотнула и проговорила решительным, но подавленным голосом:

– Могу я спросить…где…это место?

Её голос был таким нежным и тонким, что убедить кого-либо в том, что несколько минут назад на неё была надета маска зомби, было невозможно. Кишитани Шинра – тот самый человек в белом халате – был, очевидно, тронут, и продолжил кивать:

– Ах, ваш голос звучит точно так же, как и на телевидении.

– П-простите…

– Ой, приношу свои извинения. Но, прошу, позвольте мне насладиться этим моментом. Это чувство далеко от любви, но перед тем, как ответить на ваш вопрос… пожалуйста, позвольте мне насладиться волнением от встречи с тем, кем я восхищаюсь. Всего несколько секунд!

– А…эм…

Женщине, лежавшей на кровати, пришлось прекратить разговаривать, чтобы избежать нового приступа боли, так что она просто кивнула.

Шинра ударил себя в грудь, будто получив облегчение, поднял вверх свои руки, изображая искреннюю радость перед раненой:

– Даже после всех страданий, через которые этот мир заставляет нас пройти, он не так уж и плох! Это в нём самое волнительное! Не могли бы вы…эм…раз уж вы снова в состоянии ходить, не могли бы вы дать мне свой автограф? Можно ли попросить у вас два, если это возможно? Я знаю, что немного опережаю события, но моя соседка по квартире тоже преданный ваш фанат!

Подпольный доктор, похоже, совсем забыл о присущих джентльмену манерах и просто искрился от радости на глазах у раненной девушки. Он осторожно поклонился звезде, которой восхищался.

Но, честно говоря, большинство мужчин на его месте поступили бы точно так же.

Некоторые даже были бы настолько взволнованы, что просто стояли и смотрели бы на неё, заикаясь.

– Ну кто бы мог подумать, что моя несоответствующая нормам общества работа…

Шинра раскинул руки ещё шире, чем они были, и громко сказал имя своего пациента:

– …Даст мне возможность полечить общепризнанную звезду, Хиджирибе Рури!


♂♀


Отрывок из статьи, посвященной Хиджирибе Рури в свободной онлайн энциклопедии Фугурума Ёки.

Хиджирибе Рури(聖辺ルリ)- японская актриса, модель и просто талант. Её агентство – “Корпорация Ёдогири Шайнинг”.

Её настоящее имя не отличается от того, что она носит в шоу бизнесе.

Год рождения неизвестен. День рождения – 8 августа.

Изначально она была учеником Закуроя Тенджина, частным визажистом, и позже дебютировала как модель благодаря агентству “Корпорация Ёдогири Шайнинг”.

До своего дебюта она работала визажистом для нескольких японских фильмов, наибольшее количество откликов получила её работа в фильме “Ниндзя-вампир Кармилла Сайзо”, за которую она вместе со своим учителем была включена в список “100 Самых Сочных Визажистов”, выпущенный Всемирной Кинематографической Организацией.

После этого она дебютировала как модель для журналов, и всего лишь спустя полгода начала получать роли второго плана в сериалах на телевидении. Её необыкновенная внешность привлекла много преданных фанатов.

Её часто рассматривают как тип знаменитости, который привлекает поклонников не своим актёрским мастерством, а своей уникальностью.

Её безупречно белая кожа, меланхоличный и изящный взгляд наградили её неким нечеловеческим обаянием. Большинство её ролей – изящные девушки с тёмным и мрачным характёром.

По неподтверждённым слухам, её красота натуральная, и она никогда не пользуется косметикой. По общественным мнениям, её характёр такой же тонкий и скромный в реальной жизни, как и на экране. В своих интервью она упоминала, что у неё нет ни друзей, ни молодого человека, так как ей недостаёт необходимых для этого социальных навыков.

Даже несмотря на то, что она популярна во многом благодаря своей внешности, у неё до сих пор нет соперника, так как попросту нет моделей или актрис такого же типажа. Её неземное обаяние делает её популярной как среди мужчин, так и среди женщин.

По устоявшимся мнениям, она не очень атлетична, и поэтому никогда не принимала участия в спортивных соревнованиях, например по плаванию, на телевидении.

Так как мрачный характёр делает её уязвимой в эстрадных и комедийных программах, её обычно приглашают в ток-шоу. Однако она едва когда-либо показывает свой истинный характер, только если её к этому не побуждают ведущие или другие участники шоу. Именно на таком мероприятии она заявила, что не очень дружит со спортом.

Но некоторые репортажи опровергают это, рассказывая о том, что она была очень хороша в лёгкой атлетике в начальной школе, а её изящность – лишь угода популярности. Эту точку зрения разделяют многие её поклонники.

Кроме того, она была популярна у любителей аниме и манги, так как её неземная аура вполне соответствует двухмерным персонажам. Она возглавила онлайн-голосование “Актёры, которые должны стать косплеерами”.


♂♀

Безо всяких сомнений, именно эта знаменитость, Хиджирибе Рури, предстала перед глазами Шинры.

Сразу после того, как её макияж зомби был смыт, она предстала совершенно в другом, неземном виде.

Конечно, сейчас на ней не было ни грамма косметики. Но её кожа оставалась шелковисто ровной, а изящные и утончённые черты лица казались нарисованными.

«Хмм…если Юхей-кун будто сошёл со страниц седзё-манги, то эта девушка – с масляных картин ангелов, нарисованных западными художниками».

Шинра смотрел на неё в восхищении и жалел, что не принёс с собой цветную бумагу, специально предназначенную для автографов.

«Так или иначе, я не могу винить себя в том, что не ожидал встретить её».

Он, как обычно, занимался уборкой в доме, ожидая возвращения Селти, как вдруг его телефон зазвонил. Номер на экране вызвал у него приступ ностальгии.

Голос младшего брата его школьного приятеля в трубке проговорил: «У меня есть больной, которого я не могу отправить к обычным докторам. Пожалуйста, приезжай». И он поспешил к нему, так как всё равно заняться было нечем.

И увиденное им убедило его в том, что стать подпольным доктором было хорошей идеей.

Наблюдая за перевозбуждённым человеком в белом халате, Хиджирибе Рури думала:

«Так… кем же на самом деле является этот человек?»

«Это место…похоже на чей-то дом…но…оно слишком велико…»

Судя по интерьеру, это была комната в квартире, а не в доме на одну семью. Но её беспокоило то, что помещение было слишком просторным для квартиры.

«Так…почему я…»

«Я помню, как меня в парке ударил скамейкой тот парень в костюме бармена…и потом…»

Она смутно помнила, что случилось, когда она потеряла сознание.

Кто-то принес её в эту комнату и позвал того мужчину, по всей видимости, подпольного доктора, чтобы вылечить её.

Только это она и была в состоянии понять из громкой и возбуждённой болтовни врача.

– …

Рури решила не издавать ни звука и поразмыслить над сложившейся ситуацией.

«Этот мужчина…знает, кто я такая на самом деле?»

«Он уже знает, что я Хиджирибе Рури».

Для неё было важно, знает ли он, что она – смертоносный монстр “Голливуд”.

Уже то, что он не вызывал скорую, казалось ей весьма подозрительным. Если бы он это сделал, она была бы в гораздо более опасной ситуации – но не в такой фатальной, как если бы он просто оставил лежать её на земле.

Она чувствовала боль во всем теле по мере того, как продолжала думать, – но вдруг ей на живот прыгнула кошка.

– Аргх…

Как только кошачьи лапы задели её раны, боль усилилась.

Она была почти готова столкнуть с себя кошку, как заметила, что животное, сидевшее на одеяле, было очень милым.

Это была крошечная шотландская вислоухая.

Зверек был похож на мягкий комочек шерсти, наполненный жизнью, он склонил голову, уставился на Рури и замяукал.

Смертоносный монстр нашла его таким милым, что на секунду она абсолютно забыла о боле и тревогах.

Но…

В комнату вошел ещё один человек; он остановился рядом с мужчиной в белом халате и протянул руку, чтобы взять кошку.

– Ш-ш, не делай этого, Докусонмару. Нельзя запрыгивать на раненых людей.

– Докусонмару?

Когда мужчина в белом халате задал этот вопрос, молодой мужчина ответил с лицом, не выражающим никаких эмоций:

– Его имя – Юйгадокусонмару[30]. Ну не чудесно ли?

Он протянул кошку мужчине в белом халате, который отодвинулся так, как будто бы он был напуган.

– …Вам стоит немного улыбаться, когда даёте другим людям погладить своего кота. Иначе это просто пугает.

– …? Но я улыбаюсь.

– Если бы мой папа когда-нибудь вас увидел, он, возможно, очень захотел бы вас вскрыть.

Подпольный доктор, смотря на совершенно безэмоциональное лицо своего собеседника, смирении покачал головой.

Пока они разговаривали, Рури кое-что заметила.

Что лицо молодого мужчины, на котором была дешевая футболка и дорогой дизайнерский ремень, было ей знакомо.

– Ханеджима…Юхей…сан?

Услышав её бормотание, Юхей поставил кота на пол и повернулся к Рури с полным отсутствием эмоций на лице и сказал:

– Хорошо. Похоже, вы чувствуете себя даже лучше, чем я ожидал.

Ни одна часть его тела, за исключением губ, не двигалась. Было невозможным сказать, действительно ли он рад за неё, но…

Она знала, что её ‘коллега’ едва когда-либо показывал свои эмоции.

Они встречались пару раз, но друзьями не были.

Рури делала Юхею вампирский макияж для его дебютного фильма “Ниндзя-вампир Кармилла Сайзо”.

После её дебюта как актрисы, они один раз снимались в одном сериале.

Это была криминальная драма, где Юхей играл офицера полиции, а Рури была приглашенным лицом и играла дочь преступника. И на этом всё.

«Почему…»

Вопрос появился у неё в голове прежде, чем она позволила себе удивиться, что встретила его снова.

Как так вышло, что её коллега-актёр стоял перед ней?

«Может быть…‘он’…сказал ему…»

Как только эта мысль пришла девушке на ум, она покачала головой.

Насколько она знала, ‘он’ не имел никакого отношения к Ханеджиме-сану.

Тогда почему?

На прекрасном лице актрисы было отчётливо видно замешательство. Юхей тихо спросил:

– Может быть, вы хотите воды?

И с непроницаемым выражением лица протянул ей стакан.

Рури казалось, что её могли отравить, но как бы то ни было, она взяла стакан и глотнула воды.

При попытке сесть её тело сковывала боль, но пить она могла.

Подпольный доктор, наблюдая за Рури, сказал Юхею:

– Так вот, хотя её мышцы сильно повреждены, внутренние органы, похоже, нетронуты. Но чтобы быть уверенным, вам надо отвезти её в больницу и сделать рентген или МРТ, чтобы потом она сама могла ходить. Внутричерепное кровотечение может проявится намного позже. Я бы сам проверил, если бы мог позаимствовать исследовательское оборудование Небулы. Извините.

– Не надо. Вы уже оказали мне большую услугу, приехав сюда так поздно ночью. Большое спасибо.

– Ах, не стоит, не стоит. Я тоже должен поблагодарить вас за предоставленную возможность побыть так близко к моему кумиру. Но не говори Селти, что я сказал это – она тоже её большой фанат, и, возможно, станет ревновать меня прежде, чем начнет ревновать её.

Подпольный доктор улыбался глупой влюбленной улыбкой…

Но вдруг его мобильный завибрировал в нагрудном кармане, и ему пришлось отойти в сторону, чтобы тихо ответить на звонок.

Две знаменитости и не пытались завязать разговор; комната погрузилась в жуткую тишину.

Рури пришлось нарушить её – она не могла больше этого выносить; девушка слабым голосом спросила:

– …Почему я здесь?

– Потому что вы упали перед моей машиной, когда я ехал домой. Я знаю, это было немного грубо с моей стороны, но я почувствовал, что будет лучше привезти вас к себе домой и позвать знакомого доктора, чтобы он вас осмотрел.

– Почему к вам домой, а не в больницу…?

– У меня были свои причины…

Юхей остановился, вздохнул, а потом продолжил:

– …Но, я думаю… Рури-сан тоже хотела бы избежать визита в больницу.

– …

– Если я неправ, я извинюсь прямо сейчас и немедленно отвезу вас в больницу.

– …Нет… Это хорошо.

Перед безэмоциональным Юхеем Рури сохраняла бдительность, в то время, как он продолжал говорить ровным голосом.

Однако, так как их диалог оставался вежливым и сдержанным, вскоре снова повисла тишина.

Подпольный доктор вернулся. Вздыхая, он проговорил:

– Прошу меня извинить, но у меня только что появился ещё один срочный пациент. В самом деле, я и поверить не могу, что у меня их два за одну ночь. Боже, это так раздражает. Я не могу быть так близко к Хиджирибе Рури-сан каждый день…

Мужчина всё бормотал и бормотал, жалуясь на жизнь, и был уже готов уходить. Он зашептал Юхею на ухо:

– Вы не могли бы взять у неё автограф для меня? Селти, я думаю, тоже хотела бы. Пожалуйста!

– Я обязательно спрошу у неё.

– Спасибо! Взамен я не возьму денег за сегодняшний осмотр!

– Но это немного…

– Без проблем! Вместо этого я заставлю платить другого пациента, который осмелился нарушить мое блаженство. Пока, и не забудьте передать Шизуо привет!»

Говоря эти слова, мужчина по-прежнему улыбался; затем он развернулся и ушёл.

Кот, будто для того, чтобы проводить доктора тоже вышел, оставив двух всеми почитаемых знаменитостей наедине.

Они проводили время в абсолютной тишине, ведь поблизости не было вечно окружавшей их армии фанатов.

Юхей, сидевший на стуле возле кровати, в этот раз нарушил эту тишину первым.

– Могу я спросить кое о чём?

– …О чём же?

Рури села, посмотрела на Юхея…и была шокирована увиденным.

Юхей держал ‘кожу’ зомби, которую она носила совсем недавно.

Когда Юхей спросил то, чего девушка ожидала, она напряглась:

– Рури-сан…смертоносный монстр “Голливуд” – это ведь вы?

Судя по его голосу, он был уверен в своих словах, но Рури пыталась заставить себя сомневаться в этом, пока…

– Ваше тело не такое, как у обычного человека. Мне доктор сказал это.

«Он…уверен в том, что говорит».

Не было смысла лгать или пытаться сменить тему.

Рури опустила голову и, глядя на бесстрастное лицо собеседника, дала несколько расплывчатый ответ:

– …Если вы так уверены…почему тогда…не сдали меня полиции?

– А вы этого хотите? Если да, то я бы вам посоветовал сдаться самой.

– …Я не это имела в виду…

– Тогда я не вижу, в чём проблема, – поднимаясь, ответил Юхей голосом, лишенным эмоций.

Он только что убедился в том, что “Голливуд” – это она, и несмотря на это, молча потянулся за пустым стаканом в руках Рури.

И вдруг…

– …Понятно.

Только Рури открыла рот…

Её рука метнулась вперёд, и она схватила Юхея за шею.

Она опрокинула Хейваджиму на кровать, игнорируя боль во всём теле, перевернулась, прижала его к кровати и села сверху.

Рури сжала горло Юхея пальцами и задала ему один единственный вопрос.

Несмотря на то, что она говорила совершенно бесстрастным тоном, её голос оказывал огромное давление на слушателя:

– Так вот…ты ведь никогда не ожидал, что всё обернется именно так…?

– …

Несмотря на это, Юхей оставался невозмутимым. Раздражение Рури нарастало и её голос становился жёстче.

– Я тебе кое-что скажу, Юхей-сан. Я знаю, что твоя манера поведения – вовсе не маска для публики… но, если честно, она просто ненормальна.

DRRR v04 14

– Правда?

– Да. Если ты вот так просто впустил в дом монстра-убийцу, твой мозг, вне всяких сомнений, ненормален.

Рури занесла руку и задала молодому человеку, склонившему голову, ещё один вопрос:

– Тебя могли убить…неужели эта мысль…ни разу за всё это время не приходила тебе на ум?


♂♀


Два часа спустя, улица Саншайн 60, Икебукуро.

– Боже мой, я не могу так больше. В такие жаркие ночки мне нужно, как минимум, ещё две головы и четыре руки.

Шинра бормотал слова, которые могли хорошенько разозлить настоящего врача, услышь он его. Подпольный доктор положил деньги в медицинскую сумку и продолжил идти по ночному Икебукуро.

– Ещё есть время. Я, наверное, просто загляну к Юхей-куну и получу автографы, прежде чем идти домой.

Он шел по тёмной безлюдной улице, прокручивая в голове подобные мысли, как вдруг…

(Эй, это ведь тот самый парень?)

(Ааа, это он!)

(Вне всяких сомнений!)

(Эй! Камеру, быстрее камеру!)

– ?

Шинра услышал приближение оживлённых голосов и поднял голову…

И был внезапно ослеплён ярким светом.

– Увааа!?

– Про-простите меня! Это вы около двух часов назад вышли из квартиры Ханеджимы Юхей-сана, не правда ли?

– …!?

На мужчину направили уже пять софитов, и он понял – это были папарацци.

– Вы можете ответить на наши вопросы? Все квартиры в этом здании принадлежит Ханеджиме Юхей-сану, а значит, вы его друг…?

«Эээй!? Что, правда!? Он действительно так богат!?»

Он слышал, что Юхей инвестировал 1,2 миллиарда, чтобы заработать ещё больше. Но всё-таки, это было невероятно, что он смог купить все эти шикарные квартиры, а ведь любая из них по размерам походила на ту, в которой Шинра и Селти выращивали свою любовь.

Но сейчас было не время задумываться о таких вещах.

– Могу ли я спросить вас кое о чем? Около часа назад было замечено, что Ханеджима-сан и актриса Хиджирибе Рури целуются у выхода. Знаете ли вы, какие у них отношения?

– Почему они вызвали вас так поздно?

– Какая у вас специальность?

– Вы гинеколог…?

Голоса, голоса, голоса журналистов, словно бушующий поток, угрожали снести его с ног.

– Подождите! Подождите! Подождите, пожалуйста!

«Что!? Что!?»

«Что, черт возьми, случилось потом между этими двумя!?»

«Они ни с того, ни с сего поцеловались!»

«А как насчет автографов!? Он получил автографы!?»

Шинра пребывал в полном замешательстве, в его голове появлялись всё новые и новые вопросы, но его способность рационально мыслить была подавлена волной вопросов и вспышек камер.

– Ясно…так или иначе, чем отвечать на ваши вопросы прямо здесь, я лучше отправлю их вам позже! Поэтому, объявляю рекламную паузу! Оставайтесь с нами!

Едва успев договорить, Шинра на полной скорости бросился бежать.

– Эй, он убегает!

– Пожалуйста, подождите!

– Скажите хоть что-нибудь, пожалуйста! Что угодно сойдёт!

Обернувшись и увидев преследующую его толпу журналистов с камерами…

Кишитани Шинра понёсся что есть мочи, раскрывая не используемый годами потенциал.

Однако, он и понятия не имел, что в ту же самую ночь Селти тоже преследовали журналисты.


♂♀


Двенадцать часов спустя, жилой дом на шоссе Кавагое.

– Боже, если подумать, вчера был жуткий день.

Шинра, ожидая возвращения Селти, извивался на полу в пучке чёрных нитей.

– Кстати говоря, что вообще произошло…? Надо, как только выберусь из этого кокона…новости посмотреть, что ли. Но там, скорее всего, не покажут моё фото – убегая, я что-то кричал им о том, что подам в суд за вторжение в частную жизнь.

Пробормотав эти слова, подпольный доктор вспомнил, что вот-вот должно было начаться одно известное шоу, так что, всё ещё извиваясь словно чёрная гусеница, он попытался переключить канал.

Когда он, наконец, нашёл нужную программу…

Раздался звонок в дверь.

«Ааа, это плохо. Даже если бы я и хотел, всё равно не смог бы принять гостей в нынешнем состоянии…»

«Хотя, стоп! Если попрошу кого-нибудь помочь, может быть, смогу выбраться из этих теней!»

Шинра подумал об этом и постарался придумать наиболее правдоподобную историю, чтобы попросить о помощи.

Оставалась одна проблема: как ответить на звонок в дверь; но он и подумать об этом не успел – раздался звук поворачивающегося в замке ключа.

– Ах, Селти, это ты!? Ты мой спаситель! Но, раз уж так, в рамках нашей пренебрежительной игры я могу вынести, что угодно – это только закалит мой дух…

Он встретил вошедшего в квартиру человека с глупой влюблённой улыбочкой…

Но, как оказалось, это были несколько хорошо сложенных мужчин и один худой.

Сильные мужчины, по всей видимости, не принадлежали к представителям достойных профессий.

Худой человек, стоявший в центре группы, однако, ничем не отличался от простого обывателя.

Он вошёл в квартиру Шинры, не испытывая при этом неудобство и стыд, и ледяным голосом проговорил:

– Пренебрежительная игра… Должен признаться, я не совсем понял смысл этой фразы.

– …Господин Шики, и кому я сегодня обязан такой честью?

Мужчина по имени Шики улыбнулся своему собеседнику в несколько настороженной, но спокойной манере.

Нечего было и говорить, что все они принадлежали к жестокой группировке под названием Авакусу-кай. Шики, вероятно, был самым молодым среди управляющих.

– Не похоже…чтобы у вас были срочные пациенты…

Запасной ключ-карта от этой квартиры был только у Шики.

Люди из этой организации были особенными клиентами Шинры, в какой-то мере из-за своего рода деятельности. Подпольный доктор дал Шики запасной ключ только для того, чтобы тот мог обратиться за помощью в чрезвычайных ситуациях – даже когда он спал.

Но было не похоже, чтобы эти люди привели с собой пациента с огнестрельным ранением или кого бы то ни было.

Шинра всё гадал, какова была причина их визита, а Шики в то время с суровым выражением лица швырнул газету чёрной гусенице, в которую успел превратиться доктор.

На обложке газеты красовался огромный заголовок: «СЕКРЕТ ХАНЕДЖИМЫ и ХИДЖИРИБЕ: “БЕРЕМННА?!” ПОЛНОЧНОЕ СВИДАНИЕ…». Сразу было видно – он тоже успел попасть в новости.

Вкратце суть статьи была таковой: было замечено, из здания, у которого позже целовались две знаменитости, вышел врач, по всей видимости гинеколог.

Шинра внимательно прочёл статью и вздохнул с облечением, не найдя в газете собственной фотографии.

Но…

– Так это всё же были вы…хотя, кто же ещё будет бродить по улицам района в белом халате? – сказал один из подчиненных Шики.

Тот, в свою очередь, наклонился к Шинре и спросил:

– Мы хотим спросить вас только об одном, сенсей…

– Что такое?

– Вы…лечили Хиджирибе Рури, не так ли?

– Да, вроде того, – не раздумывая, ответил Шинра.

Выражение лица Шики стало холодным – однако, холодным совершенно в другом смысле, чем у Юхея.

– …Тогда, я просто опущу формальности и спрошу – так что же она такое?

Его голос был спокойным, но настолько мощным, что сам по себе смог бы разнести собеседника.

– …Могу я сперва попросить вас об одолжении?

Шики побледнел, а Шинра, излагая самое важное, что в тот момент было у него на уме, был серьёзен как никогда:

– Не могли бы вы помочь мне…освободиться от этих чёрных веревок?

– Я умираю, как сильно хочу в туалет…

Глава 5. Путеводитель по Икебукуро. Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая: легенды о жестокости.Править

DRRR v04 15


Будущее

Выдержка из предисловия “Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая”:

Привет.

Перед тем, как мы начнём, хочу, чтобы вы узнали несколько вещей. У меня нет намерения открывать вам свою личность, и уж поверьте, вы бы меня и слушать не стали, если бы я это сделал.

Вот о чём я хотел с вами поговорить. Не буду говорить точно, кто я такой – оставлю это дело вашему воображению.

В любом случае, я фактически не причастен к событиям, упомянутым в этой книге.

Кроме, разве что, “Ночи Потрошителей”, но моё участие здесь ограничивается лишь сетевым пространством – в реальной жизни я не имею к нему никакого отношения.

Да, это так…я был просто наблюдателем.

Всё, что я делал…наблюдал.

Я уже говорил, что хотел бы оставить в тайне свою личность, но я могу, по крайней мере, сказать вам своё имя.

Меня зовут Шиничи. Тсукумоя Шиничи.

Запоминать его вовсе не обязательно, оно не так важно.

Выдержка из 5 главы “Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая” – “Чёрный Всадник Парит Высоко в Облаках”:

Вы слышали о том происшествии с босозоку в Икебукуро ранней весной?

Несколько банд босозоку мчались по шоссе, сражаясь друг с другом.

Это зрелище наводит на мысль о ежегодной испанской фиесте Сан-Фермин или о разрушительном урагане.

Они сражались, несясь на бешеной скорости. Для жителей города, туристов и тех, кто пришёл в это место за покупками это, возможно, стало большим потрясением.

Как сообщалось ранее, полицейский на белом мотоцикле собственноручно остановил банды.

Так что же послужило причиной всему этому?

Чёрный Мотоцикл – полная противоположность Белому Мотоциклу по всем параметрам.

За день до происшествия в сети тоже были волнения.

Скандальный выпуск на телевидении (более подробно о нём можно прочитать в других главах), сделанный одним агентством по поиску талантов, предлагал десять миллионов иен любому, кто раскроет настоящую личность г-на или г-жи Чёрного Гонщика на Чёрном Мотоцикле.

И несколько дней люди гонялись за деньгами словно пчёлы, летящие на мёд; по большому счёту, всё, что им нужно было сделать, – поехать за мотоциклом и узнать истинную личность гонщика, а награда была сопоставима с той, что предлагают на телевикторине.

Это продолжалось всего несколько дней, до тех пор, пока в агентство не поступили жалобы о беспорядках от полиции, местных жителей и даже его собственных актёров и актрис, в которых предложение о награде настойчиво просили аннулировать.

Но это вызвало лишь а авесной в один из дней но ядуматься о возможной местиару нервные взглядыновые волнения. Каждый день информация о вознаграждении попадала в заголовки новостей, и её отмена привела сотрудников СМИ в замешательство. Общество после случая с Чёрным Мотоциклом захватила мания, похожая на манию Тсучиноко[31] …а если быть точным, его превращение в лошадь было заснято оператором одного из телеканалов.

То видео, это правда или вымысел? Этот вопрос до сих пор остаётся спорным, но я-то знаю на него ответ.

Однако, здесь я вам его не скажу.

В предисловии я уже говорил, что не буду вмешиваться в происходящее в этом городе.

И я не раскрою личность Чёрного Гонщика несмотря ни на что.

Мне, правда, это известно. Верить мне или нет – исключительно ваш выбор.

Также, были и другие события, которые привели к “Происшествию с Босозоку в Икебукуро”.

Если бы вы только посмотрели на то, как закончился этот случай, то это навело бы вас на мысль, что всё произошедшее – просто шумиха, поднятая босозоку из других городов, которые сразу же после её окончания разъехались по домам.

Но там было и кое-что ещё.

Что-то, что не нашло отражения в газетах и на телевидении.

Я знаю, что это, но не скажу.

Если вам и в правду интересно, попытайтесь узнать это сами.

У всего есть своя скрытая сторона.

Но вы никогда её не найдёте, если не заплатите.

Если вы хотите узнать, то будете вовлечены в происходящее и прочувствуете это на собственном опыте.

Я не исключение.

Всё, что я делал, – наблюдал.

Поэтому, я не могу сказать, что чувствовали участвовавшие в происшествии люди, хоть я и знаю, что на самом деле случилось.

Скажу вам очевидное: вовлечённые в конфликт группы знают, как они себя чувствовали.

Говорю это так, как есть. Если вы, правда, хотите узнать, что происходит за кулисами, вам придётся платить, чем угодно, – деньгами, временем или несением ответственности.

Платите за зрительское место, и тогда вы сможете читать наш мир как книгу.

Если вы достаточно сильны, то, используя своё физическое превосходство, даже сможете выбить правду у самих участников происшествий.

Но я бы этого делать не советовал – это может печально кончиться.

Только если вы достаточно сильны и в состоянии победить сборщика долгов в костюме бармена…

Я не буду вас останавливать.


♂♀


Настоящее время – государственное шоссе в Икебукуро

– Стоять, урод!

– Шааааа!

– Джаааа!

– Дрррк!

Молодые люди, кричащие полный бред, несясь на высокой скорости, со всех сторон окружили Селти.

«Ааааа, ну почему…почему всё должно было закончиться именно так?»

Количество босозоку увеличилось; а что ещё хуже – теперь у них на хвосте сидел фургончик, судя по всему принадлежавший телевизионной компании.

«Если они так хотят десять миллионов иен…»

«То почему бы им просто не начать усердно трудиться, каждый месяц откладывая по пятьдесят тысяч, и делать это 200 недель?»

В душе Селти кричала вещи, средние между чувствами и чушью. Она крепче сжала ручки мотоцикла и подбодрила его.

«Мы взлетаем, Шутер!»

Чёрный Мотоцикл, по-видимому, сразу понял то, что она пыталась сказать. Вместо шума мотора раздалось тонкое ржание и мотоцикл, словно на пружинах, оторвался от земли.

– Ч-ч-что…

Один из босозоку закричал.

В этом не было ничего удивительного – мотоцикл без трамплина взлетел в воздух примерно на два метра.

Огромная тень оттолкнулась от земли под немного кривым углом, перепрыгивая перила в сторону тротуара и пролетая над головами онемевших прохожих…

И ‘приземлилась’ на стене здания. Она понеслась на своей машине по траектории, параллельной земле.

Селти выпустила из своего тела тени, похожие на руки, чтобы схватить багаж, из которого всё также свисала рука человека, чуть не упавший с её мотоцикла. Босозоку могли лишь наблюдать за этим, в то время как чувство их здравого смысла всё больше и больше становилось им ненужным.

– Во что ты там играешь? Эй!

– Хочешь, чтобы мы поотрезали тебе конечности?

– Думай о том, что делаешь, иначе сожру твои уши!

Их чувства как будто подпалил неизвестный феномен. Они продолжали гнаться за Селти то ли в замешательстве, то ли от злобы, то ли от чистого возбуждения.

«Аааа! Мне, правда, не следовало соглашаться на перевозку этой сумки!»

Её силой заставили вспомнить, что привело к данным последствиям.


♂♀


Прошлое, 30 минут назад

– Прошу прощения, что был не в состоянии предоставить вам работу полегче.

На мужчине, которому принадлежали эти слова, были одеты солнечные очки и марлевая повязка, а козырёк кепки был натянут так низко, что лицо его было почти полностью скрыто.

Высокий, подозрительный человек указал на сумку, стоящую рядом с ним, и объяснил суть дела.

– Я хочу, чтобы вы подержали это у себя один день.

[Подержала у себя?]

– Да, у меня есть на то свои причины…в любом случае, я попаду в неприятности, если сегодня это кто-нибудь увидит. По истечении 24 часов вы можете избавиться от него как вам угодно. Если хотите привезти его обратно в парк – я о нём позабочусь. А, и ещё, прошу вас, не пытайтесь узнать, что находится внутри.

Его просьба явно звучала подозрительно.

Хотя, даже если бы этого и не было, Селти всё равно должна была помнить, что за неё объявлено вознаграждение. Она бы попала в куда большую беду, если бы в сумке оказалась взрывчатка или приёмопередатчики.

Селти решила не скрывать своей взволнованности, снова начиная печатать.

[…Простите, но не могли бы вы сказать, кто дал вам моё имя?]

– Информатор по имени Орихара Изая.

[…А, это многое объясняет.]

«Всё так, как я и думала».

Это был не первый раз, когда к ней обращались сомнительные клиенты.

Среди доверенных ей работ были такие, например, как «Пожалуйста, возьмите эту самодельную бомбу, которую мой подчинённый сделал за моей спиной, отвезите её на стройку в горах и избавьтесь от неё», а ещё она не один раз попадала в ситуации, как в приключенческих боевиках.

И почти всегда эти подозрительные клиенты выходили на неё благодаря Орихаре Изае.

Селти подумала несколько секунд, и поняла, что сумка была по размерам точь-в-точь с человека среднего роста. Её сердце взвыло, отдавая ей сигнал предосторожности.

«Меня как-то просили перевезти человека, накаченного снотворным, раньше…вообще-то, Изая просил меня».

Селти слегка потрясла головой, вспомнив события годовалой давности.

«Будь это любой другой день, я бы всё равно взялась за эту работу, но сегодня…это не самое лучшее, что стоило бы делать».

«Я просто вежливо откажусь».

[Мне, правда, очень жаль, но я просто курьер. Если вы ищете место для хранения, вам лучше обратиться в банк.]

– Я знаю. Но я очень хочу, чтобы этим делом занялись именно вы.

[Не думаю, что я могу…]

Пальцы Селти прекратили печатать на этих словах.

Мужчина протянул ей конверт, который до этого держал в руках, обернулся и только после этого заговорил, не желая, чтобы их услышали.

– Как насчёт того, чтобы я заплатил вам всю сумму прямо сейчас, раз уж вы знаете, что эта работа из себя представляет? Я хотя бы могу надеяться, что здесь достаточно…

В конверте, который он ей только что дал, было, если не столько же бумажек по десять тысяч иен, сколько она потеряла сегодня, так хотя бы процентов 80 от той суммы.

Селти удалила всё, что она только что написала. Чтобы заново напечатать следующие слова, ей хватило нескольких секунд:

[Я сделаю это!]


♂♀


Сейчас – национальное шоссе Икебукуро

«Ооооох... Я не должна была брать деньги...»

«Я была слишком легкомысленной... слишком легкомысленной! Из-за того, что я вчера потеряла деньги...»

Но было уже слишком поздно для сожалений.

Белый Мотоцикл, без сомнения, тоже видел человеческую руку, когда та высунулась из сумки.

До этого она нарушала только правила дорожного движения, и её могли бы наказать, только если бы сумели поймать. Но если бы она убила человека или стала заниматься укрывательством тел, полиция, несомненно, объявила бы её в розыск. Селти чувствовала, что вот-вот готова заплакать, хоть и мысленно.

«Ничего, если полиция придет за мной…»

«Но я не хочу расставаться с Шинрой из-за этого!»

«Как долго мне прятаться, прежде чем они перестанут преследовать меня как подозреваемую?»

«Смогут ли они вообще преследовать меня, если не найдут тело?!»

Селти спрыгнула с одного торца здания и приземлилась на другой.

Ее движения выглядели слишком плавными, чтобы быть реальными, и видевший их наверняка бы принял это за какой-то CG-эффект.

«Плевать. Я думала, что готова к любой ситуации, в которую меня могла бы втянуть эта работа…»

«Я знаю, что мой способ заработка на жизнь ненормален, и это…!»

«Но нельзя, чтобы меня теперь арестовали!»

«По крайней мере, я должна скрыться из Икебукуро, пока не втянула никого из своих знакомых в неприятности…»

Селти продолжала парить на мотоцикле, обдумывая, что может с ней случиться после ареста.

Знакомые лица мелькали в её голове одно за другим.

«Эх, многое случилось в этом году…»

«Я встретила Микадо и других людей…стала одной из Долларов…»

«Еще я подружилась с Анри-чан…»

«Но самое главное, Шинра…»

«…»

«Шинра…»

«А, я не могу!»

Любовь и печаль одновременно терзали её сердце, но, к сожалению, у неё не было времени ни для того, ни для другого.

«Соберись!»

«Сделай что-нибудь!»

«Найди способ разобраться со всем этим!»

Пока она не сделает всё, что в её силах – не было смысла сдаваться.

Селти решила первым делом оторваться от висевших на хвосте босозоку. Она направила свои датчики вперед и развернулась на перекрестке.

Пока она была на стене, столкнуться с другим транспортным средством не могла. Ей удавалось проделывать это с помощью своей тени, и она могла оторваться от преследования, сделав резкий разворот.

Но она понимала, что через некоторое время её всё равно догонят.

Как только она свернула на другую улицу, чтобы, в конце концов, вернуться на главную и отделаться от преследователей раз и навсегда…

Она увидела неподалёку знакомый фургон, выезжающий на ту же дорогу.

«Это же...»

Это был легко узнаваемый фургон с аниме-персонажами на двери.

«Это же фургон Кадоты, Юмасаки и Карисавы!»

Селти сбавила скорость сразу же, как подумала об этом (услышь её мысли Тогуса, до слёз расстроился бы). Но вдруг – она заметила в фургоне кое-что странное.

«Странное?»

«Погодите-ка…погодите секундочку…почему…как же…»

Весь фургон был покрыт вмятинами; на лобовом стекле виднелись трещины. Селти быстро съехала со стены поближе к фургону.

Как только люди внутри заметили её, послышались голоса.

– …Чёрный Мотоцикл!

– Селти-сан?!

– … Селти-сан!

– О, Сэл-чи!

– А это не Селти-сан?

– Что случилось? Кто это, Рюгамине-семпай?

– Аааа! Это Чёрный Мотоцикл! Чёрный Мотоцикл, Куру-нее!

– Шок (Не может быть)…

Увидев множество знакомых и незнакомых ей лиц, прижимающихся к стёклам машины, Селти тронулась с места. Чтобы быть с фургоном наравне, она сбавила скорость.

Скрывая от их взоров багаж на заднем сидении с помощью теней, Селти одной рукой умело управляла мотоциклом, а другой печатала:

[Простите, эти босозоку охотятся за мной! Постарайтесь уехать подальше так быстро, как сможете!]

– …

Кадота сдержанно улыбнулся, увидев слова, напечатанные Селти, и ответил:

– Вообще-то…наверное, это мы должны извиняться перед тобой, Чёрный Мотоцикл-сан.

«А?!»

В этот момент позади них раздались звуки двух сирен.

Селти обернулась и увидела банду босозоку на своих мотоциклах.

– Кое-кто из них уже едет и за нами тоже.

Скопление насилия и сдерживаемая энергия объединились с бандой, которая преследовала Селти -

Группа, получившаяся в результате данного объединения, состояла более чем из пятидесяти человек на мотоциклах, надвигавшихся на них с такой же сильной жаждой убийства, как и у тайфуна.

[Самое время для отчаяния?]

– Только не сейчас – у нас ещё осталась надежда.

Селти наклонила голову, одетую в шлем, не понимая смысл только что сказанных Кадотой слов. Тот ухмыльнулся и сказал:

– Все эти парни в нашем городе всего лишь ‘гости’. Мы же, с другой стороны, “Доллары”, не так ли?

– Если кто-то вторгся на нашу территорию…нам ничего не остаётся кроме как преподать ему урок.


♂♀


Два часа спустя, где-то в Икебукуро

– Эй, парни.

Молодые парни, загнавшие в угол двух девушек, удивленно обернулись, когда Кадота окликнул их.

– Ха?! Кто ты, чёрт возьми?

– Чего ты хочешь? А?

Кадота размял мышцы шеи, хрустнул суставами, и сказал:

– Мне просто показалось забавным… что четверо взрослых мужчин пристают к двум маленьким девочкам.

– …

– Покажите мне плакат с названием вашей банды, и я специально для вас заменю его на “Неистовые Лоликонщики”.

– Заткнись! Сдохни!

Приветствие Кадоты было способом провокации.

Один из преступников повелся на тактику парня и схватил его за воротник.

Кадота успешно воспользовался моментом, когда его потянули за воротник, и сломал нос преступника ударом лба.

– Ааааа?!... Аргх!!

Лицо преступника исказилось от такого внезапного воздействия. Через секунду после удара кровь хлынула из его, теперь уже кривого, носа.

– Эх, ещё бы чуть-чуть. Какой же сволочью надо быть, чтобы пытаться сбить людей с ног ударом носа? Тебе повезло, что мой череп не раскололся.

Бесстрастно проговорив эти слова, Кадота дотронулся до его лба, и, как только пальцы коснулись его лица, преступник застонал от боли.

Три других хулигана перестали ухмыляться и вместо этого злобно и встревожено посмотрели на Кадоту, который продолжал вести себя как жертва.

– Ты... Ааааааааааааа! Ох! Уааааа!

– !?

Один из преступников внезапно закричал, и все обернулись к нему.

Они увидели кричащего мужчину, прикрывающего кровоточащие гениталии, и девушку в спортивном костюме, сжимавшую в руках портфель.

По одному взгляду на этого мужчину было не трудно догадаться, что произошло. Пока он прижимал руки к низу живота в агонии, глаза его закатились, и показались из белки.

Правонарушители застыли на своих местах -

Послушная с виду девушка в очках, которая не выглядела и в малейшей степени обеспокоенной, что кто-то увидит ее трусики, ступила на один из мотоциклов и мощно ударила в челюсть стоящего рядом мужчину.

Её туфли были специальной безопасной обувью с металлическими пластинами спереди, что делало их абсолютно "небезопасным" оружием против преступников.

Мужчина сглотнул.

Через секунду он споткнулся и упал.

Только один из преступников всё ещё оставался на ногах. Что до того, у которого из носа лилась кровь, Карисава и Юмасаки тут же связали ему запястья его же собственной повязкой.

– …Вы…вы…вы просто ждите! Особенно ты, с прикрытой головой!

Невредимый преступник уставился на девочек, а потом перевёл угрожающий взгляд на Кадоту.

Похоже, он собирался сделать вид, что никогда не желал вреда эти маленьким девочкам, а виноват во всем был только Кадота.

А тот посмотрел на мужчин, скрывающихся на своих мотоциклах, и повернулся, чтобы с уважением сказать девочкам в матроске и спортивном костюме:

– Эй, у нас будут проблемы, если они вызовут полицию или привлекут больше людей. Пора убираться отсюда.

– Ха?! Э-э…

– Моё имя Кадота. А вы – сёстры Изаи, так ведь?

– Э-э-э?! Ты знаешь Иза-нии?! Хм, если подумать, то мы же видели тебя однажды!

Маиру, казалось, была искренне удивлена, а Курури (которая, вероятно, с самого начала знала, что Кадота был знакомым их брата) поклонилась и сказала:

– Спасибо (Спасибо тебе)… очень (огромное)…

– Не…не за что. Знаю, звучит по-отечески, но вы привлекаете слишком много внимания на свою голову. Если вы соберётесь куда-то пойти, мой друг может подвезти вас. Что скажете?

– Да ладно, честно?

– Ага. Но до Хоккайдо мы вас точно не довезём, даже если попросите.

Маиру помахала руками и, заявила горько смеющемуся Кадоте:

– Послушай! Мы хотели гулять по Икебукуро целый день! Мы должны были встретиться с одним своим знакомым, а до того – «ждать звонка, во время которого нам и скажут время и место встречи»!

– И что бы всё это значило?.. Ладно. Эти двое собираются показать нескольким ученикам из Райры окрестности Икебукуро; не хотите присоединиться?

Карисава и Юмасаки подумали об этом пару секунд, перед тем как непосредственно ответить:

– А-ага. Мы совсем не против.

– Со-овсем не против. Всё равно эти девчонки выглядят, как персонажи аниме.

– Заткнись.

Таким вот образом столь непохожие люди объединились этим чудесным днём.

Кадота несколько раз пытался убедить девочек, что они должны идти прямиком домой, но перестал настаивать после того, как те сказали, что в городе у них есть одно неотложное дело.

«Ну ладно. Если дела пойдут совсем плохо, я просто позвоню Изае и попрошу забрать этих двоих».

Он кивнул им в знак согласия после того, как пришёл к этой мысли. Позвонил Тогусе и сводил сестёр в ближайшую закусочную, чтобы подождать там фургон.

Какое-то время спустя…

Как раз в тот момент, когда они садились в фургон Тогусы, бандиты, которых стало чуть ли не в пять раз больше, нагнали их на мотоциклах, и гонка – или, скорее, схватка – началась.


♂♀


А теперь – в фургоне Тогусы на национальной трассе Икебукуро.

– Так этот парень просто притворился, что сбежал – а на самом деле ходил за нами по пятам и думал, что сможет подцепить нас на выходе из кафе.

– О бог мой, неужто эти парни в детстве не читали ничего кроме манги про бандитов?

– Я уверен, что это не так, Карисава-сан! Если главный герой манги – бандит, то он почти всегда очень мужественный и обладает повышенным чувством справедливости! Если б эти истории использовали в школе как учебники, мальчики бы знали, что обижать девочек нельзя!

– Хм, но разве это не из-за того, что они слишком тупы, чтобы понять то, чему их пытаются учить учебники?

– … Но…!

Разговор Юмасаки и Карисавы был так же предсказуем, как и любой другой – несмотря на то, что находились они в довольно рискованном положении, со всей этой тучей байкеров, висящей на хвосте.

– Ч-что мы собираемся с ними делать? Может, стоит позвонить в полицию…?

На неуверенный вопрос Микадо Кадота лишь покачал головой:

– Думаю, кто-то уже сделал это за нас! Минуту назад в зеркале показалась парочка белых мотоциклов! Проблема в том, сможем ли мы продержаться несколько минут, пока не подоспеет подкрепление. Если эти парни решат напасть на нас со стальными трубками… Я-то смогу постоять за себя, а вот вы – не знаю.

– И не поспоришь…

– Не волнуйся. Если что и случится, я позабочусь о том, чтобы вытащить тебя и остальных школьников отсюда. Ну, а если произойдёт худшее из худшего, то мы свернём прямиком к полицейскому участку.

Никогда прежде не слыханный звук донёсся с водительского сиденья, стоило Кадоте произнести свои слова. Микадо, напротив, успокоился и кивнул:

«Не буду!»

Он поспешил заверить себя, что сперва должен позаботиться об остальных.

«Я должен убедиться, что Сонохара-сан, Аоба-кун и те две девочки смогут выбраться отсюда…»

«Но я не могу просто сбежать и бросить Долларов и Селти-сан разбираться с этой кутерьмой в одиночку…!»

Он стиснул зубы в попытке побороть страх, вызванный воспоминанием о том, как они наткнулись на место встречи Жёлтых Платков – тогда, когда он впервые встретил Селти.

«Я…могу умереть…но…я должен хоть что-то сделать…»

Аоба, увидев, что Микадо с непреклонным выражением лица сжал кулаки, спросил в удивлении:

– Эм, Рюгамине-семпай, с тобой всё в порядке?

– А? Э…эм…угу, конечно, я в полном порядке. Прости, постараюсь хотя бы вас…

– Не…я не о том…на самом деле, забудь…

– ?

Микадо смутился на мгновение от двусмысленного ответа Аобы – пока не повернулся снова и не уставился в окно.

В коляске, которую прицепила к мотоциклу Селти, виднелось что-то, похожее на сумку.

– Селти-сан…чего ты хочешь на этот раз…

На долю секунды.

В эту долю мальчик смотрел на Селти, а после произнёс слова, что никак не вязались с обстановкой:

– Сможем ли мы ещё когда-нибудь…посмотреть друг на друга без задних мыслей?


♂♀

Чёрный Мотоцикл с бандой босозоку в полном составе на хвосте мчались за фургоном Тогусы.

Все, кто находился в фургоне, были жертвами погони, хотя ни один из них этого не хотел.

Селти, Кадота, Тогуса, Карисава, Юмасаки, Микадо, Анри, Аоба, Курури и Маиру.

Десять героев Великого Побега.

Селти могла бы разобраться с босозоку в одиночку – но если бы она так сделала, то рисковала быть загнанной в угол Белым Мотоциклом и его подчинёнными.

«Постойте-ка, почему я не могу просто сделать этого? Таким образом…я, по крайней мере, буду в полной уверенности, что ребята из фургона смогли убраться подальше…»

Селти обернулась и пристально вгляделась в толпу позади себя.

Их количество выросло вдвое, кроме того два вертолета, принадлежащих телевидению, преследовали их по воздуху.

«Вот чёрт! Я не могу так рисковать. Они решат, что ребята – сообщники укрывателя трупов… Если я не буду достаточно осторожной, их лица даже могут показать по телевизору…! Кадота и его команда, возможно, смогут справиться, но Анри, Микадо и остальные школьники попадут в большую беду. Их даже могут исключить из школы, если  выяснится, что они были замешаны в эту буйную возню с босозоку и со мной…»

«Что же мне делать…»

«Что мне делать? Что мне делать?»

Она всегда была одна.

Годами она работала курьером в этом городе, не волнуясь о таких вещах.

Для неё все люди были обычными ‘прочими’ – даже Шинра.

Даже если б её поймали, или убили, или все узнали бы, кто она – ей по-прежнему стоило бы беспокоиться лишь о себе самой и своей безопасности.

Шинра перестал быть просто ‘прочим’ с того инцидента в прошлом году.

Она повстречала многих людей. В течение года её ‘отношения’ с миром, что окружал её, кардинально изменились.

Она больше не была одна.

Селти окончательно поняла, что за груз ответственности несёт за собой этот факт.

«…»

Она вспомнила об обычном разговоре с Шинрой, дома, а ещё прочие, уже привычные ей, события.


♂♀


Несколько недель назад, квартира Шинры

“В Икебукуро появляется сказочная фея по имени Селти!

Дюллахан в современной маскировке безголового всадника, Селти, появилась в Икебукуро с целью отыскать свою украденную голову и вернуть воспоминания!

Но там она влюбилась в юношу по имени Шинра, и вместо того, чтобы искать свою пропавшую голову, осталась с ним, просто наслаждаясь каждой секундой своей жизни!”

– Собственно говоря, это и есть моя база для истории! Мне кажется, Селти-сан не совсем похожа на цундере! Она – новый тип персонажа, нечто среднее между “цундере” и “прямолинейная, но замкнутая”!

– Да-а,  Юмаччи и правда тормозит, когда дело касается распознавания цундере. По мне так цундере будет в самый раз!

– Селти-сан совсем не такая! Но если тебе так надо все категоризировать… Она сильный и способный персонаж, но ты не права: она вовсе не замкнутая! Она скорее как ‘старшая сестра’ периода Эдо! Что-то в стиле: “старшая сестренка доверятся ненадежному юноше”… Именно это и есть тип ‘старшая сестра’!

– Всё это так запутано.

Вместо стола в комнате стоял котацу, вокруг которого, собственно, и сидели Юмасаки и Карисава, грея ноги и беззаботно обмениваясь мнениями.

Слушая их, другая пара, женщина и мужчина, за столом, стоящим рядом, начала беседу друг с другом.

 [Шинра.]

– Почему ты такая недовольная, Селти?

[Почему эти двое ворвались в нашу квартиру и начали обсуждать меня? К тому же… Откуда им так много обо мне известно?]

– А, ты об этом. Ну, я подумал, что в конечном итоге тайное всегда становится явным, и решил сам им все рассказать. Я случайно столкнулся с Кадотой и этими людьми в баре… И Юмасаки-сан поведал мне эти замечательные свежие слухи о тебе…

 […]

– Ну, я и рассказал им, что ты моя девушка… Ну, так как они все равно знают… Как мы делали всякие разные интересные вещи… Да, и в правду, алкоголь страшен, когда развязывает тебе начинает говорить за тебя… Ааааай, больно, больно, Селти, что ты делаешь… Я смотрю, ты все-таки цундере, аааай больно, правда больно, как боль…

[Да все в порядке. Так как меня все равно называют “цундере”, я просто использую свою тень, чтобы показать тебе настоящее “цунцун” до того, как я, как они предполагают, стану “дередере”]

– Ты говоришь, что это “цунцун”, но больше похоже на то, что я сейчас потеряю сознание… ааааааай…..!

Мельком взглянув на предсказуемо себя ведущую парочку, Юмасаки и Карисава продолжили свою точно такую же предсказуемую беседу.

– Видишь? Я говорила тебе, что она цундере.

– Нет, эти двое слишком искренни в своих чувствах друг к другу, чтобы быть цундере. Я бы сказала, что это больше похоже на лёгкую форму садо-мазо… Морально доминирует Кишитани-сан, но физически Селти-сан сверху. Однако, глядя, как они оба наслаждаются этим, скорее всего будет верным предположить, что они оба “С”!

– Это та-ак запутано…


♂♀

Грудь Селти вздымалась от смеха, когда она вспоминала этот маленький отрывок из жизни.

«Он сказал: “Моя девушка”».

«Это…так согревает, правда».

«Я была слишком беспечной в этом году».

«Слишком счастливой».

Селти немедленно отругала себя за подобную наивность.

И после того, как она перестала злиться на себя…

Начала думать.

Долго и усиленно думать.

«Собственно, вот почему…»

Селти использовала свою тень как третью руку, чтобы печатать на КПК.

«Вот почему… Да…»

И – бросила КПК Кадоте на сиденье, когда она догнала фургон и сравнялась с ним.

«Сейчас я просто не могу бросить то, что у меня есть».

– Эй, Черный Мотоцикл, ты…серьёзно?

Спросил у неё Кадота, отдавая КПК обратно. Селти только молча подняла большой палец.

– …Понимаю… Эй, Черный Мотоцикл, я знаю твое имя, хоть услышал его и не от тебя… Так что, возможно, это прозвучит странно…

Парень, который раньше никогда не разговаривал с ней, серьезно посмотрел на неё и в ответ тоже поднял вверх большой палец, решительно проговорив:

– Чуть позже я отблагодарю тебя, Селти.

Селти молча приняла решение, а сердце женщины успокоилось от услышанных слов.

«Да, верно… Кем бы ни был мой враг, что бы ни случилось, и когда бы он ни напал – я не разорву свою связь с этим миром».

«Да и как я могу»?

«Они – всё, что у меня осталось после того, как я потеряла свою голову».

После того, как дюллахан окончательно укрепилась в своем решении, тень в её руке приняла форму косы …

И она отдалилась от автомобиля, чтобы её оружию было, где развернуться.

Расстояние между ними и бандами, которые их преследовали, было небольшим. К счастью, обычно злобно мигающие красным светофоры решили сегодня побыть на их стороне, и дорога была практически пуста.

Они были не так далеко от преследователей. К их счастью, все светофоры, будто сочувствуя им, давали зелёный свет, позволяя двигаться вперёд. Благодаря тому хаосу, что учинили босозоку в городе, поток машин стал значительно меньше.

Селти и команда Кадоты использовали эти условия как преимущество, всего за минуту добравшись до места назначения…

Сейчас они были прямо под мостом через железную дорогу, который соединял Западные и Восточные ворота станции Икебукуро.

Автомобиль продолжал ехать…

А Селти же резко развернула свой Коист-Бодхар[32] и со скрежетом остановилась.

Толпа мотоциклистов нагнала её.

Однако, как странно бы это ни звучало, этот факт стал волновать её только после появления Белого Мотоцикла.

Вспоминая сегодняшний разговор с Шинрой…

Селти, дождавшись подходящего момента, подняла над головой руку с косой.

В следующую секунду…

Словно создаваемые огромным пауком, сидящем в  своем логове…

Бесконечные теневые нити возникли из косы, формируя гигантскую сеть в туннеле под переходом.


♂♀


В то же время, в штаб-квартире  компании “Медей Груп Авакусу-кай”.

Авакусу-кай являлась ветвью компании “Медей Груп”, которой принадлежало множество территорий по всему Икебукуро.

В комнате, находившейся в самом центре здания, стоял очень дорогой стол, черные кожаные диваны, а на стенах висели картины. Как ни посмотри, она выглядела как офис среднестатистического якудзы, если судить по тому, что показывают по телевизору. Однако вход напоминал самый обыкновенный, ничем не примечательный офис.

Казамото, один из исполнительных директоров Авакусу-кай, слушал отчет одного из своих подчиненных в этой самой комнате, стилизованной под офис, обставленной таким образом, чтобы скрыть истину о том, что здесь происходит на самом деле.

– …Так что группировки из других городов делают всё, что им заблагорассудится…

– …Просто не обращай на них внимания, по крайней мере, пока они не трогают тех, кто находится под нашей защитой. Позволь заняться ими стражам общественного порядка – должны же они отрабатывать те деньги, что поступают от нас, примерных налогоплательщиков.

Он был молод, но глаза его были пронзительны, словно у рептилии.

После своей саркастичной реплики, он задал подчиненному ещё вопрос:

– И? Что вы раскопали об этом…Ёдогири?

– Так точно. Шики-сан отправился к этому подпольному доктору.

Казамото несколько раз легонько постучал пальцами по щеке и продолжил:

– Честно говоря, мне всё равно. Безголовые Всадники…монстры, призраки, или инопланетяне – мне всё равно, до чего в конечном итоге докатится мир. Мне плевать, существуют эти  сверхъестественные существа или нет.

– Т-так точно.

– Проблема в том, что Мисс Главная Знаменитость – та, о которой он приказал нам ‘позаботиться’, отправила в ад четверых наших людей… В любой другой ситуации мы бы всё списали на их беспечность и всё равно позаботились бы о ней, несмотря ни на что…

Подчиненный нервно спросил у мужчины, похожего на ящера, который продолжал говорить небрежным тоном:

– То есть… То есть в этот раз все по-другому?

– Верно… Тот, кто попросил нас об этом, осмелился скрыть кое-какую информацию о ней, и в итоге мы оказались в опасности. Нам следовало бы начать его поиски, учитывая то, как он нехорошо к нам отнесся.

От леденящего душу голоса мужчины по спине подчиненного катились холодные капли пота, но он, всё же, смог ответить:

– Да…верно. Но…я слышал… Что целью было не убийство той женщины…

Казамото на секунду отвел взгляд. Его голос несколько потеплел по сравнению с тем, как он разговаривал всего несколько минут назад:

 - Это сложно объяснить… Заданием было “похоронить её в горах”, но по нашему плану мы просто должны были отослать её в какую-то другую страну, где у нас есть связи.

– Д-да, но почему…

– …Ты задаешь слишком много вопросов.

Взгляд Казамото стал ещё более пристальным, чем раньше. Повернувшись к подчиненному так, что тот видел лишь спинку кресла, он начал излагать весьма смущающую правду:

– Я слышал, что Хиджирибе Рури – наша цель – напоминает нашему главе о дочери, которая вышла замуж за какого-то более порядочного, чем мы, человека… Также, он что-то вроде её фаната номер один. Кстати сказать, некоторые управляющие “Медей” тоже её горячие поклонники…

– О… Вот как…

Подчиненный всё ещё не знал, что сказать. Следующие слова Казамото произнес гораздо более тихим голосом, словно бы желая взять на себя часть стыда за свое начальство:

– Также, эм… Шики и я тоже её фанаты… Так что… Она не просто какая-то там симпатичная девчонка, верно?


2 дня назад, полночь, квартира Ханеджимы Юхея

– Тебя могли убить…неужели эта мысль…ни разу за всё это время не приходила тебе на ум?

Мужчина был прижат к кровати…

А сверху на нём сидела монстр-убийца.

Она с лёгкостью могла бы пронзить его сердце голыми руками – во всяком случае, если верить новостям.

Молодой человек не проронил ни звука, несмотря на то, что ему буквально смотрела в лицо собственная смерть.

Рука монстра-убийцы, между тем, заметно дрожала.

Буквально за считанные секунды – которые Хиджирибе Рури, или монстру-убийце “Голливуду”, казались минутами…

Она несколько раз едва ли не теряла сознание.

Ей казалось, что она больше не является собой. Перед глазами всё плыло.

Рури, у которой дрожали даже губы, тишина казалась невыносимой.

Поэтому она испытала огромное облегчение, когда лежавший под ней мужчина заговорил.

– …Могу я спросить кое о чём?

– …О чём же?

– Ты хочешь убить меня, потому что боишься, что я могу рассказать другим?

– …Возможно.

Рури молча отвела взгляд, когда лишённый всяких эмоций голос мужчины – Ханеджимы Юхея – прозвучал в комнате.

«Нет… Всё совсем не так…»

«Я делаю это не потому что боюсь, что он собирается рассказать…»

Её тело продолжало трепетать и Рури наконец осознала, что за чувство она испытывала.

Это был страх.

Она в одно и то же время ощущала и холод, и тошноту, а сердце грозило замереть с минуты на минуту.

«Не говоря уже о том, что я точно не смогу найти в себе силы сделать это…»

«Я наверняка не смогу убить этого человека – не важно, был бы у меня план или я доверилась бы своим инстинктам».

«Дело не только в нём».

«Я, возможно, не смогу убить никого за исключением “тех людей”».

Что за выражение было не её лице?

Юхей, который смотрел на Рури снизу вверх, ровным, как всегда безэмоциональным голосом, сказал ей:

– В таком случае лучше сдаться.

– …?

Рури насупилась, явно не одобрив странный совет Юхея.

Его безразличный взгляд скрывал любые эмоции, которые он только мог испытывать.

– Камеры слежения наверняка засняли меня в тот момент, когда я вносил тебя в здание. И тебя, конечно, тоже.

– …!

– У тебя нет шансов узнать, как достать записи с камер видеонаблюдения, так? В таком случае, не думаю, что есть смысл убивать меня только по причине, которую ты назвала.

Услышав спокойный ответ Юхея, Рури задрожала, как осиновый лист, но ей, наконец, удалось вернуть самообладание и сказать:

– …Что, если…моя цель – просто убить тебя?

– Тогда мне нечего сказать… Несмотря на то, что я не хочу быть убитым, – не раздумывая, ответил ей Юхей.

Молодой человек был чрезвычайно успешным во всех отношениях, но то, что он сказал, немного удивило Рури. Она спросила:

– …Это неожиданно…ты не хочешь быть убитым?

– Нет. Есть много вещей, которых я ещё не сделал.

– …

Глаза Рури расширились от такого ответа.

Она широко улыбнулась, как если бы увидела какой-нибудь загадочный танец таинственного существа.

Она всё ещё слегка дрожала и чувствовала тошноту, но тихо улыбалась с некоторым оттенком самоиронии.

– Что тут смешного?

– Хаха…ничего…забавно было услышать, как ты говорил, что можешь чувствовать сожаление, в то время как для меня ты словно робот… Что же это за вещи такие, которые ты хочешь сделать, идеальный манекен?

– Дай-ка подумать. Их немало. Например, нужно завершить съёмку в моём новом фильме…

Юноша очень серьёзно обдумывал это некоторое время, не показывая никаких эмоций.

И нашёл ответ.

– Но самая важная вещь, которую я хотел бы быть в состоянии сделать… Это сделать что-то, хоть что-то, чтобы заставить девушку напротив меня перестать плакать.

Когда молодой человек произнёс это безо всякого выражения на лице или в голосе, время между ними остановилось.

– …

– …

В глазах Юхея не было и следа эмоций.

Но от этого сказанное им ещё меньше походило на шутку или какую-то скрытую издёвку.

Рури не ослабила бдительности; после недолгого молчания она сказала:

– Ты пытаешься заигрывать со мной? Или ты хочешь задобрить меня, чтобы я сохранила тебе жизнь?

– Возможно, и то и другое… Я не знаю. Люди говорят, что я, похоже, не способен понять чувства других. Некоторые говорят, что невозможно угадать, о чём я думаю. И мне тоже так кажется. Но даже если я не знаю многого о себе, я знаю, что…

– …

– Самое страшное поражение мужчина терпит тогда, когда у него не получается остановить слёзы женщины.

Лицо молодого человека было столь апатично, что его едва ли можно было сравнить даже с машиной; вернее, было в его безразличии что-то граничащее не то с отрешённостью, не то с беззаботностью.

Рури даже начало казаться, что мужчина перед ней – не что иное, как привидение. Немалых усилий стоило ей продолжать говорить:

– Это…твоя реплика из роли Кармиллы Сайзо, да…?

– Да. Он один из людей, которых я уважаю больше всего.

– Уважаешь…? Но он всего лишь твоя роль…

Впрочем, в тоне Рури чувствовалось некоторое понимание теперь, когда она вспомнила фильм, над которым работали, правда, в разных качествах, и она, и этот мужчина.

Юхей, меж тем, продолжил спокойно говорить о себе:

– Это так. Я уважаю каждую роль, которую когда-либо исполнил, будь это убийца, хулиган или влюблённый трансвестит.

– …

– Я вырос, имея перед глазами плохой пример, это был мой брат – его эмоции были совершенно неконтролируемыми. Поэтому я чувствую, что множество важных вещей, необходимых, чтобы стать нормальным человеком, я упустил. Из-за этого я и решил стать актёром.

– Ээ…

– Я хотел прочувствовать все эмоции, на которые способны люди, через каждую из всех тех ролей, что мне довелось исполнять, – сказал Юхей апатично, безо всякого смущения.

Погрузившись в свои мысли, Рури молча рассматривала человека, который вместо того, чтобы молить о пощаде, смотря в лицо собственной смерти, предпочёл говорить то, что он говорил.

«Аах, он противоположность…»

«Он полная моя противоположность…»

«Он противоположность меня, человека, желающего стать монстром».

«Он монстр».

«Он монстр, который хочет стать человеком».

Он был неспособен на чрезвычайную жестокость. Из его лёгких не вырывалось пламя, и он не был бессмертным.

Но Рури осознавала, что этот человек гораздо более ‘ненормален’, чем она сама.

Также она поняла, что на её глаза наворачиваются слёзы.

Она не знала, были ли это слёзы грусти или чего-то ещё.

«Это потому…что он…в большей степени ‘человек’, чем я».

Мужичина, что находился перед ней, больше, чем любой другой человек на земле, жаждал именно того, от чего она всеми силами стремилась избавиться.

Что она должна думать о нём?

Должна ли она жалеть его? Или симпатизировать ему? Или ненавидеть его? Или вести себя с ним, как с кем-то из другого мира и полностью игнорировать?

Она была не способна решить.

Замешательство.

Эмоции, без которых она решила жить, теперь переполняли и грозились вот-вот сорвать с неё маску монстра.

– …Прости…ты спас меня, а я до сих пор не сказала “Спасибо”, – пробормотала она, слезая с  Юхея и садясь на кровать.

– …Спасибо, я имею в виду…ты спас мне жизнь.

– Нет, не стоит благодарить меня.

– Почему…? И…кстати…почему ты сделал это?

– … Ну…подумай. Давай предположим, что ты “Голливуд”…

И тогда Рури заметила.

Лицо Юхея на кратчайший миг приняло озадаченное выражение.

– Я пытался понять, кто из людей мог бы заставить тебя, со всей твоей нечеловеческой силой, выглядеть так, как ты выглядела, когда я тебя нашёл …и…ты можешь ответить на этот вопрос?

– ?

– Этот сделал некто в солнечных очках и костюме бармена?

Рури удивлённо взглянула на своего спасителя, задавшего такой вопрос.

Воспоминание о настоящем “монстре”, отправившем её в воздух ударом скамейкой, всплыло в памяти.

– А ты…знаешь его?

– …Ахх, я так и думал…

Юхей смиренно вздохнул и, бесшумно поднявшись, сказал:

– Эм…позже я расскажу тебе о нём побольше. Сначала я должен извиниться перед тобой за это.

– Извиниться?

Рури устремила на Юхея непонимающий взгляд; но это было не лучшее время, чтобы пытаться узнать у него что-либо.

Молодой человек увидел, наконец, то, что искал, на экране компьютера и произнёс:

– Кстати говоря, я сделал кое-что, не спросив твоего разрешения.

– …О чём ты?

Рури не знала, должна ли она говорить с почтением или, наоборот, просто и неофициально. В любом случае, она попыталась продолжить разговор, избегая всех возможных неудобных тем, чтобы он не почувствовал себя неловко.

– По правде говоря…мне показалось, что у тебя на хвосте были люди…когда ты была без сознания. Если верить Кишита…тому врачу, они выглядели отнюдь не как приличные ребята.

– Ээ…

– Поэтому я принял некоторые меры предосторожности, не посоветовавшись с тобой.


♂♀


Вход в здание, где находится квартира Ханеджимы Юхея

– Эй, они здесь!

– Что нам делать с тем парнем?

– Усыпите его как-нибудь.

– Шшшш…идём.

Четыре человека в рабочих комбинезонах вышли из тени тёмного переулка.

Они бесшумно бежали в темноте, осматриваясь по сторонам, до тех пор, пока не подошли достаточно близко к тем двоим, что были намеченной целью.

План, в успехе которого они не сомневались, заключался в том, чтобы загнать в угол женщину и напасть из-за её спины…

Но они застыли на месте, парализованные яркими вспышками и звуками закрывающихся затворов объективов…

– !?

Неожиданно мощный световой поток заставил всех четверых сузить глаза.

Тогда они увидели вокруг более дюжины фотографов и репортёров, которые внезапно возникли, словно из ниоткуда.

Прямо напротив них две знаменитости сжимали друг друга в объятьях

«Ч-что…ч-что они…»

«Только что… Наши лица попали на плёнку!»

Они начали оглядываться по сторонам.

К несчастью для них, фотографы, головы которых были забиты лишь заголовками завтрашних газет, делали то же самое.

Рури опустила голову, смущенная шквалом фотовспышек; Юхей, с другой стороны, спросил репортёра, который находился к нему ближе всего, голосом, совершенно лишённым эмоций:

– Как вы узнали?

И, как будто они, наконец, получили сигнал, все репортёры ринулись в направлении парочки, как вода сквозь прорвавшуюся плотину.

Они были абсолютно уверены, что Юхей является единственным жителем этого многоквартирного дома и, очевидно, не намеревались прекращать задавать вопросы и делать снимки, несмотря на то, что время близилось к полуночи.

– Мы получили анонимное сообщение от одного источника некоторое время назад.

– Не могли бы вы рассказать нам об этом? – Когда вы начали встречаться?

– Когда вы встретили друг друга? – Когда вы сделаете официальное заявление?

– Какова была реакция ваших агентств? – Когда вы женитесь?

– Это здание только что покинул человек в белом халате… – Он каким-то образом со всем этим связан?

– Чёрт, он сбежал. – Скорее, поймай его! – Отправь другую команду на поиски этого человека в белом халате…

Те четыре человека, которые чуть было, не похитили Рури, почувствовали себя плохо, когда все эти голоса раздались в их наушниках.

Было даже невозможно конфисковать у них снимки, когда их превосходили количеством и загнали в ловушку во всей этой суматохе.

Невозможно было никого похитить, находясь в окружении такой огромной толпы.

Юхей, игнорируя всех этих людей, широко ему улыбавшихся, продолжил говорить спокойным голосом:

– Мне действительно очень жаль, но сейчас поздно. Пожалуйста, позвольте мне объяснить вам всё позже, в более подходящий день. А теперь, надеюсь, что вы оставите нас наедине, мы собираемся прокатиться.

Юхей объяснил им ещё пару вещей, приобнял Рури за плечи и вместе с ней зашёл обратно в здание. Несколькими минутами позже было замечено, как они одни выезжают оттуда на машине неизвестно куда.

Несколько репортёров попытались последовать за ними, но большинство из их машин уже были заняты погоней за Чёрным Мотоциклом после того как канал “Кинг Телевижн” выпустил репортаж об этом событии.

Оставив далеко позади и репортёров, и похитителей -

Главная знаменитость и монстр-убийца, не нарушая закона, растворились во тьме ночи.


♂♀


Сейчас – под одной эстакадой в Икебукуро

То, что на самом деле сделала Селти – огромная сеть, которой она планировала окружить босозоку.

Этой гибкой сетью она могла остановить ревущие мотоциклы.

Уложиться во время было сложно, но ей это удалось. К тому же, сеть стала бы бесполезной, если бы босозоку заранее заметили её и выбрали другой маршрут. Но теням Селти удалось создать единственную идеально возможную ловушку, и они остановили буйствующих босозоку, несмотря на все трудности.

– Аааа! Что за чёрт!?

– Аааааааа!

Один за другим мотоциклы врезались в эластичную сеть.

Машинам за ними тоже пришлось остановиться. Тоннель под мостом стал разделяющей линией между безопасной и опасной зонами; со стороны опасной движение было парализовано стоящими мотоциклами.

DRRR v04 16

Она могла оставить всё как есть, и хотела этого, но такие действия проблему бы не решили.

Ей следовало зайти дальше и поселить в их сердцах страх от одного её имени?

Или же ей нужно было позволить поймать себя и требовать вознаграждения в десять миллионов иен? Селти была в замешательстве.

В любом случае, ей точно удалось убедиться в том, что Кадоте и его команде благополучно удалось скрыться.

Она проследила, как фургон скрылся в переулке с западной стороны от Станции Икебукуро, и про себя попросила у небес решить, что с ней произойдёт дальше.

А город – Икебукуро – сполна наслаждался своим выходным.


♂♀


В то же самое время, внутри фургона

– Хорошо, а теперь выходите из фургона и бегите. Или в метро, или в полицейский участок неподалёку…в любом случае, просто скажите им, что вы не знаете, что происходит, и что вас поймали посреди погони безо всякой причины – и всё будет хорошо!

Сказал Кадота Микадо и остальным, открыв заднюю дверь фургона, как только они выехали из тоннеля и убедились, что их никто не преследует.

Микадо хотел быть последним, но его с силой вытолкнули из машины.

– Кстати говоря, Дотачин, а что ты собираешься делать? – спросила Карисава.

Кадота на секунду опустил глаза и слегка выдохнул.

– Эта Селти… Она девушка Шинры, правильно?

– Ох, да. Она настолько цундере, что даже обидно.

– Вовсе нет, Карисава-сан! Я уже много раз говорил тебе, что она относится к типу ‘старшая сестрёнка’!

Кадота проигнорировал препирающуюся парочку, и сказал Тогусе, сидящему за рулём:

– По правде…у меня нет никакого представления о Шинре, так как я едва когда-либо говорил с ним в старшей школе…но я завидую этому гадёнышу.

Улыбаясь так, словно что-то доставляло ему удовольствие, он продолжил бодрым голосом:

– Селти…настоящая женщина. Ах, это так. Ты со мной согласен, Тогуса?

– Что? Чёрный Мотоцикл – женщина?

– …Да, это так. Мы же не можем позволить женщине решать за нас наши проблемы, так ведь?

Тогуса, который, похоже, понимал, что пытался сказать ему Кадота, положил руку на коробку передач и загадочно усмехнулся:

– …Так мы собираемся вернуться, чтобы спасти Чёрный Мотоцикл, а потом убежать? Или просто поддержать её?

Губы Тогусы изогнулись в улыбке, пока он говорил это, заводя мотор.


♂♀


Под эстакадой

«И что теперь?»

Внутри сети, созданной Селти, разразилось маленькое восстание.

Некоторые пытались освободиться; и так как босозоку из разных банд были заперты в одном месте, они даже начали драться между собой.

– Чёрт возьми. Разве наших людей не было больше? Пусть все придут сюда!

– Невозможно! Они говорили, что были перед станцией…! Похоже, Белый Мотоцикл вывел из строя многих из них…!

– Ублюдок! Что они там себе думают? Капитан вообще поднял трубку?

– Нет! Он, наверное, зол, что мы пришли сюда без его разрешения…

– Хаааа! Тогда нам нужно по крайней мере убить Чёрного Гонщика и получить деньги!

«Эээ? Но я не думаю, что в том предложении говорилось “разыскивается живым или мёртвым”!?»

Было похоже на то, что метод переговоров уже был невозможен. Селти решила просто убедиться, что это так, и развернула свои сенсоры назад.

И увидела подразделения босозоку, преследующие её.

Скорее всего, это было подкрепление, которое каждая из банд призвала в это место.

Эти парни были счастливчиками, которые сумели ускользнуть от Белого Мотоцикла и соединиться с другой частью банд, последовавших за ней другим путём.

«Это плохо… Если я вызову тени, чтобы остановить их, и на другой стороне… То всё закончится тем, что после того, как я разберусь с босозоку, меня окружит полиция… А эта штука в моём багажнике неизбежно станет неопровержимым доказательством!»

И тогда…

Она увидела фургон, приближавшийся к ней из-за орды мотоциклов.

«Почему они вернулись!? Разве я не говорила им уходить?»

Школьников, скорее всего, уже где-то надёжно спрятали в безопасности. Но Селти хотела спасти и Кадоту с его командой тоже.

Она на секунду остановилась, когда увидела, что они возвращаются…

Но как только она поняла, что несколько босозоку слезли с мотоциклов и приступили к попыткам выбраться из сети, она быстро развернулась.

Селти ещё раз вызвала огромную прямую косу из тени и, было, собиралась повалить их на землю с её помощью, как вдруг…

Она заметила кое-что очень странное.

В своём собственном мотоцикле.

А именно, сейчас рядом с ним стоял человек, которого она раньше никогда не видела.

Она осторожно перевела взгляд на эту фигуру, и увидела, что ей был мужчина с перебинтованной головой, из-за этого похожий на мумию.

Он поднялся и встал на ноги в прицепе мотоцикла.

Его ноги торчали из уже пустой чёрной сумки.

Мужчина, до настоящего времени находившийся в разряде предмета багажа, проговорил ровным тоном:

– …Оставьте это мне… А сами, позаботьтесь о своих жизнях.


♂♀


Прошлое – полдня назад, в ресторане “Русские Суши”

– …Боже, боже, вашего пациента сложно будет вылечить.

Они были в ресторане суши, который управлялся двумя русскими, давно уже привыкшими к жизни в Икебукуро.

Сырой запах, отнюдь не рыбы, наполнил уже закрытый ресторан.

В центральной комнате с татами на простынях лежал мужчина с серьёзно повреждённым лицом, в то время как Кишитани Шинра – подпольный доктор в белом халате – обрабатывал его раны.

– Это будет стоить ему 200.000 иен.

– Он заплатит позже.

– Я не дам ему такого шанса. Из-за него я упустил свою единственную возможность провести ночь рядом с Хиджирибе Рури.

– Что за ерунду ты несёшь…

Когда европеец, владелец ресторана, начал ссориться с Шинрой, в комнату вошёл Саймон.

– Эй, вы двое, драться нехорошо. Раны Игоря, вы должны заставить его боль уйти. Пожалуйста, сейчас то самое время!

– Хорошо, хорошо. Но вы, в любом случае, должны подготовить деньги… Кстати, а это имя больного? Игорь?

– Да. В России он состоял в той же организации, что и мы… Но не думаю, что сейчас это имеет какое-нибудь значение.

Орихара Маиру, слушая их разговор, стояла у барной стойки со своей сестрой и разговаривала по телефону.

– …А! Он поднял трубку! Привет, привет, Иза-нии? У меня к тебе вопрос! Эй, имя Селти Стурлусон тебе о чём-нибудь говорит?

Маиру терпеливо ждала ответа, разглядывая конверт с деньгами, на котором было написано имя.

Но…

– … Как? “Слишком рано для тебя”? Да что это значит? Ты же что-то знаешь об этом, так? Иза-нии, ты ужасен! Ты так ужасен, такой милый льстивый подонок. Милый – льстивый – подонок – ой! …Ах?

Маиру уставилась на свой телефон, будто не веря в то, что сейчас произошло, и в гневе топнула ногой.

– Что (Что сейчас произошло)?

– А, это – это просто невероятно! Иза-нии просто повесил трубку! Аргх…ну, если он заставляет меня сделать это…хорошо…

Маиру надула губы, ослабила хватку на мобильном телефоне…

И, выбрав другой номер, и с бесстрашной улыбкой нажала на кнопку “Позвонить”.


♂♀


В данный момент – за пределами станции Икебукуро

– Ах, ну куда ушли Рюгамине-семпай и Сонохара-семпай?

После того, как они выбрались из фургона…

Микадо убежал со словами: «Я оставлю Сонохару-сан и этих девочек с тобой!», а Анри куда-то исчезла, когда Аоба оглядывался вокруг в её поисках.

– …Кстати говоря, как я и думал, Рюгамине-семпай на самом деле, может подождать.

Курури и Маиру стояли, державшись за руки позади взволнованного Аобы, который дико осматривался по сторонам.

– Идем (Что нам делать)?

– Хмммм,  почему бы не пойти и не проверить для начала, что происходит? Хотя я понятия не имею, почему все так сложилось, это просто здорово, что мы можем увидеть ‘её’ так близко!

– …

Курури смотрела на дорогу под эстакадой с суровым выражением лица.

Лицо Маиру, с другой стороны, светилось освежающей улыбкой, и она начала говорить словно сама себе…

Но, с небольшим следом яда в этом освежении.

– Итак… у нас будет возможность сказать “Привет” Селти-сан в надлежащем виде?


♂♀


Прошлое – полдня назад, внутри Русских суши

– Ааааах…

Мужчина осмотрелся вокруг глазами, не совсем готовыми к восприятию после пробуждения.

– Ах, он наконец проснулся.

При таком головокружении, он смог соотнести мужчину перед ним только с одним именем:

– …Шинген?

– Что?

Шинра посмотрел на его лицо с недоумением, когда услышал имя отца. Хотя сейчас его лицо едва можно было назвать таковым, так как оно почти целиком было скрыто под несколькими слоями бинтов.

– …Ох, извините. Я, должно быть, принял вас за другого человека…

– …

Шинра наклонился вниз и посмотрел на его лицо поближе, как будто что-то обдумывая…

Перед тем, как он резко выпрямился и направился к прилавку, доставая мобильный телефон.

Две девушки, словно совершая смену караула, прибежали от прилавка в комнату в японском стиле и заняли то самое место, которое Шинра только что покинул.

– Здоровы (Вы в порядке)…?

– Йоу! Чувствуете себя лучше, братишка? Отлично! Вы выглядите здорово! Пластическая хирургия сейчас творит чудеса! А вы тоже мужественно смотритесь с этими повязками!

– Ох… Я еще не поблагодарил вас двоих. Спасибо вам большое.

Игорь был по-прежнему джентльменом, хоть и его глаза, видневшиеся из-под бинтов, смотрели очень пронзительно.

Саймон и владелец ресторана вздохнули с облегчением, видя, что их старый знакомый больше не был в критическом состоянии. Они бегло разговаривали с Игорем по-русски.

– ‘× × × ×’,  ‘× ×’,  ‘× × × × ×’,  ‘× ×’!

Через некоторое время лицо владельца помрачнело.

– В чём дело? – спросила Маиру.

Хозяин ответил смиренным тоном:

– Ну... он провалился.

– …Мне очень жаль. Я не был в состоянии закончить свою работу… Надо было заставить его заплатить мне заранее. Я сожалею…

– Что же нам делать… Мы не можем просто заплатить 200.000 иен за тебя, иначе завтра будет нечем платить поставщику… Вообще-то… Я думаю, мы просто можем закрыть ресторан на завтра…но…

– Ооо выходной, это хорошо. Завтра юбилей у Sushi-Go-Die, приходите есть рамен, приходите есть моти.

– Хватит дурачиться.

Не обращая внимания на хозяина, который курил и бормотал по себя что-то, Маиру вошла в комнату с татами и присела на корточки.

– Эй, эй...

Девушка потянула за рукав Игоря. Он в тишине склонил к ней голову:

– …Ты что-то хотела?

Маиру улыбнулась удивлённому больному, словно ангел, и сказала:

– Как насчёт того, что…мы заплатим за вас 200.000 иен?


♂♀


В данный момент – под одой эстакадой возле станции Икебукуро

Селти была сбита с толку.

‘Багаж’, который она должна была перевозить, проснулся и начал сносить полчища босозоку голыми руками.

Его движения намного превосходили определение ‘гладкий’, которым можно было бы их описать.

Он закрутился в вихре в центре толпы людей, словно клуб дыма, принявший человеческую форму, который подгонял ветер.

Люди падали на землю сразу же, как осознавали, что не дотянулись до него на несколько дюймов; всё происходящее было, казалось, уроком танцев для обезьян.

Бросив попытки понять сложившуюся ситуацию, Селти обратилась в сторону фургона.

Она хотела проверить, что Кадота и его товарищи были в безопасности; но до того как успеть это сделать, она увидела кое-что, что встревожило её ещё больше.

Фигура бежала к ним по склону вниз в направлении эстакады.

«Микадо-кун!?»

Мальчик бежал к ним на полной скорости. Селти была готова начать отчаянно жестикулировать, чтобы заставить его вернуться обратно, но она поняла, что сейчас не самое подходящее для этого время. Это могло бы втянуть Микадо в ещё большие неприятности, если бы кто-нибудь из банды его заметил.

В довершении всего, она заметила, что за Микадо…

На той стороне дороги была хорошо сложенная девушка в очках.

«Анри-чан!»

Анри, и в правду, выглядела внушительно.

Если бы она решила высвободить всю мощь демонического клинка “Сайка”, с ней, вероятнее всего, было бы иметь дело куда проблематичнее, чем с самой Селти.

«Но сейчас не время!»

Она скрывала тот факт, что была “Сайкой” и продолжала жить с этим. Если она хотела раскрыть свою истинную сущность на этой самой улице, под прицелом сотен камер…

Селти отчаянно пыталась заставить свой запутанный разными мыслями мозг работать.

Но выходной в Икебукуро собирался преподнести ей ещё больший сюрприз и сбить с толку окончательно.

Неожиданно, шум, подобный взрыву потряс тоннель и мост над ним, и все повернулись в сторону, откуда он исходил.

С другой стороны черной сети Селти банды босозоку уже почти освободились из заточения, оставив свои мотоциклы, а за ними был…

Мотоцикл, будто разваливающийся от столкновения с машиной, и…

Фигура, которая вырвала из него двигатель и одной рукой поигрывала с ним…

Фигура, одетая в средневековые доспехи, на шее у которой не было ничего.

 «Что?»

Путаница становилась всё больше.

Путаница становилась всё больше.

«Одна из нас…?»

Первый возможный ответ на этот вопрос, который  потряс её до глубины души, – кто-то такой же как она может находиться в Икебукуро.

В Ирландии она могла почувствовать присутствие сразу нескольких дюллахан издалека.

Но почему здесь? Почему сейчас?

В её сердце образовался новый вихрь недоумения и сомнения, но каким-то образом она смогла остудить свой пыл в этом ускоряющемся сумбурном водовороте событий.

«Нет…это чувство…не похоже на то, что это одна из ‘нас’»

«Но…есть что-то ещё в этом существе…помимо человеческой сущности…»

И после этого Селти вспомнила.

Она ощущала это чувство раньше…

Когда она отправилась на утреннюю работу всего несколько часов назад, она ощущала его.

«Эта энергия принадлежит…!»

«Человеку, которого я подвозила всего лишь этим утром».


♂♀


Несколько часов назад, склад в Икебукуро

На улице, удалённой от центра Икебукуро, в ряд выстроились складские помещения.

В одном из этих свободных складов Селти и встретила своего клиента.

Она никогда раньше не встречала этого человека; похоже, её рекомендовал ему Хейваджима Шизуо.

То, что Шизуо кого-то отправил к ней, – редкое явление.

Этим клиентом оказалась женщина, чьё лицо было скрыто шапкой, шарфом и парой солнечных очков. Она попросила Селти доставить её в одну квартиру.

Эта женщина умолчала о причинах, но было похоже на то, что ей грозит опасность от некой могущественной организации. Она даже упомянула, что по дороге их люди могут перехватить её.

Сначала Селти пыталась угадать, что же за ‘человек’ её клиент.

Когда она почувствовала, что от собеседницы исходит таинственная энергия, то не смогла удержаться от вопроса.

[У вас…есть способности, которые другим людям неподвластны?]

– …Что?

Хиджирибе Рури, та самая женщина, скрывавшая своё лицо, была удивлена.

Она пристально посмотрела на Чёрного Гонщика.

Она решила вернуться в свою квартиру, чтобы приготовиться к последующим действиям.

Но она знала, что её известность, просто пойди она пешком по улице, вызовет большие неприятности.

Не говоря уже том…что тот европеец всё ещё мог быть где-то рядом.

Эта девушка появилась в городе под видом убийцы “Голливуд” именно потому, что в один день этот человек позвонил ей домой.

– Я знаю, что вы скрываете. Давайте сходим в кино на голливудский фильм с монстрами.

После этих слов он назвал время и место встречи, и потом, в парке, она встретилась с этим человеком, оказавшимся убийцей, а ещё позже она познакомилась с настоящим монстром.

Сейчас это едва ли имело для неё какое-либо значение, но Юхей не раз намекал на то, что тот монстр приходился ему родственником.

Возможно, именно из-за чувства вины он её и спас.

Пока Рури обдумывала произошедшее, она вспомнила, что Юхей тогда, в его квартире, своим привычным спокойным голосом назвал ей одно имя.

Он сказал: «Брат рассказывал мне об одном знакомом курьере. Я попрошу Брата связаться с ним для меня». Вот, как она познакомилась с Чёрным Гонщиком.

Рури показалось весьма любопытным, что это ‘существо’, ненормальное во всех отношениях, с головы до пят, с первого взгляда смогло разглядеть в ней как и её собственные странности…

Так и то, что тело Рури, вероятно, не было человеческим.


♂♀


Прошлое – вчерашняя полночь в “Русских Суши”

Беседа между двумя подпольными врачами, отцом и сыном:

– Так что конкретно произошло? Пожалуйста, отец, объясни.

– …Совпадения иногда доставляют много неприятностей. Думаю, я начинаю понимать чувства Изаи-куна.

– Что? Неважно. Как так вышло, что этот русский знает тебя, отец?

– …Он…эм…что-то вроде наемного рабочего, который делает всё, чего бы ты ни попросил. Он загадка, никто не знает, кем он является на самом деле. Разве мы, Небула, не в состоянии найти такого загадочного человека и связаться с ним? Попытайся хотя бы раз восхититься величию своего отца.

– Так, то есть ты знаешь, как заполучить этого убийцу, упоминание о котором звучит страшно. И что?

– …Я понял, что я потратил все эти годы, растя сына совершенно не имеющего чувства юмора. Ну, об этом мы поговорим позже. Я попросил его поймать для меня одну женщину.

– Женщину?

– Да… Если я скажу, что мы говорим о личности под именем “Голливуд”, тебе же это о чём-нибудь скажет, так?

– …

– Я подумал, что в этих серийных убийствах было замешано что-то сверхъестественное вроде Селти-кун или Сайки. Поэтому, я использовал Небулу, чтобы провести расследование – и обнаружил эту женщину с примесью ‘инопланетной’ крови, похожей на кровь Селти, которая несколько поколений назад смешалась с кровью её предков. Чудовище удачно использовало эту силу после того, как дало жизнь человеческому ребёнку. Я предположил, что генетические черты от этого монстра могли проявиться у неё, хотя до сих пор понятия не имею, проявляются ли они каждое поколение, или только через одно. Для нас было бы куда полезнее защитить её от полиции, которая просто вынесла бы ей смертный приговор, не так ли? А так, мы можем хорошенько повеселиться, проводя вскрытия, вводя ей разные препараты… Правда?

– … Я думаю, ты должен пересмотреть свое поведение во многих отношениях, отец.

– Хмм… твоё настоящее положение едва ли позволяет говорить мне такие вещи, Шинра. Но неважно…в любом случае… Исследователи Небулы показали, что она – неподходящий материал для подобных экспериментов, поскольку она даже не смогла выстоять против человека. Начальство отдало приказ просто оставить её в покое.

– Эй, а эта девушка…её имя не Хиджирибе Рури?

– Как ты узнал!? Шинра…ты что, читаешь мои мысли?  В тебе проснулась какая-то скрытая сила, после всего этого времени, которое ты провёл с Селти? – пип – пип – пип -


♂♀


Прошлое – утро того же дня

Селти радостно набирала текст на своем КПК после того, как благополучно доставила своего клиента в квартиру.

 [Хорошая была поездка.]

«Наша поездка прошла без происшествий. Это хорошо».

«Похоже, мне не следует так беспокоиться, что меня разыскивают».

Если бы она могла, то сейчас наверняка насвистывала бы от радости какую-нибудь мелодию. Селти была счастлива до неприличия. Клиентка кивнула и поблагодарила её:

– С-с-спасибо тебе большое…! И… по поводу оплаты…

[Нет, в этот раз – бесплатно.]

– Что?

[Сегодня я чувствую себя счастливой. Раньше мне почти никогда не выпадал шанс встретить в этом городе кого-то вроде тебя.]

Когда Селти снова упомянула об этом, любопытство взяло над Рури верх.

– Извини…но раз уж ты снова сказала об этом…эм…

Она, наконец, решилась задать вопрос, задать который раньше ей не позволяло смущение.

– Ты ведь…не человек…как и говорят по телевидению?

[Точно. Хочешь, чтобы я тебя убедила?]

Бодрый утвердительный ответ Всадника Без Головы больше походил на шутку. Она, будто испытывая чувство гордости от того, что была монстром, сняла шлем.

Через несколько минут -

Когда Селти уже ушла, Рури, находясь в безопасности в стенах своего дома, стояла и разглядывала себя в зеркале.

Вид у неё был не самый здоровый, но и больной она тоже не казалась.

Тупая боль покинула её тело, и это только напоминало о том, что оно не было нормальным.

Мизинцем она подняла 20-киллограммовые гантели, лежащие рядом с ней, и поиграла с ними. Это напоминало ей о том, что ее ‘сила’ тоже не была нормальной.

Она была не человеком.

Но и монстром она стать не могла.

Она была чем-то средним.

– Хаха…

Раньше, когда ей напоминали о том, кем она является, Рури чувствовала себя удручённо.

Но сегодня, почему-то, ей захотелось рассмеяться.

– Хахахахаха!

Никогда в жизни она не смеялась так искренне. Она вспомнила как выглядела Селти, Всадник без Головы, и смеялась, а по щекам её текли слёзы.

«Ах, теперь я понимаю… так вот, каково это…»

«Оказывается, этот мир… этот мир может быть более понимающим, чем я думала».

«Даже феи… даже монстры… могут радоваться жизни».

«Даже я, даже люди вроде Юхей-сана, даже этот Всадник без Головы!»

«Почему… почему я не понимала этого раньше…!»

«Я…!»


Несколько часов спустя

Рури, кончив плакать и смеяться одновременно, не нашла занятия лучше и включила телевизор.

Сейчас в прямом эфире показывали репортаж “10 миллионов иен для чудаков из Икебукуро?”, где говорилось, что в город стекается множество банд босозоку, и скоро может разразиться финальная битва.

– …

Она направилась в ‘гардеробную’, самую сокровенную комнату своей квартиры.

Часом позже…

Рури, теперь уже одетая в свой ‘костюм’, обнаружила, что у неё под дверью чего-то выжидают четверо мужчин, выглядящих весьма пугающе.

– Ты Хиджирибе Рури, не так ли… А? Что это ты пытаешься показать, нацепив этот костюм, а!?

Она достаточно сильно ударила каждого из них в грудь, чтобы заставить их замолчать.

Возможно, она сломала ребро или два. Но ей, чёрт побери, было всё равно.

Монстр по имени “Голливуд” слетела вниз по лестнице от своей квартиры на пятом этаже, чувствуя себя лучше, чем когда-либо.

Громко и чисто смеясь.

Между прочим, её нисходящая фигура напоминала Всадника без Головы, год назад летевшего вниз по зданию.


♂♀


Сейчас – под эстакадой в Икебукуро

Селти, шокированная внезапным появлением этого “существа”, направилась в его сторону…

Всадник без Головы медленно подняла руку и указала на неё.

И всё же, Селти по-прежнему хотела что-то ей сказать. Её собеседница произнесла следующие слова таким тихим голосом, чтобы только Чёрный Гонщик сумела её услышать:

– …Дай мне хотя бы заплатить тебе за утреннюю поездку.

– …

Селти замерла. “Голливуд”, одетая как “Всадник без Головы”, кинулась на босозоку.

В отличие от Игоря, она напоминала огромную свинцовую пулю, движущуюся по прямой на полной скорости.

Она одним ударом отправила мотоцикл в полёт, как если бы испытывала к нему никому непонятное сострадание, и голыми руками вырвала из него двигатель. В следующий момент она поймала кусок стальной трубы, брошенный кем-то ей в лицо, и изогнула его.

Как только все босозоку были скованы ею от леденящего душу ужаса -

Душа “Голливуда” запела.

Это была песня, которую она никогда не смогла бы спеть в качестве знаменитости на сцене. Песня, посвященная ей самой.

«Монстр я или человек».

«Неважно, кто я. Это неважно».

«Я не вправе выбрать себе жизнь. Я не вправе решать, как начать её. Я даже не вправе выбрать, как закончить её».

«Поэтому я сама решу, как провести её. Я просто решу, как провести её».

«То, что Курьер сделала для меня этим утром…»

«По стоимости сравнимо со всем моим состоянием, если не больше».

«Неважно, если я попрощаюсь со своей жизнью завтра»,

«Или если она будет длиться еще сотни лет»,

«Как монстр или как человек»,

«Сопротивляясь или принимая свою судьбу»,

«Я буду радоваться всему».

“Голливуд” с трудом сдерживала себя, чтобы не закричать на весь мир. Она просто продолжала свое неистовое буйство под мостом.

Мужчина в костюме бармена.

Ханеджима Юхей.

Селти Стурлусон.

Чтобы выразить свою благодарность и уважение этим трем ‘монстрам’, которых она повстречала за прошедшие 24 часа…

Она просто снова и снова танцевала танец под названием “Голливуд”.


♂♀

Босозоку и Селти не были единственными, кого шокировало появление этих двух чудовищ.

Выходящие из фургона Кадота и его команда, Микадо и Анри, бегущие к месту происшествия – все замерли и смотрели на этих поистине ужасных самозванцев.

Два монстра расправлялись с босозоку совершенно разными способами, но с одинаковой яростью.

– Ох, это, наверное, мелкие сошки из банд вроде “Торамару”, которые не в состоянии действовать в одиночку… Кстати говоря…может мне кто-нибудь объяснить…что, черт возьми, происходит?

Эти слова пониженным голосом сказал Кадота ребятам в фургоне, но никто не смог дать ему ответ.

Селти была в растерянности и не знала, что ей делать; однако связать руки и ноги босозоку не составило ей особого труда и не заняло никакого времени.

И вдруг, она почувствовала, что рядом с ней каким-то образом стоит человек с перевязанной головой и шепчет ей на ухо:

– Возьми, Мама, быстро, пожалуйста.

«Мама?»

В течение некоторого времени она не понимала смысл его слов. Но ей сразу удалось это сделать, как только она повернулась и увидела его лицо.

Глаза мужчины, видневшиеся сквозь бинты, налились кроваво-красным цветом.

«Сайка?!»

Шокированная, Селти обернулась к Анри, но та всё ещё стояла у входа в тоннель с таким же удивленным выражением лица.

Было похоже, что эти два монстра не собираются перебарщивать с силой в сложившейся ситуации. В полной уверенности, что оставить всё на них безопасно, Селти решила уйти, хотя и понятия не имела, что происходит.

Перед тем, как сорваться с места, она кое-что напечатала на своём КПК и с помощью своей тени показала им.

[Я дам вам два совета.]

Но они оказались для этих двух странных людей не более чем иронией.

[Если увидите белый мотоцикл – бегите. Они могут оказаться настоящими монстрами.]

Второй совет для Селти был более важен.

[А другой совет – я не хочу сказать, что с ним вообще невозможно общаться…]

Однако, для этих двоих он был бы полезен, услышь они его на день раньше.

[Никогда не дразните человека в костюме бармена. Никогда!]


♂♀

Селти подала знак Кадоте, прежде чем покинуть опасную зону.

Анри поехала вместе с ней на мотоцикле; Кёхею и его компании пришлось спешно усадить Микадо в фургон, после чего они выехали из-под моста.

Тень, которая совсем недавно ещё была сетью, вернулась обратно к Селти – сейчас она была уже не нужна, учитывая, что босозоку пытались удрать от тех двоих, по их мнению, ненормальных.

Куронума Аоба, наблюдавший за происходившим издалека, слегка наклонил голову и пробормотал:

– …И…что вообще здесь произошло?

Близняшки,  не в состоянии ответить на его вопрос, тоже наклонили головы и посмотрели друг на друга.

Хотя, сказать по правде, никто из замешанных в инциденте людей не имел ни малейшего представления о том, что же здесь случилось.


♂♀

Через несколько минут –

Те из босозоку, которым посчастливилось сбежать, практически бесшумно двигались по улице, опасаясь быть замеченными Белым Мотоциклом. Судя по тому, что передавали по радио, большинство их товарищей уже было арестовано командой этого полицейского.

– Ситуация хуже некуда…мы не можем просто так вернуться с пустыми руками…Капитан нас прикончит, – сказал похожий на лидера мужчина в полосатом токко-фуку пятнадцати собравшимся вокруг него подчиненным.

Их довольно крупная банда быстро бы привлекла внимание полиции, если бы они ехали по дороге, но сейчас эта проблема заботила их меньше всего.

– Мы должны показать местным группировкам, кто тут главный…

Ведомые извращенным желанием показать себя, они буквально летели по улицам, совершенно не обращая внимания на свои раны.

Повернув на улицу возле здания Саншайн, босозоку заметили двух мужчин, похожих на местных правонарушителей. Один из байкеров припарковал свой мотоцикл на тротуаре и направился к ним, явно надеясь запугать.

– Эй, я хотел бы спросить у вас кое-что. Какая  банда самая большая в этом районе?

Один из ‘хулиганов’, к которым он обратился, казалось, несколько секунд думал над вопросом, прежде чем ответить:

– Ну, их много…если ты имеешь в виду босозоку, то есть “Джан Джан Джан”, они работают на Авакусу-кай, и “Драконьи Зомби”, а их больше интересуют уличные гонки… но после того, как появился невероятно сильный Белый Мотоцикл, они все залегли на дно.

– Отлично. Отведите нас к ним.

– Вы хотите с ними подраться?

– И что с того? Радуйтесь, что мы деремся не с вами.

Мужчина в токко-фуку пытался выглядеть грозно, однако ‘хулиган’, ничуть не впечатленный его попытками, лишь покачал головой.

– Вы же, ребята, “Торамару” из Сайтамы, верно? Я не думаю, что ваш Капитан одобрил бы подобные действия. Он, быть может, и гоняется за каждой юбкой, но я слышал, что даже у него есть свои принципы.

– Заткнись! Это дело не имеет ничего общего с нашим Капитаном!

– Мы перестанем зависеть от него, когда поймаем Чёрного Гонщика, получим деньги и отдадим их ему!

– … Вы… Только не говорите, что вы действительно хотите отдать десять миллионов иен якудза? Будь у меня такие деньги, я бы точно оставил их себе. Нет смысла быть босозоку если ты настолько богат. Если захочешь гоночный автомобиль, то просто купишь себе его.

Правонарушитель с дредами сообщил им это настолько равнодушным тоном, что сложно было сказать, смеется он над ними или действительно хочет помочь.

– … Ублюдок! Ты что, смеешься над нами по-пенкоровски?

Так как “Торамару” были из другой префектуры, они сразу решили, что вести себя вызывающе с местными группировками им было позволено.

Та как они не беспокоились о том, что в отношении них могут предпринять какие-либо ответные меры, они позволили своей злости медленно подпитывать возрастающую жажду крови.

– Что это вообще такое – ‘по-пенкоровски’?

– Забудьте об этом, Том-сан. Нам пора идти. Я проголодался.

– Да-а, пожалуй ты прав. Тот менеджер должен был угостить нас обедом, эх…

Пока босозоку слушали такой обыденный разговор между двумя, как они думали, хулиганами, их терпение кончилось.

– Выродки… НЕ ДУМАЙТЕ, ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ ПРОСТО ТАК НАС ИГНОРИРОВАТЬ!

Один из босозоку схватил стальную трубу, свисавшую с одной стороны его мотоцикла, и попытался вырубить мужчину с дредами.

– Ой, чуть не задел ~

Мужчина профессионально увернулся.

Однако труба от этого не потеряла силы ускорения – и, как сегодня днем таким же образом была порвана сумка Селти -

Порвала рукав костюма бармена, в который был одет один из ‘хулиганов’.

– Вот черт.

– Моя одежда…

Тихо произнес мужчина в костюме бармена.

А в это время ‘хулиган’ с дредами уже убегал с места действия так быстро, как только мог. И он, словно молясь за то, чтобы босозоку после смерти попали в Рай, он перекрестился и сложил ладони.

В следующее мгновение -

– Хьооой…

Пожалуй, только так можно описать звук, который бы больше всего вписывался в контекст ситуации.

Мужчина в костюме бармена с легкостью поднял мотоцикл вместе с седоком одной рукой…

И кинул его в остальных босозоку так, словно он передавал мячик игроку своей бейсбольной команды.

Нет, босозоку не знали…

Что в Икебукуро есть человек, с которым ты “просто не должен нарываться на драку”.

Даже если ты убийца, страшное чудовище, президент, инопланетянин, вампир или безголовый монстр – ты просто не должен влезать с ним в драку.

И потом, словно гром прогремел среди ясного неба.

– ЭТУ ОДЕЖДУ ПОДАРИЛ МНЕ МОЙ БРАТ… ТЫ, МУСОР…!

Мужчина в костюме бармена с корнем вырвал уличную лампу, которая секунду назад стояла рядом с ним, освещая ночные улицы квартала – и махнул ей, точно бейсбольной битой.

Услышав нечто, похожее на яростный гром, люди и мотоциклы отправились в полёт.

Так, привычной для Икебукуро сценой, закончился его выходной.

Никто не знал, понравилось городу или нет…

Однако…

Сегодня город под названием Икебукуро был, как и всегда, спокоен.

ЭпилогПравить

DRRR v04 17

Эпилог I. Беседы тет-а-тетПравить

ЧАТ

Орихара Изая, возрождён!

Орихара Изая: Я здесь чтобы спросить тебя о недавно произошедшем деле с босозоку и Селти.

Тсукумоя Шиничи: А, ты пришел. Добро пожаловать.

Орихара Изая: Не нужно лишних приветствий…Так что именно тогда произошло?

Тсукумоя Шиничи: Ну, ну, меня очень удивило, что не ты стоял за всем этим и не принимал активного участия.

Орихара Изая: Прекрати валять дурака. Я заплачу тебе по заслугам.

Тсукумоя Шиничи: Ха-ха! Об этом договоримся позже. Радуйся, что мне сейчас тоже очень хочется поговорить о произошедшем.

Орихара Изая: Я знаю, что частично Авакусу-кай были в этом замешаны. Правда, не имею представления о том, чем они руководствовались.

Тсукумоя Шиничи: Всё это затевалось ради того, чтобы убрать одного человека. Вот почему босозоку наконец получили возможность разгуляться так, как им давно хотелось. В конце концов, этот человек достаточно важен, чтобы своим временным исчезновением вызвать беспорядки.

Орихара Изая: О ком идет речь?

Тсукумоя Шиничи: Хиджирибе Рури. Наверняка ты хоть что-то о ней знаешь, я прав?

Орихара Изая: Конечно. Ну, и какую сказочку ты мне поведаешь на этот раз?

Тсукумоя Шиничи: Сказочку? Ты настолько деградировал – не можешь отличить истинную информацию от фальшивки? Что же, наш антагонист окажется бесполезным слабаком в новой арке этой истории? Мне теперь надо будет звать тебя Орихара Ямча[33]?

Орихара Изая: От кого исходила просьба?

Тсукумоя Шиничи: Ёдогири Джиннай, менеджер “Корпорации Ёдогири Шайнинг”.

Орихара Изая: Зачем ему убивать самую популярную знаменитость его же собственной компании?

Тсукумоя Шиничи: Как знать. Ты ведь в курсе, что я не лезу в его дела дальше, да?

Орихара Изая: ……

Тсукумоя Шиничи: Но, в любом случае, Ёдогири допустил роковую ошибку. Использовать Авакусу-кай для своих целей было верным решением, однако в итоге он нажил себе врага в лице всего клана якудза.

Орихара Изая: Хмм……

Тсукумоя Шиничи: Когда Ёдогири просил у них помощи, он  забыл объяснить, что Хиджирибе была тем самым серийным убийцей по имени “Голливуд”. Так что Авакусу-кай, получается, посылали своих людей на верную смерть. И именно поэтому сейчас никто не может найти менеджера Ёдогири, и в его агентстве  все ужасно взволнованы.


♂♀


В офисе агентства талантов “Джек о’Латерн Джапен”, Восточный Накано

После всей этой шумихи в Икебукуро ещё несколько дней царил хаос, поскольку самые разные люди продолжали искать Чёрного Мотоцикла. Более того, Всадник без Головы, который выдавал себя за Чёрного Гонщика, продолжал вызывать всё большую путаницу.

Приток туристов и любителей магазинов вовсе не компенсировал всех тех трудностей, вызванных поисками Чёрного Мотоцикла. А агентству талантов под нажимом порядком раздражённой полиции пришлось отменить свою награду в десять миллионов иен.

То, что ему пришлось изъять все объявления и вместо них поместить публичные извинения, принесло агентству приличные убытки, однако главный менеджер, говоря следующую фразу, был в весьма хорошем расположении духа:

– Это прекрасно… Эй! Кто-нибудь, аплодисменты! Это потрясающе! Я чувствую себя восхитительно! Хлопайте же! Громче! Громче, кому говорю! Я желаю им всего наилучшего! Самого-самого лучшего! Неважно, назовут ли они это скандалом, – я желаю им всего наилучшего!

Спустя несколько дней после этого происшествия…

Посреди конференц-зала стояла пара: суперзвезда с лицом, лишённым эмоций, и знаменитость с меланхолично красивым лицом, а менеджер в это время тянул для них тридцать печенек[34].

Никто из них не знал, что произошло, но Ёдогири – менеджер агентства Хиджирибе Рури – внезапно исчез.

Всё агентство встало на уши, и Хиджирибе Рури стала первой звездой, решившей перейти под крыло другой компании. Это и был “Джек о’Латерн Джапен”.

По этому поводу строилось множество догадок, среди которых была даже такая: Ёдогири удалился в лесную глушь, так как скандал, разразившийся между Хиджирибе Рури и Ханеджимой Юхеем, поверг его в сильнейший шок.

Но репутация Ёдогири была крайне далека от незапятнанной, поэтому общество достаточно быстро смирилось с таким поворотом событий и вскоре уже желало Рури всяческих успехов на новом витке её карьеры.

Оживлённый менеджер Макс продолжал рассыпаться в похвалах самому себе и своему агентству и закончил речь словами: «Давайте оставим молодых наедине!», после чего покинул зал для совещаний вместе с подчинёнными.

Кстати, судя по всему, Канемото – временный менеджер Юхея – слёг на фоне большого стресса, ведь скандал со знаменитостью произошёл как раз в то время, когда он должен был нести за него ответственность. Но это уже другая история.

Парочка осталась наедине в комнате для совещаний.

Они притворялись влюблёнными просто для того, чтобы пережить этот сложный момент, и сейчас сидели друг напротив друга в полной тишине.

На этот раз первой, кто заговорил, была Рури. Она как-то мягко улыбнулась Юхею, как всегда безэмоциональному, и проговорила:

– Я…кое-что…ещё должна тебе сказать…

– Что же это?

– …“Голливуд”…как я осознала свою силу…как я превратилась в монстра-убийцу…и…что Ёдогири…и его люди мне сделали.

Она улыбалась, но её голос дрожал, вероятно, оттого, что ей пришлось вновь вспомнить о том, как её сущность сделала переход от обычного человека, правда, со скрытой необычной ‘родословной’, к монстру-убийце.

Юхей пристально смотрел на неё всё с тем же выражением лица.

– Если ты не хочешь говорить об этом, не заставляй себя.

– Но я…хочу рассказать тебе.

– Я отказываюсь слушать.

Юхей говорил это с совершенно не свойственной ему суровостью. Монстр-убийца затрепетал.

Заметив смятение на лице Рури, Юхей заговорил в своей обычной ровной манере:

– Ты же планировала покончить с собой, после того как рассказала бы мне всё это, так, Рури-сан?

– …

Это её молчание было знаком согласия.

– Рури-сан, я не тот человек, которому даже король может поведать все свои секреты.

По тону голоса Юхея было невозможно понять, злится ли он.

– Я просто такой, какой есть… если я осознаю, что чувства других людей мне непонятны, я, по крайней мере, начинаю стараться сильнее… поэтому я и продолжаю наблюдать за ними.

– …

– Поэтому я более-менее представляю себе ход твоих мыслей. Но это вовсе не означает, что я понимаю твои чувства, но мне кажется, что я начинаю понимать твои мысли. Я не хочу, чтобы Рури-сан умерла. И поэтому не хочу, чтобы ты что-либо мне рассказывала.

– …Я была права…из нас двоих настоящий монстр – ты.

Это не должно было прозвучать как оскорбление; Рури произнесла слово ‘монстр’ с глубоким уважением.

– Я…хотела разрушить всё вокруг ещё с тех пор, как была маленькой…но…я так боялась потерять всё, что меня окружало…что так и не смогла стать монстром, который при желании мог уничтожить и самого себя…думаю…возможно, больше всего на свете я боялась потерять…себя.

– Боязнь потерять – это тоже проявление любви.

Скажи он это весело, можно было бы решить, что он пытается быть крутым или забавным. Но он сказал это со своим привычным, ничего не выражающим лицом, и его слова прозвучали устрашающе.

Краткий миг тишины – и настал черёд Юхея нарушить молчание.

– …Я кое-что не рассказал тебе.

– О чём ты?

– Когда в моей комнате ты прижала меня к кровати, сев сверху, я был страшно взволнован.

– …Что?

Если бы она сейчас нанесла удар по его горлу, он бы умер, не успев произнести ни звука – в этом Рури была уверена. Девушка внимательнее посмотрела на Юхея, с любопытством ожидая, что же он скажет дальше…

Она поняла, что Юхей смотрит прямо ей в глаза. Его голос, в котором прослеживались нотки смущения, подвёл его:

– Моё сердце забилось быстрее, а в груди потеплело.

– …

– …

– Ты со мной заигрываешь?

– Нет, я говорю правду.

“Человек-совершенство” удивлённо посмотрел на неё и наклонил голову. Рури не сдержалась и издала слабый смешок.

– Юхей-сан, ты прямо как ребёнок.

Это была не её обычная мрачная меланхоличная улыбка. Эта девушка, монстр-убийца с невинной детской улыбкой на лице говорила:

– Но… не могу сказать, что это мне в тебе не нравится.


ЧАТ

Орихара Изая: Тогда что случилось с “Машиной Убийств”? Почему он внезапно появился, чтобы помочь Селти?

Тсукумоя Шиничи: …Пресвятой Моисей! Да ты и вправду оказался информационно неполноценным в этот раз. Что, Икебукуро угробил тебя окончательно?

Орихара Изая: Что, чёрт возьми, стряслось?

Тсукумоя Шиничи: Что стряслось…? Причиной этому были твои сёстры, а ты даже догадаться не мог?

Орихара Изая: Что?


♂♀


Улица Саншайн 60, Икебукуро

Через несколько дней после происшествия –

Курури и Маиру устроили вечерний поход по магазинам, а Игорь ходил за ними следом и носил сумки с покупками.

Лицо мужчины было сплошь покрыто бинтами, а в руках он держал кипу пакетов из Barco. Он с удивлением спросил близнецов:

– Вы собираетесь купить ещё одежды? Вы ведь уже и так много купили.

– Начали (Это только начало).

– Не жалуйтесь, Игорь-сан! Мы оплатили все расходы на ваше лечение, а вы позволили, Селти-сан сбежать!

Эти девочки не только самым наглым образом тратили деньги, которые кто-то потерял. Они ещё требовали от других благодарности за это. Хотя с юридической точки зрения было сомнительно, что потерянные Селти деньги могли вернуться к ней законным путём, она всё же не была человеком. Но бесспорным оставался тот факт, что близнецы растрачивали чужие деньги как свои собственные.

– Прошу прощения за это, юные леди.

Убийца опустил голову, как бы саркастично извиняясь. Маиру, казалось, не заметила этого. Она, смеясь, сказала:

– Да~ но всё-таки! Не думаю, что я злюсь на вас за это. Босозоку преследовали и нас тоже! Поэтому я просто притворюсь, что вы спасли нас от них. Спасибо мне! Поблагодарите меня как-нибудь по-особенному! Поблагодарите меня по-канадски!

Выпятив грудь, Маиру продолжала нести околесицу. Курури вздохнула и изо всей силы ударила её по голове кулаком.

– Это было больно!

– Скромнее (Не будь так зациклена на себе).

Убийца выпрямился и проследовал за близнецами.

Действиям Курури и Маиру можно было найти единственное объяснение – они хотели увидеть  Чёрного Мотоциклиста и выяснить, кто он.

Они выяснили, что Чёрный Мотоциклист залёг на дно.

Кто-то сказал им, что имя “Селти Стурлусон”, написанное на конверте, принадлежало одному курьеру на чёрном мотоцикле. Тогда они придумали план.

Они оплатят все издержки по лечению Игоря, а люди из “Русских Суши” за это устроят для них представление.

Владелец ресторана связался с Селти и встретился с ней в парке, при этом скрывая своё лицо. Игорь спрятался в сумку и пообещал позвонить Курури и Маиру, как только окажется у Селти дома или в другом месте, куда она привезёт его. По крайней мере, это был их план…

Они сомневались, стоит ли Игорю, который ещё совсем не оправился от ран, принимать участие в осуществлении задуманного. Однако Игорь сам заверил их, что он “чертовски хорош в этом” и полностью одобрил этот замысел. И тогда представление началось.

На самом деле, если они хотели повстречать Селти, они могли просто попросить Саймона, чтобы он представил их ей. Но тот был абсолютно уверен, что они разрабатывают грандиозный Первоапрельский проект и позволил им делать всё, что душе угодно. Поэтому близнецы для поимки Селти избрали куда более извилистый путь.

К тому же, вышло так, что они полностью истратили остатки найденного ими миллиона на этот опрометчивый и бессмысленный план.

Все эти деньги в итоге оказались в руках Селти и Шинры.

– Кстати говоря, это ведь Игорь-сан поймал всех босозоку под тем мостом, верно? Это так круто! Я знала, что вы особенный! Вы и в правду очень сильный парень из русской армии? Эй, как насчёт того, чтобы в следующий раз пойти со мной в додзё?

– Круто (Вы такой сильный).

– Нет…это потому что тогда я был не один.

Люди, доставлявшие Икебукуро больше всего проблем, теперь имели в своём распоряжении самого жестокого человека, но это, казалось, совсем не беспокоило их. Сейчас их глаза видели только друг друга.

Они хотели стать единым целым, поэтому продолжали жить как два совершенно разных человека и любить друг друга.

– Итак! Мы купили всё необходимое для сегодняшнего рагу, время возвращаться домой! Игорь-сан, почему бы вам не пойти и не поужинать вместе с нами?

– …Ну, сейчас я ничем не занят, поэтому, если вы приглашаете, я с удовольствием присоединюсь.

– Рагу (Тушёное мясо с овощами)…

Город охватывал их тишиной, несмотря на все их врождённые противоречивые черты.

Как если бы он тоже жаждал чего-то свежего, нового.


♂♀

Орихара Изая: Итак…. “Машина убийств” и “Монстр-убийца” в итоге оба пришли на помощь Селти, несмотря на то, что их проблемы были совершенно не связаны с её.

Тсукумоя Шиничи: В этом есть ирония, да? Более того, тем, кто изначально привел их в такое состояние, оказался человек, которого ты ненавидишь всей душой – Шизуо.

Орихара Изая: …

Тсукумоя Шиничи: Прекращай дуться.  Икебукуро тоже нужен выходной. Ведь хорошо, что всё обошлось без твоей поддержки из Синдзюку.

Орихара Изая: Вот опять ты чушь мелешь.

Тсукумоя Шиничи: Выходит, ты по-прежнему отказываешься признавать, что у городов тоже есть индивидуальность? И это говорит тот, кто заявляет о своей любви ко всем людям?

Орихара Изая: Я не сторонник оккультизма и тому подобного.

Тсукумоя Шиничи: Это не имеет никакого отношения к оккультизму. Города формируются благодаря тому, что в них собирается бесконечное  множество частиц…или клеток мозга под названием люди. Взаимодействие этих единиц наделяет городу душой. Эти клетки безжизненны, пока разбросаны и разделены. И только когда они взаимодействуют друг с другом, город начинает обретать индивидуальность – наслаждаться выходным.

Орихара Изая: Я могу проследить ход твоей мысли, но мне, правда, не интересно. Думаю, на сегодня с меня хватит.

Тсукумоя Шиничи: Конечно. Береги себя и постарайся не поспасть под горячую руку Шизуо. Или Саймону.

Орихара Изая: А я тебе советую поостеречься, когда я наконец узнаю твой адрес в реальной жизни.

Орихара Изая объявлен погибшим!

Тсукумоя Шиничи: Думаю, ты уже понял, что я в этом чате 24 часа в сутки и 7 дней в неделю?

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

Тсукумоя Шиничи свободен для беседы!

……………………………

Эпилог II. Беседы в группеПравить

Шоссе Кавагое, Икебукуро

– Внимание всем! Ключом к правильному приготовлению маринада “три-пять-восемь” являются качественные дрожжи и точное соотношение ингредиентов! Как следует из названия, этот маринад готовится из соли, дрожжей и риса в пропорции 3:5:8! Очень просто, но как по волшебству подходит к большинству японских блюд!

Харима Мика, девочка-сталкер с длинным шрамом во всю шею, стояла в розовом фартуке с надписью “Люблю Сейджи” и весело раздавала остальным указания по приготовлению пищи.

Селти испытывала смешанные чувства, глядя как Мика, чье лицо было точной копией её собственного, готовит, словно настоящий повар.

Селти решила не упускать возможность научиться готовить, когда награда в десять миллионов иен за её голову была снята.

Сначала она обратилась за помощью к Анри, но выяснилось, что та тоже не умеет готовить.

Потом она спросила Карисаву, но та совершенно не разбиралась в японской кухне.

Селти искала человека, знающего толк именно в японской кухне, так как хотела научиться правильно готовить своё коронное блюдо – маринованную соусом “три-пять-восемь” рыбу. Но женщина никак не ожидала, что Анри приведёт Мику в её дом.

Естественно, с ней пришел Ягири Сейджи; при встрече с Селти, он бесцеремонно спросил: «Ты оставила поиски своей головы?»  В ответ на положительный кивок со стороны Селти он сказал: «Что ж, тогда мне самому надо заняться ее поисками…» и как-то странно, с вызовом, взглянул на дюллахан.

Селти напряглась, заметив, как Мика подслушивает их, из-за книжных полок, однако кулинарные способности девушки были неоспоримы.

Она мастерски управлялась с ножом и могла сделать кучу гарниров в одно мгновение. Маринад “три-пять-восемь”, который Селти ждала с особым нетерпением, так же был приготовлен за считанные минуты.

Желая воспользоваться таким редким случаем, Селти запаслась рыбой, чтобы предложить всем остаться на ужин…

– Отлично. Теперь все что нужно – это замариновать рыбу на всю ночь!

«На всю ночь…?»

Дюллахан уже испугалась, что сегодня вечером им всем придется голодать, когда Шинра хлопнул в ладоши и сказал:

– Сделаем жаркое.

– Нам выпал такой редкий шанс, так почему бы не устроить вечер жаркого и пригласить как можно больше наших знакомых?


♂♀

Мясо Мясо Овощи Мясо Овощи

Мясо Мясо Овощи Мясо Овощи

Тофу с кунжутом, зелень с соусом понзу

А с чем будет мясо – зависит от его жирнсти.

Этими четырьмя строчками можно было описать происходящий в комнате беспорядок.

Собравшиеся здесь отдавали практически все свои силы на приготовление жаркого.

На верхнем этаже элитного жилого дома, на Шоссе Кавагое -

Просторная столовая уже казалась крошечной от шума и дыма, наполнявших её вместе с прибывающими гостями.

За большим столом сидело примерно десять человек. Две газовые плиты, припасённые как раз для такого случая, уже стояли на этом столе, и на их огне уже грелись две одинакового размера глиняные кастрюльки.

У собравшихся за столом людей, казалось, не было ничего общего: здесь были и школьники в форме своих учебных заведений, и человек в одежде бармена, и даже европейка.

– Вот, вот, мясо уже готово!

Молодая женщина с огромной тарелкой в руках подошла к остальным, улыбаясь. Её фартук, по-видимому, был сшит из дакимакуры[35] с каким-то персонажем из манги.

За столом началась бессмысленная битва за еду; только тянущиеся к тарелке палочки и было видно.

А в соседней комнате кое-кто сидел на диване и наблюдал за происходящим в столовой.

И хотя ничто в образе этой женщины не причиняло ей самой никаких неудобств, в ней было нечто необычное.

У сидящей на диване нога на ногу женщины на шее не было ничего.

Рядом с ней сел молодой мужчина в белом халате.

У фигуры в чёрном не было головы, но это не помешало ей напечатать несколько слов на КПК, который она достала из нагрудного кармана.

 [Ты не пошёл есть с остальными?]

– Я сыт, пока могу видеть твою улыбку.

Этот молодой человек говорил своей безголовой собеседнице весьма странные вещи. Та лишь пожала плечами и продолжила печатать.

[Тебе не обязательно сидеть со мной. Но спасибо.]

Прочтя это, молодой человек засмущался. Он уже открыл рот, чтобы выразить всю ту бурю чувств, бушевавшую в его сердце, вместе с тем слушая шум, исходивший от поедающих сябу-сябу людей за столом:

- Точно, за эти несколько дней мы  через многое прошли.

[В самом деле.]

– Если говорить о недавних событиях… Мне начать рассказ с той пренебрежительной игры, через которую мне пришлось пройти?

[Не называй это пренебрежительной игрой!]

Селти схватила Шинру за шею, будто собираясь его придушить, и атмосфера в комнате снова стала напоминать привычную.

Дюллахан вдруг приняла серьёзный вид и напечатала на своём КПК вопрос:

[Так что же мне теперь делать?]

– О чём ты?

[Я все еще понятия не имею, что же тогда произошло. А стоит ли мне и дальше…продолжать работу курьера…?]

– Почему ты стала сомневаться?

[Если я не могу самостоятельно справиться с сомнительной работой, на которую соглашаюсь, то Шинра может попасть в беду из-за меня.]

Шинра закрыл её КПК до того, как она закончила набирать текст.

– Теперь мы семья. Разве я не говорил тебе? Небольшие сложности не значат ничего… Не говоря уже и о том, что пока мы с тобой занимаемся одним делом, я ни за что не назову его ‘неприятностью’.

DRRR v04 18

[…]

– Да и, в конце концов, самую большую проблему в своей жизни я уже решил – моя любовь больше не безответна.

В глубине сердца Селти улыбнулась, слушая, как подпольный врач без смущения говорил, как он сам считал, замечательные вещи. Она взяла шлем и дотронулась лобовым стеклом до лба Шинры.

Они были влюблены и счастливы. И люди за обеденным столом тоже наслаждались маленькими радостями жизни.

Все они были членами одной большой семьи под названием город -

И в повседневной суматохе каждый постепенно обретал место, которое он или она мог назвать домом.

Как будто город, наслаждаясь своим выходным, вспомнил, что он должен давать своим людям что-то в ответ.


♂♀

[И все же, я сегодня сорвала банк. То многое, что произошло, недоступно моему пониманию, но я сегодня получила аванс в 800 тысяч иен. И это притом, что порученный мне багаж в итоге позаботился о себе сам. Это считается за выполненную работу, или как?]

– Ну, я бы на твоем месте не жаловался. У меня была сумасшедшая ночка, но я заработал 200 тысяч!

[Эх! Как раз получается миллион… Как раз, та сумма, которую я потеряла!]

– Чудесно, Селти! Это всё сила нашей любви!

На самом деле, им достались те же самые купюры, что дюллахан и выронила. Так что фактически Шинра и Селти весь день трудились бесплатно.

Но поняли они это или нет – уже совсем другая история.


♂♀


ЧАТ

Танака Таро: Кстати, я сегодня ел с друзьями жаркое.

Сеттон: И я! Какое совпадение.

Канра: Как? Жаркое? В это время года?

Кио: В самом деле, совпадение! Мы тоже сегодня с наслаждением ели горячее вкусное жаркое!

Маи: Было так вкусно.

[Приват] Канра: Опять вы двое здесь.

[Приват] Канра: Где это вы ели жаркое? Уже успели завести друзей для совместных ужинов?

[Приват] Кио: Увы, увы.

[Приват] Кио: Не думай, старший братик, что можешь вмешиваться в светлую дружбу, в которой мы, девочки, купаемся.

Маи: Это секрет.

Танака Таро: ?

[Приват] Канра: Вот поэтому я и говорил, что Маиру тоже не должна забывать о существовании лички…!

Бакюра: А мы с моей девушкой сегодня ели сукияки. Вы же знаете этот ресторанчик сукияки? Платишь 1500 иен и ешь, сколько влезет.

Танака Таро: А, ты имеешь в виду ту ресторанную сеть!

Сайка: Я ела жаркое с Сеттон-сан. Было здорово

Канра: Народ, серьезно, вам всем нужно привить чувство сезона!

Канра: Жаркое вообще-то едят зимой!


Синдзюку, квартира Изаи

– Эй, Намие.

– Что тебе нужно?

Намие слушала мелкие поручения Изаи, не отрывая глаз от экрана ноутбука. Орихара, так же уставившись в монитор, расплылся в улыбке и сказал:

– Хочешь, я угощу тебя жарким? Тем самым, рагу сябу-сябу, выбирай для него ингредиенты, какие захочешь.

– А не мог бы ты воздержаться и не использовать меня в качестве лекарства для уязвлённого самолюбия просто потому, что у всех ребят из чата есть друзья, с которыми они могут поесть жаркого?

Изая покосился на женщину и покачал головой в ответ на слова Намие.

– …Так ты всё видела.

– Я какое-то время следила за всем этим.

– И это значит, что…это ты рассказала моим сёстрам о Селти?

– Вполне возможно…кстати, твоя смена пола онлайн в последнее время стала ещё более отвратительной, правда.

Намие, продолжая заниматься своими делами и одновременно наблюдая за чатом, взглянула на Изаю, изобразила на своём лице подобие улыбки и проговорила в саркастичном тоне:

– Ну, если не обращать на это внимание… Я удивлена, что у тебя есть и другая сторона, похожая на человеческую. Полагаю, что у тебя, в конце концов, есть причина всегда оставаться в возрасте двадцати одного года?

– Понимаю…похоже на то, что мне теперь придётся предельно серьёзно тебя воспринимать. Чёрт, надо было открыть доступ только приглашённым пользователям, как это сделал в своём чате Тсукумоя.

Тёмный выдающийся ум, до самого конца оставленный за пределами недавно происходивших событий, посмотрел в окно, бурча себе эти слова под нос.

Перед взором Изаи открылся Синдзюку, и мысли одна за другой стали посещать его голову.

«Я уже давно решил, что могу обойтись без спокойной повседневной жизни».

«Но, хотя самому мне она не нужна, я могу понять желание многих людей жить именно так».

Изая завидовал собеседникам из чата, видимо, наслаждавшимся спокойным течением своих жизней.

И почувствовал, что завидует самому городу, Икебукуро, в то время как его взгляд сквозь стекло устремился на небо.

Поглощая зависть подобных людей…

Город по-прежнему наслаждался своим выходным.

Следующий прологПравить

Когда Изая перестал завидовать городу, получающему удовольствие от выходного…

Он медленно закрыл глаза и ухмыльнулся:

– Да…похоже, сейчас то самое время, когда я тоже начал наслаждаться своим выходным.

Мужчина, не принимавший никакого участия в недавних происшествиях, засмеялся так, словно бездействие было его собственным способом возмездия.

– В конце концов, разжечь костёр можно столькими способами, сколькими захочет сам человек.


♂♀


Вечер того дня, когда произошла неразбериха

Анри, лёжа под одеялом, дала свободу своим мыслям.

Она думала о том перебинтованном человеке, который сегодня помог Селти скрыться.

«Всё его лицо было перебинтовано…но я не сомневаюсь, что…это был он».

Это был тот самый европеец, с которым разговаривал человек в респираторе. Их она видела по дороге из караоке.

Когда на Анри нахлынули воспоминания того вечера, девушка накрыла голову одеялом и попыталась подавить голос, без остановки шептавший внутри неё проклятия.

Когда она говорила с тем мужчиной в респираторе…

Европеец положил ей руку на плечо, и тогда по телу волной прокатилось отвратительное ощущение давления и напряжения. Ей показалось, словно сквозь её плечо прошло что-то холодное и острое, и сердце девушки на секунду замедлилось.

Её тело словно почувствовало, что попало в ловушку, и она не могла пошевелиться.

Вжжж вжжж вжжж вжжж вжжж…

Каждая клеточка её тела кричала в унисон с остальными, пока эти извращённые звуки не стали одним целым и не достигли своего пика.

Они кричали ей о том, как опасен был человек за спиной.

Они кричали, что он намного опаснее, чем Анри может себе представить.

Но именно поэтому ей просто необходимо было срочно полюбить.

В то мгновение.

Тем, что сковало её движения, вовсе не была аура, исходящая от того человека.

“Сайка” разъедала её изнутри и непрерывно жужжала.

Только Анри заметила это.

Когда он положил руку девушке на плечо, каждая клетка её тела кричала, а “Сайка” превратилась в меч и вышла наружу, глубоко вонзаясь в ладонь этого мужчины.

В результате европеец, вопреки желанию Анри, превратился в одного из ‘детей’ Сайки.

И хотя этот человек, очевидно, зарабатывал на жизнь незаконным путём, хотя девушка знала, что Сайка не будет вмешиваться в его жизнь более, чем требуется, Анри по-прежнему была потрясена тем, что кого-то порезала.

«Если…»

«Если Сайка когда-нибудь снова начнёт действовать самостоятельно и нацелится уже на Рюгамине-куна или Киду-куна…»

Страх волной расплывался по телу Анри, когда она, наконец, осознала всю опасность сидящего в ней ‘проклятия’.

Она не боялась того, что её саму могут поглотить, что ей могут управлять.

Вместо этого Сонохара Анри, слушая проклятия Сайки, боялась, что и дальше будет использовать Сайку для контроля тех, кого она любит.

Это странное “Люблю” в её голове, было похоже на то, не прекратится никогда.


♂♀

Внутри Русских Суши, беседа трёх русских на родном языке

– Так вот, Игорь, что-то случилось? Ты же Карманный Нож полковника Лингерина. Он, разумеется, прислал тебя сюда не просто так…?

– Да, два члена нашей организации предали нас.

– Ха-ха! Ты нас имеешь в виду? Ты всё-таки собираешься прикончить нас спустя столько лет?

– Нет…слишком много воды утекло. Полковник Лингерин уже не имеет ничего против вас двоих. Скорее всего, вы не слышали о той сбежавшей парочке…

– Но, похоже на то, что они сейчас скрываются где-то в Токио. Я подумал, будет лучше вам об этом узнать. Уж не думал, что мне придётся перенести пластическую операцию из-за мелкой работы, которую я так и не выполнил.


♂♀


Авакусу-кай, разговор между исполнительными директорами

– Так мы…всё ещё не нашли Ёдогири?

– …Другие команды, похоже, думают, что мы его уже прикончили.

– Этот старый лис…он подлизывался ко всем крупным группировкам, кроме нашей…его неуважение к нам стало ещё сильнее.

– Не недооценивайте его. Хотя сложно принять тот факт, что нас обвёл вокруг пальца управляющий агентства талантов…в нём есть что-то такое, чего мы понять не можем.

– …Он отправил нас сражаться с “Голливудом”, потому что мы больше не представляли для него интереса?

– Этот ублюдок думает, что мы не заставим его заплатить по счетам.

– Не жалейте денег, если речь идёт о получении информации. Мне сделаем всё, что в наших силах, чтобы заставить этого обманщика исчезнуть из нашего мира.


♂♀


Где-то в Икебукуро, разговор нескольких парней

– Рюгамине-семпай такой интересный. Да, правда, очень интересный. Может быть, с ним будет дружить даже интереснее, чем с Кидой-семпаем.

– Где доказательства? – Ты снова становишься невменяемым. – Хехе.

– Я же говорил вам, что тогда, в фургоне, на нас напали босозоку, или нет?

– О, кстати говоря, а не ты ли пригласил сюда эти банды гонщиков, а, Изуми?

– Не произноси мою старую фамилию. Это напоминает мне лицо моего брата.

– Наверное, было сложно иметь брата с другой фамилией. Но, всё равно, лучше уж иметь разные фамилии с братом, который обучается в исправительной школе, не так ли?

– Мой брат…превратил “Синие Квадраты” в не пойми что, не успел я и глазом моргнуть. Он вообще представлял себе, как сложно собрать банду? Я знал, что он бесполезен, но чтобы настолько…

– А что насчёт Рюгамине-семпая? Похоже на то, что он куда полезнее. Расскажи.

– …А, прошу прощения…так вот, ситуация казалась безвыходной. Я бы даже не удивился, если бы он заплакал…но Рюгамине-семпай…улыбался, как будто ему всё это нравилось.

– Что, правда? Он мазохист, что ли? – Хехе.

– Он, правда, очень интересный семпай. Он, должно быть, очень сильно любит.

– Любит что?

– Он куда больше любит всё ненормальное, похожее на то, что в манге, чем мы…даже, если оно несёт в себе опасность. Такой он человек. Вот по какой причине…Рюгамине-семпай основал “Доллары”.

– Я не понимаю. – Что значит это ‘ненормальное’? – Иди, учись в начальной школе по новой.

– Я тебя сейчас толкну! – Хехе.

– Только не надо драться…так вот, “Жёлтые Платки” затеяли с хорошую забаву с “Долларами”, но всё закончилось слишком быстро – они даже не особо много-то и дрались. Это было так скучно, да?

– Так ты хочешь разжечь новый костёр, Аоба?

– Да, но…есть люди, которые попытаются украсть разожжённый мной огонь, используя его в своих целях. Первый из тех, с которыми нам предстоит столкнуться, – эта гиена…Орихара Изая.

– Мы должны победить его, чего бы это нам ни стоило?

– Так точно. Но скажу сразу – не трогайте его сестёр. Они мне, вроде как, нравятся. Уяснили? Я рассказывал вам, что они поцеловали меня ни с того ни с чего…

– …Я убью тебя!

– Ай, больно-больно-больно, прекрати, прекрати, придурок! Вот почему ты никогда не будешь иметь успех в компании – ты так быстро выходишь из себя по пустякам…больно-больно-больно-больно! Подожди! Что-то хрустнуло! Что-то хрустнуло внутри меня, я слышу, ай, больно-больно-больно-больно-больно-больно!

– Эй, он умирает, Куронума по-настоящему умирает. – Ну, тогда мы просто убьём его. – Хехе.


♂♀

– Огонь…ты можешь развести его чем угодно, как тебе будет угодно.

Изая, сидящий перед Намие, холодно улыбнулся и говорил эти слова, будто самому себе.

– Всё, что мне нужно сделать – собрать все виды горючего в одном месте и бросить в них спичку.

Информатор с мечтательным выражением лица покачал головой, будто бы он уже видел горящий костёр.

– А потом, я скажу тому, что Тсукумоя называет ‘городом’ –

Он, весело-весело, сказал это, словно говоря с самим собой.

Будто поглощённый самим собой, в опьянении, пропитанном лишь ненавистью, Изая проговорил:

– «Твой выходной окончен, ублюдок» – да, именно так.


♂♀

Даже город захочет ‘передохнуть’.

Я уже говорил об этом раньше.

Так что же случается, когда заканчивается его выходной?

Конечно, город возвращается к своей привычной жизни и больше не может наблюдать за вами.

Поэтому, если вы, например, окажетесь в безвыходной ситуации, находясь в Икебукуро…

Не надейтесь на спасение со стороны города. Идите в полицию.

То есть, город, скорее всего, даже и не заметит вас после возвращения к своей привычной жизни.

Но помните, что вы всё ещё являетесь частью этого города.

А являясь его частью, вы должны выполнять свою работу, и делать это как следует.

Тогда город, рано или поздно, подумает над тем, чтобы взять ещё один выходной.

Надеюсь, мы с вами ещё встретимся.

Надеюсь, ваши выходные благословит сам город…

Отрывок послесловия из “Икебукуро наносит ответный удар, часть вторая. Памятка Путеводитель по Икебукуро”. Автор – Тсукумоя Шиничи. Опубликовано Media Works, Япония.

В роляхПравить

DRRR v04 19

Селти Стурлусон

Кишитани Шинра

Рюгамине Микадо

Сонохара Анри

Куронума Аоба

Орихара Курури

Орихара Маиру

Ханеджима Юхей

Хиджирибе Рури

Орихара Изая

Ягири Намие

Юмасаки Уолкер

Карисава Эрика

Кадота Кёхей

Хейваджима Шизуо

Саймон Брежнев

Кида Масаоми

Харима Мика

Ягири Сейджи

Кишитани Шинген

Эмилия

Шики

Танака Том

Кузухара Кинноске

Тсукумоя Шиничи

КОНЕЦ 4 ТОМА

ПримечанияПравить

  1. Иташа – буквально, “машина боли” (или “смущающая машина”). Этот термин, как правило, используется для машин японских отаку с нарисованными на них персонажами аниме (чаще всего, моэ).
  2. Итамеши – это слово Эрика придумала сама, буквально оно означает “пища боли”.
  3. Сазае-сан – аниме-сериал.
  4. Айзек и Мирия. Смотрите и читайте Baccanо!
  5. Босозоку – японские байкерские банды.
  6. ‘Вот и всё, что можно сказать’ в акитском диалекте.
  7. Ямато Надешико – японская “идеальная женщина”.
  8. Небула
  9. “Попытайся и пойми” – Популярная программа канала NHK, которая учит зрителя смотреть на всё происходящее с научной точки зрения
  10. Дерево Шерман – самое большое дерево земли, которое находится в национальном парке Секвойя в США.
  11. Титановая кала – цветок с самым большим неразделённым соцветием в мире.
  12. Самый большой существующий тарантул.
  13. Японское прощание, которое обычно адресуется воину или мастеру боевых искусств. Изая использует его, предполагая, что Селти, дюллахан, является валькирией, “Богом Войны” в представлении японцев.
  14. Токко-фуку – типичное одеяние членов банды босозоку, обычно это накидки в военном стиле со слоганами на них и на голое тело, оставляющие торс открытым.
  15. Зокуша – мотоциклы банды босозоку.
  16. To Love-Ru.
  17. Рёго Нарита сам боролся с гастритом во время написания этой книги.
  18. Пренебрежительная игра – игра хучи – термин, которым обычно обозначают ситуацию, когда садист оставляет мазохиста связанным и неудовлетворённым во время ‘игр’ на долгий период времени. Также используется (чаще всего, в шутку), чтобы подчеркнуть пренебрежительное отношение другого человека, безо всяких левых мыслей.
  19. Аоба по-японски дословно обозначает ‘зелёный лист’
  20. “Пушки=челюсти” – придуманное Наритой аниме, которое фигурировало в написанном им “первоисточнике” (он, однако, содержал только пролог), написано к 1 апреля 2009.
  21. Моэ – в данном случае, и Юмасаки, и Карисава имеют в виду разные кандзи – “жгучий” и “моэ” (но они оба читаются как “моэ”). “Жгучий” обычно используется для описания персонажей сёнен манги, а “моэ” обычно связано с бисёдзё и, конечно, с панцушотами.
  22. Патинко – японский игровой автомат (денежный игровой автомат с вертикальным пинболом)
  23. Сесша – местоимение первого лица, используемое исключительно самураями в старые времена. Вероятно, Саймон подхватил это слово из популярного сериала, описывающего события той эпохи.
  24. Отсылка к аниме “Некий научный Рейлган”
  25. Офуда – бумажный талисман, появился в синтоистских храмах.
  26. Болезнь Восьмого Класса: фраза, придуманная для описания типичного поведения подростка, вытекающего из убеждения, что он особый, и никто его не понимает.
  27. Энджо-косай – эвфемизм, используемый для обозначения проституции с участием школьниц.
  28. СИВ звучит как “горький” по-японски.
  29. Классический соус для пасты карбонара готовится на свином жире, вытопленном из бекона, с добавлением яиц, сыра, специй. Сливки в рецепт были привнесены американцами.
  30. “Юйгадокусон” – японская/китайская идиома, имеющая значение “только я свят”. Первый раз это было сказано Буддой, когда он родился, и позднее использовалось для описания отношения святее-чем-ты.
  31. Тсучиноко – криптид (так в науке называется легендарное несуществующее животное), похожий на змею.
  32. В ирландской мифологии Коист-Бодхар – Экипаж Смерти, на котором ездит дюллахан. Считается, что услышать её – предвестие скорой кончины
  33. Ямча – персонаж аниме “Драгонболл”, который поначалу выглядел достойным оппонентом, но по ходу развития сюжета стал бесполезен в бою.
  34. “Pull a cracker” – Рождественский обычай в Великобритании и некоторых странах Содружества Наций, когда два человека берут печенье, внутри которого запечатан лист с названием подарка, и тянут каждый на себя. Тот, у кого оказался больший кусок печенья, получает приз. (Подробнее – http://en.wikipedia.org/wiki/Christmas_cracker).
  35. Дакимакура – японская подушка для объятия, (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B0)

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.