ФЭНДОМ


ME 11
SAOME v11 a
Название (яп.) 16・7
Название (англ.) 16.7
Название (рус.) 16.7
Серия Sword Art Online: Material Edition
Номер 11
Тип  ???
Автор Рэки Кавахара
Перевод -
Дата публикации 2 февраля 2014
Источник COMITIA107
Персонажи на обложке Асуна
Выпуски
Ссылки

Вики-статья


Глава 1 Править

Асуна вздохнула, левым ухом прислоняясь к моей груди.

— Этот стук... Ведь это настоящий звук сердца Кирито?

— Эээ...

Немного призадумавшись, я ответил.

— Нет, я думал об этом... Может, оно стучит с той же частотой, что и в реальном теле, но сам по себе звук — это ведь звуковой эффект?..

Асуна приподняла слегка раздосадованное лицо и надула губы.

— Разве это не то же самое, раз частота одна? Если уж об этом заговорил, то голос, который ты слышишь по телефону в реальном мире, не настоящий, а воспроизведённый телефоном?

— Это так...

Я кивнул, и улыбка с лёгкостью вернулась на лицо моей жены, которая обратно положила ухо мне на грудь. Её настроение вернулось в прежнее русло. С закрытыми глазами и мои мысли постепенно тускнели, пока я слушал её нежный шёпот про стук моего сердца.

Теперь, когда я подумал об этом, я ведь никогда не слушал чей-то стук сердца в реальном мире.

Конечно, я слышал его множество раз в виде звуковых эффектов в телесериалах и фильмах, но это вообще возможно, услышать чужой стук сердца без стетоскопа? Можно ли на самом деле услышать стук, если положить ухо на грудь, как прямо сейчас делает Асуна?

И что важнее, что за звук такой — стук сердца? Звук сокращения мышц? Звук открывающихся и закрывающихся клапанов? Звук текущей крови?..

...От размышлений о куче подобных вопросов мне тоже захотелось послушать этот звук — пусть это воссозданный звуковой эффект — и я просунул руки под плечи Асуны.

— Кяяя, что?

Промычав, я поднял стройное тело роскошной, смущающейся мечницы над собой. Простыни соскользнули с тела Асуны, с которого сняли всё снаряжение, и её голой кожи, великолепно сияющей в лунном свете; но чтобы добиться своей изначальной цели, я прижался лицом к коже меж её грудей.

— Неет, стой... ааа...

Я крепко обхватил её дёргающееся тело обеими руками.

— Я ведь просил дать мне послушать твоё сердце, Асуна? Мой черёд!

Или так я сказал...

— Нечего ломиться вперёд, я ещё не наслушалась!

И с такими словами Асуна решительно схватила мою голову двумя руками и провернула её на девяносто градусов вправо до хруста.

День сменился следующим, это было двадцать пятое октября 2024 года, пятнадцать минут после полуночи.

Прошли быстрые семь часов с того момента, как мы с Асуной поженились. Пасмурная ночь спустилась на бревенчатый дом, купленный нами на задворках двадцать второго этажа Айнкрада, и единственными слышимыми звуками были трели насекомых и грустные завывания волков вдалеке (из числа неактивных монстров, «Краповых волков», если быть точным).

Улицы в Алгейде, где я жил не так давно, оставались шумными даже посреди ночи, так что полная тишина вполне выбивала меня из колеи — я учитывал это перед покупкой дома, но, похоже, мои тревоги не оправдались. Наоборот, лёжа на этой кровати, я наполнялся чувством безмятежности, столь редким в этом мире. Хотя это могло быть связано с тем, что кто-то другой желал разделить со мной тепло этого места.

С такими бегающими по моему разуму мыслями я сконцентрировался на правом ухе, что контактировало с холодной, гладкой, голой кожей Асуны, и сквозь неё послышались слабые звуки.

Тук, тук, тук.

Звук был ни тихим, ни громким; ни низким, ни резким.

Наши тела, живущие в Айнкраде, естественно, были аватарами, и тепло, прикосновения, вкус и прочее являлись поддельными ощущениями, созданными Нейроприводом. Однако существовало два ощущения, происходящих от наших настоящих тел, лежащих в госпитале где-то в реальном мире. Наше дыхание и стук сердца.

Как Асуна упомянула ранее, её сердце, что сейчас я слышал, стучало с той же частотой, что и настоящее. Оно немного торопилось... наверно, восемьдесят ударов в минуту.

— ...Ты немного нервничаешь?— мягко спросил я.

И Асуна ответила несколько смущённым голосом, пока моя голова утопала в её грудях:

— К-конечно, как уж тут не нервничать. Это... мой первый раз.

— Эээ?... Первый... но вчера... нет, за день до этого, в твоей комнате в Салесбурге...

Хрусть.

И в этот раз моя шея прокрутилась на сто восемьдесят градусов влево.

— Я-я-я не об этом! Очевидно же, это первый раз, когда я кому-то даю послушать своё сердце!

Пульс Асуны вырос до ста ударов в минуту, когда она закричала чуть ли не фальцетом, и я в панике быстро закивал. Похоже, от таких моих действий у неё задрожали определённые части тела.

— Хяя.

Великая рапиристка застыла, издав странноватый возглас.

Мог ли молодой человек, которому только что стукнуло шестнадцать, оставаться хладнокровным от такой реакции, прижимаясь к девушке со снятым снаряжением?

Естественно, ответ «нет».

Я медленно повернул шею назад на девяносто градусов, потом направил силу в обе руки, что обвивали тело Асуны.

Я больше не слышал звук её сердца, но его стук определённо передавался через прикосновение. Прикоснувшись губами к коже прямо над сердцем, я нежно провёл по ней языком.

— Ахх... нет, стой, хватит, я сказала...

Асуна мягко пихнула меня, но я ясно слышал её заявление «можешь делать, что хочешь» несколько часов назад.

Так что я продолжил делать, что хочу.

Глава 2 Править

Когда я жил в снятой комнате, или точнее, в ночлежке в Алгейде, я каким-то образом умудрялся каждый день просыпаться с будильником, настраиваемым в окне настройки времени.

Не то чтобы я был тяжёл на подъём — я едва успевал к утреннему школьному звонку в восемь пятнадцать, ещё до SAO – но прежде чем я понял это, вернулся к своему ночному стилю жизни, попав сюда. Причина, само собой, лежала в моей упорной работе по повышению уровня посреди ночи, когда места для охоты не заняты.

Последние месяцы мой ежедневный график был именно таким.

Сперва я просыпаюсь в десять утра. Утро я провожу, ухаживая за экипировкой, восполняя расходные материалы и собирая информацию, затем ем простой завтрак и наконец отправляюсь в поле.

Главным полем боя является передний край нынешнего этажа. Я исследую некартографированные зоны и собираю информацию, если башню с лабиринтом ещё не достигли, уделяя время на составление карты. Вряд ли можно жаловаться, ведь это приносит свои плоды. С сильных врагов падает хороший лут, но в этих неизведанных местах я всё равно должен ставить безопасность в приоритет.

Я так продолжаю до шести вечера или около того, после чего возвращаюсь в главный город на нынешнем этаже. Я топал пешком — разумеется, не используя для этих обыденных путешествий дорогостоящие кристаллы телепортации — и при этом размышлял, чем бы себя побаловать в лучшее время дня, во время ужина; сбросить усталость было одно удовольствие.

После одинокого, но дорогого сердцу ужина в черте города я тут же направляюсь на постоялый двор на ночлег. Будь это реальный мир, я бы напрямую перегонял свои AGI в VIT (хотя VIT в SAO не существовало), но к счастью, даже круглосуточное пожирание картошки-фри в этом мире никак не сказывалось на аватаре игрока... наверно.

Пробуждаясь после полуторачасового сна, я начинаю свою ночную жизнь, когда становлюсь «серьёзным». Бывают времена, когда я возвращаюсь в лабиринт, если прохождение игры замедляется, но, в общем, я сражаюсь, чтобы стать сильнее. Я выполняю квесты, если таковые взял, а в противном случае фармлю в одном месте. На лёгкую прогулку рассчитывать не приходится, я охочусь с десяти вечера прямо до четырёх утра, истребляя в тренировочных зонах врагов, что «достаточно сильные, но не такие, как на переднем крае», потому там относительно опасно, и в итоге чуть ли не валюсь с ног.

Используя последние крохи концентрации, что остались у меня в закромах, я возвращаюсь в главный город и направляюсь в Алгейд, в этот раз через врата-телепорт. Добравшись до своей ночлежки, я закрываю шторами окна, через которые льются ободряющие рассветные лучи, и дрыхну как бревно с пяти до десяти утра.

Если собрать это воедино, каждый день окажется разделён на шесть с половиной часов сна, двенадцать часов тренировок и продвижения вперёд и пять часов ходьбы, еды и отдыха.

В существующих ММО, в какие я играл в реальном мире, точно водились упорные люди, способные уверенно играть по двенадцать часов в день. Я тоже стремился к чрезмерному повышению уровней, как только оказался в ловушке этой смертельной игры, или как только была уничтожена первая гильдия, к которой я присоединился.

Но я прочувствовал это, уйдя в битву. Если я продолжил бы тренировки, что уже изрешетили мой разум, в том же духе, я в итоге вытянул бы пикового туза.

Но кого волнует — или так я думал, особенно когда перебили мою гильдию. Но были и те, кто протянул мне руки и заговорил со мной, несмотря на моё скверное состояние. Это благодаря им я вновь начал сражаться во имя жизни и отыскал для себя тот ритм, что мне подходил... и...

Я проснулся от электронного шума будильника, что практически колол мой мозг — нет, звучало так, словно что-то неспешно кипело.

Я глянул сонными глазами в окно отображения времени в нижнем правом углу. Цифровые знаки указывали на 8:12, ещё где-то два часа до звона будильника. Я натянул одеяло себе на голову, зовя в гости песочного человечка[1], и в следующий миг мои ноздри наводнил некий восхитительный запах.

Аромат, богатый и насыщенный сладостью; это запах...

— Суп-пюре!

Я вскочил с криком, и, не рассчитав импульс, свалился с кровати. Из гостиной-столовой, виднеющейся сквозь дверной проём, на меня кто-то посмотрел: разумеется, это была Асуна-сан, «Вспышка», нет, «Молодая жена».

— ...Доброе утро, Кирито-кун. Какое необычное утреннее приветствие.

С ногами, оставшимися на кровати, и спиной на полу я выдал приветствие, более подходящее для моего второго семейного утра.

— Д-доброе утро, Асуна. Этто, мне снился сон... обо всех супах-пюре, которые я мог выпить и...

Замешательство Асуны усилилось, когда она заговорила.

— Это не сон. Хотя ингредиентов не хватает.

— ...Что ты сказала?

Я пробурчал, задёргав носом, и действительно, ароматный запах никуда не исчез. Другими словами, это бульканье, нарушившее мой сон, было ничем иным, как кипящим на плите котелком?

Несмотря на то, что времени было меньше на час пятнадцать минут, чем обычно — хотя я отлично спал последние два дня — я чувствовал себя полностью проснувшимся. Задействовав на полную свои AGI, я вскочил на ноги обратным сальто и рванул в столовую.

Присмотревшись воочию, я увидел чёрный котёл с поднимающимся над ним паром на древесной печи в углу комнаты. А в дополнение на обеденном столе, за которым Асуна читала газету, уже стояли салат с зеленью и круглый хлеб.

Отложив газету и поднявшись на ноги, Асуна, с надетым передником, наконец улыбнулась и сказала:

— Давай поедим после того, как умоешься. Я сейчас поджарю яйца. Как их будешь?

Если честно, в этом мире мне ещё не приходилось одновременно умываться и выбирать, как поджарить яйца, но, решив, что лишними размышлениями только изумлю свою молодую жену, я, немного подумав, ответил:

— О-обжаренные наполовину с обеих сторон.

— Ладно. Значит, перевёрнутая глазунья.

...Этот термин удивил меня новизной, но если его применила шеф-повар Асуна, то никаких проблем, наверно, нет.

— Л-ладно тогда.

Я кивнул и помчался в ванную, совмещённую с туалетом.

Я учитывал три пункта, когда разыскивал новое жильё:

1. место должно быть малопосещаемым игроками.

2. малое число точек респавна активных монстров поблизости.

3. большая ванна.

Этот бревенчатый дом отличался плотным расположением комнат: одна гостиная-столовая, одна кухня, одна спальня; но несмотря на это ванная комната была относительно большой, с двухметровой деревянной ванной. Плата за газ и воду, наверно, оказалась бы драконовской в реальном мире, но в опасном и удобном VR-мире свежая горячая вода всегда бежала из глиняной трубы, установленной на стене, наполняя ванну.

Вряд ли я был помешан на ваннах, но даже мне захотелось вместо умывания окунуть туда голову, увидев большие волны пара, поднимающиеся из-за умывальника. Но если я это сейчас устрою, недожаренная глазунья станет пережаренной, так что я отказался от идеи принять утренную ванну и дёрнул серебряный вентиль.

Нюанс с этой ванной заключался в том, что горячая вода поступала сюда без ограничений, но в умывальнике вода была настолько холодной, что можно было заледенеть. «Ухии!», закричал я, смывая с лица последние остатки сонливости, после чего метнулся обратно в столовую.

— Холоднохолоднохолодно...

И я зачитал загадочное заклинание, согревая лицо и руки у печи, после чего вздохнул с облегчением, когда виртуальный холод спал.

Асуна, стоящая на кухне и глядящая на меня, повернулась ко мне в той же привычной изумлённой манере.

— Лучше всего себя чувствуешь, когда умоешься холодной водой, правда?

— Это... это так, но там практически ледяная вода, так что...

— Ты мужчина, терпи!

И Асуна выдала строчку, какую использовала бы какая-нибудь старшая сестра, прежде чем пожать плечами.

— ...Ну, а я в ванну.

— Чё... э-это нечестно! Ты хотя бы могла разбудить меня и...

— ...Разбудить тебя и... что?

В правой руке Асуна держала кулинарную лопатку, поблёскивающую на свету, и девушка ослепительно улыбнулась.

— Ах, н-нет, ничего... в любом случае, эй, не пережарь яйцо.

— Ещё есть три секунды. ...Так. И. Что?

Если подумать, я не мог ни блокировать, ни уклониться от этой атаки Асуны, что она впервые запустила в меня, со словами «Дай. Мне. Половину!», когда мы ошивались возле лавки Эгиля. Но я не мог всё время спокойно терпеть такую атаку, являясь «Чёрным мечником». Лишь недавно я заметил, что даже Асуна, всё время кажущаяся собранной, тоже на удивление слаба перед лобовыми атаками.

Я прочистил горло и натянул улыбку с таким самообладанием, на какое был способен, с толикой строгости...

— ...Ты могла бы разбудить меня, и мы приняли бы её вместе.

Я сдвинул правую ногу прочь, мало-помалу готовясь удрать в тот миг, когда лопатку охватит световой эффект «Прямого выпада» (хотя я не знал, могла ли она его активировать), и спустя короткое время лицо Асуны от щёк до лба залилось ярко-красным, а откуда-то от корней волос повалил пар. Это не было аналогией; это действительно произошло.

Ух ты, так тут есть такой смайлик.

Я сдержал своё удивление, чтобы оно не проявилось на лице, и Асуна в спешке повернулась обратно к печи, уставившись на жареные яйца в сковороде с лопаткой в руке. Потом она мягко заговорила.

— Н-ну... если настаиваешь... на этом...

Зырь, зырь, зырь.

— ...Но мы просто заберёмся туда вместе, ладно? ...Я могу потереть тебе спину, но...

Зырь, зырь, зырь.

— ...Этто, я не собираюсь делать ничего извращённого, ладно? В смысле, ещё утро... и надо добыть продукты на обед... стой, ах, кяяя!..

С таким криком её левая рука метнулась и дёрнула сковороду с такой мощью, что та потеряла чёткие контуры.

Жареное яйцо, что уже явно перевалило за состояние полуготовности (скорее уже пережарилось), подлетело в воздух и закрутилось возле потолка, отправляясь обратно на сковороду. Всё ещё держа её, Асуна вновь повернулась ко мне.

— Блин! Это всё потому, что ты сказал что-то странное, вот оно и зажарилось, Кирито-кун!

...Значит, не пережаренная, а зажаренная.

Такое проскочило у меня на уме, когда я смиренно извинился. Хотя ругала она меня без веской причины, всё меркло, потому что я уломал её на «Ванну вдвоём».

— Прости, правда, но я уверен, яйцо окажется великолепным, даже если зажарилось, ведь ты сделала его для меня.

Это были мои искренние чувства. Похоже, Асуна тоже это поняла, так что лицо моей юной жёнушки вновь покраснело, прежде чем на нём не появилась её привычная собранная улыбка.

С чувством выполненного долга я поблагодарил Асуну за лучший мой завтрак, состоящий из жареного яйца, хорошо прожаренного с обеих сторон, салата из свежей зелени, мягкого круглого хлеба и ароматного супа-пюре, что я слопал за милую душу.

— Спасибо за угощение, было очень вкусно. Это уже не завтрак, это скорее... утренний обед, хе...

— Ты противоречишь сам себе.

Асуна издала смешок, после чего ответила: «Всегда пожалуйста».

Пока я был поглощён видом моей жены, изящно прибирающей со стола, ко мне в голову внезапно нагрянула мысль. То, что Асуна проснулась раньше меня и приготовила завтрак, я воспринял как само собой разумеющееся, но ведь это не то отношение, какое должно быть у меня в этом времени и возрасте?

В реальном мире я невольно возвёл стены между собой и матерью с сестрой, помогая в домашних делах по минимуму. Как бы я об этом ни думал, у моей мамы, с её работой редактора журнала, и моей сестры из клуба кэндо по идее было гораздо меньше времени, чем у меня, погрязшего в онлайн-играх и забившего на всякие клубы.

Если бы игру прошли, и я вернулся бы в реальный мир, я должен был бы внести свою лепту и заняться домашними делами. Или даже стоит начать с этого дня.

Решив это про себя, я встал и перенёс на кухню оставшиеся на столе столовые принадлежности.

— Этто, я позабочусь о тарелках,— обратился я, но Асуна развернулась и с улыбкой тряхнула головой.

— Всё нормально, потребуется всего миг.

— ...Миг?

— Да.

Кивая и забирая их у меня, она пропустила наставленные друг на друга тарелки сквозь воду, бегущую из крана. От одного этого эффект загрязнения полностью исчез с тарелок, и они тут же высохли, отчего я выдал «Охх!». Взгляд Асуны, каким она меня окинула, немедленно переменился на суровый.

— О, так ты говоришь... Кирито-кун, как ты до этого жил дома?

— Этто... Я в основном ел вне дома или перебивался едой, для которой не нужны столовые приборы, типа бутерброды, булки или...

— Ох.

— ...Покорно извиняюсь...

— Что ж, ты мужчина. Но обязательно прими ванну.

Заявив такое с кривой улыбкой, она, по-видимому, поняла один нюанс в только что сказанных ею словах, и её лицо тут же запылало вновь.

— Ах, это не совсем то, что я пыталась сказать...

Застенчивый шёпот Асуны был по-настоящему милым, и мне ничего не оставалось, кроме как взять её левую руку.

— Ага, обязательно.

А дальше можно обойтись без лишних слов.


(Конец)

Послесловие Править

Добрый день, с вами Кунори. Большое вам спасибо, что прочли ME11.

В этот раз история является прямым продолжением предыдущей ME10. Она закончилась на странном месте в связи с нехваткой времени, простите... Брачная жизнь Кирито-сан и Асуны-сан ещё только началась, так что я надеюсь написать когда-нибудь продолжение, будь у меня такой шанс! И я надеюсь, что когда-нибудь удастся сшить эту историю в единую книгу, когда наберётся достаточно материала, и будет достигнут подходящий финал... Хотя я без понятия, когда такое может произойти с моим нынешним темпом...

ПримечанияПравить

  1. Персонаж из фольклора Западной Европы. Сыплет заигравшимся допоздна детям в глаза песок, из-за которого они хотят спать.